Свахи и Ко. Николетта. Глава 2

Свахи и Ко. Николетта. Глава 2

Ага…

Путешествия, конные прогулки, рыбалка, эксперименты, финансовые махинации… почти стандартный набор. И еще… «Зверушек люблю. Особенно членистоногих».

Свахе поплохело. Сколько они намучились с пристрастиями Нира Дареймиса, когда они искали ему невесту! Так тот змей любил! Змеи – тварьки специфические, но по своему красивые и не вызывают такого отторжения как пауки.

— Сильно паучков любите? – осторожно поинтересовалась она.

— Безумно. Жить без них не могу, только в спальне два террариума стоит. И по дому еще десяток.

Глядя на широкую ухмылку поперек физиономии наглого типа, Ники поняла, что задача по пристраиванию этого счастья в женские ручки простой не будет!

— Итак, начнем перечислять те качества, которые я желал бы видеть в своей супруге, — откинулся на спинку кресла Льдин-Эйл, закинул ногу на ногу и мечтательно закатил глаза, явно собираясь обрисовать деву которой в природе не существует.

Ника оказалась права.

— Разумеется, она должна быть красивой. С типажом еще не определился, у меня, знаете ли, такие непостоянные вкусы… утром блондинки, вечером брюнетки…

Сваха мрачно смотрела на мужчину и мысленно договорила недостающее: «в обед рыжая».

— По сложению… наверное все же стройная, грациозная, без особо пышных форм.

Это изрядно сужало круг поисков. В основном девушки в Стим-Лонде были эффектные, яркие и далеко не худенькие. Скорее… аппетитные. Фигуристые.

Где она ему найдет тут девочку без форм?!

Да еще и соответствующую остальным, наверняка, не менее сказочных запросам.

Ника была права.

Мифическая жена должна быть спортивной, скромной, но умной, из хорошей семьи, приученной слушаться мужа, но не лишенной инициативности, умеющей обращаться с деньгами и вести хозяйство (ага, то есть в идеале еще и экономическое образование должно быть) и самое главное – терпимо относиться к своеобразным увлечениям благоверного. А также любить его в любом виде, во как!

Это в каком, интересно знать? Даже если супружник приползет домой под утро никакой, надо поднять, отряхнуть, отмыть и возлюбить?

Николетта прикинула и поняла, что она сама возлюбила бы исключительно скалкой, специально приобретя ее для такой семейной жизни.

Но Ника — это Ника. Свободная, независимая девушка, вполне состоявшаяся в жизни и в дополнительной опоре не нуждающаяся. А многим другим просто жизненно важен мужчина рядом и временами даже неважно какой.

— Знаете, вы сейчас ни капли не упростили мне задачу… — задумчиво проговорила сваха и в ответ на вопросительный взгляд клиента пояснила: – Большинство качеств, которые вы перечислили, с трудом могут сочетаться в одной девушке. Например, кандидатка из рабочего класса будет кротка, смиренна и жутко благодарна за то, что ее вытащили со дна жизни. Может быть даже потрясающе красива. Но вот с умственными способностями там все печально. Тем более, по моим наблюдениям, ситуация «из грязи в князи» — развращает. Остальные… могут не подойти по другим причинам. Кстати, еще один нюанс. Чистота будущей невесты для вас принципиальна? И какой желателен возраст? Вы не указали…

— От двадцати одного года и до… пусть двадцати семи. И, разумеется, я понимаю, что невинной девушки в таком цензе не найти.

Ага…

— Господин Мирхейм, боюсь, что взрослая, состоявшаяся личность не будет смиренна и послушна, как вы того желаете. Может, стоит поискать кого моложе? Семнадцати-восемнадцати лет…

— Мне тридцать три, уважаемая сваха, — усмехнулся светловолосый мужчина. – Что я буду с этим ребенком делать? Воспитателем быть не хочу.

— Хорошо, — тяжко вздохнула Ника, скрепила степлером все бумаги, которые касались клиента Льдин–Эйла Мирхейма, и отложила их в сторонку. – Все. Теперь пройдемте к сканеру личности, я хочу сделать слепок.

— Зачем?

— Для анкеты – внешность. И для меня ваши кодовые данные. — Ника расслабленно откинулась в кресле и улыбнулась. – Вы же не думаете, что я настолько глупа, чтобы безоговорочно вам поверить? Вдруг вы, и правда, вор?

— Обыщите меня? – почему-то ответная улыбка господина Льдина-Эйла была какой-то ленивой и редкостно развратной.  Потянувшись как крупный хищник, он добавил: — Я готов. Начинать раздеваться?

— Обойдетесь, — мрачно буркнула сваха, ощущая, как щеки заливает краска смущения. – Мне всего лишь нужен ваш генетический код.

— Право это досадно, милая леди!

— Хватит паясничать, — прищурила темные  глаза сваха и поднялась со словами: — Следуйте за мной.

— У вас тут есть терминал? – удивленно спросил мужчина, следуя за девушкой и не отказывая себе в удовольствии окинуть взглядом ее подтянутую фигурку.

— Есть, — сухо и коротко ответила Николетта.

«Интересная особа. Колючая, боевая, явно уверенная в себе и своем превосходстве над большинством обывателей. И красивая. Черты лица тонкие и правильные, большие темные глаза, плавные движения. Даже при ее предпочтении мужского стиля в одежде, леди Николетта была женщиной. К которой влечет».

Поймав себя на неуместных мыслях, Эйл поморщился и встряхнул головой. Сейчас не до хорошеньких свах. Ему нужна невеста, а потом и жена.

Подойдя к панели терминала, Эйл послушно положил на него руку, ожидая пока умная машинка считает шифр вытатуированный на его ладони и сохранит в памяти. Губы блондина тронула едва заметная улыбка.

Наивная девочка. Думает, что терминал невозможно обмануть?

Он может это сделать в два счета. Но не будет. Зачем?

— Вы довольны? – Когда процедура закончилась, Льдин потирая слегка онемевшие пальцы,  повернулся к свахе.

— Вполне, — улыбнулась она, параллельно сохраняя его данные в памяти устройства. – Теперь, если все же обнаружится что пропали какие-то вещи – никуда вы от меня не денетесь.

— Как мило…

— Предусмотрительно. — Покачала головой темноволосая вредина с бархатными глазами.

Хм… что-то он стал поэтичным.

— Вернемся к более приземленным материям. Сколько я вам должен? Разумеется, с учетом работы в неурочное время и прочих проблем из-за моего визита.

— Вот как… — Сваха посмотрела на него с интересом. – Хм… наша начальная ставка вам известна?

— Да.

— Просить больше я не имею права. В конце концов, это было мое решение уделить вам время. Так что о величине… скажем так, «надбавки за вредность» предлагаю вам подумать самому.

— Если прикинуть, насколько вы вредная… — совершенно наглым образом усмехнулся господин Мирхейм, заставив сваху покраснеть уже от гнева. – Надбавка должна быть весьма внушительная.

— На ваше усмотрение, — не повелась на провокацию Николетта.

Почему не взяла только обозначенную за прием сумму? Ники была девочка умненькая. А какая умненькая девочка откажется от заслуженной денежки?

Тем более, как полагала Николетта, щедрость стоит поощрять!

Она даже готова быть любезной.

— У вас чек или наличные? – ласково осведомилась крайне любезная сваха.

— Наличные, — в тон ей отозвался клиент, и не подумав согнать с губ улыбку.

Пауза. Почему-то в этот раз Николетте было сложно ее нарушить. Зеленые глаза напротив почему-то затягивали и вообще, ей было сложно смотреть на этого мужчину и не краснеть, ощущая, как сердце ускоряет свой ход. Ох, Великая Неизвестность, что творится вообще, а?!

Пытаясь как-то сбросить с себя наваждение, сваха обошла Льдин-Эйла по максимально возможному кругу.

— Расчет производится в кабинете.

— Чу-у-у-дненько.

Почему-то низкий голос с чуть свистящими интонациями раздался не далеко позади, а почти над самым ухом. Прохладное дыхание чуть шевельнуло волосы на виске девушки, и она вздрогнула, а сердце вообще затрепетало как сумасшедшее.

— Д-да…

В кабинет сваха метнулась просто молнией!

И почему-то еще никогда Николетте не было так неловко во время оплаты, как сейчас… Странно. Вот к чему к чему, а к деньгам Ника относилась крайне нежно и очень трепетно, справедливо считая,  что они — то единственное стабильное в жизни. До поры до времени, разумеется, но все же.

На стол легла пухлая папка купюр. Многовато…

— Это за следующий прием тоже? —  неуверенно уточнила Ника.

— Нет. Только за этот, красавица.

— Ну… ладно. — Попробовав вернуться на деловую волну и даже пропустив мимо ушей комплимент, Николетта любезно проговорила: – Заходите еще…

— Всенепременно, — не менее вежливо откликнулся посетитель. – Кстати, когда?

— Через четыре дня, — прикинула сваха. – Я как раз подберу для вас первых кандидаток. Мы посмотрим анкеты, и вы выберете, с кем хотели бы встретиться.

— Хорошо. Во сколько?

— А когда вам удобно? – проявила чудеса уступчивости Ники.

— Допустим, в тот день я буду вашим последним клиентом, — как-то слишком загадочно улыбнулся  господин Льдин-Эйл. – Всего доброго, Николетта.

— И вам тоже.

Странный, но притягательный, наглый, но красивый, необычный мужик отвесил поклон и, развернувшись, вышел из комнаты.

Дверь закрылась, и в конторе воцарилась тишина. Ни шагов по довольно звонкому паркету, ни скрипа входной двери.

Через полминуты сваха не выдержала и на цыпочках двинулась проверять, ушел ли загадочный клиент. Открыв дверь, через щелочку полюбовалась на приемную и само собой никого там не увидела. Уже открыто вышла, огляделась и, уперев руки в боки, возмутилась:

— Ну и что это за чертовщина?!

Ответом ей была тишина. Но тоже почему-то крайне издевательская.

 

В этот момент на крыльце раздался стук каблучков, и через миг дверь распахнулась, явив Нике раскрасневшуюся компаньонку. Тирэль радостно улыбнулась и махнула рукой, параллельно пригибаясь от разряда молнии, сгенерированного защитной системой конторы.

— Тири! – укоризненно протянула Николетта, мигом забыв о странном мужчине. – Ты опять не отключила ее и не позволила себя опознать?

— Ну, забыла я, забыла! – отмахнулась девушка и подбросила в воздух свой ключ, в брелок которого был вмонтирован кристалл  опознавания. Он вспыхнул и погас, показывая, что все в порядке. Теперь. Но зато благодаря своей рассеянности за это время Тирэль научилась потрясающе уворачиваться от молний!

Русая девушка поправила корсет, сняла соломенную шляпку с ленточкой и цветком посередине и, заметив, как странно выглядит ее подруга, спросила:

— Ники, а что ты это у нас не застегнутая на все пуговицы как обычно? Без сюртука, волосы распущенны, даже очки куда-то дела… Если бы я тебя плохо знала, то могла бы подумать, что помешала жаркому свиданию и с тебя это все уже просто сняли за ненадобностью!

— Тирэль! – возмутилась Николетта, неудержимо краснея.

— Оп-па… — заинтересовалась этим невиданным явлением русая девушка. – Так я права?!

— Мужчина был, свидания не было,  — помотала головой Ника. – Будет через недельку где-то…

— Да ты что! – восторженно выдохнула Тирэль, накручивая на пальчик локон.

— Это был клиент! – с нажимом добавила брюнетка. – И соответственно свидание у него будет с другими девушками, а я как обычно присматриваю на первых порах.

— Ну вот… — понурилась новоприбывшая сваха. – А я-то уж размечталась, что мы тебя пристроим скоро.

— Нам бы Алли до конца пристроить!

— У нее свадьба на носу, там уже все организовано! – отмахнулась Тирэль. – И они без нас прекрасно справились, если ты помнишь. Даже особо вмешиваться не пришлось.

— Сама знаешь, сколько союзов развалилось в шаге от алтаря! – зловеще протянула Ника. – Мы вздохнем спокойно, только когда они поженятся. И то… кто знает, каким он будет мужем?!

— Если плохим – ему не жить.

Совершенно спокойно пообещала девочка-цветочек Тири, и Ника почему-то ей поверила!

Да-да, эта поклонница старины во всех ее проявлениях была тихой и скромной.

Если ее или подруг обидят – Тири этого рискового типа тихо закопает и скромно сие замечательное событие отпразднует!

Тирэль пристроила свою шляпку на вешалку, туда же повесила красивую кружевную шаль, которая стоила по этим временам немалых денег, и повернулась к коллеге. Расправила юбку воздушного платьица в розочку и игриво спросила:

— Так что там с мужчиной и свиданием? И вообще, что этот… как ты сказала, клиент делал в нашей конторе в такую рань?

— Сама не знаю. И как он отсюда смылся тоже не в курсе. Ты кстати не видела такого высокого светловолосого ушастого типа?

— Красивый?  — заинтересованно изогнула левую бровку Тири.

— Красивый, — со вздохом признала Николетта.

— Тогда не видела. Никто из наших дверей не выходил. И вообще, выкладывай подробности!

Ники послушно рассказала факты, а после изложила свои домыслы. Девушки прошерстили контору и убедились, что ничего не пропало. То есть точно не вор!

— А давай-ка сделаем запрос в базу Стим-Лонда по поводу твоего загадочного мужчинки? – предложила Тири.  – Если ты взяла слепок его кода, то не должно быть никаких проблем с выяснением личности.

— У нас нет оснований, — с сожалением покачала головой Николетта. – Если бы он, и правда, оказался  вором, то у нас были бы  разумные доводы для Стражей Порядка и они предоставили нам доступ к базе. А так… праздное любопытство недостаточно веская причина.

— Ты права, — вздохнула Тирэль. – Да и не дело из-за мужиков так переживать.

Ники только согласно улыбнулась и жестом позвала коллегу в кабинет.

— Пойдем что ли? Скоро уже появятся первые клиенты надо достать их дела и освежить в памяти.

Русоволосая девушка кивнула и вальсирующей походкой, напевая себе под нос незатейливый мотивчик, направилась к своему столу. По пути сваха изогнулась и выхватила с полки папку в нежно-голубом переплете, продолжив танец уже с ней, в качестве воображаемого партнера. Ника покачала головой, стараясь не рассмеяться.

Все же Тирэль такая… Тирэль.

В их мире техники, пыли, изобретений и бесконечной гонки за прогрессом она казалась чем-то воздушным, нежным, чуждым… Одетая по старинной моде, девушка старалась избегать атрибутов стимпанка, которые обожала Алана и не чуралась Николетта.

Но при всей внешности девочки-одуванчика Тирэль была особа твердая и уверенная в себе. Разумеется, романтичная и в чем-то уязвимая, но способная дать сдачи как морально, так и физически. Помнится, в золотые школьные годы, когда Ника была худенькой робкой девочкой в очках и ее обижали одноклассники, именно Тири вмешалась в очередную травлю. То-то удивились школьные хулиганы, когда эта леди старых времен подошла, мило улыбнулась, дала в глаз одному, отвесила пинка второму, а после достала батистовый платочек, брезгливо вытерла пальчики и, схватив Николетту за руку, увела за собой.

Так и началась их дружба. Позднее Тирэль познакомила ее с Аланой и девушки сдружились еще сильнее. Ну а после родилось дело «Свахи и Ко».

— Ну что… -Тирэль наконец добралась до своего стола и грациозно опустилась в кресло. – Загадочные прекрасные блондины это замечательно, но надо и остальным контингентом заниматься. Кто у нас сегодня?

Николетта встряхнула головой, настраиваясь на рабочий лад, и кратко перечислила планы работниц конторы «Свахи и Ко» на сегодняшний день.

 

 

 

 

 

Утро было суетным. Леди Николетта накануне зачиталась увлекательным приключенческим романом и изволила проспать, а потому сейчас собиралась в крайне быстром темпе. И героически пыталась сделать несколько дел одновременно.

Бам-табам-тара-рам!

Грохот с кухни наглядно показал, что как минимум одно дело только что потерпело сокрушительное фиаско.

Николетта от неожиданности выронила из рук любимую брошку, которой как раз собиралась сколоть кружева на вороте. Золотая шестеренка, украшенная мельчайшей изумрудной пылью, покатилась по туалетному столику и была чудом поймана у самого края.

— Кр-р-рах системы! – с таким незатейливым ругательством девушка, все же пристроила верткое украшение на место.

Оглядев себя в зеркало и оставшись довольна образом, сваха ланью метнулась на кухню, проверять, что же там так страшно грохотало. Эффектненько так!

Застыв в дверном проеме, Ника нервно сглотнула и поняла, что и правда… эффектненько!

Н-да… разогревающий агрегат все же стоило заменить тогда, когда это рекомендовал ремонтный мастер. Тогда сейчас по всей кухне не валялись бы его запчасти, и еда.

С потолка медленно и печально отлепилась яичница-глазунья и не менее печально шлепнулась на чудом уцелевшую тарелку.

Ника подошла, критически оглядела кушанье и резюмировала:

— День начинается потрясающе.

Сваха старалась не думать, какими травмами для нее обернулось бы пребывание на кухне в момент взрыва техники. Лучше на эту тему порефлексировать уже вечером…

А сейчас надо на работу!

Сегодня вечером должен был появиться Льдин-Эйл Мирхейм.

Надо признать, что Николетта с нетерпением ждала дня Х, когда должен был появиться этот загадочный ушастый персонаж.

Понимая, что слишком часто думает о блондине, Ника тем ни менее не беспокоилась на эту тему. Ибо причин для того, чтобы не забывать такого своеобразного клиента, у нее было на воздушный шар и маленький грузовой дирижабль в придачу.

Ну, сами посудите… он появился из ниоткуда и испарился в никуда, оставил очень внушительную сумму как оплату услуг и потому ее профессиональное рвение более чем уместно. Ну а женское любопытство вполне обосновано. Куда же без него при таких то интригующих исходных данных?
Так что Николетта по сути занималась сейчас только делом господина Мирхейма и коллеги ее всячески поддерживали, понимая, что у такого клиента круг общения соответствующий. А стало быть, мистер Льдин –Эйл должен остаться доволен обслуживанием. Дабы потом порекомендовал контору «Свахи и Ко» своим приятелям, когда тем придет час отправляться в брачную кабалу. Ника их, кстати, понимала. Сама она к слову «замуж», применимому к ней, относилась крайне отрицательно. Пока девушка не встретила даже того, с кем хотелось бы завести длительные интимные отношения, не говоря уже о чем-то более серьезном в виде брака. Пара романов, случившихся в институте, не вдохновили ее на то, чтобы с энтузиазмом искать себе спутника жизни. Интимная жизнь конечно важна, но нельзя, чтобы она была только ради галочки «имеется». А брак… да зачем оно вообще нужно?! Николетта и так вполне счастлива и довольна своей жизнью.

Хотя… надо признать, что она лукавит. Даже перед собой, что неприятно. Нике периодически хотелось, чтобы дом не встречал ее тишиной, чтобы было то крепкое плечо, на которое можно опереться, закрыть глаза и не строить из себя железную леди. Побыть маленькой и слабой.

Мысли о детях еще пару лет назад вызывали исключительно нервный смех и осознание «ни за что и никогда!». Но что-то изменилось после того как одна из приятельниц Николетты обзавелась семьей и карапузом, а Нику просила раз в неделю за ним присматривать. Как ни странно, время шло и теперь Ника даже стала с нетерпением ожидать воскресенья, которое она проводила с малышом Каем.

С такими мыслями девушка затягивала шнуровку на высоких сапогах на титановых шпильках. Выпрямилась, топнула ножкой, со странным удовлетворением прислушиваясь к стальному звону, и решительно развернулась к двери.

Шпильки Ника любила. Не каблуки – именно шпильки! И тому было аж три причины. Ножки красивее смотрятся, в качестве самообороны пригодятся… ну и последнее – сваха и так была высокой, но в такой обуви имела возможность смотреть свысока почти на всех, что изрядно грело душу Николетты. Что поделаешь, у всех есть свои слабости. Иногда даже не особенно приятные, но… свои. Дорогие сердцу, и их ни на что не променяешь, ибо с ними… уютно. И с ними ты это ты.

Тонкие пальцы сняли связку ключей с клюва механической птички, сидящей на косяке, и девушка вышла на улицу, на ходу натягивая темно-бардовый плащ в горизонтальную черную полоску. Заперла дом и, простучав шпильками сапожек по металлу крыльца, двинулась в сторону конторы.
В отличие от коллег Николетта обитала всего в одном квартале от места работы. Алли жила несколько дальше, а потому часто ленилась и каталась на трамваях, ну а Тирэль вообще обитала за городом, предпочитая близость к природе и начисто игнорируя возможные опасности, связанные с этим. Впрочем, как и остальная дружная семья третьей свахи.
Ника улыбнулась, вспоминая Тири, и в который раз подивилась странным граням подруги.
Как оказалось, проявлять свои эмоции стоило менее откровенно.
На улыбку тут же ответил какой-то мужчина и попытался поймать взгляд свахи. Ника позволила себе еще одну лукавую усмешку и ускорила шаг.
Флирт это хорошо, это поднимает самооценку и заставляет ощущать себя женщиной. Но самой потребности в мужском внимании Николетта не испытывала, а потому совершенно спокойно двинулась дальше, ни капли не жалея о том, что эта встреча взглядов ничем не закончилась. Хорошее настроение – уже результат.
Да и Нику гораздо более привлекало все то, в чем есть загадка. Очень привлекало.
Сваха нахмурилась, понимая, что мысли в очередной раз свернули на Льдин-Эйла. М-да… не дело это. Тем более, что за неделю она так и не нашла ничего интересного о господине Мирхейме. Стало быть, или он солгал и назвал неправильное имя, или… гораздо более серьезный товарищ, чем можно было предположить. Перед законом данный субъект был чист как младенец.
Значит, и правда серьезный… не верилось, что он белый и пушистый. А чутье Нику в таких вещах не подводило.

Ладно! Стоит отвлечься от господина Эйла.
Например, на то, что ее сейчас окружает. Девушки снимали помещение в центре города, и потому здания тут были красивые и полюбоваться было на что. Ника шла быстрым, уверенным шагом вдоль улицы, мимо полосатых вывесок и винтажных витрин. По мостовой мчались паровые авто, дребезжа проехал трамвай. Из часовой мастерской вышел пожилой джентльмен в шляпе-котелке и, опираясь на трость, двинулся навстречу по тротуару. Мастера часов девушка знала, а потому склонила голову в знак приветствия. Он усмехнулся в усы и коснулся пальцами полей шляпы.
Ника любила Стим-Лонд. Его суетливую атмосферу, доброжелательных людей, неповторимую архитектуру. Техническая революция оставила свой отпечаток почти на всем, что окружало жителей. И этот отпечаток Николетте нравился. Она жила, дышала полной грудью в этой атмосфере стимпанка и не променяла бы любимый город ни на какую другую столицу мира.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *