Мандариновые истории. Ознакомительный фрагмент

Мандариновые истории

 

 

 

Где-то вне времени и пространства

 

— Мандаринка! — гневный вопль летел под мраморными сводами главного зала резиденции. — А ну выходи, поганка оранжевая!

— Ага, щ-щ-щас, — себе под нос пробормотала миниатюрная девушка с ярко-рыжими волосами, которая сидела в обнимку с одним из ангелочков в верхнем углу зала.

Раздались торопливые шаги, и внизу появился высокий, темноволосый парень.

Девушка еще крепче обхватила руками статую, стиснув пухлую каменную шейку херувима.

— Ну и? — зловеще протянул брюнет. — Все равно же поймаю!

Рыжая только показала его спине язык и скорчила моську.

— Ищи, Ель, ищи.

Именно на этой фразе, сказанной одними губами, парень резко развернулся и уставился пронзительно-зеленым взглядом на сжавшуюся девушку.

— Нашел, — по губам парня скользнула многозначительная улыбка. — Сама слевитируешь или помочь?

— Иди в пень! Хоть в свой, — неласково ответили ему и насмешливо пропели: —  Срубили нашу елочку под самый корешооооок!

— Ринка, это старые, глупые, несмешные шутки! — гневно сверкнул изумрудными глазами парень. — И вообще, сейчас общий сбор на носу. И тебе, моя дорогая, там тоже надо быть. Хотя я не расстроюсь, если пропустишь, так как, на мой взгляд, мандарины — это всего лишь фрукты, такие же, как и любые другие, и совершенно непонятно, почему они вдруг стали иметь такое значение для Нового Года.

— Ел, а твое мнение на этот счет я уже слышала и не один раз, — Рина медленно слетела вниз и приземлилась в нескольких метрах от своего извечного противника. Выпрямилась, сверкнула карими глазами и независимо встряхнула копной ярких волос. — Но что бы ты не думал, все равно мандарины — важны для людей. Настолько, что появилась я — мандариновая фея. И я теперь такой же неотъемлемый атрибут праздника, как и ты.

— Этот спор можно продолжать вечно и каждому остаться при своем мнении, — досадливо поморщился Ел, четко, почти по-военному развернулся и направился к выходу.

Мандаринке не оставалось ничего, кроме как фыркнуть и пойти за ним. Не удержавшись от желания показать язык, разумеется. Мандариновая фея была чрезвычайно шебутным и шаловливым созданием, что сильно раздражало парня, ведь до ее появления в резиденции Нового Года было тихо, мирно и очень спокойно. Со Снегом выяснять было нечего.

Прогулка по коридорам резиденции была недолгой и… одинокой. Ель быстро ушел вперед, потерявшись из вида, и, надо признать, это даже расстроило Рину. Она не любила быть одна. В огромном дворце, затерянном на границе реальности, их было всего четверо, притом большую часть времени Новый Год спал, так что считай, что трое. Но в то время, пока он не гулял по Земле, любимым хобби Снега были книги, и вытащить беленького из библиотеки не представлялось возможным. Ну, а Ель… он постоянно пропадал в своих оранжереях.

  • Ботаник недоделанный, — буркнула Мандарика, одергивая рукав и ускоряя шаг.

С Елью у нее не сложились отношения считай, сразу, как она материализовалась в резиденции. С другой стороны, свалилась она не одна, а вместе с мешком мандаринов, и рухнула не просто так, а на голову к несчастному парню. Сначала сама — потом мандарины.

В общем — не заладилось общение у главных символов Нового Года.

Девушка тряхнула головой, отгоняя воспоминания. Главный праздник близился, Новый Год просил подопечных собраться, и негоже было злить доброго дедушку.

 

До маленькой гостинной, давно облюбованной обитателями резиденции, Мандаринка добралась быстро. Дверь тихо скрипнула, пропуская девушку, но не нарушила ход беседы в комнате. Ну, как беседы… скорее, нотации.

Снег и Ель стояли у окна, и блондин крайне занудным голосом выговаривал брюнету.

— Ну ты же знаешь, что женщина —  существо нервное, эмоциональное и не способное на конструктивные действия и тем более размышления. Про то, что у них с языков слетает, я вообще молчу. Самая лучшая тактика — игнорирование, игнорирование и еще раз игнорирование!

— Да не получается у меня ее не замечать! Бесит! Все бесит, от характера и шумности до этого кошмарного цитрусового запаха!

— Ну, шикарно! — рыжая возмущенно всплеснула руками. — Ну, Снег! Вот скажу я твоей жене, что ты о женщинах в целом думаешь — будешь знать! А ты, Елочка наша новогодняя, и сам хорош. Не я одна тут яркий аромат имею! Как надолго уйду — вся резиденция хвоей и морозной свежестью пропахла!

— У меня жена изначально воспитывалась в мужском обществе, да и вообще исключение из правил, — не растерялся бессовестный блондин и поправил очки на носу. — Так что протест не принимается, Мандаринка.

Продолжить увлекательный спор они не успели. Посреди комнаты в вихре инея, зеленых и золотых искр медленно появилась фигура. Отряхнула красную шубу, огладила бороду белую и недовольно рявкнула:

— Опять?!

— Они первые начали! — тут же воскликнула Мандаринка.

— А кто мне цитрусовых корок в чай накидал, прекрасно зная, что у меня на них аллергия?! — тут же ответил Ель.

— Да не знала я про аллергию! Ты говорил просто, что не любишь, и все!

Снег фыркнул, с осуждением покосившись на девушку, и добавил:

— Ага, ты не знала, гадость сделала, а кому потом на землю за супрастином мотаться пришлось?!

Ринка покраснела и потупилась.

— Ну, дорогие мои… — басом прогудел дедушка. — Ну, ребята… да сколько ссориться можно-то?!

— Мы не ссоримся, у нас периодический конфликт интересов, — одернув кофту, ровно ответил Ель.

— Вот у меня где уже ваш конфликт интересов, — хлопнул себя по шапке Новый год. — В общем, это была последняя капля.

— И? — настороженно спросила Ринка.

— Наказание я вам придумал, — очень довольно сказал Новый Год. — Раз делать нечего — будете одинокие сердца сводить. Недаром говорят, что человеку нужен человек. Так что вот мое вам задание — найти любовь.

— Для Елки нашей? — пакостно усмехнулась Рина. — Да не вопрос!

Судя по лисьему выражению личика девушки, она уже в красках себе представляла грядущую деятельность.

— Нет, — спустили ее с небес на землю. — Идите сейчас к волшебному зеркалу, находите первое попавшееся одинокое сердце и вперед. Сначала ты, Мандаринка. Я верю в твою креативность. Потом Ел.

— Так нечестно, — надулась девушка.

— Нечестно было пакостничать, а вот это очень даже честно, — впервые сказал доселе молчащий Снег. — Так что вперед к зеркалу!

Символы Нового года переглянулись, синхронно поморщились и согласно кивнули.

 

Через несколько минут они сидели в небольшой уютной комнате, одна стена которой, словно один большой телевизор, показывала лица, города и ситуации. Грусть и радость, печаль и счастье — все грани эмоций.

— Ну, выбирай, — Ел сидел в кресле и, скрестив руки, внимательно наблюдал за стоящей в задумчивости у зеркала извечной противницей.

— Ты так и будешь тут сидеть? — недовольно покосилась на него девушка.

— Да, а что? — парень закинул ногу на ногу и уже не скрывал поистине злорадного выражения лица. — Притом, представь себе, я буду не просто сидеть, но еще и комментировать! И ты не сможешь меня выставить, детка!

— Почему это не смогу? — вскинула золотистую бровь Рина. — Вмешательство в судьбы людей проводятся в одиночестве.

Ель зевнул и скучающе бросил:

— С чего ты это взяла?

— В правилах написано!

— Зачитай, — не растерялся парень.

Мандаринка щелкнув пальцами материализовала перед собой большую красную книгу, на которой золотыми буквами было написано “Свод прав и обязанностей”.

Несколько минут девушка листала книгу. Потом нашла нужную главу и немного нахмурившись начала ее читать.

— Ищи, ищи… — зевнул брюнет. — Там есть только пафосные слова о том, как осторожно нужно делать вмешательство в чужие жизни и не отвлекаться в процессе. Типа, сосредоточьтесь на процессе и прочее.

— Но я не могу сосредоточится, если ты торчишь тут и действуешь мне на нервы!

— Хмммм…. — Ел снова задумался, демонстративно приложив указательный палец к подбородку. — Дай-ка прикинуть… ведь и правда важно. Ты можешь накосячить, испортить жизнь и так несчастному одинокому человеку. А ты можешь!

— Молчи! — прошипела девушка, которая покраснела и уже казалось сейчас начнет дымиться от злости. — И оставайся… елочка новогодняя!

— Чем и горжусь, — с достоинством кивнул Ел и махнул рукой. — Ну, давай. Выбирай уже свою жертву и думай, как облагодетельствуешь.

Ринка зло покосилась на брюнета и щелкнула пальцами еще раз.

Зеркало крупным планом показало темную фигуру на улице, которая с кислым выражением лица подставляла ладонь под моросящий дождь.

— Тридцать первое декабря вроде… Снег еще не добрался до славного города Москва?

— Скоро должен быть, — пожал плечами Ел. — Ну что, выбрала? Тогда приступай!

 

История первая

 

Что такое Новый Год?

Это снег, который крупными хлопьями валит с темных небес, и это примиряет даже с тучами, которыми оно затянуто. Я любила звездное небо. Когда стоишь под фонарем во время снегопада кажется, что звезды падают вниз постепенно растворяясь в темноте. Можно загадывать миллионы желаний, и они все обязательно сбудутся, ведь это Новый Год.

А еще Новый Год — это радостная суета. Подарки, предвкушение сбора всех родных под одной крышей и осознание, что впереди еще так много выходных!

Увы, все это было не про меня. Чужой город не располагал к сбору семейства, а доехать в родные края я бы просто не успела.

Я выскочила из маршрутки, стараясь перепрыгнуть мелкую лужу и недовольно покосилась на небо. Моросил мелкий, противный дождик… в общем погода тоже не соответствовала праздничному настрою.

А еще мне было двадцать семь лет и я была совершенно одна. И сейчас шла в почти пустую квартиру, а там меня ждали только кот и попугай.

Вообще я девушка позитивная, но сегодня, в день большого праздника, когда все куда-то и к кому-то бегут, на меня почему-то обрушилась меланхолия.

Я переехала в Санкт-Петербург полгода назад вслед за своим молодым человеком. Через пару месяцев мой милый пришел домой, собрал вещи, сказал, что нам не по пути, и романтично скрылся в листопаде. Я стояла тогда у окна, смотрела, как ветер с силой обрывает желто-красные листья и кружит их по дорожке, словно стараясь занавесить от меня фигуру Андрея. Стояла, смотрела… дивилась своим мыслям. А потом со злостью шваркнула об пол вазу с мандаринами, стоящую на подоконнике.

Несколько секунд смотрела, как плоды разбегаются по комнате, а после пошла на кухню. Пить чай. Мандариновый, разумеется. Андрей любил мандарины и успел привить эту страсть и мне. Кроме мандаринов бывший любил еще своих животных, что не помешало ему кинуть на меня кота вместе с попугаем.

Первые пару дней я сидела в квартире в полной прострации, ну а потом решила, что меня, как и многих других брошенных женщин, спасет ОН.

Сильный, неутомимый, ежедневный и даже еженощный. В кровати, за столом, на полу и на подоконнике.

Труд.

Как там в том приколе?

 

“Хочешь раскрыть свои способности? Любишь роскошь и надоело быть нищим? Считаешь, что достоин большего, чем имеешь? Нужны деньги или желаешь стать знаменитым?

Выход есть!

ТЕБЕ ПОМОЖЕТ — АДСКИЙ ТРУД!”

 

Так вот, хочу сказать, что адский труд реально помогает! И не только от вышеперечисленного, но еще и от сердечной боли. Панацея, можно сказать.

Так как я графический дизайнер довольно хорошего уровня, у меня с работой вопрос не стоял вообще, и заказы были. Стало быть, вопрос только в труде. Такого продуктивного времени, как последние три месяца, в моей жизни еще не было! Уже через несколько недель я вместе с котом и попугаем переехала в другую квартиру. Район получше, да и воспоминаний тяжелых в ней нет.

И сейчас все было вроде как хорошо. Даже отлично.

Если бы не чертова слякоть и серость вокруг, которая словно под кожу пробиралась, невзирая на то, что я всеми силами старалась не пускать ее.

Я вздохнула и снова с неудовольствием покосилась на серое небо. Вокруг она. Бесконечная, изматывающая, противная. Дома, асфальт, лужи, люди… СЕРОСТЬ.

И даже я…

    Немного горько улыбнулась, покосившись на свой темный пуховик, черную сумку и сапоги. Даже и под верхней одеждой я цветами не отличалась. Русая, в тусклой одежде. Серость. Единственное яркое пятно — подвеска в виде небезызвестного цитруса на цепочке.

Решительно тряхнула головой и  пошла к дому. Надо забежать в магазин и купить недостающее для стола. Эх, а зачем он мне? Вкусно поесть в одиночестве?

Я, сделав усилие, отмела от себя эти упаднические мысли. Новый год — это праздник и пусть я провожу его с котом и попугаем — это не причины для хандры.

Забежав в супермаркет, я взяла тортик, бутылку вина и энергично направилась к лотку со фруктами. Набрала большой пакетик мандаринов и, трепетно прижав его к груди, пошла взвешивать. На этом моменте про меня вспомнил закон мелких подлостей и гадостей. Он решил, что шибко долго я без его внимания бегала, а потому легким, элегантным движением… несколько минут назад подсунул мне бракованный пакет . Сейчас этот самый пакет разошелся по дну, и мандарины весело рассыпались по полу.

Я с бессильной злостью наблюдала, как они раскатываются, и лишь топнула ногой, представив, как сейчас это все собирать.

Старый год заканчивается прям очень гладко.

— Да-а-да… — раздался мужской голос за спиной. — Красота!

— Да вообще, — не оборачиваясь кивнула я. — Еще и помялись наверняка… Как их теперь есть?

— А зачем их есть? Давайте соберем, сложим в уже нормальный пакет и оставим тут. А вы себе новые возьмете. Еще не изучавшие пол.

Я посмотрела на нежданно нарисовавшего помощника, улыбнулась и присела за ближайшим фруктом. Когда беглецы были собраны, я встала и более пристально посмотрела на молодого мужчину. Он невольно вызывал улыбку. Отчаянно рыжий, как те мандарины…

— Ну вот и все, — он встал, оказавшись чуть выше меня, и с улыбкой протянул свой пакет.

Я проводила его задумчивым взглядом. Все же не перевелись богатыри на руси. Джентльмены, то есть.

А по дороге домой меня обогнала знакомая фигура. Пройдя еще метр, рыжик затормозил и обернулся.

— О, так мы еще и соседи?

Так как мы стояли буквально в паре шагов от подъезда, сомнений и правда не было.

— Видимо, — кивнула я, копаясь в кармане в поисках ключей.

Парень приложил свой, домофон мелодично запиликал, и меня с галантным полупоклоном пропустили вперед.

— Какой этаж? — поинтересовался рыжик.

— Восьмой, — поделилась конфиденциальной информацией я.

— Да? — на меня был брошен еще один любопытный взгляд. Глаза у него оказались серые. И странно, этот цвет сейчас не казался мне унылым и надоевшим. Это казалось красивым… правильным и естественным.

— Да, — с улыбкой подтвердила я, перекладывая пакет из одной руки в другую.

— Позвольте?

Не дожидаясь разрешения, он забрал у меня тяжелую ношу и прислонился спиной к стене.

— Странно, что я вас раньше не видел.

— Соседи? — уже не сомневаясь в ответе спросила я.

— Ага. Я из сто первой.

У меня округлились глаза.

— Да?!

— Да, а что?

— Ничего, — я подавила желание забрать сумку.

Из сто первой регулярно слышались крики, гитарный бой, вопли, девичьи визги и другие признаки того, что люди проводят время весело. Мне, как человеку, погрязшему в работе и никуда не выбирающемуся, это, разумеется, было глубоко противно… и в глубине души так же глубоко завидно.

В остальное время я периодически получала возможность узнать о новых музыкальных вкусах соседа и его последних увлечениях в этом направлении. Вся радость панельных домов. Я это понимала, на сто первую квартиру не жаловалась, но это не мешало мне совершенно неосознанно относиться к этой циферке негативно.

— Ясно, — коротко резюмировала я.

— Что ясно? — в серых глазах мелькнула ирония.

В этот момент, избавляя меня от необходимости отвечать, мелодично тренькнул лифт.

— Вот! — ткнула я пальцем в открывшиеся дверцы.

— Я вижу. Но дамы вперед!

Дамы, мысленно фыркнув на не так давно восхищавшее их джентельменское поведение, пошли вперед.

Приехали мы быстро. Сосед поставил пакет на моем коврике, пожелал хорошего вечера и удачного нового года, а после скрылся за дверью своей квартиры.

Я наконец откопала связку ключей и, подхватив сумку, зашла домой. Из комнаты с громким мявом тут же вышел рыжий котяра и требовательно на меня посмотрел яркими зелеными глазами.

— Привет, Лайм! — поздоровалась я.

— Мяу! — повторил рыжий, подходя ко мне и потеревшись о ноги.

— Сейчас покормлю, — пообещала живности, прекрасно зная, к чему все эти нежности с его стороны.

Кот смерил меня оценивающим взглядом, решил поверить и, задрав хвост, величественно удалился в сторону кухни.

Я немного помялась, но сначала все же решила переодеться, а уже потом отдавать хозяйский долг коту. Правда, в процессе по истошному мяву, а после и когтям на ноге стало понятно, что хозяином себя тут считает Лайм, а меня не иначе, как обслуживающим персоналом. Вынырнув из недр теплого свитера, я со зверским выражением лица наклонилась к пушистому разбойнику.

— Зарассса! — потрясла мягкую тушку. — Ты что себе позволяешь?

Судя по невинному взгляду, Лайм считал, что он весьма либеральный господин, и искренне недоумевал, в честь чего это у него началось восстание людей.

Долго мой гнев не продлился. Кот стал мурлыкать, лукаво щурить глазки и игриво хватать мои пальцы на этот раз мягкими лапами со втянутыми когтями. Не спуская с рук пушистого разбойника, я танцующим шагом двинулась на кухню  разбирать покупки и кормить зверя.

— Ты лучший мужчина в моей жизни, — сообщила Лайму, умиленно наблюдая, как он поедает корм.

Кот лишь передернул хвостом, говоря, что услышал и в общем-то с высказанным согласен.

Поужинала я быстро, потом разложила мандарины на блюде с другими фруктами, отнесла его в зал и поставила около елки. Села. По идее надо бы чем-то заняться, но как—то… не хотелось. Поработать, что ли?

Покосилась на ноутбук, но непреклонно мотнула головой и двинулась включать телевизор. Новый год у нас или не Новый Год?! Не хватало еще и эту ночь провести, с ушами уйдя в фотошоп.

Я честно примерно полчаса наблюдала за перепетиями героев в неизменной “Иронии Судьбы”. Рассеянно поглаживала развалившегося на коленях Лайма и старалась найти в себе хоть граммульку интереса к фильму. Сдалась. Спихнула кота, взяла из тумбочки пачку сигарет и направилась на балкон.

Курить я бросала, но в такие моменты, как сейчас, когда мозг старательно сигнализировал о начинающейся меланхолии, позволяла себе немного расслабиться. Тем более, что я не курила уже недели полторы, а сейчас собиралась работать. Стало быть…

— Вполне могу себе позволить, — пробормотала под нос, чиркая зажигалкой и в первый раз затягиваясь горьким дымом.

— Мяу! — возмущенно выдал Лайм из-под ног.

— Не нравится — топай домой, — непреклонно ответила я и даже открыла дверь. Но кот все же решил остаться со мной и запрыгнул на стул, застыв там пушистой статуей.

Было холодно. Балкон в этой квартире не был застеклен, а потому зимний ветер легко пробирался под свитер.

— А курить вредно, — раздался неподалеку задумчивый голос.

Чего мне стоило удержаться от вскрика и подскока, знал только боженька на небесах и то не факт!

Но я лишь выронила сигарету, она кувыркаясь и, сверкнув напоследок красным кончиком, пропала в темноте. Покосилась в сторону голоса и увидела на соседнем балконе соседа, который сегодня помог дотащить сумку.

Я достала новую сигарету, прикурила, сделала первую затяжку и лишь после этого ответила:

— Знаю.

— А зачем тогда здоровье гробить?

— Экий вы любопытный, — я недовольно покосилась на рыжего. — А догадливый?

— Леди предложит мне самому придумать ответ за нее?

— Леди предложит подумать на тему уместности вопроса и вообще любопытства.

Если честно, курить уже не хотелось, я удовлетворила свою никотиновую тягу еще на первой сигарете. Но перестать курить сейчас значило уйти и закончить разговор. А мне этого почему-то не хотелось. Вот так и гробится здоровье из-за мужчин и приобретаются вредные привычки. Не повторяйте эти глупости, девочки!

Да, я говорила, что одна из моих самых хороших черт, это честность с собой?

Так вот — говорю!

Заканчивать этот нежданно начатый диалог мне не хотелось. Хотя начался он не фонтан как легко и классно. По сути, дала парню понять, что его интерес лишний.

— Хорошая ночь.

Слава всем богам, рыжий попался упрямый.

Я посмотрела в небо и с удивлением обнаружила, что тучи разошлись и сейчас над городом раскинулась звездная бездна.

— Чудесная! — затаив дыхание, кивнула я и неожиданно даже для самой себя призналась. — Очень хочу, чтобы пошел снег.

— Прямо очень? — в его голосе слышалась улыбка.

— Да…

— Значит, пойдет!

Я повернулась к парню, задумчиво его осматривая и… чуть дрожа от холода.

— Замерзнешь, — одними губами шепнул он и мягко улыбнулся. — Иди в дом.

— Ага… — я даже сделала один шаг к двери, когда случилось непредвиденное обстоятельство. С соседнего балкона раздалось нежное “мяу”, от которого в моего всегда такого спокойного Лайма как бес вселился. Он грациозно запрыгнул на край балкона, а потом недолго думая стремительно перескочил на соседний.

— Лайм! — я метнулась к бортику вне себя от страха за кота.

— Апельсинка, что ты тут делаешь?! — сосед наклонился, поднимая с пола небольшую кошку, которая, судя по всему, ничуть не хотела сидеть на руках у хозяина. Ну еще бы, зачем ей какой-то там человечишка, если есть ОН! Ее герой! Который бросился через пропасть ради дамы, ради того, чтобы быть к ней чуть ближе! В общем, Апельсинку я вполне понимала.

Но это не мешало мне злиться на экстремала Лайма.

— Подлец!

— Я? — удивился сосед.

— Да причем тут вы? Кот! Кстати, отдайте его.

— Предлагаете вернуть таким же способом, каким он попал ко мне? Я, конечно, могу передать из рук в руки или перекинуть, но учтите, что этаж восьмой, падать высоко, и, если что, мы этого Ромео сможем только помянуть.

Я задумалась. Аргументы были здравыми.

— Тогда давайте, как белые люди, осуществим передачу кота в дверях.

— Давайте! — рассмеялся мужчина и вкрадчиво добавил. — А что мне будет за возвращение этого прекрасного зверя?

— Спасибо? — предположила я, стараясь не улыбаться.

— Хм-м-м-м… — демонстративно задумался рыжий, одновременно почесывая Апельсинку за ухом.

Откуда-то снизу раздался истошный мяв Лайма, требовавшего спустить к нему рыжую красотку, ради которой были совершены такие подвиги.

— Пожалуй, маловато будет за такого классного кота, — наконец определился сосед и ойкнул, так как котяра, кажется, пустил в ход когти.

— Все еще маловато?- ехидно уточнила я.

— О да, — сдавленно донеслось с соседнего балкона.

— Ну, даже не знаю, — не менее демонстративно, чем сосед недавно, задумалась я, с интересом наблюдая, как тот пытается стряхнуть с ноги отважного Лайма.

Кот надежды не терял, а потом, решительно обойдя препятствие на пути к любви, присел и предпринял попытку на оное запрыгнуть. Допрыгнул до бока и медленно, печально, под аккомпанемент легкого мата сполз вниз.

Апельсинка давно затихла на руках у хозяина и теперь, как и я, с любопытством наблюдала за происходящим.

— Я передумал.

— Ожидаемо, — тихо рассмеялась я и первая открыла дверь в квартиру.

Стоило ей закрыться за спиной, как у меня, как и у любой другой девушки в такой ситуации, включилась маленькая реактивная турбина. Активировало ее извечное женское желание хорошо выглядеть перед интересным мужчиной. За минуту мною были скинуты страшная, но теплая кофта и растянутая футболка, откопана в недрах шкафа симпатичная маечка с декольте, сооружено подобие укладки а-ля “творческий беспорядок” и даже накрашены глаза.

В общем, солдаты во время тревоги отдыхают по сравнению со мной!

 

Я открыла дверь, не забыв встать в позу поженственнее, и выжидательно уставилась на соседа… без кота.

Сосед уставился на меня. А точнее в декольте, а потом на изгиб талии.

— Где Лайм? — я вскинула бровь.

— Меня всегда поражала скорость преображений девушек из существа “не встреть в темной подворотне” в “милую леди”, — не стесняясь, выдал мне этот гад свое честное мнение касаемо девушки, с которой он общался на балконе.

— Я рада, что расширила ваш кругозор и добавила новых впечатлений. Так где кот?!

— С Апельсинкой играет, — не моргнув глазом, ответил сосед. — Предлагаю не мешать влюбленным.

— Что?! — я всерьез возмутилась. — Какая, к чертям, любовь? На носу Новый Год, и мне нужен мужик в доме, хотя бы пушистый. А потому верни его!

— Могу заменить, — расхохотался вредный рыжий тип и взъерошив себе волосы, встал боком и, сверкнув на меня серым глазом, спросил: — Похож?

— Нет, — вредно ответила я. — Глаза не того цвета.

— Так это поправимо, — из кармана свободных штанов парня были извлечены круглые зеленые очки и водружены на нос с горбинкой. — А так?

По губам невольно, совершенно неконтролируемо, расплывалась улыбка.

— Так чуть лучше.

— Ну и чудесно. Меня Сергей зовут.

— Марина, — представилась я в ответ.

— Ну так вот, Марина, как понял, вы одна празднуете? Мне кажется это неправильным, а потому позвольте пригласить вас в нашу небольшую, но душевную компанию?

Я несколько секунд размышляла, но тут он тихо и серьезно спросил:

— Да что вы теряете? Если что, всегда можно взять свой любимый комок шерсти и уйти. Квартира-то соседняя. Или лучше просидеть всю ночь за ноутбуком?

Я вздрогнула от его неожиданно точных и даже болезненных слов, а потом решительно кивнула.

— Сейчас буду.

— Тогда дверь открыта, — подмигнул Сергей и, повернувшись, скрылся в сто первой квартире.

Я мысленно поставила лайк плечам, спине и ягодицам и пошла переодеваться.

 

Дома передо мной снова встала проблема. Страшная такая, древняя, которая периодически напрыгивает из-за угла совершенно на всех женщин и часто не по одному разу. Что надеть?!

Совсем уж наряжаться нельзя, потому как сам Сергей явно не в смокинге, да и неизвестно, как одеты остальные его друзья. То есть, если я сейчас туда явлюсь вся такая при параде, то буду смотреться глупо. А нам нужно выглядеть мило, нежно и чувственно. Итак?

Я вытащила из шкафа черные джинсы со  вставками а-ля кожа и красивый топик с блестками. Уже переодевшись, довела творческий беспорядок на голове до совершенства, покрутилась перед зеркалом и довольно кивнула. И не вызывающе и, в общем-то, видно, что у человека праздник.

— И грудь видно, — опустив взгляд в декольте, хмыкнула я . — Все полтора размера!

 

В сто первой квартире было светло, тепло и вкусно пахло свежей выпечкой, елкой и мандаринами. Очень уютный аромат.

Из зала доносились голоса и веселый смех. Я трепетно прижала к себе торт и попыталась побороть порыв немедленно сбежать, плюнув на отсутствие пушистого мужчины этой ночью.

Судьба не предоставила мне такого шанса. Уже когда я развернулась к двери, на пол легла тень и вкрадчивый голос поинтересовался:

— Трусишка?

— С чего это? — не оборачиваясь, фыркнула я. — Разуваюсь!

— Интересно! Тапочки требуют снятия?

— Ну, вдруг…

Да, мне было нечего ответить!

— У нас теплый пол, так что обувь и правда можете снять, — хмыкнул Сергей и у меня аккуратно забрали ношу. — Давай я пока тортик подержу.

Тапочки максимально аккуратно были поставлены на полку с обувью. Я мимолетно отметила три женские пары, но только уличные.

Хм… соседушка живет один?

Я выпрямилась, стараясь отогнать вредные мыслишки и проклиная свою наблюдательность и аналитическое мышление. Бывший парень терпеть его не мог и называл меня “миссис Марпл”. Ну что поделаешь, если я не специально?! Добавить мозгов человеку обычно можно, а вот убавить — редко.

Отвлекая меня, из комнаты показалось два пушистых шарика, в одном из которых я опознала Лайма. Котяра бросился ко мне, описал круг почета вокруг ног, потерся о лодыжку и замурчал, рассказывая, какую потрясающую барышню он нашел. Барышня была более сдержанна и остановилась в сторонке, с любопытством глядя на меня. Я присела на корточки и протянула к Апельсинке ладонь.

— Кис-кис?

Кошка несколько секунд размышляла, но все же подошла и позволила себя погладить.

— Замечательная киса, — сказала я Сергею, выпрямляясь.

— Я знаю. Моя любимая женщина.

Долгий, пристальный взгляд спустя “любимую женщину” подхватили на руки и вместе с тортом скрылись в комнате.

— На-а-а-арод! — почти сразу раздался знакомый баритон с развязными нотками. — А у нас пополнение!

— Тортик? Так это ненадолго, — ответил ему звонкий девичий голос.

— Но-но, Ольга! Сначала все остальное, а потом уже тортики. Но ты не угадала. Вместе с тортом к нам пришла замечательная девушка Марина — хозяйка вот этой наглой желтой морды.

— Его Лайм зовут, — тихо сказала я, замирая в дверях комнаты.

Компания была не особо большой, всего шесть человек, но благодаря паре ярких личностей — весьма колоритной. В углу комнаты сидел здоровенный бритый парень в татуировках везде, где можно и нельзя. Даже на черепе, да. В руках громила осторожно держал гитару и наигрывал что-то блюзовое с отсутствующим видом. Все, чего я удостоилась, это быстрого взгляда из-под ресниц и приветственного кивка, и он вновь вернулся к медитативному перебиранию струн.

Две пары сидели рядком на диване. Каждая в обнимку, а одни еще и целовались, так что скорее всего это и правда парочки, а не дружеские обнимашки.

Еще одна девушка с оживленно блестящими глазами сидела на подоконнике и, судя по одежде, сбежала из книги какой-нибудь романистки двадцатого века. Длинная юбка, блузка и волосы, стянутые в тугой пучок. Коронная деталь — очки на веревочке. Не хватает только шляпы.

Классический серый чулок, который по сказочным законам в конце обязательно отхватывает “первого парня на деревне”.

— У тебя чудесный кот, Марина, — мягко улыбнулась мне дева с подоконника и представилась.  — Меня зовут Ассоль.

— Моя дорогая сестричка, — ласково поцеловал девушку в висок Сергей.

— Ассоль? — я не удержалась от повтора.

— Да, папе нравились “Алые паруса”.

Еще и папе. Интересное семейство!

Интересной, а сына он тоже назвал в честь персонажа этой книжки? Мистер Гре-е-ей. Интересно, а ваши вкусы, рыжий господин, тоже весьма специфичны?

Ассоль спрыгнула с подоконника и, взяв на себя роль хозяйки, представила мне остальных друзей Сергея. Громила с гитарой звался Андреем, а парочки Саша + Саша и Ольга + Игорь.

Я честно попыталась запомнить, хотя имена из головы выветривались обычно с просто поразительной скоростью.

Мои недавние страхи оказались совершенно напрасными. Сергей не обманул, его друзья и правда были на удивление душевными ребятами. Мы быстро разговорились. Я рассказала, что недавно переехала и работаю на дому графическим дизайнером, а остальные присутствующие поделились аналогичным необходимым минимумом информации, требующейся для шапочного знакомства. Кстати, Сергей оказался инженером, трудящимся по специальности в какой-то строительной фирме. А его необычно выглядящая сестрица с не менее необычным именем в итоге оказалась художницей. В общем-то, ожидаемо.

Бритый громила Андрей — фотограф.

Время летело незаметно. Андрей дивно играл и на удивление наши с ребятами вкусы совпадали, и я слышала даже весьма редкие песни, которые никак не назовешь классикой, что поется в каждой компании.

– А до Нового года остался всего час, – мелодично протянула Ассоль, выходя из кухни. – И у нас закончилось шампанское.

– Как?! – потрясенно выдохнул Сергей. – Я же покупал две бутылки.

– Часа четыре назад, – виновато протянули сладкие парочки с кухни. – Мы же не знали, что это единственные!

– Вам мало коньяка, вермута и мартини в баре?! Ну, народ, можно ведь было догадаться, что игристое ждет курантов?!

Андрей положил гитару на диван, встал, с легким хрустом потянулся и спокойно проговорил:

– Серый, смысл на них ругаться? Все равно шампанское этим уже не вернуть. Хорошо хоть эта “благая весть” всплыла за час до НГ, а не за десять минут.

– Значит, придется в магазин бежать, – подытожил хозяин квартиры и крикнул в сторону кухни. – Вот вы и пойдете!

– Может, все вместе прогуляемся? – предложила Ассоль, выглянув в окошко. – Погода тихая, спокойная. Проветримся перед празднованием.

– Как вариант, – повел плечами Сергей и повернулся ко мне. – А вы что думаете, Марина?

– Марине идея тоже нравится, – улыбнулась в ответ я.

– Ну и отлично. Тогда собираемся!

Одеваться я пошла к себе. С соседями мы встретились на лестничной клетке спустя десять минут.

– А где сладкие парочки? – осведомилась я, глядя на Сергея, Ассоль и Андрея.

– Решили остаться, – ответил музыкант и надвинул на глаза меховую шапку.

Я, если честно, была этому даже рада, так как лицезрение воркующих влюбленных все еще не оставляло меня равнодушной. А если точнее – вызывало глухое раздражение и зависть. Потому компания странной, но очень милой Ассоль, молчаливого Андрея и обаятельного Сергея была как нельзя кстати.

Правда, отсутствием шампанского наши беды в старом году не закончились. Не успели мы отойти от подъезда на сто метров, как художница неловко взмахнула руками и с тихим писком упала.

– С тобой все хорошо? – обеспокоенно спросил Сергей, падая рядом с сестрой на колени и помогая ей сесть.

– Да-а-а.. – сдавленно ответила она. – Только.. ой… больно!

– Где? – кратко спросил Андрей. – Скорую будем вызывать?

– С ума сошел? Я же ничего не сломала!

– Ты могла отбить себе что-нибудь. Я переживаю, – все так же невозмутимо отозвался здоровяк.

– Я только ногу подвернула, – пропыхтела Ассоль, попытавшись встать на ноги, но тут же повиснув на брате.

Андрей несколько секунд подумал, после осторожно, но твердо забрал возмущенно писнувшую художницу у Сергея, подхватил на руки и сказал:

– Боюсь, вам с Мариной придется прогуляться в магазин вдвоем, а мы вернемся домой.

– Я могу сама идти! – подала голос девушка, пытаясь высвободиться, впрочем, без особого рвения. И я ее вполне понимала.  Полагаю, сидеть на руках у симпатичного двухметрового культуриста было, минимум, приятно.

– Можешь, – все так же спокойно и уверенно согласился с ней он. – Но не будешь.

– Но..

– Не обсуждается, Асси. Цыц.

Он кивнул нам, развернулся и, не торопясь, двинулся обратно, о чем-то тихо переговариваясь со своей ношей.

– Мда… – в голосе Сергея слышалась печаль. – Ох уж эта ее нога. Вечно подворачивает в самое неподходящее время.

– Не в первый раз? – светски спросила я.

– Угу. Привычный вывих. Ну, что, Марина… идем дальше?

И мы пошли. Только вот почему-то прошли ближайший магазин, отправившись к следующему. Сергей спрашивал о моих увлечениях, друзьях, интересовался, почему я встречаю Новый Год одна.

Откровенничать особо не хотелось, так что я отделывалась обтекаемыми и общими фразами. Сосед быстро уловил мое настроение и больше не задавал чрезмерно личных вопросов, за что ему “спасибо” и дополнительную галочку в анкету напротив пункта “тактичность”.

Так что мы продолжили болтать на уже более вольные темы.

Собеседником беспокойный человек из сто первой квартиры оказался отличным. Умный, начитанный, интересный, многогранный. С ним можно было подискутировать решительно обо всем, начиная с истории и заканчивая молекулярной химией, которой я в свое время увлекалась.

– О! – Сергей резко остановился.

– Что такое? – пройдя еще пару шагов, обернулась к нему я.

– Не уверен… – внимательно глядя в небо, медленно ответил парень.-  А хотя нет, уверен! Дай-ка руку!

– Зачем? – осторожно спросила я, не торопясь вручать свои лапки кому бы то ни было.

– За надом. Давай! – он, уже не спрашивая, сам взял мою ладонь и еще раз оглянувшись, решительно потащил вперед.

– Что происходит? – со смехом спросила я, послушно идя следом.

– Увидишь, – по прежнему нагонял таинственности Сережа.

– Нет, я так не играю! Нужно знать, что-куда-зачем и почему!

– Да? – с проказливой кошачьей улыбкой уточнил он. – Ты всегда играешь только по правилам, морская девушка?

– Почему морская?

– Марина же. Ну так как… только правила? Никакого экспромта и фантазии?

– Если бы это было так, я бы не пошла к тебе домой. Да и с тобой за руку сейчас не стояла бы.

– Точно?

Ох, и снова эта улыбка.

Я ощутила, как сердце на секунду замерло, а после ускорило свой бег.  Он совершенно невероятно улыбался. Широко, шало и весело. Хотелось отринуть все благоразумие и вестись на любые провокации!

Да и… в конце концов, это Новый год. Это сказка, хотя и не снежная. Так почему бы не позволить себе немного.. чего-то особенного. Не такого, как всегда.

– Точно!

– Тогда… хочешь чуда?

– Постановка вопроса неожи…

Договорить я не успела.

– Убери все эти словесные занавески! – быстрым, резким движением махнул рукой Сергей. – Да или нет? Без вопросов и без уточнений. Ну?

– Да… – как-то само по себе выдохнулось заветное слово.

– Вот и замечательно! А теперь закрой глаза.

– Что?.. – в очередной раз за последние пять минут опешила я.

– То, – парень закатил глаза и одним движением надвинул мне шапку на нос.

– Ты что творишь?! – возмущенно пискнула я, неосознанно еще сильнее сжимая его руку.

– Чудо! – торжественно сообщили мне. – А теперь пошли.

– Как-то непохоже, – честно поведала я этому чудесатому волшебнику. – Пока как-то очень стремно. И куда мы идем?

– Тут недалеко.

– Ни капли не успокоил!

– Марина, не вредничай, а топай вперед. Реально метров двадцать, не больше.

Мне невольно вспомнилось, что как раз на этом расстоянии тут и начинался темный парк, огороженный стеной из широкого, колючего кустарника. В этом свете идти навстречу чудесам в надвинутой шапке и с полузнакомым мужчиной как-то совсем расхотелось. Но кто же меня спрашивает?

Это было… странно. Идти на ощупь, когда у тебя из точек опоры и ориентации в пространстве — только чужая теплая ладонь.

Шли, и правда, недолго.

Когда остановились и даже секунд пятнадцать простояли, я нетерпеливо спросила:

– Ну что, уже можно смотреть?

– Ага… – он встал за моей спиной, сам аккуратно закатал шапку обратно и, склонившись к уху, тихо сказал: – А теперь… посмотри вверх.

Мы стояли под фонарем. Я медленно запрокинула голову и тихо ахнула от восторга.

Снег. Начался снег.

Белые хлопья летели с неба, искрясь в желтом свете фонаря, словно появляясь в воздухе сразу под ним. Ветра не было, потому снежинки медленно и величественно оседали на землю.

– И правда, чудо… – я смотрела в небо, не в силах отвести взгляда. – Ты снежинку тогда увидел?

– Первые, еще когда из подъезда вышли заметил, – по-прежнему стоя за моей спиной, проговорил парень. – Но да, понял, что сейчас повалит.

– Этот Новый Год все же будет снежным, – широко улыбнулась я и немного вздрогнула, почувствовав на локте руку Сергея. Он скользнул по моей руке до запястья и, подняв ладонь, развернул ее внутренней стороной. На черную перчатку тотчас осела крупная снежинка.

– Красивая, да?

– Очень, – тихо ответила я.

– Меня всегда удивляло то, насколько они прекрасные и разные. Нет повторов, все уникальны, хоть и похожи чисто.. технически. Так и люди. Природа гениальна, не находишь?

Я не знаю, сколько мы еще простояли под фонарем вглядываясь в темное небо и янтарный фонарь над нами… в искристую бурю вокруг.

Это был момент, застывший в вечности. Это и правда было чудо.

Мое личное новогоднее Чудо.

Но всему свойственно кончаться. Сергей разомкнул свои странные объятия и тихо сказал:

– Мы немного забылись.

– Да, – несколько смутилась я. – Шампанское… успеем?

Сосед глянул на часы и кивнул:

– Да. И запас времени еще есть. Можно не переживать.

Меня снова взяли за руку и потянули к магазину. Я шла,  недоуменно косясь на него и пытаясь понять, как я отношусь к такой фамильярности.

Шла и понимала… что никак. Очень естественно отношусь и совершенно не против. Это было необычно и даже страшновато. Но я справилась.

В магазин мы влетели с просто-таки крейсерской скоростью. Быстро пробежались по рядам, захватили еще три бутылки, кое-какую мелочевку для стола и пошли к кассе.

Обратно почти бежали.

– Пятнадцать минут осталось!

– Да-а-а… – протянула я и искренне расхохоталась.

– Что смешного?

– А ничего, – честно призналась я. – Но мне весело.

– Тебе хорошо, – понимающе усмехнулся Сергей, и, не дожидаясь моей реакции на эту интересную корректировку, двинулся дальше.

В квартире нас ждали просто-таки с нетерпением.

– Ну наканеццта! Где вас носило?! – возмутилась Ассоль в дверях. – Мы уже думали идти вас искать.

– Я думал, – хмыкнул Андрей за ее спиной. – Она разве что с балкона мои действия могла бы  контролировать.

– С восьмого этажа? – фыркнул Сергей, вручив пакет другу и раздеваясь. – А мы не пропали, просто ближайший магазин был закрыт, и потому пошли к дальнему.

– Ясно. В любом случае ветром в зал! Мы уже все накрыли – только вас ждем! Ну и курантов, разумеется.

 

Следующие несколько минут пролетели так стремительно, что просто дух захватывало. Не успела я разуться и выпрямиться, как меня схватил за руку Сергей и дернул в сторону зала. Не ожидая такого, я не устояла на ногах и налетела на соседа. Его это не смутило. Меня подхватили под колени, резко вздернули вверх и внесли в комнату. Ошалевшей от такого поворота событий мне не оставалось ничего иного, кроме как послушно обнять рыжего за шею и стараться не сильно таращиться в никуда круглыми от шока глазами.

Когда меня поставили на пол, я только с благодарностью ухватилась за бокал с шампанским, врученный мне в руки любезной Ассоль.

— Итак… — девушка по-хозяйски посмотрела сначала на уже накрытый стол, а после на присутствующих. — Всё на месте и все в сборе. Отлично!

— До Нового Года пять минут! — озвучил очевидное Андрей. — Что будем делать?

— Нашего бессменного слушать, что же еще? — хмыкнул Сергей и включил телевизор. Там ожидаемо выступал президент.

Это вызвало приступ хохота у всех без исключения присутствующих.

— Как понимаю, вспомнилось что-то веселое? — с улыбкой поинтересовалась я.

— Ага, — вытерев выступившую в уголках глаз слезинки кивнула Ассоль. — В прошлом году мы отмечали Новый год на даче Андрея. Буйно мальчики начали. Ну и… В общем, в итоге у нас отрубило свет, и полночь мы встретили при свечах. Серега безумно переживал, что мы не услышим новые слова президента о том, как плохо нам было в прошедшем году и как нелегко будет в будущем.

— Как понимаешь, одними сожалениями дело не ограничилось, — вставил Андрей

— Было бы странно, если после всего вами выпитого ограничилось!- возмутилась Ассоль. — В общем, братец расхрабрился и решил не лишать нас лучшего и последнего впечатления уходящего года.

Все замолчали, видимо или предложив мне додумать самой, или посчитав, что все и так понятно.

— Театрализованное представление «Речь президента» вам устроил, что ли? — таки решила уточнить я.

— Так! — рыжий решительно оборвал повествование о своих незаурядных талантах. — Хватит. А то мне тоже есть, что припомнить присутствующим!

— После двенадцати припомнишь, — заявила Асс, и бокалом облагодетельствовали еще и хозяина дома.

— Ииии! Две минуты! Предлагаю приступить к пожеланиям!

— Давайте, самое время!

Мы встали вокруг стола с улыбками начали:

— Творчества нам всем, — пожелала Ассоль. — И вдохновения.

— Сил на исполнение желаний, — принял эстафету Андрей.

— Перемен, — пристально глядя на меня сказал Сергей. И мне почему-то стало жарко щекам, и захотелось отвести взгляд.

— Удачи, — кратко сказала я. — И чтобы все перемены и цели в итоге вели нас туда, куда хочется.

Рыжий напротив только улыбнулся и согласно опустил ресницы.

Пожелания остальной четверки я слушала вполслуха, стараясь экстренно себя встряхнуть. Так, Марина! Не мечтать! Не планировать и не рассчитывать ни на что! Это новогодняя ночь, и парень довольно вольных нравов. Нельзя подпускать его к себе очень близко. Ты, увы, не можешь несерьезно, а серьезно не нужно уже ему. Да и вообще, объективно этим вечером ты для Сергея — единственный объект для ухаживаний. Потому как остальные девушки или заняты, или вообще сестра.

Так что подрезаем крылья и летаем ниже. Иначе эти самые крылья тебе потом безжалостно поломает реальность и сбросит с розовых облаков. Мало ты себя после бывшего собирала? Тебе не нужны сейчас чувства.

Так что ты хорошо проводишь эту ночь в приятной компании, забираешь Лайма и все.

Самовнушение немного помогло.

Бабочки в животе сложили крылышки и затаились, и я уже со спокойной душой подняла бокал под бой курантов.

— С Но-вы-м Го-дом! — радостно неслось со всех сторон, и сейчас я, как никогда, ощущала, что впереди действительно нечто новое и, может, даже счастливое. Почему нет?

А дальше новогодняя ночь текла своим чередом. Мы смотрели салют с балкона и восхищались расцветающим в ночном небе зрелищем. А потом было застолье и общение, настольные игры за очередным бокалом шампанского и много-много смеха. Наверное, я выпила больше, чем было надо, ибо люди вокруг казались потрясающе добрыми, приятными и вообще самыми замечательными на свете. Как минимум, в эту ночь. И надо ли акцентировать внимание на том, что Сергей вообще казался мне самым лучшим из мужчин. Когда я на него смотрела, разве что нимба над головой парня перед внутренним взором не появлялось.

А еще, как назло, везде вокруг царило торжество любви. Парочки обнимались и целовались, коты друг на друге спали в удобном кресле, и даже Андрей вдруг положил руку на плечо краснеющей Ассоль.

В общем — жуть, а не условия. В такой остановке вдвойне хотелось любви и счастья или хотя бы ласки и нежности.

Я тяжко вздохнула.

— Ма-а-арин!

Я вздрогнула от оклика.

— Что?

— Твой ход, что! — с улыбкой сказал Сергей и налил в мой опустевший бокал остатки шампанского.

Играли в Манчкина. Было весело и драйвово. Хотелось приключений, и не только карточных. Притом всем. Наверное, именно поэтому, а быть может, еще из-за алкоголя в крови, в тот момент, когда Андрей предложил пойти на улицу поиграть в снежки, никто не отказался.

Как мы собирались — вообще отдельная песня, тоже весьма веселая. Для начала мы всей женской компанией пошли ко мне домой, потому как играть в снежки в платьишках, капроновых колготках и тонких брючках было совсем не умно. А потому было принято решение выпотрошить мой гардероб на предмет теплой одежды. Как мы это все мерили! Показ мод “Меховая капустка” в действии. Через минут двадцать мужикам надоело нас ждать, и в дверь решительно забарабанили, заявив, что они все понимают, но еще немного, и пойдут гулять одни.

Но в итоге, после всех испытаний, мы оказались на улице.

Морозный воздух обнял, погладил щеки и выдул из головы часть алкогольного тумана.

Вокруг было бело и хорошо. И правда новогодняя сказка — деревья в белом одеянии, пушистое снежное одеяло лежало на земле, переливаясь в мягком свете фонарей.

— Юх-ху-у-у! — взвизгнула Ассоль и с размаху упала на ближайшую покрытую снегом лужайку.  — Смотрите, я снежный ангел!

Андрей встал возле распростертой фигуры, внимательно ее осмотрел и так и этак и выдал:

— Непохожа.

— Да? — лукаво прищурилась девушка, сгребла в ладонь снега и, скомкав, отправила в здоровяка.

Тот, конечно, ловко увернулся, но именно это и спровоцировало начало боя не на жизнь, а на смерть.

Мы как-то быстро и незаметно разбились по командам.

— Бей мужиков! — вдохновенно скандировала художница, прячась за березой.

— Не дадим попрать род мужской! — не менее воодушевленно ответил ей кто-то, и в березу прилетел первый снежок.

Меня захватило всеобщее безумие, а потому, различив чью-то яркую шапку над лавочкой в отдалении, откуда и прилетел снаряд, я швырнула туда свой.

— Кто-о-о это у нас такой меткий? — зловеще протянул Серега, восставая из-за лавочки подобно древнему умертвию.

— Я! — смело призналась в ответ, да еще и язык показала.

— Ах, так? Ну, сейчас вам будет!

Как ни странно, вот прямо сразу ничего не было. Сосед залег обратно и, судя по всему, куда-то пополз.

— Мне кажется, они что-то задумали, — авторитетно выдала одна из девушек.

— Еще нет, но явно этим и планируют заняться, — кивнула я и хмыкнула. — Это же мужики, они без плана действий не могут. Слово “импровизация” им чуждо.

— Что делать будем? — спросила Асси, подкидывая на ладони снежок и воодушевленно сверкая глазами.

— Импровизировать, конечно, — хихикнула я. — Мы, в конце концов, играем, и даже если проиграем… ну подууумаешь! Это тот самый случай, где процесс слаще любого результата.

— То есть, срываем их переговоры?

— Превращаем порядок в хаос, статичное в динамичное и так далее. В общем, как и обычно, действуем непредсказуемо!

— Это как?

— С дикими воплями бежим туда и швыряемся в них снежками, конечно, — как маленьким, разьяснила я девочкам.

Они переглянулись, хищно усмехнулись, и мы в лучших традициях индейцев с воплями кинулись к предполагаемому логову противника. Противник восстал из-за лавочек, с удивлением обозрел эту, так сказать, “атаку”, и,  переглянувшись, снова нырнул в укрытие. Бодрые индейцы в наших лицах было возрадовались такому малодушию, но, как выяснилось, — рановато танец победы на воображаемых косточках отплясывали. Мужики явно рассчитывали, что будут атакованы, и, стало быть, успели подготовиться. В нас полетели снаряды, от которых мы, надо отдать должное, с успехом уворачивались. Правда, в своем случае я немалую долю этого самого успеха отнесла бы или на случайность, или на шампанское, благодаря которому меня несло по совершенно непредсказуемой для мужского разума траектории. Мои снежки, кстати, тоже, именно потому они и попадали. Свои заготовки я очень быстро потратила и плюхнулась на землю, начиная быстро лепить новые.

— Вперед, последователи броуновского движения!

Снежки звание оправдали. Первым по шапке получил Сергей, потом я засветила по спине Артему и, подскочив, станцевала радостный танец дикарей. Рядом так же лихо отплясывали остальные девочки.

— Ах, так… — здоровяк решительно вышел из-за лавочки, а за ним потянулись и остальные. — Парни, мне кажется, пришло время искупать кого-то в снегу.

— Эм… — я попятилась. — Мы же в снежки играем. Тут их как бы кидать надо.

— Ну как, — ласково улыбнулся Сергей. — У нас, Мариночка, так называемые “снежные забавы”. Которые включают в себя много чего еще, кроме тривиального закидывания противника. Еще противника можно и нужно макать в сугроб.

— Ты где тут сугробы видишь?! — возмутилась Ассоль, понемногу начиная отступать.

— Ничего, тобой и сгребем, — ласково пообещал ей братец.

— Бежим? — предложила я и так же решительно, как недавно бросалась в атаку, отступила. Ладно, будем честны — панически удрала!

Впрочем, о самообороне я тоже не забывала, в процессе пару раз наклонилась и обзавелась стр-р-р-ашным снежным оружием.

Остальные девчонки так же, как и я, с писком кинулись врассыпную, а парни, напоказ злорадно гогоча, — за ними. Оббегая вокруг березки и петляя, как заяц, я оглянулась, и на губах помимо воли появилась довольная усмешка. Угадайте, что был охотником? Да-да, некто рыжий и наглый.

У меня даже появилась мысль поддаться, но я здраво рассудила, что он и так и так меня поймает, но если это дается сложнее — тем интереснее. Тем более, никто не мешает в процессе обменяться любезностями, верно?

— Не поймаешь! — заявила я, в очередной раз совершая обманный бросок и останавливаясь за деревом, готовая в любой момент кинуться наутек.

— Правда? — усмехнулся сосед, тоже останавливаясь и переводя дыхание.

Конечно же, неправда, но говорить ему про это необязательно.

— Быстро сдаваться… не интересно, — насмешливо протянула я.

— Но и, если слишком затягивать охоту, то это утомляет и выматывает, переставая забавлять, — проговорил Сергей.

— Так думает охотник. Одна сторона. Согласись, маловато для однозначных выводов, — я насмешливо прищурилась в ответ и, швырнув в противника снежок, быстро метнулась за дальнее дерево.

— Вот поганка!

— А как ты хотел? – весело крикнула я и рванула дальше.

В спину сразу прилетело комком снега, а быстрые шаги слышались все более и более отчетливо. Тяжелое дыхание, скрип снега под подошвами… это будило во мне древний женский инстинкт добровольной жертвы. Некоторые забавы затеваются только ради того, чтобы красиво в них проиграть. Игры между мужчиной и женщиной относятся именно к таким.

Но сейчас я не собиралась все быстро заканчивать. Петляла, резкими бросками меняла направление, оббегала деревья и вообще не стремилась попасть в объятия рыжего охотника.

Собственно, а почему да?

Женщины в чем-то не менее хищницы, чем мужчины. Мы хотим достаться непросто.

Он настиг меня, как крупный хищник семейства кошачьих. Тигр, да простят меня за некоторый пафос, которым уже пропитано это слово, если оно адресовано к мужчине. Но сейчас у меня было именно такой ощущение. Когда тебя одним прыжком настигают и валят в снег, сбивая дыхание и случайно срывая шапку с головы, это… это невероятно!

Сергей быстро меня перевернул, перехватил руки, прижав их по обе стороны от тела, и довольно спросил:

— Ну что, сдаешься?

— Ни-и-икогда, — протянула я, глядя в его серые глаза.

— Это хорошо, — ответил мне с невероятно чувственной, чуть кривоватой усмешкой парень.

А потом наклонился и поцеловал. Надо ли говорить, что поцелуй тигра вовсе не был нежным, робким и нерешительным, как первое знакомство? Он прикусил мою нижнюю губу, потом сразу же зализал пострадавший участок и захватил в плен верхнюю губу. Я почувствовала на своем подбородке горячие, вопреки зиме вокруг, пальцы и.. растаяла. Окончательно и бесповоротно, позволяя себе покориться мужчине… на этот короткий и миг и еще несколько последующих. Тигру нужна живая и не сдавшаяся добыча. Кто я такая, чтобы не следовать законам природы?

Так что я слегка цапнула в ответ разошедшегося зверюгу и отвернулась. Губы парня скользнули по щеке, уху и ласково чмокнули в висок.

— Мне нравится, как начинается это год.

— Мне тоже, — я не скрывала искр чувственного интереса в глазах.

— Марин… — он поднялся, после подхватил меня под локти, помог встать и, отыскав в снегу шапку, нахлобучил ее на мою голову. — Помнишь поговорку о том, что “Как встретишь, так и проведешь?”

— Помню, — я натянула шапку за уши поглубже и добавила. — Вот только она редко сбывается.

— А тут уже от людей зависит, — многозначительно сказал Сергей.

Продолжить беседу на такую интригующую тему мы не успели. Нас нашли остальные ребята. Тоже изрядно поваленные в снегу, раскрасневшиеся, довольные и счастливые.

 

 

 

  1. А продолжение будет? А то как то затянуло в такое предновогоднее настроение ,хочется ещё чуда. А ещё узнать что будет с Елом и Риной)))

  2. Какая замечательная, теплая история! Жду вторую часть и надеюсь, что у Феи и Еля, тоже чего нибудь получится:)

  3. Очень новогодняя история.
    Так сразу мандаринов или апельсинов с глинтвейном захотелось.
    Нужно будет на Новый год сделать.
    Спасибо.

  4. Александра, хорошо-то как, и спокойно, и сказочно стало на душе! Спасибо за новогоднее чудо! И, конечно, хочется продолжения!

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Дорогие друзья, магазин находится на реконструкции! Идет добавление товара! Закрыть