Легенды Изначальной Империи 2. Разные судьбы нас выбирают

Легенды изначальной империи 2. Глава 7

Глава 7.  Наглость – второе счастье.

Себя надо любить и хвалить.

Не поручать же такое ответственное дело чужим людям?

Макс Фрай

Следующий день прошел в Департаменте «дяди».

Когда  проходила через приемную, то удивилась большому количеству цветов. Но так как сильно волновалась перед встречей с «оборотной стороной» Хранителя воды, то не обратила на это внимания.

Первое, что сообщил мне Хор, как только я появилась в кабинете, было:

— Ваш поклонник, завалил цветами полдепартамента и изрядно нас всех достал. Уже устали твою замену от него прятать.

— Зачем? – удивилась я. – Пусть походит на свидания. И Пламенеющему приятно и нам спокойно.

Алир иронично вскинул брови и снисходительно на меня посмотрел.

— Альена, ваш  несостоявшийся жених не дурак, как это не прискорбно, — он запустил пальцы в волосы и закончил. – Потому обмануть его не получится.

Тут раздалась мелодичная трель, и голос Леславы произнес:

— Мой Лорд, пришел посыльный.

— Если с тем же, с чем и предыдущие пять раз, то пусть катится обратно! – Зло рыкнул безопасник.

— Эм… — протянула секретарша. – Вообще на этот раз с документацией. Но отправитель тот же…

— Принеси, — махнул рукой блондин.

Девушка прошла в кабинет, приветливо улыбнулась мне и положила на стол к начальству несколько конвертов. Затем быстро вышла.

Хор брезгливо поднял один за краешек и критически оглядел со всех сторон. Я спрятала улыбку. Такой мужчина нравился мне гораздо больше. Он более… искренний и настоящий, что ли?

Мужчина тем временем вскрыл два послания, и откинулся в кресле, держа оба в руках.

—  Вот что бы это значило? – уныло осведомился он. Отвечать я, разумеется, не стала. Во-первых потому, что не знала темы, а во-вторых, судя по всему, вопрос был  риторический. – Вот первое, начинается вполне стандартно «заместителю начальника, достопочтимому» и прочее. Опять шпионку обратно просит. – Блондин покрутился в кресле и задумчиво сообщил в тишину. – А вот не отдам! – он снова кинул взгляд на бумаги. – А второе крайне неуважительное. Хотя бы из-за вступления! «Если ты, Пес плеши…» мда, опустим «сегодня не придешь, то…» тоже опустим.

Тут безопасник кинул на меня смущенный взгляд. Как будто только вспомнил, что я вообще тут.

— Эм… леди, я несколько увлекся, прошу простить, — коротко поклонился мужчина. – Я вчера много работал с силой, почти досуха опустошен был, потом восполнение. Надеюсь, вам не надо объяснять психические особенности человека после такого.

— Ничего страшного, — безмятежно улыбнулась я.

— Вот и отлично, — сухо кивнул тот. – Меня ждут дела, а тебя я попросил бы просмотреть эти договора. Что посчитаешь нужным – подпиши и отдай Лесли.

— Эм… — я ошеломленно посмотрела на него. – Но как?

— Ты мой представитель, забыла что ли? – недовольно посмотрел на меня собирающий какие-то документы в папку блондин. – И вообще, давно пора вникать.

С этими словами, он быстро нацарапал что-то на листе бумаги, затем смял оба послания Евграна, выкинул в корзину, а сам направился на выход.

В приемной, бросил листик на стол Леславе и приказал отправить Пламенеющему.

Я озадаченно проводила взглядом «дядю», потом не менее задумчиво осмотрела стол зама.

Ну что ж… Поехали.

Я осторожно встала и приблизилась к креслу. Нерешительно в него опустилась, ощущая себя очень неуверенно. Поймала себя на глупой мысли-фантазии, что сидение сейчас отрастит себе зубки и тяпнет, собирающийся опуститься на него отнюдь не начальственный зад.

Слава стихиям ничего такого не произошло.

Я выдохнула и решительно притянула к себе бумаги. Так… Это у нас смета на снаряжения для боевых команд. Не решусь подписывать. Пусть блондин сам решает. Кстати, а где он вчера успел «досуха» выложиться? Они же с Ярром оставались разговаривать… Не подрались же с Искусником… Бред.

Хотя работа у Лира опасная, вполне мог и ночью сорваться, если дела требовали его присутствия.

Так-так-так… Эти два можно подписать. Дежурные доки, ничего важного, но необходимы, чтобы дела не тормозились.

А это у нас что? Причем тут договор о найме на работу нового уборщика? И что он делает на столе у зама, если таким отдел кадров занимать должен? Надо отложить отдельно.

Но как я не старалась погрузиться в работу, все равно до конца это не выходило. Взгляд неудержимо притягивала корзинка с выброшенным туда очень интригующим меня посланием. Все же интересно, что там Рыж еще ему понаписал!

Я все же решилась, встала и  крадучись направилась к урне.

Эх, как низко мы пали! Но ведь все во имя благой цели! Ага… любопытства.

Быстро выудила оба листочка и метнулась в подсобку. А что?! Вдруг кто войдет?

Села за столик и взяла первый листик. Осторожно расправила и вчиталась. Послание и правда было сугубо официальным, но настолько вежливо-закрученным, что поневоле закрадывалась мысль, что писавший издевается. Впрочем, вероятно догадки недалеки от истины. Так! А теперь второе!

Я вчиталась в строчки выведенные красивым, летящим почерком и невольно округлила глаза.

Здравствуй, дорогой мой приятель.

«Дорогой» в самом прямом смысле, ибо меня окончательно достало то, что твои орлы лезут всюду и портят моему ведомству всю малину. Прекрасно знаю, что ты испытываешь ко мне не более теплые чувства по аналогичной причине.

И все бы ничего, если бы не существовало СБ остальных кланов, которые в отличие от нас с тобой, сейчас оставляют свои склоки и пытаются сплотиться. Не знаю как тебе, но мне крайне не нравится практически объединение Белой и Синей структур. Надеюсь не нужно объяснять, чем это грозит?

Так что предлагаю встретиться на нейтральной территории и все обсудить.

И если ты Пес плешивый, так и будешь дурака валять, то я вспомню старые времена и все же прорежу тебе шерсть!

P.S. Кстати, есть что обсудить, помимо рабочих моментов. Например, наши симпатии к девушке с чудесным именем на «А»

Искренне твой, Кот.

Мда… Многозначительно.

Вот только… Что значит «симпатии»? Он ведь должен думать, что Хор мой дядя.

Ничего не понимаю.

Да и может это вообще не про меня.

Ладно, в этой сфере данных нет. Так что перейдем к другой информации. Объединение Белых и Синих, это плохо. Более того, это очень плохо. Если кланы вновь станут монолитной силой, повязанной общей выгодой, то я мало что смогу сделать.

В любом случае, проблем будет неописуемо много. Уже сейчас, не представляю, как можно бескровно сесть на трон…

И как только я стану настоящей Наследницей, то начнется совсем другая игра.

Потому как на пешку в начале поля, внимания почти не обращают. А вот если она в шаге от того, чтобы стать ферзем…

Все же нужно брать в оборот леди Надин и как-то добираться до Люциана Туманного. С нынешним Серебряным главой, я конечно виделась, но поговорить в частном порядке с ним не получилось. А бывший глава мало того, что имеет немало рычагов в своем клане, так еще и возглавляет Магический Государственный Университет.  Правда, судя по слухам, Люциан чем-то очень хорошо насолил дроу, и те открыли на него охоту. Потому за пределами МГУ его директор появляется, только если не может отвертеться.

Кстати, нужно подумать, как на этом можно сыграть. Вернее можно ли договориться с чернокожими нелюдями и выторговать у них жизнь такого перспективного типа.

Так! По поводу политической ситуации, вполне могу потом потрясти Лира-Хора. А пока надо вернуться в кабинет и наконец, заняться делами. А то вернется наш «великий и ужасный», а у меня ничего не разобрано. Да и после этого не помешает позаниматься магией. Вчера произошла просто отвратная штука! Из-за неуравновешенности, я  даже силу удержать не могла! Это уже ни в какие рамки!

Я уже подходила к столу, когда услышала голоса в приемной. Протестующий Леславы и негромкий мужской баритон.

Потом двери распахнулись явив мне начальника СБ Алого Клана.

— Леди, Альена, какая приятная неожиданность, — зеленые глаза Евграна вспыхнули торжеством, мужчина быстро закрыл дверь перед носом у возмущенно вскрикнувшей Лесли и продолжил. – Вас было чрезвычайно трудно застать всю эту неделю.

— Так получилось, — честно ответила я, медленно отступая. Я и правда не знала, по каким именно причинам посылали Пламенеющего. Да и вообще надо признать старалась не загружать голову тем, что мне не понадобится. Слишком много материала, который нужно усвоить, так что забивать голову своими иллюзорными двойниками,  не считала нужным.

— Очень интересно, — прищурил малахитовые очи наглый, беспринципный тип напротив. Почему такие нелестные эпитеты? А кому бы понравилось, если симпатичный вам мужчина ухаживает сразу за двумя девушками. И это только то, что мне известно! О том, что ни с принцессой, ни с Альеной,  он пока не позволял себе вольностей личного характера, я предпочитала не думать. Намеки с его стороны были более чем откровенные!

И вот мне интересно… А что бы делал Рыж, если бы «дядя» дал согласие на помолвку?

Я так задумалась, что не заметила, как рыжеволосый подобрался слишком близко.

Вздрогнула, испуганно вскинула голову и оказалась едва ли не нос к носу, с нависшим надо мной мужчиной. Нервно сглотнула и решила, что такая близость это очень неприлично. Как и то, что у меня от нее почему-то подгибаются коленки и вообще надо дышать пореже! А то когда он рядом, невозможно абстрагироваться от запаха моря, юга и горячего ветра.

— Эммм, — нерешительно протянула, надеясь, что мужчина поймет причину моего румянца и все же соизволит отодвинуться.

Не соизволил.

Более того, он подался вперед и оперся рукой о стол за моей спиной. Так что сейчас рыжая сволочь была совсем близко, чем вводила меня в смущение, прекрасно это видела и наслаждалась ситуацией.

— Что? – невинно осведомился бессовестный провокатор.

Мне ничего не оставалось, кроме того, что упереться ладонями в сильную грудь, немного его отодвинуть и шагнуть вправо. Дальше я намеривалась стремительно развернуться и удрать на другую сторону стола.

Но планы рухнули. Потому как справа буквально в полпяди от бедра оказалась вторая рука Пламенеющего. Изумленно округлила глаза и в шоке на него уставилась.

Положение было самое что ни на есть, двусмысленное. Я около стола в капкане его рук и уже почти нависающий надо мной Евгран. Мужчина чуть подался вперед, я отшатнулась, а в колдовских зеленых глазах сверкнули бесовские огоньки.

В следующую секунду, по шее скользнули горячие пальцы. У меня сбилось дыхание, и я машинально пыталась отодвинуться. В итоге неожиданно села на стол. Мужчина быстро этим воспользовался, придвинувшись еще ближе. От такой полномасштабной атаки, у меня не то, что дар речи пропал, — мыслительные процессы остановились! Все что я могла это беспомощно хлопать глазками.

По ключице скользнула гладкая медная прядь, выбившаяся из косы Пламенеющего, а горячие губы прошлись по виску.

— Страшно? – обжигающее дыхание и быстрый поцелуй в ухо заставили меня дернуться.

Ответить я была не в силах. Потому за меня это сделал Рыж.

— Не сказал бы… — рука Ева соскользнула с шеи на плечо, он томительно медленно провел по спине, и я с трудом удержала рефлекторный порыв изогнуться ему навстречу. – Но глаза-то какие ошеломленные-е-е. Алечка.

— Что? – остатками сознания удивилась я.

— Думала, я не пойму, маленькая поганка? – нежно-нежно спросил он, приподнимая подбородок и заставляя посмотреть на него.

— Как?!

— Ну, то, что вы, меня игнорируете, не новость, — выдохнул он мне прямо в губы. – Ваш дядя, так вообще на диво невежливый тип. А ведь, я имею право, – тут он властно обхватил меня за талию, притягивая ближе к себе. Краем сознания я понимала, что это все сейчас уж совсем неприлично выглядит. Тем временем горячие губы мимолетно коснулись скул, потом глаз, заставляя опустить ресницы. – На ваше… время.

«Но не тело же!» Захотелось завопить мне и поскорее вывернуться. Но я сидела как очарованный кролик и не думала начинать трепыхаться.

Только пыталась сообразить, что он все же имел в виду под «Алечкой». То ли просто вольность, сокращение от «Альены», то ли и, правда, все понял. Впрочем, ведь его следующие фразы это опровергали. Просто наглеет.

О-о-ой, наглеет! Поняла, когда ощутила поцелуй на шее.

Так, надо стряхивать с себя это оцепенение и что-то делать.

Я решительно подняла голову, и сказала:

— Хва… — закончить не успела.

— Поздно, — его губы были всего в нескольких сантиметрах от моих, и преодолеть это последнее расстояние ничего не стоило.

Если бы у него было еще хотя бы две секунды.

Дверь с грохотом распахнулась. Евграна с меня практически снесло и впечатало в противоположную стенку. От входа раздался неестественно спокойный голос:

— Убъю.

Я обозрела «оптимистичную» картину: криво стоящая дверь, злобный Алир Хор, любопытно выглядывающая из-за его плеча Леслава. Потом смущенно поерзала на столе, скрестила ножки и честно призналась:

— Это не то, что вы подумали!

«Дядя» ничего не ответил.  Меня просто очень невежливо взяли за шкирку и запихнули в сверкающий портал.

Вывалилась у себя в спальне в доме Железного Лорда.

Твою же маковку!

Как я могла так вляпаться?!

Нервно прикусила губу и забегала по комнате. По ее центру очень удачно лежал небольшой круглый ковер. По нему я и носилась, то по кругу, то просто по ломаной прямой.

Итак, что мы имеем?

А имеем мы вконец оборзевшего Рыжа, злющего «дядю», и главную сплетницу Департамента, которая видела всю сценку.

И попробуй, кому докажи, что он меня не целовал даже!

Прижимал-то крепко и губы совсем рядом были!

Вай-вай-вай!!!

Я резко остановилась и села на коврик.

Так. Надо успокоиться. Привести в порядок мысли и решить, что делать дальше.

Во-первых: причины злости Лира. Вот какого он так взбеленился?

Непонятно.

Во-вторых: а Рыж понял, что я это я? Или просто решил все же прибрать к рукам Альену, вот и перешел в решительное наступление?

И то и другое не внушает оптимизма.

Вот мне что проблем было мало?!

Так! Пока ничего неизвестно, а потому приму ту игру, которую, поведет Пламенеющий.

И вообще нужно прекратить думать о мужчинах.

Мне сегодня вечером надо вернуться во дворец, потому как сегодня ночью прием в честь грядущего испытания моего высочества. То есть прощальные гуляния.

Лучше бы мне на вечер дали вернуться к маме-Амалии. Была бы более счастлива.

Но кто же меня спрашивает?

Испытание-испытание-испытание.

Неделя осталась. Всего-ничего.

В голове мелькнула постыдная мысль, которая окрасила щеки румянцем.

Если я там не выживу, то может все же последовать совету Ровены?

А что? Совращу кого-нибудь из мужиков, хоть узнаю, что это такое напоследок. Но кого?

Мда. Кандидатуры две.

И как-то слабо я себе представляю «совращение» надо признать.

Так что пусть все идет, как идет. Выживу – отлично. Не выживу… А тоже отлично!

Я уже хотела подняться, как в комнате заискрился портал и спустя секунду, из белого света вылетела фейри-Ро.

— Ну, ты даешь! – восхищенно поведала девушка и плюхнулась на кровать.

— Что? – с опаской уточнила я.

— Как что?! – возмутилась черноглазая Садовница. – Вот расскажи мне, что нужно сделать, чтобы до такой степени довести Лирвейна? Он злой был неимоверно! Так что ты сотворила-то?

— Я ничего, — смущенно отвела взгляд, но потом сжала кулаки и возмущенно воскликнула. – И вообще он сам пришел!

— Кто? – удивилась Свет.

— Пламенеющий! Скотина рыжая!

— И что хотел?

— Не знаю, — покраснела я. – Но как итог, когда распахивается дверь, то видна красивая картинка: я на столе, он меня обнимает.

— О-о-о! – восхищенно зааплодировала девушка. – Так это же хорошо!

— Почему? – не уловила логической цепочки, которая привела фейри к такому странному выводу.

— Как это? – удивилась Хранительница. – Тебе же мужчина нужен. Конечно Евгран с политической точки зрения не самая удачная кандидатура, но ведь и не с принцессой это произошло, так ведь?

— И? – все еще не понимала я.

— Он красивый, — многозначительно улыбнулась Хранительница. – Обаятельный и судя по всему прекрасно знает, что делать с женщиной. Как раз то, что тебе надо!

— Да ты что! – я вскочила и снова забегала по комнате. – И как ты себе это видишь?!

— А тебе ничего и не надо делать, — не поняла причин моей злости нимфа. – Просто чуть поменьше трепыхаться. А дальше он все сам!

Я вспомнила, что вообще не трепыхалась и смущенно покраснела.

— Ро, все не так просто… — нервно сцепила пальцы в замок.

— Есть что-то, чего мы не знаем? – раздался тихий голос позади меня.

Я вздрогнула и порывисто обернулась. У дверей стоял Мидьяр и внимательно на нас смотрел.

— Не пугай так! – выдохнула я.

— Надо «сетку», наконец, научиться раскидывать, — укоризненно взглянул на меня Ярр. –  И не только на уроках, это должно быть рефлексом. Тогда и неприятных неожиданностей такого рода не будет.

— Хорошо.-  Поморщилась я.

Хранитель Грез тем временем опустился в ближайшее кресла. Положил руки на подлокотники и расслабленно откинулся на спинку.

— Рассказывай, — кивнул мне Искусник. – Я давно заметил… неправильность, ваших отношений.

— Не понимаю, о чем ты, — беззаботно улыбнулась и села на кушетку напротив.

— Ладно, — поморщился ленейри. Достал из воздуха переливающийся стилет и порезал ладонь. С бледной кожи сорвалась алая капля, но долететь до пола не успела. – Я, Хранитель Грез,  Мидьяр из рода Ле-Кинаро прозванный Искусником, клянусь силой своей стихии, что никому не расскажу, о том, что узнаю сейчас. Разглашение допустимо только в случае угрозы Империи, при умалчивании информации.

Кровь вспыхнула лиловым пламенем. Клятва услышана.

— Я, Хранительница Света, Ровена из рода тиль Делвин, прозванная Светочем, клянусь.

Вторил ему звонкий голос фейри. Ее кровь тоже сгорела, но в белом огне.

Все. Пути отрезали.

Но… ведь такое утаивать и правда нежелательно.

— Мы и раньше знакомы были… — неуверенно начала я. – Давно.

— Так и знала! – радостно воскликнула Ровена, но осеклась под осуждающим взглядом барда.

— Когда, как и почему? – коротко и по деловому, спросил Мидьяр.

— Восемь лет назад. Я его нашла в лесу недалеко от имения. Рыж умирал. Но понял, кто я такая и уговорил поделиться силой. Собственно он меня и распечатал.

— Вот как. – Задумчиво прикрыл полночно-синие глаза Хранитель. – Сколько вы провели вместе?

— Неделю, — созналась я.

— Как понимаю, общались плотно, — коротко резюмировал Ярр. – А я еще  думал, какого же, он так обеспокоен был судьбой неизвестного бастарда!

— В смысле? – нахмурилась я.

— Видишь ли, мы с Лиром очень заинтересовались причиной, почему единственную принцессу, хоть и незаконнорожденную, до сих пор не выдали замуж, — пояснил Искусник. – Рыли почти три месяца и результатам очень удивились.

— Неужели Пламенеющий?! – от такой новости, Ровена даже привстала с покрывала, на котором, так комфортно разлеглась.

— Верно, — кивнул Мидьяр, задумчиво накручивая на палец медную косичку. – Мы еще долго думали, зачем ему это. Ведь, если бы хотел для себя, то стоило намекнуть Императору, и доставили бы тебя Алому, за один день, да еще и ленточкой красиво перевязали.

Ой-ой-ой. Спасибо Рыжу, конечно, но тогда есть большой такой вопрос. А что ему надо?

— Да, — вздохнул Ле-Кинаро. – Тогда не нужно бы было, такой сложной, многоуровневой интриги, — синеглазый усмехнулся и сделал мне своеобразный «комплимент». – Он на эти цели потратил очень много денег, сил и времени. Подключал всех кого мог. Кого не мог, шантажировал, угрожал или устранял. Так что… гордись, Алечка.

Гордиться мне категорически не хотелось.

Слово «устранял» неприятно резануло.

— Как будто вы иные, — тихо сказала, с вызовом глядя в синие глаза напротив. – Методы у вас те же, Хранитель. И не надо тут такого показательного осуждения.

— Мы такие же, — охотно согласился Мидьяр. – Те из нас, кто с головой в делах и политике. Те, кто ведут «двойную» жизнь. Долгую жизнь… Со временем, рамки морали и этики очень сильно раздвигаются, ваше высочество.

— А у некоторых они изначально от твоих отличались, — добавила Ровена. – Среди Хранителей много нелюдей, если ты забыла.

— Помню, — вздохнула я. – И… если у нас сегодня вечер откровений, то может, и о себе немного расскажете?

— Оно тебе надо? – вздохнул Мидьяр и устало потер виски.

— Она имеет право, — за меня негромко ответила фейри.

— Хорошо! – Ярр подался вперед и положил подбородок на сцепленные руки. – Спрашивай.

— Безумный Бард. – Тихо сказала я.

— О-о-о! – он зло ударил рукой по подоконнику. – Другой вопрос Аля.

— Но… – недоуменно вскинула брови, правда следующий миг решила, что каждый имеет право на тайны и решила снять вопрос.

— Хотя ладно, — внезапно расслабился мужчина. Он откинулся на спинку кресла и с минуту просто задумчиво крутил в пальцах постепенно темневшую золотистую косичку. На исходе этого времени волосы приняли насыщенный темно-медный оттенок. – С чего бы начать… Пожалуй с истоков.

Ярр распахнул глаза и я провалилась в синюю бездну, зачарованно наблюдая как в ней гаснут золотые звезды. Все же почему-то в его глазах я каждый раз теряюсь…

— Только не уходи туда, — тихо попросила волшебника Ровена.

— Не буду, — улыбнулся Мидьяр. – Я уже научился не тонуть в этом, — Хранитель перевел темный взгляд на меня. — Аля… Тут все просто и старо как мир. В Изначальный мир, меня вытянуло на грани помешательства. За полгода до этого умерла моя жена и маленькая дочка, — Ярр вновь прикрыл глаза и сцепил руки в замок. Только по тому, как побелели стиснутые костяшки, я поняла, какой ценой ему дается внешнее спокойствие. – На руках. Медленно угасая, и я ничего-ничего не мог сделать. Только быть рядом… Я и был. До последнего вздоха дочери. С каждой секундой сходя с ума.

Мне становилось все более и более жутко. От того, как темнели волосы волшебника, сменяя цвет с багрового на чернильно-черный. От того, какие эмоции тенью мелькали на резком лице.

Искусник же продолжал,

— Наверное,  последовал бы за ними сразу, как только смог, — Ярр все еще сидел с закрытым глазами и я была ему за это благодарна. Так как боли мне хватало и в голосе мужчины. – Если бы не дочка. Перед… тем как, —  тут мужчина замер на полувдохе, резко выдохнул и сильно прикусил губу. Потом продолжил. — Она схватила меня за руку, и сказала всего две фраза «Должен жить. Обещай». Я… пообещал. Поклялся. Потому, пришлось жить, — по губам Ярра скользнула кривая ухмылка, и последовал короткий, но жутковатый смешок. – Но сходить с ума мне никто не мешал… А потом меня выдернуло сюда. И Иссо обрадовал новостью, что отныне я становлюсь Хранителем его стихии.

— Иссо? – воспользовалась возможностью сменить тему я.

— Иссо, — повторил Ярр. – Твой недавний знакомец и мой покровитель. Полного имени не знаю. Он не представлялся, а я не настаивал.

— Понятно…

— Так что силой меня наделили и отправили в свободное плавание, — продолжил рассказывать Ле-Кинаро. – С наказом развлекаться. Так как он это любит, — мужчина тихо рассмеялся и от этого звука меня продрал озноб. – Я же подробно рассказал, куда он может идти со своими предложениями, и в каком гробу вижу все обязанности Хранителя. Но один наказ исполнил! Развлекался. По полной программе. Тогда и появилось прозвище «Безумный Бард», — на лице Мидьяра появилась полностью оправдывавшая его тогдашнее прозвище улыбка. Но через секунду она пропала, волшебник поджал губы, дернул себя за прядь волос и продолжил. – Но, к моему сожалению, работу еще никто не отменял. И неадекватный Искусник был никому не нужен. Потому Лир и Асгард взяли меня за шкирку и притащили в резиденцию. Там собственно мы и сошлись ближе. После того как, эм…разговорились, — судя по всему, этому, в традиционных мужских традициях, предшествовал мордобой, а потом они очень хорошо «разговорились» за бутылкой. Того же «Стикса» к примеру. Это не тогда ли возник тот милый обычай, ежегодно сидеть «за жизнь»?

— Почти сразу меня пристроили в Департамент, и пришлось вникать во все дела. Да и те обязанности, которые накладывал статус Хранителя, тоже не испарились, пока я ими пренебрегал. Но безумие никуда не делось. Ему временами требовалась свобода. Потому, Бард продолжал выступать, — Ярр, наконец, открыл глаза и безмятежно улыбнулся. — Вот и все…

Если бы не беззвездная ночь в его взгляде, то я бы может и поверила…

Ох, Ярр. Не все. Не отпустил ты это. Пока в тебе живет он.

— А со мной все еще проще, — раздался голос Ровены. Я повернула голову и увидела, что фейри свернулась калачиком на покрывале и смотрит перед собой невидящим взглядом.  – По поводу мужчин… Давай без подробностей? Просто… нехорошо поступили. С тех пор я и боюсь их до полной потери концентрации и соответственно контроля над силой. – Ро замолкла, потом села, встряхнула головой, и слабо улыбнулась. – Но потом меня перенесло в Изначальный, и Свет избрал Хранительницей. И тут во всей красе встала проблема с гормональным фоном. Остальные Хранители на эту тему не заморачиваются, просто имеют несколько постоянных любовников. А я тогда даже простое прикосновение мужчины была вынести не в силах … — Тут Ровена с благодарностью посмотрела на Мидьяра. – Но ребята помогли, и со временем я смогла хоть в танце от этого абстрагироваться.

— Да, было сложно, но мы справились, — с нежностью посмотрела на девушку Ярр.

— Вы? – переспросила я.

— Лир, Ас и я. – Подтвердил музыкант, волосы которого с каждым мигом светлели, постепенно возвращаясь к привычному солнечному цвету. – Особенно Лирвейн. Он же у нас интуит. Знает, как нужно действовать. Именно потому ему тебя и поручили.

— Ага… — грустно улыбнулась я. – Нужна не сломленная императрица, так?

-Нужна та, кто сможет ею стать и не потерять себя. — Спокойно подтвердил бард  – Именно потому и поручили твое перевоспитание интуиту. И хочу заметить, что не прогадали. Результаты мне нравятся.

Я скривилась. Нравится им. Хотя… мне тоже нравятся. Как это не забавно.

Так, надо менять тему, потому как эту я развивать не хочу.

— Ро, а почему ты не пошла к своим?

— Мне сородичей хватило еще в своем мире, — скривилась Садовница. – Да и… опять эти косые взгляды. Ведь такая ирония – неполноценная Княгиня.

— Ты Княгиня? — потрясенно охнула я.

— По рождению, да. — Согласно кивнула девушка, задумчиво крутя в пальцах черный локон. – Но дара у меня нет. По граням миров, ходить не могу.

— Мда… — протянула я, не зная как еще заполнить паузу.

— Думаю, теперь мы в расчете, — хмыкнул Мидьяр.

— Более чем, — задумчиво кивнула я.

— Я пойду, — внезапно поднялся Искусник.

— До завтра, — попрощалась я. Волшебник улыбнулся на прощание и скрылся в лиловом мареве телепорта.

— И мне пора, — сползла с постели фейри. – У тебя впереди сложное время.

— Да, через несколько дней бал во дворце, а потом и испытание совсем близко, — вздохнула я. – Еще Лир… Чтоб его.

— А что? – склонила голову набок Ровена.

— Я не понимаю его отношения, — честно призналась. – Вот совсем.

— Ну, это и я могу тебе сказать, — девушка хитро на меня посмотрела, и стала накручивать на мизинец кучерявую прядку. – Романы с подопечными крайне нежелательны, а с теми подопечными, чьи приказы в дальнейшем станут для тебя последней истиной, так вдвойне. Ты его Императрица, Аля. И Лир прекрасно это понимает.

— Эм… — отвела глаза я.

— Думай, — улыбнулась Садовница. – Это вообще полезное занятие. И…

— Что?

Фейри танцующей походкой прошлась по спальне, легким пассом открыла портал, застыла на краю, обернулась, шкодливо подмигнула и шепнула:

— Вообще Евгран это не последняя подходящая кандидатура. Мне, например,  всегда больше нравились блондины!

С этими словами кудрявая поганка скрылась в белом тумане, не оставляя шанса ей ответить.

Так что я просто расстроено запустила подушку в то место, где несколько секунд был портал, и поплелась в ванную.

Завтра сложный день, а спать осталось всего часов пять. Так что не буду тратить их на бесполезные раздумья и метания. Не буду, сказала!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *