Лабиринт для темной феи 1. Глава 18

Глава 18

 

Я лежала, закинув одну ногу на бедра Сола, и водила пальцем по широкой груди мужчины. По телу разливалась нега, смешанная с томностью. Шевелиться желания не было вообще, а хотелось вот так лежать до бесконечности, и чтобы ничего не нарушало момент.

Сол обнимал меня за плечи, рассеянно скользя пальцами по плечам, шее, временами зарываясь в волосы. Было хор-р-рошо. Безумно, невероятно, потрясающе хорошо.

– Мр-р-р… – томно протянула я, изгибаясь всем телом и чуть царапнув ноготками мужчину.

– Р-р-р, – ответил он, разворачивая мою голову и накрывая губы поцелуем. Прикусил нижнюю, зализал укус и углубил прикосновение, на этот раз нежно и томно. Когда оторвался от меня, спросил: – Так ты фея или пантера?

– Я женщина, – лукаво прищурилась в ответ. – Более того, я женщина, которая сейчас в постели с желанным мужчиной.

– То есть пантерка, – резюмировал Сол и вновь потянулся ко мне, накрывая своим телом.

Я сомкнула руки на его шее, закрыла глаза и отдалась во власть моего темного эльфа. Изгибаясь, урча, царапаясь… в общем, доказывая, что я и правда пантерка. Его пантерка.

 

Когда мы отдышались, – к тому времени лично я уже смогла думать о чем-то еще, кроме того, что он рядом, я соскучилась, а ночь коротка, – то нас потянуло на разговоры.

– Как устроились?

– Тебе версию официальную? Или конфиденциальную?

– Давай обе! – хихикнула в ответ, перевернулась на живот и изобразила, что трепетно внимаю.

– Ну, хорошо. – Сол подтянулся на постели повыше, закинул руки за голову и, иронично покосившись на меня, торжественно изрек: – Дорогая леди Лилиан, я безумно рад, что вы проявили внимание. Гостеприимство вашего дома оставило неизгладимый след в нашей памяти. Каждая минута общения с вашими как живыми, так и почившими родственниками вселяет радость в мое сердце.

– Пафосно!

– Не придирайся, – с легким осуждением в голосе и со смехом в глазах попросил Сол.

– Ну, хорошо, – милостиво согласилась я и исправилась: – Торжественность ваших речей не оставила меня равнодушной.

– То-то же, – настолько самодовольно сказал господин ту Эрш, что мне захотелось его стукнуть. Подушкой.

– А что там с конфиденциальной версией?

– Собственно, почти то же, что и с официальной. Гостеприимство вашего дома реально забыть непросто. Родственники у тебя, дорогая, тоже один другого краше. Твой драгоценный папенька устроил такой допрос, что я понял, за что его Шипом назвали в свое время. Чрезвычайно дотошный и доставучий тип. Вернувшись в свои апартаменты после беседы с ним, я решил искупаться. Ровно в тот самый момент, когда я голый стоял возле ванны, готовясь в нее залезть, в комнате медленно проявилось бурчащее привидение, кстати, очень на тебя похожее. Оно мне поведало, что скорбит по моему моральному облику, хотя его весьма восхищает физический. Также я узнал, что порядочным мужчинам непременно стоит купаться в специальных сорочках, дабы не смутить возможных наблюдателей. Когда я резонно возразил, что если наблюдатели не хотят смущаться, то не стоит подсматривать за честными дроу в ванной. Уважаемую леди это не смутило. Она заявила, что, пока я в ее доме и в ее половине замка, буду вынужден соблюдать ее нормы.

– А ты? – с любопытством спросила я.

– А я подробно объяснил, где я видел как эти нормы, так и саму леди Беррин. Она оскорбилась, но пообещала вернуться. С сорочкой.

– Да, неласково ты встретил нашу достопримечательность.

– Это еще кто кого! И вообще, дорогая Лил, надо заметить, ваше сходство с призрачной покойницей меня не радует. Недаром же бытует мнение: «Хочешь посмотреть на то, какой будет твоя девушка в зрелости, взгляни на ее маму».

– Чем тебе не нравится моя мама?!

– Мама нравится всем! Очень интересная и мудрая дама. А вот достопочтенная пра-пра-бабушка внушает большие опасения! Вдруг ты в нее?

– Точно. Заем тебя нотациями. Обяжу купаться в сорочке и читать молитву перед едой.

– Лил, ты слишком быстро начала раскидываться женихами. У тебя нас не настолько много, чтобы, не захомутав, так жестоко обращаться.

– Жестоко, говоришь? – Я усмехнулась и начала медленно сползать по телу мужчины вниз. – Правда, жестоко?

– Оу-у-у… – протянул Сол спустя полминуты. – Ну… может быть, я немного неверно выразился.

– Немного? – Я остановилась.

– Я был неправ! – тотчас исправился дроу и, запустив ладонь в мои волосы, снова притянул к своим бедрам. – Продолжай…

Стоит ли говорить, что и следующие два часа мы потеряли?

 

Я сидела на подоконнике, завернутая в одну простыню, и болтала ногами. Сол в одних свободных штанах сидел в полутора метрах от меня, опираясь на стену, и задумчиво смотрел вниз. Между нами стояло блюдо с виноградом, которое я притянула к себе и постепенно ощипывала кисточку.

На горизонте светлело небо, растворяя полночную синеву, разбавляя ее, превращая цвет в лазурно-голубой. Звезды тускнели.

– Рассвет… – протянула, замерев с очередной виноградиной в руках. – Знаешь, я хотела его встретить.

– Вот видишь, как удачно я пришел, – усмехнулся дроу. – Если бы не я, ты бы наверняка проспала.

– Не факт, – покачала головой в ответ и, еще чуть-чуть помолчав, спросила: – Сол… а что дальше?

– О чем ты?

Я молчала почти минуту и наконец беспомощно развела руками:

– Сложно сформулировать. О нас? О том, что будет… после.

Слово «замужество» оказалось неожиданно сложным для произношения.

– Есть ли жизнь после свадьбы? – сыронизировал темный эльф.

– Что-то в этом роде.

Он подался вперед, пристально глядя на меня, и неожиданно спросил:

– А чего ты хочешь, Лили?

– Я? – Даже растерялась, не ожидая такого вопроса. – Как это я? Нам же, вроде как, в Сарташ придется вернуться.

– Вообще как раз нежелательно, – хмыкнул темный эльф. – Года три точно, пока все не уляжется. Если ты помнишь, я оставил с носом обоих принцев, а потом еще и упустил тебя.

– Разве, если ты со мной вернешься, это не искупит вину?

– Искупит. И тебе тотчас попытаются навязать второго мужа, а со временем устранить первого. Хочешь?

– Нет, конечно! – Я судорожно помотала головой, в ужасе от таких перспектив. – Но… тогда что?

– Потому я и спрашиваю, что хочешь ты, Лил. По сути, мы на пороге новой жизни. Хотя да, теперь у твоего жениха нет поддержки семьи и народа. Но я по-прежнему весьма состоятелен, так что нуждаться мы ни в чем не будем. – Жрец немного поразмыслил и дополнил: – И дети тоже, если редкостно тупить не будут.

– Дети?! – с ужасом выдохнула я.

– Не скоро! – с аналогичными эмоциями ответствовал Сол. – Но согласись, глупо про это совсем уж не думать.

– Ну да, – мигом успокоилась я и даже потянулась за очередной кисточкой. – То есть… получается, мы можем поехать туда, куда хочется?

– Правильно. Где ты мечтала побывать после того, как станешь свободной феей? Чем заниматься?

– Так далеко я не заходила, – хихикнула в ответ. – Но меня всегда привлекала архитектура.

– Если будет интересно, можешь заняться одним из направлений моего дела, – неожиданно сказал господин ту Эрш.

– А что за направление? – заинтересовалась я.

– Слышала про компанию «Лабиринт»?

– Конечно! Это же ведущие специалисты на строительном рынке! Так получается… это твое?!

– Мое, – «скромно» кивнул Сол. – Мне подарили это к тому времени захиревшее дело на первое совершеннолетие.

– А сейчас «Лабиринт» – лидеры…

– У меня хорошие управляющие, – хитро усмехнулся дроу. – Ну, и я сам немало вложил в это сначала. От предка достались способности, не иначе. Кстати, «Лабиринт» – это его детище, переживавшее рассвет при его жизни и почти загнувшееся в последующие поколения.

Я молча доедала виноград, думая о том, что с тем, что денег хватит и детям, Сол явно поскромничал. Внукам, родственникам и даже Заррину выделить можно. Хотя все, что я хотела бы выделить инквизитору, – это место на семейном кладбище. И то не факт.

– Интересное у вас семейство все же.

– Со всех сторон.

– Слушай, Сол… Ты же верховный жрец Ллос. Разве ваша братия покидает свой высокий пост иначе как вперед ногами?

– Обычно нет, но я сложил с себя жреческий сан. К счастью, у нас с Ллос особые отношения, а потому она мне это позволила. Конечно, все имеет свою цену, но об этом потом.

– Какую это цену? – Я подозрительно прищурилась, в красках вообразив себе то, как мой дорогой женишок через десяток лет торжественно отбудет на ритуальное съедение, ибо обещался. Или, что еще хуже, пообещал богине одного из не родившихся отпрысков.

Все свои мысли я тотчас поведала господину ту Эршу. Он только возмущенно фыркнул и заверил меня, что детьми не торгует, а тем более не родившимися. Как-то нехорошо обещать то, чего еще нет, а вдруг и не будет. Получится: обманул Богиню. Меня такой циничный подход немного обескуражил. Вот делец! Детей гипотетических ему не жалко, а вот сорванной сделки жалко!

– Ну, дорогой… – Я эмоционально изложила все, о чем думала.

– Во-первых, ты не права. Я буду жив, здоров и весь твой, не переживай. А что касается некоторого цинизма… У меня за плечами богатый жизненный опыт, потому такой подход в чем-то неудивителен.

Я вздохнула и решила не продолжать полемику.

Сол встал, подошел ко мне и, обняв за плечи, положил подбородок на макушку.

Рассвет мы встретили в тишине.

День медленно занимался над миром, и в этот момент как никогда хотелось верить, что в итоге все будет хорошо.

 

В следующий раз мы встретились уже за завтраком.

Он прошел хорошо, мило, даже в какой-то степени по-семейному.

Минус был один. Заррин перестал молчать. Вернее, минусов было даже два! Вита стала комментировать выпады красноглазого, потому к окончанию завтрака мы сидели, с интересом слушая язвительную пикировку темного эльфа и юной темной феи. Я даже не знаю, кого из них мне было больше жалко. Наверное, все же Заррина, ведь это ему все выступающее оторвут в случае чего.

Уже за чаем отец пригласил дорогих гостей составить ему компанию на конной прогулке после завтрака. У гостей не было вариантов, так что они с радостью согласились. Перед отъездом мой добрый папа отозвал меня в сторонку и спросил:

– Ты не передумала?

– Нет, – сухо отозвалась я. – Потому верни мне их здоровых! Как физически, так и психически.

– Какое нужное уточнение, – вздохнул папочка, застегивая кожаные перчатки и оценивающе глядя во внутренний двор, где как раз ожидали его наши гости.

– Па-а-а-а-па-а-а!

– Да понял я, – тоскливо вздохнул он. – Ну вот, не даешь отцу развлечься.

– Да веселись, сколько хочешь, – щедро разрешила я. – Но в рамках!

Как потом я поняла, эта широта души была излишней, потому как они не  вернулись в обед и даже к ужину не приехали. Уже в ночи во дворе раздался стук копыт, и все кинулись туда. Слуги, мама, Вита – все мы. Приехавшая троица была грязной, уставшей, но целой и невредимой. Папочка просто искрился радостью и самодовольством.

– Дорогая! – воскликнул он, подходя к маме. – Помнишь, нам жаловались, что в южных болотах нечисть шалит?

– Ну, – осторожно кивнула она.

– Так вот, больше не шалит!

Я покосилась на Сола и Зааррина, которые мрачно и в упор смотрели на отца. Тот широким шагом и с не менее широкой улыбкой подошел к ним, сердечно потряс вынуждено протянутые ладони, приговаривая:

– Что бы я без вас делал!

– Да вы, собственно, ничего и не делали, когда в гнездовье виверн нас привели! – не удержался Заррин. – Наколдовали обережный круг, в нем столик, стул, коньяк с закуской и смотрели, как мы расправляемся с гнездовьем.

– Папа! – возмущенно выдохнула я.

– Доча! – не менее возмущенно ответил он. – Не перечь отцу! И не смотри на меня таким взглядом.

– Вообще реально жестковато, – кивнула Вита. – А если бы они их покусали?

– Так покусали! – совсем уж счастливо сообщил родитель. – А вообще, девочки, что б вы понимали в смотринах… Зато теперь я знаю, что наш жених хорошо работает как один, так и в команде, отличный маг и неплохой целитель. Кстати, дорогая, подлечи их, а? А то до утра не дотянут.

Сол только вздохнул и почти попросил:

– Только призрака вашего уберите, а? Я решительно оказываюсь спать в пижаме и колпаке, какими бы мягкими и модными они ни были. Меня даже не прельщают нарисованные там незабудочки. Ваша достопочтенная поборница морали и приличий… утомила.

– Это тебе незабудочки предлагали, – мрачно добавил Зар. – Мне – медвежат. И она решительно отвергла мою кандидатуру на спальные штаны.

– Те самые, с картинками смертных мук? Так неудивительно!

Я только закатила глаза, поняв, что дроу не пострадали. Да, как я и просила папу, вернул их в полной комплектации, а то, что они не совсем нормальные, так это еще до него было…

Мама с отцом удалялись по коридору, и я расслышала фразу:

– Дорогая, это же можно за несколько дней все давно накопившиеся проблемы решить! Помнишь, я говорил про разбойников на Западном Тракте?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *