Сокол и Ласточка. Единство противоположностей

Сокол и Ласточка. Глава 4

Сокол и Ласточка. Глава 4

Надо признать, что собиралась я на автомате.

Быстро ополоснулась, не моча волосы, переоделась в любимый «бронезащитный» костюм, накрасилась и сделала строгую прическу. Короче, «Света к бою готова». Впервые за последние сутки почувствовала себя сильной и уверенной в себе. Вот, теперь мне никакие волнения не страшны. И мало ли таких борзых было? Всех обламывали, да еще и шпильками по самолюбию проходились! С чего это сейчас должно быть иначе?

Расслабилась я что-то, расклеилась. Вот и позволяет себе это тощее недоразумение больше, чем можно.

— Я, уверенная, сильная и спокойная, — проговорила своему отражению, легко улыбаясь. – Я невозмутима и сдержанна, любые провокации ровным счетом ничего не значат.

После пары минут аутотренинга в таком духе, я посчитала себя готовой к выходу. Поправив и без того идеально сидящий серый в четную тонкую полоску костюм, вышла из ванной, обула любимые туфли на высоких каблуках, взбила перед зеркалом прическу и решительно открыла дверь.

Едва не закрыла обратно, потому что сразу углядела нарушителя спокойствия моего упорядоченного мирка.

Саша стоял у стены напротив и писал что-то в телефоне. Услышав скрип петель, приподнял голову и ровно сказал:

— Ты вовремя. Пошли?

— П-п-пошли, — немного заикаясь, согласилась я и тут же разозлилась на такое поведение.

Вот… овца блондинистая, а?!

Пока закрывала дверь, он прошел мимо меня и начал медленно спускаться по лестнице, все еще копаясь в  мобильнике. Как же я была счастлива по этому поводу!

Не надо разговаривать.

До машины все прошло благополучно. Он молчал, я тоже. Так как его гимнасток, владеющих техникой стрип-данса, не наблюдалось, то я предприняла попытку сбежать.

Не удалось. Рыжий подошел и, ни слова не сказав, вежливо подцепил меня под локоток, подвел к машине, распахнул дверь и помог сесть.

И что-то мне подсказывает, что в случае моего сопротивления итог остался бы тем же.

Саша обошел геленд и сел на водительское место, бросив лишь короткое:

— Адрес?

Я назвала и сжалась, ощущая себя на редкость неуютно.

Уже через две минуты, я в полной мере оценила такое чудо человеческой мысли как радио! Магнитола успешно болтала самостоятельно и вроде как разряжала атмосферу в машине.

Блин, такое впечатление, что это я провинилась, а не он себя как последний гаденыш повел!

Слава Богу, ехать было не очень далеко, а дороги оказались свободны, потому уже через двадцать невыносимо долгих минут мы с Сашей лишились общества друг друга.

— Спасибо, — поблагодарила я, открывая дверь, как только он затормозил, не желая находиться в салоне дольше необходимого.

— Пожалуйста, — не отрывая взгляда от лобового стекла, ответил парень и добавил: — Не пропадай, главное. И помни… о договоренности.

— Одна встреча с твоим кругом.

— Одна, — повернувшись ко мне, кивнул он. – А там посмотрим.

— Нет. Учись и ты помнить о договоренностях.

Не дожидаясь ответа, я сильно хлопнула дверью, хоть в чем-то вымещая свои истинные эмоции, и уверенной походкой направилась к подъезду.

Чего мне стоила эта легкость, не знал никто.

Но… нужно держаться Ласточка… нужно. А то тут столько хищников, что бдительности терять не стоит.

А еще нужно навести справки о соседе.

Я же не знаю о нем практически ничего, кроме факта нашего соседства. А также того, что он рыжий, хамоватый и по профессии художник-дизайнер.

Маловато.

Но как? Как выяснить необходимую информацию? Я не общаюсь с жителями нашего дома, все как-то прошло по касательной.

Даже фамилии его не знаю!

Да ничего не знаю…

Кошмар какой!

Пока я поднималась на лифте и подходила к дверям родительской квартиры, успела немного успокоиться и попыталась выкинуть из головы мысли о Саше и его странном поведении.

Как-то не ассоциируется оно с озвученной для меня ролью.

Хотя… то, как он меня целовал было похоже, скорее, на наказание. Ставил на место, понимая, как я на такое отреагирую. Потому что романтическим порывом это дело не назвать даже с крайнего перепуга. А вернее особенно с перепуга.

Вот же подлец!

Нажала на кнопку дверного звона, закрыла глаза, глубоко вдохнула, затем выдохнула, и когда мама открыла дверь, на лице цвела лишь жизнерадостная улыбка.

— Привет, блудная дочь, — радостно воскликнула мамочка, затаскивая меня в квартиру и крепко обнимая. – Как же я соскучилась!

— Я тоже, — поцеловала ее в щеку, с наслаждением вдыхая тонкий аромат цветочных духов и запах свежей выпечки. – Прости, что не появлялась. Забегалась.

— Еще и на звонки через раз отвечаешь, — обиженно посмотрела на меня синими глазами моя красавица-мама.

Елена Георгиевна. Элегантная и строгая в миру, дома мягкая и уютная. Самая лучшая, самая хорошая и любимая на свете мама.

— А папа где? – поинтересовалась я, аккуратно высвобождаясь из крепких родительских объятий. Сняла жакет и наклонилась, расстегивая туфли. – И Юлька?

— Папа второй час полоскается в ванной, так что скоро должен выйти. Юлька ускакала в магазин, у нас сливочное масло Ханурик сожрал, и пироги обмазывать нечем. А они скоро должны дойти!

— Опять Юлькин зверь вредительствует? – усмехнулась я и прошла на кухню.

Там, на коврике у окна обретался сам вредитель. Доберман приподнял голову и, увидев меня, вскочил, рванув здороваться и выражать свой восторг от встречи.

Я послушно почесала псинку сначала за ухом, а после и по подставленному пузу.

Хануриком эту тварюшку обозвал папа и оно, как ни странно, прижилось.

Хотя по документам доберманчика звали как-то многосоставно, длинно и чрезвычайно заковыристо.

Пока мама суетилась, из ванной выполз закутанный в полотенце здоровенный бритый бугай в татуировках. Увидев меня, просиял и рванул на кухню с басовитым воплем:

— Доча!

— Папа, — пискнула я, приподнятая со стула и малость придушенная крепкими руками, имитирующими любящие объятия.

— И не заходила, и даже не звонила, — проворчал папочка, наконец, отпуская меня. – Мы с мамой переживаем, места себе не находим, а она!

— А вот не надо! – сварливо заявила я. – По проверенным сведениям, вы про меня вспоминали не до такой степени часто. И если ты, папочка, так уже переживал, то сам бы приехал!

— Ну, так я могу и приехать! – усмехнулся отец. – С орлами своими даже. Посмотрим там, есть ли у Светочки любовники по шкафам!

— Есть, — мрачно отозвалась я. – В шкафах, антресолях и ладе на балконе сразу два прячется.

— Моя доча, — умиленно выдал родитель.

— Это в смысле? – зловеще вопросила моя хрупкая, но для папы наверняка жуткая мамочка. – Димочка, а Димочка!

Книгоман

— Эм… это я о бурной молодости, — честно ответил он.

— Ну да, ну да… — все еще подозрительно глядела на него супруга.

Вообще, судя по слухам, в молодости он и правда отличился по полной программе. Геройствал на всех фронтах, от гоночных до любовных… Пока маму не встретил.

Я, конечно, не могу гарантировать, но от нее он вроде не гуляет.

Все же за столько лет шила бы в мешке не утаили.

Да и маму все еще любит, уважает и заботится. А уж как ревнует!

Если в юности папа был безбашеным байкером, то сейчас он респектабельный гражданин, владелец своего охранного агенства.

Кстати…

— Пап, у меня просьба, — я приподнялась на цыпочках и чмокнула его в подбородок.

— Все для тебя, подлиза.

— Пробей по своим каналам одного парня…

— О как… — внимательно посмотрел на меня он. – Хорошо. Кто таков?

— Без понятия, — со вздохом пожала плечами я. – Он живет в соседней квартире, зовется Александром. Все, что знаю.

— Достает? Может мне с ним… пообщаться?

Я представила результаты общения здоровенного папы и мелкого худощавого Сашки…. И поняла, что его смерти мне точно не хочется.

А значит…

— Нет, пока просто выясни его подноготную.

— Мальчик понравился? – проявила интерес и мама.

— Нет… — медленно покачала головой. – Но знать о нем больше очень хочу.

— Хорошо, — дружно кивнули мама и папа.

Вот за что люблю своих родителей – никаких пыток и выноса мозга!

Хотя, интуиция мне подсказывает, что папа попытается все узнать сам, без действия мне на нервы.

Мама поставила на стол чашки, чайник и пироженки из холодильника, когда хлопнула входная дверь и, спустя несколько секунд, раздался счастливый вопль:

— Светик приехала!

Почти сразу на кухне нарисовалась Юлька, и была вторая попытка придушить блудную Свету.

— Как вы по мне соскучились-то, однако… — просипела я.

— Еще как! – звонко чмокнула меня в щеку сестренка. – Я рада, что ты появилась! Светик, когда мы вместе, наконец, погулять сходим?

— Ну, как только, так сразу… — пробормотала я, вспоминая о своих обязательствах. Предпочту сначала решить все с рыжим, а потом уже начинать жить в свое удовольствие.

— О чем таком приятном думает моя дочка? – шепнул на ухо папа, тут же погладив меня по голову и обнив за плечи, прижал к себе.

— Да так… — положила голову на его плечо, ощущая себя просто замечательно.

— Кстати, зря ты Свет не пошла вчера с нами, — подала голос Юлька, копаясь в своей безразмерной сумке и выкладывая на стол продукты. – Было круто! Правда, Сокол быстро ушел, зато остальные остались. А Сашка сказал, что ему, видите ли, к девушке надо!

— Опять ты про своего Сокола, — поморщилась я. – Не представляю, как ма и па это терпят! Ведь он даже мне оскомину набил, хотя я с тобой в одной квартире не живу.

— Ну, тебя, — показательно обиделась сестрица. – Он классный!

— Подтверждаю, — помахала деревянной лопаточкой, которой двигала пирожки, мама. – Сокол, и правда, классный! Эх, где мои восемнадцать лет!

— Я не настолько в восторге, но парень понравился, — кивнул и папа, подтверждая мои выводы о том, что семейство сошло с ума.

— Да когда вы с ним познакомиться-то успели?!

— Давно, — ответила Юлька. – Пару месяцев назад, когда они меня на хастл отпускать не хотели одну. А от сопровождающих папы я сама отмахивалась. Тогда Сашка предложил поговорить с родителями. Они пообщались и меня с Соколом теперь хоть на Эверест отпустят!

— Ты утрируешь, — охладил ее пыл папа. – Но да, он хоть и щуплый, да лохмы длинные, но мужик нормальный. И драться умеет… Что тоже плюс. Я одобряю, хотя с ходу предупредил, что именно ему оторву и куда засуну, если он как мужик на Юльку посмотрит.

— Мда… — я поболтала ложечкой в чае. – Интересно. Даже любопытно на это ваще совершенство глянуть!

— Когда со мной пойдешь – тогда и посмотришь!

— Уговорила, — усмехнулась я и обвела взглядом все семейство, ощущая такой покой и тепло, каких уже давно не чувствовала.

Все же… какие они у меня замечательные.

— Юль, а как ты с ним вообще познакомилась?

— Он сидел на лавочке в нашем дворе и, матерясь, пытался кровь остановить, — с охотой начала рассказывать животрепещущую историю сестра. – Видать опять подрался с кем-то. И наверняка по той же причине. Саша очень трепетно реагирует на все подъе… — Юлька бросила затравленный взгляд на нахмурившихся родителей и тотчас исправилась. – На подколки в адрес своей внешности. Ну и… дерется, стало быть.

— Молодой, горячий, — прокомментировал папа. – Но то, что не сидит просто так, это ему плюс и большой такой. Не хлюпик… морально.

Что-то у меня весь этот рассказ вызывает какие-то смутные чувства… похожести.

Странно. Очень странно.

И… этот Сокол тоже Саша.

Мелкий, длинноволосый и неформал.

Фух! Да ладно, мало ли таких в Москве!

Не может же мне так не везти по всем фронтам?

— Вот я тогда не испугалась, а подошла и предложила помочь. Меня послали… Домой в куклы играть. Я и пошла, правда за аптечкой, и сказала, что моя кукла на сегодня он, а играть мы станем в больничку. Сокол поржал и позволил помочь.

— И с тех пор общаетесь?

— Не совсем… Просто мы встретились в новой для меня компании, Сашка вспомнил и взял меня под свое крыло, образно говоря. Чтобы не обжали и вообще… Вот.

— Молодец, твой Сокол, — вынуждена была признать я, потирая висок.

— Кстати, давай я тебе его покажу? У меня ж фотки на телефоне есть! – подорвалась со стула Юлька.

— Давай, — обреченно кивнула я, понимая, что сестренка не отстанет. Да и… посмотреть хотелось. А вдруг?

— Щаааас, — возбужденно прикусила нижнюю губу она, теребя короткую прядку темных волос. Юлька сама была маленькая, худенькая и выглядела гораздо младше своего возраста. Да и вела себя соответственно.

— Оу… — огорченно вытянулась мордашка Юли. – Мобильный сдох. Я сейчас заряжу и все!

— Нет уж, — пресекла этот беспредел мама. – Давайте уже есть, а Сокол ваш никуда из мобильного не убежит!

— Точно-точно, — покивала я, ощущая как внутренности скручивает узелком голод. – Кушать!

— Фи, какая ты скучная, — передернула плечиками сестра. – Я ей про потрясного парня, а она опять про еду!

Я лишь показала мелкой язык и улыбнулась.

После нам всем стало как-то не до разговоров, мама поставила посреди стола блюдо с пирожками, а потому остальное тотчас было забыто. Все же готовит она просто потрясающе. Мне далеко до такого мастерства, хотя и стараюсь.

Домой я ушла лишь ближе к следующему вечеру, довольная, накормленная до отвала и с запасом вчерашних пирожков.

И что самое прекрасное — никаких рыжих на горизонте не было.

Прелесть просто!

Когда вернулась домой, то обнаружила очередное приветствие от Вовика в скайпе. Так как он был в сети, я с ходу ответила зеленому панку, который отреагировал практически сразу.

Мы миленько поболтали и передо мной еще пару раз извинились. А в остальном… Владимир оказался весьма неглупым и эрудированным молодым человеком. Образованным, кстати. Но  полученное им юридическое образование особого практического толка не принесло, так как занимался Владимир автомеханикой.

Даже открыл свою мастерскую. Впрочем, не без помощи родителей, в чем сразу признался, заслужив дополнительное очко. Но, как утверждал Вовик, им он все давно возместил и даже с лихвой.

Так что через часик, когда мы прощались, я уже всерьез раздумывала о том, когда с ним вновь пересечься.

Короче говоря, вечер выдался просто замечательным, да и следующий день был неплох. В первую очередь потому, что на горизонте не наблюдалось соседа.

Его, кажется, вообще не было дома. Во всяком случае, пересеклась с Сашей я только через сутки, когда сидела на лавочке во дворе и жмурилась на заходящее солнце.

Было хорошо. Не, не так… было хор-р-рошо! Теплый воздух, с ноткой вечерней свежести, легкий ветерок, перебирающий распущенные волосы, и последние лучи солнца на лице.

Мой релакс был в разгаре, когда во двор въехал огромный гелендваген. Я лениво проследила, как из него выбирается соседский мелкий черт в черных солнцезащитных очках. Глядя на него, почему-то вспомнила о том, что размерами машины, как правило, компенсируют недостаток в другой области. В росте, к примеру, или в мускулатуре. В данном рыжем случае и того, и другого, вероятно.

Сашка вытащил из тачки сумку и пошел по направлению к дому. Мимо меня и даже не поздоровавшись!

Не сказать, что я особо переживала на эту тему, но все равно стало как-то неприятно.

Правда, ушел парень недалеко. Раз-два-три… тишина. И вновь шаги, но уже в обратном направлении. Он встал передо мной, стянул очки и, окинув долгим взглядом, произнес: — Света.

Ну, Света. И что?

— И тебе добрый вечер, — решила показать пример вежливости я.

— Привет, — казалось, немного смутился Саша. – Извини, я уставший был, очки затемненные… да и ты в непривычном виде пребываешь. Не узнал.

А в каком я виде? Всего лишь в свободно-романтичном стиле! Или что, коли я, как правило, одеваюсь по деловому и туго убираю волосы, то мне нельзя надеть свободную юбку, легкую блузочку и волосы распустить?

— Ничего страшного, — благоразумно решила оставить свои мысли при себе я.

— Позволишь? – указав на мою лавочку спросил сосед, и я с огромным удивлением на него посмотрела, но подвинулась, жестом показав, что, разумеется, не возражаю. – Спасибо.

Парень сел, с тихим полустоном откинулся на спинку лавки.

— Я – амеба, — спокойно поведал сию замечательную новость Сашка. – Одноклеточное, беспозвоночное. И притом, эта единственная клетка явно не мозговая.

Я бы сказала, какая это клетка… Но, пожалуй, не стану.

Что-то Александр у нас сейчас странный – дальше некуда. И очень интересный из-за этого. Так смысл скатываться к обычным перепалкам, если намечается что-то исключительное?

Потому, развернулась к нему и спросила:

— А что случилось?

Он сидел рядом, закрыв глаза и едва заметно улыбаясь. Ветер шевелил медные пряди, а солнце играло на них, высекая из рыжих волос все оттенки огня. Я, наверное, впервые его именно рассматривала. Спокойно, детально. Пока он на меня не смотрит, это просто.

Красивый мальчик, кстати. И, правда, красивый. Смазливый даже, для парня.

Но вся эта иллюзия испаряется, стоит ему вновь стать «живым». Мимика преображает, как и манеры.

М-да, если обратиться к психологии, то такой стиль поведения наверняка продиктован моральными травмами.

В любом случае, что бы там ни было раньше, сейчас он ведет себя как последний свин совершенно самостоятельно!

Подтверждая эти выводы, рыжие ресницы дрогнули, сверкнула зелень радужки и, проказливо подмигнув, парень спросил:

— Нравлюсь?

— Неа, — честно ответила я. – Но интересный типаж.

— Да ты что?… А кто ты по профессии?

— Буду дизайнером.

— О, так у нас даже есть кое-что общее, — отозвался Сашка и вновь затих.

Молчали мы долго, и это оказалось неожиданно комфортно. Даже странно, если учесть, кто именно обретался всего в полуметре от меня.

Когда солнце окончательно скрылось за горизонтом, молодой мужчина поднялся и несколько секунд пристально меня разглядывал, а после выдал:

— Спасибо. Молчали, а все равно хороший разговор получился.

Не прощаясь, рыжий черт развернулся и ушел, оставив меня безмерно удивленную.

После я усмехнулась, сцепила пальцы в замок и в задумчивости наклонила голову набок.

— И, правда, неплохо пообщались. Во всяком случае, точно продуктивно.

Действительно, таких сильных негативных эмоций, как раньше, больше не было.

Забавно.

Я ушла к себе  практически сразу, а дома усталость после непростого дня взяла свое, и меня сморил сон.

Следующий день прошел в университете в забеге по преподам, потому что у меня были «хвосты»,  а также в попытке смыться с глаз долой от Данила.

Мы с ним пообщались еще утром. Причем, это было довольно холодно с моей стороны, но парень почему-то проникся желанием меня удержать.

Сие злило как меня, так и наш «королевский цветник» прекрасных дев.

И безмерно веселило Воронину. Она не упускала возможности постебаться на данную тему.

Погода опять была чудо как хороша, а потому я, немного помаявшись дома, взяла большой блокнот для зарисовок и прочие принадлежности да выбралась во двор, рисовать там.

Планировала посидеть с часик, заодно продумать новый концепт для задания по разработке интерьера, но примерно минут через двадцать, отвлекая от работы, рядом снова нарисовался сосед. И вновь удивил почти до отпада челюсти.Судя по фирменному пакету, Сашка совершал набег на продуктовый магазин. Во второй руке парня были два мороженных, притом одно из них он положил мне на колени и, расплывшись в привычно ироничной усмешке, поведал, помахав своей порцией:

— Это за то, что мы вчера себя хорошо вели!

— Спасибо, но мне не надо, — покачала головой я, вертя вкусняшку в руках.

Парень наклонился, опираясь рукой на спинку лавки возле моего плеча, и вкрадчиво промурлыкал на ухо:

— Светик, не начинай вести себя плохо. А то мало ли что придет мне в голову, в попытке поддержать тебя в этом славном начинании?

Отреагировать я не успела, он быстро выпрямился и, что-то весело насвистывая, удалился по направлению к дому.

Догонять его я посчитала ниже своего достоинства, а потому пожала плечами и решительно развернула угощение.

Оказалось вкусно. Даже очень.

Вот, даже от рыжих вредителей, порой бывает польза.

Легче с учебой мне, к сожалению, от этого не стало.

Было просто адское время, особенно учитывая стойкое подозрение, что препод спецом заваливал мой проект. И судя по тому, как ехидно интересовалась моими успехами наша королевишна блондей, без нее тут не обошлось.

И, правда, не обошлось! По непроверенным данным Ворониной, с этим молодым преподавателем у Маринки были какие-то отношения. Стало быть, недочеты, на которые многие закрыли бы глаза, он не спускал и занижал оценку. А я не хотела так! Уж лучше переделаю. Хотя, чую, скоро мне сие надоест.

Из хорошего в жизни было только то, что рыжий пока не напоминал про обязательства. А судя по тому, как поздно хлопала соседская дверь, у него самого был полный аврал и запарка.

Наступил очередной вечер. Я грустно сидела над планшетом с дизайнерским проектом и всерьез подумывала над тем, чтобы заново перекроить весь концепт.

Получившийся меня по-прежнему не устраивал.

Из-за стены привычно грохотала музыка, на сей раз, к моему удивлению, японская  классическая. Потому, внутреннего протеста у меня не возникало.

Внезапно запиликал мобильник, и я удивленно взглянула на экран с высветившимся незнакомым номером.

Впрочем, неизвестность не продлилась долго.

— Привет, детка-а-а… — насмешливо протянул знакомый голос.

— И тебе здравствуй, — вздохнула я.

— Узнала?

— Смеешься? – мрачно фыркнула в ответ. – Я тебя с первой фразы такого толка узнаю. Да что фраза… по интонациям!

— Пока не определился приятно это или не очень, так как в твоих словах мне чудится ирония, — тихо рассмеялся соседский чертик.

— Да ты на редкость проницателен, — улыбнулась я в ответ. – С чем пожаловал, Саш?

— Я хотел узнать твои планы на завтрашний вечер. Можно, наконец, продемонстрировать тебя моему кругу.

— Ну-у-у… — протянула я, — грустно глядя на планшет со своей работой. – Я, так сказать, немного занята.

— И это важнее меня? – притворно ужаснулся Сашка.

— Представь себе!

— Светик, не хочу давить… — завел привычную песню этот низкий шантажист.

— Да учеба у меня! – рявкнула в ответ, выведенная из себя. – У-че-ба! Понимаешь?!

— Понял, — кратко сказал парень и отключился.

Я удивленно посмотрела на телефон.

— И что это было?

Он, разумеется, не ответил, а потому я пожала плечами и вернулась к моим графическим «баранам».

Через пять минут раздался звонок в дверь.

А за ней обнаружился сосед, каковой, потеснив меня, прошел в квартиру, скинул тапки и прошлепал на кухню со словами:

— Ну, показывай.

— Что? – с опаской осведомилась я, проходя следом за ним.

— Что у тебя с проектом не ладится. Видел, что ты во дворе наброски делала. То есть, это, скорее всего, нечто из практической области. Я могу помочь.

Я долго рассматривала его, ища на лице признаки обычного раздолбайского поведения.

Но не нашла. Сосед был предельно серьезен.

А я — предельно уставшая за последнее время. К тому же, надо быть последней дурой, чтобы отказываться от помощи уже состоявшегося художника. Причем, работающего и, судя по всему, успешно.

Потому,  посвятила нежданного помощника в свою проблему.

— Так… Показывай задание, все, что успела сделать, ну и остальные материалы, отражающие процесс работы с идеями.

Следующие два часа прошли напряженно, но интересно.

С Сашей оказалось на удивление легко работать, да и профессионалом он был отличным. Сразу подмечал мои недочеты и помогал быстро их устранить.

Сейчас я сидела и шлифовала мелкие огрехи, а рыжий привалился к стене и устало смежил ресницы.  Не глядя, потянулся к вазе с фруктами на столе и, цепко ухватив один за красный бочок, сразу же захрустел яблоком.

— Есть хочешь? – не отвлекаясь от работы, спросила я.

— Ага… — печально согласился парень.

— Десять минут подожди,  — пробормотала, сосредоточенная на планшете. – Правда, помочь могу только бутербродами.

— И то хорошо.

Так что все завершилось просто отлично. Я накормила на прощание вечно голодного соседа и проводила до дверей.
— Спасибо, Саш, — серьезно глядя в зеленые глаза рыжего, сказала я.

— Да не за что, — зевнул он, и пошел к себе, махнув на прощание со словами: — Завтра я позвоню. Если планы не поменяются, то вечером мы идем.
— Хорошо… — медленно кивнула в ответ.

Закрыла дверь и прислонилась к ней спиной. Странный. Какой же он странный.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *