Легенды Изначальной Империи 1. Разное счастье нам выпадает

Легенды изначальной империи 1. Глава 2

Глава 2. Прошлое и будущее: грань

 Мотылек к огоньку,

Ключик к замку,

Черное — к белому,

Разделенное — к целому!

Последнее испытание — испытание Огнем.

Утро началось с дикого грохота где-то неподалеку. Следом последовала не менее дикая ругань, которая приоткрыла завесу тайны над многими неизвестными ранее аспектами размножения.

Моя персона ранним утром не отличается мирным, добрым нравом, и нецензурные вопли из коридора добродушия не добавляли. В конце концов, это приличный дом, а не портовая таверна! Вдобавок как только слетел сон, мигом нагрянули воспоминания о вчерашнем дне и невеселые мысли о грядущем. Так что изрядно злая незапланированной побудкой, я накинула висящий на спинке стула теплый халат и вылетела за дверь.

Чуть далее по коридору наблюдалась забавная картина. И она стоила того, чтобы описать ее более детально.

Итак, место действия: небольшой участок коридора и парадная лестница.

Главные роли исполняют: два дюжих лакея, большущий черный кот Чучундрик, четыре ведра с горячей водой и наш управляющий — сэр Хьюгорт Мальвинский.

Если я правильно поняла, дело было так. Через некоторое время господа (то есть мы) должны были поднимать свои сиятельные пятые точки с кроватей. И им нужна была теплая вода для умывания, которую и несли наши лакеи. И вот, когда они проходили мимо парадной лестницы, к ним под ноги выбежал Чуча. Причем, настолько удачно, что один потерял равновесие и сбил другого. Ведра весело попрыгали вниз по парадной лестнице (грохот), по пути окатив невесть как оказавшегося там в такую рань управляющего (ругань). И так как вода была горячей, эмоции сэра Хьюгорта вполне можно было понять.

Я, не став дожидаться того, чтобы меня заметили, зашла обратно к себе. Там посмотрела в зеркало и порадовалась, что не позволила себя увидеть. Потому что потрепанные, заспанные и босые девицы никакого уважения не вызывают, будь они хоть трижды принцессами. Ложиться обратно уже не имело смысла. Так что я решила переодеться и собрать тот минимум, необходимый лично мне, а не Александре вир Толлиман, наследнице трона Изначальной Империи. Я — наследница. Никогда не думала, что жизнь совершит такой поворот. Не представляю, что мне предстоит. Но страшно. Мне очень страшно.

Так! Хватит мандражировать! Не буду думать об этом! С проблемами надо разбираться по мере их поступления. Пока мне надо благополучно выехать из имения. А для начала — собрать вещи.

Подошла к шкафу и, встав на цыпочки, вытащила вместительную сумку. Покидала туда несколько пар штанов и рубашек, куртку и смену белья. Потом аккуратно положила простенький, но изящный кошелечек с мамиными украшениями. После сбегала к комоду в другом углу комнаты и достала несколько мешочков с травами. Тоже пригодятся. Загадочное «вдруг», как правило, не минует своим присутствием. Тем более такой дуэт, как мы с Маришкой.

Потом нашла простенькое платье, в которое вполне можно было облачиться своими силами. Переоделась. Расчесала и заплела волосы в косу. Покрутилась перед зеркалом и осталась довольна своим внешним видом. Теперь можно и на люди показаться, как раз до завтрака полчаса осталось. Успею найти Амалию и провести ревизию жизненно необходимого, с ее точки зрения, в дороге. Много вещей мне не надо. Тем более в стольном граде гардероб придется полностью обновлять. Так что тащить платья мало смысла.

Прошла в гардеробную, где, судя по всему, должен находиться багаж. Матушка оказалась в своем репертуаре. В центре комнаты стояли два огроменных сундука и один средненький. Открыв один из них, я удостоверилась, что наши с наставницей понятия о слове «минимум» очень разнятся. Так что все оставшееся время я потратила на то, чтобы разобрать вещи.

Все отложенное мною в дорогу вполне уместилось в том самом небольшом сундучке. Мне много не надо. Несколько платьев, пара амазонок, куртка, плащи и необходимые всякой девушке мелочи. Попрыгав на крышке для вящей утрамбовки моего «приданого», я с трудом закрыла этот ящик. Выпрямилась. Довольно оглядела поле битвы и, развернувшись, отправилась в столовую.

Путь мой был труден и тернист. Особенно на парадной лестнице. Там я порадовала свидетеля в лице рано поднятой и потому очень недовольной Маришки тем, что поскользнувшись на еще влажных ступенях, едва не украсила пол внизу своей высокородной персоной. Слава богам и стихиям, успела ухватиться за перила. Далее с ними уже не расставалась.

Оказавшись внизу, я отпустила спасителей моего достоинства и подошла к подруге.

— Не волнуйся, твое высочество. Не одна ты этим утром почувствовала магнетизм пола и тягу к перилам, — не преминула она меня поприветствовать подобающим образом.

— Рада, что моя верная дама и здесь оказалась первопроходцем, — не менее ехидно ответствовала я. — Пошли завтракать.

И направилась к дверям в столовую.

Зайдя поняла, что мы, как всегда, последние. Амалия и Хранитель уже были там. Матушка расставляла цветы в вазе, а водник-подводник сидел в кресле в углу комнаты и листал какую-то книгу.

— Доброе утро, леди Александра, — от «ледышки» опять веяло арктическим холодом. — Знаете, есть такая замечательная фраза: «Точность — вежливость королей».

Больше эта сволочь ничего не добавила, отрешенным взглядом глядя сквозь меня. Ситуация начинала потихоньку раздражать. Медленно, но верно. В прищуренных глазах Маришки читались аналогичные мысли.

— А еще такая: «Король и есть закон», — отозвалась я. Потом нацепила любезную улыбку и, пока Лирвейн не успел вставить следующую колкость, а матушка взвыть о недостойном поведении, сладким голосом пропела: — Ах, какое прекрасное утро! Надеюсь, все хорошо спали. Уважаемый Хранитель, позвольте представить вам мою подругу и компаньонку — леди Мариоль. — Мари присела в реверансе и расплылась в обворожительно-крокодильей улыбке. — Она будет меня сопровождать.

Хранитель встал с кресла и, оставив книгу на столе, подошел к нам. Поклонился мне, поцеловал Мари руку.

— Рад знакомству, леди Мариоль.

В этот момент Амалия позвала за стол.

 

Закончился завтрак без эксцессов. Быстрее всех справился Хранитель.

— Часа для того, чтобы закончить сборы, вам хватит? — Мы с Мари переглянулись и ответили утвердительно. — Великолепно! В таком случае, через час я жду вас. — Он вышел из комнаты.

Мы некоторое время молчали. Затем женщина подошла ко мне и Мари и крепко нас обняла.

Наставница коротко выдохнула и, выпустив нас из объятий, произнесла:

— Вам пора, девочки мои, — с тоской посмотрев нам в глаза, добавила: — Понимаю, что мы можем не увидеться. Поэтому хочу сделать вам маленький подарок. Я почти не рассказывала вам о своем прошлом, да и сейчас особо распространяться не буду. Раньше я была волшебницей. Достаточно сильной и амбициозной, чтобы хотеть большего, чем имела. Больше знаний, больше силы, больше денег, больше власти. Впрочем, эти понятия практически синонимы. Но во время одного из… экспериментов все пошло несколько не так, как планировалось. Я перегорела. Потеряла Дар. Не буду рассказывать, чего мне стоило после этого пойти дальше. Но не так давно способности начали возвращаться. И так как я никогда не бросала теоретических изысканий, то составила очень интересное плетение, которое вам точно пригодится. По сути, оно состоит в том, чтобы в критических ситуациях активировать резервные силы организма. В сложные моменты вы будете быстрее соображать, двигаться и прочее. Не намного. Но часто и это спасает жизнь.

Амалия отошла от нас на шаг и, закрыв глаза, встряхнула кистями рук. Потом стала медленно светиться. Постепенно сияние начало от нее отлетать, концентрируясь в две небольшие сферы. Я прикрыла глаза и опустилась на уровень лент, где можно было видеть визуальное отображение энергии. Собственно, именно тут маги и работают. Отсюда плетение Амалии выглядело не менее впечатляюще. Матушка ловила воплощения сразу четырех стихий: Огня, Воды, Стали и Тьмы. Потом распыляла их на нити и пропускала через себя, наделяя чем-то еще. Женщина резко распахнула сияющие холодным голубым светом глаза. Сферы в тот же миг метнулись к нам и, ударившись о грудь, взорвались, осыпав голубоватыми искорками. Больно не было, только немного щекотно.

Амалия сразу осела в стоящее позади нее кресло. Было видно, что волшебство отняло у нее практически все силы.

— Как вы? — бросилась я к ней. Обеспокоенная подруга опустилась рядом и тоже взяла ее за руку.

— Все в порядке, дорогие. — Амалия слабо улыбнулась. — Вам пора. Идите. Мне нечего добавить к тому, что я говорила все эти годы. Вы обе знаете, как дороги мне. Так что бегите, мои котята, — потрепала нас по голове. — Хотя какие котята… Красивые юные кошки. Поезжайте! Желаю вам не растратить в странствиях ваши девять жизней. Идите же! — прикрикнула она на нас.

— Мама… — дрожащим голосом произнесла подруга, и я решила оставить их наедине.

Тихо прикрыв за собой дверь, вышла из гостиной и направилась в свою комнату переодеться.

Мне нужна была помощь, потому я поймала горничную, которая попалась прямо рядом с дверью. К слову, дорожный костюм был предметом моей гордости. Хотя бы потому, что, во-первых, был очень удобным, а во-вторых, аналогов у него не было. Если не считать костюм Мари, конечно.

По внешнему виду это была стандартная амазонка, но под отстегивающейся юбкой находились штаны. Так что костюм был удобен как для верховой езды в мужском седле, так и для убегания по пересеченной местности от неблагонадежных индивидуумов. В юбке особо не побегаешь.

Закончив одеваться, отпустила девушку. Затем решила сходить в библиотеку. Ведь дорога предстоит длинная, а потому не помешает взять что-нибудь почитать.

Хранилище знаний у нас, как и у любой уважающей себя дворянской семьи, довольно внушительное. Я распахнула тяжелые, резные двери из темного дерева и зашла в комнату. Приглушенный свет пробивался через золотисто-коричневые шторы, стены были отделаны светлыми ореховыми панелями. Книги стояли на стеллажах, уходящих под потолок. У дальней стены под окнами стоял большой письменный стол, на котором обитали большой подсвечник и глобус. А также мелочи в виде пресс-папье, письменных принадлежностей и некоторых книг. Взяла в руки один из томиков, которые отложила раньше. Это был модный приключенческий роман с юмором. Говорят, довольно неплохой. Что ж, возьмем его. И надо что-то серьезнее подобрать.

Заметила на противоположном конце стола толстую темно-зеленую книгу. Взяла ее в руки и прочитала название: «Стихии и способы работы с ними». Да, она мне не знакома. Что не удивительно, так как в нашей библиотеке вообще не было книг по магии. Если бы не события получасовой давности, то я бы не знала, что и думать. Но в свете того, кем оказалась Амалия и куда я еду… Скорее всего, это еще один подарок матушки. Признаться, очень нужный.

Вот только я не совсем понимаю, почему меня вообще ничему не учили. Ведь мой дар, якобы спящий, от этого не менее ценный. Якобы…

Мне тогда было лет двенадцать. В очередной раз поссорившись с Маришкой, я убежала в лес и там нашла умирающего молодого мужчину. Он был сильно изранен. Когда я с опаской подошла и спросила «Могу ли я чем-нибудь вам помочь?», он улыбнулся и ответил, что вряд ли. Но попросил посидеть с ним. Сказал, что не хочет умирать в одиночестве. Мне не особо хотелось, чтобы кто-то отходил в мир иной на моих руках. Но желание умирающего — закон. Поэтому села рядом и взяла его за руку. Парня тряхнуло. Он уставился на меня ошалевшими глазами и сказал, что панихида отменяется, если позволю воспользоваться спящей во мне магией. Я была настолько растеряна, что ответила согласием.

Надо сказать, что обмен магией без лишних потерь и с наибольшей ее усваиваемостью это достаточно интимный процесс. Проще всего через поцелуй. И вот это мне, двенадцатилетней, пытался объяснить бедолага. Естественно, услышав, в чем заключается моя роль, я едва не сделала ноги. Парень успел меня поймать и убеждал, что поцелуем это не будет ни в коем разе.

— Ведь искусственное дыхание поцелуями не считается, верно? — аргументировал он.

Убедил меня кратковременный обморок несчастного. Я поняла, что либо выпендриваюсь дальше и скоро спасать будет некого, либо соглашаюсь. Приведя его в чувство, обрадовала парня положительным ответом.

— Тогда слушай, — задыхаясь, начал говорить он. — Прижмись губами ко мне и дай добро на обмен.

— Как?

— Адресуй вглубь себя фразу: «Оковы снимаю, делюсь добровольно».

Я послушно подползла к нему поближе. По наитию взяла его за руки и, закрыв глаза, прикоснулась к нему губами. Затем послала внутрь себя заветную фразу. Ничего не изменилось. Тогда я приоткрыла губы, чтобы спросить, почему ничего не происходит. А он внезапно дунул мне в рот.

Это был не обычный воздух. Это был теплый сладковатый поток неизвестного нечто. Оно прокатилось по гортани и в солнечном сплетении окутало внезапно почувствованную мной искру силы. Я интуитивно поняла, что надо делать дальше. Выдохнула в ответ его силу, многократно усиленную моей. Отстранилась.

Прерывистое с хрипами дыхание исчезло, и вообще, даже на вид ему стало лучше.

Что с ним делать дальше, я не знала, но подумала, что в имение его лучше не тащить.

 

Мужчина провел чуть больше недели в наших владениях в одной из естественных пещер.

Я как могла часто убегала в лес. Он рассказывал мне о разных странах, народах и обычаях. Правда, своего имени так и не назвал. Так что я смело обозвала его Рыжиком. С полным на то основанием.

Сейчас я даже лица его не вспомню, разве только то, что особо симпатичным оно не было. Только волосы. Медные, отдающие красным. Длинные, густые и невероятно красивые. Когда он спросил, что бы я хотела получить за помощь, я попросила прядь на память. Аргументируя тем, что вряд ли где еще такие увижу. Он, рассмеявшись, согласился, поведав, что такой цвет является отличительной чертой мужчин их семьи.

Я вообще любила его волосы. Особенно расчесывать. Через несколько дней, увидев, какими голодными глазами я слежу за этим процессом в исполнении Рыжа, он встал и, усадив меня на валун с заботливо накинутым на него одеялом, опустился на землю у моих ног. Передал через плечо расческу.

— Бери-бери. А то у меня такое ощущение, что ты их повыдергиваешь сейчас, — запрокинув голову, хитро усмехнулся. — Ты не поверишь, но они мне дороги. И даже ради такой очаровательной дамы я не готов ими пожертвовать.

Я робко улыбнулась в ответ и, запустив пальцы одной руки в его гриву, начала аккуратно расчесывать. На ощупь его волосы были ничуть не хуже, чем на вид. Гладкие и, как ни странно, немного теплые. Блаженствовала я минут, наверное, семь. Впрочем, судя по полуприкрытым глазам Рыжа, не была в этом одинока. После отдала ему расческу и присела рядом.

— Аль… — тихо окликнул он меня. — Знаешь, у нашего… ммм… рода позволение расчесать волосы — это признак доверия. Значит, мы не боимся повернуться к этому человеку спиной.

Минуту я сидела неподвижно, ничего не предпринимая. Потом решительно стащила ленту с косы. И откинув ее за спину, повернулась к парню тылом. Почувствовала прикосновения чутких пальцев. Он осторожно расплетал мне волосы. Затем не менее бережно разбирал их расческой. Следом аккуратно заплел. Протянул мне ладонь, в которую я без вопросов вложила ленточку, и перетянул косу.

Через неделю он мне сообщил:

— Не приходи завтра, девочка. Мне пора. Я и так чересчур задержался. — После чего взял нож и расческу, подал их мне и с улыбкой сказал: — Ты просила. Выбирай.

Мы примостились на любимом месте. Расчесав медное великолепие, я привычно запустила туда пальцы и, выудив из гривы прядь, осторожно ее отрезала. Нож был странный. Весь в незнакомых символах.

Непонятно чем довольный Рыж повернулся ко мне. Забрал нож с расческой и, указав на мои волосы, спросил:

— Позволишь?

— Что именно? — настороженно осведомилась я.

— Все! — с дьявольским смешком ответил этот бессовестный. — Расчесать и взять прядь на память, конечно!

— Зачем тебе?

— На память, сказано же. Что ж ты недоверчивая такая?

Не знаю почему, но предвкушение на его лице мне не понравилось. Но что такого? Ведь он позволил взять свою.

— Ла-адно… — протянула я, разворачиваясь спиной.

Ничего страшного или неожиданного не случилось. Все как обычно, за исключением того, что в этот раз мне немного обкорнали шевелюру.

— Ну вот, а ты боялась, — меня обняли и нежно выдохнули на ушко. — Глупый ребенок. Доверчивый…

От неожиданности подпрыгнула, и рыжий гад получил от меня в челюсть. Да-а-а… Затылок страшное оружие.

Вырвавшись из его рук, отползла подальше.

— Ну и зачем? И что это вообще было, драгоценный?!

Свои слова и действия Рыж никак не пояснил. Сразу после «стрижки» он выпроводил меня домой.

На следующий день в пещере уже не было и следа того, что она некоторое время была обитаема. С тех пор я ни разу его не видела. На память осталась длинная медная прядь, которую так и не выкинула за эти годы. И что самое странное… Обычные волосы с годами перестают быть «живыми», а эти… будто вчера срезала. Они даже по-прежнему немного теплые.

 

Погруженная в мысли и воспоминания, вышла из библиотеки. Прошла обратно в свою комнату и уложила выбранные книги в собранную сумку.

Послышался звук открываемой двери. Искоса бросив взгляд, увидела, как ко мне подходит Мариоль. Подруга молча встала рядом и мы некоторое время стояли, просто глядя в окно. Потом я, настроившись на рабочий лад, решительно произнесла:

— Нам пора! Ты уже все собрала? — Она взглядом указала мне на небольшую сумку у входа. — Ну и замечательно. Уже наверняка ждут. В последние два дня у нас появилась нехорошая привычка опаздывать. Если Хранитель опять появится раньше, то не смолчит. Я тоже. А дорога длинная, и ссориться не стоит.

— Да он наверняка за минуту до нас на завтрак явился! — возмущенно ответила подруга. — А устроил такое, будто минимум час ждал. Что он вообще к тебе прицепился? — Маришка вдруг ехидно улыбнулась: — А вот в том, что дорога длинная, ты права. Как насчет того, чтобы сделать ее еще и веселой?

Я с сомнением посмотрела на подругу.

— Тут твои обычные штучки не прокатят, не тот уровень. Да и реально ли? Все-таки Хранитель.

— Ой, будто это только мои! Напомнить кто автор большинства? — меня ткнули пальцем в грудь. — Не строй из себя овцу! А по поводу ледышки… Кто мешает попробовать? Попрактикуемся. У тебя тот еще террариум при дворе. А ведь надо каким-то образом заставить их принять тебя как Императрицу. Уважать заставить. Конечно, большинство наших шуток — это детский лепет, но если удастся на чем-нибудь поймать Хранителя, то у тебя появится союзник.

— Ага. Или враг. С нашими методами второй вариант более вероятен, — скептически глянула на Мари. — Я вообще не понимаю, почему за мной приехала такая важная птица. Будто у него дел мало.

— Непонятно, — согласилась со мной Мари. — И почему практически нет эскорта, тоже не ясно.

В процессе разговора мы вышли из дома. Во дворе уже стояла карета, но Лирвейна еще не было. Это утешало, так как не хотелось портить себе и так не радужный настрой конфликтом.

Около кареты седлали лошадей двое мужчин весьма внушительного вида. Их оружие тоже вызывало уважение. У одного меч, арбалет и пояс с ножами. У другого — сабля и лук.

— Мало того, что эскорт практически отсутствует, так и тот, что есть, скорее на разбойничий дуэт смахивает. Аль, ты уверена, что нас во дворец повезут?

На этой оптимистичной ноте дуэт разбойников превратился в трио. Из-за угла вышла симпатичная светло-рыженькая девушка лет двадцати пяти. Девушка весело спросила своих приятелей:

— Ну, что? Наши мамзельки еще не выползли?

Похоже, нас они до сих пор не заметили.

— Нет пока. Ждем, — ответил молодой брюнет. — Благоро-о-одные дамочки, чего ты от них ожидаешь, Лиссу?

Я искоса глянула на Мари. Эпитеты в наш адрес не только мне показались нелестными. Поэтому, спускаясь с крыльца, я холодно произнесла:

— Не волнуйтесь. Мамзельки уже здесь. — Дождавшись реакции в виде растерянности и смятения на лице Лиссу и двух мужчин, добавила: — Теперь давайте знакомиться. Я — леди Александра, это моя подруга — леди Мариоль.

— Доброе утро, барышни. Простите моих подопечных за длинный язык, — первым совершил ответный жест старший мечник. На вид ему было где-то около сорока лет. Он вызывал доверие. Спокойное, уверенное лицо, серьезные зеленые глаза, короткие темные волосы. — Мы будем сопровождать и охранять вас на пути в столицу. Я — Гиз.

Следующим поклонился второй наемник. Интересный мужчина средних лет.

— Присоединяюсь к Гизу. Тоже смиренно прошу прощения. Я — Армирин, — задорно сверкнул синими глазами и склонил черноволосую голову.

Мда… Судя по поведению, типичный бабник. А если учесть пламенный взгляд, которым он сразу ощупал подругу, то держись, Маришка!

Последней представилась девушка.

— Здравствуйте. Меня зовут Лиссу, — подняла на нас голубые глаза. — Я волшебница и лекарь в этом отряде.

За спиной хлопнула входная дверь и послышались быстрые шаги. К нам приблизился Хранитель.

— Все уже в сборе. Отлично! По лошадям и каретам! Нам надо спешить. — Он помог мне забраться в наш транспорт, а Мариоль поддержал Армирин.

Закрыла дверцу и увидела из окна, как Лирвейн поспешно подошел к своей лошади, забрал у рыжеволосой Лиссу повод и легко взлетел в седло. Против воли залюбовалась и, признаться, было чем. Снежные волосы убраны в высокий хвост, широкие плечи обтянуты обычной кожаной курткой, черные штаны и высокие сапоги облегали сильные ноги. Лицо, конечно же, было не разглядеть, но тем не менее… Судя по мечтательному взгляду целительницы, она разделяла мое понимание прекрасного.

Я зацепилась взглядом за странную штучку на поясе блондина, несколько секунд вспоминала, что же это такое, а потом взглянула на Хранителя с нескрываемым уважением.

Гизора… Необычное оружие и очень редкое. Эта прелесть представляла собой трехметровую прочнейшую нить с нанизанными на нее костяными бусинами. Бусинки были не простые, а с секретом. При приведении оружия в боевой режим из ее граней выдвигались тонкие лезвия. А дабы нить не ранила хозяина, ее зачаровывали так, чтобы лезвия при приближении руки бойца уходили обратно в бусины. Так что стоило это удовольствие очень прилично. Как и услуги ее обладателя. Гизора довольно сложна в обращении, соответственно, мастеров, ею владеющих, было немного.

Остальная команда уселась на лошадей. Потом возникла заминка.

И тут меня осенило. Вопрос: кто у нас кучер? Ведь остальные уже верхом. И если карета наша, то и кучер должен быть наш. А кандидатура на эту роль только одна. Вообще у нас их две. Старик Силентий и его непутевый внучек Винки. Старичку уже не до дальних дорог. А это значит…

Я выскочила из кареты злая, как Ирида, которую в очередной раз мужик обманул. Никак не отреагировав на оклики, быстрым шагом подошла к маленькому домику за конюшней и пинком распахнула дверь. Узрела блондинистого свинтуса, который сладко спал в обнимку с какой-то девицей, и зарычала. Недолго думая, схватила ведро с холодной водой, стоявшее у входа, и опрокинула его на сладкую парочку. Вопль был громкий. Девушка только тоненько визжала, но ее вокальные данные абсолютно терялись на фоне богатырского голоса парня.

Продрав глаза и увидев злую меня, он мигом заткнулся. А потом в его глазах мелькнула искра разума. Который породил мысль. А та, в свою очередь, оформилась в догадку.

Винки выпроводил девушку и тоскливо спросил:

— Проспал?

— Чудеса логического мышления! — рыкнула на него я.

— Ваш вашество, — пробормотал парень, отводя глаза.— Простите! Сейчас буду.

— Карета стоит и ждет! Все уже верхом! А мне опять за тебя краснеть? Ты всех подвел!

— Не ругайтесь так… Еще и словами непонятными.

— Ты слуга в моем доме! Тебе раньше все сходило с рук исключительно из-за твоего деда. Но сегодня ты перегнул палку. У тебя две минуты! — хлопнув дверью, вышла на улицу и пошла обратно к команде, Хранителю и Мариоль.

Что-то совсем мы Вина распустили… Да, росли вместе, но субординацию все равно надо соблюдать. Не говоря уже об элементарной ответственности по отношению к порученной работе.

По пути меня догнал Винки. В полной тишине под недоумевающими взглядами я проследовала к Мари. Как только Вин занял свое место, наша процессия тронулась.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *