Лабиринт для темной феи 1

Лабиринт для темной феи 1. Глава 2

Лабиринт для темной феи 1. Глава 2

 

 

— Я поняла…

— Вот и чудно. Значит, сейчас мы выходим, ты выбираешь исполнителя и вперед… на трах-тибидох, как говорится, — язвительно спародировал меня мужчина. Мерзавец! Гад! Сволочь!

— Значит, не теряешь надежды подложить под тружеников борделя?! — рыкнула, медленно поднимаясь, ощущая, как проявляются за спиной скрытые ранее магией крылья. Хламида с тихим шелестом осела к ногам.

— Это нужно. В первую очередь для тебя, фея.

— Правда? — прошептала я, делая еще один скользящий шаг к нему. — А у меня есть варианты, дорогой мой дроу.

— Какие же? — уточнил темный и, судя по взгляду, уже был не рад, что сел в глубокое кресло. Я уже стояла почти вплотную, и подняться он не мог.

— А такие вот, — я вскинула руки и расстегнула первую пуговку на лифе. — Нам же нужно отсутствие невинности, верно? Тебе… дорогой мой Сол. Тебе. Так почему бы самому не подсуетиться? — В голубых глазах застыл глубокий шок.

— Лия… я не могу, — помотал головой темный, сразу поняв, что ему грозит в ближайшее время.

— Правда? — весело осведомилась я и, подавшись вперед, пихнула его в грудь, ставя точку на попытке привстать. А после скользнула к нему на колени, оседлав их. Почти сразу сползла до узких бедер и поерзала, ощущая под попкой характерную твердость, и тихо рассмеялась. — Можешь. Очень даже можешь. И кажется, еще и очень хочешь!

— Так… — он зло взглянул на меня и сжал талию, пытаясь заставить отодвинуться. Впрочем, это было не особенно удачным маневром, судя по тому, как расширились зрачки мужчины. Я скользнула еще раз туда-сюда, одновременно прижимаясь к Солу грудью, и тихо шепнула на острое ухо:

— Так? А может быть, вот так? — подула на темную кожу и осторожно поцеловала мочку. Он дернулся от неожиданности, а я лишь рассмеялась.

— Доиграешься, фея…

— Ты прекрасно понимаешь, что я именно этого и хочу.

— До другого доиграешься.

Голос темного сел и теперь звучал с такой волнующей хрипотцой, которая словно бархатом по коже проходилась. Ох… невзирая на браваду, я ощущала себя очень уязвимо. Сама поза, осознание, что стоит расстегнуть его штаны и задрать мою юбку, и случится то, чего я, может, и добивалась… но бояться не переставала. Да и вообще, по идее, это меня должны уговаривать, а не наоборот! Он часто и тяжело дышал, по-прежнему сильно сжимал пальцы на моей талии, заставляя оставаться неподвижной.

— Ты так хочешь оставить следы на моем теле? — тихо спросила я, запуская руку в светлые волосы и ослабляя узел на шелковой ленте, которой они были перетянуты.

— О чем ты?

— М-м-м… конкретно сейчас о тех синяках, которые появятся на талии. А вообще… вообще следы после любви бывают разные. Припухшие от поцелуев губы, покрасневшая кожа от слишком порывистых прикосновений, ну и конечно же следы семе…

— Молчи! — рыкнул он перебивая меня. — Бесстыдная, развратная… девственница, что б тебя!

— Я буду молчать только в одном случае. Если буду действовать, — подтверждая свои слова, я склонилась и накрыла губы эльфа поцелуем. Если честно, в этот момент ощущала что угодно, кроме уверенности в своих целях. Все же, как ни крути, мужчина — это не женщина, и его склонить к интиму, особенно если он не хочет, очень сложно. Да и… вы видели зубы темных эльфов?! Вдруг цапнет?.. Наверное, вообще не стоило при таких условиях к губам лезть. Ухо — чудесный чувствительный орган, богатый нервными окончаниями и выгодно отличающийся полным отсутствием зубов! А шея — еще лучше, она не только позволяет подпихнуть дроу к нужному решению, но и еще не допускает темному распустить зубы! Но что сделано, то сделано. Придется работать, с чем есть. Впрочем, если что, никогда не поздно вернуться к ранее освоенным территориям. Уху! Так что я просто прижалась к нему и на несколько секунд застыла, не понимая, что же делать дальше. Долго думать не пришлось. Мои губы смяли жадным, настойчивым поцелуем, а руки дроу взметнулись вверх, запутываясь в моих волосах и не позволяя отвернуться, даже если бы я захотела. А я не хотела, демоны побери! Не хотела! Потому что… потому что это было невероятно!

Я не была совсем уж наивной и невинной девочкой. А в последний год так вообще вполне осознавала, что я хочу, чтобы в моей жизни появилась эта сторона. Назначенный мне светлый эльф тоже не только глазки строил все это время. Но, создатель, меня еще никогда так не целовали. Все чувства обострились в разы, вся бравада и уверенность испарились в никуда… все эмоции обернулись желанием. И оно расплавленным золотом текло по венам, зажигая кровь и будя потребность в большем.

Дроу, похоже, в отличие от теоретически подкованной меня все же имел хорошую практику. Сильные руки мужчины прекрасно знали, где они хотят оказаться. Одна ладонь скользнула с затылка на шею, на миг сжав ее, и погладила бешено трепещущую под кожей жилку. Я прерывисто выдохнула и ощутила, как губы темного дрогнули в усмешке.

— Что, маленькая, фея… — горячий шепот обжег ухо. — Когда игра идет не по твоим правилам, ты уже не так уверена в себе? — Мою грудь сжали, словно подтверждая слова.

Я задумалась. Хм, как бы потактичнее сообщить темному, что все пока как раз идет так, как я и хотела? Он сорвался, и я в восторге от результатов.

Правда, когда ощутила пальцы Сола на обнаженной коже на стратегически важном участке между подвязками и трусиками, мне как-то стало волнительно!

Еще один длинный, сводящий с ума поцелуй выбил из головы все лишние мысли. Остались только чувства. Ощущения тяжелого тела рядом, горячих рук на моем теле, которые уверенно откинули в сторону хламиду и теперь стягивали платье. Осталось только желание. Жажда его поцелуев, потребность касаться темной кожи и искушение узнать, какова на вкус. Я нащупала пуговицы на рубашке жреца и начала расстегивать. На ощупь это получалось плохо и долго… а я сейчас не отличалась терпением. Рывок — пуговицы скачут по мраморному полу, и ткань расходится в стороны, открывая широкую мускулистую грудь. Я, довольно урча, распластала по ней ладони и игриво царапнула плоские соски. Дроу прерывисто выдохнул и рывком сдернул мой лиф вниз. Ну… попытался. У меня все было сложнее. Шнуровка на спине!

— Как снимается эта гадость?! — рыкнул темный, отчаявшись нащупать завязки.

— Служанкой, — пискнула я, квадратными глазами наблюдая, как откуда ни возьмись в руках мужчины появляется узкий изогнутый кинжал.

— Ее мы звать не будем, — усмехнулся темный и легонько хлопнул меня по плечу. — Повернись… и немного изогнись.

Я сделала. Голубые глаза Сола потемнели, и корсет на мне распороли в два взмаха. Сразу видно — внушительный опыт! Во владении острыми предметами… И я вот думаю, а он вообще шантажироваться будет? Или я это все зря? Но в любом случае уж лучше мой первый раз будет с этим сильным, умным влиятельным и — чего уж скрывать — желанным мне мужчиной. Вспомнив недавно предложенную альтернативу, я окончательно убедилась в том, что права!

Лиф, посланный мощной рукой дроу, упорхнул в сторону и повис на спинке дивана, как флаг капитуляции. Я предпочитала думать, что капитулировал тут темный. Гордо выпрямилась, осознавая, что гордиться мне есть чем. Красивый бюст третьего размера не менее эффектно облегало бюстье, и я искреннее рассчитывала, что с ним обойдутся нежнее, чем с корсетом.

Взгляд остроухого потемнел почти до черноты, и он, протянув руку, осторожно коснулся моей шеи, скользнул пальцами ниже, очерчивая границу белья, и наконец большая ладонь легла на грудь, сжимая ее. Я прерывисто выдохнула от волнения и желания.

Меня окинули совершенно бешеным, голодным взглядом и… приподняв руками под попку, спустились вместе со мной на пол. Разложили на удачно разметавшейся хламиде, перехватили руки и прижали их над головой.

Я лежала, ощущая себя маленькой, нежной и уязвимой. Отчасти потому, что теперь, когда темный прижимался бедрами ко мне так плотно, я очень ясно осознала, что он везде… большой мальчик.

— Как же мне нравится, когда ты молчишь, — выдохнул дроу и, видать, для надежности закрыл мне рот поцелуем.

Я прерывисто вздохнула, выгнулась под ним и закинула на мужчину ногу.

Дальше… Дальше было сумасшествие, в ходе которого улетела в сторону рубашка темного, а юбка на мне задралась выше некуда. А вот бюстье он почему-то снимать не торопился, выписывая узоры поверх черного кружева и легонько покусывая кожу на шее и ниже. Я сходила с ума и даже делала попытки освободить руки, чтобы наконец стащить с себя эту раздражающую тряпочку. Он смеялся и не пускал, без труда удерживая оба мои запястья одной рукой.

Все было чудно. Замечательно и бесподобно, считай — божественно. Пока с грохотом не открылись двери и громкий, возмущенный голос матушки Сола не прогремел по комнате:

— Что тут происходит?!

Что-что… Я лежу, а ваш сынок меня целует, не видно, что ли?

Мужчина замер. Из голубых глаз медленно уходила мгла желания, и возвращалось, так сказать, просветление. Почти что ужас от содеянного! Неверящий взгляд дроу метнулся к его рукам. Ну а что? Одна меня держит, вторая на красивом бюсте лежит. Все хорошо!

— Л-л-лос! — простонал Сол и стремительно поднялся.

Матушка жреца не унималась:

— Я спрашиваю, что тут происходит?!

— Как что? — не дождавшись помощи от темного, я встала сама и поправила задранную по самое не могу юбку. — Подготовка меня к великой чести, конечно!

— Но.. но… но не Сол же! — взвыла благовоспитанная темная эльфа и, прижав пальцы к виску, оперлась о косяк. — Так же нельзя.

По моему скромному мнению — если очень хочется, то не просто можно, а нужно. А нам с Швах-барабахом явно хотелось. Я только пожала плечами.

— Мать… — темный поспешно натягивал рубашку. — Я…

— Ты можешь объяснить? — чрезвычайно скептичным тоном поинтересовалась дроу.

— Могу. Но не буду, — внезапно похолодевшим тоном ответил жрец, пристально глядя на мать.

А она смешалась и опустила взгляд. Хм… для матриархального строя это необычно. И подозрительно.

Дроу холодно заявил, что он не обязан оправдываться. Я заинтересованно внимала разговору. Интересненько. А если учесть, что у темных эльфов матриархат, то вдвойне интересненько.

Вопрос, кого я сейчас тут активно соблазняла и что мне за это будет?

Сол подхватил свою многострадальную хламиду и, не глядя на присутствующих, неспешно вышел из комнаты. Мы остались в гулкой, пронзительной тишине. В которой были прекрасно слышны все ускоряющиеся шаги жреца по коридору и то, что он перешел на бег на лестнице. Я только хищно улыбнулась. Крепкий орешек определенно пошел трещинами. Рыбка сорвалась с крючка, но клюнула. Зверь заинтересовался приманкой. Мышка практически зашла в мышеловку! В общем — жрец попал, если кто не понял по предыдущим метафорам!

Впрочем, радоваться мне долго не дали. Да, мужчина подло сбежал. А вот его матушка и тетушки и не подумали последовать этому славному примеру.

— Лия! — гневно начала леди Шеришша, приходящаяся Шваху матушкой.

— Да? — невинно улыбнулась я, снимая со спинки дивана свой лиф и критически оглядывая обрывки шнуровки. — М-да… нужны новые ленты.

— А с этими что случилось? — поинтересовалась леди Ниррена. Тетушка Барабаха, как можно понять.

— Сол разрезал, — охотно поделилась информацией.

Шеришша пошатнулась, и ее поддержали под локотки сестренки, которые с шоком в семейных голубых глазищах смотрели на меня.

— Он же у меня хороший мальчик, — простонала мама Сола. — Как мог?!

— Конечно хороший, — призналась я. — Судя по недавним впечатлениям, он у вас о-го-го! Правда, то, что гад и мерзавец, это, конечно, не отменяет.

— Лия, иди переодеваться, — почти попросила меня Ниррена. — А мы пока… успокоим Шери.

Я только пожала плечами и направилась к себе в комнату.

Интересно, с чего это матушка Сола так всполошилась? Ему что, нельзя быть с женщиной? Прямо вот совсем нельзя?.. Да не верится!

Обет? Так там тоже вроде бы не смертельные наказания для ослушавшихся. На алтарь к Ллос точно не отправляют и паучкам ее не скармливают. Или родня господина ту Эрша так боится потерять те привилегии, что дает им жреческий статус Сола? Вроде как он занял наследственную должность…

В общем, пока все очень мутно. Прямо очень.

 

Когда я переоделась, пришедшая служанка с поклоном сообщила, что крылатую леди ожидают к ужину. Крылатая леди заинтересовалась формулировкой и потому спросила:

— То есть я должна во время приема пищи крылья материализовать?

— Не знаю, — опустила глаза молоденькая дроу.

Я только махнула рукой.

Задумалась. Подошла к стрельчатому окну и прижалась лбом к кованой лозе, изящно оплетающей проем. Да-да, это они так решетки замаскировать попытались. Впрочем, получилось красиво и девичью спальню не портило. Металл холодил разгоряченную кожу и даже помогал соображать.

Феи. Феи существа волшебные. Крылышки мы можем материализовывать по своему желанию. Хотя в большинстве случаев их и не скрываем. Они прочные и гибкие, да и в домах фей все приспособлено именно для крылатого народа. Но в резиденции ту Эршев я нечасто баловала хозяев видом своих крыльев.

А тут… такое требование. Просьба к пленнице — именно требование.

Тряхнула головой и щелкнула пальцами, одновременно выпуская магию, которая соткалась в крылья бабочки.

Посмотрим, чего желают темные леди от милой фейки.

 

Когда высокие воительницы отворили передо мной двери в столовую, и я углядела собравшееся там высокое общество, то слегка замедлила шаг. Хотя бы потому, что там был и Сол… А вид мужчины, которого я рассчитывала не лицезреть как минимум сутки, слегка дезориентировал. Но я быстро пришла в себя!

Впервые я видела все семейство Барабаха в одном месте. И судя по этому, можно ожидать чего-то интересного. Стоит насторожиться? Пожалуй.

Я слегка улыбнулась и, подхватив струящийся подол фиолетового искристого платья, присела в реверансе и пропела:

— Добрый вечер!

— Здравствуйте, юная леди. Рада вас видеть в моем доме, — надменно кивнула высокая, худая почти до дистрофичности старуха во главе стола. Как понимаю — глава рода?

Матушка Сола поднялась и с поклоном сказала:

— Гранд-леди Харисса ту Эрш Швах-Барбах, позвольте вам представить нашу гостью. Лилиан из клана Черной Луны и Белой Розы.

— Рада вас приветствовать, гранд-леди, — серьезно ответила я и склонилась в глубоком поклоне.

— Присаживайтесь, — тонкие губы темной дрогнули в улыбке, и худая рука с единственным крупным перстнем на указательном пальце обвела стол.

Присаживаться мне предлагалось рядом с Солом. Дроу сидел ровно, с каменным выражением лица и смотрел прямо перед собой. Изваяние, а не живое существо.

Я села, мимолетно отметив, что для такой редкой гостьи Барабахи где-то успели раздобыть наш народный фейский предмет мебели с очень узкой спинкой. Я устроилась поудобнее и оглядела высокое общество.

Общество заседало в огромной столовой зале, оформленной в черно-серебристых тонах. С потолка свисали массивные люстры из черненого серебра, в рожках на них дрожало белое пламя, бросая блики на лица дроу.

Роскошно. Изыскано. Пафосно.

И ти-ши-на. Стало неуютно.

Гранд-леди потянулась к своему бокалу, и в этом могильном молчании был ясно слышан даже едва уловимый звон от соприкосновения металла ее кольца и хрусталя.

— Вам нравится в нашем доме? — невинно поинтересовалась глава рода, пригубив рубиново-красное вино.

Я прямо взглянула в выцветшие, но по-прежнему светло-голубые глаза пожилой дамы.

— В доме да. Но то, что гощу я тут не по своей воле, — угнетает.

— Жаль, — без малейшего сожаления в голосе ответили мне. — Но уверяю вас, Лилиан, вся наша семья постарается сделать ваше пребывание тут как можно более приятным.

Я выразительно посмотрела на соседа и громко признала:

— Не переживайте, уже старается!

С лица гранд-леди сбежала любезная улыбка, и она властно сказала:

— Мой внук уже пожалел о своем поступке.

— О котором именно? — нагло уточнила я, ни капли не сожалея о том, что начала за столом совсем не застольную тему. — Он на данный момент почти везде провинился и только один раз повел себя как мужик. Но… не довел! Так что наши с вами понятия о проступках, стоящих сожаления, могут весьма разниться, гранд-леди!

Если им нужна идеальная леди — не ту вытащили! Сейчас я категорически не настроена играть в столь любимую дроу игру ‘вежливость всегда и везде’. Я — фея. Я ненормальная по определению и мнению большинства рас! Я — по все тому же мнению — имею весьма смутные понятия об этикете и вообще никаких о субординации. А потому — буду соответствовать. Очень старательно. Со всем рвением!

— Обо всех сразу. — Харисса холодно усмехнулась и предложила: — Но не будем о делах за мирным столом. Почему бы нам ни отдать должное ужину, что послала Ллос?
Все присутствующие с готовностью обратили свой взор на блюда. На них смотреть было приятнее, чем беседовать с гранд-леди.

Впрочем, лично у меня так и не получилось уделить всем блюдам должное внимание. Увы, обстановка не располагала к пробуждению аппетита у одной маленькой феи. А вот моему соседу все ничего. Сидит, морда по-прежнему каменная, зато ест с энтузиазмом.
Как я заметила, вообще мало что может отбить у мужчины тягу к еде.

В конце вечера все присутствующие дамы решили, что неплохо бы развлечь дорогую гостью беседой на отвлеченные темы. Сола как единственного мужчину в компании даже не спрашивали. В беседу я вступила, с интересом обсуждая с темными леди последние веяния моды. Хоть на чем-то сошлись.

Жрец торчал в дальнем углу гостиной, и в его ясных глазах сначала царила скука, а потом безразличие. Полагаю, он нашел, чем занять свои мысли. Есть немало интересных техник. Да и… грех заставлять мозг скучать.

Наконец женская часть рода Барабахов пришла к решению, что пора бы и о деле поговорить.

— Итак, Лилиан… — первая дама Швахова рода грациозно прошлась по комнате и спустя несколько секунд определилась с тем, куда хочет разместить себя сиятельную.
Опустилась на диванчик, художественно разложила вокруг юбки чернильно-синего платья и, оставшись довольна композицией, обратила взор на остальных присутствующих.
Итого — на диванчике места больше не осталось. Все пространство занимала тонкая до прозрачности дроу и ее платье. Из мебели в комнате были лишь пуф у ног гранд-дамы и два кресла напротив нее. На последние явно нацелились мама и тетя моего личного Барабаха.
Оценив ситуацию, я быстро села в кресло напротив Хариссы. Повторить фокус с расправлением юбок не получилось ввиду малого количества оных, но я не расстроилась.
Мы с пожилой дамой с одинаковым интересом посмотрели на оставшихся прекрасных дам: и маленькой фее, и старой дроу было интересно, как эти достопочтенные выкрутятся.

Посадить на пуфик «у ног» старшей меня не получилось, а задумывалось, судя по всему, именно это. Кресло осталось одно. Кто из сестер признает свой более низкий статус? Размышления у темных леди не отняли много времени. Матушка Сола опустилась на единственное свободное место, а Нарисса встала за ее плечом.

Достойное решение.

Про Сола никто не вспомнил. Я покосилась на жреца, который невозмутимо подпирал стенку, и мысленно печально улыбнулась. Вот он — матриархат во всей красе.

— Милая Лили, — мягко улыбнулась глава рода, смотря на меня поистине материнским взором. — Ты позволишь тебя так называть?

Я выдержала ее взгляд, в котором под слоем патоки угадывалось стальное дно, и ответила:

— Предпочитаю полное имя, госпожа.

— Как скажешь, Лилиан, — благосклонно кивнула дроу с выражением вселенской терпимости на тонком лице. Словно тут детки проказничают и упорствуют в мелочах, а она мудро решила не спорить из-за ерунды… И что самое интересное: миг неловкого молчания, один укоризненный взгляд и едва слышный вздох — и я ощутила себя как раз той самой неразумной девочкой. Захотелось уважительно поклониться гранд-даме. Это же на каком уровне психологическая и ментальная подстройка идет? Влияния на разум я не ощущала, но это не отменяет возможности точечных ударов. Если ментальный маг очень искусный, то он может сменить настрой своего оппонента весьма быстро.

А еще я осознала одну важную вещь. Практически жизненно важную. Тут нельзя вступать в открытое противостояние. С ней — противопоказано. С моим личным Барабахом можно скандалить сколько хочется, с его матушкой и тетей тоже можно поиграть, а вот в присутствии Хариссы надо улыбаться и соглашаться, по возможности оставляя себе простор для маневров.

— Так о чем вы хотели побеседовать, гранд-леди?

— О том, что ты скоро должна войти в Лабиринт. И выйти оттуда уже с женихом.

— Должна? — вскинула бровку я. Ну надо же потрепыхаться для порядка, а то у паучихи закрадутся сомнения в том, что все идет как надо.

— Милая барышня, к сожалению, и правда должна, — с деланным сочувствием улыбнулась мне Харисса. — Выбора ни у тебя, кого провидение избрало для этой чести, ни у нас, кому поручено о тебе позаботиться, нет. Но могу порадовать. Отныне мы — твоя семья и родня в государстве дроу. Ты во всем можешь на нас положиться и рассчитывать!

Все три дамы расплылись в поистине крокодильих улыбках, которые они, видать, считали ласково-родственными. Мне стало дурно!

— В смысле родственники?! У меня свои есть!

— Конечно есть, — развела руками мама Сола. — Никто не заставляет тебя отказываться от кровной родни.

— Ладно, — я с нажимом помассировала виски. — Вернемся к насущному. Почему это я должна выходить замуж за указанных вами?

Последовала пространная речь, в ходе которой выяснилось, что конечно же я ничего и никому не должна и Барабахи хоть завтра могут меня отпустить и благословить именем Ллос вослед. Но проблема в том, что уйду я примерно до первого встречного дроу, которая или который с радостным воплем потащит меня к себе в дом и заявит, что моя родня теперь они. И замуж я все еще должна идти. Как понимаю — родне невесты тут потом полагаются всяческие плюшки.

Окинула взглядом безмятежных темных. Помогать мне не будут. Более того, если вспомнить угрозы Сола, отсюда я выйду или вприпрыжку рванув к Лабиринту с женихами, или вперед ногами по направлению к алтарю паучьей богини.

В общем — пока все как-то очень сложно и мозговыносительно. Надо подумать. А пока…

— Я поняла! — просияла совершенно глупейшей улыбкой.

— Что? — настороженно осведомились дроу, которые, видать, не ожидали от туповатенькой фейки такого быстрого просветления.

— Все! — радостно заверила их я. — Очень хочу замуж!

— Это хорошо… но а как же.. препятствия?

Это они про честь девичью?

— Мы все решим, — с подлейшей улыбочкой покосилась я на жреца, который нервно сглотнул, и с его лица наконец пропало отстраненное выражение. — Вот, господин Сол хвастался, что у него вариантов много!

— Сол? — требовательно взглянула на внучка гранд-бабушка.

— Ну… да.

— Отлично! — пожилая дама хлопнула в ладоши и поднялась. — До открытия Лабиринта месяц. За это время нужно подготовить Лилиан!

— Мы постараемся, — заверили ее мама и тетушка жреца.

— Вот и чудно! — Глава рода благосклонно кивнула и закончила: — А теперь позвольте вас покинуть. Хорошего вечера!

Из гостиной она выплыла аки черная лебедь. Я завистливо проводила взглядом статную фигуру и понадеялась, что в ее летах буду такой же.

Стоило гранд-даме покинуть помещение, как Сол отлепился от своей стены и тихо сказал:

— Мать, тетя… я думаю, что у вас много других дел.

— Но, сын… — начала было Шеришша.

— Моя леди, я настаиваю, — с нажимом произнес ну вот совершенно бесправный мужчина.

И сильные, волевые и умные женщины, представительницы матриархального строя кивнули и вышли из комнаты, оставляя меня наедине с жаждущим общения господином ту Эршем.

Тут я резко пожелала составить компанию даже паукам богини!

— Ну что… Лили, — зловеще начал Сол. — А теперь мы поговорим!

— О чем?

— О тебе и твоем долге перед новым семейством! — пафосно поведал мне жрец, который совершенно беспардонным образом рухнул на недавно покинутый главой рода диванчик. Порывшись в хламиде, дроу отыскал там тонкую трубку, которая больше подошла бы даме, чем массивному жрецу. Раскурил ее и выдохнул сизый дым.

— Я же говорю, — я невинно хлопнула ресницами. — Я готова!

Жрец подавился новой затяжкой. Он, конечно, был в курсе, что все в мире скоротечно, но не думал, что до такой степени.

— Ты… что?

— Готова, — расправила складочки юбки, глядя на него невиннейшим взглядом. — Но у меня есть одно маленькое условие.

— Кто бы сомневался, — проворчал жрец. — Слушаю.

— Даже два! — решила исправиться я, раз Барбах сегодня в хорошем расположении духа. Невзирая на то, что я его едва не изнасиловала двумя часами ранее…

— И?

— Мужчину я выберу сама, — поймав скептический голубой взгляд, поспешно добавила. — Обещаю особо не привередничать. И правда выбрать.

— Принято, — со вздохом согласился Сол. — Дальше?

— Раз мы выбираем… хм… исполнителя, скажем так, из домов определенного толка, я желаю видеть весь ассортимент на месте.

— Зачем?!

— Господин ту Эрш, — покраснев, я опустила взор и закончила полушепотом, — опасаюсь, что наши с вами вкусы на мужчин несколько разнятся.

Пауза.

Я очень старалась совершенно вульгарным образом не заржать. Феи — существа нежные и воздушные, нам ржать как-то совсем не комильфо.

Из ослабевших пальцев возмущенного темного падает трубка и с тихим стуком катится по полу. Слышу, как он разъяренно дышит и стискивает подлокотник. Надеюсь, не рвет зубами обивку — она дорогая. Я как-то даже начала радеть за сохранность имущества родственников!

— Что-о-о-о?! — бешеным зверем рыкнул наконец пришедший в себя дроу.

— Мне не понравился тот, кого вы выбрали, — с готовностью разъяснила и решила добить. — Я, конечно, понимаю, пассивная роль для мужчин в вашем обществе уже давно стала нормой, но мне такое не подходит.

— То есть ты подумала, что я мужиками интересуюсь?!

— Не стоит этого стесняться, — совершенно искренне и даже сочувствующе поведала я. — Все вполне понятно и естественно. И что вам… такие вот нравятся, тоже понятно и естественно. Открою секрет — они на женщин верхнего мира похожи. Может, вам их как-нибудь попробовать? Судя по тому, что было у нас с вами, все не так безнадежно, как мне вначале думалось!

Итак, что мы имеем?

А имеем мы одного злобного типа, которого обвинили в том, что он по своему полу специализируется. По идее, мне прямо сейчас, теряя штаны, должны рвануть доказывать мужскую состоятельность. Ну? Я выжидательно уставилась на Шваха.

Он по-прежнему давился дымом и не торопился нестись к маленькой фейке, теряя хламиду. М-да… досадненько. Но ничего! В конце концов, мама говорила мне, что нельзя верить женским романам!

С некоторым внутренним разочарованием я вернулась к прежней деловой теме.

— Второе условие.

— Да? — сипло спросил Сол.

Кажется, жрец только что в сотый раз пожалел, что в избранные ему досталась я, и мечтал поскорее отделаться от сомнительной чести. Стоит ли говорить, что не все мечты сбываются?

— Я хочу получше узнать нравы и обычаи дроу.

— Похвально.

— И я так считаю! — воодушевленно продолжила я, активно жестикулируя и изображая на мордашке крайнюю степень кукольности и кретинизма. — В конце концов, мне тут жить! Я хочу узнать город, осмотреть его… не только в прогулках до борделя и обратно.

— И?

— Вы и покажете!

— Нет!

— Да!

— А я говорю — нет! — господин ту Эрш наконец подорвался с дивана, но рванул не ко мне, а от меня. — Все, я устал от вас, милая фея! Еще больше общения просто не выдержу!

— А я говорю — да! — настаивала одна вредная фея.

— Лилиан! Я не знаю, что вы задумали, но нет!

— А как же род, честь и долг перед государством? — язвительно спросила я.

Лицо темного эльфа заметно погрустнело. Судя по всему, он и рад был отправить все эти метафизические понятия куда подальше, но не имел такой возможности.

— Я не желаю с вами общаться, противная фея, — честно заявил жрец.

Можно было бы напомнить, что совсем недавно он очень даже желал, причем совсем не общаться, но не стала усугублять ситуацию. Это мы ему потом припомним. Наедине. В аналогичной недавней ситуации.

А сейчас надо дожать! Ведь сбежит мой голубоглазый кошмарик и все. Меня же это не устраивало! Я четко осознала, что больше не хочу никаких светлых эльфов!
Этого хочу. Очень… Строптивый какой, а? И при всем этом — настоящий мужчина! Ему многие и в подметки не годятся! Но, увы, в данный момент этот настоящий мужчина хотел со всех ног сбежать от настоящей женщины в моем лице. В мои же планы это не входило.

В древние времена было проще. Изловчилась, скинула камень на беспечно идущего мужика — отволокла в пещеру и приручай не спеша! Теперь они стали хитрее!

— Сол, хватит упираться, — дружелюбно посоветовала несчастному я. — Сам ведь понимаешь, что я могу и до гранд-леди прогуляться с этими маленькими просьбами. Тогда мне тебя не просто вручат, но еще и подарочной ленточкой перевяжут. А тебя вдобавок озадачат списком идей, которые нужно насаждать в мою глупенькую, но, о счастье, крылатую персону. Лишние сложности, не находишь?

Впрочем, представив себе совершенно голого, но с ленточкой Сола, я подумала, что, может, и стоит сходить к Хариссе. Картинка получилась очень привлекательная.

— Это ты-то глупая?! Барракуда!

— Сам осел, — обиделась маленькая и нежная фейка.

Я встала, присела в реверансе и сказала:

— А теперь я вас покину. А вы пока составьте списки самых рейтинговых борделей города. Пойдем с визитами!

— Лилиан!

Я уже не слушала, пританцовывающей походкой двигаясь по коридору. Ай да я, да?

 

Я всегда хотела, чтобы мое утро началось с мужчины. Знаете ли, это чудесно, когда утро начинается с мужчины! Звучит — чудесно! А на деле некоторым фейкам надо не лениться и как-то детализировать картинку, а не отделываться абстрактным «утро-мужчина». В этом словосочетании видится горячее тело рядом, сильные руки, неторопливо скользящие по твоей разнеженной сном коже… Или слышится аромат свежего кофе и тихие шаги босых ног по паркету, а после ощущаешь, как кровать проседает под немалым весом и плеча касаются теплые пальцы.

В общем, в нашем воображении все очень радужно выглядит.

Завершающим аккордом просто обязана следовать фраза «Милая, просыпайся» и поцелуй… да куда-нибудь поцелуй, я не привередливая!

Повторюсь, что это — идеальная картина. Детализированная. Моя реальность не торопилась становиться совершенной.

Началось все хорошо.

Скрипнула дверь, и в комнате раздались приглушенные ковром тяжелые шаги, за которыми спешила более легкая поступь.

— Господин Сол, сюда нельзя!

— Да-а-а? — бархатным голосом протянул мой дроу, который пока еще не знал, что он мой. Сюрприз будет!

— Да, — запнувшись, подтвердила стражница.

— Но мы ведь никому не скажем, не так ли? — очень чувственным тоном протянул жрец.

Я нахмурилась, потому как мне не особо понравилось, что Барабах флиртует со служанкой. У меня же в спальне, между прочим!

— Да, не скажем.

— Вот и чудно. А сейчас иди…

Дверь тихо скрипнула и почти неслышно закрылась.

Я, не открывая глаз, широко улыбнулась и чуть пошевелилась, принимая позу попривлекательнее.

Сол здесь! В паре шагов от моей постели! На которой, между прочим, лежит привлекательная со всех сторон фея в одном пеньюаре, мало что скрывающем.

Ой, что будет!

Не утерпев, я приоткрыла один глаз и скосила его на стоящего возле моего ложа жреца. Надеюсь, что ресницы достаточно длинные и прикрывают  то, что я подглядываю.

Мужчина стоял, сложив руки на груди и задумчиво глядя на меня. М-да… скользнула взглядом по фигуре дроу. В данный момент он не торопился ощупывать меня жаждущим взором и срывать с себя одежду. Впрочем, я уже поняла, что не надо в этом случае ждать такой легкой победы. Но помечтать же можно?

Темный Эльф тихо вздохнул и сделал шаг вперед. Я быстро зажмурилась и подавила дрожь в теле. Все же оно не всегда подчиняется разуму. А воображение совершенно провокационно рисовало в голове разнообразные варианты дальнейшего развития событий. Сплошь неприличные, как можно догадаться.

Я уже дошла до того момента, как полуобнаженный Сол срывает с меня пеньюар, когда над головой раздался властный голос:

— Лия, вставай!

Я и не подумала. Томно, не открывая глаз, потянулась… ощущая, как ворот сорочки ползет все ниже и кружева задерживаются на острой вершинке одной из грудей, теперь прикрывая ее чисто символически.

Я улыбнулась и выдохнула:

— И тебе доброе утро. А вставать… не хочу.

— Точно? — деловито уточнил темный.

— Да-а-а, — мурлыкнула я. — Но ты можешь присоединиться…

— Это вряд ли, — ледяным голосом сообщили мне. — Спать в мокрых кроватях я не люблю.

Что? Я потрясенно открыла глаза и даже успела приподняться на локтях. И во всей красе застать момент, когда дроу с самым злодейским выражением мужественной физиономии опрокинул надо мной кувшин с водой.

Комната содрогнулась от дикого визга. Захлопали двери, послышались голоса и топот сапог, а через несколько секунд в моей спальне появилось несколько вооруженных до зубов стражниц, которые с диким выражением лиц и фиолетовых глаз оглядывались по сторонам. Слазили под кровать, сбегали в ванну, никого не нашли и выжидательно уставились на занимательную композицию «мокрая фея на кровати и хозяин дома с кувшином в руке».

Темный терпеливо подождал, пока у меня закончится воздух, и вставил:

— Зачем же так громко выражать свою радость по поводу чудесного утра, барышня?

Одна из девушек поправила перевязь с ножнами и, шагнув вперед, щелкнула каблуками и спросила:

— Все хорошо?

— Да, — хрипло буркнула я, зябко обхватывая себя руками за плечи.

— Ага… — протянула стражница. — А зачем тогда кричали?

— Солнце приветствовала, — проворчала я, выбираясь из отсыревшего одеяла. — У нас, фей, так принято, знаете ли.

— Ага… — повторилась все та же стражница. — И часто принято? А то раньше не вопили.

— Как настроение найдет солнце поприветствовать, — рявкнула я и схватила халат со спинки кресла. — А теперь все вон, будьте так любезны!

Дроу поклонились, развернулись и, почти маршируя, скрылись за дверьми. Вот это я понимаю — военные! Молодцы! Разумеется, жрец и не подумал так же организованно свалить и сейчас стоял, улыбался и, судя по всему, чувствовал себя совершенно счастливым.

Я не выдержала.

— А вам дополнительное приглашение на выход требуется?! — я нервным движением запахнула халат и попыталась завязать поясок. Выходило плохо. Ручки тряслись, тело дрожало от холода, прохладные струйки воды стекали с волос за шиворот и этим добавляли «приятных»  ощущений.

— М-м-м… милая Лия, — очень мягким и нежным голосом начал дроу.

— Что? — перепуганно уточнила я.

Пугает он меня сегодня. Вот прямо с утра и пугает. Где мой родной, скромный, милый, слегка туповатенький Барабах?! Что это за зверство ехидное скалится в любезной улыбке?! Не знаю, где жрец ухитрился растерять всю свою стеснительность, но сегодня ее как не бывало.

— Дорогая Лилиан, я счастлив видеть вас в это прекрасное…

— Хватит мне угрожать! — решительно заявила я и вернулась к неуступчивым завязкам. — Можно уже и к теме перейти!

— Предлагаете пропустить вступление из патоки? — вскинул светлую бровь темный эльф.

— Предлагаю для начала разъяснить, что вы тут делаете.

— Выполняю ваши желания, крылатая леди, — склонился в галантном поклоне жрец. — Что еще может делать моя скромная персона?

Издеваться над несчастной крылатой леди? Может, умеет, практикует…

— Когда это я желала ледяной душ в постель?!

— Данный экспромт — моя инициатива. Насколько я помню, феи всегда были поклонниками здорового образа жизни. Закалка, витамины… моржевание!

Мерзавец. Причем мстительный мерзавец. Это я осознала, глядя в голубые глаза напротив, в которых светилось обещание незабываемых дней впереди.

А я… наверное, я ненормальная. Потому что мне это даже понравилось! Воодушевило! Играть с тем, кто играет с тобой… ммм… это добавляет пикантности. Выводит эмоции на новый уровень. Добавляет остроты противостоянию. В общем, новый избранник нравился мне все больше и больше!

Умный дроу. Сильный дроу. Хитрый дроу. Какая прелесть, не так ли?

Я ответила ему почти зеркальным отражением его усмешки и, накрутив на палец мокрую прядку волос, согласилась:

— Да, мой народ и правда любит все вами перечисленное. Но без фанатизма и не в качестве сюрпризов. Прошу учитывать это в дальнейшем, когда станете делать мне… подарки, дорогой Сол.

Уголок рта одного хитрого и умного недовольно дернулся.

Я улыбнулась и, махнув рукой, прошествовала мимо него со словами:

— А сейчас я вынуждена вас покинуть, раз вы не торопитесь оставить барышню одну.

Завязки халата разошлись под моими руками еще до того, как я достигла двери ванной комнаты. Он медленно сполз с плеч, а после и с рук и наконец остался лежать на полу лазурно-голубой шелковой лужицей.

Я застыла в дверях, изогнувшись и запустив одну руку в волосы. Приподнимая тяжелую гриву, обнажая шею по которой неторопливо катилась капля. Провела по ней пальцами, размазывая по коже, и поблагодарила, кинув на закаменевшего мужчину лукавый взгляд:

— Спасибо за побудку… уважаемый жрец.

— Всегда пожалуйста, крылатая леди, — глухо ответил эльф.

Я лишь кивнула и сделала несколько шагов вперед. Шнуровка пеньюара быстро поддалась моим рукам. Миг — и я стояла обнаженная.

Дверь я закрывать не стала. Как и оборачиваться. Я не знала, там он или уже ушел. Не знала… не догадывалась… и даже не понимала, а хочу ли я этого. Эх, пошла я в купальню. Надо согреться. А то от нежданного моржевания и заболеть можно!

 

В спальне раздались торопливо удаляющиеся шаги, и поистине оглушительно хлопнула входная дверь, отрезая меня от Сола ту Эрша.

Я довольно улыбнулась и запрокинула голову, подставляя лицо под тугие струи горячей воды.

Мы еще поиграем, дорогой жрец. Поиграем.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *