Легенды изначальной империи 1. Глава 6

Глава 6. Игра с Советом: раунд первый

 Пессимист видит трудность в любой возможности;

оптимист — видит возможность в любой трудности.

Уинстон Черчилль.

Не сговариваясь, мы с Маришкой пошли в одну комнату. Ею оказалась та самая зеленая, из которой Аэрлису и надлежало забрать сундучок с реактивами. Когда Мариоль заметила сундук, то  сразу же навострилась в него залезть. Но я ухватила подругу за платье и немного прочистила мозги: «Вспомни, где мы, да и неизвестно, что там может лежать». Ведь если там что-то опасное, то останутся от моей незадачливой первой дамы, которая всего лишь стремилась к новым знаниям, рожки да ножки. А это… не эстетично. Если уж умирать, то красиво и с музыкой!

Эта комната, судя по всему, была гостиной. За двумя дверями обнаружились спальня и кабинет. Утащив сумку в спальню, вернулась в гостиную и, подвинув уже растекшуюся по дивану Мариоль, спросила:

— Мариш… Я отвернулась и не видела все подробности твоей охоты за «мохнатой прелестью», — хихикнула, лукаво поглядывая на подружку. — Так почему кот так орал-то?

Возмущенно засопевшая на первой фразе Мари, заслышав вторую, покраснела и отвела глаза.

— Та-а-ак! — мигом взбодрилась я. — А ну, рассказывай!

— Да ничего такого, — соврала подруженька, честно глядя мне в глаза.

— Дорогая, кого ты пытаешься обмануть? — вкрадчиво поинтересовалась я. — Я же как облупленную тебя знаю.

После такой реакции просто обязана из нее все вытрясти!

— Ты сама все видела! — вспылила Мариоль. — Как зашла и кота этого увидела, так у меня в голове перемкнуло. Чученька, и все! Я так скучала, а он вырываться! Ну и схватила… за то, что под руку подвернулось, — уже почти прошептала Мари, но потом опять повысила голос: — Я что, виновата, что под руку хвост подвернулся!

— Что-о-о?! — Я распласталась по дивану в бессильном хохоте. — Ой, не могу! Недаром он вопил! — посмотрев на недовольную мордашку подруги, снова рассмеялась: — Да, Мариша, уж попала так попала!

Мариоль, судя по сердитым взглядам, моего искреннего веселья не разделяла.

— Тебе смешно? — возмущенно прошипела брюнетка. — Ты представь, как я себя чувствую!

— Извини, милая. — Я тотчас успокоилась. — Не хотела тебя обидеть. Кстати, какие впечатления от замка и Хранителей? Мы так и не успели поговорить.

— В последнее время это вообще редко удается, — подтвердила подруга. — А впечатления… Неоднозначные, скажем так. Замок, несомненно, интересный, а вот Источники… Не такими представляла их, если честно. Один Мидьяр чего стоит.

— Допустим, с Ярром все относительно понятно, — провела пальцем по лбу и предположила: — Грезы… Возможно, это просто свойства стихии. Да и бард он. Творческая личность, как ни крути, а они все немного сумасшедшие.

— Не будем делать преждевременных выводов, — ободряюще улыбнулась Маришка. — Мы только приехали и толком не знакомы со здешними обитателями. А нам с ними рабо тать, и желательно продуктивно. Поэтому их надо аккуратненько изучить и подстраиваться под удобную для Хранителей манеру поведения и общения.

— Тут наверняка должна быть библиотека, — протянула я задумчиво. — И гораздо более богатая, чем дома.

— Нужно найти и порыться, — согласилась Мари.

— И за обедом осторожненько вызнать дальнейшие планы, — глянув на настенные часы, я потрясенно охнула: — Мы с тобой полчаса уже треплемся! Скоро придут, а мы даже не умылись.

— О! Тогда я пошла к себе, — подскочив с дивана, подруга взяла свою сумку и вышла из комнаты.

Проводив ее взглядом, отправилась на поиски ванной комнаты. Она оказалась в спальне за незаметной маленькой дверцей. Вернее, сначала я попала в гардеробную, а уже оттуда в ванную. Там у меня возникла небольшая проблема. Похоже, техническое оснащение замка очень сильно опережало известные мне механизмы. С горем пополам я таки в них разобралась, правда, предварительно умудрившись сначала обжечься, а потом окатить себя ледяной водой. Памятуя о предыдущих событиях, сдержалась и не стала демонстрировать свои вокальные данные.

Выползла из ванны злая и недовольная. Потом обнаружила отсутствие полотенца и похвалила себя в очередной раз. Пришлось рыться в гардеробе. Полотенец не отыскала, но простыня тоже неплохо. Завернулась в нее и отправилась в спальню, потрошить сумку на предмет чего надеть.

Тут меня удача тоже не ждала. Единственное оказавшееся там платье было в настолько непрезентабельном виде, что даже у себя в комнате, где никто не видит, ходить страшно. То, в чем приехала — пыльное и грязное. Вытащив относительно чистые рубашку и штаны, критически их оглядела. Мда… Ну ладно, как говорится, на безрыбье… и так далее. Порылась еще, нашла симпатичную жилеточку с интересной вышивкой и укомплектовала ею наряд.

Переодевшись, решила разобрать вещи. На самом дне сумки обнаружился мешочек с наиболее ценными для меня вещами. Закинув сумку на антресоль в гардеробе, я вернулась обратно и села на кровать. Ослабила шнуровку на горловине мешочка, высыпала его содержимое на изумрудное покрывало. Тут было немного. Мамины украшения и кошелечек с прядью волос. Даже не знаю, почему взяла ее с собой… и храню именно здесь. Пропустила сквозь пальцы скромные бусы из мелкого жемчуга, взяла в руки простенькие серебряные сережки и колечко. Мама. Мне так жаль… Если бы ты только знала, насколько обидно, что мы никогда не встретимся.

Ты была из небогатой, практически угасшей ветви Синего Клана. И казалось, что судьба повернулась к тебе лицом, когда ты попала во дворец и стала личной служанкой Императрицы-матери.

Интересно, ты любила моего отца или просто не посмела отказать Императору? А ведь в ту пору его супруга тоже носила ребенка…

Потрясла головой, отгоняя грустные мысли, и положила украшения обратно.

Нерешительно прикоснулась к кошельку с волосами. Открыла. Медленно достала длинную рыжую прядь. Все еще сияет. Я держала ее на вытянутой руке и она завораживающе сверкала в лучах солнца. Положила на кровать и невольно залюбовалась: медное на зеленом. Красиво.

Внезапно раздался звук открываемой входной двери, легкие шаги и негромкий голос Мари, зовущей меня по имени. Я быстро спрятала компромат, поднялась с кровати и пошла встречать подругу.

Мариоль стояла у окна. Одета была примерно так же, как и я, видимо, состояние ее гардероба от моего в лучшую сторону не отличалось.

— Да уж… Раскрасавицы! — мы критически оглядели друг друга и улыбнулись. — Принцесса Изначальной Империи и ее первая дама.

— Первая, потому как в данный момент единственная, — хихикнула Маришка. — А вообще, ты права… Наемники краше выглядят.

— Ну, что поделаешь, — пожала плечами, немного приподнимая штору для лучшего обзора парка за окном. — В любом случае, это не официальный прием и не королевский дворец. Держать лицо, конечно, надо, но за каждым жестом сегодня следить не обязательно.

— Не скажи… — задумчиво протянула Мариоль. — Хотя Хранители это не придворные крокодилы, своя мотивация у них тоже имеется. А мы сей час, как котята в воде…

— Но непременно научимся плавать! — твердым тоном перебила подругу.

На этом оптимистичном заключении раздался стук в дверь. За ней оказался лакей, который с поклоном предложил нам проследовать в столовую.

Следуя за невозмутимым слугой, вовсю разглядывала интерьеры замка. Когда нас вел Мидьяр, старалась не особо крутить головой по сторонам. А сейчас, кроме Мариоль, свидетелей моего любопытства не было, потому ничего не препятствовало его удовлетворению.

Проходя через анфилады комнат, опять поразилась фантазии архитектора. Он умудрялся сочетать такие различные стили, что я просто диву давалась. Причем все настолько плавно и органично перетекало из одного в другое, что оставалось только уважительно поклониться неведомому мастеру. Роскошь востока и строгость запада, дерево и металл, дворцовая лепнина в комнатах с кучей безделушек и аскетичная строгость почти пустынных оружейных залов.

Невероятно красиво.

Залюбовавшись убранством резиденции, не заметила, как дошли, и практически налетела на лакея. Вошли и оказались в большой столовой, отделанной в синей гамме, лишь белая мебель и распахнутые огромные светлые окна с легкими голубыми занавесями разбавляли чернильную густоту цвета.

Комната разделялась на две зоны: в одной был обеденный сектор, в другой — стояли пара кресел вокруг небольшого столика и маленький диванчик. Первое, что мне бросилось в глаза, это сидящий на подоконнике Мидьяр, который что-то писал в тетради, мурлыкая себе под нос непонятный мотивчик. На диване, листая какую-то книгу, развалился Хранитель Тьмы. Около стола находился незнакомый светловолосый мужчина. Он в задумчивости водил карандашом по бумаге. Расфокусированный взгляд в пространство, наморщенный лоб. Но потом лицо осветилось догадкой, и мужчина стал с бешеной скоростью что-то чертить. Лирвейна в зале не наблюдалось.

На наше появление хоть как-то прореагировал только Аэрлис. Печально покосился на книгу, с которой ему, судя по всему, не хотелось расставаться по такой малозначительной причине, как наше появление, но затем все-таки встал и поклоном нас поприветствовал. А вот потом возникла небольшая пауза. Ни Ярр, ни незнакомец отвлекаться от своих занятий не планировали, да и сомнительно, что вообще заметили наше появление.

Лис подождал полминуты и резко хлопнул в ладоши, я почувствовала дрожь лент силы. Только тогда увлекшиеся маги подняли головы.

— Леди, прошу простить мою невежливость! — Мидьяр легко соскочил с подоконника и согнулся в галантном полупоклоне. — Несколько увлекся.

— Тоже приношу свои извинения, — раздался позади тихий голос незнакомого мага. — Позвольте представиться: Асгард, Хранитель Стали.

Развернулась и коротким поклоном ответила на приветствие Оружейника. Хранитель оказался почти одного роста с Лирвейном и тоже светловолосым, но на этом сходство заканчивалось. Волосы были не белоснежными, как у Хранителя Воды, а какими-то светло-стальными, что ли. В одежде мужчины превалировал темный цвет, и было нашито множество кармашков, из которых торчали разнообразные предметы, часто непонятного мне назначения. На носу красовались круглые очки, которые хоть и придавали ему несколько более серьезный вид, но смотрелись довольно забавно. Короче, выглядел не менее чудаковато, чем Искусник, но несколько по-другому.

Чувствую, что-что, а скучно нам тут не будет… Один Мидьяр тот еще шалопай, да и ученый, вроде Стали, тоже по рассеянности много натворить может. Да и при первом взгляде на Аэрлиса стало ясно, что хитрость и пакостность натуры имеют место.

Вышеупомянутый шалопай, обаятельно улыбаясь во весь рот, предложил нам проследовать за стол.

Судя по всему, в этом доме придерживались правила «за едой о делах не говорят». Но, надо признать, поглощать пищу тишина отнюдь не мешала. Повар у Хранителей был бесподобный.

А вот Лирвейн так и не появился.

По окончании обеда нам предложили пройти в гостиную. Как понимаю, именно сейчас и начнется серьезный разговор.

Зайдя в уже знакомую зеленую комнату, мы рассредоточились по диванчикам, креслам и пуфикам. Мари обошла печально знакомый диван по широкой дуге и на Хранителя Тьмы смотреть избегала.

Мы с Мариоль разместились в креслах и выжидательно посмотрели на мужчин. Напротив опустился Мидьяр и, отбросив за спину гриву косичек, подарил нам еще одну сияющую улыбку. Внезапно обратила внимание на места дислокации Хранителей. Ярр — напротив, Аэрлис стоял у окон, а Асгард замер у дверей. Как интересно… Вот тебе и шалопаи с чудаками. Как грамотно все отходы перекрыли и, судя по всему, абсолютно рефлекторно. Впрочем, чего я ожидала? Первое впечатление не всегда верное, особенно если речь идет о Хранителях. Интересно, а сколько этим «мальчикам» лет? Похоже, Совет тот еще паноптикум. Знакомясь с его представителями, все больше в этом убеждаюсь.

На этом этапе раздумья пришлось отложить и обратиться в слух, так как Хранители, наконец, решили поведать свои планы на мою скромную персону.

— Начну издалека, — медленно проговорил Мидьяр, откинувшись на спинку дивана. С лица Хранителя настолько быстро испарилось легкомысленное выражение, что я даже не успела поймать этот момент. — Вы в курсе, зачем и почему вы тут, принцесса?

— Я знаю только то, что мне рассказал Хранитель Воды, — начала осторожно говорить, обдумывая каждое слово и интонацию. — Правящая семья погибла почти в полном составе. Отец не дееспособен, а я единственная оставшаяся наследница с нужными свойствами.

— Абсолютно верно, — вступил Асгард. — Остальное мы собирались рассказать на месте. Объем информации варьировался бы в зависимости от того, какой окажется сиятельная леди. Вы… не разочаровали, — почти незаметная улыбка скользнула по губам Оружейника.

И почему мне так слабо верится, что сейчас раскроют все карты? Выводы о том, что я из себя представляю, за время моего пребывания в замке они сделать не могли… Полагаю, Лирвейн поделился наблюдениями? Очередная проверка? Ну что ж… С этими прожженными политиканами мне не сравниться, вдобавок играть приходится на их поле и по их правилам. Но и я хотела бы показать себя с лучшей стороны.

— Рада, что произвела положительное впечатление.

Аккуратненько, осторожненько, не торопимся и думаем над каждым словом.

— Лир сказал, что у вас большие пробелы в знаниях, но похвальная тяга к развитию интеллекта, — продолжал Сталь. — Последнее хорошо, так как без нужного уровня просто не справитесь со стихиями. Они или сомнут вас, или отторгнут.

— Бывает и такое?

— Конечно. Именно поэтому наследников готовят с детства, — заметив промелькнувший в моих глазах вопрос, ответил Асгард. — Но даже после Единения собственным развитием пренебрегать нельзя, даже принятого Проводника стихии могут отвергнуть. Император обречен на самосовершенствование.

— Это случилось с отцом? — тихо спросила и внимательно посмотрела в карие глаза мужчины.

— Вы и вправду сообразительны, — усмехнулся Оружейник. — Да, правителя отторгли стихии.

— Именно этим обусловлено то, что он не может исцелить тело, и чем дальше, тем больше теряет разум, — полуутвердительно произнесла, переведя взгляд на Искусника. Заметив мое внимание, маг слегка склонил голову и принял эстафету «просвети принцессу» у Аса.

— Итак, самые важные на данный момент для вас области — это точные науки, по вполне понятным причинам.  А также естественные науки — биология, анатомия и входящие в них подразделы, — продолжал Мидьяр.

Я смотрела на Хранителя, и в который раз поражалась происшедшим переменам, почти неуловимым, но все же. Синие глаза приобрели глубину полночного неба и ни одна из золотых звездочек смеха не нарушала его бархатного совершенства. Казалось, даже алые с золотом волосы потускнели, придавая мужчине серьезности.

— Ядами, противоядиями, а также распознаванием веществ мы тоже займемся вплотную, — вновь вмешался Аэрлис.  Похоже, все упомянутое это его специализация.

Последовала небольшая пауза, видимо, дающая мне возможность усвоить информацию. Потом снова вступил Асгард.

— Также придется уделить внимание тренировкам, физическая форма будущей Императрицы должна быть безукоризненна. — Так… И на что это намек? Я, конечно, не Мариоль, но браковать рано. — И, на мой взгляд, вам не помешало бы пройти стажировку в некоторых департаментах, естественно, в интересных вам направлениях. Дабы изучить работу ваших госучреждений изнутри, и к моменту вступления на престол иметь представление об их деятельности. — Сталь опять стоял вполоборота ко мне. Я заметила, что этот мужчина редко смотрит в глаза. Наверное, правильно делает. Его темный взгляд начисто разрушает тот образ рассеянного ученого, который он создал.

Снова пауза. «Психологи, что б им», — подумала с некоторым раздражением. Потом нужно будет разложить все по полочкам.

На третий такт снова вступил Аэрлис.

— В департаментах же изучите политический расклад сил в Империи на данный момент, — Тьма окинул Мариоль темным малахитовым взором и с явным удовольствием добавил: — Позволю себе заметить, что вашей первой даме тоже не помешает поднять уровень своего образования.

Глаза Мари сузились, но свое недовольство она показала только этим. Я в какой-то мере ее понимала. Совет хороший, но то, как Аэрлис его подал, подругу, похоже, разозлило. Напряженные отношения между моей дамой и одним из Хранителей… Только этого мне не хватало! Будто мало того, что я сама с Лирвейном не всегда вела себя достойно.

— Со всем вышесказанным согласна, но как вы собираетесь это организовать? — задала вполне закономерный вопрос. — Сменить внешность, допустим, не проблема, но как быть с тем, что я, как наследница, должна находиться в королевском дворце? Вряд ли там одобрят программу моего времяпровождения. И когда мы отправляемся туда, кстати?

— Отправляемся примерно через неделю, когда прибудет карета. Вас перенесли отчасти потому, что времени у нас прискорбно мало, а работы много, — нас еще раз скептически оглядели. Потом Аэрлис продолжил: — В пути же этот дефицитный материал расходовался крайне нерационально.

— Также можно придерживаться легенды о слабом здоровье ее высочества, — склонил голову в мою сторону Мидьяр. — Это даст ту самую свободу действий. Совсем идеальным вариантом было бы, если бы леди Мариоль согласилась принять облик принцессы и время от времени заменять ее во дворце.

— Допустим, — осторожно ответила Мари. — Но первая дама все равно нужна.

— Девушку для этого мы найдем, — покровительственно улыбнулся Сталь.

— А почему сразу не на роль принцессы? — задала закономерный вопрос.

— Потому что подруга — это наиболее близкий вам человек. Она знает ваши привычки и повадки. Если поставить чужого, то по вашему возвращению разница в поведении будет видна.

— Мы все обдумаем, — дружно ответили мы с Мариоль.

— Вот и отлично, — снова весело улыбнулся Ярр. В глазах волшебника опять задорно кружились золотые искры, а волосы сияли чистым золотом и пурпуром в лучах солнечного света. — Также подумайте, в какие департаменты вам хотелось бы попасть. — Волшебник встал, давая понять, что разговор окончен. — Вас проводят в ваши комнаты. Кстати, не хотели бы осмотреть замок? — Мы дружно заверили, что очень этого желаем. — Замечательно! В таком случае через некоторое время за вами кто-нибудь зайдет.

Мы вышли из гостиной. За дверями оказался уже знакомый лакей, который осведомился, куда нас проводить. Поразмыслив, решила, что день солнечный, и торчать в помещении не очень хорошая мысль. Так что мы решили пойти в сад.

Пока мы шли по коридорам, начала замечать определенную систему. Похоже, коридоры, построенные по лучевой схеме, являлись центральными. Спросила, на сколько секторов делится особняк, и получила ответ — восемь. Все верно. Так наиболее удобно. И символично.

Пришли в уже знакомый внутренний дворик, где нас с поклоном оставили. Устроившись возле фонтана на красивой кованой лавочке под персиковым деревом, мы минут десять молчали, думая каждая о своем. Еще и за это я ценила Мариоль. Ведь есть много людей, с кем можно поговорить. Темы найдутся. А вот те, с кем комфортно молчать… Редкие, очень редкие. Мне пока только подруга и ее мама встретились. С ними хорошо даже молчать.

О делах сейчас не размышляла принципиально. Последний час был очень напряженным. Надо хоть немного расслабиться. Постоянно находиться в нервном напряжении просто-напросто вредно, а если учитывать озвученные Хранителями перспективы и мои собственные умозаключения, у меня найдется на что потратить эти с таким трудом восстанавливающиеся клетки.

Так что пока я, зажмурив глаза, грелась на солнышке, изредка приподнимая ресницы и окидывая взглядом окружающую обстановку. Минут через пятнадцать Мариоль подала голос:

— Что ты обо всем этом думаешь?

— Все вполне ожидаемо, — пожала плечами в ответ. — Вот только предложение стажироваться меня несколько удивило.

— Еще бы! — хмыкнула Мари. — Есть мысли, куда именно пойдешь?

— Стоит взять службу безопасности и департамент по работе с переселенцами. Думаю, пары направлений мне пока хватит, — задумчиво протянула  и откинулась на спинку лавочки. — Если учитывать основную нагрузку, то и этого, возможно, будет много.

— С переселенцами все понятно, ты всегда этим интересовалась, но зачем тебе СБ? — Маришка удивленно за меня взглянула. — Работа у них достаточно грязная. Это тебе надо?

— Просто хочу лучше изучить свои государственные структуры. Начну с нее. Во-первых, потому, что мне нужно знать, на кого работают безопасники. На Империю, Кланы или Хранителей. Во-вторых, там можно будет получить наиболее полную и интересную информацию по нашей головной боли, — поймав недоуменный взгляд подруги, пояснила: — Четыре титана — Кланы, что б им… Я там, можно сказать, с обзорной экскурсией буду и с нелицеприятными сторонами их работы соприкасаться не стану. А переселенцы… Просто хочу. Мне интересно!

— Все с тобой понятно, — улыбнулась Мариоль. — А что ты думаешь по поводу того, что мне придется тебя заменять?

— Думаю, что на эту тему говорить пока рано. У нас неделя до визита в королевский дворец, и кроме одного разговора с Хранителями мы ничего не имеем, — пожала плечами. — Притом проливать свет на окружающие нас обстоятельства они не особенно торопились.

— Вот уж точно, — вздохнула подруга. — Только еще больше все запутали.

— В любом случае, у нас пока отдых, — решила побыть оптимисткой моя скромная персона. — Сегодня, во всяком случае, как минимум экскурсия в развлекательной программе имеется. А там посмотрим.

— Ага, — с томными потягушечками ответила Мари.

В этот момент, нарушая нашу умиротворенную идиллию, с грохотом распахнулась калитка, и во дворик влетел Мидьяр. Мы аж подпрыгнули от неожиданности при таком фееричном появлении. Встрепанный и явно куда-то спешащий Хранитель на всех парах рванул к нам. Я уж было подумывала убраться с траектории движения, когда волшебник затормозил и радостно выдал:

— Милые дамы, вынужден вас покинуть, как и Асгард. Лис в какой-то лаборатории и его не дозовешься, так что вами займется Кин. — Искусник ткнул пальцем в невозмутимого лакея. — Мы ненадолго, но скоро вернется Лирвейн, так что скучать вы не будете. Удачи, до скорого! — так же быстро, как и появился, бард свинтил в неизвестном направлении, оставив нас с Маришкой в некоторой прострации.

— Дамам что-нибудь угодно? — с каменной физиономией спросил Кин.

— Дамам угодно, чтобы ты разморозился, — внезапно выдала Мари.

— Решительно невозможно, — ни один мускул не дрогнул. Истукан. — Я могу еще чем-либо быть полезным прекрасным леди?

— Экскурсией, — решительно встала с лавки и твердо посмотрела в темные глаза слуги. — Расскажите нам историю этого замка

— Все, что мне дозволено знать, — немного непонятно отозвался мужчина. — Прошу вас, дамы, следуйте за мной.

Мешкать не стали и направились за ним на выход. Следующие три часа прошли достаточно увлекательно и продуктивно. Увлекательно — потому как рассказчиком Кин оказался отменным, а продуктивно — потому что с его помощью мы худо-бедно могли теперь ориентироваться в этом огромном доме. В связи с этим даже немного порадовалась, что Мидьяра унесло по каким-то делам, и нами занимался слуга. Почему-то уверена, что маршрут движения Хранителя Грез был бы беспорядочным. Вероятно, через полчаса блужданий в его обществе даже по сторонам света сориентироваться не смогли бы.

А еще мы все-таки узнали, где библиотека.

По окончании бродилок нам предложили поужинать. Получив согласие от наших проголодавшихся особ, лакей обрадовал тем, что кушать придется в одиночестве, так как хозяева упылили на неопределенное время, но если дамы желают, он может принести ужин в наши апартаменты. Дамы не возражали.

Пока закусывали, у нас уже настолько слипались глаза, что было не до разговоров. Оно и понятно, день получился очень насыщенный событиями и информацией. Голова даже пухнет. Так что, разделавшись с принесенными вкусняшками, мы пожелали друг другу спокойной ночи и расползлись по постелям.

 

Утро началось… В общем, просто началось. В виде исключения проснулась я сама, и в теплой, мягкой постели, а не на жестком лапнике, окоченев за ночь от холода. С наслаждением потянулась и прищурила глаза, спасаясь от яркого солнечного света. Шторы были задернуты, но через небольшую щель пробивался один шаловливый лучик, который и заставлял меня недовольно жмуриться. Перевернулась на спину, с наслаждением потянулась, и в голове скользнула ленивая мысль, что никакое шелковое белье не сравнится с нежностью натурального хлопка. Постельное было именно из этого материала.

Сделала над собой небольшое усилие, сползла с постели и, подойдя к окнам, распахнула шторы. В спальню хлынул солнечный свет, заставляя комнату засиять новыми красками. В который раз убедилась в возможностях нашего светила творить чудеса в окружающем мире.

Судя по всему, было раннее утро. И так как окна комнаты находились на восточной стороне замка, мне повезло быть обласканной солнышком. Это чудесно. Каждое утро бы так вставать. Залезла на подоконник, отодвинула щеколды и открыла окно. К теплу солнца прибавился ветер, тут же ласково погладивший кожу, донеслись запахи травы, листвы и цветов. Где-то щебетали птицы.

Напевая, едва ли не вприпрыжку направилась в ванную. Утренний душ окончательно взбодрил мой все еще немного сонный организм, а настроение было отличным еще с момента пробуждения. После водных процедур в халате выползла в гостиную. Там обнаружились завтрак и записка, что в гардеробной я смогу найти свежее платье. С любопытством, чуть не обнюхивая, навернула вокруг столика пару кругов, но обнаружила только обрывки какого-то плетения, судя по всему, разрушившегося при моем приближении. Так и не сумев определить его природу, со вздохом сожаления принялась за еду. Покушав, переоделась и решительно вышла из своих  апартаментов.

Благодаря вчерашней экскурсии я теперь немного ориентировалась в замке. Побродила по пустынным коридорам и пришла к выводу, что мне хочется на улицу. А конкретне — в лес. Прикинув, что территория Хранителей должна быть безопасной и что ничего плохого не случится, если я немного погуляю по лесной части парка,  решительно направилась к выходу.

Быстро миновав окультуренную часть зеленой зоны имения, подошла к сосновому бору. Вступив под сень деревьев, подбежала к ближайшему хвойному исполину. Обхватила руками мощный ствол и прижалась к нему щекой. Прикрыла глаза, вдыхая свежий утренний воздух с легким ароматом хвои и нагретой солнцем смолы, негромко рассмеялась, ощущая на лице теплые прикосновения ласкового солнышка. Хорошо-то как… И как мало для этого иногда надо. Давно не чувствовала такой звенящей энергии в теле.

Мне тут же стала неприятно оттягивать голову тяжелая толстая коса и жать обувь. Воровато оглядевшись, стянула ленточку, расплела волосы и растрепала густые пряди. Потом сбросила туфельки и слегка ослабила шнуровку платья. Вот в таком немного расхристанном виде и направилась дальше. Хвойный ковер чуточку колол босые ноги, но это было даже приятно. Заставляло чувствовать себя… собой. Живой, нормальной, немного рассеянной, мечтательной девушкой. Которая может встать в шесть утра и сбежать гулять в лес. Которая может упасть, потому что засмотрелась ночью на звезды. Которой не надо думать о том, что она принцесса и в перспективе — Императрица. Если выживет. Если это не последнее ее лето…

Встряхнула головой, отгоняя неприятные мысли, и медленно пошла дальше. Сосновый бор медленно перетек в березовую рощу и ножки теперь нежно ласкала травка. Я и забыла, как это приятно. Рассмеялась, подобрала подол и бегом рванула вперед. Вылетев на залитую солнцем полянку, закружилась и, не удержав равновесие, с веселым хихиканьем плюхнулась на траву. На глаза упали волосы; когда я уже собралась немного поваляться, раздался вежливый голос.

— Доброго утра, леди Александра.

Испуганно вскинулась и нашла глазами источник звука. Сразу захотелось испариться. Причем немедленно.

Ливрейн… Что ты тут в такую рань забыл?!

Вслух это, конечно, не выдала, хоть и очень хотілось. Уныло разглядывала зеленую травку и желанием снова поднимать глаза на Лира не горела. Но вечно так продолжаться не могло.

Встала, отряхнула платье и оглянулась в поисках туфель, которые растеряла, пока кружилась. Туфли обнаруживаться не желали. Я выдохнула и, откинув волосы назад, приступила к привычному для моих встреч с Хранителем Воды занятию. Надо опять держать хорошую мину при плохой игре.

Но первый же более внимательный взгляд на нарушителя моего спокойствия согнал с лица дежурную улыбку. Лирвейн был без какой-либо маски или «вуали». С открытым лицом. И задумчиво вертел в руках мою туфельку.

У мага оказалась скорее интересная, чем красивая внешность. Высокий лоб, изящно изогнутые белые брови, большие светло-серые глаза, прямой и немного длинноватый нос с легкой горбинкой, красивые губы. Белоснежные волосы были распущены, облаком окутывая плечи растянувшегося на покрывале мужчины, и спускались на страницы лежащей рядом книги. Хранитель плавным движением перетек в сидячее положение и, не отрывая от меня светлых глаз, сказал:

— Как понимаю, это ваше, — продемонстрировав туфлю и получив немного нервный кивок, он встал, подошел ко мне, подняв по дороге второую, и опустил обувь на траву у моих ног.

Я быстро обулась и опять во все глаза уставилась на мага. Хранитель был в свободных штанах и рубашке навыпуск. И тоже босиком. Короче говоря, вид имел до неприличия домашний и безопасный.

Волшебник так внимательно меня разглядывал, как будто впервые видел. От встрепанной макушки и криво сидящего платья до носков туфелек. Проследив за его взглядом, заметила распустившуюся шнуровку ослабленного корсажа и судорожно схватилась за ленты. Приведя наряд в порядок, подняла на него растерянные глаза. Мужчина ничего не говорил, только по-прежнему на меня смотрел все с тем же непонятным выражением. Внезапно шагнул ближе и теперь его вполне можно было коснуться рукой. В который раз поразилась тому, насколько он высокий, я была ему всего лишь по плечо. Хранитель немного наклонил голову, улыбнулся и протянул ко мне ладонь. Не знаю почему, но я зажмурилась. Раздался негромкий смех, и за ним последовало легкое прикосновение к волосам.

— Откройте глазки, леди, — тихо попросил волшебник. Распахнула глаза, борясь с желанием подхватить подол и удрать со всех ног. От этой солнечной поляны, этого снежного и холодного обычно мужчины, его непонятного поведения и тепла. От себя. От желания шагнуть навстречу.

Задумчивые серые глаза уже не обжигали холодом как раньше.

— Запуталась, — показал сосновую иголку и вложил ее в мою ладошку. Скользкая хвоя не удержалась в пальцах и упала на землю. Я проследила за полетом иголки, предпочитая смотреть куда угодно, но только не на непонятного сегодня Хранителя.

Когда все-таки рискнула поднять глаза, то увидела, что Лирвейн сворачивает принесенное покрывало и поднимает книгу. Потом он взглянул на меня и уже нейтральным голосом произнес:

— Вам стоит вернуться, принцеса.

Вот это уже знакомый и практически родной Хранитель! Высокомерный, надменный и так далее. Какое счастье! Все же иметь дело со знакомой манерой поведения гораздо проще и спокойнее.

Кивнув, направилась следом за блондином по еле заметной тропке. И невольно поймала себя на мысли, что тот, новый Лирвейн, мне… понравился.

Шли мы другой дорогой. Тут преобладали лиственные деревья, особенно много было дубов. Настоящими исполинами они поднимались к небу. Даже представить страшно, сколько им лет.

Вдруг Лирвейн остановился и посмотрел вверх, словно пытаясь что-то разобрать в переплетении ветвей. Потом хитро улыбнулся и, знаком попросив меня вести себя тихо, прикрыл глаза и сделал какой-то пасс. Наверху раздался треск и невнятные ругательства, потом нам под ноги свалилось что-то зеленое-зеленое. С немалым удивлением я опознала по гриве косичек Ярра. Сверху на Искусника спланировали листы бумаги. Поймав один, я все равно не смогла почти ничего разобрать, почерк у этой творческой натуры оказался ужасный. Оторвавшись от листка, с немым изумлением разглядывала Хранителя Грез. Сегодня его косички были насыщенного темно-зеленого цвета, да и одежда играла всеми оттенками зелени. Мда… Ор-р-ригинальный тип!

Мидьяр вскочил на ноги и возмущенно проговорил:

— Лир, ты что? Это давно не смешно! Я когда-нибудь с твоего любимого дерева тебе на голову свалюсь, но уже специально! — отряхнул одежду, наконец заметил меня и, расплывшись в очаровательной улыбке, почтительно поклонился и галантно поцеловал ручку. — Рад встретить таким прекрасным утром столь очаровательную леди. Вы тоже любите ранние прогулки, прекраснейшая?

Вскинула брови, немного удивляясь такому обращению.

— Манера общения огненных драконов крайне заразительна, — заметив мой несколько удивленный взгляд, пояснил со смехом Ярр. — Я некоторое время жил в Огненной Долине.

Драконы. Интересно…

Но удовлетворить любопытство мне не дали, Мидьяр со свойственной ему легкостью переключился, мгновенно став серьезным.

— Леди, прошу прощения за спешку, но времени, к сожалению, у нас крайне мало. Вы определились с местами стажировки?

— Да, — кивнула в ответ. — Думаю, для начала стоит взять департамент по работе с переселенцами и департамент Безопасности и Порядка.

Здесь Лир немного притормозил и, с любопытством глянув на меня, поинтересовался:

— Зачем вам последний?

— Интересно, — мило улыбнулась я.

— Отлично, — снова засиял Мидьяр. Все-таки смена его настроений происходит с потрясающей быстротой.

— Хорошо, мы подумаем, кому вас поручить, — с некоторой обреченностью произнес Лирвейн.

— Как это кому? — наигранно удивился Искусник, потом хитро оглядел приятеля и насмешливо сказал: — Лорду Хору, конечно же!

— Что? — ошарашенно переспросил Лир. — Ты издеваешься? Это не целесообразно и неудобно.

— А мне кажется, что Хор наилучшая кандидатура, — с видимым удовольствием продолжал Хранитель Грез. — Более надежного человека сложно представить.

Я заинтересованно крутила головой, переводя взгляд с очень довольного и прямо таки лучившегося удовольствием от совершенной пакости Ярра на недовольно сверлящего взглядом друга Лирвейна. Как они оба за этого неведомого Лорда Хора радеют…

— Мстишь? — устало спросил Лир. Бард согласно кивнул головой, расплываясь в улыбке. — Это мелочно.

— Но мне приятно!

— Хорош-шо! — зло прошипел Лир. — Завтра отведешь ее в департамент.

Не прощаясь, маг быстрым шагом направился в сторону дома. Я проводила Хранителя Воды озадаченным взглядом и вопросительно взглянула на довольного Мидьяра.

— Прошу, принцесса, — с галантным полупоклоном мужчина пропустил меня вперед.

Дойдя до резиденции, мы раскланялись и направились каждый в свои апартаменты. Пройдя в гостиную, застала там беспокойно меряющую шагами комнату Мариоль. Увидев меня, подруга быстро подошла и порывисто обняла. Отстранившись, заглянула в глаза и сердито проговорила:

— У тебя совесть есть? Представь, что я испытала, когда пришла, а тебя нет? Во всем дворце искала. Встретила Мидьяра, он сказал, что ты где-то тут и он тебя приведет, — сумбурно говорила подруга. — Как хорошо, что нашел…

— Стоп, — озадаченно уставилась на нее, вспоминая, при каких обстоятельствах нам встретился Искусник. — Ничего не понимаю…

Рассказала Мари о недавних событиях, но и она дельных идей не имела. Одно было ясно точно. Не знаю, насколько опасны остальные, но с Ярром ссориться нельзя ни в коем случае.

Спустя полчаса в двери постучал Кин и пригласил нас на завтрак. В уже знакомой столовой сидели все Хранители, с которыми я была знакома на данный момент.

Между мужчинами ощутимо витало напряжение. Особенно недовольным выглядел Лирвейн. Увидев дам, мужчины почтительно встали и Мидьяр с Асгардом отодвинули нам стулья.

После завтрака мы прошли в общую гостиную, и меня посетило чувство дежавю. Все практически так же, как и вчера. Мидьяр опять лучился улыбкой, Асгард изображал невозмутимого истукана, лишь иногда поправляя очки. Оглянулась в поисках Хранителя Тьмы и заметила Аэрлиса в виде кота, который грелся в лучах теплого утреннего солнышка на подоконнике и с иронией посматривал то на меня, то на Лирвейна.

Бросила насмешливый взгляд на подругу и нахмурилась. Маришка опять следила за кошарой хищным взглядом и попыталась встать. Одернула ее, возвращая в реальность. Взгляды присутствующих немедленно переключились на Мариоль и Аэрлиса. Кот с опаской отодвинул пушистый зад подальше от нас и произнес:

— Еще раз тронешь, познакомлю с когтями. — Аэрлис продемонстрировал свое главное кошачье оружие, запустив когти в подоконник. Голос у него в этом виде оказался почти как в человеческом, чуть более низким и рокочущим, но с мурлыкающими переливами. Правда, интонации ничего хорошого Мари, рискнувшей единожды дернуть его за хвост, не обещали.

Подруго фыркнула, отвернулась и обратилась к остальным:

— Мы вас внимательно слушаем.

Начал разговор Хранитель Воды.

— У нас примерно неделя. За это время нужно создать вам легенду, — легкий поклон в мою сторону и, обратившись к Маришке: — А вам подобрать компаньонку. По первому пункту есть какие-то мысли у нашего уважаемого Хранителя Грез. Излагай, Мидьяр.

— Лорд Хор, из рода мелкопоместных дворян. Мы выдадим тебя за его племянницу, которая вбила себе в голову, что хочет работать в департаменте. А чтобы девчонка не натворила глупостей, любящий дядюшка принимает ее под свое крылышко. Этим мы объясним, почему такая важная фигура вообще тобой занимается.

— А можно вопрос? — смущенно кашлянула и, дождавшись благосклонного кивка, продолжала: — А какую должность этот Лорд занимает?

— Заместитель главы департамента Безопасности и Порядка, — негромко ответил Аэрлис, и, кинув на Лира озорной взгляд, добавил: — Кстати, раз такое дело, я думаю, принцессе уместнее жить в особняке Хора.

— Решительно невозможно, — отрезал Хранитель.

— А мне кажется, что это самый наилучший выход, — радостно присоединился к коллеге Мидьяр.

— Я тоже считаю, что это наиболее удобно, — сказал свое слово Асгард.

Тут уже не выдержала я.

— Есть такая совсе-е-ем маленькая проблема, — на меня устремились непонимающие взгляды мужчин. — Я девушка, а он мужчина. Это неприлично. И знает ли он о том, кто я?

— Успокойтесь, леди, — процедил Лирвейн. — Он знает, кто вы, и покушаться на вашу девичью честь не будет.

— О да! — хором протянули Ярр с Лисом и рассмеялись. Лир кинул на них совсем уж злой взгляд и прошипел:

— Так! Энтузиасты! Аэрлис, мне кажется, обучением леди Мариоль следует заняться именно тебе. — Кот мигом прекратил веселиться и, вздыбив шерсть, попытался что-то возразить. Но опять вмешался Асгард. Очень резко вмешался.

— Прекратили балаган! Ведете себя как мальчишки! — обвел тяжелым взглядом коллег. — Некоторым из вас стоит вспомнить, кому вы приносили клятву вассалитета и прекратить ставить свой комфорт выше интересов державы. А другим хоть иногда вести себя соответственно возрасту и опиту. — Мужчина перевел взгляд на нас с Мариоль. — Леди Александра будет под видом родственницы лорда Хора проживать в его доме, и уверяю, вам не грозит никакая опасность. Леди Мариоль, мое мнение не последняя инстанция, но считаю, что уместнее всего будет посвятить оставшееся время до приезда отряда самообразованию. Здесь присутствующие будут активно вам помогать. Не так ли, джентльмены? — Асгард тяжелым взглядом внимательно посмотрел на коллег и, дождавшись их согласия, продолжал: — Наследнице тоже не стоит забывать истину, что ученье — свет. Департаментом по работе с переселенцами займемся несколько позже, после того как вы немного освоитесь. У меня все.

На этом маг поклонился и вышел из комнаты.

После ухода Оружейника воцарилась тишина. Лирвейн откланялся первый, сообщив, что у него накопилось много дел за время отсутствия. В гостиной остались только мы, а также Хранители Тьмы и Грез. Мидьяр задумчиво посмотрел вслед Лиру, и по его физиономии медленно расплылась довольная улыбка. Развернулся ко мне и радостно произнес:

— Леди! Как вы смотрите на то, чтобы не терять времени и не ждать следующего дня? — Я вопросительно вскинула брови, и Хранитель пояснил: — Можно уже сегодня представить вас лорду Хору. В любом случае, первый день на новом месте, как правило, проходит в изучении обстановки. Чем раньше начнете, тем лучше.

Аэрлис задумчиво посмотрел на Искусника и насмешливо фыркнул:

— Все-таки ты однажды доиграешься!

— Не имею ничего против, — спокойно ответила Искуснику. — Все равно у нас на этот день пока не было никаких планов.

— Вот и замечательно! — просиял шебутной Хранитель. Галантно подав мне руку, помог подняться из кресла. — Тогда, думаю, стоит собрать необходимые вещи. Вы достаточно длительное время проведете в гостях у лорда.

С этими словами он потащил меня к двери. Я беспомощно оглянулась на растерянную подругу и удивленного кота. Потом Тьма окликнул моего провожатого:

— Ярр, а как же… — Он выразительно скосил зеленые глазища на Мириоль.

— Ты и займешься, — не оборачиваясь, ответил его экстравагантный коллега.

— Но я не могу! — вздыбил шерсть Хранитель Тьмы. — У меня сегодня важный эксперимент.

— Ну, ты давно жаловался, что тебе рук не хватает в лаборатории, — остановившись, с улыбкой ответил Мидьяр. И подмигнув, добавил: — Считай, что появилась ассистентка.

— Но!.. — хором воскликнули обреченные на общество друг друга ребята. Окончание фразы не слышала, так как Ярр уже утащил меня из комнаты.

Мы быстро шли по коридорам замка. Когда немного отошли от гостиной, Хранитель отпустил мое запястье.

Я шла, задумчиво разглядывая Мидьяра, и размышляла.

Какой необычный человек… Сколько в нем граней? Никого более парадоксального в жизни не встречала. С виду беспечный шалопай, но глаза… временами выдают. Выдают возраст, опыт, силу. Взять хотя бы его поведение, когда я нечаянно полезла в плетение Лирвейна при телепортации. Жесткий, уверенный мужчина. А в следующую минуту снова беспечный балагур. Да еще его игры с расцветкой волос. Я покосилась на косички веселенького зеленого цвета и передернула плечами. Оригинально, конечно, но очень уж чуждо для моего взора.

Мы подошли к высоким дверям и, распахнув их, Хранитель приглашающе повел рукой:

— Леди, позвольте вам показать мою рабочую студию. Тут мы и наложим на вас чары.

Ответила улыбкой и, сделав реверанс, сказала:

— Почту за честь.

Рассмеявшись, он поцеловал мне руку и с поклоном пропустил вперед.

Вошла и с трудом совладала с удивлением. Надо признать, комната полностью соответствовала своему хозяину. Большая, светлая, просторная. Огромные распахнутые окна с легкими занавесями. Часть стекол в них были витражными и создавали причудливую цветовую феерию на полу. Много синих подушек с затейливой вышивкой, беспорядочно разбросанных по комнате. Спускающиеся с потолка легкие полупрозрачные ткани разных цветов. Ширмы с причудливыми рисунками. Ветер свободно влетал, играя с газовыми драпировками и качая музыку ветра, в ответ на его игры издававшую едва слышный звон.

И много зеркал. Очень много.

На одной стене висели разные музыкальные инструменты. Там же стоял небольшой столик с какими-то бумагами; присмотревшись, поняла, что это ноты.

На другой стене висела большая коллекция оружия, а на дальней был стеллаж с какими-то непонятными предметами. Подойдя поближе, поняла, что это разнообразные минералы и окаменелости. Смирив свое любопытство, развернулась к Хранителю, который с улыбкой за мной наблюдал.

— Это мое небольшое увлечение, — откинув назад зеленые косички, мужчина посерьезнел. — Предлагаю начать.

Искусник хлопнул в ладоши, заставив занавеси взметнуться к потолку и там замереть. Часть стены трансформировалась в огромное зеркало, Мидьяр развернул меня спиной и тихо попросил закрыть глаза.

По коже прошелся теплый ветер, волосы сами собой расплелись из высокой прически и порыв воздуха взметнул их вверх. Все закончилось так же внезапно, как и началось. Я открыла глаза. Из зазеркалья на меня смотрела смутно знакомая девушка. Ярр поменял внешность совсем немного. Подкорректировал черты лица, немного изменил разрез глаз и сделал волосы светлее. В итоге на меня смотрела симпатичная блондиночка с большими голубыми глазами. Рост и фигуру Хранитель изменять не стал.

— Устраивает? — спросил Искусник. Я еще немного покрутилась перед зеркалом и решительно кивнула. — Вот и замечательно! Сейчас идите к себе и захватите все лично для вас нужное. О вещах не беспокойтесь. Как закончите, выходите в холл.

Согласно кивнула и направилась к себе. Там собрала все ту же сумку, с которой приехала, и отправилась в назначенное Мидьяром место. Волшебник уже был там. Увидев меня, он улыбнулся и, распахнув одну из дверей, жестом пригласил меня за собой. Мы прошли пару коридоров и оказались у красивой мраморной лестницы, которая вела вниз. По мере спуска светлее не становилось. К концу лестницы Хранителю пришлось взять меня под локоть, потому что я уже один раз оступилась. Закончив спуск, мы остановились, затем Ярр хлопнул в ладоши и произнес несколько непонятных слов. Вокруг взметнулся вихрь разноцветных искр, их становилось все больше и больше, они взлетали вверх и кружили под потолком, мягким светом освещая огромный зал. В нем веяло древностью и… силой. Тут часто творились сильные чары, и стены впитывали в себя излишки. Из-за энергетической насыщенности они мягко переливались всеми цветами радуги. В центре было небольшое возвышение. К нему мы и направились. Когда Хранитель взошел на каменный постамент, зал на мгновение полыхнул лилово-фиолетовым светом. Подав мне руку, Мидьяр помог подняться. Как только мои ноги коснулись мраморной плиты, последовали восемь вспышек света.

— Зал принял тебя, — тихо сказал Ярр. — Это хорошо. Значит, ты сможешь.

— Это так важно? — негромко спросила я.

— Это первое, что возвели Хранители и Император. Зал перемещений. У него есть свои ресурсы, и потому телепортироваться из него можно в любое место практически без энергетических затрат. — Искусник встал в центр и перед ним вырос округлый столбик. Положив на него руку, Ярр закрыл глаза. Напротив него вспыхнуло изображение. Присмотревшись, поняла, что это карта Изначальной Империи. Открыв глаза, Искусник отметил на карте пару точек. Между ними появилась тонкая светящаяся линия, потом очертания зала смазались, и через мгновение мы оказались в пустой комнате.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Дорогие друзья, магазин находится на реконструкции! Идет добавление товара! Закрыть