Лабиринт для темной феи 1

Лабиринт для темной феи 1. Глава 11

Глава 11

 

Знаете, а оказывается, подгорный мир красив.

В нем есть своя неповторимая прелесть и уникальность. Изюминка, если хотите. В этой извращенной жизни, которая отвоевала себе право на существование даже в таких кошмарных условиях дефицита кислорода и полного отсутствия солнечного света.

Вместо него тут мох… зато какой красивый!

Каменные своды были затянуты его тонким слоем, который искрился и переливался бирюзой. Наверху сейчас день?

Интересная тут все же растительность. Наверное, где-то на потолке мох рос более толстым слоем и почему-то покрывался белым налетом, что создавало иллюзию облаков.

Я лежала на каменной скамье во внутреннем саду дома Барабахов и задумчиво смотрела наверх. Странно… мы так редко поднимаем голову к сводам над нами. Неважно, голубые ли это небеса наземного мира или скалистый купол волшебного города Сарташ.

За все время, проведенное у дроу, я уделяла мало внимания тому, что вокруг меня. Была слишком поглощена эмоциями, планами о побеге и сложными отношениями с так понравившимся мне жрецом. Ведь глупо отрицать то, что я увлеклась им буквально сразу. У нас таких мужчин не было…

Дроу – отколовшаяся ветвь эльфов. И конечно, потемнели кожей они вовсе не из-за того, что жили под землей. Естественная пигментация одного из кланов остроухого народа, который в свое время что-то не поделил как с верховным правительством, так и с богами, изменилась, когда он обратился к темной богине Ллос и ушел туда, куда она позвала их.

Но отойдем от истории темнокожих коварных мерзавцев. В конце концов, кровожадность, хитрость и высокомерие, возведенные в ранг добродетели, у них благоприобретенные, и Ллос тут ни при чем. Семена падали в благодатную почву.

Я вздохнула и села. Тело затекло от долгого лежания на каменной лавке, пусть даже и с магическим подогревом.

Потерла запястья, с неудовольствием провернув на них массивные браслеты. Это украшение сомнительной ценности надел на меня Сол сразу как притащил обратно. Защелкнул цацки, сверкнул злобным голубым взглядом и, ничего не говоря и не объясняя, передал с рук на руки Заррину, который и привез меня обратно в особнячок Барабахов. Тут меня приняли неласково. Все высокие леди говорили так, словно я смылась от завидной участи и предала высокое доверие.

В общем, мне предлагалось смириться.

Я пока молчала и не торопилась, не особенно страдая от игнора темных эльфиек.

Вот если что и расстраивало, так это то, что господин ту Эрш не стремился являть мне свой темный лик, чтобы порадовать возможностью устроить скандал. А устроить хотелось. Ну, если не скандал, то хотя бы маленькое, скромненькое такое, выяснение отношений.

На тему того, что жрецу долго было нельзя заниматься со мной сексом, а потом вот раз – и можно! Как это так?

Зачем тогда эта сволочь меня тащила в бордель?! Это, между прочим, оскорбительно! А на деле мне очень хотелось знать, что он думает… после всего, что было.

Он мой первый мужчина вообще-то. И не просто какой-то… назначенный. А самый настоящий первый мужчина, которого выбрала я сама. И я не хотела, чтобы все заканчивалось… никак.

Глупые существа женщины, верно?

Недаром ведь нам выбирают первых мужчин, а потом те пропадают из нашей жизни?

Фея не должна быть зациклена на одном! Фея должна любить весь мир и найти в нем того, кто станет ей защитой, опорой, будет достоин всех благ, которые она может ему принести. Мужчина, с которым мы проводим жизнь, выбирается разумом, а не чувствами.

А я вот… глупая такая.

Зло хлопнула ладонью по граниту и прошипела:

– Хватит рефлексировать!

Прерывисто вдохнула и выдохнула, успокаиваясь. И вот чего я совсем не ожидала, так это того, что мне ответят.

– Ну почему же? Можешь даже порефлексировать вслух. Мне интересно.

Я вскинулась и увидела, что посреди дорожки стоит Сол.

В простых штанах и рубашке, с волосами, убранными в высокий хвост, и очень уставшим взглядом.

Я смотрела на него, не в силах и слова вымолвить, хотя еще недавно в моей голове было невероятное множество вопросов, которые хотелось задать жрецу.

Словно понимая, он прошел вперед и сел рядом, сдвинув гладкие шелковые юбки моего наряда.

Я нервно сжала кулаки, ощущая, как впиваются в ладони ногти.

– Неожиданно вас тут видеть.

– «Вас»? – хмыкнул жрец. – Милая Лил, еще недавно тебя не смущали такие мелочи как вежливое отношение. И тем более ты не вспоминала, что тех, кто старше и опытнее, стоит величать хотя бы на «вы» и уважительно.

– Под влиянием обстоятельств во мне проснулись манеры, – мрачно ответила я. – Считайте это шоком.

– Я слышал, что шоковая терапия весьма хорошо сказывается на разумных, но не думал, что до такой степени, – восхитился жрец.

Я ничего не ответила, уткнувшись взглядом в носки своих туфелек. Эх, есть что-то извращенное в том, чтобы так говорить со своим первым мужчиной. И не просто первым, а с тем, в кого ты влюблена.

Уж будем объективны и не станем врать себе.

– Скажу прямо… я сейчас несколько не настроена на пикировки и соревнования в остротах. – я все же взяла себя в руки и продолжила диалог, воспользовавшись возможностью сразу дать понять Солу, что к играм не расположена.

– А разве я предлагаю именно этот занятный поединок? – деланно удивился жрец.

– Начали вы именно в таком ключе.

– Ну что же… признаюсь, мне казалось, что это заставит тебя несколько оживиться. Раньше развлечения такого рода провоцировались именно тобой.

– Все меняется, – угрюмо ответила я. – Чем обязана? Насколько понимаю, меня еще рановато под белы рученьки в ваш Лабиринт провожать. А ты вроде как все остальные функции уже выполнил.

Я прикусила нижнюю губу, понимая, что последнее ляпнула зря. Это было… по-детски. А когда я услышала ответную реплику, то осознала, что это было еще и опрометчиво.

– Вот, значит, как…

Странно, что в такую короткую фразу можно вложить столько эмоций. Краткая, хлесткая, отрывистая… сухая. Но я почему-то кожей ощутила, что и для Сола мои слова, словно пощечина.

– А разве оно не так? – тихо спросила я, сжав пальцы на краях скамьи, ощущая, как гнутся ногти, вжимаемые в гранит. Но мне сейчас было все равно. Нахлынуло все. Все чувства, которые я, как ни старалась, не могла подавить, все мысли, которые приходили в голову в эти дни, после того как он поймал меня и… просто бросил! Я гнала их, но дурное… это не приятное. Оно отличается назойливостью.

– Тебе же нравится считать именно так, – зло хмыкнул дроу и резко повернулся ко мне. – А если тебе нравится упиваться своими эмоциями, что я могу поделать? Только посоветовать расслабиться и получить удовольствие!

– Я уже однажды это сделала, – прошипела в ответ, непрозрачно намекая на жаркий секс в борделе. – Впрочем, удовольствие было несколько сомнительным.

Голубые глаза напротив стремительно темнели. У меня в голове даже мелькнула мысль, что тут меня и прибьют, а лавочкой вместо надгробной плиты прикроют. Сейчас не было  никакого сомнения в том, что мужчина не то что зол, а почти в ярости.

– А я смотрю, ты сегодня смелая. Откровенная!

Я промолчала, лишь вызывающе вскинув подбородок.

– В общем, так, Лилиан… Я шел к тебе с самыми благими намерениями, но, как вижу, тебе больше нравится иное обращение. Желание дамы – закон!

– Скорее, свои желания для вас закон. А уж когда их можно завуалировать как мои – вообще идеально, не так ли? И вообще, господин ту Эрш… я предлагаю все же перейти к цели вашего визита. Напоминаю: она была благой.

Да, я сочла нужным об этом это сказать, так как перекос лица дроу как-то не располагал к миру во всем мире.

– Дорогая Лил, поверь, сейчас мне уже про это говорить не хочется, – почти выплюнул Сол. – Потому ограничусь кратким – сбежать у тебя больше не получится.

– Браслеты? – Я вскинула одно запястье, демонстрируя новую цацку.

– И это тоже.

Ожидаемо. Но все равно гадство.

А теперь о насущном.

– Я могу хотя бы письмо родным написать?

– Зачем? – Дроу настолько искренне удивился, что у меня даже возмущения не осталось.

– Затем, что они обо мне волнуются. А я, судя по всему, остаюсь у вас… на неопределенный срок.

– Навсегда, маленькая фея, – с нажимом сказал Сол. – И лучше бы тебе с этим смириться.

А вот на этом этапе возмущение не то что проснулось, а вспыхнуло жарким пламенем, в котором очень хотелось спалить этого черствого мерзавца!

– С чем?! – едко спросила я, сердито встряхивая волосами. – С тем, что я теперь ваш бесправный символ и живой амулет, приносящий удачу?! Что я буду неизвестно сколько времени сидеть под землей и любоваться на ваш летающий мох, вместо неба, и на ваши темные рожи, вместо светлых лиц?!

Кажется, резкость моего высказывания задела мужчину. Челюсть закаменела, а в голубых глазах вспыхнул нехороший огонек.

Он резко подался вперед и застыл, тяжело дыша и почти касаясь меня кончиком носа, и я замерла, как мышка перед змеем, неосознанно сжавшись.

– А ведь придется, Лил. Придется, – процедил Сол и отстранился так же резко, как и приблизился. Встал и, не оглядываясь, пошел в сторону дома. Только на выходе из сада остановился и небрежно бросил: – Письмо написать можешь. Но, сама понимаешь, информация в нем должна быть нейтральной, и послание должно создавать впечатление, что ты вполне довольна сложившейся ситуацией.

– С чего это? – нагло осведомилась я, ощутив, как моя трусливая смелость и сила духа выползают из пяток, стоило дроу отойти.

– С того, что иначе письмо будет написано без твоего участия. Нравится альтернатива?

Дверь хлопнула, чуть слышно зазвенев витражным стеклом. Ответа он дожидаться не стал.

Я зло ударила ладонью по лавке. Вот же… Сол! Почему с ним невозможно нормально поговорить, почему надо обязательно ссориться?!

Но что толку от моего гнева? Тем более если благодаря этим дивным браслетам я даже как маг – нулевочка. Вообще ничего не могу сделать… кроме маленькой хитрости…

Я решительно поднялась и, оправив юбки платья, направилась в библиотеку.

Письмо – это хорошо. Это очень хорошо.

Когда пришла, то первое, что сделала, это аккуратно перелила большую часть чернил из одной чернильницы в другую. Взяла нож для бумаг и осторожно уколола указательный палец. Чуть темно-красная кровь выступила на коже, я аккуратно сцедила в почти пустую чернильницу несколько капель.

Осторожно взболтала получившуюся смесь и удовлетворенно улыбнулась, заметив в ней несколько магических искр.

А вот теперь можно написать письмо!

К чему такие действия? У родных есть моя кровь, но скорее всего до этого поисковому заклятию было не пробиться из-за того, что моя аура была очень тусклой и ее гасили наложенные Барабахами заклятия. А я была уверена, что дроу обезопасили себя от вероятности, что избранную найдут родственнички до того, как она выйдет замуж за кого-нибудь из местных.

А тут свежая кровь с уже другим магическим следом в ауре.

Меня найдут.

Зря ты думаешь, что я смирилась, Сол. Ой, зря.

Не в этой жизни!

 

После краткого торжества передо мной встала другая задача. Что написать в письме? Надо составить его так, чтобы у темных эльфов не было ни единой претензии, и они отправили именно эту версию. Потому как будет странно выглядеть, если я для дубля два рвану в библиотеку за конкретно этими чернилами.

Эх …

Ну, ладно!

«Дорогие маменька и папенька!»

Удовлетворенно посмотрела на то, что получилось. От такого вступления родители точно удивятся и поймут, что тут что-то не так.

«Спешу сообщить, что с вашей дочерью все хорошо. Темные эльфы приняли меня замечательно, и я склонна принять их предложение. Вы же помните, что я всегда мечтала встать во главе чего-то значительного?»

Ага, вот так. Мечтала. А место главы клана мне не светило из-за наличия старших сестры и брата.

«Не беспокойтесь за меня. После церемонии я с радостью приглашу вас в гости или приеду сама, разумеется, если на то будет согласие моего суженого».

Во-о-от! Оцените, какая я послушная!

– Леди Лилиан…

Я вздрогнула и отодвинула письмо, подняв глаза на вошедшую горничную. Эльфийка присела в реверансе и, не поднимая голову, проговорила:

– Вас ждут.

– Кто и где? – вздохнула я, откладывая перо.

– Гранд-леди. Ожидает вас в своей личной гостиной.

– Понятно… – протянула я, ощущая, что как раз понятного тут маловато. Но интригует! – Хорошо. Подожди меня в коридоре.

Юная дроу, пятясь, вышла.

Я потерла висок. Меня желает видеть сама Харисса Швах-Барбах. Какая честь. Какая опасность! Мне кажется или расставленные на доске фигуры приходят в движение? Подозреваю, что очень бесполезной пешке у края доски сейчас будут раздавать инструкции и рекомендовать, как себя нужно вести в будущей партии. И кому благоволить.

Главная женщина барабашьего рода проживала в дальнем крыле особняка, словно прекрасная принцесса, в маленькой отдельной башенке, в которую вел небольшой коридорчик из основного дома. Интересно, а сколько в маленьком форпосте леди Хариссы сюрпризов для тех, кто захочет прийти к ней со злом? Больше чем уверена, что сюрпризов в этой башенке достаточно. Причем никаких ярко выраженных охранных заклинаний или большого количества стражников я не заметила.

Нас встретил слуга в обычной форме дома Швах-Барбах и с поклоном сказал:

– Приветствую, леди! Моя госпожа ожидает вас.

– Здравствуйте, – вежливо ответила я, с интересом рассматривая склонившегося в поклоне немолодого… светлого эльфа. Да, личным слугой темной эльфийки был ее светлый сородич.

Интересно…

Мужчина выпрямился, и я с удивлением заметила, что радужка его глаз яркого лилового цвета. Во как! Такие глаза лишь у одного рода светлых эльфов. Более того, они сейчас встречаются только у самых знатных и родовитых его представителей. Плод многовековой селекции.

Но я никак не показала своего изумления и любопытства.

Светлый повернулся к горничной, что сопровождала меня сюда, и мягко сказал:

– Вы можете быть свободны.

Девушка присела в реверансе и шустро выскользнула за дверь.

– А вас, юная госпожа, я попрошу следовать за мной.

– Представьтесь, – наполовину попросила, наполовину приказала я.

На меня кинули острый лиловый взгляд, но после небольшой заминки все же заговорили:

– Тайдилин Рирнан из дома Лилий приветствует Вас.

Я лишь сжала пальцы. Догадка оказалась верной. А еще я о нем слышала. Один из наследников дома Лилий, которого много десятилетий назад ради выкупа похитили темные эльфы. Но Лилии выкупа не дали, сказав, что не станут вести переговоры с презренными отступниками. Поэтому дроу прислали родне обрезанные волосы Тайдилина и сообщили, что младшего сына у Рирнанов теперь нет. Зато у одного из родов дроу есть раб.

Так вот, у какого именно…

Я несколько секунд пристально на него смотрела, а потом сказала:

– Сочувствую.

– Не стоит, – усмехнулся эльф. – Поверьте, юная леди, иногда, если судьба стояла к нам боком, чтобы повернуться лицом, ей сначала нужно показать нам тыл.

– А не проще ли сразу развернуться светлым ликом?

Да, я не удержалась от вопроса.

– Может, и проще. Но судьба – женщина. Кто знает, может, она любит танцы, а стало быть, и пируэты.

Это он намекает, что к нему сейчас фортуна стоит лицом? Сейчас, когда он прислуживает темной леди, а не входит в совет высоких лордов светлоэльфийских земель?!

Забавные у этого Тайдилина понимания об удаче. Но каждому свое, верно?

За этим нехитрым разговором мы поднимались по винтовой лестнице. Долго идти не пришлось. Стоило оказаться на верхней площадке, как эльф шагнул к ближайшей двери и с поклоном отворил ее.

– Прошу…

Я кивнула в знак благодарности и решительно сделала шаг навстречу темноэльфийской гадюке, которая с радушной улыбкой поднялась из кресла, чтобы меня встретить.

– Лилиан, милая! Я так рада тебя видеть, – проворковала леди Харисса и радушно развела руками. – Присаживайся, дорогая. Хочешь чай или кофе? А может, желаешь прохладительных напитков?

Я аккуратно опустилась в ближайшее кресло, скромно сложила ручки на коленях, сказала:

– Чай, если можно.

– Конечно, можно. Тебе все можно! – торжественно сообщила гранд-леди и повернулась к застывшему у стены Тайдилину. – Будь любезен, распорядись.

– Да, моя леди, – склонился светлый и неслышно вышел.

– Все? – не удержавшись от иронии, уточнила я, не сумев оставить без внимания такое смелое заявление.

– Конечно, – мило улыбнулась темная леди, сверкнув белоснежными зубками.

Все же с темной кожей – завораживающий контраст…

– А если захочу уехать? – интереса ради уточнила я.

– Тоже можно. После свадьбы тебе вообще все можно!

– Что, муж разрешит? – хмыкнула я.

– А при чем тут муж? – хлопнула светлыми ресницами Харисса. – Милая, забудь про устои наземного мира. У нас все иначе. Женщина – центр всего.

Я промолчала, что с таким отношением к мужчинам им до революции недалеко. Тем более что сильного пола в правящих и просто власть имущих кругах становится все больше. Прекрасные дамы, которым гордыня глаза застит, и сами не заметят, как уже их загонят под каблук. А если заметят – быть морю крови. Плохо то, что тогда притеснять станут уже женщин. Эх, нет в мире гармонии.

– В таком случае, я должна подумать не о муже, а о его старших родственницах? – осведомилась догадливая я.

Угу, представляю я такую же мадам. Это еще повезет, если она одна будет.

Мысли про острозубых темноэльфийских пантер прервал деликатный стук в дверь.

Когда там возник Тайдилин с подносом, я мысленно едва удержалась от мата. Просто потому, что все мое естество противилось виду благородного эльфа в ливрее дома Швах-Барбах.

Пока эльф расставлял приборы и наполнял чашки парящим ароматным напитком, я сидела и кипела от злости. Притом злость моя была разнополярная. Прислуга. Прислуга, мать моя фея! Ну как… как ТАК можно?! Как можно было так бездарно распорядиться младшим наследником Лилий?

Подумать о том, что бы я сделала на месте дроу, не успела.

– Ну что же, Лили… у тебя есть какие-то вопросы? – спустя небольшую паузу проговорила Харисса, с удовольствием пригубив напиток.

– Есть, – кивнула я. – Как у вас оказался Тайдилин Рирнан?

– М-м-м… – прищурила голубые глаза пожилая леди, – интересный и неожиданный вопрос.

Я лишь пожала плечами. Это любопытно, так почему бы и не спросить, чтобы уже об этом не думать?

– Ну что же… – Леди откинулась на спинку диванчика и прикрыла глаза. – Знаешь, это длинная история.

– Мы никуда не торопимся.

– Ты не права, – мягко улыбнулась темная леди. – Да и не в настроении я откровенничать. Но если вкратце… Тайдилин не просто слуга в моем доме. Он – один из немногих, кому я показываю спину.

В этот момент я вспомнила выражение про отпавшую челюсть. И если честно, то сейчас была морально готова проводить ее в это путешествие.

Потому как темная леди, доверяющая светлоэльфийскому лорду, который находится у нее в рабстве, это нонсенс.

Разве что…

– Клеймо с какими-то занятными свойствами?

– Догадливая, – усмехнулась женщина и потянула рукав платья вверх, обнажая руку до локтя. – Но у меня такое же.

Я подалась вперед, рассматривая метку на коже леди. Хм-м-м… Кровная клятва.

– Он отказался возвращаться?

– Видишь ли, Лилиан… у наших светлых сородичей свои традиции. И не все они нравились Тайдилину.

Да вы что?

Я с прищуром смотрела на леди Хариссу. Но не стала озвучивать, что знаю только одну причину для мужчины оставаться у темных эльфов. Хотя бы потому, что она была очень наивна. Любовь, конечно, заставляет нас творить глупости, но не в этом случае.

– Итак, я хотела с тобой поговорить о том, что тебе совсем скоро предстоит.

– Лабиринт.

– Лабиринт, – с усмешкой согласилась леди Харисса. – А у Лабиринта есть маленькие секреты, в которые я и хочу тебя посвятить. Как известно, на пути к желанной цели, то есть тебе, соискателей будут подстерегать разные опасности.

– Смертельные?

– Ну-у… по-разному. Убиться можно и просто поскользнувшись на брусчатке.

Я широко ухмыльнулась. Ага, то есть гробить ценных сынков благородных родов, в том числе и прЫнца местного разлива, они не хотят. И таким образом все состязания за руку прекрасной меня превращаются в редкостный фарс. Интересненько.

Что мне еще поведают?

А поведали мне много всего крайне любопытного! Например, то, что в главной цитадели Лабиринта есть, так сказать, пульт управления всей той пакостной радостью, которой напичканы его коридоры. И шар для наблюдений, чтобы следить за ходом соревнований.

Про то, что ловушки управляемые, никто не знает, потому как Лабиринт в свое время проектировал один из основателей барабашьего рода. И, соответственно, организовал там ряд преимуществ своим потомкам. Я должна была расчищать дорогу наиболее выгодному кандидату и старательно валить всех остальных. Такие вот «честные и справедливые» состязания.

– Ну и кто же наш фаворит? – мрачно спросила я.

– Вот. – Харисса взяла со стола перевернутую карточку, которая оказалась миниатюрным портретом, и протянула мне. – Лорд Тадеуш ирз Бариссат. Кузен Королевы.

– А почему не сын? – с интересом глядя на рисунок, спросила я.

– Так получилось, – пожала плечами Харисса, обаятельно улыбнувшись.

Ага. Продали, значит. Интересно, и почем нынче темные феечки?

– Леди Харисса, а почему вы так уверены, что я стану делать то, что вы сказали?

– Потому что ты хочешь жить долго и счастливо и иметь надежных союзников, – повела плечами темная леди. – Так ведь?

– Так, – вынуждена была согласиться я.

– И для гарантии с тобой в Лабиринте будет тот, кто проследит за выполнением всех условий.

Угу, соглядатая поставят. Неудивительно, в принципе.

– И что из себя представляет этот… лорд Тадеуш?

– Досье тебе принесут сегодня вечером.

– Буду ждать, – кивнула я и поднялась. – На этом все?

– Да, милая. Я была рада с тобой побеседовать.

Я заверила темноэльфийскую гадюку, что это взаимно, и, попрощавшись, направилась к себе, сжимая в руках портретик будущего женишка.

Вечер выдался спокойным, но интересным. Леди Харисса передала мне занятную папочку с не менее занятным содержимым. Я, пока читала, разве что в голос не смеялась. Если верить предоставленным данным, более добродетельного и благородного мужчины, чем этот Тадеуш ирз Бариссат, не видело не то что Подгорное королевство, но и наземный мир.

Умен, о чем должны были свидетельствовать два образования – техническое и юридическое. Благороден, – так как является активистом парочки общественных движений и регулярно жертвует большие суммы на благотворительность, а также радеет за мир во всем мире и в Подгорном королевстве в частности. И конечно, в порочащих связях замечен не был.

Зато ранее был женат. Супруга, что интересно, скончалась год назад. Как раз истек срок траура, и такой завидный трофей снова можно было женить. Ну и, конечно же, наш дорогой Тадеуш ко всем прочим плюсам великолепный воин, маг и имеет немалый вес в мужском Совете. А также он баснословно богат благодаря приданому почившей супруги, которое он приумножил. Из чего можно сделать вывод: продали хитрые барабахи меня явно дорого. Короче, это не досье. Это рекламная кампания, призванная дать мне понять, какое добро само идет в руки. Какие же мои выводы? Жена этого совершенства во плоти очень уж вовремя умерла. Вот просто как специально старалась! И еще данный тип популярен в народе, притом как у мужчин, так и у женщин. Ко всем подход нашел, стервец! И он племянник правительницы. Кровь правящая, но в обход брата прав на престол не имеющая. А, видимо, хочется! Очень хочется взгромоздить свою черную… хм… девушки так не говорят… в кресло консорта. Убивать наследника – крови будет много, Тадеуша может не поддержать население, да и наверняка есть другие желающие урвать этот лакомый кусочек от пирога власти. А так… Если он женится на мне, то удача будет способствовать ему во всем, это раз. Брак с крылатой избранной укрепит его позиции, и это два. Удобно.

В общем, это занятное чтиво неплохо скрасило мне вечер и дало немало пищи для размышлений.

2 thoughts on “Лабиринт для темной феи 1. Глава 11”

  1. Здравствуйте. У меня после 5 главы по стрелке «Далее»появляется «лабиринт для темной феи 11 глава».Листала думала все таки 6 появится.Но нет.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *