Лабиринт для темной феи 1. Глава 12

Глава 12

 

А утром мне был сюрприз! Спускаюсь я к завтраку, морально готовая обсуждать с темноэльфийскими леди порядком осточертевшие последние веяния. Лакеи открывают двери… а за столом сидят Сол ту Эрш и Заррин ту Эрш! Причем наличие еще одного прибора прозрачно намекает, что ждут мужики только меня и никого больше тут не предвидится. Я расстроилась. Вот прямо с порога! Заррин же, напротив, просиял и, поднявшись, бросился меня встречать. Видимо, чтобы не сбежала от радости великой.

– Леди Лилиан! Счастлив вас видеть!

Глумливая красноглазая рожа инквизитора, которая прямо-таки расцвела, наглядно подтверждала, что да, и правда счастлив. Сол в противовес брату был спокоен и невозмутим, аки скала в бушующем море.

– Здравствуйте, Заррин, – со вздохом поприветствовала его я. – Смотрю, у вас чудное настроение.

– И поверьте, этому есть причины!

– Вы меня пугаете, – честно сообщила в ответ.

Инквизитор начал улыбаться еще шире, и я поняла, что данный факт его скорее радует.

– Зар, хватит развлекаться, – раздался немного усталый голос жреца.

– Хватит?– несколько удивленно и даже расстроенно переспросил красноглазый педант.

– Да, – Сол подтвердил, что хорошего понемножку.

– Ну, что ж… Тогда прошу леди к столу! – начал второе отделение этого концерта инквизитор.

Я села и с ожиданием уставилась на «актеров», раздумывая, чем же они меня порадуют. Оба мужчины расположились напротив, так что наблюдать представление предстояло из партера.

Вокруг нас неслышно заскользили слуги, наполняя тарелки и чашки, предупреждая любое желание. Когда я расправилась с основным блюдом и приступила к чаепитию, решила первой начать разговор, раз жрец и инквизитор не торопятся:

– А где прекрасная половина вашего славного рода?

– Они на пару дней уехали в загородное имение, – любезно ответил Заррин, без стеснения открывая крышечку у чайничка-заварника, придирчиво изучая содержимое.

– Понятно…

Я даже немного зависла, попытавшись себе представить это самое «загородное имение». Дом в большой пещере, что ли?.. Как вообще у темных эльфов выглядят загородные особняки?

– Это хорошо, – инквизитор, наконец, удовлетворился результатами осмотра и наполнил свою чашку. – Братец, тебе налить?

– Нет, спасибо, – скупо ответил Сол и потянулся к графину с соком.

Наверное, очень дорогой он тут. Как и фрукты, кроме тех, что темные навострились выращивать под землей. Все же, что они сделали с местной флорой, раз добились такого разнообразия?

– Чай потрясающий, – чуть прикрыл красные глаза Заррин. – Рекомендую, леди Лилиан.

Я только кивнула и колупнула лежащее на тарелке передо мной пирожное.

Хм… ну и где обещанный концерт? Как-то все не начинается, а зритель уже притомился от ожидания.

Задумчиво отправив в рот ложечку малиновой вкуснятины, я решила, что первая реплика может принадлежать и «залу» в моем лице.

– Насколько я понимаю, вы желали побеседовать?

– Не за столом же, – проговорил Сол.

– Да? – Я покосилась на инкивизитора, который смаковал горячий напиток и, кажется, вообще ничего не слышал. – Когда я пришла, поведение вашего кузена было таким, что я посчитала, что беседа будет прямо сейчас.

Заррин приоткрыл один глаз, усмехнулся уголком губ и шепнул:

– Скажу тебе по секрету, феечка… Я тоже так считал.

– А как же ваша знаменитая педантичность? Неужели она позволит беседовать в том месте, где принято вкушать пищу? – не удержалась от шпильки я.

– «Знаменитая»? – светлая бровь поползла вверх.

– Я не сомневаюсь, что ваши привычки известны… в определенных кругах, – обтекаемо выразилась я, так как понятия не имела, в каких именно кругах вращается инквизитор.

– Какая умная феечка… Собственно, новость у меня всего одна. И касается она лично меня, так что считаю, что могу ее сообщить.

Сол с легким удивлением покосился на Заррина и с явственно слышной в голосе иронией спросил:

– Правда?

– Правда, – спокойно подтвердил инквизитор и вновь уставился на меня своими жутковатыми глазами. – Итак, наша дорогая избранная, угадайте, кто именно будет составлять вам компанию в Лабиринте?

– Вы? – Наверное, безнадегу в моем голосе можно было черпать большой ложкой, а то и половником.

– Верно! – торжественно подтвердил Заррин.

– А почему? – хмыкнула я, отодвигая пирожное, и, подавшись вперед, внимательно посмотрела на дроу. – Почему в роли соглядатая у меня будет один… мало того, что мужчина, так еще и инквизитор? Что это, господин Заррин? Неужели крах карьеры?

Инквизитор молчал. А Сол несколько секунд переводил взор с меня на братца, а после расхохотался. Заливисто, весело… и наверняка очень обидно для некоторых красноглазых.

– Ох, Лилиан… все же ваш острый язычок временами доставляет мне огромное удовольствие, – отсмеявшись, поведал нам жрец.

А я… Я отчего-то смутилась. От пристального, почему-то на миг потемневшего взгляда, от того, как у меня перехватило дыхание… от мелькнувших воспоминаний о произошедшем не так давно. Острый язычок может доставить удовольствие не только словесно. И судя по тому, как Сол почти залпом осушил бокал, мужчина это тоже прекрасно помнит.

Нас спас Заррин, хотя вряд ли это планировал и вообще заметил возникшую неловкость.

– Нет, милая Лили. Наоборот, это великая честь. И мой пост инквизитора к данному заданию не имеет никакого отношения. Так что стрела пролетела мимо цели. Но ты старалась, я это ценю!

Мне насмешливо отсалютовали чашкой.

– Один – один, – прокомментировал Сол и повернулся ко мне. – Дорогая Лилиан, вы уже составили письмо родне?

Я мигом вспомнила о листе, оставшемся в библиотеке, и, пожав плечами, сказала:

– Почти…

Мать моя крылатая, я же не только письмецо, но и чернила там так безалаберно оставила! Надежду внушает лишь то, что магию крови может почувствовать только волшебник этой специализации. А среди Барабахов таковых вроде как нет.

– В таком случае, как закончите, я жду вас в моем кабинете. Слуги проводят. – Сол поднялся и, отвесив нам легкий поклон, сказал: – А сейчас я вас покину. Лилиан, я до обеда пробуду в особняке, а потому прошу вас поторопиться, чтобы нам не откладывать это дело до завтра.

– Да, конечно, – кивнула я, морально готовая нестись в библиотеку прямо сейчас.

Но я же леди? Леди! Леди должна вежливо попрощаться с инквизитором, подавив в себе желание набить тому морду за очередной двусмысленный комментарий, и степенно отправиться туда, куда планировала.

Я так и сделала!

Слава создателю, в обители книжных знаний за прошедшее время ничего не изменилось. Мое письмо лежало там же, где я его оставила. Взяла баночку с чернилами и, немного поболтав ее в руке, решила, что кровушки туда стоит капнуть еще раз. Лишним не будет точно.

В итоге послание я дополнила, рассказав, что в стране темных эльфов живется мне на редкость потрясающе и я всем довольна.

Удовлетворенно оглядев получившееся, я просушила бумагу и, свернув трубочкой, пошла предъявлять на проверку.

К сожалению, никогда и ничто не удавалось настолько легко и просто, как задумывалось. Вот и этот случай не стал исключением. Правда, подлянка пришла, откуда не ждали. От моего тела.

Стоило мне толкнуть дверь кабинета Сола, на пару секунд эффектно застыть на пороге и сделать первый шаг внутрь, как я зацепилась каблуком за край роскошного ковра и не менее эффектно, чем стояла, полетела вперед. Упала неудачно. Судя по резкой, жгучей боли в руке – вывихнула.

– Лил! – Через несколько секунд дроу уже был рядом со мной и помогал сесть. – Маленькая, что же ты так…

– О-о-о… – простонала я, не зная, как еще выразить всю гамму своих ощущений.

– Сейчас… – по-своему и, надо сказать, правильно понял жрец. – Сейчас посмотрим, и все будет хорошо.

– Какое хорошо? – всхлипнула я в ответ. – Бо-о-ольно.

– Верю, что больно, – спокойно ответил мужчина, внимательно рассматривая и ощупывая поврежденную конечность. – Но мы же не хотим, чтобы твоя чудная лапка так и осталась в таком виде, правильно? А то и кушать неудобно, и вообще это во всех направлениях быта непрактично.

– Угу…

– Вот, я же говорил, что ты умница, – забалтывал меня темный эльф и, неожиданно подавшись вперед, коротко поцеловал в губы. – Моя умница.

– Что? – я настолько растерялась, что даже про боль забыла, глядя на мужчину широко раскрытыми глазами.

Дроу коварно этим воспользовался, одним быстрым движением вправив руку. Я взвыла от резкой боли, а темный притянул меня поближе к себе, заставляя уткнуться лицом в его плечо.

– Ну же, Лили… все отлично, – нашептывал он мне на ухо, скользя ладонью по плечам и спине. – Это лишь маленький вывих, ничего серьезного. Даже синяка не останется! Сейчас вот намажем пострадавшую лапку мазью, и даже его не будет.

– Правда? – пробормотала я, обнимая темного здоровой рукой и не торопясь отстраняться. Моя бы воля – еще и на колени залезла!

В следующий момент я поняла, что недооценивала жреца.

Сол – великий кудесник, умеющий слышать чужие желания!

Он подхватил меня на руки и перебрался в свое кресло, комфортно усадив на коленях. Из стола была извлечена маленькая баночка, в которой оказалась терпко пахнущая травами желтоватая мазь.

– Что это? – полюбопытствовала я, сунув носик поближе.

– Секретное средство темных жрецов, – многозначительным полушепотом поведал мужчина мне на ухо, задевая губами мочку.

Это… волновало. Я порозовела от легкого смущения, но не отстранилась.

– И почему же оно секретное?

– Чтобы шпионам было чем заняться, – пошутил дроу и, мазнув пальцами в баночке, начал аккуратно втирать мазь в пострадавшее место.

Деликатные, легкие прикосновения будоражили тело и воображение. Тем более что я прекрасно помнила, как эти руки трогали совсем другие места. И не только так… то гораздо нежнее, едва ощутимо, но все волоски на теле становились дыбом, то грубо и жадно, сминая нежную кожу и наверняка оставляя на ней красные следы от пальцев.

Я дышала все чаще. Сол… так близко. Темная кожа, пахнущая чем-то пряным, а на вкус чуть солоноватая, светлые волосы, невероятно плотные и гладкие, и чувственные губы, в которые так и хотелось впиться поцелуем. Мужчина. Мой первый мужчина. Просто МОЙ мужчина.

Эх, Лил, как же ты умудрилась, а?

– Ну, вот и все, – разрушил чувственное волшебство момента бодрый голос предмета моих грез. – Теперь и следа не останется. А то грех портить такую кожу.

Он переплел свои пальцы с моими и, не отрывая взгляда, медленно поднес руку к губам, целуя запястье.

Мое сердечко, не выдержав-таки потрясений, рухнуло в живот и, кажется, прочно обосновалось там. Пульсация, жар… я снова забыла, как дышать.

– Да-а-а…

Да, это все, на что я оказалась способна.

– Ну что же, Лил, – по губам мужчины скользнула мимолетная улыбка, – давай теперь читать творение, которое ты собираешься отправить сородичам.

– А где оно? – Я завертелась, высматривая свиток на полу. В руках его давно уже не было, так что я предположила, что выронила послание.

– Вот. – Сол жестом фокусника извлек откуда-то письмо и помахал им передо мной. – Оно вылетело, когда ты падала.

Дроу развернул бумагу и вчитался в написанное.

– Угу… – протянул он, когда закончил, и внимательно посмотрел на меня. – Я смотрю, ты на редкость кроткая и благочестивая дочка.

– Мои родители сторонники классического воспитания, – несколько суховато поведала я. – Они не одобряют панибратства со старшими. Особенно в официальных бумагах.

– Так ты у нас, оказывается, приличная юная леди с замечательным воспитанием? – вскинул светлую бровь жрец и усмехнулся уголком губ. – Не хочу показаться ханжой… но не заметил!

– «Со старшими», – отрывисто повторила я.

– Хочешь сказать, что я очень молод?

– Эм-м-м… Тут дело в другом, – несколько смутилась я. – Ты меня похитил, и я была несколько не в том состоянии и настроении, чтобы любезничать.

– Ты меня матом крыла… леди, – любезно напомнил жрец.

Вот же зараза, а? Все желание улетучилось, сменившись жаждой его придушить. И отнюдь не в страстных объятиях.

Но, кстати, в беседе всплыл весьма интересный вопрос. И раз всплыл, то почему бы не продолжить тему?

– А сколько тебе лет?

– Сто восемьдесят, детка. – Сол легонько щелкнул меня по носу.

Хм-м-м… Совершеннолетие у темных эльфов в сто двадцать. Однако… За такой срок добраться до высших иерархов храма – это дорогого стоит.

– А тебе пятьдесят, как понимаю?

– Пятьдесят один, – вздохнула я.

– А, ну да, сила же не достигла своего зенита в день совершеннолетия, и пришлось ждать, – кивнул своим мыслям жрец. – Но вернемся к письму. Ничего подозрительного, кроме твоей чрезмерной благостности, я там не вижу, а стало быть, придется отправить. В любом случае, к тому моменту, как они прибудут, ты уже выйдешь замуж. А если не пошлем послание, то нас совсем как зверей заклеймят.

– Ваш моральный облик и так особой чистотой не отличается, – «по секрету» поведала я.

– Вот-вот. Зачем усугублять ситуацию?

Вопрос явно был риторический, так что я только фыркнула, мысленно злорадствуя. Зря ты, милый, так уверен, что все будет так, как ты задумал. Неужели еще не понял, что все, что ты планируешь в отношении меня, идет как-то наперекосяк? История с борделем ничему не научила?

Пока я мысленно торжествовала и танцевала победный танец дикарей на костях Соловых планов, жрец тоже не сидел без дела.

Он аккуратно ссадил меня на пол. Поправил платье, критически оглядел и вручил баночку с чудо-мазью.

– Держи. Помажь еще сегодня перед сном и завтра утром.

На этом, собственно, аудиенция закончилась. Меня со всевозможным почтением выпроводили за дверь, и я осталась стоять в коридоре в самых смешанных чувствах. С одной стороны, темный уже не вел себя как последний мерзавец, а с другой… при всем этом я чувствовала себя непроходимой идиоткой.

– Ну, Лил… – Я рубанула ладонью по воздуху и сдавленно зашипела, так как рука была ушибленная, о чем я уже успела забыть.

Ощущение собственной дурости усилилось.

В общем, итог нашей новой встречи – один-ноль в пользу Сола.

А день, когда меня как жертвенную девицу «привяжут» в центре Лабиринта, близился…

Как и все неприятное, наступил он внезапно, несмотря на то что я знала о его приближении.

Дом стоял на ушах. Суета-а-а… Горничные бегали, лакеи носились, даже вернувшиеся темные леди и то двигались очень нервно.

Я удостоилась очередной аудиенции у достопочтенной леди Хариссы, в ходе которой мы еще раз обсудили, как я должна себя вести, и гранд-леди на всякий случай осведомилась, не забыла ли я, кому именно должна расчищать дорогу.

Раздался стук в дверь. За ней обнаружилась служанка в обнимку с несколькими коробками одежды.

Я только вздохнула, понимая, что все… начинается. Теперь уже точно никуда не деться.

А Сол?! Неужели все то, что он говорил и делал тогда в кабинете, ничего не значит? Его поцелуй ничего не значит?! Жрец так легко и просто от меня откажется?

Мать моя фея, неужели и правда придется доставаться какому-то сомнительному Тадеушу?! Не хочу!

Резкими от злости движениями я сорвала крышки с принесенных презентов и замерла в восхищении.

Платье было… в стиле минимализма, так сказать. Я в нем буду скорее раздетая, чем одетая. Но это не отменяло того, насколько оно было прекрасно!

– Гранд-леди просила напомнить, что на испытании воины хотят видеть крылатую избранную, а не простую девушку, – робко донеслось из-за спины.

Угу. Товар лицом, что ли?

Ладно, будут им крылья.

Меня искупали, натерли каким-то кремом, отчего кожа стала нежной и бархатистой, и предложили взглянуть на наряд.

Белье соответствовало платью. Я аккуратно облачилась и, не удержавшись, подошла к зеркалу.

Ох, все же нижнее белье у темных эльфов – это что-то с чем-то!

Я крутанулась, придирчиво рассматривая стройную девушку, отражающуюся в зеркале.

Длинные ноги, затянутые в чулки, подвязки, сидящие на округлых бедрах, треугольник полупрозрачной ткани едва прикрывает самое сокровенное место на теле женщины. От трусиков идет переплетение нитей, обнимающих стан, и ближе к ребрам вязь становится более плотной, формируя чаши бюстье.

Все же я красавица. Даже жаль, что все это нельзя показать Солу. Держу пари, после этого вся эта красота на мне долго бы не задержалась.

Платье оказалось выдержанным в том же стиле, что и уже надетое мною кружевное безобразие. Невесомое, сплетенное из черных нитей, которые складывались в паутинный узор. Где-то вязь была плотной, где-то сеть, наоборот, была с крупными ячейками, а некоторые участки тела оказались прикрыты лишь парой переплетений. На матовом кружеве искрились в неярком свете ламп драгоценные камни. Черные… только черные. Поведя обнаженными лопатками, я развернула спрятанные крылья. В зазеркалье стояла темная фея. Красивая, с циничной усмешкой на розовых губах и блеском в глубине зеленых глаз.

Не хватало завершающих штрихов в виде прически и макияжа, но эту оплошность служанка быстро исправила.

Я была готова.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *