Лабиринт для темной феи 1. Глава 15

Глава 15

 

Два дня спустя.

Скрип-скрип… скрип-скрип… скрип-скрип…

Я мерно раскачивалась на качелях, обвитых плющом, и задумчиво смотрела в небо. Ночь – хорошее время для темной феи.

Небо было чистое, звезды мягко сияли на небосклоне, в зените стояла полная луна, затапливая сад серебром.

Думы у меня были самые мрачные.

Я перехитрила сама себя. Все получилось так, как я и хотела. Родители получили мое послание, догадались проверить чернила и послали подмогу, которая и притащила меня в отчий дом.

Так что я снова госпожа, а не бесправная избранная. И Тут я свободна в выборе и в своем праве. Тут мое слово – закон.

Тут даже есть мужчина, от которого меня, собственно, и уволок Сол совсем недавно.

Так почему же мне грустно?

Я вздохнула. Ведь все изменилось! Я сейчас хочу к Солу, а не… а не… а не все вот это!

В унисон моим мыслям в саду раздался перебор струн, и низкий голос затянул на один манер:

– М-м-м…

Я вздрогнула и едва не свалилась с качелей, панически озираясь. В голове бегала и спотыкалась одна мысль: «Это что вообще такое?»

«Такое» медленно и торжественно надвигалось на меня из темноты, терзая лютню и завывая на одной ноте что-то про лилии.

А, это мое имя. Да, у мужика проблемы с дикцией.

Стоит ли говорить, что надежда на то, что это Сол как-то пробрался в защищенный сад, померла, толком и не родившись?

А тем временем менестрель добрался до полянки, и я с досадой отметила платиновые волосы и светлую кожу Дана.

– Ну и? – неласково спросила у эльфа, давая понять, что он слегка не вовремя.

Да и вообще, КАК можно прийтись к месту, приперевшись в час ночи в личный сад темной феи?! Неужели непонятно, что я тут желаю думать о прошлом и предаваться унынию вместе с размышлениями о будущем? В такие моменты девушке мешать чревато – вполне может прилететь что-то не очень приятное.

А свидания я ему не назначала. Мы вообще даже толком пообщаться не успели, потому что стоило выйти из портала, как светлый с рук на руки сдал меня родителям и благородно удалился, дабы не мешать теплой родственной встрече.

Но вернемся в суровую реальность.

– Лили… – снова мурлыкнул светлый эльф, тронув струны лютни. – Твоя красота в лунном свете еще более пленительна, чем в объятиях лучей дневного светила.

А пафоса-то, пафоса…

– Что ты тут делаешь? И главное, как сюда попал?! Сад закрыт от посторонних.

– Ну, так я же тебе не посторонний. – Лютня вновь замурлыкала под длинными чуткими пальцами. – Милая, я хочу спеть тебе.

– Прости, но я не хочу слушать, – решительно заявила в ответ, чтобы сразу пресечь грядущую серенаду.

Несколько секунд эльф стоял в замешательстве, после чего пожал плечами и, пройдя вперед, сел на качели.

– Что-то случилось?

Я вздохнула и опустилась обратно на свое место. Все же с Даном у нас всегда были взаимные симпатии и неплохие отношения. Так что он заслуживает определенной доли откровенности.

– Да, кое-что случилось.

– Я слышал, что темные эльфы – звери, но не думал, что они посмеют так сильно обидеть юную девушку, да еще и избранную.

Я почему-то вспомнила, каким именно зверем был Сол, когда впервые позволил себе что-то выходящее за рамки джентльменского поведения, и даже покраснела.

– Нет, Дан, я в порядке. Просто… сам понимаешь, это время было для меня испытанием. И мы после такого меняемся. Ценности, предпочтения… цели, в конце концов. И желания. Я уже не хочу того, чего хотела раньше.

Не сказанное «Не хочу тебя» повисло в воздухе, но эльф его уловил.

– Ты изменилась, Лили. Сильно.

Я только пожала плечами. Да, эльф знал, о чем говорил. Все же мы были знакомы уже год и за этот срок достаточно узнали друг о друге. Но вовсе не как друзья. Что у меня на этого мужчину, что у него на меня, всегда были планы совсем другого рода.

Хотя, если по совести… рано говорить о Дане как о мужчине. Молодой эльф, парень… но не мужчина. Мужчиной был Сол. Я снова загрустила. Демоны, а ведь счастье было так близко и так возможно.

– Лили-и-и? – Дан потянул меня за темный локон, выбившийся из прически. – Не грусти. Если хочешь, скажи, кто конкретно тебя там обижал, и я найду способ отомстить гадам по полной.

Я даже восхитилась непосредственностью моего светлого рыцаря и мысленно прикинула, на кого его можно натравить. Вспоминался только Заррин, но ему хотелось отомстить лично. С чувством, смаком, расстановкой и ни в коем случае не до смерти. Не ощущала в себе достаточной решимости и обиды, чтобы лишить мир этого потрясающего по своей наглости индивида.

– Нет, Дан, никому мстить не надо. Лучше скажи, как ты сюда попал? Сад же зачарованный.

– Твой отец выдал пропуск.

– На каком это основании? – подозрительно прищурилась я и, заметив, что эльф отвернулся, схватила его за ухо, чтобы, как следует дернув, прошипеть: – А ну признавайся, что вы там с батюшкой нарешали?

Уши у эльфов чувствительные. Притом не только в интимно-эротическом аспекте. Вернее, и в нем тоже, но это смотря как дернуть. А я сейчас тянула так, что удовольствие тут мог получить только мазохист. Дан, разумеется, мазохистом не был, а потому…

– А-а-ай! – взвыл светлый. – Отпусти-и-и, поганка! Все расскажу и без таких варварских методов!

– Слушаю. – Я моментально выпрямилась, расправила платьице и требовательно уставилась на остроухого.

– После того как тебя разместили и усыпили, чтобы ты отдохнула, мы с твоим отцом побеседовали и обменялись впечатлениями. Судя по тому, что твоя сила возросла, надобности в ритуале больше нет. Но также это значит, что мне вовсе не обязательно уходить из твоей жизни, ведь обычно феи не выходят замуж за своего первого мужчину и вообще стараются с ним не видеться. Но сейчас все иначе. И я решился попросить позволения за тобой ухаживать, чтобы помочь прийти в себя после плена у дроу, а также стать другом, возлюбленным, а возможно, и мужем.

Я нервно дернула манжет платья и с силой сцепила пальцы на своем же запястье, мысленно представляя на этом месте шею папеньки или Дана. Заговорщики нашлись! Второй раз ситуация «без меня меня женили»! Некоторым может показаться, что моя злость иррациональна, но это не так. Знаю я такие договора! Девушка сама не заметит, как окажется помолвлена! Все же неудобно быть не рядовой феей, а наследницей двух объединенных кланов. Больно лакомый кусочек, чтобы спокойно выпустить его из рук. И Дана не смущает, что в клане он будет на вторых ролях. Лучше быть большой лягушкой в маленьком болоте, чем надцатым наследником какого-то куска земли в эльфийском лесу. У рода Дана есть только древность и знатность, больше ничего.

– Я все понял, – не дождавшись от меня комментариев ситуации, первым выдал эльф. – Замуж ты за меня не хочешь.

Я провернула на пальце перстень, надетый Солом, и кивнула:

– Верно. Так что, если мы хотим сохранить все хорошее, что было, оставь свои амбициозные планы. Я понимаю, почему они родились, но все равно оставь.

В общем, его действительно не в чем винить. До того как меня умыкнул один предприимчивый дроу и каким-то непонятным образом пробрался в мое сердце, я была слегка влюблена в назначенного мне эльфа.

– И да, рассказывай, что там еще папа тебе поведал. Какие у него планы на вернувшуюся дочь?

– Лили, ты же знаешь своего отца. Он рассказал только ту часть, где планировал использовать меня. И не гарантия, что даже эта информация истинная.

Я только хмыкнула, с невольным восхищением вспомнив отца. Недаром именно он контролировал силовые структуры нашего клана. Они с мамой счастливое исключение под названием «удачный брак по расчету».

– Ладно. – Я встала и, смерив блондина пристальным взглядом, все же наклонилась и чмокнула его в щеку. – Выход сам найдешь, надеюсь?

– Конечно. – Эльф взъерошил волосы и сказал: – Знаешь… а жаль.

Я поняла, что он о нашей с ним не сложившейся ни личной, ни брачной жизни, и ответила:

– А мне нет, Дан. Все идет так, как идет. И значит, твоя судьба за ближайшим поворотом, и связь со мной была бы ошибкой.

И я, не оборачиваясь, поспешила по дорожке к дому.

Если честно, то эта беседа оставила какой-то странный привкус. Непонятный. Мне было неловко и неуютно, но я не жалела ни о чем и, если бы выдалась возможность, повторила бы все, что сказала. Разве что более четко и точно. Ох, видимо, это всеобщий бич: про себя проигрывать разговоры после их завершения и думать, насколько более четко и красиво можно было облечь свои мысли в слова.

Но сейчас надо подумать о том, что я узнала от светлого эльфа.

Отец, как и всегда, планирует очередную дико выгодную клану и не вредящую дочке комбинацию. Ну, по его мнению, разумеется.

В очередной раз придется говорить с родителем о том, что сейчас не время упрочивать положение рода за счет выгодного брака одной темной фейки. Слава Луне, он у меня прислушивается к потомкам и не давит авторитетом. Да и судя по кандидатуре, проблем не будет. Скорее всего Дан рассматривался отцом чисто с точки зрения «почему бы и нет».

С этими мыслями я добралась до своей комнаты и несколько минут задумчиво смотрела на темное небо. Рассвет через несколько часов. Может, стоит дождаться? Я так давно не видела, как встает солнце…

А еще… Я снова покосилась на кольцо дроу. Отец, когда снимал браслеты, сковывающие магию, не обратил на перстень никакого внимания, словно его и не было вовсе. Что это за чары такие интересные?

Надо завтра поговорить с родителями! Вернее, сначала с мамой, а потом уже с обоими. Папу следует подготовить к тому, что его любимая дочурка желает свалить обратно в королевство дроу. Хотя бы для того, чтобы накостылять по физиономии одному гаду, если он не явится за ней на поверхность! Нельзя так просто выиграть темную фею в Лабиринте и потом от нее отказаться!

Я решительно задернула шторы и направилась к большой кровати с четкой мыслью, что утро вечера мудренее… даже если утро ближе вечера.

 

На следующий день сразу после завтрака, на котором не застала семью из-за того, что поздно встала, я пошла в любимую мамину оранжерею.

Являться туда без подготовки было бы шагом ошибочным, поэтому я сначала зашла в подсобное помещение и натянула комбинезон из плотного материала, пропитанного специальным составом, а также надела защитные очки и маску. И в таком боевом виде осторожно приоткрыла металлическую дверь, за которой был… рай. Солнце пробивалось сквозь стеклянный купол из особо прочного материала и играло на свежей зелени, где-то вдалеке журчала вода, слышалось пение. Я пошла на звук. Вокруг красота. Распустились почти все цветы, и сейчас бутоны радовали яркими красками и дивными ароматами, которые пробивались даже сквозь маску и дурманили разум. Я поплотнее натянула респиратор и двинулась дальше, на звук голоса.

Ох уж эти местные растения! У меня иногда такое ощущение, что они переползают с места на место или специально располагают стебли так, чтобы было неудобно идти.

Через несколько минут я раздвинула ветки очередного вставшего на пути кустарника и выглянула на полянку возле небольшого пруда с водопадом.

В центре кружилась пухленькая брюнетка. Уже не юна, но все еще красива, несмотря на округлые формы, которые, впрочем, не мешали ей порхать легко и задорно. Тонкое платье льнуло к телу, а босые ноги едва касались травы.

– Мам! – крикнула я, пытаясь отцепить ветку колючего куста от своей одежды и размотать нежданно упавшую на плечо лиану, которая тотчас попыталась обвиться вокруг шеи. – Мам, убери свой цветник!

Фея порывисто обернулась и, радостно улыбнувшись, воскликнула:

– Лили, малышка!

Щелчок пальцев – и куст волшебным образом отцепился, а лиана безвольно сползла по одежде на землю. Я неприязненно пихнула ногой зеленый жгут и пошла к родительнице.

– И снова здравствуй, – улыбнулась я.

– Проходи, проходи. – Мама засуетилась, и по мановению ее руки из чащи к нам метнулся какой-то клубок лиан, который, подчиняясь воле феи, спустя несколько секунд принял форму небольшого диванчика. Даже с подушками.

Итак, прошу любить и жаловать мою матушку – леди Лисавету. Темную цветочную фею, специализирующуюся на особо опасных растениях.

– Лили, детка, уже можно снять с себя защитную форму. Сегодня чудесный жаркий день, так что вовсе не обязательно в ней париться.

– Рядом с тобой – да, – согласилась я, с опаской снимая сначала очки, а потом респиратор. – Но до тебя еще добраться надо по этим джунглям разной степени плотоядности.

– Не обижай малышек. – Мама любовно провела ладонью по сплетенным из молодой лозы подлокотникам дивана. – Они не все питаются живой плотью. Некоторые падалью, другие ничем не отличаются от обычных растений. В плане питания, разумеется.

– Я не обижаю, я разумно опасаюсь, – возразила в ответ. – Ты сама с детства нас приучала к тому, что мамина работа опасна и чем грозят пренебрежения правилами безопасности.

– Но теперь-то ты не маленькая! – Меня потрепали по голове и, неожиданно сменив тему, повелели: – Рассказывай.

Я только тяжело вздохнула, столкнувшись с тем, что рассказать-то очень хочется, но вот не знаю, с чего начать.

– Мам, я влюбилась.

Да, вот так, с тяжелой артиллерии.

– О как! – вскинула бровь собеседница. – Начало уже интересное.

– Он – мой первый мужчина, – решила я добить родительницу.

– Что?! М-да, а вот это хуже. Это практически «плохо». Лил, как тебя вообще угораздило?

– Да вот так.

– Детка, ты же понимаешь, что традиции на пустом месте не появляются? Неспроста феи, как могут, избегают своего первого мужчину и тем более не строят с ним семью. Поэтому для ритуала и выбирается исключительно эпизодический мужчина, который потом тихо и мирно исчезнет из жизни феи и не принесет ей дополнительных проблем. Что поделать, любая женщина привязывается к своему первому, но у нас это многократно сильнее, потому как идет еще и магическое запечатление. Кстати, он маг?

– Да, – грустно созналась я, ощущая себя совсем уж дурой.

– Молодец, – чрезвычайно скептическим тоном отозвалась матушка.

– А что с того, что он маг? – вопросила неосведомленная я.

– Привязка становится еще сильнее. Правда, она взаимная, уже плюс. Совсем уж мерзким гадом твой избранник быть не должен. С тобой. А теперь расскажи мне, милая, где ты в подземельях темных эльфов ухитрилась найти мага-мужчину? И как уломала его на предмет переспать. Они же там… слабохарактерные и фанатично преданные делу величия дроу. Плотские радости их не особо интересуют.

– Ну, я же в Сарташе была. Город магов как-никак, еще и единственный, где мужчины не заглядывают в рот высоким леди, но и сами думать пытаются.

– Угу… то есть у нас думающий маг-дроу. Какого рода?

– Швах-Барбах, – потупившись, созналась я.

– Хм… но там же их всего два более-менее подходящего возраста: один – верховный жрец, а второй – инквизитор. Кандидатуры одна другой краше. Лилиан… который?!

– Жрец.

– ..! – эмоционально высказалась мама, которая обычно не прибегала к национальному фейскому жаргону, но тут, видать, такой случай, что было не удержаться.

– Вот, – грустно прокомментировала я. – Итого – я влюбилась в верховного жреца Ллос, который прошел ради меня Лабиринт и даже успел нацепить колечко, но потом пришел Дан, и счастливый конец не состоялся по техническим причинам.

– Мне кажется или ты этим недовольна?

– Как я могу быть довольна тем, что меня украли из рук любимого мужчины?!

– Так, что мужчина у тебя, прости, сомнительный! И тут еще неизвестно, кому повезло!

– Мам, сама-то! Вспомни, где именно ты откопала папу и насколько он был сомнительной кандидатурой на роль примерного мужа и семьянина?

– Ну… папа – это папа, – немного смутилась цветочная фея. – Подумаешь, единственный некромант среди светлых эльфов…

– Угу, и бабник, о похождениях которого легенды ходят. Кажется, он даже записную книжечку вел и галочками там победы отмечал. А также на полях каждой даме давал краткие характеристики. На случай, если забудет, что уже спал, и стоит ли повторять.

– Бурная молодость, – не смутилась мама. – Я тоже была не святая. Если помнишь, это я на него пари заключила, зная, что с темными феями Эльдар не спит принципиально.

– И ты победила, – улыбнулась я, которая втайне все же гордилась необычной историей родителей.

Нашу чисто женскую беседу прервал низкий ироничный голос:

– У меня не было шансов.

На белые мамины плечи легла загорелая ладонь, которая властно скользнула по шее, запрокидывая голову, и маминых губ коснулся легким поцелуем невысокий, жилистый светлый эльф с короткими волосами и черными, почти без белков, глазами.

– Здравствуйте, мои дорогие девочки, – бодро проговорил отец, обходя диванчик и устраиваясь между нами. – Очень удачно, что вы обе тут.

– А что случилось? – Я подалась вперед и звонко чмокнула отца в гладкую щеку. – Кстати, пока ты не начал, сообщу важную новость. Пап, я не собираюсь замуж! Оставь свои планы! Закопай вот в мамином палисаднике!

– Не хочешь замуж? – ни капли не расстроился отец. – Хорошо, тогда я разворачиваю делегацию дроу.

Из моих рук выскользнули маска и очки, и я воскликнула:

– Что? Какую делегацию?!

– Да вот, провинившийся барабаший род запрашивает позволение на портал в наши владения. Говорят, намерения у них прямо самые серьезные и они готовы на любые наши условия. Не то чтобы я собирался им кого-то отдавать, но дать разрешение пройти хотелось. Согласные на все дроу – это, как минимум, интересно! На это точно стоит посмотреть!

– А кто жених там, не указывалось? – подозрительно прищурилась я.

– Ну, послание было от Сола ту Эрша и Заррина ту Эрша. Полагаю, что кто-то из них. Так что рассказывай, мелкая, кого ты там с ума свела, пока развлекалась?

– Хороши развлечения, – буркнула я, все равно заливаясь краской и стараясь отрезвить свою мечтательную натуру, которая мгновенно воспарила в облака при одном упоминании о согласных на все Барабахах.

– Там ради тебя целый конкурс устроили – этим давно ни одна темная фея похвастаться не могла. Так что не скромничай.

– Да уж, конкурс, – пренебрежительно фыркнула я. – Купленный еще до соревнования!

– Все равно почетно, – не смутился папа. – Горжусь! Но что с дроу делать?

– Пускай! – решительно кивнула я. – Послушаем, что скажут. В конце концов, сейчас я на своей территории и, стало быть, замуж пойду на своих условиях.

– Хорошо, – пожал плечами отец. – Тогда готовься сегодня в семь вечера подслушивать в главном зале для аудиенции. Лично ты присутствовать на первой встрече не захочешь, как понимаю?

– Правильно понимаешь. А почему в зал, а не в твой кабинет?

– Будем давить гадов официозом и торжественностью, – подмигнул мне отец.

Мне определенно понравились его планы!

 

Итак, без пятнадцати минут семь.

Разумеется, несмотря ни на что, я как леди, как темная фея и как знающая себе цену женщина совершенно спокойно и невозмутимо сидела в кресле и попивала вино в ожидании прибытия делегации дроу. Разумеется. Но не здесь, а где-то в другой, идеальной реальности. А в нашей, неприглядной, я металась по небольшой комнатке, примыкающей к залу аудиенций, и нервно заламывала руки.

– Мама, а вдруг мы не так их поняли? А может, это вообще обман? Может, они хотят таким способом проникнуть в замок и что-то выкрасть?!

– Что, например? – с иронией уточнила маман.

– Не знаю… символы власти!

– Они у нашего клана даже не из драгоценных металлов и не имеют никакой магии. Бросовый товар.

– Ну… артефакт какой-нибудь!

– Они все хранятся в гномьих банках в разных ячейках. Притом на такой глубине, что даже нам по экстренному запросу придется ждать не меньше недели, пока привезут.

– Другую темную фею для состязания в Лабиринте и замужества!

– Проще было вытащить тем ритуалом, которым они тебя призвали, а не устраивать такие вот «танцы с бубном». И вообще, Лилиан, прекрати сходить с ума! Они будут через пять минут! Тогда и узнаем.

Я села на кушетку. Положила руки на колени. Потом нервно сцепила пальцы в замок. В заключение, почувствовав озноб и зябко обхватила себя ладонями за плечи.

– Лили! – Мама не выдержала и потянулась к стоящему на маленьком столике графину вина и набулькала мне оттуда полбокала. – Держи!

Я почти залпом выпила горьковатое содержимое и, передернувшись от крепости алкоголя, решительно протянула бокал вперед с требовательным:

– Еще!

– Нет. – Мама на всякий случай отодвинула графин. – И вообще, держи себя в руках! Ты помнишь, что сейчас твоя задача не повиснуть у него на шее со слезами счастья и воплями: «Любимый, я так рада, что ты пришел!»?

– Но я же рада, – несколько озадаченно пробормотала я, непонимающе глядя на леди Лисавету.

Мама только глаза закатила и терпеливо пояснила:

– Конечно же ты рада. Но ему об этом знать вовсе не обязательно! Он приехал тебя добиваться, Лили! Не сбивай мужчине настрой! Он явно думает, что придется выдержать кучу испытаний и маленькую битву в довесок. Не станем разочаровывать джентльмена, если он намерен сражаться за даму сердца. Больше ценить будет. Детка, это же во всех сказках прямым текстом пишется!

Я подозрительно прищурилась. Что-то мне все эти песни про «даже сказки этому учат» и «женщину надо добиваться» подозрительно знакомы. Вот совсем недавно слышала от одного красноглазого и очень примечательного типа.

– Ладно… В любом случае, паникой делу не поможешь.

– Именно, – просветлела лицом родительница и, прислушавшись к себе, сказала: – Ощущаю возмущения магического поля, а это обозначает одно…

– Входящий портал, – закончила я за нее и решительно направилась к противоположной стене.

Аккуратно сняв большую прямоугольную картину, я поставила ее на пол. За полотном было небольшое окошко, прикрытое иллюзией со стороны зала аудиенций, потому мне оно казалось затянутым прозрачной радужной пленкой.

По ту сторону располагался большой зал, выдержанный в мрачных тонах. Красочные витражи в окнах, огромные люстры под потолком, и двадцать элитных гвардейцев, стоящих навытяжку и сложивших острые стрекозиные крылья.

На возвышении в центре зала стоял отец, облаченный в традиционные одежды. Высокий, статный, он был видным мужчиной, в каждом движении которого ощущались сила и власть, за прошедшие годы въевшиеся в саму суть этого эльфа.

В общем, папа и правда собирался приветствовать гостей крайне помпезно.

– Эльдар подошел к делу основательно, – хмыкнула мама. – Я уже не завидую тому, кто рискнет протянуть к тебе темноэльфийские лапы.

На другом конце овального зала воздух мягко заискрился лиловым светом. Сияние все ширилось и ширилось, а после из него начали выходить дроу, по двое бойцов за раз. Сначала воины, которые делали два шага вперед, четко кланялись отцу и расходились в стороны, а в конце, в свете затухающего портала, появились две фигуры. Одна высокая и массивная, но без привычного, положенного жреческому сану одеяния, а вторая пониже и изящнее, в цветах запекшейся крови. Сол и Заррин. Они синхронно двинулись вперед и даже замерли в один миг, а после едва заметно склонили головы перед отцом. Он лишь кивнул в ответ и проговорил:

– Приветствую гостей в главной резиденции моего рода.

– Приветствуем владыку клана Черной луны и Белой Розы, – звучно заговорил Сол в ответ.

– Рад видеть столь высоких гостей в своем доме, – выдал ответную любезность отец.

И не знаю, как темным эльфам, а мне бы такая благостность показалась подозрительной.

Вперед выступил Заррин, из-за чего я сразу насторожилась. А уж когда инквизитор заговорил, так вообще глаза на лоб полезли!

– Владыка Эльдар, мы к вам не ради развлечения, а по делу важному, – торжественно начал Зар, кладя одну руку на свой широкий пояс и выпрямляя спину. – Идем мимо резиденции – и вдруг мелькнула в одном из оконцев искра живая, да попала прямо в сердце витязю храброму.

Я закашлялась. Глаза моего отца принимали идеально-круглую форму, мама на заднем плане заливисто хохотала, а выражение лица Сола ту Эрша медленно, но верно зверело. Кажется, экспромт братца и для него стал неожиданностью.

– Ехали мимо, гости дорогие? – несколько ехидно уточнил пришедший в себя отец. – Как же вы искру живую при свете дня-то заметили?

– Зрение хорошее, – мрачно ответил Сол.

– Это похвально. А с сердечком что? Давно пошаливает? Может, доктора позвать? У нас потрясающие целители, лучшие в этих землях – мигом на ноги поставят. Да и мозгоправы неплохие…

– Спасибо, хозяин добрый, – отвесил поясной поклон красноглазый дроу, который, на мой взгляд, как раз отчаянно нуждался в услугах мозгоправа. – Но не помогут тут врачеватели искусные, не вылечат лекарства заморские, лишь одно средство остается: хотим забрать искру живую с собой во дворцы белокаменные, холить, лелеять и любить до конца дней. Отдашь ли, владыка? На выкуп не поскупимся, дорогую цену дадим.

Создатель, зачем Заррин откопал этот ритуал выкупа невесты пятивековой давности?! Сейчас уже все иначе! Гад, красноглазая сволочь! Вот надо ему было один из самых важных моментов в моей жизни превратить в цирк?

– Радостно сердцу отцовскому слушать речи свата учтивые, – включился в игру папа. – Только сомнения червь сидит во мне, доверие подтачивает. Да и какое доверие может быть к ворам, дочку похитившим?

– Милости прошу, да где же мы воры? – с самым невинным выражением лица развел руками инквизитор. – Мы лишь кров прекрасной деве предоставили, да защищали в меру скромных сил, не щадя живота своего. Особливо хочу ваше внимание на последнем заострить.

Я восхитилась тому, как бойко Зар врет. Гладко, складно, даже глазом не моргнув! Талант!

– Не воры, так пособники, – папенька был непреклонен. – Дочку я получил назад вовсе не вашими стараниями.

– Леди Лилиан избрала сама Ллос, куда нам было идти против приказа Богини. Но зато против воли Королевы и вообще всего народа темных эльфов пошел наш витязь ради искры своего сердца!

Кажется, торжественностью тут давит вовсе не мой папа.

Я смотрела на Сола крайне смущенная, и вообще испытывала желание побиться головушкой о стену. А лучше приложить Заррина. Судя по всему, жрец разделял мои кровожадные желания.

– Ли-и-ил! – раздался из-за спины задыхающийся от смеха голос мамы. – Это вообще кто такой наглый?

– Заррин ту Эрш, – мрачно озвучила я имя самого фееричного гада моей жизни. – Кузен Сола.

– То есть, это не жених?

– Нет, жених во-о-он тот, который на полголовы выше этого… шута недоделанного.

– Даже жалко.

– Почему это? – удивилась я.

– Ну, если бы твоим избранником был этот едкий тип с хорошо подвешенным языком, я бы без раздумий приняла его в клан. Стал бы главным по связям с общественностью! С неугодной нам общественностью, разумеется.

– Мама, он бы нам кровных вендетт с десяток обеспечил. Если бы вообще пережил медовый месяц и его бы я не прибила.

Я честно представила себе совместное существование с Заром и содрогнулась. Нет уж!

– Тоже верно, – вздохнула мама. – Но все же какой экземпляр… гада редкостной ядовитости. Инквизитор, говоришь?

– Угу, – хмуро подтвердила я, продолжая наблюдать за разворачивающимся в зале для аудиенций спектаклем.

– Странно, что он вообще жив к своим годам. Инквизиторская братия отличается редкостной серьезностью и почти полным отсутствием чувства юмора.

– Видимо, не по зубам оказался. Мам, давай помолчим, они там до чего-то договорились.

В зале по ту сторону иллюзии  произошли перемены в настроениях. И вообще в действующих лицах. Сол отодвинул в сторонку Зара и выступил вперед.

– Прошу прощения за родственника. Заррин ту Эрш настаивал на том, что стоит все сделать согласно традициям, но я не думал, что в поисках нужной, он настолько уйдет… в глубь веков.

Мой отец только усмехнулся и кивнул:

– Да, и правда далековато. Хотя вынужден признать – в итоге представление получилось крайне забавным.

– Будем считать это плюсом.

Судя по каменно-спокойному выражению лица Сола, ему как раз не особо понравлюсь, что представителей высокой расы темных эльфов сочли забавными. Но сейчас он был не на своем поле, и ему приходилось играть по чужим правилам, а потому дроу не показал вида.

– Итак, господа… Зачем же пожаловали?

– В одном мой кузен прав. Я действительно желаю жениться на вашей дочери.

– Хм-м-м… А что мне мешает прямо сейчас развернуть вас восвояси? По уже упомянутым причинам: именно вы некогда украли Лилиан!

Я навострила ушки, ожидая ответа Сола. Резкости отца не испугалась. Раз он сказал, что не имеет ничего против моего избранника, значит, палок в колеса с его стороны можно не опасаться.

Вопреки ожиданию ответил не Сол, а Заррин, вновь выступивший вперед.
По тонким губам инквизитора скользнула усмешка:

– Потому как вы уже начали традицию. Ответили на речи сватов. И согласно тем же очень древним традициям темных фей, сейчас не можете просто так развернуть жениха.

– Но могу испытать… Издревле мы дочерей только достойный отдавали. Лучшим из лучших!

Что?! У-у-у, еще одни состязания, только дома?! Да что ж это такое?!

– Можете испытать, – неохотно признал темный. – Мы готовы вас выслушать.

– Тогда предлагаю завершить разговор в моем личном кабинете, – величественно кивнул отец.

Я разочарованно вздохнула и отступила от окна-иллюзии.

– Мам, а в кабинете папы ничего такого нет?

Все же очень хотелось знать, до чего в итоге они договорятся.

– Если и есть, то я не в курсе, – пожала плечами мама и плавно поднялась с кресла. – Так что итогов переговоров нам придется ждать. Не переживай, я думаю, что Эльдар все расскажет.

Если честно, то у меня были некоторые сомнения касаемо того, что он прямо все расскажет и ни о чем важном не умолчит, но я их благоразумно не озвучила.

– Лили, не переживай ты так, – мягко улыбнулась мама. – Все непременно будет хорошо.

– Знаешь, «хорошо» у всех разное, – неопределенно повела плечами я.

В душе сейчас был такой раздрай, что словами сложно описать. Такое ощущение, что кто-то с размаху ударил ладонью по одной из чаш внутренних весов и теперь те колыхаются, не в силах снова найти баланс. Отвратное чувство, надо признать. Но я же сильная? Я справлюсь!

– Детка, ты же понимаешь, что мы с папой не пойдем против твоего желания?

– В наше время и в нашем кругу это редкость. – Я улыбнулась и обняла маму. – Спасибо за это.

– Ну и выбор у тебя, в общем-то, не самый худший. Хотя и несколько проблемный.

– В чем? – полюбопытствовала, желая услышать мнение матушки.

– Об этом потом, – только отмахнулась она. – Может быть, я еще и неправа. Наговорю всякого, а потом неловко будет.

– Как скажешь. – Я не стала спорить, зная, что если моя внешне мягкая мама что-то решила, то ее не переубедить никакими силами.

– Вот и умница! – Первая леди нашего клана нежно поцеловала меня в лоб и сказала: – А сейчас я тебя покину. Нужно вернуться в оранжерею, там у лиоссы период почкования. В такое время ей нужен присмотр и уход, а то погибнет. Так что до вечера, моя дорогая. Думаю, что уже за ужином все станет понятно.

– Почему это за ужином?

– Эльдар или пригласит гостей к семейному столу, или нет, – подмигнула мне мама. – Приглашение будет значить, что гостям дают шанс.

Я только кивнула и проводила вышедшую в коридор родительницу задумчивым взглядом.

Прошлась по комнате, вздохнула… покосилась на графин с вином, но все же решительно пресекла желание успокоиться с помощью бокала красного. А то и алкоголиком стать недолго! И вообще, что это я так разнервничалась? Словно и я не я, ей богу! Нервная, дерганая, ношусь вот по комнате, словно зверь в клетке. Прямо не узнать прежнюю оторву Лил!

По сути, я получила все то, чего хотела, так откуда паника? А она, паника, меня почти с головой захлестывает. В чем дело? Должна же быть причина? Без предпосылок такого бы не было.

Я встала у окна, задумчиво глядя на раскинувшиеся леса и поля, усыпанные яркими цветами. Красиво. И… тянет. Руки толкнули ставни, и стекло зазвенело от резкого удара о каменные стены, но не разбилось. Я забралась на подоконник, полной грудью вдохнула воздух с чуть сладковатым ароматом цветов и, раскинув руки, спрыгнула вниз, сразу материализовав крылья. Воздушные потоки привычно подхватили тело и подкинули выше. Я перекувырнулась в воздухе, рассмеялась, ощущая, как ветер выдувает из головы все дурные мысли. Вот! Вот чего мне не хватало!

Я ненадолго зависла в воздухе, трепеща крыльями и размышляя о том, куда направиться, после чего решительно взмыла в небо. Как феечка, и не важно, что темная, я хочу к цветочкам! Маму тянет на ядовитые, а меня на обычные. Лететь до луга было недалеко, тем более меня поддерживали и влекли за собой ветра. Я перескакивала с одного воздушного потока на другой, и они несли меня все дальше и дальше, а я лишь немного помогала себе крыльями. Когда прилетела, зависла в воздухе и, скинув туфельки, осторожно приземлилась, с наслаждением ощущая босыми ступнями шелковистость травы, которая, впрочем, чуть колола нежную кожу плотными стеблями.

Среди цветов прошел час. Я то сидела и плела венок, заняв руки механической работой и напряженно размышляла, то лежала и бездумно смотрела в голубое небо, слыша, как стрекочет кузнечик почти рядом с ухом.

Единение с природой всегда действовало на меня целительно. Я вытряхнула из своей головы то, что меня так беспокоило.

Наверняка виной всему то, что я опять оказалась в ситуации, когда от меня… что-то зависит. Раньше, там, в подземельях дроу, было проще, потому как все, что я могла делать, это периодически огрызаться. Плыть по течению всегда проще и приятнее, чем решать самой. Хотя бы потому, что когда карты у нас на руках, возникают сомнения. А раз нет вариантов – значит, нет вариантов. Тогда, когда я была совершенно одна, когда мне не было на кого положиться и опереться, я сделала все, чтобы привлечь Сола на свою сторону. Ох уж это женское коварство, которое, видать, заложено в нас на генном уровне.

И вот сейчас, когда я снова дома, под защитой клана и родителей, меня очень страшит перспектива оказаться в чьей-то власти. Пусть даже это любимый… прости господи, муж. Какое слово страшное.

Кратковременное пребывание дома воскресило все воспоминания. О том, чего я хотела до того, как оказалась в Сарташе и встретила Сола. Путешествовать, учиться, искать приключения на крылышки и ни в коем случае не отдаваться во власть мужчине ближайшие лет пять. А сейчас?

И еще, а куда он меня увезет? В этот террариум с пауками? Да не хочу я ходить с оглядкой и думать, что все, с кем я общаюсь, смотрят лишь на статус избранной и думают, как можно меня использовать в своих целях. Притом львиная доля этих господ будет родней моего супруга, а их так легко и просто не проигнорируешь. А еще… я же темная фея! У меня характер взрывной! Если я там случайно оскорблю какую-нибудь высокорожденную дроу? И так как я буду супругой не принца, а жреца, возможно, уже опального, что помешает этой оскорбленной эльфийке вызвать меня на поединок чести и благополучно порезать на ленточки?

В общем, как-то не радуют меня перспективы.

Но, несмотря ни на что вышеперечисленное, я как-то не готова отказываться от так нежданно свалившихся на голову чувств. Сол…

По моему лицу вопреки воле расплылась блаженная улыбка. Нет, нельзя отказываться от мужчины, который столько сделал, чтобы тебя заполучить. И ведь еще не все! Он готов геройствовать дальше. Прелесть ведь!

Я вскочила, чувствуя, как разворачивается пружина внутри, как тело наполняется кипучей энергией, а из разума выдуваются прочь все сомнения и страхи.

Я рано решаю. Тем более я решаю за своего мужчину, а это в корне неправильно.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *