Колечко взбалмошной богини 1. Прыжок в неизвестность

Колечко взбалмошной богини 1. Глава 2

Глава 2: Змей укуситель

Я лежала на кровати, бездумно смотрела в потолок. И втыкала…

Это что сейчас было, а?

Коллективная галлюцинация? Или моя личная шизофрения?

Феникс, восставший из пепла… Это ж надо было воображению так разыграться.

А может, я просто ненадолго уснула, и все это мне привиделось? Вот чувствую, неладное что-то с этими устрицами было…

Ладно, надо собрать мысли в кучку. На каком, интересно, моменте помутилось мое сознание?

Додумать мне, как всегда, не дали. В комнату, а вместе с тем и в мысли, словно ураган, ворвалась Стаська.

— Лу, его надо спасать. Срочно! – истошным криком завопила сестренка.

— Кого спасать?

— Как кого? Феникса, конечно! Курицу недощипанную, – так галлюцинации точно коллективные. — Его папа в террариум отнес!

— Погоди-ка… то есть, ты про феникса тоже все помнишь? – спросила крайне серьезно, да еще и пощелкала пальцами перед носом у сестренки. Ну, типа, проверила, в своем ли она уме…

— Ну, конечно! Лу, пошли! Он же его сожрет! – малявка настойчиво потянула меня за руку, заставляя оторвать задницу от кровати.

— Кто сожрет? Кого сожрет? – не втыкала я.

Видать, мозг до сих пор не хотел всерьез воспринимать этот бред. Ну же, милый, отходи.

— Люба! – встряхнула за плечи сестра. Фига се, малявка, а такая сильная! – Возьми себя в руки! Там моего феникса сейчас сожрут! Он же в террариуме!

Погодите, так тот пернатый куриц, что, феникс? Мысль оказалась крайне неожиданной. Я себе фениксов как-то иначе представляла. Фениксов-мужчин так тем более курицами не видела…  Это открытие было, как снег. Нет, как ушат холодной воды. Нет, как мешок цемента… Ну, в общем, на голову…

То-то эта птичка на меня так подозрительно косилась…

Но это все еще ничего по сравнению с внезапным пониманием – да с третьей попытки, но до меня все же дошло – куда дорогой папочка запихнул пернатую живность. Твою ж… маковку!

Пришлось срочно ускорить темп.

В террариум я влетела на всех парах! Следом заскочила сестричка, чуть ли не носом впечатавшись в мою спину.

Первой мыслью было – опоздали! Кончили нашего феникса.

Ибо земля под ногами – читай, искусственное покрытие по типу «газон» — словно поле боя была усыпана разномастными пухом и перьями.

Я подняла с пола светлое перышко, поднесла к лицу, намереваясь всплакнуть по безвременно усопшему, и тут помещение прорезал крик петуха.

Что, уже утро?!

Но время суток было вовсе ни при чем. И да, сейчас вечер.

А причиной крика было совсем другое.

Вы когда-нибудь видели, как бегают курицы, когда им угрожает смертельная опасность? Мне вот посчастливилось раз в жизни побывать на ипподроме. Поверьте, по сравнению с горластым птицем, несущимся на крейсерской скорости, табун лошадей — детская забава.

Я его даже взглядом проводить не успела. Так, пятнышко мелькнуло. Зато мчащегося следом удава распознала без труда.

Вы спросите, откуда у нас дома удав? А я не пойму, чему вы удивляетесь. Мы ведь среднестатистическая семья. А у каждой уважающей себя среднестатистический семьи должна быть своя маленькая фишка. Вот кто-то марки собирает, кто-то играет в шарады по вечерам, кто-то разводит чихуахуа, а у нас живет удав. Папин любимец, между прочим. Который совершенно не отвечает ему взаимностью. Змея подарил какой-то зарубежный партнер или партнерша. Да, кажется, это была женщина.

Помню, когда папуля первый раз принес его домой, у мамы чуть инфаркт не случился. Стаська тоже была не в восторге. А вот мне чешуйчатый зверь приглянулся.

Бывало, взвалю на плечо увесистую тушку и таскаю по дому. А ему приятно. Змеи, они тепло любят…

Короче, Стася удава побаивалась, посему, спасать пернатого предстояло мне.

Дальнейшая картинка почему-то смутно напомнила мне веселые старты.

Первым, всячески петляя, кудахтая и безрезультатно пытаясь взлететь, несся куриц. За ним, тоже петляя — но тут уже скорее из-за особенностей телосложения — рассекая длинным телом искусственную травку, полз удав. А уже следом, тяжело дыша и, словно сайгак, перепрыгивая через различные препятствия, неслась я.

Вот странно, почему я, молодая девушка, спортивного телосложения, двуногая, в конце концов, не могу догнать какого-то ползучего гада? Да еще и в замкнутом пространстве террариума?  Помещении пять на пять метров. Ну, может, немногим больше. А, может, и не немногим… С глазомером у меня плоховато.

Короче, изворотливости удава можно было только позавидовать. А моей выносливости нельзя. И я решила устроить засаду. Ну, как засаду, просто присела на бревнышко – да, папуля для своего любимца чего только не напритаскивал сюда – и стала ждать, пока пернато-хвостатая компания пронесется мимо.

Долго ли, коротко ли… Ну, это так, лирическое отступление. На самом деле долго ждать не пришлось. Подловила зверушек на ближайшем вираже. Как подловила? Да просто наступила удаву ногой на хвост! Да, не самое умное решение. Но схватить его руками я бы не смогла физически!

Удаву это не понравилось…

Змей зашипел, обвился кольцами вокруг ноги, и вознамерился меня цапнуть. В последний момент почему-то передумал. Видать, опознал любимую почти хозяйку. И посмотрел тоже так… осмысленно, что ли. Я даже впечатлилась. Никогда не замечала за хвостатым подобных взглядов. Может, загипнотизировать пытается? Как в том мультике про Маугли.

Но даже если он и пытался, то у него это не вышло. Ибо долго играть в гляделся мы не смогли.

Подбежал куриц и клюнул змея прямо в темечко!

Тот ринулся на обидчика и…

— Ну, все, пернатый. Дершиссссь. Поймаю, задушшшшу.

Так, и что это было? Очередные глюки? Или у нас дома говорящий удав живет?

Откладывать выяснение сего интересного факта не стала. Дернула змея за хвост, подтягивая ближе, и устроила допрос с пристрастием!

— Это ты сказал? – напрямую спросила удава, фиксируя его голову, чтобы не цапнул и не кинулся. А что? Если вам дарят большого змея, но вы все еще планируете жить долго и счастливо, то не помешает научиться с ним обращаться. И общаться, по всей видимости, тоже…

Ну а что еще оставалось делать? И пусть кто-то скажет, что по мне плачет психдиспансер, я спорить не буду. Но уж если сходить с ума, то по полной программе.

Змей, как ни странно, молчал. И смотрел на меня такими честными-честными глазами. Ну, если я что-то понимаю во взглядах животных.

— Он-он, — подтвердили откуда-то со стороны и… снизу.

Глянула под ноги. Как и ожидалось, рядом ошивалась наша дорогая цыпа. И почему, спрашивается, я не удивилась, что он тоже разговаривает? Наверное, после восстания феникса из пепла меня вообще трудно чем-либо удивить.

Куриц, кстати, был малость потрепанный. Но, судя по важно задранной башке и язвительному тону, я со всей уверенностью могла сказать – жить будет.

А вот сестричка прониклась и выдранных птицу перьев прощать не стала.

— Ты зачем Феню обидел? – подбежала мелкая и шлепнула увесистую змеиную тушку куда-то… по брюху, наверное…

О, Феня — это что-то новенькое… Моя младшая вообще любительница давать людям разные прозвища.

— Это моя территория, — зашипел змей. – Его не приглашшшшали.

— Будто бы я здесь по собственной воле… — фыркнул куриц.

— Так тем более, катиссссь отссссюда.

— И не подумаю! – гаркнул птиц, а змей зашипел, нараспашку открыв внушительную пасть.

Книгоман

Стаська снова кинулась защищать свою птичку и стукнула үдава по морде.

— Фу! Место! – скомандовала сестренка. Будто он ей собака какая. – Нельзя его есть!

— А я есссть не буду. Понадкусссываю только, — доверительно сообщил ползучий гад и плотоядно уставился на феникса, которого добрая душа Стаська уже успела подхватить на руки.

Похоже, без моего вмешательства они в скором времени покалечат друг друга

— Так, все брейк! Таймаут! – громко скомандовала я. – Давайте обсудим все, как нормальные люди. То есть змеи… и курицы… и люди, — запуталась я.

— Я феникс! – тут же запротестовал куриц и чуть тише добавил: — Просто оборот не вышел…

— Так! Не возникай. Чего вижу, то и говорю.

— И все равно, я не курица. Я, как минимум, петух, — расхорохолился пернатый.

— Что-то я у тебя гендерных признаков не наблюдаю, — быстро осадила птичку.

Тот ошарашенно на меня вылупился, спрыгнул с рук сестры и куда-то пошел. Наверно, искать зеркало… Стаська хвостиком последовала за ним. Правильно, пусть присмотрит.

Так, с одним недофениксом разобрались. Теперь второй.

— Ну, а ты у нас кто? – вопросила змея и, теперь уже не опасаясь за жизнь пернатого, примостила удава на бревно.

Тот заерзал, устраиваясь поудобнее. Потом вытянул шею – наверно, шею, кто ж их разберет, где что у этих змей – чтобы быть повыше, и с достойным видом произнес:

— Позвольте представитьссссссся, Леодин Мис Канир, — и с почтением склонил голову.

 

Ну и имечко. Один Фрау, второй Мисс. Что дальше? Эй, где же вы, добрые доктора и палата с мягкими стенами? Хотя зачем? У нас и так здесь филиал психбольницы… шестой!

— Проссссстите, что в таком виде, — тем временем продолжил змей. — К сошалению не имею возмошносссссти обратитьссссссся.

— Ты что, тоже обращаешься? В человека? – заинтересовалась я.

— И не только, — с важным видом выдал хвостатый.

— А в кого еще? В дикобраза, что ли?

Ну не смогла я не сострить. А вот змееныш оскорбился, даже показательно отвернул морду. Пришлось идти на попятную.

—  Прошу простить за несвоевременную иронию, — церемонно сказала я и даже склонила голову. Судя по благожелательному взгляду, удав проникся. — Так в кого?

— Я наг, вообще-то…

О, это уже интересней. Только вот, знать бы еше, кто такой наг… Название-то знакомое, это, кажется, из индийской мифологии…

Надо будет погуглить на досуге. Можно, конечно, у змея повыспрашивать, только вот совсем не хочется показать себя малообразованной лохушкой.

Но вообще, если учитывать, что они с фениксом не из нашего мира, то гугл тут может оказаться отнюдь не в помощь.

— А чего обратиться не можешь? И что ты вообще в нашем террариуме забыл?

— Это все Земляна, богиня.

Тааак. Опять эта загадочная Земляна. Что я ей такого сделала, что она устроила из моего дома приют для говорящей живности?

— Она заперла меня в этом теле. Да еще и папашшшше твоему подарила, — тяжело вздохнул змей.

— Так, погоди, а тебя-то она за что наказала? — встряла я, потом хихикнула, вспомнив, что рассказывал пернатый, и предположила: — Что, тоже не показал, что в кармашке?

От этого заявления удав свалился с бревна. Впечатлительный, однако, тип…

Потом очень медленно высунул голову, мазнул раздвоенным языком по воздуху. Будто облизаться хотел, да не вышло. И, смерив меня подозрительным взглядом, поинтересовался:

— Откуда ты про кармашек знаешь?

— Ну-у, феникс рассказывал.

— Вот нахал, — разозлился змей. – Все перья ему выщщщщипаю. Это же личное, это же интимные фиссссиологические подробносссти!

Первое, что пронеслось у меня в голове — это то, с каких же пор нагрудные кармашки относятся к «физиологическим подробностям личного характера»? Второе, что феникс таки не змей… а, стало быть, змей мог попасться на чем-то ином.

Странная какая-то богиня, однако. Все что-то у мужиков по кармашкам ищет…

Так! Бред – вон из головы!

— Ладно, ладно тебе, — попыталась угомонить хвостатого, который рвался непонятно за что отомстить пернатому. Не хватало мне еще куриного трупика тут. – И чего вы на этом кармашке так зациклились? Мне вообще не интересно, что там, — произнесла с бесстрастным видом. Хотя, признаться честно, любопытство лишь возросло. Вот же ж, заинтриговали, гады!

— Мне этот кармашек всю жизнь сломал, — обреченно вздохнул удав и окончательно загрустил. Ну а я…

— В общем, как тебя там? Леодин, — нет, с помешательством определенно нужно что-то делать…. Это же, по ходу, прогрессирующая штука! Сначала вот феникс, теперь удав, а что потом? Лев, колдунья и платяной шкаф?

Я зябко передернулась, потрясенная перспективами, и вновь посмотрела на змея.

— Я это… пойду. Ты тут не грусти.

— Легко сказать, не груссссти. Думаешшшшшь у змей так много занятий? Я спасался только сссспячкой… а то бы давно сссс ума сссошел, – пригорюнился хвостатый и подполз поближе, обвиваясь вокруг моей ноги. Кажется, уйти так просто мне не дадут…

— Нуу не знаю… — протянула я, просто потому, что надо было что-то сказать. Н-да, поддерживать непринужденный разговор с незнакомыми лю…хм…змеями явно не моя стезя.

Спасла ситуацию вернувшаяся Стаська.

— Фенечка в печали. Просил оставить его одного, — глубоко вздохнув, сообщила сестрица и уселась на бревнышко. – А вы тут что делаете?

— Придумываем, чем бы поразвлечь Леодина… — очень «жизнерадостно» сообщила я и примостила свою пятую точку рядом со Стаськиной.

— Ооо, так ты, значит, Лео? – тут же наградила уменьшительным именем змея младшая. – А я Стася! – и так как у удава не было рук, пожала ему кончик хвоста.

И ее не смутило то, что хвост пришлось сначала откопать в чешуйчатых кольцах, а потом еще крепко держать. Удавчик здороваться таким методом категорически не хотел.

Короче, змею такое самоуправство не понравилось, и он поспешил отползти подальше, попутно освободив мою ногу. Ну, слава Богу. Стася, я тебя обожаю!

— Девочка, я предпочитаю вербальное общщщщение.

— Как скажешь. Так чего ты грустишь? – поспешила вникнуть в суть проблемы добрая душа.

— Обернутьсссся не могу…

— А чего не можешь? Феня вон как лихо в птичку заделался.

— Ну, я-то не фениксссс… — с каким-то пренебрежением в голосе отозвался чешуйчатый. – Мне надо больше энергии на превращщщщение. Все никак накопить не могу. Дурацкий мир. И Земляна со своими фокуссссами.

— Но, но, но! Нечего наш мир оскорблять, — тут же встала я на защиту…эммм… мира!

— А может, ритуал там какой нужен? Или этот… поцелуй, — хихикнула мисс всезнайка.

— Какой поцелуй? – заинтересовался ползучий гад.

— Ну, как в сказке. Помните, царевна-лягушка?

Я-то сразу смекнула, о чем речь. А вот змееныш не догнал. Вопросительно уставился на Стаську, ожидая продолжения.

— Ну как же? Было у царя три сына. И когда выросли они, царь собрал их и говорит: «Сыны мои любезные, жениться бы вам пора. Возьмите по стреле, выходите в чисто поле и стреляйте: куда стрелы упадут, там и судьба ваша». Сыновья поклонились отцу, взяли по стреле, вышли в чистое поле, натянули луки…

— Ближе к делу, — поторопила сказочницу. Эдак мы тут до утра сидеть будем.

— Ну, короче, выстрелили. У одного стрела угодила в болото. В болоте лягушка. Он ее поцеловал. Бах — царевна.

— И? – так и не понял сути змей. Ну не знаком он с русским фольклором, что поделаешь.

— Да все просто. Нужно тебя поцеловать, и ты обратишься в человека! – объяснила терпеливая сестричка.

Вот теперь хвостатый въехал. Да, доходит до него, как до удава. Хмм… Так он и есть удав! Но не важно. А важно то, что после этого все присутствующие обратили свои взоры на меня, чего-то…ожидая??

— Эээ. Нет, нет, друзья. Я на это не подписывалась! Я его целовать не буду! И вообще, не верю я в это!

— А в говорящих змей веришь? – тут же осадила меня сестричка. — Лу! Ну посмотри, какой он несчастный…

Удав, и правда, выглядел несчастным. Но меня этим не проймешь.

— Если тебе его так жалко, сама и целуй! И вообще, это твоя идея.

— Но, Лу! Я же еще маленькая! – запротестовала Стася.

— Маленькая! А, помнится, не далее, как в выходные, ты утверждала совершенно обратное, умоляя купить тебе туфли на шпильке!

— Так то туфли. А то поцелуй! – не отступала мелкая.

— Не вижу особой разницы, — в свою очередь не поддавалась я и пафосно изрекла: – Тем более, он змей. А не парень. Я спокойна за твой моральный облик!

— Зато я опасаюсь за твой, — буркнула младшенькая. – С каких это пор целоваться со змеями — это нормально, а вот с людьми — аморально?

Ну, вообще, с этих самых…

Короче, мы еще немного прободались, поспорили. Удав молча за этим понаблюдал, что примечательно, даже не пытаясь вмешаться. Видно, боялся попасть под горячую руку.

И в итоге Стаська согласилась. Удав послушно, но без энтузиазма, подполз поближе. Сестричка крепко зажмурилась и на счет три быстро чмокнула змеюку в морду.

После чего она еще долго отплевывалась. А вот несчастный змей так и не превратился.

— Ну, не расстраивайся. Что-нибудь придумаем, — попыталась приободрить хвостатого. – А сейчас нам пора. Поздно уже.

— Завтра вернешься? – с надеждой в голосе прошелестел чешуйчатый.

— Куда ж я денусь. И даже свеженьких мышек принесу! – пообещала я.

— Лучше хомячков. Они пожирнее, — попросил змей. – Джунгарских, желательно… они так забавно пищат.

— Джунгарики мелкие, — нахмурилась я. – Они ж тебе на один зуб.

— Как семечки…

— А-а-а, — глубокомысленно протянула я и пошла на выход,

Ну, ладно, хомячков, так хомячков…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *