Легенды Изначальной Империи 3. Разная доля нас ожидает

Легенды изначальной империи 3. Глава 4

Легенды изначальной империи 3. Глава 4

 

 Резиденция Хранителей Изначальной Империи.

  Комната Лирвейна

  

На большой постели беспокойно спал полуобнаженный светловолосый мужчина, то и дело метаясь по подушке и сжимая кулаки.

От некогда аккуратного хвоста, в который были убраны белые волосы, не осталось и следа, да и полураздетым он был исключительно достижениями своих же коллег.

В данный момент, с него стягивала носки кудрявая девушка, потом она нерешительно покосилась на ремень брюк, передернулась и позвала:

— Ярр, помоги.

Раздались шаги, и из соседней комнаты показался сосредоточенный Искусник, который нес в одной руке небольшую пиалу с темным содержимым, а в другой… наручники. Ро изумленно уставилась на приятеля и осторожно спросила:

— А это зачем?

-Затем, что один я его в следующий раз не удержу, — вздохнул Мидьяр, и осторожно поставил пиалу на прикроватный столик. — Аэрлис умотал в лабораторию следить за зельем, а оно нам сейчас очень нужно, сама понимаешь. Аса вызвали на работу, у них там ЧП, так что без ректора не справиться. Остальных звать… мы не настолько им доверяем.

— Но с Лиром-то можно что-то сделать? — почти отчаянно спросила фейри. — Ну, нельзя же так! Хоть с Алей поговорить, объяснить ей ситуацию!

— И как ты это видишь? — скептически хмыкнул Хранитель Грёз. – “Алечка, мы тут подумали и решили, что замуж за любовь детства тебе нельзя-с, потому что наш придурок-орвир вдруг вс` же решил в тебя влюбиться и, всякий раз, когда вы с Пламенеющим переходите границу, нашему блондину очень хреново”. Так что ли? Это притом, что сам Лир сделал всё, чтобы Александра даже рядом с ним находиться не хотела. Ты не знаешь всего, Ровена…

— Но надо же что-то сделать! Он же с ума сойдет, Ярр!

— Не сойдет. Кто ж ему даст? — хладнокровно ответил меднокосый мужчина, который сейчас и правда казался старшим. Все же маска беспечного балагура была настолько естественна, что всякий раз, когда она спадала, Княгине стоило некоторых усилий не выдать своего ошеломления. Такие кардинально разные стороны уживались в этом рыжем ленейри…

— Как это, не сойдет? — озадаченно поинтересовалась Ро. — Он же полюбил, а она не с ним, то есть, как и любой высший орвир… — последовал тяжелый вздох и сочувственный взгляд на беловолосого страдальца от высоких чувств.

— Ровена, милая, — рассмеялся Ярр, подходя ближе к постели, и критически осматривая столбики, понимая, что наручники тут закрепить негде. — Вот чем Ас думал?! Я что, к себе его приковывать буду?!

— А он разве буйный? — уже с опаской осведомилась кудрявая.

— Пока нет, — пожал плечами Мидьяр.- Видимо, с его избранницей никто никаких неприличных вещей не делает, вот Лир и спит. Это ты недавно пришла. А часа два назад тут такое творилось… мы едва удержали, чтобы он не пошел её забирать. Ну и приятеля своего убивать.

— Я же говорю, что надо поговорить с Алькой!

— И свалить с больных голов на здоровую? — невесело хмыкнув, вздернул медную бровь бард. — Девчонке только этого не хватало! Нет, Ро, её ноша — это Империя, и теперь у неё кроме нас будет и сильный консорт за плечом. Но его ещё надо заставить стоять именно там, где она хочет его видеть, и поверь, это тоже будет не просто. Лира же мы с тобой вытащим. В конце концов, ты сильнейший ментальный маг, а я эмпат, должны справиться и не дать ему сойти с ума. В худшем случае — позовем покровителей, им съехавший с катушек Хранитель тоже не нужен. Тем более настолько сильный и перспективный, как Лирвейн.

— Я просто боюсь, что после этого от Лира останется только разум… — почти неслышно проговорила фейри, села в изголовье у Водника и ласково провела ладонью по спутанным светлым волосам. — Чувство его выжжет, Ярр. И… я боюсь, прежним он уже не будет. А почти всесильный логик… мне жутковато.

— На Асгарда посмотри, — парировал Мидьяр, передавая руки Хранительнице пиалу с лекарством. — Тоже логик, и ничего!

— Так это же Ас, — возмущенно взглянула на Искусника Ро, а потом склонилась к блондину и, приподняв его голову, осторожно влила лекарство. — У Стали расовые особенности такие.

— У орков тоже самоконтроль был возведен в культ, — покачал головой музыкант, задумчиво крутя в пальцах наручники. — И то, что Лир был нерадивым наследничком, проявилось и в том, что к учебе, а в особенности к этому разделу, он относился спустя рукава, — Хранитель Грёз ненадолго замолчал, нахмурился, и его лицо исказила какая-то странная гримаса, а потом он почти неслышно продолжил: — Чувства сгорят… Ро, поверь, я знаю: то, что выжжено, ещё не мертво. И от меня не просто возлюбленная ушла. А жена и дочь на руках умерли!

— Успокойся, — тихо попросила его темноглазая дивная. — Твоя боль иная, и к этой ситуации не имеет никакого отношения.

— Это я к тому, что если даже я сумел выбраться, то ему так вообще страдать не пристало, — угрюмо ответил непривычно серьезный и… жесткий Искусник. От солнечного Ярра, которого знала принцесса, тут мало что осталось.

— Это ты-то сумел выбраться? — скептически глядя на друга фыркнула Ровена. — Скажи, милый мой Ярр, а когда ты в последний раз пылал к женщине чувством, более высоким, чем банальное плотское желание? Такое вообще бывало с тех пор?

— Это к делу не относится, — почти слово в слово повторил Мидьяр недавнюю фразу кудрявой фейри. — И вообще, вот допустим, мы скажем Але… и ты правда думаешь, что она пошлет Евграна далеко и надолго, а потом кинется на шею Лиру? И это после того, что наш интуит натворил в процессе “воспитания”, и не только?!

— Ну, зачем посылать… — неуверенно начала княгиня. — Тройной брак?

— Чтобы она через месяцок осталась двойной вдовой, — закивал Мидьяр, со вздохом запустил руку в свои волосы и проговорил. – Поубивают они друг друга, Ро. Вот чувствую. Они слишком собственники, и слишком её любят, чтобы делиться.

— Пламенеющий всего лишь наследник клана… Лир его одолеет.

— Какие у тебя замечательные мысли, — Мидьяр издевательски ответил Светочу изысканный поклон. — Замечательные и жизнелюбивые, о дивная Княжна, ты истинная дочь своего воинственного рода!

— Мидьяр, угомони норов, — ровно и почти бесстрастно ответила Ро, но в темных глазах сверкнул нехороший огонек. — Мне не нравятся твои слова.

Хранитель Грёз несколько секунд пристально смотрел на хрупкую фейри, но все же извинился и продолжил:

— По поводу Евграна… Он фаворит Огненной Девы. Неужели ты думаешь, что она оставит своего любимчика без заступничества?

— Чтобы убить Хранителя?! — поразилась Ровена. — Зачем ей конфликты с Водой?!

— Насколько я знаю от Иссо, эти стихии никогда особо не ладили, — пожал плечами Мидьяр.

Несколько минут в спальне царило молчание, Искусник смотрел перед собой, видимо размышляя о чем-то, Светоч же всё так же перебирала волосы Лира, и с сочувствием смотрела на спокойное сейчас лицо.

— Но с Лиром все равно надо что-то делать! — девушка вскочила с постели и нервно заметалась по комнате. — У меня сердце рвется, на него глядя! И он столько для меня сделал в своё время, только благодаря вам я собрала себя по кусочкам! Не могу же я его оставить в таком состоянии!

— Не оставляй, — спокойно кивнул Ярр. — Посиди. Как раз, если проснется — отруби ментальным ударом.

— Зачем? — округлила глаза княгиня.

Мидьяр вздохнул, и терпеливо разъяснил:

— Ро, улови логичекую цепочку: Евгран. Аля, они друг друга любят и они вдвоем ночью. Как думаешь, Пламенеющий станет колыбельные петь девушке, от которой голову теряет, и которую очень долго было нельзя трогать, а теперь не только можно, но ещё в общем-то и нужно? Она теперь Проводник. Ей необходим сексуальный партнер. А Лирвейн её любит, и он орк, а значит, связан с нашей наследницей не только узами “вассал — госпожа”.

— То есть, если он проснется, то…

— Да, то есть нашу прелестницу совращают. Если уже не совратили. Хотя маловато он днем бесился… а значит, самое сложное у нас впереди.

Минуту они молчали, потом Ровена отошла от окна и приблизилась к Мидьяру, который стоял у постели и с бесстрастным лицом наблюдал за спящим коллегой. Ро прижилась к Искуснику, обняв его за талию, и положив голову на грудь:

— Неужели, мы ничего не можем сделать?

Хранитель не отвечал так долго, что Светоч уже решила, что вопрос так и останется “повисшим в воздухе”, но наконец Грёзы неохотно разомкнул губы и оборонил одно-единственное слово:

— Ждать…

— Мне больно на него смотреть.

— Если ночью все повторится, то я заберу Александру от Евграна, хотя бы на сутки. И объясню Рыжему, что девушку потом в течении нескольких дней лучше не трогать. Нам очень нужно время…

 

 

 

 

Где-то на просторах Изначальной Империи

 

Логово Евграна Пламенеющего

 

Свет камина освещал комнату, играл медовыми отблесками на деревянных панелях и мебели, дробился на тысячу бликов в стеклах витража, рассыпал искры в волосах рыжего мужчины, который сидел на полу и задумчиво смотрел на спящую у камина девушку.

Забавно все получается…

Аля пошевелилась, крепче обнимая блюдо с южным белым виноградом, который ела, когда он рассказывал одну из историй, услышанных во времена своей юности, прошедшей на море и в странствиях. Хорошее было время… так хотелось его вернуть, но, видимо, не судьба. Но она того стоит.

Евгран потянулся к принцессе и осторожно забрал у неё тарелку с фруктом, отставил в сторону и пересел ближе, к своей первой и единственной любви, так соблазнительно раскинувшейся на серебристой шкуре снежного барса.

Интересно, а как бы она поступила, если бы узнала, что он успел сделать на пути к своей свободе… А сделал он очень много и, наверное, почти непростительных вещей.

Впрочем, теперь всё позади, он сам перекрыл себе дорогу назад и, надо признать, что ни капли не жалел. Да, в нынешней ситуации был всего один плюс, ныне спящий в свете огня, но зато какой. И знать о прошлых деяниях идеальной рыжей осени его половинке совсем необязательно.

Александра сонно простонала и перевернулась на спину. Рыж несколько секунд с улыбкой рассматривал разнежившуюся в тепле любимую женщину, медленно скользя взглядом по ставшему таким дорогим лицу, но улыбка пропала, стоило ему спуститься взглядом до распахнутого ворота рубашки, в котором была видна верхняя часть груди.

Ладонь сама потянулась к её телу, да и зачем сопротивляться своим желаниям, ведь теперь она почти что принадлежит ему. Любимая, а совсем скоро станет невестой, а там и женой. Днем он остановился только потому, что прекрасно понял, почему огненная стихия в принцессе так взъярилась. Нечестно, покровительница!

Игра по правилам более интересна, потому он и не стал пользоваться случаем.

Но сейчас ничего не мешает.

Приласкать, разбудить поцелуем, и медленно, нежно соблазнить.

Она не станет сопротивляться… не захочет просто.

И, что приятно, в этом нет никаких специальных заслуг в виде зелья или заклинания.

Всё честно.

Так странно. И так ценно. Бесценно.

Первая пуговичка на рубашке поддалась легко, за ней и вторая, третья, и так до конца. Мужчина не распахивал полотно, пока не расстегнул рубашку полностью, растягивая удовольствие. Удовольствие обломали весьма грубо:

— Ой, да я не вовремя, — промурлыкал ему на ухо знакомый голосок, а плечи обожгло жаром от легших на них сияющих Огнем рук.

— Так ты всегда не вовремя, — хмыкнул ещё один голос, но уже мужской.

Пламенеющий поморщился, поплотнее запахнул на спящей принцессе рубашку, и мысленно похвалил себя за неторопливость.

— Приветствую, Великие, — не оборачиваясь, “почтительно” поздоровался рыжий.

— Я смотрю, время не меняет манеры твоего избранника в лучшую сторону, Огни, — фыркнул всё тот же голос, и повернувшись, Евгран пристально оглядел темноволосого фейри с радужными глазами и, склонив голову, проговорил:

— Тинай Мираж Иссо, рад вас видеть.

— Евгран Пламенеющий, — иронично кивнул в ответ стихия, и озвучил очевидное. — А мы в гости!

Рыж подавил раздражение, вспыхнувшее при очередном выверте этого… дивного, и вежливо осведомился, параллельно скидывая с себя руки покровительницы:

— Чем обязан?

— Проверить пришла, — вздохнула Огненная Дева, присаживаясь рядом с фаворитом и недовольно на него взглянула. — Евгран, вот чем ты думал, а? Я всё для тебя! И помолвку, и силу в ней разожгла сегодня, но вот скажи, с каких это пор у тебя образовалось такое вредное свойство организма, как совесть?! Никогда не страдал этим недугом!

— Судя по всему, так и не начал, — снова вставил свои “пять копеек” Грёзы. — Прервали мы его как раз на раздевании прекрасной девы!

Пламенеющий тихо скрипнул зубами и вежливо спросил:

— Великий Грёзы, а чем я обязан вашему визиту?

— Скучно мне, — охотно ответил фейри, многозначительно ухмыляясь.

— Не обращай внимания, — отмахнулась от коллеги Огни, и снова спросила: — Ты чем думал?

— Мои отношения с невестой вас не касаются, — ровно ответил Рыж.

— Да ты что?! — восхитилась стихия. — Да если бы не я, их бы и не было, этих отношений!

— А вот это не факт, — нейтрально улыбнулся Евгран. — И, уважаемые, не хотел бы показаться невежливым, но у меня тут предварительная брачная ночь планировалась… вы малость мешаете.

— Ну, ты и наглый, — буднично заметил Иссо, но в многоцветных глазах князя мелькнуло что-то очень нехорошее.

— Моё право, — не дрогнув, ответил Ев. — Это моё место и, более того, его неприкосновенность обговорена с покровительницей.

Огни порывисто вскочила и окуталась ярким пламенем, постепенно исчезая, оставляя в комнате только эхо фразы: “Потом поговорим, когда верхний мозг заработает”.

Тинай же по-прежнему сидел в кресле, и хоть и начинал светиться лиловым, но исчезать не спешил. Встал, подошел к наследнице, потом взглянул на Евграна и тихо предупредил:

— Будет не просто, ведь бой ещё даже не начат, — Грёзы отошел, медленно исчезая. — Советую всё же закончить то, что ты начал, и не только потому, что давно мечталось.

Уже спустя секунду в комнате снова никого не было.

Рыж поджал губы, порывисто встал, неслышно прошелся босыми ступнями по ковру и открыл стенной шкафчик. Почти не глядя выхватил из стройной шеренги бутылок одну, захлопнул дверцу, лишь в последний момент удержав её от стука, потому что будить Алю — последнее дело.

С-с-с-стихии! Поганка Огни, ладно, что сама прискакала, так она ещё и Иссо с собой притащила! Вот за что Пламенеющий не любил любимцев Грёз во всех их проявлениях, так это за непредсказуемость и полное внешнее отсутствие логики! Невозможно просчитать их! Это уже потом, когда ты, проигравший, сидишь и пытаешься проанализировать ситуацию, становится очевидна связь между абсурдными поступками, словами и ситуациями! Но уже ПОТОМ! После поражения.

Да, Тинай Мираж дал совет, и, в общем-то, дельный, но вот Евграну очень не понравилась едва заметная искорка, которую Великий оставил на защите дома. Да и с Грёз станется сейчас галопом рвануть к тому же Алиру, и притащить его сюда.

Фейр-р-ри! Господи, как же сложно иметь дело с алогичными личностями!

Пламенеющий нехорошо усмехнулся, почти оскалился, и вышел на веранду. Тело охватила прохлада ноябрьской ночи, и он мимолетно порадовался, что построил дом в южных широтах. Не заботясь об отсутствии бокала, Рыж открутил пробку и сделал несколько глотков терпкого пойла, которое огненным комком прокатилось по горлу и теплом осело где-то в солнечном сплетении.

Конечно, пить перед колдовством и… дальнейшими планами — это не очень хорошо, но… он тип достаточно закаленный для того чтобы позволить себе эту маленькую глупость.

Пламенеющий поставил алкоголь на перила, подавив мимолетный порыв зло запустить бутылкой в темноту. Гнев ещё никому не добавлял плюсов. Тем более, бессильный гнев на то, что “нити” почти ощутимо ускользают из пальцев.

Ничего… пройдено, испытано, сделано уже столько, что теперь нельзя сидеть на месте.

Двери захлопнулись, он сам обменял свободу на что-то большее, потому теперь надо сделать всё, чтобы это “большее” никто не украл.

Рыж не обольщался по поводу беловолосого конкурента. Ведь, если судить по некотором “штрихам” магии и незначительным деталям внешности, то можно сделать вывод, что друг-враг принадлежит к высшей касте народа орвиров. А, стало быть, он сейчас отходит от того, что было днем с Александрой.

Но глупо думать, что орк так вот покорно распрощается с разумом.

Да и глупо думать, что ему кто-то это позволит. Хранитель Воды — это не обычный маг или шаман средней руки. Потому, за здравый ум старого приятеля Пламенеющий не волновался.

Но отдавать свою женщину не собирался тоже!

Он положил почти всю жизнь, свои мечты за нее! Берег всё это время, и даже вовсе не для себя! А что сделал он?!

Мда… А он сделал Императрицу.

Аля изменилась, и сильно, Рыж не мог не понимать, с чем придется ему мириться в дальнейшем.

Но Евгран всегда был очень гибким и хитрым типом.

Выживем.

Подстраиваться под обстоятельства он умел замечательно.

И уступать не собирается. Тем более, что сдерживаться уже, и правда, незачем.

Вот только, надо обезопасить дом от незваных гостей. Конечно, со Стихиями это не поможет, но тех же Хранителей не пустит, они просто не смогут “поймать” координаты.

Мужчина закрыл глаза, и спустя миг его фигура окуталась огненным маревом, а за спиной раскрылись знакомые Але крылья, которые она обманчиво приняла за наведенные. Нет, девочка, это не совсем так… Просто фаворитам стихий полагаются определенные бонусы, а Евгран был ещё и наследником клана, который в своё время немало помотался по миру, интересуясь в основном древними артефактами. Именно один из них и защищал его тайное логово.

Надо просто влить в него ещё силы, и кинуть вокруг дома “обманную сеть”.

Спустя несколько минут всё было сделано, и обессилевший рыжеволосый прислонился к перилам веранды, нашарил бутылку, и выпил ещё немного.

Мда, теперь, после того, как выложился магически, хочется просто подгрести Алю под бок и рухнуть спать.

Хотя, наверное, это ровно до того момента, как он вернется в дом.

Ведь там любимая девушка в полураздетом виде, нежится в тепле камина. Притом рубашка-то уже расстегнута…

Он тихо рассмеялся, понимая, что для того чтобы мысли об отдыхе отошли на задний план, оказалось достаточно всего лишь это представить!

Пламенеющий решительно развернулся, расплескав медные волосы по спине, прикрытой тонким жилетом, и зашел в дом.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *