Легенды изначальной империи 2. Глава 2

Глава 2. Безумный Бард: тень на свету

Человек без сюрприза внутри, в своем ящике, неинтересен.

Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

На следующий день за нами пришел Искусник при полном параде (маска и балахончик) и перенес в резиденцию. Все же хорошо, что в свое время мы сумели добиться разрешения Императора на то, что выходные я и Мариоль проводим у Хранителей. Правда, в итоге в резиденции торчу дней пять в неделю. В Золотом мое время пытаются занять чем угодно, но не тем, что действительно необходимо изучать. Потому несколько дней в неделю Мари в личине меня заменяет, а я «развлекаюсь» или у Хранителей, или в департаменте «дядюшки» Хора. Активно так развлекаюсь…Спать некогда.

Сегодня Тьма сделал своей ученице очень приятный подарок. Отдал Маришке на разграбление запасную лабораторию. Девушка, когда это услышала, с радостным воплем повисла у оборотня на шее, чмокнула в щеку, выдернула ключ из рук обалдевшего от такой реакции мужчины и, не прощаясь, унеслась осматривать подарок.

Так что теперь радостная подружка лабораторию обустраивала и перетаскивала всяческое оборудование и материалы. Короче, у Маришки – счастье. Все же насколько оно для всех разное… Вот и сейчас: уже вечер, а она и не думает вылезать из новообретенного логова.

Мы многому научились за эти три месяца.

Раньше магией я владела только на базовой основе. И то практически до всего доходила сама.  Сейчас же Лир говорит, что, если продолжать в том же темпе, то после того, как я стану полноценным Проводником, смогу уже строить порталы сама. Соответственно, стану более свободной в передвижениях.

Лир-Хор, конечно… Двуличный блондин! Вот только… А он в курсе, что маскарад раскрыт? Точно не знает. Ведь в первый раз он меня не видел. Поймал, когда я второй раз полезла за забытыми туфлями. Интересно, а что мне это дает?

По сути, ничего.

Но… Можно подумать и придумать.

Или не стоит? Ведь, как правило, наши авантюрные мероприятия заканчиваются не очень хорошо.  «Жуткую мстю» беловолосому можно как раз отнести именно к такой деятельности.

Да и… Сама виновата. Никто специально этого не скрывал. Недомолвок было более чем достаточно. Вполне могла додуматься.

Вот с такими мыслями я шла по коридору по направлению к апартаментам Искусника, прогоняя в голове все то, что он говорил мне в прошлый раз. Все же с иллюзиями у меня дело не ладилось.

Практически подойдя к дверям комнаты, услышала блюзовые переборы гитары. Мидьяр не очень часто брался за инструмент, но лучшего гитариста я не знала, хотя уже прилично покрутилась в кругу музыкантов–переселенцев. Ведь мы теперь часто бывали в «Триэле», а там собиралась основная творческая компания столицы.

Буквально на цыпочках преодолела оставшееся расстояние и, тихонько отворив дверь, проскользнула внутрь.  В гостиной Хранитель Грез был не один. Вокруг круглого стола с уже открытой и окруженной бокалами бутылкой «Стикса» в креслах сидели Хранители Воды, Тьмы и, как ни странно, Стали.  С последним я вообще нечасто сталкивалась, так что была изрядно удивлена, застав его тут и за таким занятием. Все же Асгард был в сумасшедшей компании Хранителей «здравым смыслом», которому уходить в пьяную несознанку как-то совсем не к лицу.

Оружейник кинул на меня темный взгляд поверх круглых стекол очков, еле заметно улыбнулся и отсалютовал бокалом. Я покраснела:  похоже, этот проницательный тип прекрасно понял, в какую сторону ходили мои мысли. Мысли устыдились направления и вернулись обратно.

Хотя ребята тут психи по очереди…

Например, Лир может быть таким же замороженным типом, как и в первую встречу, а может стать язвительным настолько, что от резкостей меня удерживает лишь хорошее воспитание.

А Ярр… Временами это ненормальный музыкант с не более «здравым» репертуаром исполняемого, который творит такое, что остается только расслабиться и получать удовольствие. Но на следующий день можно наткнуться не на беспечного барда, а на начальника отдела Иллюзий и Хранителя Грез. Серьезного, собранного мужчину, и неизменными остаются только мелкие косички в закатной шевелюре.

Мидьяр, не прерывая своего занятия, кивнул мне на диван. Я скинула туфли, с ногами забралась и интереса ради потянулась было к бутылке. За что получила от Лира по рукам. В ответ очень захотелось запустить в него вышеупомянутой бутылью с эликсиром.

Но я доблестно сдержалась и ограничилась только недовольным взглядом. Лирвейн в ответ иронично приподнял белоснежную бровь и скривил губы в усмешке.

Играть в гляделки не стала. Явно у Водника язвительно-несдержанное настроение. Наверное, опять много работал сегодня. Перерасход энергии, восполнение и, как следствие,  легкий неадекват. Ну, или не очень легкий…

Кстати, с какой это радости мои драгоценные покровители решили накачаться единственным напитком, который приводит их в состояние опьянения? Да и судя по похоронным физиономиям, ничего хорошего не произошло…

На этом этапе моих размышлений музыкант начал петь. Я привычно закрыла глаза, позволив музыке и голосу увлечь меня в свое измерение.

Ох, Мидьяр. Какой же ты волшебник…

Хрипловатый голос. Мягкие переборы струн и новая картина перед внутренним взором.

О разном.

О жизни, о мечте и о реалиях.

О том, что мы не выбираем судьбу, но можем изменить жизнь. Носим маски, играем спектакли одного актера, пробуем себя на режиссерском поприще. И у некоторых даже удается… И тогда появляется возможность привлечь в свою пьесу кого-то еще…

Я приоткрыла глаза и теперь из-под ресниц наблюдала за Искусником. За тем, как огненные искры от светлячка пляшут в алой роскоши волос, играют янтарем в чуть более светлых, чем основная масса, косичках. За тем, как в глазах цвета полночного неба гаснут золотые звезды, и радужка принимает тот самый бархатный синий цвет, в который окрашивается небосвод в самое темное время суток.. Как по резкому лицу пробегают эмоции, принося понимание: насколько он больше меня видел. Сейчас Ярр не казался молодым парнем. В зрелости сидящего напротив ленейри нельзя было усомниться ни на секунду.

— «Здесь слово не станет светом, но что тебе нужды в том? – Мидьяр обжег меня пронзительным взглядом. — Здесь хочется быть поэтом, но выгодней быть шутом.»

О да… Шутом нашему Искуснику, и правда, быть выгоднее. И потом все неприятно удивляются, когда у таких вот балагуров внезапно испаряется из глаз всё веселье, а из голоса смех, который заменяется сталью твердо принятого решения. И зубы у них в три ряда обнаруживаются…

Выгоднее… все верно, Ле-Кинаро. Все верно.

Последние отзвуки давно стихли, но в комнате все еще стояла тишина, нарушаемая только  треском поленьев в камине.

— Мда, — первым нарушил молчание Лирвейн. – Вот так и живем.

– Кстати, по какому поводу праздник? –  я кивнула на бутылку с эликсиром на столе. – Да еще такой… не особо веселый.

Аэрлис  встал и налил мне сока, а остальным заново наполнил бокалы и пояснил:

— Дело в том, Аля, что нас всех вытянуло из родных миров примерно в одно время. И когда мы познакомились и узнали об этом, то все вместе напи… хм.. посидели. С тех пор это стало своеобразной традицией,  –  он сел обратно в кресло, немного покачал жидкость в бокале и отпил. – Мидьяр играет, а мы разговариваем или просто молчим.

Хранитель Грез встряхнул волосами, и насыщенный кроваво-алый цвет, что властвовал в его гриве секунду назад, стал светлеть, уступая место золоту и меди.

— Что-то мы совсем загрустили! А с нами дама, ей скучать нельзя! – синеглазый подмигнул мне.

— Дама не скучает, — с улыбкой заверила я музыканта, поставила бокал обратно на столик и обвела любопытным взором высокую компанию. – Надеюсь, я не мешаю?

— Нет, — задумчиво ответил Лир. – На удивление, нет дискомфорта от постороннего присутствия…

— А что, Ро к вам не присоединяется? – поинтересовалась я, решив пропустить мимо ушей непонятную фразу блондина. – Эта фейри по определению не может быть лишней.

— У Ровены весьма своеобразные принципы, — задумчиво проговорил Ас. – Она уважает право других на частную жизнь. И вот такие вечера она почему-то отнесла именно к этой сфере. Хотя мы всегда рады видеть нашу танцовщицу.

— У Ро вообще странные понятия о частной жизни и допустимом пределе влезания в нее, — поморщился Лир. – Как, впрочем, и у любого фейри.

— Ярр, спой еще, – осмелела я и просительно взглянула на Искусника.

— Неа, — покачал головой волшебник, а потом привстал и протянул мне гитару. Ничего не оставалось, кроме как принять инструмент.

Беспомощно посмотрела на мужчин, но наткнулась только на любопытные взгляды. Асгард и Аэрлис ранее не видели меня с гитарой, Ярр лукаво сверкал синими глазами, в задумчивом же взоре Лира было только серое  море,  на сей раз спокойное. А в воде так сложно что-либо увидеть, кроме своего отражения…

— Спой, — кивнул беловолосый.

— Но… — растерянно начала, не зная, как объяснить, что тогда решилась только потому, что Ярр задел мою гордость. Сейчас же этого никто не стремится сделать. Но… четверо мужчин, и более-менее спокойно я себя чувствую только в компании Ярра. Сталь и Тьма —  вообще «темные лошадки».

Пока в голове скакали эти мысли, я сжимала внезапно вспотевшей ладонью гриф гитары и уже подбирала слова для корректного отказа. На судорожно сжатые пальцы легла теплая, смуглая ладонь, и по телу прокатилась приятная волна, оставляя после себя какое-то радостно-искристое ощущение. Всю неуверенность и стеснительность как смыло.

Удивленно посмотрела на отстранившегося Лира, но тот только одобряюще улыбнулся. Эм… что-то он подозрительно благостный.

Впрочем, задумываться о причинах поведения Водника сейчас не хотелось.

Потому как теперь идея спеть казалась если не гениальной, то весьма достойной! Даже песня вспомнилась.

Улыбнулась присутствующим, подмигнула в ответ Мидьяру и притянула гитару ближе к себе. Пробежалась пальцами по струнам и недовольно покачала головой. Давно не играла, все мозоли сошли, пальчики нежные стали. Будет больно. Но ведь оно того стоит? Стоит!

Первые звуки гитары отозвались в тишине комнаты резким боем. Я прикрыла глаза, отгораживаясь от зрителя, вступая во тьму своего воображения. Пока во тьму…

Прогнала рисунок мелодии по кругу, вспоминая аккорды, и как только поняла, что все помню, открыла глаза и, глядя поверх голов  собравшихся мужчин, начала. Мечтать? Погружаться?

Ярр научил меня и этому. В любое дело надо погружаться с головой. Гореть им. Если ты поешь, то уже не тут. Ты — там.

Там, где слышен шелест крыльев за плечами, там, где теплые воздушные потоки держат в невесомости, там, откуда можно увидеть мир. Свою страну. И свою ли?

Она и правда — не моя… Моя, небольшая, что была центром мироздания, осталась позади, а та, на престол которой сейчас прочат, еще не приняла…

Птицы не всем даются в руки. А те грязные лапки, что порой тянутся к яркому оперению ее высочества Александры, вообще оборвать временами хочется.

Когда  закончила, передала инструмент обратно Искуснику. Мидьяр рассеянно погладил деку и вопросительно на меня посмотрел:

— Птичка, значит?

— Птички разные бывают, — с усмешкой добавил Лирвейн.

— Согласна, — качнула головой я. — Бывают певчие в клетках. Для красоты и престижа. Бывают серые и почти незаметные. Но они или очень красиво поют… или просто полезные. Но часто о последнем знают только хозяева птичек. А если пернатая достаточно хищная, чтобы стать независимой, то только она. К таким бы я отнесла Коршуна.

— А еще? – Лир откинулся на спинку кресла и с любопытством посмотрел на меня. Странный он сегодня…

— Хм… — потянулась к своему полупустому бокалу, качнула, полюбовалась на рубиновые переливы «Ардагора» и продолжила. – Падальщики еще встречаются… Крайне неприятные… так и хочется оперение проредить. Лорд Гадис, к примеру.

Я поняла, что в задумчивости назвала Синего придуманным прозвищем, только когда в комнате раздалось тихое фырканье, которое спустя несколько секунд переросло в сдержанный смех. Мда. Уже не сдержанный.

— Кто-о-о? – выдохнул Мидьяр.

— Адис Вермен, как понимаю, — за меня ответил улыбающийся Лир. Я посмотрела на такого веселого сегодня Водника и подавила желание поинтересоваться его здоровьем. Психическим. Интересно вот, а что меня завтра ждет? При таком-то сегодняшнем раскладе. Опять из крайности в крайность?

— Он, — осторожно ответила я.

— А за что ты так приласкала несчастного? – полюбопытствовал Аэрлис, откинув упавшую на лоб черную прядку.

Я невольно вспомнила, как мы с ним познакомились, и не удержалась от улыбки. Бедная Мариоль… Кстати, оборотень ей своего унижения пока не простил и в ближайшем будущем альтруизмом страдать не собирается…Ну что ж, за любовь надо платить! Даже к котам.

Тьма внимательно на меня посмотрел, я согнала с лица подозрительно довольное выражение и невинно улыбнулась.

— И все же,  почему так прозвали Синего? – напомнила мне тему разговора зеленоглазая Маришкина «любовь».

— Да оно само как-то, — пожала плечами я. – В сердцах назвала так еще на первом балу, ну а потом, когда бегала от него по Золотому и Летнему, только удостоверилась, что первое впечатление было верным.

— Мда… — насмешливо сверкнул серыми глазами Лир. – Куда только не уводит полет фантазии.

— Ага, – согласно кивнула я. – В разные стороны таскает. Мы с Мари всегда были на выдумки горазды.  С детства.

— Наставнице доставалось? – Лир рассеянно перебирал пальцами кончик своей косы, и я невольно залюбовалась серебряными искрами в волосах мужчины.

— Нет, — рассмеялась я. – От нее в случае чего нам досталось бы. Так что шутили мы безобидно и над теми, кто о нас ничего толком не знал.

— То есть над соседями, — заключил умный Асгард, который вполне успешно выловил зернышко правды среди моих иносказаний.

— Верно, — вздохнула я.

— Видимо, страсть к глупым шуткам у вашей подруги осталась до сих пор, — досадливо поморщился Аэрлис и скривился, похоже, вспомнив что-то особенно «приятное».

Похоже «Стикс» волшебников и правда пьянит. Иной причины хорошего настроения и благостного ко мне отношения Лира я не вижу, Аэрлис сегодня тоже ненормально разговорчив, да и Асгард непривычно раскрепощен. Это практически незаметно, но если учесть почти стальную сдержанность и невозмутимость Оружейника, то перемены видны. Мидьяр… А что Мидьяр? Он практически не пьет, в глазах опять сверкают искры, а волосы медленно меняют цвет на какую-то кошмарную смесь лилового и зеленого.

Я нервно икнула и спросила:

— Ярр, ты чего?

— А что? – невинно осведомился Искусник, покрутил в пальцах зелененькую косичку и лукаво сверкнул синими глазами.

— Да ничего, но… — я неопределенно взмахнула рукой и неуверенно продолжила. – Психоделичненько так…

— Аля, – откинулся на спинку дивана Грезы. – Тебе знаком термин «мне так хочется»?

— Ты уже озвучивал однажды, — покорно кивнула я.

— Так вот, с тех пор причины не изменились, — заверил ненормальный Хранитель.

— Прощайте, остатки разума, — присвистнул подобравшийся Аэрлис,  разглядывая шевелюру Искусника.

— В смысле? – осторожно спросила, зачарованно наблюдая, как лиловый медленно темнеет до фиолетового и, похоже, на достигнутом останавливаться не собирается.

— В прямом, — резко ответил Лир. – Аля, уйди.

— Но… — начала я.

— Быстро! – коротко рыкнул Водник.

— Ну зачем же? – мурлыкнул Искусник. – А вы лучше не рыпайтесь, ребята. Ничего страшного не случится, это я вам гарантирую.

— Мидьяр, я ничего не понимаю, — честно сказала я.

— Знакомься, — вздохнул Асгард и кивнул на Хранителя Грез, чьи волосы потемнели еще на несколько тонов. Темно-зеленые теперь косички тонкими змейками вились в фиолетовой гриве. – Безумный Бард.

— Эм.. – начала было я, желая сказать, что вот так, с наскока, мне это ничего не объясняет.

— Аля, — Ярр перевел на меня темный взгляд и улыбнулся. – Добрые посиделки закончились.

Я только кивнула в ответ и быстро выскочила за порог.

Конечно, любопытство не позволило мне уйти, не попытавшись узнать в чем дело.

— Мидьяр, ты совсем одурел?! – раздалось злобное шипение Лира.

Потешить любопытные ушки еще немного не удалось, так как дверь  резко захлопнулась, наподдав мне по ягодицам.

Грубиян!

Конечно, после такого «напутствия» оставаться тут было по меньшей мере глупо.

Вот противный блондин! Умудрился все положительное от себя впечатление перечеркнуть одним поступком!

Потому спать я отправлялась в совершенно непонятном настроении. Меня все еще потряхивало от нервного напряжения и любопытства. Это что же в нашем «шуте» такое проявилось? Безумный Бард, говорите? Ой, как любопытственно!

Остаток вечера мы проболтали с Мариоль, которая отловила меня по пути в спальню. Хотя честнее будет сказать, «остаток ночи»… Так как спать легли только часа в четыре утра.

Но побудка была ранней и не особо приятной.

— Доброе утро! – гаркнул над  ухом чей-то голос.

Я резко села и панически огляделась. Рядом с постелью обнаружился довольный Лирвейн, который, не оставляя мне шанса устроить скандал, сообщил, что ждет на полигоне за резиденцией,  и направился к выходу.

— Ты совсем оборзел?! – рыкнула вслед с каждым днем наглеющему все больше Воднику.

Мужчина замер на пороге, а потом порывисто развернулся и внимательно посмотрел на меня.

— Александра, тебя уже честно пыталась будить горничная. Но у нее это не получилось. Вопрос: когда ты легла спать?

Опустила глаза и покраснела. Мда. Легла поздно.

И сейчас, и правда, смутно вспоминаются попытки служанки меня разбудить.

— Эм… претензии снимаются, — смущенно пробормотала я.

— Отлично, — холодно кивнул Лир. – И поверь, от того, что мне приходится самому тебя будить, я не испытываю никакого удовольствия. Не говоря уже о том, что теряю время.

— Какой ты… – вздохнула я.

— Какой? – полюбопытствовал блондин, склонив голову набок.

— Бука, — честно ответила я и сползла с постели. Одернула сорочку, недовольно взглянула на Хранителя и подсказала, — Ты бы вышел.

Он коротко фыркнул и закрыл за собой дверь.

Все же шикарная ситуация… Лир с периодичностью примерно раз в неделю вваливается ко мне в спальню, чтобы разбудить. Нет, я, конечно, его личная ученица, но можно же решить это как-то иначе!

После тренировки Лир телепортом отправил меня переодеваться, а когда я спустилась завтракать, Хранителя там не было. Там вообще почти никого не было. Только рыжий Хранитель сидел за столом, допивал чай и просматривал какие-то документы. Волосы Ярра опять сверкали медью и золотом. Похоже, Безумный Бард испарился в никуда. Судя по строгому внешнему виду, мужчина после еды собирался на работу.

— Доброе утро, — приветственно улыбнулся волшебник.

— Доброе и приятного аппетита. А где все?

— Асгард еще рано утром упылил в свои ангары и, судя по фанатичному блеску глаз, в ближайшие сутки его можно не ждать, — пожал плечами Мидьяр. – Аэрлис утащил Мариоль покупать оборудование для ее новой лаборатории.

— Кстати, что-то Тьма подозрительно положительный, — придвинула к себе тарелку с овсянкой и задумчиво поводила в каше ложкой. – Он же ее терпеть не мог.

— Все меняется, — философски протянул Грезы.

— А Водник?

— На работу сбежал, — невозмутимо ответил Мидьяр.

— В департамент? – осторожно спросила я.

— Ну да, — спокойно отозвался Искусник, склонил голову набок и золотая косичка скользнула по синему форменному камзолу департамента переселенцев.

— Почему вы мне ничего не сказали? — со сдержанной злостью спросила Хранителя.

— А ты не спрашивала, — улыбнулся он в ответ. – И это не секрет был. Кто же виноват, что ты не сложила два и два?

— Ты представляешь, какой идиоткой я себя ощущала?!

— Ну… — в глазах Ярра хитро сверкнули золотые искорки. – А если я ему не скажу, что ты в курсе?

— И что мне это дает? – ехидно осведомилась я.

— А ты подумай.

— Ладно, — после секундного раздумья царственно кивнула я. – Не говори.

— Как скажешь, — улыбнулся Мидьяр, и мы продолжили завтрак.

Спустя полчаса накинула на себя иллюзию и Хранитель закинул меня порталом к «дядюшке». Приветственно кивнула дежурным телепортистам и направилась в кабинет лорда Хора. В приемной сидела неизменная Леслава, которая вдохновенно полировала и так безупречные ноготки.

— Здравствуй, Альена, — обрадовалась мне секретарша.

— Доброе утро, — улыбнулась в ответ. – Он на месте?

— Да, — ответила девушка. – Но занят.

— Ох, — нерешительно покосилась в ту сторону. – Вариантов особо нет.

Леслава попыталась что-то возразить, но я уже открывала дверь.

— Не отдам, — невозмутимо покачал головой «дядюшка».

— Но она из моего ведомства сбежала! – возмутился, сидящий напротив него Рыж.

— Какое невероятное совпадение! – восхитился имперский безопасник. – Помнится, меньше месяца назад у нас был похожий разговор, но у тебя в кабинете и по поводу моего «потеряшки». Помнишь, как далеко ты меня послал?

— Я не посылал, — оскорбился Пламенеющий. – Я корректно объяснил, по каким причинам не могу тебе отдать этого дроу.

— А также чертежи, к нему прилагающиеся, — покивал блондин.

— Но мы же, все равно, одна структура, — вкрадчиво продолжил Евгран.

— Вот-вот, — улыбнулся Хор. – Потому какая разница, у тебя или у меня та очаровательная шпионка? Кстати, — он повернулся ко мне, чуть прищурил серые глаза, — Здравствуйте, дорогая племянница.

— Доброе утро, — улыбнулась «дядюшке» в ответ. – Приветствую вас, Пламенеющий.

— Леди Альена, — протянул зеленоглазый змей напротив, встал, поклонился и поцеловал вынужденно протянутую руку. – Рад вас видеть, прекраснейшая.

— Взаимно, — осторожно высвободила ладонь, которую Алый прохвост не торопился отпускать.

— Альена, мы с вами не закончили последний разговор, — сразу приступил к делу Рыжий. – Вернее, закончили на не очень красивой ноте. Могу я пригласить вас на прогулку?

Опять?! Да сколько можно?! Я ему ясно сказала, что никуда не пойду с ним! И также обрисовала, как далеко он может идти со своими предложениями. Да и при воспоминании об том, что он сделал, меня начинает потряхивать от злости.

Да и не хватало еще, чтобы у тебя все же появились подозрения. Если этот скользкий тип все же соотнесет Алю и Альену… Неизвестно, что будет.

Уже собиралась корректно отказать, как раздался тихий, но от этого не менее жуткий голос «дяди».

— Кот. Не наглей.

— Не рычи, Пес, — не оглядываясь, бросил Евгран. – Девушка совершеннолетняя, и спрашивать у тебя позволения я не обязан.

— Не хочу тебя разочаровывать, — сладко улыбнулся безопасник, встал и подошел к нам. Схватил меня за руку и притянул ближе к себе. – Но я ее официальный опекун. И без разрешения не видать тебе моей прелестной племянницы.

На какие-либо действия я сейчас была не способна. Только наблюдала за этой комедией, но с каждой минутой челюсть ощущала все более сильное притяжение пола.

— Значит, так? – ухмыльнулся Рыж. – Решаемо. Лорд Хор, я официально прошу у вас руки леди Альены.

Ба-а-амс! Челюсть таки упала.

— Я не согласен, — справился с изумлением Хор.

— А не имеешь права, — довольно рассмеялся Пламенеющий. – Я сделал предложение, и согласно нашему законодательству отвергнуть его раньше, чем через два месяца, ты не можешь.

— Но и я не согласна! – наконец обрела дар речи « потенциальная невестушка».

— Тоже не можете отказать прямо сейчас, — ласково улыбнулся Рыж. – А теперь позвольте откланяться! И, леди Альена, теперь, как кандидат в женихи имею право на ваше время. Всего доброго.

— Стоять! – коротко рыкнул «дядя».

Алый, который уже направлялся к двери, замер и медленно повернулся. Темный блеск малахитовых глаз мне очень не понравился.

— Лорд Алир Хор, — тихо начал мужчина. – Вы забываетесь.

Не дожидаясь ответа, резко развернулся, чем заставил медную гриву волос разлететься по затянутой в бордовый камзол спине, и быстро вышел.

— Допрыгалась ты, — коротко резюмировал Хор.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *