Легенды Изначальной Империи 1. Разное счастье нам выпадает

Легенды изначальной империи 1. Глава 3

Глава 3. Дорога: шаг первый

Дела шли хорошо, но неизвестно куда.

Маришка уже минуты три не могла успокоиться.

— Ой-ей! Ты бы видела их лица! Когда ты злющая унеслась, они просто недоумевали. Но когда из-за конюшни раздались грохот, дикие вопли, а потом оттуда вылетела девица с вытаращенными глазами и в мокром одеяле, высокая компания уже пребывала в глубочайшем шоке. Заключительным аккордом было появление «ранимой и тонко чувствующей» леди и идущего следом, как телок на веревочке, здоровенного бугая. Александра, в такие моменты я горжусь, что ты моя подруга.

— А в остальное время, получается, не гордишься? — иронично спросила у Мари и поправила прическу.

— Почему? Просто ты обычно очень сдержанная.

— Ну, надо же кому-то тормозить тебя иногда?

— Да ты что? Сама хороша! Одно явление Ириды вспомнить! А остальные твои авантюры? Кто у нас по лесам непонятно что и кого собирает? — возмущалась Маришка.

— Ты о чем? — Я отвела глаза и посмотрела в окно в поисках того, на что можно переключить внимание подружки.

— Как о чем? Ладно, если это просто живность какая. Но когда ты мужиков незнакомых там находишь, это уже не очень хорошо. Тем более настолько опасных и… жутких. — Мариоль зябко поежилась и, поймав мой недоуменный вигляд, пояснила: — Я один раз проследила за тобой. Когда ты ушла, этот рыжий меня поймал. Даже не знаю как… Только что в двадцати саженях был — и через несколько секунд уже за горло держал. Глаза у него страшные были, — зябко поежилась Маришка.

— Но… Как? Когда? Почему ты мне ничего не сказала?

— Ты бы тоже не распространялась на моем месте, — покосилась на меня подруга.

— В любом случае, это было восемь лет назад. Много воды утекло. С тех пор он не появлялся. — Я неосознанно прижала ладонью карман, в котором находились два кошелечка. Один с деньгами, а другой с ценными для меня вещами. Во втором также находилась прядь волос Рыжа.

— Я бы на твоем месте не расслаблялась. Такие личности навсегда не пропадают. Тем более мы выползаем из своей раковины. Говорил он правильно. Оружием наверняка тоже владеет замечательно. Не простого рода твой знакомец, принцесса. И не забывай кто ты… Практически Императрица.

— Успокойся, Мари, — отрезала я. — Мы вообще до столицы можем не доехать. Ты забываешь о том, что на троне меня мало кто желает видеть. Да, я первая в списке наследования, но только благодаря дару. Если меня не станет, Кланы некоторое время повыясняют отношения, но все же поделят сферы влияния, и на престол взойдет человек без силы.

— Получается, единственная надежда на заступничество Совета Хранителей, — нахмурилась Мариоль.

— Да, — кивнула я. — Им не выгодна моя смерть. Если уберут Императора… или Императрицу, то надобность в Совете отпадет, а на них очень у многих имеется нехилый зуб. Некоторые считают, что страна нерационально использует переселенцев. Хранители не дают их переловить, посадить под замок и спокойненько выжимать полезную информацию.

— Понятно, — прикусила губу подруга. — Если не станет Совета, то полетят многовековые устои страны. Новый правитель — это всегда перемены. Но если не будет Хранителей, то во главе государства встанет обычный человек. Никто не знает, как все обернется…

— Верно, — кивнула я и досадливо поморщилась. — Сама знаешь, у нас и так идет ярко выраженное расслоение общества. Вдобавок отец в последние годы пренебрегал своими делами.  Как политическими, так и обязанностями Проводника стихий. А потому в стране сложная ситуация. Все на грани. В провинциях начинается голод, продажность чиновников даже у воров вызывает восхищение, а беспредел со стороны знати все растет. — Я устало потерла виски и откинулась на спинку сиденья. — Распустились. Забыли, как дед их прижимал. Вот это был Император! Как он мог воспитать такого слабого наследника?

Тут возле окошка раздался смешок и негромкий голос с ироничными нотками проговорил:

— Какое у леди нелестное мнение о венценосном родителе…

Я вздрогнула и резко повернулась к окну, но успела заметить только широкую спину и белоснежную косу Хранителя который уже вновь пропал из вида.

— Ну и слух, — поежилась Мариоль.

— И вообще на диво вездесущий тип, — со вздохом согласилась с подругой.

На этом разговор завершился, и спустя некоторое время нас одолела сонливость. Мы с Мари решили все-таки вздремнуть, так как дружно пришли к выводу, что во дворце спать если и придется, то вполглаза.

Подумали и растянулись каждая на своем сиденье. Я прикрыла глаза и занялась любимым занятием. Перед отходом ко сну всегда хорошо думается.

Что мы имеем? Разберем ситуацию на плюсы и минусы. Потом попытаемся составить приблизительный план действий. Планирование вообще хорошая штука, даже если вспомнить торговлю. Одна из главных аксиом: «Один час планирования продлевает жизнь вашего дела на неделю». Будем надеяться, просто жизнь тоже продлевает!

Итак, общая ситуация. Я — наследница. Если все пройдет хорошо (то бишь похорон со мною в главной роли не будет), значит, через год меня коронуют.

Плюсы:

Смогу стабилизировать ситуацию в стране.

Замуж, конечно, выходить все равно придется, но теперь можно выбрать супруга самой. Навязать, конечно, могут попытаться, но раньше я даже трепыхаться не могла. Выбор, скорее всего, будет небольшой, но это в любом случае лучше, чем было раньше.

Развитие. Все же учиться придется многому.

Динамика в жизни. Думаю, тоже можно отнести к плюсам. Что-что, а скучать мне не придется.

Минусы:

Помереть могу. Первый и самый главный минус. Так как, если он случится, то на все плюсы мне уже будет плевать с высокой колокольни.

Убить могут и Маришку. Вот этого допускать нельзя.

Интриги. Могут сделать марионеткой. Опоят чем-нибудь — и все. И как минимум выдадут замуж за кого-нибудь всем удобного.

Вывод: четыре на три. Во-о-от! Так держать.

Теперь план действий. В данный момент я в дороге и особо ничего сделать не могу. Но у меня есть с собой книга, подкинутая Амалией, и Хранитель Воды под боком. И от последнего надо получить как можно больше полезного.

Также надо заняться самообразованием. Ехать и просиживать юбки с моей стороны верх глупости. Не та ситуация.

Под эти мысли я задремала. Несколько раз открывала глаза, но под мерное покачивание кареты  засыпала дальше.

Окончательно разбудил меня поток холодного воздуха, скользнувший по лицу. Возле открытой дверцы стоял Хранитель.

Потом мне в руки впихнули небольшую корзинку и сообщили, что в ней наш обед. Также порадовали тем, что ночевать сегодня будем под открытым небом.

После этого дверь невежливо захлопнулась, и через минуту мы тронулись дальше.

— Мда… — протянула подруга. — Верх галантности.

— Да ладно. Я уже привыкла, — махнула рукой я.

Следующий час мы неторопливо расправлялись с содержимым корзинки. Но, несмотря на все поистине героические усилия, полностью одолеть ее не получилось.

Постепенно начинало темнеть, и пришлось сделать вывод, что день мы провели крайне непродуктивно. Половину проспали, другую половину болтали на отвлеченные темы. Я даже книги не доставала.

Карета остановилась. Не дожидаясь активистов нам в помощь, самостоятельно выползли из нее. По-другому сие действие было не назвать, потому как после дня преимущественно в сидячем положении тело ужасно ныло. О том, как я себя стану чувствовать завтра, даже думать не хотелось. Может, лошадей прикупить в ближайшем населенном пункте? Негромко озвучила эту дельную мысль. Мари ее одобрила.

Ночь прошла благополучно, хоть и спать на жестком лапнике было неудобно.

Следующим утром, сидя в карете, я достала свою сумку и стала копаться в ней в поисках книг.

По идее надо бы заняться магией, у меня и так весь вчерашний день потерян. Но честно говоря, совсем этого не хотелось. Потому с тоской поглядела на зеленую книжку и отложила ее в сторону. Что там еще есть? «История». Кланы… Никогда не любила эту тягомотину. Может, проще Хранителя напрямую спросить, с кем мне придется столкнуться? Так и сделаем, наверное.

Взяла в руки другую, критически оглядела красочную обложку с говорящим названием: «Приключения попаданки». На мое сиденье пересела Мари и полюбопытствовала, на что я тут смотрю с таким кислым видом. Продемонстрировала ей томик. Мариоль захихикала, потянулась к своей сумке и вытащила оттуда книжки. Верхней ожидаемо оказались «Яды и противоядия», Мари была неравнодушна именно к этой отрасли химии. Правда, на ком она тестирует растворы, я не спрашивала и не собираюсь. Увлечение подруги контролировала ее мать, так что волноваться было не о чем.

Вторая книга, взятая Мариоль, была аналогом моей «Попаданки», а вот третья заставила меня нервно захихикать. «Правила придворного этикета». Я ошалело уставилась на брюнетку.

— Не смотри на меня так! Это мама! Интересно, на что намек…

— Намек на то, чтобы мы не смели опозориться при дворе, — вздохнула я.

— Мда… — Подруга повертела в руках томик и отправила его обратно в сумку. — Потом полистаем.

Шанс потрясти Хранителя по поводу Кланов выпал тем же вечером. Хотя после того, что он устроил в библиотеке, я не горела желанием с ним сближаться, вариантов особо не было. Так что пришлось идти на диалог с этим непонятным эксцентриком. А кто он еще? То ироничный на грани издевательства, то холодный как лед.

Лирвейн особняком сидел около костра, листал какую-то папку, и время от времени делал пометки в блокноте. Когда подошла, он поднял на меня серые глаза и вопросительно изогнул белую бровь:

— Чем обязан?

— Я бы хотела прояснить некоторые вопросы, — потеребила кончик косы и нерешительно взглянула на него.

— Присядьте. — Мужчина отложил бумаги и подвинулся, освободив место рядом с собой. — Слушаю вас, леди.

— Я бы хотела знать, с кем мне предстоит столкнуться при дворе. И вообще политическую обстановку.

— Да… — Он кивнул и перевел задумчивый взгляд на огонь, а потом вновь посмотрел на меня. — Мое упущение. Значит, вас интересуют Кланы…

— Скорее самые политически активные их представители, — уточнила я. — Ну и все, что вы пожелаете рассказать.

— Восемь Кланов, — задумчиво протянул Лирвейн. — Четыре из них это титаны большой политики — Алые, Синие, Белые и Серебряные.

— Слышала, что их родоначальниками являются элементали стихий, — осторожно проговорила я.

— Ве-е-ерно, — протянул мужчина, все так же глядя на огонь. Тени и блики плясали по его лицу, делая черты более резкими и хищными, а в грозовых глазах янтарем сверкали отблески пламени. — Именно поэтому они главенствующие. Начнем с Алых. Самая сильная наша головная боль на сегодняшний день. Глава Алых — Мелькиор Золотоносный. Свое имя полностью оправдывает. Гениальный финансист. При нем Клан достиг тех высот, которые занимает сейчас.

— Любопытный тип.

— Еще какой, — согласно кивнул мужчина. — Есть дочь — Лилит.  Фаворитка твоего отца. Опасная зубастая пиранья. Но наибольший интерес представляет его сын, Евгран Пламенеющий. — Мужчина поджал губы, судя по всему, к упомянутому Алому он относился не очень хорошо. — Пять лет назад занял должность главы службы безопасности своего Клана. По странному совпадению именно с того времени в императорской семье и начало твориться неладное. Нервы мотает всем без исключения, от своего семейства до конкурентов. — Лирвейн потер подбородок, усмехнулся и словно нехотя признал: — Потрясающе талантливый, изворотливый рыжий змей.

— Невесело, — проговорила я.

— Еще как, — согласно кивнул головой мужчина. — Поехали дальше. Синий клан. Глава там… — Хранитель только досадливо поморщился. — Можно даже не упоминать. Ничтожество. Точнее слова не подберешь. А вот его супруга… По сути, именно она там хозяйка, сильная и волевая женщина. Ингрид Вьюжная. Холодная, умная, расчетливая. Клан держит в ежовых рукавицах. Но у нее есть фаворит, который имеет на Вьюжную большое влияние. Адис Вермен… Скользкий тип.

Мужчина замолчал, задумчиво глядя в огонь.

— Понятно, — протянула я, чтобы хоть как-то заполнить паузу.

Хранитель Воды покосился на меня, едва заметно улыбнулся и продолжал:

— Белые. Хитрые, изворотливые мерзавцы. Короче, весьма полезные индивидуумы, если их пристроить на нужное место, — прищурил серые глаза мужчина и поправил выбившуюся белоснежную прядь. — Превосходные менталисты, да и вообще специализируются на магии разума. Глава Хелкор Сияющий. Ваш министр, кстати. Ведает торговыми и дорожно-транспортными направлениями. Как видите, второе у нас в хорошем состоянии только потому, что необходимо для нормальной работы первого. Еще этот Белый, судя по всему, часто путает государственную казну со своим карманом. Но поймать поганца еще не удавалось, да и ваш батюшка не особенно старался, надо признать. А тем, кто пытался, карт-бланш на действия не давал.

— Мда… Работы будет много. Отец уделял интересам своей державы прискорбно мало времени, — подвела итог разговору и грустно вздохнула.

— К сожалению, леди, — вздохнул блондин. — Продолжим. Итак, Серебряные. Обитают на севере, граничат с землями дроу. С темными ладят неплохо, но постоянно соревнуются за сферы влияния. Крепко держат в своих цепких лапах горную промышленность и выпускать не собираются. Богаты и влиятельны. Сильно при дворе не светятся, но, что называется, держат нос по ветру. Также этот Клан курирует здравоохранение и образование. Возможно, именно поэтому половина страны еще не вымерла от какой-нибудь эпидемии, а уровень интеллекта населения не стремится к нулю, и люди ориентированы не только на примитивные инстинкты. Глава…

Закончить Хранитель не успел, так как его позвал один из наших сопровождающих. Лирвейн извинился и откланялся.

Мариоль принесла мне чай и снова куда-то убежала. Несколько минут я просто грела озябшие пальцы о горячую кружку.

Ну что, подведем итоги.

На финансах у меня большой и толстой попой сидят Белые, которых периодически пытаются подвинуть Серебряные, подмявшие под себя практически всю тяжелую промышленность страны. В прибрежных владениях Синих большая часть портов и соответственно флот, где на ключевых постах наверняка расставлены нужные им фигуры. Мда… Невесело.

Еще не стоит забывать про Алых, во владениях которых практически все плодородные земли юга.

Получается, Империей уже не один год правят Кланы, а Император у нас существует в качестве декорации.  Но, надо признать, с задачей в принципе справляются, так что надо подумать, как стимулировать их деятельность дальше.

На этом мои размышления опять прервали известием, что ужин готов.

После него мы уже легли спать.

 

Следующие два дня ничем кардинально не отличались от прошедших. Но на утро третьего мы подъехали к обещанному городку с поэтичным названием Верхние Незабудки.

В городе мы решили не задерживаться. Хранитель по традиции свалил в неизвестном направлении, что наверняка было к лучшему. Когда Гиз с Лиссу отправились за припасами, мы под охраной в лице Армирина решили погулять по городу.

Во время прогулки выяснилось, что цены в этом городишке иначе как обдираловкой не назовешь. Вряд ли за те пару месяцев, что мы никуда не выбирались, инфляция успела сделать такой скачок. Хорошо, что мне ничего не приглянулось до такой степени, чтобы выкладывать за эти вещи такие дикие суммы. И все-таки интересно, почему тут так дорого… Незабудки не так уж далеко от нашего имения, и вряд ли цены так сильно различаются. Неужели местные власти вертят денежным курсом как хотят?

Вспомнив про основную цель прогулки, мы разузнали, где можно приобрести лошадей. Как выяснилось, нам повезло. Сегодня был воскресный день и потому, в числе прочих, на продажу привезли лошадей местной и, судя по отзывам, очень неплохой конюшни, которая специализировалась на селекции пород. Если не ошибаюсь, моя Метель родом именно оттуда.

Придя на место, мы начали гулять между рядов, присматривая себе лошадок. Армирин смотрел на это косо, но протестовать не решался. Заметив вывеску с названием «Филанделинские лошади», пошли в ее сторону.

Выбор оказался очень хорош. Вот только был один минус. Стоили коняшки очень и очень прилично. Деньги у меня были, но на двух лошадей уйдет большая часть сбережений, а это плохо. Вывод: будем торговаться! Только есть одна проблема. Невзирая на то, что женщина у нас практически полноправный член общества, прекрасный пол как знаток лошадей не воспринимается. Тем более выглядим мы как благородные. То есть цену наверняка накрутили еще и поэтому. Тут за спиной раздался знакомый и крайне недовольный голос:

— Уважаемые леди, позвольте полюбопытствовать — что вы тут делаете? — Кто еще мог явиться в самый неподходящий момент? Гулял же невесть где, так и гулял бы дальше!

Но Хранитель, к сожалению, уже тут. А я все еще совершенно непочтительным образом стою к нему спиной. Хотя… В том, что он пришел, есть свои положительные стороны. Он выглядит достаточно серьезно и внушительно.

Ну-с… Раз, два, три! Грудь вперед, плечи назад, расплываемся в приторно-сладкой улыбке. Леди Александра вир Толлиман, встречайте. Правда, на этот раз мы немного повеселимся. Все в пределах приличий, что вы!

Резво развернулась и с радостным восклицанием бросилась к опешившему Хранителю.

— Ах, дорогой! — Квадратные глаза что у Лирвейна, что у Армирина. У Мари только слегка округлились. Она более привычная, ага. — Как удачно, что ты нас нашел! Тут такая проблема, такая проблема! Мы все в раздумьях!

Все это проговорила, уже успев повиснуть на локте, надув губки и невинно заглядывая в глаза. Судя по первому едва заметному порыву, ему уже хотелось вырваться и сбежать. По лицу прошла тень удивления, которая сменилась настороженностью. Но игру он принял.

— Какая проблема так потрясла умы прекрасных леди? — ехидно спросил этот… Ах, так?

— Да вот, лошадок хотим купить и никак не определимся, кто лучше. Кого посоветуешь выбрать? — прочирикала и хитро сверкнула на него глазками.

Вот тебе! За «высокомерную и невоспитанную», а также за испорченный завтрак.

— Прошу нас извинить. Мне надо перемолвиться с леди парой слов тет-а-тет, — и крепко взяв меня, даже мяукнуть не успевшую, за локоть, потащил в сторону от Мариоль с Армирином и чудных филанделинов. Отошли мы недалеко, ровно настолько, чтобы не стоять в толпе. Там меня резко развернули спиной к стене (хоть не впечатали) и вкрадчиво спросили:

— Александра, что за глупый цирк вы устроили? И какие лошади, вы с ума сошли?

— Ни в коем разе, — тут же скинула маску легкомысленной дурочки.

— Тогда как вы объясните свои действия? — возмущенно продолжил мужчина.

— Я хочу купить лошадь, что непонятного? И отпустите вы меня, наконец! — попыталась отвоевать обратно все еще сжимаемый Лирвейном локоть. Не получилось…

— Зачем? — удивленно посмотрел он на меня. — Чем вам не нравится путешествие в карете?

— Не то чтобы не нравится, но целыми днями находиться в замкнутом пространстве утомляет. — Я пристально посмотрела на него. — Представьте себя на моем месте.

— Невозможно! Вы будете нас тормозить! В женских седлах быстро и далеко не уедешь, — категорично ответствовал Хранитель.

— Мы поедем в мужских.

— Не может быть и речи. Это неприлично.

— Да кто, кроме вас и команды, это увидит!— возмущенно ответила я.

— Значит, принцесса у нас без комплексов? И на мнение людей ей плевать?

— Не утрируйте! Лиссу едет верхом, и это воспринимается вами нормально. Почему нам нельзя?

— Лиссу волшебница и может за себя постоять.

— Лирвейн… — посмотрела в серьезные серые глаза. — У нас два варианта. Или вы помогаете мне купить лошадей и до столицы я слушаюсь вас беспрекословно. Или я все равно покупаю их сама и…

Хранитель, отпустив мой локоть, ударил кулаком о стену. Причем так, что посыпались кусочки штукатурки.

— Хорошо, — выдохнул он и провел рукой по волосам. — Я понял вашу позицию. Но это не снимает вопроса о… странности вашего поведения.

— Я хотела, чтобы вы помогли мне сторговать лошадь.

— А почему просили таким… эксцентричным методом?

— Ну-у… Продавец накручивает цену, потому что я женщина, — проникновенный взгляд. — Вы мне были очень нужны.

Он окинул меня злым взглядом и потянул обратно, схватив за многострадальный локоть.

Там с ледяным спокойствием выбрал нам двух кобыл. Рыжую с более темными гривой и хвостом и гнедую с белыми «чулочками». Когда продавец назвал цену (кстати, меньшую, чем говорил мне), блондин умудрился сбить ее еще на четверть. Все-таки я не прогадала, что обратилась к нему. Вот только опрометчиво данное обещание…

Я полезла в сумку за деньгами. Но, достав и направившись к продавцу, увидела, что тот уже пересчитывает монеты, полученные от Лирвейна. Рассудив, что ему не хочется, чтобы дама расплачивалась за купленных им лошадей, решила отдать деньги позже. В это время как раз вернулись Мари и Армирин. Последний тащил на себе седла, попоны, уздечки.

Так что, нагруженные покупками, мы направились обратно. Часа через полтора, завершив все дела и оседлав купленных лошадей, выехали из города.

Я наблюдала за Лирвейном. Длинная белая коса очень завлекательно покачивалась. Туда-сюда, туда-сюда. Уже в который раз подавила абсолютно детское желание за эту косу дернуть и посмотреть, что будет. Мда… Спасибо «Попаданке». Здравствуй, деградация личности!

 

В середине дня мы решили немного проехаться галопом. Через час, отплевываясь от пыли и волос, я достала из сумки платок и, повязав его на голову, устранила вторую проблему. С первой, к сожалению, справиться было невозможно. А ближе к вечеру поняла, что хочу две вещи. Смыть с себя дорожную грязь и упасть на что-нибудь мягкое. Пятая точка и бедра ныли. Зверски. О завтрашнем утре старалась не думать. Зачем? Изменить уже ничего не смогу, а страдать на эту тему раньше времени не вижу смысла. У меня вообще страусиная политика жизни. Я, как и эта большая птица жаркого континента, решаю проблемы по мере их поступления. И как правило, тогда, когда отвертеться не получается. То есть либо ты выныриваешь из песка, либо тебя жрут.

 

Уже темнело, когда мы приехали на место предполагаемой стоянки. Спешившись, расседлали и обтерли своих лошадей. Хранитель опять куда-то ушел. Винки и Армирин отправились за дровами и лапником, а Гиз с Лиссу занялись разборкой вещей. Мариоль стала им помогать. Я краем уха услышала, что неподалеку имеется озеро. Уточнив его местоположение, подхватила сумку и, решительно отказавшись от сопровождения, направилась в указанную сторону. Купаться. Также проигнорировала невнятные вопли о том, что в данный конкретный момент мне туда ходить не рекомендуется. Немного поплутав по колючим зарослям малины, вышла на берег озерка. Вид на мгновение заставил меня замереть в восхищении.

Последние лучи заходящего солнца вызолотили поверхность воды. Они заливали теплым янтарным светом и весь бережок и сосновый лес за моей спиной. Вдохнула полной грудью вечерний воздух и мечтательно улыбнулась закатному небу. Давно не было так хорошо и спокойно. Прекрасное озеро, пение птиц, теплый ветер. Восхитительно. Вода после жаркого дня отчаянно манила к себе, и я не стала сопротивляться.

Кинула на песок сумку. Быстро разделась до рубашки и расплела косу. Запустила пальцы в волосы и немного помассировала голову. Хор-р-рошо-то как!

Стала постепенно заходить в воду. Кожа покрылась мурашками, а вершинки груди натянули ткань сорочки. Когда вода достигла середины бедра, нырнула. Сначала меня обожгло холодом. Вынырнув, скорее поплыла вперед. Надо разогнать кровь, согреться. Через минуту прохлада практически не ощупалась, а вода нежно гладила тело. Я плавала, ныряла и брызгалась, как ребенок. Смех летел над озером. Уже хотела плыть обратно к берегу, когда в двух метрах от меня кто-то вынырнул на поверхность. До такой степени испугалась, что с коротким вскриком ушла под воду. Там быстро развернулась и, не выныривая, рванула к берегу.

Но меня сразу поймали за талию и потащили наверх. Я билась в руках этого неведомого, пытаясь вырваться. Вынырнув, мне удалось освободить руки. Одной схватила длинные волосы напавшего на меня мужчины и, намотав их на кулак, до предела оттянула назад. Второй рукой ухватила его за горло, сжав кадык. Из-за моих волос, упавших на глаза, не могла ничего толком разглядеть. Так что склонила голову и тихо прошипела:

— Быс-с-стро отпус-с-стил!

Хватка на талии ослабла. Послышался тихий хрипловатый голос:

— Александра… Это я. Отцепись, — мне с глаз откинули волосы. Я ошалело уставилась в серые глаза Лирвейна. Быстро отпустила его горло и ослабила хватку волос. Попыталась вырваться из его рук, но меня не пустили. — Успокойся! — рыкнул он. — Ты и так уже подвигов наделала.

Тут, когда испуг схлынул, осознала, что нахожусь посреди озера практически обнаженная (почти прозрачная из-за воды сорочка не в счет) в руках тоже полуголого мужчины. В лучшем случае полуголого…

Притом одной рукой обнимаю Лира за шею, запутавшись пальцами в волосах, а другая лежит у него на груди. Сам Хранитель обеими руками обхватил меня за талию, плотно прижав к себе. Под ладонью сильными толчками билось его сердце. Почему-то сердечный ритм Хранителя становился все более частым. Вдруг осознала, что меня обнимает обладатель того самого тела, на которое тайком заглядывалась последние несколько дней. И обуревали меня два прямо противоположных желания. Одна часть хотела провести ладонью по крепкой груди и прильнуть еще сильнее, а другая отчаянно желала сделать ноги.

Послушалась голоса разума. Осторожно оттолкнула Хранителя, давая понять, что меня можно отпустить. Он послушался.

— Доплывешь сама? — отрывисто спросил Лирвейн, глядя странно потемневшими глазами куда-то поверх меня. Кивнула в ответ. — Отлично. Поговорим на берегу.

И нырнув, скрылся под темной водой. Я неторопливо поплыла. Когда была метрах в тридцати, Хранитель вынырнул практически у суши. Место было, видимо, глубокое, так как вода доходила ему до пояса. Постояв несколько секунд, стал выходить. Тут мне пришлось нырнуть, чтобы остудить покрасневшие щеки. Он все-таки был обнажен.

Вынырнула я спиной к берегу. Минуту подождав, развернулась. Слава стихиям, штаны он уже надел. Но торс все равно впечатлял. Та-а-ак! О чем я думаю? Не подобает. Да и вообще, благородным девушкам до свадьбы даже видеть полуголого мужчину не полагается. А я его и пощупать успела…

Место, где он оставил одежду, было не так далеко от меня, но не удивительно, что я не заметила его вещей. Похоже, они очень удачно пристроились за небольшой кочкой. Нащупав ногами дно, направилась к своим вещам. В отличие от целомудренной меня, этот блондинистый гад и не подумал отвернуться. В такой ситуации не оставалось ничего, кроме моей обычной тактики. Взгляд вперед, плечи назад, и вперед! Вышла из воды, подхватила сумку и одежду и все так же гордо удалилась в кусты. Переодеваться.

Там перевела дух и посмотрела на свою сорочку. Захотелось громко выругаться. Мои предположения оказались верны. Простора воображению она оставляла мало. Шикарно! Просто замечательно. Через неполную неделю засветиться в таком виде перед возможным будущим наставником. Так только я могла. Хватило же удачи!

Как теперь ему в глаза смотреть?

Тихо ругаясь разными нехорошими словами, стягивала с себя мокрую одежду, вытиралась и переодевалась в чистые штаны и рубашку. Волосы сначала нужно высушить и расчесать, так что не стала их трогать. Нарочито медленно складывала обратно амазонку и полотенце. Идти обратно не хотелось совершенно. Но оттягивать неизбежное дальше было нельзя. Так что опять взвалила на себя свою поклажу, откинула назад волосы и, выдохнув, направилась к Хранителю.

Мужчина уже одетый стоял у воды. Услышав шаги, обернулся и уставился на меня своими светлыми глазами. С каждым мгновением мне становилось все более неуютно.

— Зачем ты меня схватил? — все-таки не выдержала первой.

— Потому что не успел я вынырнуть, как ты испугалась и скрылась под водой. Не одного хорошего пловца сгубил внезапный шок, — парировал Хранитель. — И вообще, что ты тут делаешь? Тем более одна! Совсем голова отказала? — раздраженно говорил блондин. — А если бы это был не я?

— Да кто это еще мог быть? — независимо сложила руки на груди. — На озере никого не было видно. — И себе под нос: — Кто же знал, что у нас тут амфибии водятся…

— Как ты меня назвала?! — стоявший до этого вполоборота водник резко развернулся и зло посмотрел на меня.

Ой…

Глядя на блондина, я отчетливо поняла, что он крайне недоволен. Хотя кого я утешаю… Хранитель явно в бешенстве.

— Ну не простейшим же. И не инфузорией или одноклеточным, — отступая, проговорила одну из самых фееричных глупостей, которую породил мой разум.

Медленно пятясь от злющего Лирвейна, наткнулась на кусты. Воздух дрожал от невесть откуда взявшейся силы. На «амфибию» смотреть избегала. И правильно, потому что, когда он оказался в полутора метрах, была вынуждена поднять глаза. Сказать что ошеломлена — это значит ничего не сказать. «Вуаль» практически разлетелась под напором его силы. Да и вообще было такое ощущение, будто мы находимся в толще воды. Глаза Лирвейна полыхали голубым светом, на коже вспыхивали искры энергии, а белые волосы ореолом окружали голову. Одежда то льнула к телу, обрисовывая мускулы, то вздувалась пузырями. Тут я почувствовала ласковое обволакивание незнакомой силы. Она играла с волосами и одеждой. Со мной. Так же, как и с Хранителем. Нежно гладила щеки, игриво проводила по спине и щекотала ладони.

Лирвейн медленно выдохнул и прикрыл глаза. Игры стихии прекратились. Она вернулась к хозяину. Но пока не в него. Кожу сразу обдало вечерним холодком, и уже ветер запутался в волосах.

— Уходи. Немедленно, — отрывисто сказал Хранитель, отходя к воде. Он медленно опустился на песок и погрузил ладони в воду.

Расплетенные разыгравшейся стихией волосы мужчины волной окутали плечи и, потоком хлынув вниз, скрыли лицо.

Тут у меня, вопреки всем странным обстоятельствам данного момента, опять проснулось мое давнее желание. Жутко захотелось себе прядь волос. Вот такой фетиш. Мда… Ничему меня жизнь не учит! Но, ей-богу, там было, что хотеть. Днем просто белые, в свете взошедшей луны они были серебряными.

Дав себе мысленный пинок, развернулась и побежала к лагерю.

 

Лирвейн медленно приручал свою самую верную подругу и возлюбленную — Воду. Ласкал, нашептывал, какая она прекрасная и текучая, податливая и бурная, прозрачная в ручьях и таинственная в темных омутах, ласковая и нежная в теплых течениях, обжигающая холодом в северных морях. Она слушала. Медленно плыла вокруг, все сужая обороты. Растекалась по коже, проникала внутрь. Наполняла еще одним воплощением себя. Покоем. Абсолютная противоположность того, как она вела себя вначале. Так всегда. Стихии как женщины, их тоже нужно покорять и завоевывать. Зато потом они льнут, даря силу, и как следствие — уверенность. Окончательно приручив свою подругу, Хранитель опустился на песок. Подумал секунду и вовсе лег на спину.

— Ну вот. Напугал девчонку, — сообщил звездному небу. Оно на заявление никак не прореагировало. — Хотя, с другой стороны, ей надо привыкать. Не у меня одного такие заскоки. Взять хоть Мидьяра, да и Ровена в этом плане тоже хороша… — Взяв горсть песка, медленно пропустил его сквозь пальцы, наблюдая за падением песчинок обратно. — Жить-то на первых порах ей у нас придется. Так что на Хранителей после Слияния насмотрится еще.

Поднялся и пошел обратно — к костру, теплу и команде. Зайдя под деревья, резко остановился и несильно ударив кулаком по сосне, прошипел: «Сорочка еще эта… И обостренные реакции организма после Единения. Что ж ее именно в это время купаться понесло?!»

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *