Лабиринт для темной феи 1

Лабиринт для темной феи 1. Глава 3

Лабиринт для темной феи 1. Глава 3

 

 

Спускаясь к завтраку, я задумывалась, что принесет мне грядущий день.
Туфли стучали по ступеням. Ладонь скользила по отполированным деревянным перилам, позади почти неслышно двигалась одна из стражниц.

Молчаливый конвой раздражал.

Раздражаться я не любила. Я вообще не любила плохие эмоции, потому как… даже к ним можно привыкнуть. А плохое получить гораздо проще, чем хорошее. И самое отвратное — негатив, как правило, гораздо более яркий след в душе оставляет. Так что я предпочитала скромненько. Или хорошо или очень хорошо! В крайнем случае просто спокойно.

Так что сейчас я тоже думала о том, чего такого замечательного мне может преподнести столица дроу и жрец в сопровождающих.

В столовой меня ожидал сюрприз.

Вышеупомянутый жрец в гордом одиночестве. Больше никого за длинным столом не было. Напротив мужчины стоял всего один прибор, наглядно демонстрирующий, что больше никого не ожидается.

Сол поднялся и с радушной улыбкой двинулся мне навстречу:

— И снова здравствуйте, милая Лилиан!

И в этот конкретный момент я почему-то заподозрила, что все будет не так отлично, как я привыкла. И что мужчина — это не всегда хорошо. Даже шикарный, страстный и умный мужчина — это периодический очень плохо. В общем, Сол ту Эрш тоже не чурался тактики «шоковая терапия».

Но я быстро пришла в себя. Мило порозовела (ну надеюсь, что мило), потупила глазки и протянула вперед ручку для поцелуя со словами:

— Верно, и снова доброе утро, мой лорд.

Так тебе. «Мой лорд».

Ручка на долю секунды повисла в воздухе, но после мою ладонь обхватили длинные темные пальцы, и дроу склонился, касаясь запястья сухими, горячими губами.

Пульс под тонкой кожей, казалось, на миг замер, а после стал биться вдвое быстрее.
Ох…

Стоит ли удивляться, что почти весь завтрак я сидела тихая, мирная и периодически давилась под насмешливым взором темного?

Вожжи управления событиями медленно, но верно переходили в чужие руки, и мне это не нравилось. Впрочем, кого я обманываю? Не медленно! А настолько стремительно, что я с трудом успевала опомниться. Но так или иначе — мне это не нравилось.

Так, Лия приходи в себя!  А то сдадут тебя доблестным работникам эротического фронта в эксплуатацию, и крылышками махнуть не успеешь! А нам надо сдаться в строго определенные руки и отнюдь не лапы тружеников бордельного фронта.

— Как вам наша кухня? — невинно поинтересовался Сол, когда мы наконец добрались до десерта.

Я как раз запивала чаем кусочек печенья и не ожидала, что молчаливый жрец вдруг заговорит. Подавилась. Закашлялась.

— Лилиан, все хорошо? — с такой заботой спросил мужчина, что аж материться снова захотелось.

При этом он и не подумал встать и похлопать несчастную меня по спинке.  Даже воды не предложил! Хам.

Впрочем, я немного поторопилась. Господин ту Эрш привстал и, наполнив бокал морсом, передал его мне со словами:

— Пейти, дорогая гостья. Очень освежает.

Я выпила все залпом, не отводя от дроу мрачного взгляда, призванного показать все, что я о нем думаю. Думала я плохо. Но он не смутился, а только расцвел еще больше.

— Что же вы все молчите, Лили?

— У меня нет слов, — буркнула я в ответ.

— Отчего же? — не преминул уточнить этот мерзавец и широко улыбнулся.

В застольной беседе было бы неправильно отвечать ему в красках, а также используя весь мой матерный лексический диапазон, поэтому я обошлась нейтральным:

— От вашего гостеприимства, уважаемый. Вот уже несколько дней впечатляюсь и все еще не могу смириться с тем, как же мне… повезло.

— Ничего, ко всему хорошему привыкают быстро, — «утешил» меня жрец и, возвращаясь к застолью, спросил: — Желаете ли пирожное? Хочу заметить, наша кухарка их готовит великолепно.

— Если в их составе не присутствует ничего… лишнего, то, пожалуй, хочу, — нехотя согласилась я, которая уже некоторое время косилась на корзиночки с заварным кремом, которые, как назло, лежали на блюде неподалеку от моего сотрапезника. Попросить почему-то гордость не позволяла.

Темный эльф только улыбнулся и, положив на блюдце вожделенный десерт, протянул его мне. Я с некоторой опаской взяла. Неуверенно коснулась ложечкой пышной шапки крема и зачерпнула его. Поднесла ко рту, понюхала и только затем съела.

Сол ту Эрш наблюдал за этим с таким интересом, что мне даже неловко стало. Я нервно облизнулась. Дроу отвел взгляд, а я довольно усмехнулась, обретая былую уверенность. Судя по всему, неловко стало уже жрецу. Или малость неудобно в тесных штанах?

Мой мысленный злодейский смех прервала явившаяся в трапезную служанка с подносом, на котором лежало одно-единственное письмо. Подойдя к темному, она с поклоном замерла перед ним. Мужчина взял послание и жестом отослал служанку. Вскрыл конверт и пробежался взглядом по тексту.

Я с интересом изучала сургучную печать, сейчас уже болтающуюся на веревочке, и гербовую бумагу, сквозь которую просвечивал занятный символ. Нашему дорогому жрецу писали не из Храма, как можно было бы подумать. Печать была королевского дома. Очень интересно. Особенно в свете того, что, насколько я помню, в последнее время политическая линия, которую ведет Королева темных эльфов, не всегда находит поддержку у Храма.

А эльф чем дальше читал, тем больше хмурился. Потом отложил бумагу и задумчиво побарабанил пальцами по столу.

— Плохие новости? — невинно осведомилась я, ведь такое любопытство вполне допустимо в рамках беседы.

— Для вас — да, — кратко ответил дроу. — Королева желает устроить бал в честь нашей высокой гостьи.

Опаньки…

Я потерла бровь.

— И чем же это плохо?

— Тем, что вы невоспитанная хамка? — наплевал на все рамки этикета мужчина.

— Кто бы говорил! — возмутилась я. — Вы сами не лучше, и это раз. Два — у вас вроде как матриархат, а потому я в своем праве.

— Унижать мужчин? — вскинул светлую бровь жрец.

— Да когда я вас унижала?!

— Вчера вечером, например, — сухо ответил жрец. — Ваши действия меня унижали.

Я мысленно вернулась в указанное время. Поняла, что это он о том, как мы хорошо проводили время на ковре до появления маман Барабаха.

Поняла… и ощутила, как из глубин души поднимается гнев.

— А может быть, вас унижали ваши реакции?! Так это не ко мне, дорогой Сол, а к собственной физиологии! И вообще… вас вот ни капли не смущает, что незадолго до вашего «унижения» вы приволокли мне, высокой гостье и так далее, не кого-нибудь а… а…

Я даже задохнулась от избытка чувств. Зря он это начал! Ой, зря!

Ответом мне послужил слегка удивленный взгляд голубых глаз, а потом… искренний смех. Неуважительно скомкав в кулаке письмо от королевского дома, этот мерзавец с чувством, толком, смаком и расстановкой совершенно вульгарно и не по-благородному… ржал.

— Ох, милая Лия… — жрец даже выступившую слезу вытер. — Что же у вас в голове все вокруг секса-то вертится?

Я запнулась и начала медленно заливаться краской, постепенно осознавая, что, возможно, неправильно все поняла и мои нападки были смешны. Судя по реакции и правда смешны… Но ответила максимально достойно:

— А вам не кажется, что это все потому, что весь сюжет нашего знакомства вокруг этой темы и завязан?! Сие, можно сказать, девиз нашей истории!

— В общем-то, да, все верно, — кивнул темный и поднялся из-за стола. — Предлагаю оставить эту тему. Она бесперспективна и ведет к ссоре. А нам этого совсем не надо. День замечательный и обещает быть весьма насыщенным.

— Мы все же идем гулять?

— Верно, — кивнул темный и, подойдя ко мне, подал руку. Я, помедлив, ее приняла. — Лилиан, вы будете гулять в этом наряде или предпочтете переодеться?

— В этом, — я не видела в своем платье ничего плохого, а туфли были достаточно удобными даже для долгих прогулок.

— Вот и чудненько.

И мы прошествовали к выходу из столовой. Уже спускаясь по лестнице, я поинтересовалась:

— И какая же у нас на сегодня программа?

— Культурная, — лаконично ответил Сол.

— Это, конечно, замечательно… Но можно подробнее?

— Почему бы и нет, — мы достигли конца лестницы, и Барабах подал мне руку, помогая сойти с последней ступеньки. — Вы изъявляли желание познакомиться с городом и его историей, а потому мы пойдем в Королевский музей, а после пройдемся и пообедаем. А потом… по делам.

— Каким делам? — подозрительно покосилась я на жреца.

— Лили, не заставляйте меня говорить это вслух!

— Прямо сегодня?! — ужаснулась я и даже затормозила, упершись каблуками в пол. — Я не готова… прямо вот сейчас!

— Сегодня просто осмотритесь и выберете кандидата, — «успокоил» жрец. — Не надо так переживать.

Угу. Как же «не надо»…

Лорд ту Эрш принял из рук слуги накидку и любезно помог мне ее надеть, затем дворецкий распахнул перед нами двери. Я мрачно смотрела в свое «светлое» будущее.

День начался потрясающе. Стойкий Сол с утра пораньше облил меня водой, после чего испортил аппетит за завтраком и сейчас ведет гулять. В музей, а потом в бордель.

Потряса-а-ающая культурная программа! Смелая, необычная, с огоньком!

Только благодарить этого креативщика совсем не хочется.

 

Выйдя на… хм… улицу, я удивленно огляделась.

Мы оказались в пещере. Высокие своды терялись в полумраке, а вымощенный светлым мрамором пол дорожкой убегал вперед.

— Мы где? — озадаченно поинтересовалась я.

— Что конкретно вас интересует?

— Да все, — честно призналась я и пояснила. — Дело в том, дорогой Сол, что из окна моей комнаты открывался неплохой вид на подземный город. А выйдя из дверей, мы оказались в весьма узком пространстве, где и не пахнет простором.

— Может быть, потому, что окна выходят на центральный район Сарташа, а мы с вами сейчас в одной из боковых пещер? У нас это улицы, милая леди.

— Это Сарташ?! — вдвойне удивилась я.

— Да. А в честь чего такой шок?

Я только мотнула головой, мысленно досадуя на себя. Ну да, где бы еще мужчина смог бы стать жрецом, как не в городе магов? Единственном городе подгорного королевства, где сильный пол смог отвоевать для себя хотя бы иллюзию равноправия.

— Я думала, что мы в Ашришане. Столице вашего королевства.

— В честь чего были сделаны такие выводы?

Я задумалась. И правда, с чего это я по умолчанию решила, что меня перенесли в столицу дроу? Ведь даже тени сомнения не возникло за эти пару дней.

Наверное, потому, что в первый день я активно протестовала и даже не пыталась осознать тот факт, что я тут надолго. А после Сол явился со странным мужчинкой под ручку и шокировал меня окончательно грозящими перспективами.

— Дело в том, что вы упоминали принца, — наконец решила я.

— Лия, за вас не только принц, за вас все наследники десяти городов бороться будут, — усмехнулся жрец и подал мне руку. Мы перешли на другую сторону улицы. Я крутила головой, отмечая, как причудливо были вытесаны фасады домов в стенах пещеры. А сами жилые помещения, вероятно, находились в толще горной породы.

— С чего это у меня такой успех?

— У нас есть своеобразный обычай. Раз в пятьдесят лет к нам приходит крылатая дева, и за право ввести ее в свою семью состязаются лучшие из лучших.

— Так лучшие из лучших или лучшие из благородных? — несколько ехидно уточнила я.

— Лучшие из благородных, — вернул мне усмешку эльф. — Никто не позволит крылатой леди, в чьих жилах течет магия, стать женой простого дроу, каким бы сильным он ни был.

— А у обычая есть… истоки? Первопричины, так сказать.

— Пожалуй, самое лучшее, что я могу ответить, это «Не знаю, милая леди», — снова расплылся в совершенно мерзкой, самоуверенной улыбке жрец.

Я мрачно посмотрела на него, а потом… потом вспомнила один нюанс.

— У вас же женщин-магов практически нет…

— Верно, — согласился темный.

— А наследовать трон может только женщина-маг, которую выбирают из числа достойнейших претенденток. А если еще точнее — из числа десяти родов-властителей.

— Пра-а-авильно, — довольно протянул, почти промурчал Сол, косясь на меня с интересом.

— Крылатые для вас — вливание свежей крови. Магической крови. Ведь давно известно, что расы, у которых есть крылья, почти всегда передают потомкам магический дар.

— Лилиан, вы меня восхищаете!

Я только махнула рукой, решив проигнорировать последнюю фразу. Замолчала, глядя перед собой и напряженно все обдумывая.

Не отпустят они меня. Вот точно не отпустят. Я не просто крылатая леди. Я — фея. И сейчас вдвойне понятно, почему мою девственность стремятся скорее кому-нибудь пристроить. После этого моя магия расцветет и увеличится в несколько раз. А еще я стану полноценной феей. То есть я буду приносить удачу своей семье.

Удача это всегда хорошо. На любом социальном уровне.

Но если хоть на момент представить, что абсолютная удача во всех начинаниях и даже самых смелых авантюрах будет сопровождать кого-то весьма высокопоставленного… В общем, ясно: за меня тут ухватятся руками, ногами, зубами и вообще всем, чем только можно ухватиться.

Я жалобно посмотрела на невозмутимо шагающего рядом дроу. Того самого, с которого все и началось! Взгляд из жалобного стал жаждущим мести. Ты-ы-ы-ы… Это все ты виноват! И ответишь! Вот говорят, что хуже дурака — только дурак с инициативой… Но я вам так скажу: еще страшнее дурак с возможностью ее реализации. Это я сейчас о себе так самокритично, да.

Ну а пока… Пока мы гуляем.

А про то, как быть, подумаем позже. Потому как провалилась, к сожалению, моя затея добиться близости со жрецом и заставить его помочь мне сбежать. Ибо целибат у него или нет, а ценную фейку он не отпустит.

Вырваться из плена тяжелых мыслей оказалось не так просто, как думалось поначалу. Настроение было безвозвратно испорчено. Не взбодрила даже панорама центра Сарташа, которая предстала перед глазами, когда мы вышли на одну из смотровых площадок. Красиво, эффектно, интересно… но я была поглощена собой. Впрочем, природная тяга к прекрасному скоро взяла верх, и, пока мы спускались по узким лесенкам вниз, я уже почти пришла в себя.

Сол изображал любезного гида в стиле «посмотрите налево, взгляните направо». Я комментировала.

— Итак, дорогая Лилиан, я вижу, что вы впечатлены великолепием Сарташа, — мужчина окинул город таким взглядом, словно лично не то что строил — проектировал и каждый камешек из скалы выколупывал. Притом, судя по гордости во взоре темного, скала не иначе как сопротивлялась. Отчаянно.

— Впечатлена, — с готовностью подтвердила я. — Прийти в себя уже который день не могу.

— Всегда знал, что у женщин слабая нервная система, но не думал, что до такой степени, — с показным сочувствием протянул Барабах.

— Да? — флегматично отозвалась я. — А мне казалось, что, подчиняясь как женщинам вообще, так и представительницам своего же семейства в частности, вы должны были давно уже изучить это.

Сол помрачнел, глядя на меня с нескрываемой злобой в голубых глазах. Я безмятежно улыбалась, даже не пытаясь скрывать торжество, плескавшееся в моем взоре. Хотел крылатую леди? Получи.

— Темные эльфийки отличаются от женщин поверхности, — наконец родил дроу.

— Ага, — кивнула я в ответ и задала встречный вопрос. — А вы знаете, что у нас, неуравновешенных женщин поверхности, без солнышка характер вообще портится. Сильно. В геометрической прогрессии, господин жрец!

Судя по всему, господин жрец не желал никак реагировать на эту информацию, так как молча подцепил меня под локоть и повел вдоль длинной террасы, опоясывающей чашу долины центра Сарташа.

— Итак, справа вы можете наблюдать великолепный дворец Верховной Матери Сарташа. Не правда ли, впечатляет?

— Правда, — согласилась я. — У нее там гарем из сотни мужчин, которых она заставляет ежедневно сражаться за право греть постель повелительницы?

Сол скрипнул зубами. Про такое в приличном обществе говорить было не принято. И я это прекрасно знала.

— Лия, вы что-то путаете. Госпожа Сарташа никогда не занималась подобными… развлечениями. И ее гарем не так велик, как слухи, раздутые молвой.

— Быть может, — кивнула я и серьезно посмотрела на своего спутника. — Правда, слухи, к сожалению, живучее тараканов.

— Наверное, именно потому умные люди не верят всему, что им говорят?

— Я бы сказала, что умные люди принимают к сведению все, что услышат. И не отвергают противоположную точку зрения. И не позволяют стереотипам отравить свое мышление.

Я очень прозрачно намекнула на то, что как раз этот конкретный дроу весьма стереотипам подвержен! Хотя… с другой стороны, я им стараюсь соответствовать, так что обвинять темного не в чем.

— Странно вот от вас, Лилиан, слышать такие рассуждения, — вернул мне шпильку Сол.

— Вы живой пример моего высказывания, — не преминула указать на это вредная фейка. — Причем не устаете это подтверждать.

На меня устало взглянули. А потом прозвучало неожиданное:

— Лили, вам обязательно быть такой колючкой?

— Эмм… — я даже опешила от столь резких перемен. — Я не понимаю, о чем вы.

— Я о том, что мы сейчас гуляем. И неплохо бы не усложнять все. Скажу вам откровенно, милая фея. Я не шутил, когда говорил, что вы меня очень утомляете. А негативных факторов у меня очень много и за пределами дома. Поэтому у меня предложение — давайте хотя бы ближайшие несколько часов жить мирно? Вы не кусаетесь, а я приложу все усилия, чтобы сделать эту прогулку волшебной. Как и последующие.

— В общем — вы предлагаете заключить перемирие? — уточнила я. — На время прогулок по Сарташу.

— Разумеется, очень бы хотелось, чтобы вы всегда вели себя хорошо, но я прекрасно понимаю, что это нереально. Ситуация, в которой вы оказались, и правда не радужная, и потому протесты ожидаемы.

— Если ожидаемы, то почему вы так нервно реагируете?

— Потому что вы умудряетесь протестовать так, что меня это неимоверно бесит, — честно признался дроу.

Я только улыбнулась и отвела взгляд. Мы стояли у перил террасы. Сарташ лежал у ног, переливаясь в тусклом свете растущего на сводах пещеры лишайника. Манил новым, неизведанным… Девушки — любопытные существа, которых так и тянет заглянуть в шкатулку с секретом. Ключик есть у Сола. Так почему бы и нет?

Повернулась к терпеливо ждущему ответа темному и протянула вперед ладонь со словами:

— Я согласна!

— Вот и чудесно, — по губам эльфа скользнула довольная усмешка. Длинные пальцы обхватили мою руку, и, неторопливо склонившись, он коснулся костяшек невесомым поцелуем.

Мужчина выпрямился, и я в очередной раз поразилась тому, какие здоровенные лоси вырастают в подгорном королевстве. А по идее, темные эльфы должны быть невысокого роста… Мимо нас прошла парочка, наглядно это подтвердившая. Они даже чуть ниже меня были. Интересно, на каком комбикорме у Барабахов вырос этот теленочек? Элитный же!

— С чего начнем? — спросила я.

— Думаю, мы просто спустимся вниз. Центр не такой уж и большой, можно обойти за пару часов. Я буду рассказывать, что тут есть, а вы уже решите, куда больше хочется.

— Подходит, — решительно кивнула я и спросила: — Раз у нас мир, может быть, снова будем на «ты»?

Он замер, кинув на меня косой голубой взор. Молчание длилось всего несколько секунд, но почему-то они показались мне вечными. Уф, зачем я вообще это сболтнула?! Пусть бы шло как шло! Ну и что с того, что во время ссор «вы» уже и не пахло? Ссоры — это повышенный эмоциональный накал и отсутствие части уз самоконтроля. А в спокойной обстановке нам так дорога дистанция…

— Хорошо, — раздался голос Сола, когда я уже успела себе невесть что надумать и была морально готова извиниться за свою бестактность и излишнюю торопливость.

Широкая, чуть шершавая ладонь отцепила мою судорожно вцепившуюся в балконный поручень лапку и положила на локоть.

— А-а-а… да, — абсолютно бессмысленно протянула я, в легком шоке от такой бесцеремонности того, кто еще недавно был настолько зациклен на церемониале.

— Нам вниз, — озвучил очевидное Сол. — Лестница через пару десятков метров. Времени не так уж много, поэтому лучше рефлексировать, когда вернемся в резиденцию рода.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *