Счастливый брак по драконьи 1. Поймать пламя, Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 11

Глава 11

Анли-Гиссар


Город снова жил и дышал. В нем слышались голоса, в нем кипели эмоции, в нем ссорились и мирились, в нем страстно любили друг друга… в нем ревновали. Городу это нравилось, а потому он и не думал мешать, лишь с любопытством наблюдал за происходящим.
А в данный момент за молодым рыжим драконом, который, не торопясь, шел по коридорам с очень задумчивым выражением лица.

 

Ринвейл цай Тирлин спустя день все же нашел время и, что самое главное, волю проведать своего закадычного друга. Ну, как волю… моральные силы не набить морду сразу, как увидит!
В последний раз Вейл и Олли встречались в Гиллар-Хоре, когда столкнулись в погоне за Ирьяной. Но тогда было совсем не до выяснения отношений, хотя кое в чем друзья-соперники просветить друг друга успели.
Например, теперь рыжий дракон знал, что его дорогая супруга хорошо целуется не только с законным мужем. Это, конечно, бесило неимоверно, и внутренне очень хотелось устроить разбор полетов, но ученый недаром считал себя мужчиной умным и дальновидным. Взрослым, зрелым, уверенным в себе. Так зачем втягивать юную девушку во взрослые мужские разборки?
И сейчас огненный шел на назначенную им же встречу. Пора поговорить откровенно.

За этими размышлениями он дошел до большого зала, в центре которого стоял и задумчиво осматривался Оллисэйн Златогривый.

Если бы тут была Ирьяна, она бы с восторгом узнала памятный ей по первым путешествиям в разуме Арвиля  — Зал Сумасшествия.
Белоснежная абстракция, творение безумного архитектора. Преломление линий и стен создавало невероятный лабиринт, в котором можно было блуждать вечно, если точно не знать, где выход.
— Здравствуй, — вполне искренне улыбнулся светловолосый дракон, обернувшись на звук шагов.
— Жив, старина, — не менее радостно усмехнулся Вейл в ответ, и мужчины пожали руки, а потом миг подумав, все же обнялись.
— Ты живучее земноводное, Златогривый, — хлопнул его по плечу Ринвейл. — И дико удачливое, хочу заметить! Ирьяна внезапно решила рвануть с десятниками, а если бы не это, то вряд ли хвостатые затворники притащили бы тебя в город.
— Да, согласен! Видимо, Великая Драконица считает, что я еще не выполнил свою роль в этом мире.
— Кстати, а что ты делал в том имении?
Олли прищурил желтые глаза, но ответил.
— Когда ты пропал в катакомбах… не рассказав, куда и зачем направляешься, мне пришлось искать выход самому.
На лице Вейла явно мелькнуло очень ехидное выражение, которое наглядно показывало, что думает ученый о способности воина к размышлениям, но, к чести полукровки, он промолчал. Ну, почти…
— Как понимаю, ты пробил по своим контактам, что у моей маленькой жены есть поместье, и рассудил, что рано или поздно она туда наведается.
— Верно. Когда я его нашел, то понял странное… она уже тут была, и даже не одна. Решил ждать. В итоге дождался странную тварь, а не нашу общую.. подругу.
Вейл наклонил голову, с легкой иронией наблюдая за воином.
— Твою подругу и мою жену, — внес первую судьбоносную коррективу рыжий дракон. — Пора бы вспомнить о приоритетах, дорогой… друг?
Вопросительная интонации почти осязаемо повисла в воздухе.

— Друг, — согласился ледяной дракон. — Я по-прежнему порву за тебя глотку любому. Но Ирьяна…
— За нее ты порвешь глотку мне.
— Если бы это решало проблему, возможно, я бы и сошел с ума настолько. Но увы, тогда она возненавидит меня, и тут-то наверняка подсуетится… тот странный замороженный тип, который здесь правит. Его глаза оживают, только когда он смотрит на Ири.
— И что?
— Кстати, мне интересно, насколько легко смириться с наличием конкурента настолько близко?
— Ири девочка. Но уже достаточно разумная девочка, а я больше не допускаю глупых ошибок. Она любит меня, и я это не порчу.
— Молодец. Но все же, согласно обычаям, я хочу предупредить, что бросаю тебе вызов. Я хочу твою жену, Ринвейл цай Тирлин. И собираюсь приложить все усилия для того, чтобы она была моей. Я сказал.
— Я услышал, — с каменно спокойным выражением лица ответил Вейл, чьи эмоции выдала лишь мелькнувшая и пропавшая чешуя на скулах.
Оллисэйн грациозно поклонился и, развернувшись на каблуках, неторопливо направился к выходу, безошибочно находя дорогу среди фальшивых проходов. Беседа была закончена.

Ринвейл несколько секунд стоял.. подошел к одной из белоснежных стен, касаясь ее кончиками пальцев, а после, яростно рыкнув, ударил по ней кулаком. Шершавая структура камня такого проявления эмоции не простила и рассекла кожу. На молочных кристаллах растекалась алая пленка, портя совершенство Зала Сумасшествия. А быть может, добавляя ему завершающий штрих?
За этот всплеск рыжему дракону стало неловко перед самим собой… но лишь на миг. Вейл, в общем-то, себя понимал и даже где-то сочувствовал. Только от одного конкурента на тело белое жены избавился, как второй нарисовался. Да еще и наглый просто в никуда.
— А теперь… а теперь, — задумчиво пробормотал рыжий, задумчиво глядя на покрасневшие от крови камни. — А теперь надо не дать Ирьяне узнать о том, что я получил вызов. А то сама же бросится решать эту проблему, глупышка. А этому поганцу только того и надо — ее внимания.

А город, затаив дыхание наблюдал за очередной маленькой драмой, разгорающейся на его глазах. Анли-Гиссар был в чем-то отражением своего господина. Бесконечно стар, но еще юн и неопытен. А тут столько эмоций. Столько энергии.
Пока он не играл ни на чьей стороне. В роли наблюдателя есть свое наслаждение.
Город смотрел. Сейчас на предмет спора двух драконов.
Ирьяна цай Тирлин беспечно лежала на полу в одном из дальних тренировочных залов и знать не знала, что из-за нее снова разворачиваются интриги.

 

— Вставай, — скучающим голосом потребовал Алишин.
— Не буду, — помотала я головой, с наслаждением ощущая, какой камень бесподобно холодный.
— Почему? — Во всегда идеально спокойном голосе хейлара мелькнуло удивление.
— Ты меня бить станешь!
— Само собой, — понимания в глазах десятника не прибавилось. — У нас все же спарринг! Ты сама просила…
— А вот теперь прошу дать мне пару минут отдыха, — я молитвенно сложила ладошки на груди и, скорчив рожицу, умильно посмотрела на светловолосого десятника.
— Что это значит? — спустя несколько очень долгих секунд озадаченно спросил он.
— Отдых?!
— Нет, вот это странное выражение лица. Я вроде как не настолько сильно тебя бил, чтобы вызвать повреждения нервной системы.
— Ы-ы-ы-ы-ы! — многозначительно высказала я свое отношения к ситуации, возведя глаза к потолку.
— Или все же вызвал?! Вот, уже речевые нарушения.

— Трудно Крионе с тобой придется, — поделилась я своими наблюдениями, медленно поднимаясь на ноги. — Ой как трудно.
На это высказывание Алин никак не отреагировал, лишь вновь одним текучим движением перекинулся в звериную форму и напал.
За последующие полчаса меня вдоволь поваляли по залу, периодически чувствительно впечатывая в стены, и даже дождались парочки неплохих ответных атак. Только тогда дорогой наставник все же оставил мою тушку в покое. Эх, вот вроде бы в звериной форме я крупнее его, а тем ни менее раскладу сил это не мешает. Бьют.


И когда мы уже после тренировки шли ужинать, внезапно вспомнил о том, что я упоминала Криону.
— Ирьяна, у меня к тебе вопрос. Вернее, не так… я бы хотел посоветоваться!
— Слушаю, — воодушевленная собственной значимостью, кивнула я. — Чем смогу, как говорится!
— Отлично! Итак, расскажи-ка, чего от меня хочет льета Криона.
Такого вопроса я никак не ожидала и даже споткнулась. Алишин галантно меня поддержал.
— Эм-м-м-м… — промычала я, думая, как бы донести до воина сугубо прагматичные задумки огненной.
— Опять проблемы с речью? — обеспокоился Алин.
— Со мной все хорошо! — поспешно заявила я. — Алин, мы такими способами временами демонстрируем свою задумчивость или, так сказать, лексическое фиаско.
— Понял, — серьезно сказал хейлар, и я почему-то не сомневалась — если не понял, то хотя бы запомнил. — Ну так что? Она странно себя ведет.
— А ты? — рискнула пойти по пути откровенности я. — Тебе нравится, как она себя ведет?
Он замолчал. Почти минуту мы шли по коридорам, и я уже думала, что ответа не будет, но все же…
— Скажем так, у меня тоже лексическое фиаско. По всем направлениям. Я не знаю.
Ы-ы-ы-ы, Великая Драконица, ну почему лекцию о половом созревании этим великовозрастным детишкам должна я читать?! И вообще, Арвиль вот как-то сам справился! Хотя страсть Арвиля к тому времени была уже разбужена, он лишь перенаправил ее в другое русло. А вот Алишин…
— Она тебя хочет, — решила честно ответить я. — Как многие фейри.
— Это проблема.
— Почему?
— Потому как слать ее в те же голубые дали, куда я отправлял фейри — нельзя. Тут, по идее, надо вежливее, а я не умею.
— Поговори с ней откровенно, — немного подумав, предложила я. — Кри заводит как раз твоя недоступность. Пока ты морозишься и оставляешь шанс для недосказанностей — становишься все более лакомой добычей. А так она девочка разумная.
— Добычей?! — столько искреннего возмущения в голосе.
— Алин, она огненная драконица! И еще она воин. Она привыкла брать то, что хочет.
— Женщины…
— А вот не обобщай! — сразу же взьершилась я.
— Хорошо, хорошо, — слишком быстро для того, чтобы быть искренним, согласился хейлар. — И да, спасибо.
Я с легким сомнением покосилась на него, но развивать тему не стала. Все, значит, все. Большой мальчик уже. А если и нет — есть те вопросы, в которых предпочтительнее набивать шишки самостоятельно, а не по указке не особенно опытных дракониц.

— Кстати, Ирьяна… сегодня у нас совещание у Сотника. Думаю скоро будет ясно, когда именно нас станут выпускать на охоту.
— Да? — я нервно переплела пальцы. — Скорее бы!
Ох, у меня от нетерпения уже… уже… даже не знаю!!! Устала сидеть в четырех стенах, а тут поманили большим делом и отложили его в долгий ящик. Нет, конечно, тренировки с тем же Улином и Арвилем дарили ощущение сопричастности, но хотелось-то геройствовать самой. Стоит ли говорить о том, что мысленно я уже давно отловила всех хейларов, спасла десятников, совершила сотню подвигов и меня представили к награде везде, где можно. А где нельзя — сама пришла. Разумеется, в эту схему не особенно укладывалась отсрочка этих самых подвигов.
— Куда ты так торопишься? — даже с какими-то отческими интонациями спросил Алишин. — Ирьяна, эти вылазки не будут легкими прогулками, с фанфарами и красной дорожкой. Это сражения, это боль, это смерть…
— Я уже видела все это, — тряхнула головой и улыбнулась в ответ.
— Ты видела смерть врагов, — тихо сказал хейлар, глядя сквозь меня. — Поверь, когда у тебя на глазах вскрывают грудину другу, это совершенно… иное. Или ты наивно полагаешь, что с вами ничего не может случиться?
Я замолчала, забыв дышать.
— Ну же, Ирьяна.
Оказывается, в этот раз наставник все же желал получить ответ.
— Если честно… да, — глядя как по лицу Алина пробежала тень, я поспешно добавила. — Но дело в составе нашей команды! Ты, Диар, Улинри… да что может случиться?!
— Хочу тебе напомнить, Ирьяна, что в галерее портретов выцвели мозаики не только с изображением рядовых, но и некоторых десятников, — сухо начал хейлар, раздраженно поводя хвостом. — Также хочу сказать, что на плиты залов Анли-Гиссара в свое время пролилось немало дивной крови, так что… ты наивна. Ничто не гарантирует безопасности.
Далее мы следовали молча. Я — погруженная в мысли и подавленная жесткими словами друга, а Алишин… да кто знает, что творится в голове у этого хейлара. У любого из них.

 

А на подходе к столовой меня ждала маленькая приятная неожиданность, которая мигом вышибла из головы все неприятные мысли. Возле массивных дверей в нерешительности застыла странная маленькая фигурка. Полудевочка-полупаук.
— Лада? — неверяще окликнула я.
Девочка порывисто обернулась, сразу выдавая свою нечеловеческую природу, и настороженно уставилась на нас красными глазами без белков. Выглядело это жутковато. Очень худое тело, ломаные движения, резкие черты лица и огромные глазищи. Такое и в кошмарах может привидеться. Впрочем, сейчас этот ходячий кошмарик был напуган больше кого бы то ни было, но, узнав, слегка расслабился и радостно рванул ко мне.
— Ирьяна!
Правда, не добежав буквально пары шагов, Лилада остановилась и замерла, нерешительно перебирая лапками. Уже я преодолела оставшееся расстояние и обняла паучонку.
— Где одежду раздобыла? — я провела ладонью по худенькой спинке, затянутой в мягкую ткань.
— Диар нашел, — невнятно ответила Лада, так как прижималась ко мне и сейчас стояла, уткнувшись носом в плечо.
— Какой у нас Диар умница, — вздохнула я, мысленно дав себе подзатыльник.
Отвратительная из меня мамашка. Совсем не забочусь о ребенке, пусть даже таком своеобразном. Надо исправляться.
— Да, он молодец. Собственно, он же и настоял на том, что мне стоит начать выходить в общество. А то я совсем одичала что-то.
Я снова дала себе мысленного пинка. Нет, разумеется, Диар попросил у меня разрешения заняться девочкой, но все же не стоило с чистой совестью перекладывать на него все, что можно и нельзя.
Мой приступ самоистязания прервал Алишин, который радостно улыбнулся, что странно смотрелось на его всегда безэмоциональном лице, и, присев, обратился к Ладке.
— Здравствуй. Я рад тебя видеть! Мы все счастливы, что преобразование закончилось, и ты вновь с нами.
— Я тоже, — смущенно потупилась малышка, разжимая пальчики вцепившиеся в мою рубашку и поворачиваясь к хейлару.
— Кстати, а почему ты тут стоишь? — поняв, что чадо надо расслабить, Алишин встряхнул хвостом, и косточка описала затейливый пируэт. Лилада уставилась на нее, как завороженная.
— Испугалась, — медленно проговорила она. — Там столько…. всех. Даже уйти хотела.
— Уходить, это не дело, — я взяла когтистую ладошку и потянула Ладу к дверям. — Пойдем! Нам будут рады!

Я оказалась права. Нам действительно были рады, причем все. И не только те, кто знал хондрию и до преображения. Как я поняла спустя какое-то время, наблюдая за тем, как какая-то фейри умильно тискает мелкую у себя на коленях, почесывая паучье брюшко, и кормит ее разными сладостями — главное тут было не то, как выглядит Лада, а то, что она ребенок. Просто ребенок. И относились к ней все соответствующе, от мала до велика.
Правда, во всю эту огромнейшую бочку меда едва не добавилась ложка дегтя. Когда в зале появился Диар и заметил, что его подопечная пищит в руках у каких-то фейри. Притом, если я правильно помню цветовую градацию их формы, были они как раз учеными-генетиками. Рыжеволосый подобрался, в зеленых глазах мелькнули нехорошие искры, и он стремительно пошел спасать не нуждающуюся в этом Ладку. Я чудом успела поймать его за рукав и едва не сползла под стол от того, что увидела в глазах повернувшегося ко мне десятника. Там была жуть. Просто жуть. Пара секунд показались мне вечностью.
— Диар, все хорошо, — тихо сказала я, понимая, что, кажется, надо бы разжать пальцы, но не получается. — С ней просто играют.
— Знаю я эти игры, — протянул он, но немного расслабился.
На этом моменте в беседу вступил Вейл, который отложил салфетку и спокойно проговорил.
— И правда, играют. Ручаюсь. Ты же не думаешь, что я позволю с ней что-то сделать? И вообще, покажи мне идиотов, которые станут с ней что-то нехорошее творить прямо тут?!
— Прямо тут, может, и не станут, но вообще… — упорствовал рыжий отравитель.
— Все с ней будет хорошо, — почти хором проговорили мы с мужем.
— Ладно, — Диар, не торопясь, вытащил свою одежду из моей хватки и присел за наш столик.

Миг — и снова на его скуластом лице лишь светлая обаятельная улыбка, и он весело интересуется, а чем нас сегодня кормят.

Ринвейл отвечает, поддерживая беседу, а я в очередной раз вспоминаю, что ничего в сущности не знаю про хейларов. Даже про наиболее близких…


После обеда Лада с Диаром удалились учиться контролировать новые способности моей доченьки, Криона утащила мученически скривившегося Алишина “тренироваться”, Вейл удрейфовал на нижние уровни работать. Я осталась одна, уныло ковыряя ложечкой в десерте. Тут-то меня и настиг закон подлости, согласно которому ничто не могло быть однозначно хорошо. Есть еще один закон, называется “всякое ружье должно выстрелить”. У меня этим самым ружьем был нежданно-негаданно появившийся на жизненном пути Оллисэйн Златогривый. Не сказать, что я держала на него зло, обижалась или еще что-то… просто не горела желанием общаться из-за нашего, скажем так, общего прошлого. А вернее, того, как я пыталась некрасиво его использовать, и что в итоге из этого вышло.
Бр-р-р!
— Здравствуй, Ирьяна, — в кресло напротив опустился высокий, стройный, мускулистый и потрясающе красивый дракон. И не скажешь, что помирал в лазарете совсем недавно.
— Рада видеть, — нейтрально улыбаюсь я. — Как дела? Беседовал уже с Арвилем?

Вопросы были не просто так, меня, если честно, очень интересовало то, как быстро Сотник выставит из Анли-Гиссара пришедшего в себя дракона.
— Все отлично. Да, говорил. Как раз от него. И даже с хорошими новостями!
— Какими это?

— Я остаюсь тут!
— Что?! — на этом замечательном и, что главное, неожиданном моменте, я подавилась пироженкой.

— Мы с правителем побеседовали, и я обратил его внимание на то, что ученых у него под рукой — куда не плюнь, точно попадешь, а вот воинов маловато будет. А соотношение должны быть диаметрально противоположным.
Ы-ы-ы-ы. Прав-то он прав, но ы-ы-ы-ы!
— Какое счастье, — бледно улыбнулась я, мысленно взвыв оттого, что теперь Ринвейл будет психовать не только из-за Арвиля, но и из-за Олли.

— Правда? — лукаво усмехнулся Златогривый. — А мне почему-то кажется, что ты совсем не рада.

Я мрачно посмотрела на этого наглого летающего гада. Вот что я сейчас, как воспитанная девочка, могу ему сказать?! Разумеется, только…
— Конечно же, тебе кажется! Ты точно уже пришел в себя? — и да, заботы в голос, заботы.

— Я в великолепной форме.
Почему-то в этой фразе и низком, чуть мурлычущем, голосе мне послышался намек. Настолько явно послышался, что я даже чуть покраснела и снова с преувеличенной силой воспылала интересом к пирожному.
— Верю.
— Вот и чудно… Итак, Ирьяна, ты не проведешь экскурсию для старого друга?
— Экскурсию? — тупо повторила я.
— Да-да. Сама понимаешь, очень хочется узнать, где оказался…
— Всенепременнейше, — поклялась я, с самым искренним выражением на физиономии. — Но, Олли, ты не поверишь, конкретно сегодня я жутко занята! Вот прямо сейчас на тренировку, а потом домой, к мужу. Никакого свободного времени нет!
— Ну хорошо. А завтра?
— И завтра тот же график, — фальшиво вздохнула я. — Загруз, совсем загруз.
— Ай-яй.. что же тебя так не жалеют? — в желтых глаза напротив царило полное понимание ситуации и как-ни странно… веселье и азарт. Я мысленно прокляла Оллиного дедушку и его природу. Ох уж эта кровь фейри! Добыча трепыхается — какое восхитительное разнообразие!
— Ну вот так получается, — промямлила я.
— Ничего, думаю, через пару дней все получится. Давай запланируем все на послезавтра? — он поднялся, не оставляя мне шанса отказать и на прощание махнув рукой, направился к выходу.
Я злобно смотрела вослед. Послезавтра, говоришь? Экскурсия, говоришь?
Бу-у-удет тебе экскурсия!

Правда, я хватанула, сначала было демонстративное действие на нервы. Олли и правда встал в ряды бравых защитников города, вот только, какое прелестное совпадение — тренироваться приходил в то же время, что и я, и самое интересное — в те же залы. Конечно, за исключением тех случаев, когда у меня были занятия с Арвилем, по контролю над даром.
Тренировался наш Златогривый принципиально полуобнаженным.
И так как обнажать там было, что, даже я периодически зависала, заглядываясь на игру мышц и стремительные движения дракона.
Ай-яй-яй ему за такое грубое воздействие!
Вот только… Оллисэйн же не идиот. Зачем идти напролом? В свое время он действовал гораздо мягче и, надо признать, даже получал определенный результат.
Вывод — он торопится. Вопрос, куда и зачем.
Я коротко рыкнула и раздраженно ударила хвостом о стену. Вот мало мне сложностей, так еще и это веселье.

Активно шла подготовка к помолвке, на которую мы должны были отправиться уже через несколько дней, а наша дорогая Дашка, как и положено любой невесте, психовала и нервничала. К счастью, Тринвира тут не было, а то с нее бы сталось разорвать помолвку во время одного из обострений.
Ну ладно, уже на носу девичник, а там мы ее напо-о-оим, рассла-а-абим! Все будет отлично!

Второй проблемой была Криона. Мы внезапно узнали, что его высочество Дориан и не подумал отбыть в родные ледяные пенаты, а все еще торчит в Гиллар-Хоре и ждет, пока его ненаглядная сбежавшая невестушка выползет на свет божий. Невестушка не торопилась, и потому Дориан решил пойти другим путем. А именно, заявить, что хейлары удерживают огненную драконицу силой и не пускают в объятия к любящему женишку. Кри от такой наглой лжи сначала растерялась, потом рассердилась и в заключение испугалась. Так как Дориан не поленился донести эти слухи и до правительницы Изначальной Империи, и Александра заинтересовалась этим фактом. Как так… принцессу держать.
Так что во время торжества по случаю помолвки также должна была состояться встреча на высоком уровне, где Арвиль продемонстрирует всем довольную и счастливую Криону, которая заявит, что находится в Анли-Гиссаре совершенно добровольно.

Проблема в том, что Кри все еще до нервной трясучки не желала видеть жениха.
В плюс ко всему, как наследство после эротического приключения в доме высокого дроу, у нее все еще был высокопоставленный поклонник. А именно — Себастиан. Он ухитрился уговорить старшего родственничка взять его с собой на сватовство, а сам уже в городе пошел искать нашу рыжую сердцеедку. Сердцеедку не нашел, зато на него наткнулись хейлары, которые слегка побили высокородного дроу в процессе задержания и выяснения личности. Драконица с ним так и не встретилась, но понимала, что когда появится на официальном торжестве в честь помолвки — придется разбираться еще и с этим.
В общем, на фоне этих страстей моя жизнь была не такой уж и ужасной. Вейл, правда, снова стал нервным и раздражительным, но я пыталась компенсировать это лаской и любовью. Пока вроде как получалось.

 

Так вот незаметно настало злополучное послезавтра. Я честно старалась отвертеться и сбежать, но Олли мне этого не позволил, сразу после тренировки взяв под белы рученьки, и потащил куда-то со словами:
— Я даже придумал, откуда мы начнем!

— Тогда может, сам и погуляешь? — с надеждой осведомилась я.
— Всенепременно, — клятвенно пообещал Златогривый. — Но сначала с тобой!
Я уже хотела было сказать что буду страдать, но переживу, но посчитала лишним в очередной раз демонстрировать свое нежелание. Это уже становится грубостью.

Так что я решительно выдохнула и, воскресив в памяти местоположение наиболее красивых залов в городе, повела дракона в направлении Огненного Пути. Все же это чудо стоит увидеть.
— Начнем отсюда, — я осторожно шагнула вперед и, показав на едва заметную полоску на полу, предупредила. — За нее не заступай.
— А что будет? — полюбопытствовал мужчина, с восхищением глядя на прекрасный длинный зал, переливающийся всеми оттенками золота и крови. Жар-птицы в этот раз смирно сидели в своих витражах и не думали нападать. Пока… пока контуры защиты не потревожены.
— Будет плохо. Нам. Защита на Огненном пути активирована.
— А в других залах она тоже есть?
— Да, конечно. Хейлары ведь те еще параноики. Но почти везде она или отключена, или ослаблена до сигнального уровня.
— Внушает уважение, — поделился ледяной дракон. — Я не представляю, как этот город можно захватить!

— В том и была задумка, — я пожала плечами. — Ну что, пойдем на Водный Путь или в зал Иллюзий?
— Водный, — усмехнулся мужчина и многозначительно добавил. — Я не хочу смотреть иллюзии в твоей компании. А вернее, чтобы ты могла увидеть мои грезы.
— Хорошо, — спокойно согласилась я, и не думая вестись на провокацию. — Не хочешь, так не хочешь.
И мы прогулялись до Водного Пути. Я замерев, смотрела на него, вспоминая свою иллюзорную прогулку во сне, которую в свое время устраивал Арвиль. Великая Драконица, хочу еще раз! Очень-очень хочу! Но для этого нужно сюда идти с Аром и просить, чтобы убрал все вредные пакости, которые могут превратить эту прогулку в последнюю.

После Водного Пути я посчитала свою миссию на сегодня выполненной и сделала попытку сбежать, но не преуспела. Олли пожелал поставить мне компанию. Его даже не испугало то, что мы пойдем сейчас к Ладе.
— Много слышал про этого милого монстрика, пора бы и познакомиться, — невозмутимо ответил дракон.
Я не видела смысла спорить. Тем более тот маленький факт, что хондрию звали Лилада, он еще не знал. А Лилада у нас в переводе кто? Правильно — Черная Звезда! Напророченная Оллисэйну великая любовь. И я буду не я, если обойду эту тему в представлении их друг другу! В общем — он сам напросился! Огненные драконицы на выдумки хитры, просто я еще не получила шанса это продемонстрировать.
— И да, ты ведь так и не рассказала, откуда вообще взяла эту… доченьку, — вырвал меня из мстительных грез Олли.

— Нашла, — немного рассеянно ответила я.
— Как это?
— Ну… вообще, если объективно, то нас нашли ее сородичи и захотели съесть. Единственный шанс спасти был — найти королеву колонии и убить ее. Но так получилось, что в гнезде я нашла яйцо, а уже потом приползла его мамаша.
— Хондрии? — нахмурился дракон. — Целая колония?! И как вы с ними справились? Не хочу умалять твоих и Крионы боевых навыков, но даже для меня эта задача сложна, а вы молодые девушки… а эти монстры одни из самых опасных тварей.
— Одни бы и не справились, — не стала лукавить я. — Нас очень вовремя нашли дроу. Отряд зачистки как раз.
— Ага… И как понимаю твоя Ладушка, как раз та самая принцесса из яйца, которая укусила тебя вместо положенной мамки. И из нее получилось то, что получилось.
— Пока еще не получилось, — вздохнула я. — В процессе, можно сказать. И это меня весьма и весьма беспокоит.
— Понимаю, — серьезно кивнул Оллисэйн и ободряюще коснулся моего локтя. — Все обязательно будет хорошо, Ирка.
— А куда оно это хорошо от нас денется? Догоним, достанем, присвоим!

— Боевая какая стала.

— Ну… все течет, все меняется. И да, мы пришли, — я остановилась у двери в комнату Лады. — Ты не передумал?
— С чего это? Кстати, а она точно не против визита посторонних?
— Видишь зеленый огонек на панели? — я ткнула пальцем в оный, который чуть заметно мигал. — Это значит, что сейчас в гости можно почти всем желающим. Если огонек был бы оранжевым, значит доступ разведен только близким. А красный — комната заблокирована.

— Как тут все хитро.
— Привыкай, — я нажала на панель, дверь завибрировала и спустя полминуты открылась.

— Здравствуй, солнышко, — проворковала я, заходя в комнату и осматриваясь. Паутины почти не осталось, и стало гораздо уютнее.
— Приветствую, — прошелестело откуда-то из под потолка. — Кто это с тобой?
Я запрокинула голову. Наверху был большой, красивый серебристо-серый гамак, с которого свисало полотно паутины по которому сейчас и спускалась Лада.

— А это мой старый знакомый  Оллисэйн Златогривый, — проворковала я. — Очень хотел с тобой познакомиться.

— Правда? — хмыкнула девочка, когда наконец оказалась на полу и запрокинув голову смерила крупного дракона оценивающим взглядом. — Тогда здравствуйте, Оллисэйн. Меня зовут Лилада.
— Как?! — коротко охнул Олли, неверяще глядя на девчонку.
— Лилада, — повторила красноглазая, смерив мужчину странным взглядом. — Вас что-то смущает, старый знакомый моей матери?

Я едва не подавилась от такой формулировки.
Олли несколько секунд пристально смотрел на нее, а после опустился на корточки, чтобы быть на одном уровне.
— Смущает, — медленно кивнул он. — И вызывает вопросы.
— Какие же?
— Не к тебе, — внезапно улыбнулся крылатый, и скосил на меня глаза. — А к одной леди…
— У вас есть основания считать, что я не леди? — показала острые, игольчатые зубки хондрия.
Ох уж эти подростки… Впрочем, она наверняка почувствовала, как я отношусь к этому дракону и стало быть не встречает его со всей сердечностью.
— Не ершись. Я не про это, — не повелся на провокацию малявки Оллисэйн, а после поднялся, почтительно поклонился нам обоим и сказал. — Дамы, если вы позволите, то я вас покину. У меня появились вопросы и надо бы получить ответы.
— Тайлин разве в городе? — невинно осведомилась я.
— Нет, но Князь Черное Золото здесь. И думаю, не откажет родной крови в связи с братом.
На этом нас покинули. Как только дверь закрылась Лада повернулась ко мне и спросила:
— И что это было?
— Оллисэйн Златогривый, — честно ответила я. — Специфический тип.
— Весьма, — тихо рассмеялась Ладка. — Я скорее о том, что он изменился в лице как только узнал как меня зовут и тут же скрылся. И надо заметить, что мое имя произвело на него заметно большее впечатление, что тот факт, что он сейчас общается с поистине уникальным мутантиком в моем лице.
— Эм-м-м… Ты знаешь как переводится твое имя?

— Черная звезда. А что?
— Дело в том, что до встречи с тобой, я как раз сбежала от Олли, — со вздохом призналась я.
— Ага… Ирьяна, это случилось до того как ты удрала от мужа или после? — расхохоталась хондрия и рухнула на кровать, весело задергав лапками.
— После, — я присела рядом и шутливо дернула ее за одну из конечностей. Мою руку тотчас обхватили остальные и прижали к теплому мохнатому брюшку. Я, поняв, что требуется начала его почесывать и моя монстрилочка мигом сомлела.
— Уже после.
— Как в той сказочке? Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел. Только в твоем случае дедушек многовато было как-то!
— Зараза! — рассмеялась я. — В общем, убежали мы. Потому как шли в город Арвиля и тащить с собой всех драконов скопом было как минимум глупо.
— Ну… если учесть, что все они в конце-концов тут и оказались…
— А это уже стечение обстоятельств. В общем незадолго до побега Олли получил предсказание от своего деда — Тайлин. И там как раз говорилось что-то о Черной Звезде, великой любви и жертве.
— Обалдеть. А чьей жертве-то?

— Полагаю дракона.
— Ирьяна, такие моменты уточнять надо! Это важно. Лично я не хочу ничем жертвовать.
— В общем, когда я тебя нашла и пришла пора давать имя, мне показалось…. забавным, назвать тебя Лиладой. Ладка, я же не думала, что ты начнешь превращаться! А познакомить этого доставучего крылатого гада с паучихой Черной Звездой показалось мне очень забавной мыслью.
— Чудно… Ирка, а почему он так тебя преследует?
— Эго у него уязвленное, — вздохнула я. — Изначально когда составляли пару “огненная драконица — ледяной дракон” моим нареченным избрали именно Оллисэйна, но он смог отвертеться от свадьбы и жениться пришлось Ринвейлу.
— Ага, а потом он тебя увидел  воспылал чувствами великими.
— Эгоизмом и желанием получить игрушку, которая изначально была обещана ему. Не верю я в великие чувства фейри. А он… а он все же отчасти дивный.
— Значит хейлары по твоему мнению тоже не способны на искренние чувства? — вкрадчиво спросила Ладка. — После всего что ты видела, всего что ты узнала, ты и правда так считаешь?
Я замолчала, проглотив ответ.
Странно… В чувствительности хвостатой сотни я и правда не сомневалась. С чего бы это?
“С того, что видела… все видела. Все понимаешь”, — эхом раздался в моей голову голос хондрии. — Глупо отказывать другим в наличии чувств просто потому, что перед тобой душу нараспашку не открывали”.

 

Надо признать, что слова Лилады тогда надолго засели в моей голове и заставили усомниться в своих суждениях. Я пересмотрела свое отношение к Олли и поняла, что первое время вела себя как редкостный поросенок. Стала чуть мягче, но надежды дракону не давала. Он успокоился и в драконьей “диаспоре” Анли-Гиссара воцарился хрупкий мир.
После пары задушевных бесед Сотника и Оллисэйна тот получл разрешение примкнуть к нашей маленькой ловчей команде. Также нам пообещали, что в составе группы будет некий маг-наблюдатель из Изначальной Империи. Не сказать, что наша команда пришла от этого в восторг, но пришлось согласиться. Тем более, что в остальных бригадах составленных из хейларов, драконов и дроу, маги-имперцы тоже были. Интересно, а кого нам подсунут? Вроде как Арвиль сказал, что мы с ним познакомимся на приеме в честь помолвки Дарьи.
Кстати, чувствую это мероприятие как и любая свадьба будет плацдармом для заключения договоров и вообще прощупывания почвы. Все же это первый официальный прием на котором станут присутствовать хейлары. Надеюсь, Арвиль подберет вменяемый состав делегации. Далеко не все хейлары были лояльно настроены ко внешнему миру. В городе они старались избегать любых контактов с нами. Это… беспокоило. Одна надежда на Дашку и ее способности! Алишина она разморозить сумела, так что я в нее верю!

 

Заветный день наступил.
С самого утра мы бегали, собирались, успокаивали будущую невесту, проводили инспекцию как даров так и… фейри. Да-да, так лично я пару часов провела в поисках Улинри Морфейра, который был обязательным членом делегации, но как и всегда, когда он был позарез нужен — слуа пропадал. Поразительная способность!
Нашла я его, где бы вы могли подумать?
А на рабочем месте! Надо признать зная раздолбайский нрав некроманта, я даже не искала его в картинной галерее, в которой были заключены души умерших хейларов.
— Ты что тут делаешь?  гневно спросила я, приподнимая подол расшитого золотой нитью зеленого платья и миг помедлив все же переступила порог галереи.
Все же у меня с ней были связаны холодящие кровь воспоминания. Я едва не осталась лежать мертвой на этих красивых плитах… если бы не Арвиль.
— Работаю, да? — немного рассеянно ответил Улин, пристально глядя на одну из центральных мозаик с Лизардом.

— Улинри, а ничего, что мы совсем скоро выдвигаемся в Гиллар-Хор? И ты в этой делегации почетный член!
— Ирка, я совершенно везде куда приду — почтеннейший член, — неприлично усмехнулся слуа.
— Мне просто непонятно, с чего это ты решил заняться делом конкретно сейчас?

— Ирьяна, а что важнее, все эти вежливые расшаркивании и костюмчики или жизнь например этого полного ненависти товарища? — напрямую спросил меня слуа, кивнув на выцветшую мозаику с десятником. — И если у меня есть мысли и идеи, то я иду их воплощать, здраво рассудив, что тот же сотник лично прирежет любого, кто решится меня побеспокоить в такой момент.

— Ты прав, — я потупила взгляд и нервно переплела пальцы. — Извини.
— Ничего страшного, — некромант подошел и шутливо взъерошил мои волосы, портя старательно уложенную прическу. — Пойдем. Раз нужен, значит нужен.
— А переодеться? — я выразительно кивнула на потертые штаны фейри, и криво сидящий на нем жилет, на котором казалось даже часть крючков отсутствовала.
— Переживут.
— Но Улин!
Он только остановился, закатил глаза и щелкнул пальцами. Спустя миг тонкую фигуру дивного окутала масляная тьма, и сквозь нее рельефно проступили доспехи. Сама тьма растеклась по плечам своего господина вычурным плащом, в котором казалось слились все оттенки черного.
— Так лучше? — гулким, чужим голосом осведомился он.

— Эм-м-м… — промычала я, ощущая как отголоски этой мертвенной силы касаются меня, вызывая мурашки. — Гораздо.
— Врешь, — усмехнулся дивный. — Но будет принято на веру. Раз нужно идти при параде… будет им парад.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *