Колечко взбалмошной богини 2. Дорога домой

Колечко взбалмошной богини 2. Глава 1

Кандела Ольга, Черчень Александра

Колечко взбалмошной богини 2. Дорога домой.

Глава 1: Скелет в шкафу

Проснулась я, едва в небе забрезжил робкий рассвет. В комнате было темно и неуютно. Я закуталась в одеяло и подошла к окну. Окинула взглядом бледно-голубое небо, с восточной стороны наливающееся едва заметным румянцем.

И чего, спрашивается, мне не спится? Подскочила в такую рань, когда можно еще часа два смело дрыхнуть в кровати.

Но сон уже как рукой сняло. А неприятные мысли ворохом опавших осенних листьев закружились в голове.

Интересно, они уже вернулись? Или всю ночь напролет летают наперегонки? А, может, вовсе и не летают. Обычно ночью влюбленные парочки занимаются куда более интересными вещами. И порой тоже напролет.

Так, Люба, хватит об этом думать! Ты ведь уже все решила. Сдался тебе этот феникс?

Но коварное любопытство, свойственное всей породе Орловых, так и подначивало подняться этажом выше, дойти до знакомых покоев и проверить, кто в них сегодня заночевал. И ведь время раннее еще. Вряд ли меня заметят.

Решительно тряхнула головой, отгоняя прочь подлые мыслишки. Совсем уже с ума сошла. По чужим комнатам ночью лазить. Шпионка хренова!

В общем, здравый смысл взял вверх над эмоциями. Но сидеть в четырех стенах все равно не хотелось. А, как ни странно, хотелось жрать. Причем зверски!

Облачившись в один из местных халатов, зашла в ванну. Глянула на себя в зеркало и скривилась. С гладкой серебристой поверхности на меня смотрело жуткое создание с красными глазами, опухшим лицом и всклокоченными волосами. Ну и видончик у вас, госпожа Орлова. Хотя, чего удивляться? Нечего вчера реветь было. Результат, так сказать, налицо и на лице!

Плеснула в это самое лицо холодной воды. Потом еще, прогоняя болезненную припухлость. Насухо вытерла кожу махровым полотенцем. Пригладила волосы и отправилась на поиски приключений.

Точнее, отправилась-то я на кухню, раздобыть чего съестного. Но, как оказалось, сюрпризы поджидали меня буквально на каждом шагу!

Первый настиг у покоев Тиарны. Я, честно говоря, и забыла, что она живет в соседних апартаментах. Но быстро об этом вспомнила, стоило услышать торопливые шаги стремительно приближающегося полуночника.

Я тут же испуганно прильнула к стене и затаила дыхание. Благо тут почти во всех коридорах имеются очень удобные ниши. Неглубокие, но моему тощему тельцу укрыться хватает. Основное предназначение же у них, как не сложно догадаться, чисто декоративное. В каждой такой нише стоит по крупной вазе, или висит какая-нибудь картина. В общем, крайне удобные здесь интерьеры. Для подслушивания и подглядывания удобные.

Не долго думая, решила воспользоваться сим замечательным свойством и потихоньку выглянула из своего укрытия.  В этот момент ночной гость, а точнее гостья – да, женскую фигуру даже в тусклом свете масляных ламп не трудно различить – как раз открыла дверь, ведущую в спальню Тиарны. Столб тёплого желтого света, вырвавшийся из помещения, тут же осветил миленькое личико Жюстин, на губах которой играла загадочная улыбка.

А еще я обратила внимание на ее атласный халат. Наверное, потому, что он распахнулся, когда девушка ступила через порог, и, да не обманут меня мои глаза, под халатом ничего не было! В смысле, нижнего белья не было. А вот женские прелести точно были. И благодаря отсутствию белья, я узрела их во всей красе.

Что-то мне в последнее время прямо везет на голых баб. И даже не знаю, радоваться этому или огорчаться… Наверное, все же огорчаться, ибо я такими аппетитными формами, как местные барышни, увы, похвастать не могу.

Нет, вы не подумайте, я вовсе не жалуюсь. Фигурка у меня очень даже ничего: грудь упругая, попка подтянутая, ножки стройные. Но, по сравнению с Тиа, я так… посредственность, не больше.

И вообще, что-то я никак не возьму в толк… Что у них за мода такая? Вот лично у меня под халатом ночная сорочка, выданная, кстати, здесь же, в замке. А еще трусики, и не важно, что они почти ничего не прикрывают, местные панталоны как-то не по мне. Оно, конечно, красиво, но непривычно, а от того крайне неудобно. А эти развратницы, что Тиа, что ее компаньонка, голозадыми шастают! Ни стыда, ни совести.

Кстати… Это обстоятельство наводит на весьма специфические выводы. Особенно, если вспомнить, как Тиа радела за смежные комнаты…

Н-да… что-то мне в этом видится какой-то лесбийский подтекст. То ли я такая испорченная, то ли местные нравы совершенно иные, нежели мне представлялось…

Нет, ну а что, спрашивается, могло понадобиться Жюстин в спальне своей хозяйки в четыре часа утра?! Уж точно не завтрак в постель! Хотя я от такового не отказалась бы. Может, и у Тиарны те же проблемы посреди ночи?

В общем, я еще немного постояла, ожидая, что компаньонка покинет покои блондинистой крали. Но прошло пять минут, десять, а ситуация ни грамма не изменилась. Я все в том же одиночестве пряталась в нише, а коридор был девственно пуст. И за время ожидания мысли мои все больше склонялись в сторону нетрадиционной ориентации некой белокурой барышни.

Хотя по Тиарне этого совершенно не скажешь. Особенно, если вспомнить, как она вешалась на Фауста. И как позвала его летать… Нет…. Не может она быть лесбиянкой! Зря я тешу себя глупой надеждой. Да к тому же, кто сказал, что блондинка ночует сегодня у себя? После той демонстрации, что она устроила фениксу, место дислокации аппетитного тела на остаток ночи было однозначно предопределено. А Жюстин… Ну, мало ли, зачем она зашла…в четыре утра.

Н-да уж, неувязочка… Черт, да что я мучаюсь, в конце концов? Пойду и проверю! Всего-то и надо — распахнуть дверь и глянуть внутрь. А если меня застукают, просто скажу, что комнатой ошиблась. Все же я в этом замке человек новый, могла и перепутать.

Однако совершить задуманное оказалось куда труднее, чем думалось. С минуту я стояла перед дверью, никак не решаясь ее отворить, и мысленно ругала себя за трусость. Видела бы меня госпожа графиня — точно посмеялась бы. И обязательно язвительно вставила, что девушки Орловских кровей, в отличие от дорогой внученьки, никогда не были трусихами. В общем, собрала в кучу все свои страхи и зарядила им хорошенького пинка, вышвыривая прочь из сознания, а затем решительно схватилась за ручку.

— Любочка, а вы комнатой случайно не ошиблись? – приятным бархатным голосом проворковал сегодняшний сюрприз номер два.

Ручку я тут же отпустила и испуганно шарахнулась подальше от двери. И только затем нашла взглядом говорившего. Стефан даже и не думал прятаться. Стоял посередь коридора и рассматривал меня лукавым снисходительным взглядом. И как я не услышала его приближения? Вот же лохушка!

— Я… Эммм. Ой! И правда, ошиблась… — неуверенно промямлила и сделала еще шаг назад.

Интересно, а что он тут забыл? Стефана, кажется, поселили в другом крыле замка. Может, он тоже того… к Тиарне в спальню направлялся. На военный совет, во!

— Не спится? – мягким обволакивающим голосом проворковал мужчина, кажется, собираясь надолго здесь задержаться.

Вот только, я не горела желанием разводить с ним дружелюбные беседы. Да еще посреди коридора, да еще ночью. Наедине! Под этим пристальным масляным взглядом. Вот уверена, он уже мысленно снял с меня халат.

«А у меня внизу сорочка. Ха!» — не понятно чему обрадовалась я и поспешила отвязаться от настойчивого кавалера:

— Ну, почему же. Просто пить захотелось. А тут кухня как раз не далеко. Но я уже обратно иду, ложиться. — И широко зевнула, демонстрируя, сколь сильно мне хочется спать. – Спокойной ночи, — вежливо пожелала мужчине и отправилась по направлению к своей спальне, по широкой дуге обходя препятствие по имени Стефан.

Препятствие как-то насмешливо на меня покосилось, проводило заинтересованным взглядом и все же осведомилось:

— Может, вас проводить? А то опять ненароком комнаты перепутаете…

— Больше не перепутаю. Не волнуйтесь, — уверила феникса и еще быстрее припустила по коридору.

И это было моей фатальной ошибкой! Ибо за собственными быстрыми шагами я не услышала мягкую, почти кошачью поступь Стефана.

О том, что мужчина крался следом, узнала уже на пороге собственной спальни, когда почувствовала, как крепкая мужская рука схватила меня поперек тела и буквально заволокла в комнату. Следом раздался звук закрывшейся двери и провернувшегося в замке ключа. Я широко распахнутыми глазами смотрела, как Стефан прячет этот самый ключ в кармане брюк, и никак не могла сообразить, какого черта здесь происходит.

Осознание пришло, только когда мужчина ринулся ко мне, вновь обвил талию, решительно притягивая к себе, и попытался поцеловать. Слава Богу, в этот момент с меня сошло оцепенение, и осуществить задуманное я мужику не позволила. Резко вскинула руки и толкнула Стефана в грудь. Тот отпрянул, пошатнулся, но, надо отдать ему должное, к стенке не отлетел и даже не упал. Будто был голов к сопротивлению.

И уж тем более он не испугался. Напротив, мое поведение лишь раззадорило нападавшего. В серых глазах зажегся хищный огонек, и, вернув равновесие, феникс повторно кинулся ко мне.

На сей раз я разозлилась и толкнула его не в пример сильнее. Эффект, как и ожидалось, был соответствующим – мужика все же отшвырнуло к стенке.

Но отступать он и не думал.

— Ничего себе… — довольно присвистнул посягатель на девичью честь. – Сильная. Злая. Упрямая… Но так даже интересней, — оскалился Стефан, медленно поднялся на ноги, потирая ушибленное плечо, и теперь уже гораздо медленнее стал обходить меня по кругу, обдумывая, с какой стороны бы лучше подступиться.

— Ты что творишь? – Теперь ко мне вернулся еще и дар речи, и я тут же им воспользовалась, высказывая свое возмущение. — Совсем с дуба рухнул? А ну, убирайся из моей спальни!

— И не подумаю, — ответил этот гад, начиная медленно расстегивать пуговицы на рубашке.

Стоп-стоп-стоп. Что это он делает? Он что, раздевается? Нее, я так не играю!

Впрочем, главное, что я пока еще одета. На мне целый халат, сорочка и трусики танго! Если что, ими можно и в глаз зарядить! На манер рогатки, разумеется.

Боже, о чем только я думаю? Какая к черту рогатка? Надо найти оружие посущественнее.

Цепким взглядом окинула спальню в поисках подходящего дубинко-заменителя. К сожалению, ничего не приглянулось. Даже вазы под рукой не оказалось, чтобы разбить ее о дурную русую головушку.

— Слышь, ты, маньяк недоделанный… — все же попробовала заняться переговорами, пока Стефан был занят раздеванием. – Я ведь того… кричать буду! – пригрозила я, не придумав ничего лучше.

— Конечно, будешь. Еще как будешь… — предвкушающе улыбнулся этот маньяк, и в его словах мне послышался явный пошловатый подтекст.

Н-да, кажется, у кого-то совсем сорвало крышу. Неужели он не понимает, что так просто я не дамся. Или, может, он этого и ждет? Любит сопротивление? Нет, я, конечно, могу ему это устроить. Еще как могу! У меня ж колечко волшебное… Так что, сопротивляться я буду долго и упорно. И не факт, что кое-кто в процессе не пострадает.

Вот только, тут есть риск. Ибо даже с артефактом вырваться из захвата Фауста, когда тот вверх тормашками тащил меня по парку, я не смогла. Так что гарантий, что справлюсь со Стефаном, по сути, тоже нет.

А потому я решила поступить, как настоящая женщина! Ну, заодно и воплотить в жизнь свою угрозу. Короче, я заорала! Так сильно, как только могла. Феникс весь скривился, сморщился и даже уши прикрыл. Вот так тебе, получай по барабанным перепонкам!

Визжала я долго. Громко! Почти что театрально! У меня у самой уши заложило. И уж точно мой крик было слышно на весь замок. А может, и того дальше.

Когда в легких закончился воздух, пришлось сделать перерыв. На долю секунды замолчала, делая вдох.  И этой доли Стефану хватило, чтобы стремительно подлететь ко мне и зажать рот ладонью.

«Все, мне хана», – промелькнула трусливая мысль. Следом промелькнула более храбрая: — «Я же еще кусаться умею!»

Однако, попробовать на вкус фениксовой кровушки было не суждено. Вмешалось третье лицо. Причем вошло это «лицо» явно не через дверь…

— А ну убрал от нее свои грязные руки! – раздался до боли знакомый голос с резкими металлическими нотками.

Стефан медленно убрал руку с моего рта, однако ту, что покоилась на талии, нарочно стиснул еще крепче и, не спеша, вальяжненько так, повернулся к говорившему, частично открывая мне обзор.

Я выглянула из-за плеча своего мучителя и сразу поняла – дело дрянь. Ибо Фауст был в гневе. Темные глаза метают молнии. Руки сжаты в кулаки. Все до единой мышцы на обнаженном торсе напряжены. На руках вздулись вены. На скулах ходят желваки. Стррррашно… И так соблазнительно…

Держите меня кто-нибудь!

Еле сдержала сладострастный стон и живо прикусила губу. Ох, ну как же хорош! А еще эти домашние облегающие бриджики и длинные волосы, рассыпанные по плечам… Просто загляденье.

А меня обнимает какой-то хмырь! Чтоб его!

Попыталась дернуться, дабы высвободится из нежеланных объятий, но кто ж мне позволит. Стефан притянул меня еще ближе и нахальненько так осведомился у Фауста:

—  Так это твоя игрушка?! Что ж ты сразу не сказал? А то я попользоваться хотел. Хотя… может, одолжишь на вечерок?

Я от такой заявы малость офигела. Фауст же… Фауст с пернатым нахалом церемониться не стал. Просто схватил Стефана за шкирку, рванул к себе, одновременно освобождая меня от наглых лап, и с легкостью, с какой взрослые поднимают годовалого ребенка, вышвырнул феникса в окно!

Я непроизвольно охнула и кинулась к этому самому окну. Расшибется ведь. Второй этаж, как-никак. Если и не насмерть, то покалечится точно. Однако, высунувшись на улицу, распластанного по газону тела я не обнаружила. Вместо этого узрела, как огромный бело-розовый феникс, заваливаясь на одно крыло, тяжело поднимается в небо.

Ничего себе, как быстро обратился. Хотя, не исключено, что он сначала шмякнулся, а уже потом обратился. Или одновременно… Блин, да какая разница? Главное, что это мерзкий тип ко мне в спальню больше не сунется!

Зато… в моей спальне теперь имеется другой тип. И не факт, что он не хочет того же… Уходить-то не спешит.

Нет, я, может, и не против… Как гляну на него, так сердце в пятки и проваливается. А потом к горлу подступает. А потом опять проваливается. И я все такая обмираю….

Короче, лучше на него не смотреть. Тогда вполне можно мыслить здраво и даже логически. А логика подсказывает, что он как-то подозрительно быстро тут оказался.

— Ты как вошел? – поспешила спросить, пока от вида крепкого обнаженного тела не отнялся дар речи.

— Через окно, как же еще, — спокойно ответил Фауст, а я чуть не шлепнула себя ладошкой по лбу. Вот недогадливая. Оно ж распахнуто было. Точно последние мозги выдуло… вместе с залетевшим Фаустом, кстати, и выдуло! – Моя спальня как раз над твоей находится, так что это самый близкий путь, — усмехнулся блондин.

А я осмелилась поднять на него глаза и узрела, как он, скрестив руки на груди, облокотился плечом о стену и… уходить все еще не планирует.

Так, Любочка… Надо что-то решать. Или мы позволяем ему остаться, или посылаем куда подальше – то есть спать в свою спальню. И решать надо быстрее, иначе второй вариант отпадет сам собой.

— Надо будет с тобой потренироваться, — вдруг серьезно сказал Фауст, а я резко запаниковала и округлила и без того удивленные глаза.

Что значит, потренироваться? На кровати потренироваться? Со мной?!

— В смысле? – тяжело сглотнув, промолвила я.

— В прямом. Носишь кольцо богини, а мужику по морде дать не можешь, — усмехнулся Фауст. По-доброму так. И я поняла, что опять млею…

Ох, так он о моей безопасности беспокоится? Как мииило.

— Ага… — кивнула я и чуть было не расплылась в довольной улыбке, но вовремя себя одернула.

Люба, возьми себя в руки! Срочно! Ты ведь обещала себе, что не станешь подпускать его близко!

И тут молниеносно вспомнилось, по какому поводу я себе это обещала. И, как ни странно, сразу же нашелся повод спровадить Фауста, пока меня окончательно не выбило из колеи.

— Эмм. Тебе наверно пора. Тебя же Тиа ждет… — произнесла как можно спокойнее, стараясь не выдать собственных эмоций по этому поводу. И одновременно пытаясь прощупать почву.

Да, меня это волновало. Вот кровь из носа надо было знать, ночевали они вместе или нет.

— С чего ты взяла, что она меня ждет? — Фауст напрягся и даже отстранился от стены, на которую опирался.

— Ну… Вы же улетели вместе, — привела вполне весомый довод.

— И что? – Довод Фаусту весомым не показался. Более того, мужчина выглядел крайне серьезным и обеспокоенным, так что мысли о том, что он попросту играет на публику, и возникнуть не могло.

Но вот логика все равно была не согласна. Причем категорически! Ну не мог он уйти от такой женщины. Не мог!

— То есть полетали и разбежались? – кинула я, не сумев сдержать язвительных ноток в голосе.

— Да, именно так, — очень уверенно ответил Фауст. – Я, знаешь ли, не люблю, когда женщина сама себя предлагает…

— Фригидный, что ли? – сдуру ляпнула я и почти сразу же пожалела о своих словах.

Очень сильно пожалела. Ибо глаза феникса в тот же миг устрашающе сузились, и мужчина медленно, но неотвратимо, двинулся на меня. Такой высокий, такой крепкий, такой… голый, мать его!

Я почему-то испугалась и инстинктивно сделала шаг назад. Потом еще один, потом еще и… ой! А разве стенка была так близко?

Оказалось, что да. Была. И буквально через миг меня к этой самой стенке и прижали. Причем тем самым высоким, крепким и голым телом. Так, Люба, без паники. Дыши ровно. Вдох-выдох, вдох-выдох!

— А ну-ка, повтори! – угрожающе прошипел Фауст, все сильнее прижимая меня к твердой поверхности, да еще и руки поставил по обе стороны от моей головы. Видимо, чтобы не сбежала.

— Я… Я пошутила, — сразу пошла на попятную, но, как и ожидалась, блондина это не проняло.

— Пошутила? – хищно оскалился Фауст, а потом выдал: — А вот я сейчас не пошучу и наглядно продемонстрирую тебе, какой я «фригидный», — и на последнем слове отчетливо прижался ко мне бедрами.

Мамочки… Это он что же, насиловать меня собрался?

Хотя, насилие явно предполагает несогласие и хоть какое-то сопротивление второй стороны. Я же, судя по тому, как гулко стучит сердце и как горячей лавой по телу растекается жар, совсем даже не против. Вот только, есть одно «но». Очень такое весомое «НО»!

— Невесте своей демонстрируй! – собрав всю волю в кулак, зло выплюнула в лицо блондину.

— Знаешь, что… — угрожающе начал мужчина, неуловимым движением переведя правую руку сначала мне на лицо, а потом и с силой ухватив за подбородок, заставляя запрокинуть голову и смотреть прямо в горящие злым весельем глаза.

И вот честно, я уже была готова согласиться на все, что угодно, хотя не далее как несколько часов назад, клятвенно обещала себе, что блондина ближе чем на пять шагов, не подпущу. Но на деле устоять перед ним оказалось гораздо сложнее.

Спас меня неожиданно раздавшийся вопль:

— Люба, держись!

И в комнату ворвалась Стаська. Поза боевая. Оскал устрашающий. В руках торшер.

Хммм, видимо, это сестренка только сейчас на мой крик прибежала. Как-то она малость запоздала…

— А ну, убрал лапы от моей сестры! – потребовала Стаська, на манер боевой палицы замахнувшись торшером.

Фауст тихо зарычал. Уж не знаю, на кого он был больше зол, на меня или на сестру, но ситуацией он был явно недоволен. И ни капельки этого не скрывал.

Зато у меня был рот до ушей! Фух, пронесло! Чтоб я без тебя делала, Стасечка – персональная ты моя птичка Обломинго! Уж который раз, сама того не подозревая, девичью честь сестры спасаешь.

— Как же вы меня достали… Обе! – глянув на мою довольную физиономию, рыкнул мужчина и стремительно отпрянул. Потом так же стремительно двинулся к двери и, уже выходя, едко кинул: — Знаешь, а я, пожалуй, воспользуюсь твоим советом. Тут как раз недалеко, — и громко хлопнул дверью.

Не поняла? Это куда это он намылился? К своей блондинистой мымре?! Нет, я, конечно, советовала Фаусту по вопросам фригидности обращаться к ней, но это ж я так… с горяча.

А как представила, как он будет доказывать свою состоятельность, аж дурно стало. И проснувшаяся ревность раненым зверем взвыла внутри, так и подталкивая рвануть следом, кинуться в ноги и сделать все, что попросит, лишь бы он к ней не ходил.

Однако, вовремя вмешалась гордость и, словно мудрая наставница, удержала от опрометчивого поступка. Орловы так не поступают. Орловы сами на шею мужикам не вешаются! И уж точно не кидаются в ноги.

И вообще, если он к ней сейчас сунется, то все! Между нами все окончательно будет кончено. И не важно, что ничего и не начиналось. Я просто запрещу себе о нем думать. А лучше закодируюсь! Пока не знаю, как. Но точно закодируюсь.

Надо лишь проверить, пойдет или нет. Он ведь тоже мог… ляпнуть сгоряча.

— Стася, жди меня тут! – скомандовала сестрице и решительно отправилась следом за разъяренным мужчиной.

Останавливать его не буду. Ни в коем случае. Мне нужно лишь проверить…

— Тьфу ты, — сплюнула мелкая. — Семь пятниц на неделе! То на помощь зовет, то сама за ним бегает…

Последнюю фразу я никак не прокомментировала. Разубеждать сестрицу было некогда. Да и нужно ли? Я ведь даже себе толком объяснить не могу, зачем мне это надо.

Зачем я на цыпочках крадусь по коридору, зачем то и дело опасливо прижимаюсь к стене, прикрываясь тьмой, зачем… А Стаська-то чего рядом бежит? А торшер ей нафига?

— Стася! – шепотом шикнула на сестрицу, немного замедлив движение. – А ты куда лезешь?

— Мне тоже интересно! – очень емко пояснила сестричка. – Зря, что ли, вставала?

И пока я не успела ее одернуть и отправить обратно в комнату, шмыгнула мимо меня и вприпрыжку понеслась за блондином. А главное, делала она это совершенно бесшумно. А, может, и шумно. Просто шлепанье босых ног Фауста по мраморному полу заглушало все остальные звуки. Сразу понятно, мужик вне себя от ярости.

А мне ничего не оставалась, как последовать за сестрой, нагнать ее почти у дверей в комнату Тиарны и заволочь в ту самую нишу, где я не так давно пряталась.

Прятаться вдвоем, к слову, оказалось не так удобно. Стаська хоть и мелкая, да только по ногам топчется, будто слон. Я чуть не взвыла в голос, когда эта вроде бы мелочь отдавила мне мизинчик на левой ноге.

А меж тем действо за пределами нашего укрытия как-то резко сбавило обороты. Фауст почему-то не спешил вторгаться в покои невесты. Встал перед дверью, нервно сжимая кулаки и яростно раздувая крылья тонкого носа. И то протягивал ладонь к дверной ручке, то опускал, никак не решаясь войти внутрь. А потом и вовсе ругнулся себе под нос, резко развернулся, пересек коридор и с силой ударил кулаком по противоположной стене. Раздался хруст расколовшегося камня и новое заковыристое ругательство блондина.

Оу… Наверное, больно. И чего, спрашивается, так распереживался? Ну не хочется идти — не надо! Зачем себя мучить? А принципиальность – она ведь еще никого до добра не доводила.

Блондин еще какое-то время помялся у двери. Но попыток войти больше не предпринимал. Скорее, просто успокаивался и раздумывал, что же делать дальше.

А я стояла в своей нише и начинала глупо лыбиться. Не пойдет, не пойдет, не пойдет! А когда Фауст и вовсе вознамерился покинуть наш этаж, чуть ли не радостно прихлопнула в ладоши. Вот только далеко феникс не ушел. Он от силы-то пару шагов сделал, и тут из-за закрытой двери раздались какие-то странные томные постанывания…

Блондин резко тормознул и подозрительно глянул на вход в комнату невесты. Я тоже вся подобралась. Показалось или нет? Раздавшийся следом заливистый девичий смех ясно дал понять – не показалось!

На сей раз Фауст был куда решительнее. Подался вперед, порывисто толкнул дверь… да так и застыл на пороге с расширившимися от изумления глазами. А потом кааак зарычит:

— Какого тролля здесь происходит?!

И тут до меня дошло! С опозданием, но все же, я вспомнила, как к Тиарне заходила ее компаньонка в халате на голое тело. Воображение тут же подсунуло самую неприличнейшую картинку, на которую только было способно. Оказалось, что воображение мое еще очень даже приличное. Ибо спустя пару секунд мне довелось в реале узреть, что творилось за закрытыми дверями.

Только вы не подумайте, что я какая-нибудь извращенка. Я вовсе не собиралась туда соваться. Тихо-мирно себе ныкалась в нише. А вот сестричка не удержалась – поскакала прямо к ошалелому блондину, и я только чудом успела в последний момент дернуть ее назад и закрыть обзор своим корпусом.

И да, такое ей видеть точно было нельзя, ибо застали мы барышень в весьма недвусмысленной позе. Одна чуть ли не звездочкой распласталась снизу, вторая нависает над ней, касаясь волосами часто вздымающейся груди. На обоих ни клочка одежды, губы припухшие. На шее Жюстин явный засос… Извращенки!

Слава Богу, проем мы с Фаустом загородили своими широкими спинами, и низкорослая Стаська, как ни пыталась выпрыгнуть из-за наших голов, так и не смогла ничего рассмотреть. Рано ей еще такое видеть.

— Все вон! — тоном, не терпящим возражений, скомандовал Фауст.

Спорить не стала. Схватила Стаську за руку и поспешила отбежать на безопасное расстояние. Следом за нами дала стрекача и Жюстин, по дороге оборачивающаяся двуспальной простынью. Фауст же с каменной миной на лице зашел внутрь и плотно закрыл за собой дверь

А дальше у меня в голове сложилось два варианта развития событий: либо он сейчас устроит невесте хорошенькую взбучку, либо отымеет. Я, конечно, надеюсь на первое, но второе почему-то видится более вероятным.

На сей раз надежды мои оправдались. Разразился скандал. Орали они так, что не только в нашем коридоре, но и на соседних этажах слышно было.

Тиарна упрекала Фауста в холодности. Фауст упрекал Тиарну в несдержанности. И, насколько я поняла по обрывкам фраз, мой ненаглядный феникс был в курсе всех ее похождений, начиная с постоянных любовников и заканчивая неоднократными посещениями домов развлечений. И все это он терпел… Но близость с женщиной, да еще и в его собственном гнезде, была за пределами мужского понимания.

В общем, мы сидели в коридоре, причем прямо на полу, оперевшись спиной о стену, и тихо охреневали.

— Люб, да ты по сравнению с этой мымрой – просто ангел! – доверительно сообщила сестричка и участливо похлопала меня по плечу. – Если он выберет ее – я его просто не пойму!

Натянуто улыбнулась сестренке и тут же вздрогнула. Из запертой комнаты раздался прямо-таки надрывный крик:

— А я не виновата, что мой жених – фригидный козел!

Хм… кажется, я это уже где-то слышала.

— А мне противно прикасаться к потаскухе, которую уже пол города отымело!

Кажется, все же стоило спровадить Стаську… Но я же не предполагала, что тут настолько хорошая слышимость! А теперь уже поздно, ее теперь и с места не сдвинешь. Приросла намертво и ловит буквально каждое слово.

Не знаю, чего бы еще наслушалась мелкая и каких бы словечек набралась, если бы все это дело не пресёк неожиданно явившийся хозяин замка.

— Что здесь происходит? — спокойно спросил Альберт, возвышаясь над нами с сестрой.

Мы, разумеется, совершенно не заметили его приближения, и теперь обе удивленно хлопали глазами. А еще мужчина выглядел довольно непривычно, в тяжелом махровом халате вместо плотно сидящего камзола и домашних тапочках на босу ногу.

— Фауст застукал Тиарну с Жюстин! – разом выдала пришедшая в себя Стаська.

— Угу, — понятливо и совершенно бесстрастно кивнул мужчина. — А вы, в таком случае, что здесь забыли? – вопросительно поднял светлую бровь феникс.

— А мы дежурим на случай оказания первой медицинской помощи, – с ходу ляпнула сестричка, чем вызвала теперь уже мое замешательство. И как ей только удается придумывать такие нелепые оправдания? И ведь все сходит с рук!

— Думаю, медицинская помощь тут не понадобится, так что отправляйтесь к себе, — мягко распорядился лорд Финийк, и мы послушно подчинились.

Уже отдаляясь от эпицентра скандала, я краем глаза увидела, как отец Фауста невозмутимо ступает в комнату, и крики под его тяжелым взглядом мгновенно стихают.

А спустя секунду из спальни, словно ошпаренный, вылетает Фауст и стремительно уносится по коридору.

Н-да, ну и горячая выдалась ночка…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *