Сокол и Ласточка. Единство противоположностей

Сокол и Ласточка. Глава 3

Сокол и Ласточка. Глава 3

Я включила воду и, поникнув, опустила ладони под сверкающий в свете лампы прохладный поток. Дыхание понемногу выравнивалось и я, чем дальше, тем больше понимала, что в сложившейся ситуации полностью виновата сама.

Сколько мама и папа говорили, чтобы не пускала чужих в дом? А я сама его затащила. Потом еще и на язык была в высшей степени несдержанна.

Дурочка, какая же ты, Света, дурочка!

 

 

 

В это же время, на кухне. Александр Соколов.

 

 

Саша стоял и хмурился, недовольно глядя в окно.

Как-то совсем все не так шло.

В первую очередь реакция девушки… юные стервозные хищницы, какой виделась ему Светлана, так не реагируют.

Она неправильно себя вела. Не так, как он ждал и, соответственно, от этого отталкивался в своем поведении. Разрыв шаблона отнюдь не радовал рыжего художника.

Для его целей нужна была именно та надменная красотка-блондинка, которая могла красиво опустить или поставить на место.

И что мы видим? Встрепанную невысокую девочку, которая дома ходит совершенно без косметики и в простых широких шортах, простенькой майке, с кривым пучком из светлых волос на затылке.

Совершенно не та «пиранья», которую он привык видеть.

Александр тяжело вздохнул и его лицо, вдруг, приняло заинтересованное выражение.

Принюхался еще раз и повернулся к столу, на котором стояла тарелка с едой. Саша с обеда был голодный, а по жизни — наглый.

Потому взял вилку и, подцепив один маленький кусочек, отправил в рот.

Прожевал и погрустнел еще больше.

— Она еще и готовит хорошо…

Сашка быстро сполоснул прибор в раковине и, протерев салфеткой, положил обратно.

В задумчивости провел пальцами по уху, машинально пересчитывая колечки.

И что же делать? Уйти сейчас и оставить блондиночку в покое? Но тогда покой не светит уже ему, да и легенда продумана именно для данного конкретного случая. Правда, придется импровизировать, так как примерный психологический портрет девушки оказался неверен.

А стало быть и «морковка», которую он планировал подвесить перед носом этой «кобылки», может не вызвать должного интереса.

Но ничего… чтобы Сокол и с чем-то не справился? А уж тем более с девушкой.

Он своего отца переигрывал, что уж говорить про эту малышку.

Так что, усмехнувшись, парень кивнул своим мыслям и направился к выходу из кухни.

Для начала прежний сценарий, а потом по обстоятельствам.

 

 

 

Светлана

 

 

Когда я несколько раз умылась и переплела волосы в тугую косу, чтобы не выбивались волнистые прядки, то посчитала, что готова к разговору.

Появилось искушение попросить еще пять минуточек, чтобы переодеться и накраситься, но это, к сожалению, будет уже слишком.

Просто… неуютно я себя ощущала. Беззащитно. Для меня стильная одежда знающей себе цену девушки и «боевой раскрас» — как доспехи. Как… маска, что ли? Мне в ней проще.

Только сейчас такой порыв может выглядеть глупо, а потому воздержимся.

Но о том, что косметичка в спальне, я все равно успела пожалеть.

Отражение было прискорбно бледным и перепуганным.

Как я ни старалась поменять выражение лица.

Эх… ладно, пошли, что ли Светик? Навстречу неизбежному. Все равно оно не свалит из моей квартиры, пока не получит желаемого.

Вряд ли поганый характер стал лучше от того, что девушка оказалась парнем.

Стило мне открыть двери и с опаской выглянуть в коридор, как с со стороны входа в квартиру показался Сашка, и я едва не шарахнулась обратно в ванную.

— Я сумку брал, — с легким раздражением ответил парень, выразительно покачав ее в руке, и двинулся дальше, на кухню.

С опаской прошла следом, настороженно следя, как рыжий открывает молнию и достает из сумки коробку конфет, тут же плюхнув ее на стол.

— Кофе у тебя где? – не оборачиваясь, спрашивает Александр. – Я с самого утра забеганный как черте-кто и задерганный примерно также. Дико хочется спать и есть. С одной из этих проблем ты мне можешь помочь, детка. И даже еще с одной. Но про это позже.

— А ты не слишком много на себя берешь?!

— Много, — скорбно сознался медноволосый гад. – Очень много. Вот говорил мне шеф: не надо взваливать на себя два проекта — так нет! Говорили мне друзья, что девушки и авральная работа не слишком хорошо совместимы… Тоже не послушал. Так что ты права, Светик, и отлично меня понимаешь! Собственно, именно поэтому, я тут.

На протяжении всего монолога я пыталась поднять челюсть и разнообразить мимику чем-то еще, кроме безмерного офигения.

— Саша, а ты не оборзел?

— Конфетки, — вручили мне коробочку и пояснили очевидное. – Сладкие и вкусные.

— И что? – мрачно спросила, крутя в руках золотисто-черную коробочку.

— Скушай, стань добрее, — посоветовал Александр и, оглядевшись еще раз, деловито сказал: — Ну так, где турка и кофе? Есть хочу, пить хочу. Умру прямо тут, и станешь плакать.

— Не дождешься!

— Ну почему же… хотя бы из-за того, сколько с моим трупом будет проблем, — доверительно сообщил этот псих. – И потом, ведь я обязательно напишу записку и обвиню во всем тебя!

Я недоуменно хлопнула ресницами, после устало вздохнула и вернула коробку парню, спросив:

— Курицу с грибами будешь?

— А ты поделишься? – искренне удивился рыжик.

Окинула его долгим взглядом, понимая, что придется.

— Поделюсь. После еды добреют — это раз, а разум возвращается — два. Ну и приятным бонусом пойдет то, что пока ты будешь есть – станешь молчать.

Повернулась и, открыв один из ящиков, достала металлическую турку. Пройдя через кухню, взяла с полочки банку с молотым кофе.

— Мне, пожалуйста, с перцем и сливочным маслом, — раздалось из-за спины. – И где говоришь курочка? То, что на столе, можно?

— Бери, — страдальчески вздохнула я, с безмерным удивлением отстраненно наблюдая за тем, как наполняю посуду водой и кладу пару ложек кофе, а следом сахар, на кончике ножа молотый перец и ставлю это все на огонь.

«Я сошла с ума», — мрачно подумала, одновременно доставая масла из холодильника. – «Вот точно».

— Ум-м-м, а вкусно, — блаженно простонали из-за стола, и я развернулась, недовольно нахмурившись.

— Может, не будешь настолько нагло радоваться жизни? А то меня прямо таки тянет испортить тебе малину!

— Светик, зайка белая, не надо быть столь агрессивной, — усмехнулся рыжий, отпиливая от куриной грудки очередной кусочек, положил на мяско грибочек, а на грибочек веточку укропа. Полюбовался всей этой красотой, только потом положил в рот и вновь зажмурился от удовольствия.

— Ты… — я не нашла слов, а потому махнула рукой и развернулась к плите… и расковыриванию замерзшего масла. Опустила маленький кусочек в начавший закипать кофе, и с любопытством глядя, как он расползается янтарной лужицей, пробормотала:  — Гадость какая…

— Где? – с неподдельным интересом прозвучало из-за моей спины.

— Тут, — грустно ответила я. – Рыжая гадость. Нервы выматывает и ест мою курицу.

— Тут осталось… хочешь?

— Доедай, — вздохнула я и засунула в микроволновку вторую порцию.

— А мне холодную дала и не поморщилась…

Тут уж я не выдержала! Вот честное слово! Он меня достал! Этот низкий, подлый, беспардонный и беспринципный медный козел меня достал!!!

— Значит так! – я развернулась, уже готовая высказать все, что я думаю, как о самом Саше, так и о всей ситуации, но осеклась. Потому что сосед уже не сидел за столом, а стоял, опираясь о холодильник всего в полуметре от меня. При этом так загадочно улыбался, что без пояснений становилось понятно — издевается.

В этот миг я приняла решение! Я должна быть выше всего этого и совершить подвиг — промолчать!

Стою. Молчу. Старательно.

— Так значит как? – происком лукавого выступал рыжий чертик, который с неподдельным интересом наблюдал за всей комедией.

— Кофе, — наконец, выдала я.

— Что?

— Убегает… — глубокомысленно отметила, наблюдая, как черная жидкость переваливается через край турки и растекается по белоснежной плите. – Притом быстро так.

— Мать! – выругался Саня и одним прыжком очутился возле плиты. – Светик, дай тряпку.

— Слева от тебя раковина, а на ней губка и тряпочка, — поведала тайны географии моей кухни, с интересом изучая невиданное явление: мужчина в моей квартире, да еще и у плиты. А в этом, однако, что-то есть!

— Ты мне помогать собираешься или как? – злобно зыркнул из под растрепавшейся челки Саша. – Чашки доставай и разливай то, что получилось. Ты его недоварила!

— Оно убежало. Это не значит, что я его недоварила, — дипломатично ответила я, вытаскивая две кофейные чашки.

— Нормальный кофе, женщина, нужно три раза доводить до кипения над огнем, но при этом следить, чтобы пенка не убегала, — пафасно заявил Александр, весело сверкнув на меня зеленым взглядом. – Эх, Света, Света… не выйдет из тебя настоящей восточной женщины.

— Из меня ее и так не выйдет, — Подняла руку и коснулась своих светлых волос, но все равно не отводила взгляда от устья турки, аккуратно наполняя чашечки ароматным напитком.

— Я шутил, — тихо рассмеялся парень и, дождавшись пока я закончу, отнес наши порции на стол и поставил на противоположные стороны. Уселся сам, подтянул к себе за уголок конфеты и начал вскрывать коробку.

Я осторожно присела напротив и бездумно взяла в руки кружку, чтобы хоть чем-то занять пальцы.

Саша стащил с коробки полиэтилен и, встав, выкинул его в мусорное ведро под раковиной. Я лишь устало прикрыла глаза.

Этот человек… как вихрь. Стихия, которой невозможно сопротивляться. Ворвался в мою жизнь, разрушил рамки и теперь бесчинствует на развалинах.

И я не понимаю, чего ему нужно. Даже представить не могу.

— Вот, я с ними справился, — раздался довольный голос рыжего бедствия. – Угощайся. Как уверяли, хорошие и вкусные.

— Спасибо.

Конфеты, правда, оказались потрясающие, нежные на вкус, с орешком внутри и нежным кремом вокруг него. Кофе, вопреки шутливым претензиям Сашки, тоже удался, а потому я немного успокоилась и расслабилась.

Все же… насколько мы девушки похожи на детей. Дай вкусняшку и жизнь сразу краше, мир новыми цветами играет.

Но… нельзя забывать о том, что я уверенная в себе, самостоятельная и рациональная.

И сейчас меня очень интересует, зачем Александр пришел.

— Рассказывай, — тихо сказала, сделав очередной глоток кофе. – Чему я обязана честью тебя видеть? И самое главное, что за концерт ты устроил в Арт-плее? Это как-то взаимосвязано.

— Пр-р-р-равильно говоришь, — совершенно по-кошачьи мурлыкнул Саша, прищурив глаза и положив локти на стол, подался вперед. – И мыслишь в верном направлении.

— Это очевидно, — сухо ответила я.

— Я рад за твою эрудицию, — отвесил крайне сомнительный комплимент соседский козел и продолжил. – Но ты  права, не будем терять время. В общем, Свет… я хочу предложить тебе стать моей девушкой.

— Что?!

Сказать, что я офигела – это ничего не сказать.

— То. — Спокойно смотрел на меня Александр и, крутанув чашку, медленно заговорил. – Видишь ли, детка… дело в том, что я художник-дизайнер. И как уже упоминал, взвалил на себя больше, чем было бы нужно.

— И решил девку по соседству найти?! – рыкнула я, гневно глядя на молодого мужчину. – Чтобы не бегать далеко?! Ну ты и…

Договорить не успела, меня оборвали и весьма резко:

— Света, следи за речью. Мне не нравятся твои заносы.

— А мне что, нравятся твои предложения?!

Он, расхохотавшись, запрокинул голову, обнажая шею и рассыпая по спине огненные волосы.

— Малышка, боюсь, ты немного неверно расставила приоритеты. Если Я захочу, то сюда примчится даже несколько, как ты выразилась…. девок. И отнюдь не по вызову.

— Насколько я помню, славная Мила походила как раз на деву весьма облегченного поведения, — не удержалась от ехидства я.

— Мила, это не твое дело, — ровно ответил Александр, не сводя с меня тяжелого взгляда. – Она, так сказать, элемент расслабления. Без которого никак. Но ты мне нужна вовсе не для этого…

— Тогда зачем?

— А ты ширма, — спокойно отозвался парень, крутя в длинных пальцах очередную конфету и начиная медленно освобождать ее из золотистого плена шуршащей фольги. – Видишь ли, Светик… я существо творческое. И если я пашу сутками, то мне нужен полноценный отдых хотя бы в пару вечеров. Алкоголь я не приемлю, а стало быть,  остается общение с друзьями, прогулки и прочая прелесть, не перегружающая мозг. Вот только… девушкам я очень нравлюсь. И если  я свободен, то они начинают весьма откровенно это демонстрировать. А в этот период мне не нужно навязчивое внимание. Их же корректно отшивать еще. Одну за другой… одну за другой…

Этот страдалец прикрыл глаза, показывая, как же тяжко ему несчастному приходится.

Я так и представила толпу девиц, осаждающих бедолагу!

— Послушай-ка меня, бедное, совсем залюбленное творческое существо, — ласково начала я. – Неужели ты считаешь, что я поведусь на такую идиотскую причину?! Да любой нормальный парень, в качестве расслабления выбирает не что иное, как алкоголь или секс! А тут тебе как раз его и не надо, а подавай прогулки с друзьями, да еще и без выпивки!

— Ну, вот такой я своеобразный, — ухмыльнулся Сашка, запустил пальцы в рыжую гриву, совсем уж развратно подмигнул и закончил: — И вообще, легкие отношения еще никто не отменял.

— Ага, то есть, уделять излишнее внимание девушкам тебе влом, а завалить какую-нибудь из них в кусты – считается нормой поведения? – ласково вопросила я, сжимая пальчики на чашке.

— Ну да, — цинично согласился с этим рыжий. – Видишь ли, Свет мой… есть девушки доступные, с которыми ты просто проводишь несколько приятных… иногда даже минут. И которые, в общем, хотят того же. С ними как раз никаких проблем и нет. Но львиная часть — это те, кто желает именно отношений. Вот от таких ты и станешь буфером.

— А не много ли ты хочешь? – фыркнула я. – У меня есть более важные дела, чем сопровождать тебя по этим… тусовкам.

— А постоянно и не надо, — пожал плечами сосед. – В Арте мы уже засветились. К тому же Мила — та еще сорока, а значит все, кому интересно, уже в курсе. А частично и те, кому даром эта инфа не нужна. Так что, будет достаточно один раз появиться, а потом я стану напоказ страдать из-за твоего, сокровище, отсутствия!

С каким трудом я удержала себя от порыва одеть кружку ему на голову – не знает никто!

Вот же… кобель рыжий!

Хотя, чему я удивляюсь?

— Сашенька, а с чего ты взял, что я стану тебе помогать? – вскинула бровь я, машинально обводя краешек кружечки указательным пальцем. – Тем более, играть такую роль…

— Светочка,  а ты представь, насколько сильно я могу испортить твою жизнь, если захочу? – хмыкнул мужчина, пристально смотря на меня и в его взгляде уже не было и следа веселья. – И поверь, фантазия у меня в этом плане шикарная. Тебе оно надо? Более того осознай, что от тебя почти ничего не требует. Всего лишь один раз выйти со мной «в свет» и все. Зато… ты помогла мне, а значит, когда будет нужно, я помогу тебе.

— То есть, у меня вариантов нет, — утвердительно произнесла я. – Или соглашаюсь или ты становишься моим персональным кошмаром. А если учесть, что и так весьма приближен, к этому почетному статусу…

— Правильно, детка, — отсалютовал он кружкой с кофе. – Я в тебе не сомневался.

— Мило, мило… — протянула я, и резко подавшись вперед, спросила: — Саша, а что мне мешает позвонить определенным людям и попросить решить проблему в твоем лице?

— Светик… — каким-то отеческим тоном, уставшего от глупостей молодежи старца, начал рыжий. – Ну, вот вообрази… Ты звонишь и я звоню. Приезжают наши «нужные люди». И что дальше?

Я послушно представила себе эдакую сцену в духе «стенка на стенку» во дворе и содрогнулась.

Судя по тому, как усмехнулся Саша, он примерно понял, какую картину нарисовал мой внутренний взор.

— Вижу, ты прониклась мыслью, что ничего путного не получится. Так давай попробуем договориться полюбовно. В конце концов, тебе не кажется, что я имею право на некоторую компенсацию… в связи с тем, что ты меня оскорбила своими домыслами? Которые, вдобавок, были высказаны в весьма хамском тоне.

— Вот кто бы рассказывал про грубости и хамство! – не сдержалась я, гневно глядя на соседа.

— Хорошо, уговорила. Не буду больше рассказывать, — он сказал это с таким серьезным лицом, что сразу было понятно – парень развлекается. – Но Свет мой… Что же по поводу зерна истины в моих словах? Или ты предпочтешь его проигнорировать?

Я опустила взгляд, и впрямь ощущая себя немного неуютно. Представляю, насколько неприятно ему было от осознания, что его приняли за женщину. Притом, судя по внешности рыжего, аналогичные подколки ему не раз приходилось слышать.

— Я уже извинилась, но готова сделать это снова.

— Давай-ка вместо «извини», которое не принесет никакой практической пользы, ты мне поможешь?

— Хорошо, я согласна, — устало кивнула я, потирая лоб. – Потом сообщишь, когда и куда мы пойдем, демонстрировать наши нежные отношения.

Ну а варианты? С Данилом, после всего произошедшего, я точно не хочу сходиться, а стало быть, даже перед собой, я совершенно свободна.

Да и… действительно, услуга не очень большая.

А практика: «помоги мне, и я помогу тебе» — не нова. Действует уже не одно столетие и вполне успешно.

Ко всему прочему… Саша и без цели умудрялся «скрашивать» мое существование, так что же будет, если он начнет этот делать специально?

Страшно даже представить!

— Великолепно, — он плавно поднялся и отнес в раковину свою кружку. Не поленился помыть ее, а следом и тарелку, из которой ел. Повернулся ко мне, вытирая руки полотенцем, и сказал: — Так что… готовься. Завтра, как мне думается,  мы тебя и представим. Как раз сбор компании.

— Не получится завтра, — помотала головой и, наткнувшись на нехороший взгляд, рявкнула. — А вот давай без фанатизма! Я к родителям собиралась, и переносить не буду, невзирая на все твои угрозы!

— Родители, так родители, — расслабился рыжий. — Мама и папа это святое. Тогда диктуй свой номер, красавица, я позвоню позже и мы договоримся.

Я обреченно сделал то, что он просил, и теперь мечтала только о том, чтобы этот гаденыш поскорее свалил в родные пенаты.

— Отлично, — пропел Сашка, сохраняя мой номер и, послав воздушный поцелуй, развернулся к дверям: — До встречи, Свет мой.

— Не называй меня так!

— Привыкай, — равнодушно ответил он и, проходя мимо, наклонился так близко, что обжег горячим дыханием нежное ушко – И не так, звать стану…

И ушел. Стремительно вылетел из кухни, пока я приходила в себя!

— С-с-сволочь рыжая, — прошипела, уже понимая, что ничего это не изменит. – Гад женоподобный!

— А я, между прочими, еще не ушел! – оскорблено донеслось из коридора. – И все слышу! Светик, повторение прежних ошибок наводит на мысли, что это делается намерено. Неужели сожалеешь, что не успела всесторонне оценить мое прекрасное, сильное, в меру накачанное тело?

— Пошел вон!

— Иду-иду, — расхохотался этот поганец и добавил. – Но я вернусь, ты же это понимаешь?

Дверь громко хлопнула и я поняла, что на сей раз и правда ушел.

Слава Богу! Господи, ну что за день-то такой? Что за сосед такой?!

Я села обратно на стул и уронила голову на ладони, распластавшись по столу.

Через пять минут из соседней квартиры раздалось зловещее творчество незабвенной для меня группы «Ария».

Кипелов не сдавался:

 

«Ангельскааааая пыыыыыыль! Это соооон и быыыыыыль!»

 

Захотелось побиться лбом об стенку. А лучше шваркнуть об нее соседа!

 

 

 

 

Утро началось подозрительно.

Я и проснулась к десяти часам и даже успела донести свой сонный организм до ванной, когда меня догнала интересная мысль.

А ведь сегодня никто не будил! Никакого Рамштайна, Арии, КиШа или аналогичной излюбленной соседом «прелести».

Насторрраживает!

Возможно, в свете нашего вчерашнего разговора, Саша решил начать поощрять «собачку Павлова» в моем лице уже сейчас?

Типа: решение правильное и мир тебе улыбается, детка!

Я поморщилась и пробормотала:

— Вот же рыжий черт… даже интонации, на его манеру речи похожими получились!

После душа, я несколько посвежела и потопала на кухню, делать крепкий зеленый чай с целью закрепления результата.

Для здоровья и кожи зело пользительный!

Пока колдовала над травками и заварочным чайничком, проснулась окончательно и, притащив из спальни ноут, включила музыкальное сопровождение к завтраку.

Спустя какое-то время, когда я, тихонько напевая, разбивала о край сковородки яйца, пиликнул сигнал – пришло сообщение в скайп.

Это оказался запрос в «друзья», который был мною принят, так как на нике значилось: «Vovik».

Это, и правда, оказался Вовик.

Он интересовался, как у меня дела и как настроение, чем я занимаюсь и что планирую на вечер.

Я восхитилась количеством и качеством интереса к моей скромной персоне и поведала, что все по всем фронтам у меня жуть как круто, а совсем скоро я собираюсь к родителям, вечер проведу у них же.

Вовик понял и отстал, перед исчезновением пообещав «прилетать еще».

Умилившись этому Карлсону, я посоветовала ему быть аккуратнее на виражах.

Через полчасика выпорхнула  из дома на утреннюю пробежку. Обратно приползла спустя минут сорок, уставшая как черте-что и вспотевшая примерно так же.

А еще встрепанная, раскрасневшаяся и вообще в крайне непрезентабельном виде, так как погода сегодня стояла прохладная, а спортивная курточка была на пару размеров больше меня самой. Новую покупать — жаба душила, тем более что лето на носу совсем.

Типа, скоро «футболки и майки – наше все!».

Таким образом, наверное, не стоит упоминать, что встретить на площадке около дома рыжего гада я была очень не рада.

Особенно в свете того, что он был одет с иголочки в дорогой деловой костюм, и теперь уж точно  не походил на девушку!

Он даже на неформала не был так уж сильно похож! Во всяком случае, длинные и всегда небрежно убранные волосы сейчас были туго заплетены в косу, а в ушах, вместо обычных шести колец, болталось всего одно.

Притом, он был с художественной сумкой на плече и опирался о бок своего геледвагена. На морде во всю ширь цвела лыба Чеширского кошары, который уже что-то сделал и самое противное – прекрасно понимает, что останется безнаказанным!

А знаете, что еще отвратительнее?

Я тоже осознавала, что нииичего ему не будет! Чего бы не натворил! Разные весовые категории.

— Доброе утро, Света, — протянул Александр, окидывая меня долгим взглядом. Когда вновь вернулся к глазам, в зеленом взоре этого черта плескались смешинки.

За которые хотелось удавить. Медленно, но очень старательно.

— Здравствуй, — ответила я, постаравшись вежливо улыбнуться.

Судя по тому, что Саше стало еще веселее, у меня это не особенно получилось. И сей факт почему-то скрашивал рыжему гаду существование!

— Бегала? – невинно осведомился Александр.

— Да, — я потянулась пальцами к волосам, отчасти выбившимся из недавно аккуратного пучка и теперь прядями обрамлявшим лицо. Вовремя остановилась и сделала вид, что поправила воротник.

Еще мне не хватало, чтобы он принял этот жест за кокетливый!

— Ум-м-м, — протянул молодой мужчина и, отстранившись от двери машины, быстро открыл ее, да потянулся поставить сумку. – И какие планы?

— Сейчас к родителям собираюсь. До свидания, Саша.

Я, пользуясь моментом, развернулась и вознамерилась счастливо удрать в подъезд, рассчитывая не видеться с ним как минимум день, а в идеале и все три!

— А ну стоять! – раздалось из-за спины.

И не подумала остановиться, рассчитывая скрыться прежде, чем отловят, а потом все списать набанальное непонимание того, к кому он обращался, и вообще… Я же блондина, неужели не видишь?!

Но вдруг случилось неожиданное!

За спиной раздался экзальтированный стон на два голоса:

— Саааашенькааааа!

Я даже затормозила от неожиданности и развернулась.

Вовремя!

Александр, с немерено офигевшим выражением охамевшей физиономии, стоял по одну сторону от своей тачки, а с другой наблюдались две невысокие брюнеточки-близняшки.

— Саша, здравствуй, — томно промурлыкала одна из них, одергивая короткое голубое платье, чтобы все уж точно обратили внимание на ноги. После сделала шаг вперед, располагая одну ладошку на черном капоте машины. – Давно не виделись…

— Да, — согласилась ее сестренка в ярко-красном платье, начиная неторопливо обходить гелендваген.

Вроде и неторопливо, но на диво стремительно! Я аж обзавидовалась продуманности маневров!

— Леночка, Катенька, доброе утро, — бледно улыбнулся рыжий. – Да дела все… работа.

— Ну да… — нехорошо прищурилась «девушка в красном». – Как «до», так я всегда свободен, а когда наступает «после», так дела и работа!

— Ну а что поделаешь, — развел руками Александр и, повернувшись к сдуру оставшейся на месте мне, поинтересовался: — Свет мой, ты скоро? Нам уже пора ехать.

Дева в красном, поименованная Леночкой, поджала губы и переспросила:

— Свет, значит?

Катенька в голубеньком платьице владела собой хуже и прозрачно-серые глазки подозрительно заблестели, а с губ сорвалось:

— Твой? – после она пристально меня оглядела, и в ее взоре появилось безмерное удивленное: — Вот ЭТО?!

И тут мне стало за себя любимую-красивую, но в данный момент пробежкой потасканную, ну просто очень обидно!

До такой степени, что я незаметно распахнула курточку, хвастаясь всем, чем могла в данной ситуации, кроме интеллекта. Грудью! У красотуль на двоих дай бог двойка наскребется, а у меня — красивая троечка!

Плюс без паралона, то есть я вся такая натуральная, что дальше некуда!

Ага… без косметики, вспотевшая и растрепанная. Ладно… не вышло красотой – станем брать эрудицией. Потом. Как-нибудь.

— Саша, мне нужно время, чтобы переодеться и привести себя в порядок, — ровно ответила я, спокойно встречая зеленый взгляд этого поганца. – Так что будет лучше, если ты не станешь меня ждать. Я и сама прекрасно доберусь.

Рыжий козел затравленно посмотрел на брюнеточек, которые очень многообещающе улыбались, но надо отдать им должное — прилюдно громкий скандал не закатывали. Даже ждали пока я уйду.

— Лена и Катя, нам нужно поговорить… но немного позже, ладно? — мягко и успокаивающе сказал Александр и с уже большим нажимом закончил. – Не сейчас и не здесь, ясно? Кстати как у  вас дела на профессиональной ниве? Выиграли соревнования?

— Нет, к сожалению… Но гимнастика нам скорее для души. Как и стрип-пластика… Помнится, ты оценил наш дуэт.

О-ля-ля! Гимнастки с навыками стрип-данса.

У Сашки губа не дура, однако.

Но он что… с двумя сразу?!

Судя по их поведению, да… Мдя. Ну и нравы!

Я развернулась и решила все же исправить свою оплошность – торжественно раствориться в полумраке подъезда, но опять не успела!

— Милая, пожалуй, я с тобой пойду, — решил Александр, закрывая машину, и обратился к девушкам. – Был рад встретить вас.

— Мы видим, — кивнула Елена, откидывая с глаз длинную челку. – И вынуждены сообщить твоей новой пассии, что ее статус весьма незавиден и, что самое обидное, недолговече…

— Лена… — тихо и почему-то очень страшно сказал мужчина. — Советую тебе промолчать. Искренне.

Я решила, что мне надоел этот концерт и, мысленно брезгливо плюнув, пошла домой.

Недолго шла! Видать Саша был чем-то вроде черного кота. С тех пор как он перебежал мне дорогу – сплошные неудачи!

Я споткнулась и едва не упала, с трудом сумев выровняться.

Особенно неприятно было то, что случилось сие на глазах у остальных!

Гррррр!

— Свет, с Вами все в порядке? – едко донеслось до меня от брюнетистых краль.

— Нет, конечно! – непонятно почему возмутился этот гад. – Наверное, она снова подвернула ногу! Милая, я сейчас тебя отнесу!

Наверное, даже самые экстерьерно-правильные мопсы не могли сейчас соперничать с моими круглыми и на выкате глазами…

— Что?!

Ответить мне и не подумали. За долю секунды парень оказался рядом и попытался взять меня на руки, но я увернулась  с шипением:

— Не смей!

На меня нехорошо посмотрели, а после рывком притянули к себе, крепко обнимая, нежно поглаживая по волосам и злобно шипя на ухо:

— Не дергайся. Раз мы попали, то будем доигрывать.

— Это ты попал, — рыкнула я в ответ. – И не смей меня впутывать в эти грязные игры! Я на такое не подряжалась!

— Детка, ты подрядишься на все, что я скажу, — ласково промурлыкал Александр, с нажимом проводя ладонью по моей спине, пояснице и останавливаясь на той границе, где начинается попка. – Ведь так, малыш? Ты же не хочешь осложнений? А значит играй свою роль, Свет мой… играй. И тогда ты выйдешь из этой партии не только без потерь, а еще и с бонусами.

— Какой же ты… — обессилено прошептала я, обмякая в его руках и понимая, что совершенно ничего не могу противопоставить.

По ходу, он прекрасно понял, на что можно давить, и теперь не стесняется этим пользоваться.

— Я такой, какой есть, — перебирая мои волосы, проговорил Саша. – Всем нравлюсь. И тебе же будет легче, если последуешь примеру большинства.

— Ну, разумеется, — лучезарно улыбнулась я, вскидывая одну руку и кладя ее на плечо парня. – Ты же лучший.

Самый лучший. Лучший шантажист, самый низкий бабник, который может тащить в койку двух девиц одновременно, причем еще и сестер. Но все это я буду говорить про себя.

— Вот и умница, — удовлетворенно улыбнулся молодой мужчина и легко подхватил меня на руки.

— Не урони, с-с-сокровище, — все еще сияя улыбкой, проговорила я, судорожно обхватывая его шею руками. – Ты же такой хрупкий.

— Не так, как кажется, — угрюмо отозвался рыжий.

Ага, значит наша изящная комплекция больное место?

— Ну,  я же о тебе забочусь, драгоценный, — отозвалась, выразительно проведя пальчиком по плечу и так с намеком: — Переживаю…

— Не стоит, — дипломатично попытался замять тему Саша.

— Думаешь? – усомнилась я и, прильнув поближе, пользуясь тем, что мы как раз скрывались в подъезде, а стало быть мою физиономию никому не видать, пропела: — Конечно, я разделяю твое отношение, но все же, ты должен повысить свою самооценку…

— Света…. – в голосе парня тааак явственно звучало обещание, что я почти задрожала!

Стоило бы добавить, что «от неведомых чуйств», но мы не станем заниматься самообманом.

Светика несло. И, стало быть, язык не особо мозгом контролировался, а хотел уязвить рыжего козлика.

Правда, не успел.

— У тебя десять минут, чтобы одеться, и мы спускаемся, — ровным тоном сказал Александр, поднимаясь уже на пролет второго этажа.

— Как это? – офанарела я, наконец опомнившись, и попыталась побрыкаться. – И отпусти меня уже. Спектакль не нуждается в продолжении, да и я не желаю, чтобы меня роняли.

— Светик, виси спокойно, — ласково посоветовали мне. – Иначе придется это делать уже на плече.

— Сашенька, ты не подумай, что я в тебя не верю… Но может я все же сама дойду?

Как ни странно, мы остановились.

Меня даже поставили на пол. А потом притиснули к стене, сползли руками гораздо ниже талии и быстро, жестко поцеловали. После этого Саша совершенно спокойно отстранился, вновь поднял на руки безмерно офигевшую меня и пошел дальше.

Отпустил уже возле моей двери и отошел к своей, на ходу копаясь в карманах.

Я все еще стояла с отвисшей челюстью, когда он скрылся в квартире со словами:

— У тебя двадцать минут, детка.

Совершенно машинально, я нащупала свой ключик и зашла домой.

Прислонилась к двери и прижала ладонь к немного саднящим губам.

Что это было?

А самое главное, зачем это было?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *