Легенды Изначальной Империи 2. Разные судьбы нас выбирают

Легенды изначальной империи 2. Глава 4

Глава 4. Зеркала Искусства: все грани нормальности

Безумие — вещь относительная.

 Кто посмеет утверждать, что он вполне нормален?

Вуди Аллен

Я неторопливо шла по коридорам Северного крыла по направлению к апартаментам леди Надин. Вдовствующая Императрица изъявила желание видеть свою внучку. Вот и иду.

Возле роскошных дверей на миг остановилась и тихо выдохнула, пытаясь настроиться на серьезный разговор.

Лакеев здесь не было, так что вполне могла позволить себе эту маленькую слабость.

Потом все же постучала и толкнула двери. Створки с тихим скрипом распахнулись, пропуская в просторную светлую гостиную.

Старая леди сидела за шахматным столиком и в задумчивости вертела в руках одну из фигур. Надин подняла на меня глаза и молча указала на кресло по другую сторону стола.

Я послушно села. Присмотрелась и поняла, что пожилая дама держит в пальцах королеву. Леди почти неслышно вздохнула. Протянула руку с фигурой, опрокинула короля и поставила ферзя на его место.

— Красиво? – спросила она.

— Неправильно, — через секунду ответила я. – Они одного цвета.

— А в жизни не всегда все по правилам, — чуть заметно улыбнулась леди Надин.

Судя по всему упавший король это мой отец… А королева – я.

— Этого может и не случится, — сказала, кивнув на доску.

— Знаешь, Александра, — внимательно посмотрела на меня старуха. – Для всех нас будет лучше, если это произойдет.

— Это один из возможных вариантов, — покачала головой я. – Также есть вероятность, что через пару недель мы с вами уже не сможем так мило пообщаться.

— Скажу тебе как женщина, которая проводила на испытание трех Проводников и стояла за троном двух Императоров, — резко подалась она вперед. – Ты пройдешь!

— Три Проводника и два Императора? – вопросительно приподняла бровь, намекая, что если леди начала говорить, то неплохо бы дать пояснения.

— Твой отец – младший сын, — тихо сказала она, устало прикрывая глаза. – Мой старший прошел испытания, но погиб в море за месяц до коронации.

— Как… странно, — задумчиво протянула я. Чтобы утопить Проводника в полной силе это, и правда, надо постараться.

— И знаешь, что самое забавное? – вскинула бровь леди. – Что вместе с Наследником погиб и Хранитель Ветров того времени.

— О-о-о… — протянула я.

Еще и Хранитель. Совсем красиво. Это кем надо быть, чтобы их обоих там грохнуть?

— Вот-вот, — кивнула Вдовствующая Императрица. – Потом на престол взошел Александр.

Надин поднялась и отошла к окну. Темный бархат ее платья еле слышно прошелестел, когда она вновь повернулась ко мне. Я окинула взглядом прямую фигуру, застывшую в ярком солнечном свете и в который раз восхитилась вдовствующей Императрицей. Сколько же ей лет? Сколько она знает? Жена одного из величайших Императоров Изначальной Империи.

— Ты похожа на свою мать, — неожиданно сказала женщина.

— Вы ее знали? – вскинулась, с надеждой глядя на леди.

— Конечно, знала, — фыркнула та. – Она была моей фрейлиной.

— Но… — начала, было я.

— Почему допустила твое рождение? – улыбнулась женщина. – Вообще-то они меня не спрашивали, знаешь ли. Твоя матушка влюбилась, а у моего сына оказалось достаточно беспринципности для того, чтобы этим воспользоваться.

— Вы сами знаете, что нежданная беременность в столице может решиться весьма легко, — тихо сказала я.

— Верно, — кивнула женщина. – Но Елена «решать проблему» не захотела. Ее выслали в дальнее имение. Как раз туда, где ты росла.

— А потом выяснилось, что родился Проводник, — тихо выдохнула я.

— Да, — улыбнулась Надин. – Потому мы тебя спрятали и никому не рассказывали.

— А почему замуж не выдали?

— А вот это спроси у твоего отца, — рассмеялась старая леди. – Моих предложений, конечно, не поступало, но факт есть факт. Но все же, сдается мне, что своей личной свободой ты обязана кому-то другому.

— Очень интересно, — честно призналась я.

— Несомненно, — кивнула леди. – Кстати, внученька…

Услышав такое обращение, я с огромным удивлением воззрилась на «бабушку» и та рассмеялась.

— Простите, — все же взяла себя в руки,  – Просто это так непривычно и неожиданно.

— Для меня тоже, не волнуйся, — улыбнулась Вдовствующая Императрица. – Как понимаю, Александр просил уделять больше внимания Синему и Алому?

— Верно, — вздохнула я. – И что с ними делать ума не приложу.

— А тебе кто-нибудь из них нравится? – живо заинтересовалась Надин.

— А вам? – хитро спросила я.

Леди опять расхохоталась и сказала:

— Знаешь, а это сложный вопрос, — она вытянула вперед ладонь, полюбовалась на узкую кисть и поправила незаметно сползшее чуть влево колечко. – Тут есть две стороны медали. Политическая и личная. С политической точки зрения наиболее безобиден Адис Вермен. Пламенеющий это.. даже не акула. Это скат. Одно касание и ты мертв.

От этих слов меня продрал озноб. С такой стороны я Рыжа еще не рассматривала. А, похоже, пора.

— А с личной точки зрения?

— А с личной, — леди вдруг легко улыбнулась. – Мне нравится Евгран. В нем нет жестокости его отца, зато изворотливости в рыжем на пятерых. И… обаятельный мерзавец!

— Это точно, — кивнула и аккуратно расправила манжет. – А я… скажем так, ваше мнение разделяю.

Мы немного помолчали в задумчивости глядя на шахматную доску.

— Сыграешь со мной? – внезапно спросила Надин.

— Я не очень хорошо играю, — неуверенно ответила ей.

— Это поправимо.

— Леди Надин?

— Да?

— Простите, что не по теме, но мне можно не выходить замуж в ближайшие годы?

— А это как себя поставишь, деточка, — усмехнулась Вдовствующая Императрица. – Как себя поставишь…

Дальнейший час прошел в почти непринужденной беседе и увлекательной игре. Конечно, мы больше общались, чем играли.

В конце аудиенции Надин сказала, что если она не разгромила меня в пух и прах в первые же десять минут, то у меня неплохие задатки тактика. Я порозовела от удовольствия и поблагодарила струю леди за столь лестную оценку скромных способностей.

Так что в свои комнаты я шла очень довольная и в превосходном расположении духа. Впереди выходные, которые мы с Мариоль проведем в резиденции. Там можно не так сильно «держать лицо» и следить за каждым шагом. Можно немного себя отпустить… Наверное, именно по этой причине эти редкие дни рядом с Хранителями так нами ценились. Они были максимально открытыми и искренними. Или просто настолько сливались со своими масками, что фальши уже не ощущалось…

С такими мыслями я подошла к своим апартаментам. Открывая двери, уже мысленно перебирала, что нужно взять с собой. Прошла через гостиную и, наконец, оказалась в спальне. Хлопнула в ладоши, зажигая светлячок. Эм… Как было темно, так и осталось. Что это такое?

Вздохнула и сплела светилку сама. Огонек робко расправил лучики и взмыл к потолку. Та-а-ак. Теперь можно отпустить. Только аккуратно, чтобы не взорвался как в прошлый раз.

— А ты прогрессируешь! – раздался громкий голос, который заставил вздрогнуть, машинально перестроить нити контроля швырнуть огонек в сторону звука.

Вокруг высокой фигуры на миг полыхнул шит, который без остатка впитал мой шарик. Я тут же сформировала ледяные иглы и отправила вдогонку потерпевшему поражение огню.

– Аля, ты с ума сошла?!

— Что? – растерянно спросила, сдерживая уже готовое сорваться с пальцев заклинание.

— То, — мужчина щелкнул пальцами, и комната озарилась неярким светом, явив, наконец, во всей красе немного потрепанного Рыжа.

— Ты это откуда такой? – красноречиво обвела рукой его наряд.

— С работы! – коротко рыкнул Евгран. – Кто же знал, что салочки со смертью для меня сегодня не закончены?! А если бы я щиты снял?!

— Эм, — быстро подошла к приятелю и с тревогой заглянула в зеленые глаза. – С тобой все в порядке?

— Да, но не твоими стараниями, — фыркнул рыжеволосый.

— Ну, я же не знала, что это ты, — сделала ответный выпад. – У меня с некоторых пор нервы никакие!

— С каких это? – полюбопытствовал мужчина, опустился в кресло и откинул с глаз упавшую медную прядку.

Все это позволило мне немного прийти в себя и понять, что я едва не проболталась по то, что случилось с Альеной.

Вай-вай. Теряю бдительность, а это плохо!

— Как в столицу приехала, — вздохнула я. – Ты, пожалуйста, не пугай меня так больше.

— Приму к сведению, — медленно кивнул Рыж.

— С чем пожаловал? – решила напомнить Пламенеющему о цели его визита.

— Соскучился, — расплылся в обаятельной улыбке этот мерзавец.

— А вот не верю, — скрестила руки я. – Ты появляешься максимум раз в неделю. Если бы скучал, то приходил бы чаще.

— Родная моя, — прищурил глаза мужчина напротив. Такое обращение отдалось чем-то теплым где-то внутри меня. – А ты не забыла, что во дворце ты бываешь хорошо, если три дня в неделю? Тебя вообще-то весьма проблематично отловить.

— Об этом и правда, не подумала, — смутилась я.

— Вот, — наставительно поднял палец Рыжий. – А еще меня обвиняешь!

Я молча улыбнулась, внимательно рассматривая Алого и ощущая то самое, что чувствовать не должна. Радость, легкость, счастье. Я и правда очень по нему скучала.

Он быстро поднялся с кресла и через секунду оказался возле меня. Еще спустя миг подхватил на руки и затащил в телепорт.

Вышли мы на какой-то крыше, откуда открывался восхитительный вид на ночной Лиман. Но мне было не до красот столицы!

— Ты сдурел?!

— Почему это? – лукаво сверкнул глазами Еврган. – Просто я не стал терять время на объяснения и аргументацию. Ты бы все равно согласилась, так смысл?

— Ну, ты и нагле-е-ец! – почти восхищенно протянула и зябко обхватила себя рукам за плечи.

Все же осенняя ночь, а этот поганец вытащил меня на свежий воздух в одном платье.

— Ну-у-у, — мужчина легко запрыгнул на бортик и осторожно прошел по краешку.

Я с тревогой за ним наблюдала, хоть и понимала, что Рыжий никогда не сделает то, в чем не уверен, но все равно смотреть, как он ходит по краю, было страшновато.

Лучи полной луны серебром играли на светлых вставках его камзола и растворялись в темном шелке медных волос, лишь изредка вспыхивая стальными отблесками.

— Зачем мы здесь? – тихо спросила, подошла к краю крыши и глубоко вдохнула стылый ночной воздух.

Едва слышные шаги раздались слева от меня, потом Рыж мягко спрыгнул на камни. Через секунду я ощутила его присутствие за спиной, послышался шорох ткани и вот мне на плечи опустился форменный камзол. Я рассеянно закуталась в него и не отказала себе в удовольствии на миг уткнуться носом в мягкую бордовую ткань и вдохнуть присущий этому мужчине запах моря и юга. Соль, пряности и ветер. В этом весь ты, моя рыжая осень.

— О чем думаешь? – раздался над ухом негромкий баритон.

Я вздрогнула от неожиданности, подняла голову и с улыбкой ответила:

— Жду твоего ответа. И кстати, где мы?

— Ну, сегодня хорошая ночь, — пожал плечами Рыж и опять запрыгнул на бортик.

Улыбнулась, наблюдая за тем, как в хладнокровном безопаснике проявляется все больше и больше чего-то мальчишеского. Того неуловимого, чего мне в нем все это время недоставало, наверное. Он был таким, когда мы встретились впервые… Сейчас уже нет. Впрочем, прошло восемь лет. А это немало. Очень немало.

— Ты вот сейчас ничего не прояснил, — недовольно фыркнула и отошла к противоположному краю.

Алчно покосилась на бортик, от души завидуя мужчине, на котором были высокие рифленые сапоги, а не туфельки. И, стало быть, он на такие фокусы был вполне способен. А мне нельзя-я-я.

— Мы на крыше моего дома, — раздался тихий смешок Рыжа, который уже успел переместиться на мою сторону.

— Да-а-а? – заинтересованно протянула и теперь уже с любопытством оглядывалась. – Кстати, драгоценный, а ты в курсе, за после всего, что между нами было, по всем законам высшего общества ты просто обязан на мне жениться?

Рыж чуть с бортика не свалился!

— Ты это поосторожнее с такими заявлениями, — выдохнул Пламенеющий и спрыгнул на пол.

— Почему? – невинно поинтересовалась, всеми силами стараясь удержать на лице серьезное выражение.

А что?! Ему можно делать предложение, только чтобы насолить «дядюшке», а мне и поразвлекаться нельзя?

— Потому, что я могу воспринять их всерьез, — ухмыльнулся рыжий.

Я опешила. Такого ответа точно не ожидала. Думала, что он станет в лучших мужских традициях юлить и увиливать. Но как выяснилось, опять недооценила Алого.

— Рыж, я пошутила, — тихо сказала, прямо глядя на него.

— Знаю, — спокойно кивнул он. Потом встряхнул головой, беспечно улыбнулся и сменил тему. – Аль, я голодный. Так что предлагаю тебе составить мне компанию за трапезой.

— Не имею ничего против.

— Тогда два варианта. Или спустимся в дом, или я ограблю кухню, и поедим тут.

— Второй вариант предпочтительней, — благоразумно ответила, понимая, что спускаться к нему мне нежелательно. Не сейчас. Я пока не готова к новому этапу.

— Хорошо, — улыбнулся Алый. – Тогда подожди, я быстро.

Оставшись одна, вздохнула и поплотнее закуталась в камзол Пламенеющего.

Как-то совершенно по-идиотски у нас все получается. Оба ловим моменты, когда можем оставить позади свои маски и на время стать почти собой. Чуть более искренними, чуть более свободными. Позволить себе немного больше.

Но это не может не отражаться на отношениях принцессы и Пламенеющего. Уже отражается. Это видно.

Что же делать? Отказаться? Но я не хочу. И он тоже. Иначе бы не приходил.

Не хочу думать о будущем. Пусть я опять веду себя как тот самый неоднократно воспетый Лирвейном страус. У меня этого будущего может вообще не быть. Потому я возьму от жизни все то, чем она милостиво меня одаривает. И не важно, что это. Последние жаркие лучи осеннего солнца, шалости, в которых можно не оглядываться на высокое мнение моих покровителей, или теплота встреч с Рыжем.

Послышался скрип отворяемой чердачной двери, а затем негромкие шаги.

— У тебя такое решительное выражение лица, — тихо проговорил Ев. – О чем думаешь, Аля?

— Сейчас, о том, что не хочу об этом говорить, – ласково улыбнулась другу, взглядом прося прощения за скрытность. Впрочем, она у нас постоянно в спутниках…

— Как скажешь, — кивнул мужчина, признавая мое право на молчание.

— Что принес? – сунула любопытный нос в корзинку.

— По мелочи, — фыркнул Рыж, расстилая плотный плед на деревянном настиле в углу крыши. Предусмотрительно. Все же на камнях сидеть не самое умное решение.

— Вижу-вижу, — довольно протянула, с блаженным видом медитируя над корзиночкой. – Чую, вернее.

— Да, кухарка у меня хорошая, — согласился Евгран. – С детства ее выпечку люблю. Отец не разрешал нас баловать, но она тайком кормила сладким. Вот сейчас, как появилась возможность, забрал ее к себе, и теперь никто не мешает есть вкусное в неограниченном количестве!

— Ты любишь сладкое? – удивилась я. – Хотя, да. Забыла, извини.

— Люблю, — кивнул Рыж. – Мы всегда любим то, что нам долго запрещали.

При этом он так внимательно посмотрел на меня, что в голову закрались нехорошие мысли о двусмысленности фразы. Решила не обращать на это внимания и продолжила в прежнем ключе.

Покрывало было расправлено, Рыж попытался отобрать у меня еду, но я не отдала. В итоге раскладывали все же вместе.

— Да, тут ты прав. Нам с Мари мало что запрещали, кроме откровенно опасного. У нас было счастливое детство и юность.

Мужчина критически оглядел «сервировку» и сел на плед. Я опустилась в метре от него, на что он только недовольно фыркнул и притянул ближе, заставив опереться на него спиной.

— Это хорошо. Значит не зря.

— Что не зря? – не поняла фразы и заинтересованно взглянула на приятеля.

Тот улыбнулся и легонько щелкнул меня по любопытному носу. Я поморщилась, недовольно на него посмотрела, но настаивать на развитии темы не стала.

— Расскажи о своем детстве, — схватила какую-то булочку и радостно пискнула, обнаружив в кувшине молоко. Мням! Давно не пила!

— Какие-то у тебя вопросы… — вздохнул Рыж и обхватил меня рукой за талию, устраивая поудобнее. С улыбкой посмотрел на мое воссоединение с кружкой молочка и тихо рассмеялся. – Какая все-таки ты…

Уточнять не стала. И так понятно. Что сейчас выгляжу дите-дитем. Но булочка свежая! Молочко! Как дома! Откусила хрустящий краешек и зажмурилась от удовольствия.

Вот так мы и сидели. Сначала поели, а потом просто разговаривали, молчали, смотрели, как в небе вспыхивает все больше алмазов-звездочек. Я привычно перебирала теплые медные пряди, прижималась к сильной груди, слушала бархатные переливы тихого голоса. Он опять избегал личных тем и прошлого, но с охотой рассказывал о том, где бывал и что видел. Страны, обычаи, народы. Это тоже было очень интересно. Частная жизнь рыжей осени интриговала меня не меньше, но я отдавала себе отчет, что если он расскажет сам, то будет иметь моральное право на откровенность с моей стороны.

Потом, когда я уже почти засыпала в его руках, Евгран перенес меня обратно в резиденцию.

Прощались мы как обычно очень быстро. Потому, что если это происходило долго, он, как правило, задерживался. И сильно. Иногда до утра. А опять прятать его в шкафу и молиться, чтобы фрейлины не нашли самого Пламенеющего, или не увидали какую-нибудь улику, в виде длиннющего рыжего волоса, мне вовсе не хотелось.

 

Следующее утро началось с Мариоль, которая с огромным трудом, но меня все же подняла.

— Ты что вчера делала? – недоумевала до противности бодрая девушка. Вытащила меня сонную из постели, и толчком задала направление к ванной комнате.

Я сочла за лучшее ретироваться и не освещать этот вопрос.

Потом мы собрались и пошли в телепортационный зал дворца. Там меня ждал Хранитель в официальном наряде. Судя по черно-белой маске, это Аэрлис. Тьма склонился в коротком поклоне и открыл портал в резиденцию.

В холле замка, Лис скинул капюшон, снял маску, с ходу утащил и мявкнуть не успевшую Мариоль, а меня послал. К Ярру.

Я ошеломленно проводила взглядом эту сумасшедшую парочку. Сначала Мари пыталась возмущаться, но после того, как Лис выдал длинную заковыристую фразу непонятных терминов, подруга рванула в сторону лаборатории едва ли не быстрее брюнета.

Пожала плечами, поправила сумку и направилась к себе. Не знаю как Мари, но я в платье заниматься не собираюсь. Впрочем, если учитывать специфику деятельности Мариоль, то у нее в лаборатории наверняка есть во что переодеться.

Вот с такими мыслями я медленно шла по знакомым коридорам резиденции. Надо же… Я уже почти воспринимаю это место как нечто похожее на дом. Во всяком случае, хочу сюда возвращаться. Это, наверное, что-то значит?

Меньше трех месяцев прошло, как я приехала в столицу. Изменилась, наверное… если учесть сколько всего произошло. Человек, на удивление, пластичная субстанция. Какое некрасивое слово. Но что в голову пришло.

Пока размышляла, успела переодеться и даже добраться до апартаментов Искусника.

Я толкнула дверь и изумленно замерла на пороге. По всем моим воспоминаниям, обитель этого волшебника была очень светлой, со множеством разноцветных легких тканей, подвешенных к потолку и невесомо окутывающих окна, беспорядочно разбросанными подушками, обилием зеркал.

Сейчас здесь было темно. Очень. За порогом как будто черная дыра. И согласно всем своим физическим законам она поглощала льющийся из коридора свет, не позволяя рассеять мрак внутри помещения.

— Ярр? – нерешительно позвала я, не решаясь зайти.

— Проходи, Аля, — спустя несколько секунд отозвался Искусник. – У нас сегодня не совсем обычное занятие, но не бойся.

Я прикусила губу, с опаской глядя вперед. Осторожно протянула руку и кончиками пальцев коснулась Тьмы, что начиналась за порогом. Это была именно Тьма. Но Мидьяр ведь Хранитель Грез… Он никогда не использовал эту стихию. Я с ней тоже была знакома весьма поверхностно. За два месяца невозможно в равной степени освоить все восемь стихий, хотя мы и старались.

Выдохнула и решительно шагнула вперед.

Ничего особо не изменилось, за исключением того, что свет  в глазах померк, а позади с грохотом захлопнулось дверь.

— Отли-и-ично, — довольно протянул какой-то слишком непонятный сегодня Ярр. И с каждой секундой он становился не только непонятным, но и жутковатым.

Так как кричать «да будет свет» никто не торопился, я поняла, что придется выкручиваться самой. Попыталась сплести светлячок, но ничего не получилось. Из-за концентрированной Тьмы вокруг, тонкая ленточка Света так быстро в ней растворялась, что не успевала даже на миг вспыхнуть огнем. Так…

— Не утруждайся, — оборвал мои мучения резкий голос Мидьяра. – Это мы потом разберем. Сегодня другая тема.

— Хорошо, — растеряно ответила, даже не зная, что еще ожидать от непредсказуемого Искусника.

— Значит, начнем, — в тишине оглушительно громко прозвучал хлопок, и воздух вокруг заискрился, давая тусклый, но все же свет.

Я удивленно охнула. Как будто в другое место попала… Огромная круглая комната и зеркала, зеркала, зеркала. В каждом отражалась испуганная принцесса, силуэт которой можно было различить только из-за светлого костюма. И Тьма вокруг… Вдруг где-то за моим плечом уловила движение и резко развернулась. Но не увидела ничего, кроме своего отражения в другом зеркале. По залу прокатился тихий, но жуткий смех.

Ярр ли это? Я его таким не знала. Или опять… Безумный Бард?

Как оказалось, последние фразы я произнесла вслух.

— Не совсем, — голос Ле-Кинаро послышался так близко, что я вздрогнула.

— Ты меня пугаешь, — честно сказала и нервно сцепила пальцы.

— Это правильно. Но внимание все равно не должно рассеиваться. Невзирая на любые внешние раздражители. Соберись!

Я развернулась и едва не отшатнулась от неожиданности.

Искусник висел вниз головой буквально в полутора метрах от меня. Увидев такую реакцию, он весело рассмеялся, на мгновение напомнив мне о том, какой он обычно.

Что сейчас мне будет нелегко, можно было понять только из-за колера его шевелюры. Опять черные волосы с тонкими змейками светлых косичек.

Я отступила на несколько шагов, а Ярр неуловимо быстро приземлился на пол. И стал медленно обходить меня по кругу. Создатель, да что же это такое?!

— Итак, — по губам мужчины скользнула странная улыбка.

Миг и вот уже меня обходят два Мидьяра. Еще мгновение – их четверо. Через десять секунд Искусников в зеле уже полтора десятка.

— Пожалуй, хватит, — насмешливо улыбнулся ближайший.

— Несомненно. На первый раз более чем достаточно, — согласился с ним другой.

— Девочка бои-и-ится, — насмешливо протянул один из дальних и, тихо рассмеявшись, шагнул в зазеркалье, которое на миг дрогнуло, пропуская его.

— Это естественно состояние, — возразил ему тот, что заговорил первым. Или иной? Ведь они постоянно передвигаются.

— Согласен, — появился из другого зеркала пропавший. – Но даже из страха нужно учиться черпать силу.

— Я не боюсь! – твердо произнесла, всеми силами стараясь скрыть нервную дрожь. – Просто все… очень уж странно.

Странно… Невероятно и жутко!

— Ну-да, ну-да, — с готовностью поддакнул кто-то из тьмы.

— Зачем же так скептично подходить, — рассеялся кто-то другой. – Может и правда не боится?

— Но мы же видим, — довольно протянули сразу несколько голосов.

— Может, мне все же пояснят причины этого… — я красноречиво обвела ладонью толпу одинаковых Ярров.

— Глупая, – фыркнул кто-то. – Не сообразила еще.

— Сообразила, — хихикнули где-то под потолком. – Просто хочет, чтобы мы озвучили.

— Ну, так это несложно, — пролетел по залу дружный смех. – Совсем-совсем.

Что это вообще такое?! С Мидьяром ничего общего, кроме внешности, эти шуты не имеют. Потому, что от этих за версту несет сумасшествием. И мне реально начинает становиться страшно. Но показывать нельзя.

— Все просто. Надо определить кто из нас Мидьяр ле-Кинаро.

— Да-да-да, — пропели позади. – Всего-то!

— Всего-то… – эхом повторила я. – Но как?

Вот тут зал содрогнулся от смеха и я зажала уши чтобы не слышать этого жуткого громкого звука.

— Глупая, глупая, глупая, — издевательски протянули за спиной.

— Думала, что подскажем! – веселились остальные.

— Стоп! – радостно воскликнул кто-то.

— Что? – недовольно спросил другой. – Не мешай, нам давно так интересно не было.

— Если она не разгадает, то интереса не будет, — вздохнул тот, кого я миг назад посчитала здравомыслящим. – Быстро все кончится…

— Точно, — разочаровались в «блестящей» идее остальные. – Надо дать подсказочку.

— Но ведь непростую? – мерзко захихикали над головой.

Вот же! Что это вообще такое?! Или… Точно!

— Слушайте меня! – резко прервала этот кошмар я. – Вы не Мидьяр. Я вообще сомневаюсь, что он здесь есть. Но вы его часть, его суть. Вы – Грезы!

— Угадала, угадала, — радостно захлопали в ладоши где-то справа. – Но так бы-ы-ыстро! Это не интересно! Это скучно!

— А мне вот весело, — зло сузила глаза я. Так целенаправленно и, получая удовольствие от каждого мига, надо мной еще не издевались.

— Ты, это не главное. Главное чтобы нам было весело!

— Если не будет меня, то вы вновь окажетесь заточенными в Хранителях, — окончательно осмелела я. – Опять гонения, служба носителей на кого-то другого. Ваша служба.

— Разве нам есть дело? – удивились откуда-то вообще снизу.

Я невольно взвизгнула и отпрыгнула, мысленно похвалила себя за то, что одела штаны. Кто-то пакостно рассмеялся и из пола вырос очередной Мидьяр.

— Нам дела нет, — шепнули в ухо.

— А вот и врете, — дерзко заявила я. – если бы вам не было дела, то вас бы здесь не было. Ведь Искусник планировал совсем иной урок, верно? Вам стало просто любопытно! И вы пришли!

— Мда, — расстроенно проговорило ближайшее воплощение стихии. – Она умнеет!

— Как интересно! – ко мне метнулись сразу несколько фигур. – И часто это у тебя?

— Что? – с содроганием спросила, прилагая все силы, чтобы не завизжать от подсознательного ужаса, который с каждой секундой давил все сильнее.

— Внезапное поумнение, — голосом научного сотрудника произнес ближайший. Он подпрыгнул и завис в воздухе. Щелкнул пальцами и в руках появился блокнот и перо.

Кто-то в стороне рассмеялся, послышался щелчок и вот на «психологе» появился белый халат и строгие очки. Тот недовольно глянул в сторону тех, что позволили себе самоуправство, хлопнул в ладоши и халат стал разноцветным, а очки приобрели оправу какой-то совершенно невообразимой формы. «Мидьяр» довольно себя оглядел и, наконец, перевел взгляд на меня.

— Ну-у-ус! На что жалуемся?

— На вас, — едко ответила я.

— За что?! – обиделись ненормальные воплощения.

— Ярра мне отдайте, — нахмурилась я.

— Выбирай! – развеселились Грезы.

— Так его тут нет, — заявила, полностью уверенная в своей правоте.

— Аля-ля-ля! – опять торжествовали голоса вокруг. – Пошел обратный процесс! Резкое поглупение!

— Но… — растерянно пробормотала в ответ.

— Он здесь, — довольно протянули воплощения Грез.

— И как найти?

— Ты отказалась от подсказки.

— Нет! – возмутилась, зло поджав губы. – Я просто вынесла предположение о том, кто вы такие.

— Ты нам не дала сказать, — пояснил «доктор». – А значит, предложение аннулируется.

— Это нечестно!

— Да, но интересно!

— Тогда я вообще пошла, — развернулась и решительно направилась к двери.

— Как это? – всерьез озадачились они.

Я остановилась, повернулась и с улыбкой сказала:

— А теперь мне с вами неинтересно, — передернула плечами и направилась дальше.

— Ты не выйдешь.

— Точно, — спокойно согласилась я. – Но какие у вас были лица!

Если не хочешь проиграть сразу, то надо принимать правила предложенного поля. Значит, я буду интересна.

— Нам надоело, — прошелестело по залу. – Выбирай, Проводник.

Похоже, с наглостью я перестаралась. Обиделись.

— Что? – холодея от дурного предчувствия, спросила я.

— Хранителя, — разделся неприятный смешок. – Выберешь неправильно – с тобой останется тот, на кого указала.

Представила постоянное общение вот с таким вот недоразумением и содрогнулась. Потом до меня дошел смысл высказывания, и я осторожно поинтересовалась.

— А что тогда будет с настоящим?

— Заберем-заберем-заберем! – гнусно захихикал тот самый поганец, который постоянно высовывался из пола, шастал по зеркалам и примерял на себя роль доктора.

— Вы все его части, — тихо сказала я. – Наполненные стихией, но вы все его части. Кого бы я ни выбрала, все равно, он не будет прежним.

После этих слов зал полыхнул лиловым светом, и когда сияние угасло, я увидела одну единственную фигуру. Освещение было более ярким, чем раньше, и сейчас отчетливо были видны медные волосы стоящего напротив волшебника. Успокоенная солнечным сиянием косичек я радостно выдохнула и бросилась к Искуснику. До него оставалось всего пара метров, как вдруг мужчина поднял голову и открыл глаза. Радужные и светящиеся.

Я резко затормозила.

— Не бойся, — по губам Ярра скользнула неприятная улыбка. – Я не заберу. Просто нужно поговорить серьезно.

— Слушаю, — напряглась, понимая, что развлечение закончилось, и сейчас я разговариваю со всесильной стихией. Кто же думал, что они… разумные.

— Ты права, Проводник, нас не устроит, если Хранителей опять посадят на поводок. И потому Император все же нужен. Но не рассчитывай на снисхождение при испытании. На престоле должен быть достойный.

— Правда? – любезно спросила я. – Тогда поведайте, что там делает мой папенька.

— Мы отреклись от него, — резко дернул головой Грезы.

— Вы вообще его принимать не должны были, — жестко сказала я. — Но приняли…

— Ты не знаешь, каким он был раньше, ведь верно? – улыбнулся стихия.

Странно, я всегда ассоциировала Грезы с чем-то женским… Но разговариваю… И понимаю, что это мужчина.

— Не знаю, — согласно кивнула и продолжила. – Но вы должны видеть человека. И знать, каким он станет. А «испортиться» этот Император успел еще до моего рождения.

Грезы несколько секунд внимательно смотрел на меня и расхохотался:

— Забавная! Нравишься!

— Рада, — сухо ответила я.

— Ну и замечательно, — он внезапно оказался возле меня и коснулся поцелуем лба, так же быстро отступил, щелкнул пальцами, и меня осыпала невесомая лиловая пыль, которая быстро впиталась.

— Что это? – подозрительно осведомилась, с содроганием ожидая какой-нибудь реакции организма.

— Метка, — улыбнулся он. – И защита. Поможет с другими на испытании.

— А что она значит? – поинтересовалась я.

— Что я тебя одобрил, — подмигнул стихия. – Но нам пора прощаться. До встречи, Проводник.

— До встречи, — эхом откликнулась, не зная, что еще сказать. — И спасибо.

Он ничего не ответил, а в следующий миг радужный свет медленно пропал из глаз Искусника, и на меня взглянула знакомая небесная синева. Я облегченно рассмеялась и, поддавшись порыву, обняла его.

— Аля, — выдохнул Мидьяр, обнимая в ответ.

— Ага, — всхлипнула я. Видимо от всего пережитого у меня немного сдали нервы.

— Он ушел, не волнуйся, — в этот момент, видимо, силы волшебника покинули, и он навалился на меня всей тяжестью.

С трудом удержала его и аккуратно уложила на пол. Потом подумала, и устало растянулась рядом. Сознание начало уплывать, и я уже сквозь сон услышала, как распахиваются двери.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *