Сокол и Ласточка. Единство противоположностей

Сокол и Ласточка. Глава 2

Сокол и Ласточка. Глава 2

Мы приехали к месту назначения и я, как воспитанная барышня, дождалась, пока мне помогут выйти из машины. Нельзя душить в мужчинах джентльменские порывы, а в Даниле, насколько вижу, они присутствуют.

Дальнейшие полчаса прошли чрезвычайно интересно. Я даже забыла о своем плане и нужном стиле поведения. Что с одной стороны ставило плюсик Данику, а с другой — минус мне. Забываться было нежелательно.

Мы с Ястребовым обошли все маленькие магазинчики, интересные мне как начинающим дизайнеру, а ему как почти состоявшемуся архитектору. Также побывали на выставке какого-то нидерландского фотографа, который демонстрировал изумительные по своему «крышесносному» эффекту работы. Хотя тут, наверное, будет уместен термин «крышесъезжающему». Ведь проходило это дело постепенно.

Вышли из зала мы под впечатлением и еще некоторое время оживленно обсуждали увиденное. Данил тоже перестал напоминать мраморного самоуверенного мачо, от чего с ним было гораздо приятнее общаться, чем раньше.

Мы побродили по территории арт-площадки и я с удовольствием рассматривала разнообразные диковинки и выдумки.

В том числе мне нравился контраст новых зданий и старых кирпичных, малость потертых временем… ну или дизайнерами. Тоже вариант.

Но обстановочка, отчасти, напоминала стиль стимпанка, а я в последнее время им интересовалась, хотя и не до такой степени, чтобы приобретать атрибутику.

Мы прогулочным шагом вошли под арку, которая уходила вперед длинным коридором. Там была небольшая кафешка с интересным интерьером.

— Зайдем? – наклонился ко мне Ястребов, одновременно чуть крепче сжимая локоть и поглаживая нежное местечко на сгибе локтя. Я немного подумала и решила, что это приятно и вроде как не особо смело с его стороны. А потому очень мило улыбнулась в ответ и кивнула: — Мне будет интересно… я рада, что ты такой наблюдательный и заметил это.

Похвалить тоже не помешает! Данил неосознанно развернул плечи и серый взор стал напоминать орлиный. Мужик есть мужик!

Кафешка также меня несказанно порадовала, как обстановкой, так и кухней. Правда наглеть я не стала, заказала легкий салат и пироженку с кофе.

Хищно оглядела принесенный салатик.

Да, майонез кушать нельзя. Но если очень хочется, то можно. Я вообще в еде себя не ограничивала, предпочитая намотать бегом лишние пару кругов, чем лишать себя маленьких радостей жизни.

Когда мы закончили и Даня подозвал официанта, я спокойно дождалась, пока он расплатится, и уже на выходе, порывшись в бумажнике, протянула ему купюру.

На меня уставились так, словно я ему душу за эту пятисотку продать предлагала.

— Света… убери.

Сказано было тихо и безэмоционально, но я спокойно кивнула и, не настаивая на глупой в данном случае гордости, спрятала денежку.

Свою роль выполнила,  и дальше упорствовать было бы неправильно.

Пока я убирала кошелек обратно, мимо кто-то торопливо прошел, и я мимолетно отметила столь редкую в наших широтах яркую шевелюру парня.

Следом протопотало что-то розово-белое и, судя по всему, на каблуках, с диким воплем: «Са-а-ашенька, подождиии!». Подняв голову, я получила возможность оценить картинку, как развернувшегося парня, в котором я с опозданием признала свою соседку, настигает девица вида «гламур-классик». Барышня с разбегу повисла на шее Саши, впечатывая в стенку коридора немалым бюстом, и, обхватив за шею, прижалась к губам поцелуем.

Таки соседушка все же лесбиянка…

Как это ни прискорбно, но я была права.

Что за поветрие такое?! Нет, я ничего не имею против меньшинств… пока они меня с определенными намерениями не касаются!

А с таким неприятным опытом как у меня, по любому, начнешь нехорошее видеть.

Тем временем рыжее извращение отодрало от себя блонди классическое и рыкнуло:

— Мила, тебе неясно было сказано?! Отстань от меня!

— Солнце, если это из-за того случая, то все не так как выглядело, — надула губки барышня, прижимаясь к Саше плотнее всеми изгибами затянутого в тонкое и короткое платье тела. Соблазнительными надо признать изгибами.

Поймав себя на такой мысли, я едва не перекрестилась!

— Мне плевать, как это выглядело, но решение уже принято, — грубо ответила рыжая, и, вдруг, подняла на меня темные зеленые глаза, тут же скривив губы в усмешке.  – И вообще, вот моя новая пассия, знакомься! Это Светочка.

С этими словами рыжая поганка подошла ко мне и, отцепив от Данила, притянула к себе поближе, нагло сложив лапу на талию. Я стояла немеренно офигевшая. А уж когда Саша кинула Дану тихое:

— Я одолжу, лады? Потом сочтемся.

— Если Света не возражает, — спокойно ответил этот предатель.

— Света не будет возражать! – радостно пообещали ему в ответ и уже мне на ухо. – Согласишься – будешь спать спокойно.

— Да как ты смеешь, извраще-м-у-у-ум-м-м, — замолчала я, как можно понять не по своей воле.

Меня, законченную натуралку, заткнули поцелуем!!!

— Как это новая?! – почти завизжала Милочка. – Сашенька… а я?

— А ты катись к Жене, — ласково посоветовали ей. – Откуда, собственно, вчера и вылезла.

— Но я же не специально!

— Да-да, тебя заставляли, — покивала Саша.

Я дернулась, намериваясь вырваться и высказать все, что думаю об этом спектакле, но не успела.

Рука соседской сволочи, переползла на стратегическое место между поясницей и попой и на ухо шепнули:

— Детка, играем до конца. А то мало того что затыкать так же стану, так еще и пощупаю для убедительности. И уже в таком «потасканном» виде верну Дану. Тебе оно надо? Одно дело, если тебя кто-то просто чмокнул в губки, а совсем другое то, что сейчас может последовать. Все поняла?

— Да, — процедила я, всеми силами стараясь не вспылить.

— Вот и умница, — моего виска коснулись легким поцелуем и посоветовали: — А теперь представь, что мы пингвины, Светик. Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем!

— Др-р-рянь рыжая, — лучезарно улыбаясь, выдала я.

— Да хоть сволочь, — прижимая еще ближе к по-мужски твердому телу, также радостно ответили мне. – Потом сочтемся, малыш. А сейчас выручай.

Я скрипнула зубами и гневно уставилась на это… эту… да как же назвать-то?!

Блин и почему в наш век одежды унисекс так сложно с определениями. А тут еще и от девушки остались только тонкие черты лица, невысокий рост и длинные волосы. Плюс проколы.

В остальном – парень парнем! Даже пахнет не так как девушки.

Вот же гадство!

— Малышка стесняется публичного проявления чувств, — послышался над головой Сашкин голос. – Да, моя зайка?

— Разумеется… козочка, — поджав губы, выдала я.

— Она у меня такая шутница, — умильно сообщили мне… показательно так скользнув ладонью чуть ниже.

Я нервно сглотнула и попыталась мило улыбнуться.

— Конечно… сокровище.

— Обожаю, Светика, — заявило рыжее извращение, еще раз коснувшись кожи сухими теплыми губами.

– Стеснительная? – озадаченно спросила Милочка. – С каких это пор тебе такое нравится? Помнится, не было никаких возражений, когда мы прямо на набережной…

Договорить гламурное кисо не успело.

— Мила, а вот теперь мне такое нравится! – с нажимом заявило медноволосое проклятье, отступая за мою спину и притягивая меня теснее… к отсутствию груди.

— Да как ты… — голубые очи Милочки наполнились самыми что ни на есть настоящими слезками. Я даже зауважала! – Ты что меня бросаешь? Вернее, ты параллельно еще и с этой шваброй мутишь?

— Ну… почти, — созналась Александра и, чмокнув меня в щеку, оттолкнула обратно к Дану со словами. – Данил, брат, отгони мою девочку к ней домой, ладно?

— Как скажешь, — спокойно кивнул брюнет, ловя меня в объятия.

— А ты Милочка, пойдешь со мной, — это уже Саша, обращаясь к Миле. – Пойдем и поговорим о том, как нехорошо называть моих малышек швабрами. Я на такое и обидеться могу, знаешь ли…

— Сашенька… — пискнула брондинка отступая.

— Пойдем, пойдем… — ворковало рыжее извращение, утаскивая свой бывший гламур-классик. Но напоследок повернулось ко мне и, послав воздушный поцелуй, попрощалось: — Светик, зайка, мы еще обязательно увидимся!

— Да не дай бог! – искренно ответила я, все еще отходя после случившегося.

— Ну… не скажи, — и таким томным, неприличным тоном. – Жди меня ближе к ночи.

Я едва не выругалась. Грубо. Матом.

Парочка ненормальных извращенцев скрылась за углом, и я прямо посмотрела на Данила, который в данный момент вызывал у меня только чувство неистовой злобы. Я была обманута в ожиданиях и унижена. Да меня никто так не оскорблял, как эта медная тварь! Но Дан попустительствовал!!!

Я всеми силами старалась держать лицо. Полезла в сумку и, не глядя, выудила из кошелька купюру, которую выпустила из пальцев, и она спланировала на мостовую у наших ног.

После этого, любезно улыбаясь, сообщила:

— За угощение спасибо, но «девочка, отгонит себя домой самостоятельно».

Развернувшись, я неторопливо двинулась к выходу из Арт-плея. Теперь главное, чтобы шпилька не соскользнула с какого-нибудь округлого камня. Последнее, что сейчас нужно – это так же гордо, как и шла, растянуться на земле!

— Светлана, подожди!

Остановилась и вскинула руку. Не оборачиваясь, сказала:

— Данил, боюсь, если сейчас ты станешь настаивать на продолжении этого… диалога, то я все же проверю утверждения Ленки и одного панка Вовика. Отхожу тебя сумкой и посмотрю на результат. Боюсь, что синяки на твоем мужественном лике станут смотреться слишком…. креативно.

Я крутанула на указательном пальце ремешок сумочки и закончила свой пламенный монолог:

— Видишь ли, Данил… любой человек имеет чувство собственного достоинства. У кого-то оно в зачаточном состоянии, да и эмбриончик видать мутировавший. А вот у некоторых это свойство развивается нормально. И когда по нему так грубо топчутся, как сейчас ты и эта рыжая… дрянюшка, то становится очень нехорошо. Обуревают самые темные желания, знаешь ли…

— Но ты все неправильно поня…

Все, он меня довел!

Я резко развернулась и рыкнула:

— Значит, не желаю понимать и общаться. Дай уйти, наконец!

— Хорошо, — наконец ответил парень. – Но мы потом поговорим, когда ты остынешь и начнешь мыслить здраво.

Удержать клатч от полета в эту самодовольную рожу стоило мне просто гигантского усилия воли!!!

Поэтому я покрепче сжала несдержанные ладошки на ремешке, а зубки на губке, чтобы не наговорить гадостей. Развернулась и ушла.

В этот раз меня, слава Создателю, никто не трогал.

Через десяток минут я взбешенной фурией летела по набережной, ни капли не волнуясь о том, что идеальная прическа растрепалась и вообще, мне так себя вести не полагается.

Эти гады!!! Да как они могли?! Я им что, девочка по вызову?!

Но… самый главный враг – рыжая оторва!

И я не я, если теперь она мне за все не ответит!

Все, Света на тропе войны, это не хухры-мухры!

Это значит, что я что-нибудь обязательно придумаю. И тогда поганке очень даже не поздоровится!

На этом этапе кр-р-ровожадных мыслей, у меня затрезвонил телефон.

Вытащила сенсорник и удивленно уставилась на экран. Номер незнакомый. Странно…

Провела пальцем по зеленой трубочке и прижала аппарат к уху:

— Да?

— Светлана Ласточкина? – хрипловатым баритоном спросил меня приятный мужской голос.

— Да, — подтвердила, что неизвестный попал по адресу.

— Здравствуй, Света, — вдруг смущенно отозвался он. – Это Владимир. Помнишь, мы вместе с *Ворониной и Ко* гуляли недавно?

— Эм-м-м… — протянула, всеми силами пытаясь вспомнить. Владимира там не было. Там был Вовик! Татуированный здоровенный панк с темно-зеленым хаером, который на пятой минуте знакомства складировал свою гигантскую лапу на мой зад. Меня, по следам  последних событий, вновь захлестнула волна злости и я процедила: – Кажется, помню…

— Какой тон… То, что помнишь, это с одной стороны хорошо, а с другой, не очень, — тихо рассмеялся Вовик. – Света, я хотел принести извинения за свои слишком вольные действия. Был несколько пьян, а потому и невоздержан в желаниях… надеюсь, ты будешь снисходительна.

— Допустим, — осторожно ответила я, ловя в отражении стекла одного из автоматов с водичкой свою безмерно удивленную физиономию. Надо же, а Вовик и правда умеет быть Владимиром!

— Это замечательно. Если будешь не против, я бы хотел тебя куда-нибудь пригласить. Разумеется, ничего неформального, как я понял, ты не особо одобряешь это направление.

— А ты не торопишься? – уже более благодушно поинтересовалась я. Все же, когда извиняются, да еще и галантно – это всегда приятно. – Мне кажется для приглашения еще рановато.

— То есть в принципе, ты не против? – с надеждой в голосе осведомился зеленый панк Вовик. – Это хорошо! Может, поделишься номером аськи или скайпа и мы пообщаемся, а после уже и решишь?

— Почему бы и нет, — согласилась я после секундных раздумий. – Жди смс-ку.

— Спасибо, Светлана. Ты меня очень порадовала, — вкрадчиво промурлыкал мне на ухо панк. Все же такие тональности у низких голосов звучат просто замур-р-рчательно.

— Еще не за что. Пока… Владимир.

Я прошла десяток шагов, задумчиво глядя на асфальт под ногами и легко улыбаясь. Надо же, какие ситуации в жизни случаются интересные. Не ожидала, что этот бугай может вести себя по-нормальному. Притом  слова он не подбирал, все вполне естественно.

Вдвойне интересно.

Хотя бы любопытства ради, я пошлю номер скайпа. А там посмотрим.

Быстро набрала текст и отослала, но не успела убрать мобильник, как он опять затрезвонил. На сей раз звонила моя любимая младшая сестренка.

— Привет, Юльчик, — с улыбкой сказала, разом ощущая, как становится на душе теплее. – Как твоя учеба? Здание университета стоит?

— Стоит, а куда оно денется? – жизнерадостно рявкнула эта неугомонная.

Верткая жизнерадостная девица семнадцати лет от роду, первокурсница экономического универа.

— Я рада, что все хорошо.

-А у тебя по ходу не очень, — проницательно отметила Юля. – Колись давай, что стряслось.

— Да мелочи, мелкая… — со вздохом отозвалась я. – Жизненные мелочи и неурядицы. Не стоят твоего внимания.

— Как скажешь, — не стала настаивать Юлька. Знаю я ее… девочка предпочитала такое решать при личной встречи, а стало быть, насядет, когда мы пересечемся. Но хоть сейчас не пытает, это уже плюс.

— Я собсна что звоню, Светик… у нас седня гулянка намечается. Наша компашка, плюс Сокол обещал со своими быть. Весело! Давай и ты придешь?

— Опять твой Сокол, — вздохнула я. – Юль, ты им уже весь мозг вынесла за последние полгода, ей богу!

— А ты не сопротивляйся, — посоветовала малая. – Как вынесу, так и обратно поставлю. Следуй примеру мамы с папой! Кстати, они планируют на тебя обидеться, так что я бы на твоем месте явилась домой.

— Меня всего четыре дня не было!

— Мы соскучились, — тепло ответила Юлечка, которая была на пару лет меня младше и, разумеется, все еще жила с родителями. – Светик, и правда, приезжай, а? Пусть не сегодня, если на опен-эйр с нами не хочешь, то завтра.

— Обязательно, — пообещала я, мысленно сдвигая завтрашние дела на более поздний срок. – Я тоже люблю тебя, малыш. Приеду.

— Вот и замечательно, — вновь превратилась в беспечную оторву Юлька. – Давай, старшая, не кисни там в своем дизайнерском болоте! Жду тебя завтра.

— Хорошо, — улыбнулась в ответ и мы попрощались.

Неторопливо двинулась дальше, задумчиво глядя в даль.

После разговора с Юлей, мои эмоции утихли, и сейчас на душе была какая-то странная опустошенность.

Вот… такой день испорчен оказался. Хотя, наверное, стоит поискать в произошедшем и положительные стороны.

Данил открылся с такой неприглядной стороны именно сейчас, а не позже.

Было бы обидно, если бы оно случилось, когда начались отношения.

Восемнадцать лет уже, с копеечкой. Другие в моем возрасте не по одному парню сменили, а я даже до главного дойти не могу.

Год назад, как полная дура, лоханулась с Женей, хотя сильно увлеклась тогда. Потом как-то осторожничала. Да и семнадцать — это еще юность. Некуда торопиться.

Восемнадцать, конечно, тоже не старость, но плохо, что мне даже не особо хочется отношений. Вернее хочется. Но… с идеалом, вашу мать.

Чтобы и умный, и привлекательный, и эрудированный, и… хороший?

Но таких уникумов наивной мечтательнице Светику как-то все не попадается, а потому и приходится обзаводиться парнем скорее для статуса. Да и…Может мне повезет, и потом к расчету прибавятся чувства?

И, само собой, допускать до тела кого попало нельзя. Я его, вообще-то, тоже люблю.

Стало быть, вручать тушку нужно в надежные руки!

Нарушая сумбурный ход мыслей, о себе дала знать такая прозаическая штука как голод. Я прикинула наличность в кошельке и поняла, что кафешка – не мой вариант. А потому спустилась в метро и поехала домой. Там меня тоже не ждало изобилие, и грустно сжевав чудом завалявшийся сырок, я направилась в магазин.

Ближе к вечеру холодильник уже не пустовал, а я вальсировала у плиты в попытке сообразить тушеную курицу со сметаной и грибочками.

Готовить я любила и умела, а потому сей процесс доставлял удовольствие.

Вытерла руки и повернулась к ноуту, стоящему на круглом столе в углу кухни, чтобы сменить мелодию.

Поставила увлекшую меня в последнее время «Sebalter – Carro Dottore» и, мурлыкая в такт солисту, вернулась к плите.

После тяжелого дня, точно стоит послушать что-то сильное и энергичное.

Так что я, пританцовывая, сунула нос под крышечку совсем маленького казана и, придирчиво оглядев его содержимое, сочла его готовым. Пока кушанье доходило, я помыла всю посуду, которую использовала для готовки, и вытащила из шкафчика три тарелки. В одну для себя положу, а  остаток перемещу в глубокую миску, накрою второй тарелкой и, когда остынет, уберу в холодильник.

Закончив с этим, да порезав хлеб и зелень, я устроилась за столом и занесла вилку над едой с самым хищным видом.

Но тут – зазвонили в дверь.

Страдальчески закатила глаза, но отложила столовый прибор, поднялась и, одернув короткую маечку, двинулась открывать дверь. Глазка у меня, к сожалению, не было, так что я беспечно распахнула створку.

На пороге, вальяжно расставив ноги и скрестив руки на груди, наблюдалась… а угадайте, кто!

— Привет, Светик, — ухмыльнулись мне. – Собственно как и обеща…

Договорить я Саше не дала, протянула руку и, дернув за воротник, затащила эту скотину в квартиру, с размаху прижимая к стене и сразу захлопывая дверь.

— Ну, здравствуй, коза рыжая! – многообещающе оскалилась я.

Разумеется, до разума, видать застланного гневом, как-то не сразу дошло: «А что я собственно сейчас стану делать?»

— Как ты меня встречаешь! — зеленые глаза ошеломленно расширились, но таким мелким происшествием рыжее извращение, разумеется, было не смутить. – Детка, ты уверена, что стоит так резко? Я конечно не против, но…

— Да как ты посмела так себя повести в Арте?! – рявкнула я, не обращая внимание на то, что она опять паясничает. – Ты унизила меня перед всеми, да еще и угрожать посмела!

— Малышка, а ты, однако заговориваешься, — как-то очень спокойно произнесла Александра, которую я за плечо одной рукой прижимала к стене и мысленно материлась на слишком мощную девку.

Но нет… мордашка, хоть и с синяком на лбу, но девичья, смазливая.

Да и проколы вот в обоих ушах. Сейчас хорошо видно, ведь рыжие волосы собраны в низкий хвост. В левом всего одно колечко, зато в правом — все четыре.

Особенно бесило, что я была только в носочках, а стало быть, гораздо ниже!

Ну да… я же полтора с копейкой, видать, она около ста семидесяти.

Но сейчас эта разница вообще выводила меня из себя! Потому что позволяла смотреть на меня свысока! Чем рыжее извращение и пользовалось.

— Светик, а может ты меня отпустишь и мы спокойно поговорим? – миролюбиво предложили мне.

— К Миле иди разговаривай! – огрызнулась я. – Хоть на набережной, хоть в парке на лавочке. И не важно на каком языке!

— На языке тел? – вкрадчиво осведомилось это нетрадиционно ориентированное… кладя свою наглую лапу на мою талию. – Оу, детка, надо признать, я не ожидал, что ты такая порывистая и страстная.

— Это еще кто заговаривается, — фыркнула я, скидывая руку. – И вообще, хватит себя так вести! Раз ты родилась женщиной, то изволь соответствовать! А не одеваться невесть как и вводить в заблуждение. Да еще и манеры эти! Фу! К тому же, надо признать, мужик из тебя, Сашенька, вышел откровенно неважный.

С каждой моей фразой выразительные глаза все больше округлялись, а челюсть отвисла. Судя по всему, имела место ситуация – шок это по-нашему! Вот только от чего?

— За кого ты меня приняла?! – наконец прошел столбняк у соседки.

— Баба есть баба, как ни маскируй! – торжествующе выдала я. – В общем, хочу предупредить, если еще раз протянешь ко мне свои грабли, то по ним и получишь!

— Я мужчина! – оскорблено взвыло извращение.

— Да хоть трансвестит, только от меня подальше держись!

— Света, ты с ума сошла? – внезапно серьезно спросили меня, да еще и лоб пощупали. – С какого перепуга ты вообще решила, что я девушка?!

Я изложила. От «а» и до «я».

— Охренеть!

Почувствовав что-то неладное, я отступила к другой стене и обхватила плечи руками, настороженно глядя на Сашку.

— Уходи, — наконец бросила я и потянулась к ручке двери, чтобы выпроводить гостью и остаться в блаженном одиночестве.

— Стоять. И никуда я не пойду, пока не скажу все что хотел. А ты будешь меня слушать, Света. Все понятно? А по поводу пола…

На ламинат полетела сумка, а потом и легкий замшевый жакет… На теле осталась лишь футболка, которая плотно облегала все мышцы, не позволяя заподозрить, что под ней есть полотно, перетягивающее грудь.

Проще говоря… соседка оказалась соседом. А я только что очень крупно попала.

Когда он шагнул ко мне, то осознала, что дело принимает какой-то уже совсем не выгодный оборот. А потому развернулась и попыталась сбежать, памятуя, что на двери спальни есть массивный такой крючок!

Не успела. Меня одним прыжком догнали, и, прижав к стене, завернули руки за спину. Попыталась было брыкаться, но этим добилась только того, что он прижался всем  телом, распластывая меня по обоям в красивую ромашку.

— Помо…

Закончить не успела, он зажал мне рот, одновременно запрокидывая голову, и зло прошептал на ухо:

— Замолкни, сладкая, а то хуже будет. Ты же помнишь, что на этой лестничной клетке живем только мы? Тебе никто не поможет Светочка, а потому успокойся и слушай. Ты поняла? Кивни.

Я кивнула, судорожно вздыхая и боясь самого страшного.

Вот, не так давно ты, кажется, страдала на тему невинности? Радуйся, теперь ты в двух шагах от ее потери! Потому что разозленный мужчина, которого приняли за девушку, наверняка захочет доказать все  древним методом.

Меня развернули и закинули на плечо, потащив… в спальню! Снова задрыгалась, так как сдаваться без боя определенно не хотелось. За что получила шлепок по попе и недовольное:

— Хватит ерзать!

Меня швырнули на постель, и я поспешно отползла в дальний угол, со страхом глядя на парня, с растрепавшимися медными волосами и нехорошим зеленым взором.

Он стоял у края ложа и, поджав губы, сверлил меня взглядом:

— Ну и что с тобой теперь делать?

— Уйти? – рискнула предложить я. – Саша, извини, я была не права… Ну перепутала — с кем не бывает?

— Перепутала, — скривился он и резко подался вперед, распластывая ладони по покрывалу: — Сокровище, да ты меня оскорбила. Притом за такое, я не раздумывая бил. Но вот что с тобой делать…

— А что делать? – гордо вскинула подбородок. — Да я перепутала, но я извинилась! На этом считаю инцидент исчерпанным и прошу, нет я требую, чтобы ты ушел из моей квартиры!

— Для начала я все же докажу тебе, что я мужчина…. Окончательно, так сказать.

— Не надо! – панически воскликнула я и покраснела, указав на его торс. – Я и так верю. Честно-честно!

— Ну нет… — почти оскалился рыжий гад, начиная медленно задирать футболку. – Я так, чтобы уж точно сомнений не осталось!

— Не надо раздеваться, — почти попросила я, с ужасом наблюдая, как обнажается поджарое, жилистое тело с очень даже заметным рельефом мышц. Да, он был худощавый и очень гармонично, изящно сложенный… но из-за того, что носил свободную одежду, как раз этих подробностей и было не видно!

— Как это не надо раздеваться? – синяя тряпочка полетела в меня, оставляя Александра полуголым. – Да я и не сильно, малыш. Вот еще брюки и трусы. Носки можем оставить, если хочешь.

— Не смей! – завизжала я, видя как расстегивается ремень и, сжавшись в комок, закрыла лицо ладонями, судорожно шепча. – Сашенька, ну пожалуйста, не трогай меня. Я же ничего плохого не сделала, ну пожалуйста.

Не удержалась и надрывно всхлипнула, ощущая, как по щекам катятся слезы.

— Света? – над головой прозвучал озадаченный голос. – Ты решила, что я тебя насиловать собрался?

Услышав его так близко, я шарахнулась и переползла на другой край постели, а потом свалилась на пол, со страхом глядя на мужчину по ту сторону.

— Та-а-ак… — тихо протянул он, осторожно подтягивая к себе футболку. – Все хорошо, маленькая… я просто пошутил так неудачно. Так что успокойся… Вдох-выдох. Понятно? А я вот сейчас застегиваю ремень, чтобы штаны уж точно не упали и не шокировали твою честную душеньку, и одеваюсь окончательно. Все, видишь?

— Д-д-да, — конвульсивно кивнула я, осторожно вставая. – А теперь уходи.

— Нет, — покачал головой сосед и указал на выход из комнаты. – Пошли на кухню, нам нужно кое-что обсудить. Собственно то, зачем я и пришел. Даю слово, я ничего тебе не сделаю, понятно?

— Тогда зачем ты так себя вел?! Как еще это было понимать?! – истерически воскликнула я, ощущая, как меня начинает трясти от пережитого.

-Не думал, что у тебя будет такая реакция, — серьезно ответил рыжий. – Ты не похожа на нежную и легко ранимую девушку. Потому не думал, что у шуточки будут такие последствия. В любом случае, ручаюсь, что никаких сексуальных порывов в твой адрес у меня не было.

Я медленно пятилась к двери, стараясь не выпускать его из вида.

— Что ты хочешь?

— Для начала того, чтобы ты пошла в ванную и умыла свою хорошенькую мордашку. А то глазки покраснели, да и тушь немного размазалась, — мягко сказал парень, натягивая оставшуюся одежду. – А потом ты идешь на кухню и выпиваешь стакан водички, чтобы успокоиться. Идет?

— Как понимаю, пока не осуществишь задуманное, не уйдешь? – немного охрипшим от переживаний голосом поинтересовалась я, сжимая руки в кулаки, чтобы не допустить продолжения истерики.

— Вот, какая ты умненькая! А то я уже начал сомневаться в твоей сообразительности, — усмехнулся Александр и стремительно пошел ко мне. Шарахнулась в сторону, чтобы не коснуться парня, и прижалась к стене. Его это, казалось, ни капли не смутило, лишь лицо закаменело еще больше, да уголок тонких губ дернулся. Он свернул в сторону кухни, по пути остановившись у ванной и включив там свет, отворил дверь:

— Топай, Светлая, — и сам ушел на кухню.

Я немного постояла, но решила последовать, в общем-то, дельному совету и метнулась к раковине и зеркалу.

Первым делом всмотрелась в свое бледное отражение в поисках размазавшейся туши, но, само собой, ничего не нашла. Я всегда, приходя домой, смываю косметику, и вообще стараюсь пользоваться ей по минимуму.

Вот только зачем этот тип соврал?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *