Глава 9

Людей было очень много. Притом не только людей. Несколько дроу и переселенцев, которые, судя небольшим нюансам, к человеческой расе не относились. Всех присутствующих объединяло одно. Достаток явно выше среднего. Впрочем, это не удивительно, учитывая, кто сегодня будет на сцене. Наверняка владелец этого заведения сегодня заработает очень много. Фейри же платы за такие спонтанные выступления не берут. Наверняка просто был проездом, и достаточно смелый хозяин, угадав увлечение дивного, попросил его спеть.
Спускаясь по лестнице, я была так увлечена разглядыванием зала, что отстала от Крионы и хоть и заметила мужчину в плаще, поднимающегося навстречу, но не отодвинулась ближе к перилам, потому он задел меня, когда проходил мимо, и с головы незнакомца сполз капюшон, открывая золотистые волосы. Он развернулся, и я встретилась взглядом с невероятными глазами цвета солнечного янтаря. В первый миг я так перепугалась, что чуть не рванула вниз на всех парах, но поняла, что это не Златогривый. Волосы только до плеч, из-под них выглядывают кончики острых ушей, да и лицо не то. Хоть и очень похожее. Но это фейри.
— Льета меня простит? – мелодично поинтересовался мужчина, склоняясь в изящном поклоне. – Я вас задел.
— Да, конечно, — нервно кивнула я, а затем испуганно расширила глаза, осознав, как он ко мне обратился. Понял, что я дракон!
— Не паникуйте, — серьезно сказал он. – Не выдам. Знаю, как к вам сейчас относятся в империи. Где ваши спутники, леди? Такой юной девушке нежелательно путешествовать одной, когда настолько неспокойно.
— Не волнуйтесь, я под охраной, — улыбнулась в ответ, отступая вниз.
— Как скажете, — медленно кивнул музыкант. Это ведь тот самый? Вряд ли в этом трактире есть два фейри.
— Вы куда-то спешите? – он скользнул по мне оценивающим взглядом, улыбнулся и спустился на одну ступеньку ниже. – Позволите представиться?
Ага. Замечательно, мне предлагают познакомиться. Обычай Дворов дивного народа. Если я не возражаю против того, чтобы перевести его в более близкий круг, то соглашаюсь. Но вот оно мне надо? Судя по его взгляду, к концу вечера мне предложат называть его просто по имени. У фейри весьма своеобразное сближение и весьма короткое.
— Простите, но я занята, — доброжелательно улыбнулась в ответ и отступила еще на шаг.
— Льета так в этом уверена? – вскинул бровь остроухий.
За спиной раздались шаги, и я поняла, что это дело надо закруглять.
Впрочем, мое участие не потребовалось. Почувствовала на талии жесткие руки, и знакомый голос произнес:
— Князь Тайлин из ветви литого Золота, моя невеста вам ясно намекнула, что знакомиться не хочет.
— Олли, — пискнула я, мигом осознав размах проблем.
— Я тоже соскучился, милая, — ласково сказал Златогривый, целуя меня в висок, и несколько зловеще закончил: – О-о-очень соскучился. И устал.
Ну еще бы он не устал…
— Здравствуй, мальчик мой, — спокойно отозвался фейри, таким обращением вызвав у меня нешуточный шок. – Ты собрался жениться? Это хорошо, а то я уж думал, что правнуков не дождусь! Правда, немного не то солнце ты себе выбрал.
— Не твое дело, — невежливо откликнулся Сэйн, прямо глядя в такие же, как и у него, золотые глаза.
— Да не скажи, — улыбнулся фейри.
— Я не понимаю, — растерянно призналась, перестав стараться вырваться из рук дракона.
— Все просто, милая, — посмотрел на меня Тайлин. – Я дедушка этого охламона. Очень приятно с вами познакомиться.
Э-э-э? Дедушка? Я удивленно разглядывала красивого, подтянутого мужчину, который выглядел ровесником «внучка». Хотя да… фейри же.
Тайлин… Кажется, имена князей не склоняются. Надо это помнить при общении, чтобы ненароком не оскорбить, исковеркав его имя.
— Предлагаю спуститься вниз, скоро начнется мое выступление, — мягко улыбнулся Тайлин, а потом ловко подхватил меня под руку, выдернул из объятий растерявшегося потомка и повел вниз.
— Вы же на второй этаж шли, — тихо прошипела я, пока еще не вырываясь, но всерьез над этим раздумывая.
— А я передумал, — рассмеялся «дедушка». – Кстати, солнышко, а почему вы от мужа сбежали и зачем моего мальчика за нос водите?
Ой… Откуда?!
— Не ваше дело, — отрезала я, пытаясь вырвать локоть из хоть и бережной, но очень крепкой хватки. — И Олли мне не нужен, он обманул вас, у нас ничего нет!
— У вас может быть, — спокойно подтвердил фейри. – А вот у него есть. И моя задача устроить личное счастье мальчика!
И чем мне это грозит…?
Впереди показалась Криона, и я не на шутку обрадовалась и махнула ей свободной рукой. Она оглядела нашу пару и удивленно на меня посмотрела. В голубых глазах явно читалось «Как?!».
— Здравствуйте, — с ходу поздоровался фейри, ухватил мою подругу за локоток и теперь тащил дальше уже нас двоих.
— Что вы делаете?! – возмутилась Криона.
— Не искрись, огонек, — рассмеялся бард. – Все будет хорошо. Всего лишь хочу проводить вас за столик. Такие прелестные дамы должны сидеть недалеко от сцены и одним своим видом вселять в меня вдохновение!
Я когда-то считала, что Олли наглый? Да вы что, ошибалась! До дедушки ему еще расти и расти!
И главное, откуда этот предок столько знает?!
Нас дотащили до столика и прицельно приземлили на стулья. Потом ненормальный фейри порывисто развернулся к угрюмому Олли, указал на третий стул и приказным тоном сказал:
— Садись.
Ледяной оглядел столешницу, смахнул пальцем невидимую соринку и спросил:
— Тай, а ты не много на себя берешь?
— Нет, милый мой, — дедуля уселся за стол и радостно нас всех оглядел. Я же чем дальше, тем больше понимала, почему крайне не рекомендуется общаться с дивными. Слишком уж они… просто слишком. Порывистые, несдержанные и сильные.
Подтверждая дурную славу, фейри сильно дернул внука за рукав, вынуждая опуститься рядом с ним.
— Значит так, хорошие мои, — он откинулся на спинку кресла и внимательно нас оглядел. – Олли, скажу сразу, что твой выбор неверен. Я знаю, что сейчас ты влюблен, но я тебе не раз говорил, что твое солнце черное. Хотя она с ней и связана, — он с прищуром взглянул на меня. – Вернее будет.
Поймав мой ошарашенный взгляд, Златогривый почти неслышно пояснил:
— Он прорицатель. И видун.
Твою же мать! Нарвались! Какой восхитительный набор качеств!
Видун – видящий. И не молчащий! Фейри этого в принципе не умеют!
— Раз мы встретились, да еще и в такой ситуации… — дедушка кинул на меня взгляд и продолжил, обращаясь к Оллисэйну. – Я давно хотел тебя увидеть и отдать предсказание, оно как раз на эту тему.
— Не надо мне ничего отдавать! – категорично заявил Олли. – Знать не хочу!
— Поздно, — холодно улыбнулся Тайлин. – Если бы ты не начал делать глупости, то я бы подумал. Но ты, мой мальчик, оправдываешь свое наследие.
Как понимаю, это он про себя.
— А я сейчас встану, заберу девочек и уйду, — сложил руки на груди его нерадивый потомок.
— Не успеешь, — ласково улыбнулся фейри. – Я могу в два счета их перенести куда-нибудь. И опять искать станешь. Ты ведь и сейчас случайно на них наткнулся.
— Ладно, — коротко рыкнул блондин, злобно сверкая янтарными глазами.
— Отлично, — посиял Тайлин, на лице которого снова не было и следа серьезности.
«Вашу же мать! – внезапно взвыли у меня в голове. – Ирка, ты где эту гадину нашла?! Почему тебя на час нельзя оставить, обязательно неприятностей наберешься?!»
«Не виновата я, он сам пришел», — вздохнула, тоже не испытывая ни малейшего восторга от общения с надоедливым дивным.
— А теперь о вас, милые девушки, — вспомнили и про нас. – Надеюсь, вы доставите мне удовольствие и посидите на концерте именно тут?
— А у нас есть варианты? – угрюмо спросила рыжая.
— Не знаю, — честно признался Тайлин. – Без понятия, как я себя поведу, если вы не сделаете так, как мне хочется…
Мда, уж лучше бы сразу угрожал. Просто фейри — это уже страшно, но вот фейри в импровизации — это жутко.
— Мы пойдем вам навстречу, — нейтрально ответила я, взглянув на лица ледяного и огненной. Судя по выражениям, ничего приличного они сейчас сказать не могли.
— Чу-у-удненько, — расцвел дивный. – Внучек, ты не принесешь нам выпить?
«Внучек» отчетливо скрипнул зубами, но послушно встал и направился к стойке.
— Ну а теперь можно и поговорить, — снова был предельно собран мужчина напротив, он так пристально смотрел, что мне хотелось поежиться под этим взглядом. Таким…. – Значит так, юная леди, вам нужно добраться до цели. Иначе будет очень плохо. А потом вернуться к мужу. Чтобы не говорил ветер грез, супруг вас любит.
— Откуда вы столько знаете?
— Как вы верно подумали, «прорицатель и видящий» это восхитительное сочетание, — спокойно ответил фейри.
Кошмар… Он и мысли читает?!
— Нет, — покачал головой Тай. – Спонтанно улавливаю иногда. Вы сейчас в очень сильном эмоциональном напряжении, а я так вообще вас очень нервирую. В связи с этим и не закрываетесь.
«Его я убью первым», — спокойно отозвался Ар.
«За что?»
«Он очень старый, Ирьяна, — сухо ответил Спящий. – Безумно старый по вашим меркам».
«Достаточно для того чтобы…» — я не закончила фразу, но и так все было понятно.
«Да, — отрывисто выдохнул хозяин Анли-Гиссара. – Он один из создателей».
«Ученый значит? – оценивающе осмотрела дедулю. – А теперь музыкант».
«Одно другому не мешает, — иронично хмыкнул Ар. – Кстати, именно ему мы обязаны этим убогим подобием жизни».
— Теперь к вам, — он повернулся к рыжей девушке. – Могу порадовать. Ваша судьба не решена и зависит только от вас. Ну, насколько это вообще возможно.
— Премного благодарна, — в голосе подруги не было и следа издевки.
«Арвиль, если он усыпил, то мог и разбудить?»
«Милая, думаешь, я еще не понял, что за всем стоит кто-то из тех, кто нас создал?! Но проект глобальный, и задействовано было немало сил. Я не знаю, кто именно».
— Мне пора, — легко поднялся фейри.
— Удачного выступления, — нестройным хором пожелали мы с Крионой.
— Спасибо, дамы.
Он быстро ушел, но скучали мы не более минуты, потому как вернулся Оллисэйн.
Поговорить не успели, так как на зал внезапно упала полутьма, и мы поняли, что концерт начинается. А из уважения к выступающему с момента, как гаснет свет, все внимание должно отдаваться ему.
Сэйн подал нам с рыжей бокалы с соком, снял с головы какой-то странный обруч и положил его на стол.
Над небольшим помостом вспыхнул яркий шарик, освещая сидящего на высоком стуле фейри и три фигуры за ним, которые были в тени и рассмотреть их не было никакой возможности. Они стояли за какими-то странными установками. В одной я с трудом опознала барабанную, инструмент второго очень походил на фортепиано, но был какой-то очень уж маленький. Третий настраивал виолончель. Единственную узнаваемую, кроме классической гитары в руках у Тайлин.
— Здравствуйте, господа, — по помещению прокатился мягкий голос мужчины. – Раз мы сегодня здесь, то представим вам экспериментальные вещи. Недавно я наткнулся на весьма своеобразную музыку. Она произвела на меня такое впечатление, что решил позаимствовать стиль. Надеюсь, вам понравится.
Судя по непривычным инструментам, музыка иномирная. Князья ходят по граням миров, как по лесным тропкам. Ну, посмотрим…
Спустя пару песен, я поняла, что стиль мне нравится тоже. И даже очень. Немного отрывистый, но несущий странное очарование.
И голос. Голос у дивного был замечательный. То бархатный, как ласкающий слух, то резкий и даже неприятный.
Не всем пришлось по вкусу, некоторые выходили и не возвращались. Но я бы не ушла, даже если бы меня просили. Фейри зачаровывал. И каждая песня была историей. В которой переживаешь и волнуешься. Живешь.
Песни были разные. Кроме непривычных, еще и вполне классического звучания. Но все равно очень красивые.
— Олли, — внезапно окликнул внука фейри, и, дождавшись пока Златогривый поднимет на него глаза, продолжил: — Я обещал.
Дракон удивленно расширил глаза, но потом видимо понял, что Тай имел в виду и поднялся, собираясь уйти. Но фигура ледяного на миг засветилась, и он тяжело опустился обратно, со злостью глядя на барда, пальцы которого едва заметно искрились. Кажется, вариантов «дедуля» не оставил.
Зазвучал мягкий перебор струн, и я откинулась на спинку стула, внимательно наблюдая то за певцом, то за тем, для кого он пел.
Он позвал её в небо, она поднялась,
Стала мигом почти невесомой…
Он почувствовал с ней неразрывную связь –
Из ведущего стал вдруг ведомым
Этим странным созданьем из мира теней
Грациозно кружившей при взлёте.
Он поверил в неё, он доверился ей
Целиком. В этом странном полёте.

Песня была очень красивая, и голос златовласого бархатом обволакивал, касался, заставлял улыбаться от ощущения волшебства.
Но потом я посмотрела на Оллисэйна. На лице дракона было такое похоронное выражение, как будто ему не любовь всей жизни напророчили, а как минимум смерть в жутких муках.

И казалось, предчувствовал каждый виток,
Каждый взлёт её или паденье.
Он впервые забыл, что был так одинок
Под Луной до её появленья.
А она возносилась стрелой в небеса
За собой его чувствуя силу.
И так ярко азартом горели глаза…
А его улыбались ей в спину.

Как красиво… И очень завидно. Той, кого когда-нибудь будут так любить. То ли голос исполнителя, то ли то, что я сама как раз не была любима, но эта песня затронула что-то глубоко внутри.
Посмотрела на Олли, заметила настоящий ужас в желтых глазах и едва удержалась от того, чтобы не хихикнуть. Судя по всему, такое, и правда, было для него худшим из возможного. Называется «плаха замаячила в непосредственной близости».

Он держал её взглядом, над бездной держал
И боялся, что вдруг потеряет.
Он так много побед на Земле одержал
Но не знал, что любовь покоряет.

Ведь стремительный взлёт превращался в пике
И над самой землёй прерывался.
И опять в небеса он за ней налегке,
Как за солнцем с утра поднимался.
Просто верил в неё. и доверился ей
Целиком…
Не хотите не верьте.

«Два дракона – Исполнитель Антон Круглов. Автор текста Ольга Моисеева».

Олли нашарил рукой бокал с соком и залпом его выпил.
Все. Инфаркт близко. Встретилась взглядом с Крионой, которая тоже смотрела на Златогривого, и мы понимающе улыбнулись друг другу. Не знаю как подруге, но мне было очень приятно, что этот поганец когда-нибудь влюбится по настоящему. И от души надеюсь, что его черное солнце и не подумает сразу упасть в объятия прекрасного блондина!
Песня закончилась, фейри спустился в зал и присел за наш столик. К нему тотчас подбежала служанка с подносом, на котором стояли два графина и бокал. Девушка восхищенно смотрела на дивного. Видимо, на эту юную девочку он произвел впечатление своими песнями. Да и красивый, что скрывать. Очень красивый.
Тайлин прогулялся по ее фигурке придирчивым взглядом, оглядел симпатичное личико и видимо признал все это годным к употреблению, так как улыбнулся, встал и забрал у девушки поднос со словами:
— Он, наверняка, тяжелый, — опустив ношу на стол, фейри стремительно развернулся обратно и схватил за руку не успевшую уйти официантку. – У вас чудесные руки… Стоит относиться к ним бережнее.
Если честно, я ожидала, что девушка мигом растает и раскраснеется. Все же обаяние фейри замечательно действует на слабый пол, а Тайлин и так очень привлекательный.
Первый миг она отреагировала так, как и ожидалось. Удивленно распахнула глаза и нервно выдернула руку из музыкальных пальцев мужчины, прижав ладонь к пышной груди.
По всей видимости, типичная реакция вдохновила мужчину на дальнейшие действия, так как фейри с ходу попытался приобнять красотку за талию и пригласил посидеть с ним после концерта за бокальчиком вина.
Но вот тут и начались «странности». С мужской точки зрения.
Девушка нахмурилась, скинула с пояса наглую руку, которая уже легонько поглаживала ее поясницу, отступила и резко сказала:
— Уважаемый, мне кажется, вина вам на сегодня точно хватит, так как действие алкоголя уже оказало на ваш разум явственно видимый разрушающий эффект, — гордо вскинула подбородок, откинула упавшую на глаза кудрявую прядь, что выбилась из тугого пучка на затылке. – А теперь, если у вас не будет иных пожеланий, то я должна идти.
Она порывисто переставила содержимое подноса на стол.
Фейри опирался бедром о спинку стула и с огромным интересом рассматривал блондинистый феномен под названием «девушка отказала Князю фейри». Он склонил голову, лукаво блеснул золотыми глазами и тихо спросил:
-А если будут?
— Я с радостью выполню все ваши желания гастрономического характера, — кареглазая служанка прикрылась подносом как щитом и теперь испуганно, но твердо смотрела на барда.
— Хорошо, — медленно кивнул активный дедушка. – Вы свободны.
Она поклонилась и быстро ушла. Почти убежала.
— Ну что Тай, вот и ты узнал всю сладкую горечь поражения? – издевательски осведомился его «добрый» внучек.
— Это только начало, — покачал головой Князь.
— Что вы к девчонке прицепились? – не сдержала голос Кри. – По речи же понятно, что не простая. Может вообще магичка начинающая, подрабатывает. А вы с ходу так себя повели. Это обычных девок одним голосом и каплей магии можно покорить, а с магичками сложнее.
— Не подумал, — кивнул фейри, все также не сводя взгляда с девушки, которая в этот миг расставляла тарелки на другом конце зала. – Учту. Сменю линию поведения.
— Тайлин, ты что? – осторожно спросил Олли, который уже не был столь веселый, а с опасением смотрел на фейри. – Не первый раз девушки сразу отказывают. Тем более начал ты, и правда, очень уж нагло.
— А я не знаю, — пожал плечами дивный, с усилием переводя взгляд на нас. – Просто что-то… не важно.
Мы с интересом смотрели на музыканта.
— Кстати, — начал Златогривый. – Раз уж ты начал, то позволь полюбопытствовать с какой стороны мне горя ждать… «Черное солнце»… Дроу что-ли?
— Не знаю, — безмятежно ответил он. – Все что знал, я тебе спел.
— Ну ты и…
— Не оскорбляй, — в голосе фейри было не только веселье, но и предупреждающие нотки.
Судя по тому, что Сэйн замолк, их услышала не только я.
— А теперь мне пора, — дедушка махнул рукой и вернулся на сцену, где уже стояли его музыканты.
Концерт продолжился.
— Я рад, что вы еще с нами, — тихо сказал солист, примерно через час. – Сейчас я вам хочу рассказать одну историю… Возможно даже сказку, ибо за давностью лет ее былью считать, наверное, и нельзя… — он встал, отложил классическую гитару и взял немного иную. Нетипичную, чуждую. Сел обратно и минуту невидяще смотрел поверх голов, перебирая струны, которые отзывались тихим звоном. – Страшная сказка. Непростительно страшная.
А потом.. Потом было погружение. Мелодия с первых аккордов затронула что-то внутри. Стихи же отозвались почти физической болью. И не моей. Совсем не моей. Да и погружалась не я.
А я уже не видела зал. Не видела музыкантов не сцене. Передо мной был Анли-Гиссар и его господин. Зал Безумия, который сейчас сводил с ума одним своим видом. И Спящий… С каменным лицом, пустыми фиолетовыми глазами, зависший в воздухе. Пространство вокруг него трепетало и искривлялось, становясь глянцевым зеркалом. В нем мелькали неясные тени, которые застилались потоком сверкающих искр, и зал на миг становился таком, каким я его помнила. Но потом своды снова становились прозрачными, и я видела.
Лаборатории с учеными в белых масках, капсула с обнаженным черноволосым юношей. Потом вспышка и таких капсул длинная шеренга. Что-то подсказывало, что их там сотня. Не больше – не меньше.
Следующая картинка это строй. Солдат. В одинаковой серой форме, без каких-либо знаков отличия, с одинаковым отсутствующим выражениям лиц. Мельком заметила Арвиля и Шеридана, которые стояли рядом.
Сквозь видения и эмоции, что сейчас захлестывали с головой, отголосками слышала слова.
И видения-видения-видения. Плачущая хвостатая девушка с кинжалом в руках, стоящая на коленях возле испуганного черноволосого фейри. Горящий нестерпимо ярким светом ошейник на ее шее. И команда «Убей». Выскользнувшая из дрожащих пальцев сталь, и она скрючивается на полу, тихо воя от боли, которую причиняет сияющий ошейник. Приступ заканчивается, нож опять в руках, опять бесстрастная команда. Но рядом с ней оказывается оскалившийся Арвиль. Он выхватывает из рук хейлары оружие и быстро перерезает горло жертве. Разворачивается с рыком «Довольны?»
Но вводят нового пленника, девочке возвращают окровавленный нож и команда повторяется. «Убей».
Ошейник Ара наливается алым светом, и он оседает на колени, скривившись от боли под безликий голос «Команды не было».

Мне страшно никогда так не будет уже,
Я — раненное сердце на рваной душе.
Изломаная жизнь — бесполезный сюжет.
Я так хочу забыть свою смерть в паранже.

«Кукрыниксы – Звезда»
И я плакала. Плакала уже я. На лице Спящего не было ни тени эмоций.
Хотя тогда, когда их учили убивать детей, у Ара была почти истерика. После первого раза.
Потом была бойня. Когда обезумевший хейлар не реагируя на ошейник, хотя он светился почти ослепительно, перебил весь рабочий состав «учителей».
В результате Сотника заковали еще и в браслеты. Этого хватило.
Но не убили… «Ценный ресурс».
Я видела, как держали совсем молодого Тайлин, который кричал, что так нельзя и на такое он не подряжался.
Как говорили, что зря оставили в живых молодого видящего. Они оказались правы… Он потом освободил всех пленников. За ним отправили хейларов, но они его не нашли.
И эксперименты. На что они способны. Что будет, если отравить, как долго может держаться в воздухе с перебитым крылом. Или что готовы сделать ради жизней немногочисленных детей их расы.
А ради своих детей они были готовы на все. Убивать, пытать и ненавидеть себя после этого.
Потом просто бои. Воздушные и наземные. Но совсем недолго. Ведь они так и не дошли до войны… Подготовка оказалась напрасна.
И их отпустили… По настоянию нескольких фейри, которые за эти века добились положения, даровали им иллюзию свободы.
Был построен город. Была надежда на жизнь. Нормальную жизнь. Они так хотели этому научиться.
Но драконы снова сцепились. И ошейники вновь засветились, призывая рабов на бойню.
И вот, стоя друг напротив друга и осознавая, что тут и закончится недолгая история его несчастного народа, Арвиль порвал браслеты. Добрался до Кристалла и на какое-то время с них пали узы контроля. Но ненависть оказалась слишком сильна. Вместо того, чтобы уйти, накинулись на тех, кто их ломал в свое время. А потом кровавое безумие застилало глаза и уже не разбирали где чужие, а где свои.
К тому времени, когда драконы все же наладили связи в Кристалле, тот, которого потом назовут Спящим, был этому почти рад.
В тускнеющем отражении я видела, как на окровавленной пустоши, где сейчас даже скалы были багровыми, на землю оседают хейлары.
И чередой последних картинок – несколько залов со спящими в нишах воинами, которые постепенно погружались в камень. Идущий по Водному Пути Арвиль в окружении своих десятников и следом группа фейри и драконов, которые должны проследить за тем, чтобы оружие уснуло.
Небольшой зал, где остаются десятники и отдельная камера для самого опасного. Сотника.
Последнее, что видела, это то, как закрываются фиолетовые глаза, а тело мужчины погружается в камень как в воду.
Музыка стихла. Я «проснулась».
Арвиль исчез практически сразу. В голове не было даже намека на присутствие Спящего. Впрочем, я его понимаю. Я опять неожиданно прошла в его разум. Притом тогда, когда это было … запретно. Увидела то, что было слишком личным. То, что никто и никогда не должен был узнать.
Эта песня была последней. Затем последовали овации. Поначалу едва слышные, потому что даже когда включили свет, люди сидели с застывшим взглядом. Когда оцепенение прошло, аплодисменты стали почти оглушительными.
Я снова мельком заметила ту самую неприступную девушку, которая со смесью досады, грусти и восхищения смотрела на фейри.
Пока я думала о превратностях судьбы, человеческих магичках, наглых фейри и последствий их общения, про меня вспомнили.
Мимолетно погладив шею, на плечо легла большая ладонь, которая заставила меня откинуться на теплую стенку за спиной. Кроме того, что «стенка» была рукастая, она была еще и волосатая, так как мне на плечо упала белоснежная прядь.
— Ир-р-ри… — мягко протянул знакомый баритон, а вторая рука «живой» стены, обвила мою талию, притягивая ближе.
— Олли, — недовольно ответила я, пытаясь отцепить наглую конечность, которая осторожно начала поглаживать мой живот. – Не наглей. У тебя есть свое черное солнце, вот и жди ее.
— Не верю, — просто сказал Златогривый, все же подчиняясь и убирая руки, правда ненадолго и только для того, чтобы пересадить меня к себе на колени. Сказать, что я удивилась, это ничего не сказать!
— Внучек… — раздался издевательский голос «дедушки». – Ты дальтоник?
— В связи с чем такие ошибочные выводы? – спокойно спросил Сэйн, никак не реагируя на мои пока еще не драчливые попытки слезть. Просто сильно сжал руки, зафиксировав так, что я почти не могла брыкаться. Разве что начать кусаться. Но что-то мне подсказывает, что при таком раскладе наглый дракон найдет, как заткнуть мне рот…
— Я тебе сказал, что она не твоя, — немного устало, в который раз поведал откровение фейри. – Не твое солнце.
— Тай, мне плевать на твои предсказания, — пожал плечами блондин, начиная медленно поглаживать мою ногу в опасной близости от бедра. – Есть то, что я желаю сейчас. В кого я влюблен. А твоей «черной дыры» на горизонте пока нет и вроде не предвидится. Сравнивать не с чем, понимаешь? А к этой девушке, — он задумчиво посмотрел на меня, и я впервые увидела нежности в золотых глазах. – К ней я чувствую то, что могу назвать любовью.
— Это влюбленность, — отрезал Тайлин. – Просто влюбленность. Потому что она имеет схожие черты характера. Вот и вся разгадка.
— Я же уже сказал, — подался вперед Златогривый. – Не вмешивайся. Это моя жизнь и мои чувства.
— Кстати, а почему «черная дыра»? – Князь так кардинально сменил тему, что я даже несколько опешила.
— Черное солнце – черная звезда, а это значит черная дыра, — расшифровал Оллисэйн. – Не любишь ты меня, напророчил редкостную гадость.
— А как же быть с тем, что она замужем? – подала голос Криона, пристально разглядывая ледяного. – Притом замужем за вашим же другом.
— А тут все просто, огонек, — вместо внука ответил фейри. – Он поступает согласно своей крови. Моей крови. Свои интересы важнее. Тем более, искренне считает, что с ним Ирьяне будет лучше. Он же ее понимает…
— Скажешь, что нет? – вскинул бровь Олли. – Вейл поступил в корне неверно. Да и в свое время я опрометчиво посмеялся над предложением жениться. А заставить меня в отличие от цай Тирлина не могли.
— То есть? – я удивленно уставилась в янтарные глаза.
— Да, — просто улыбнулся Олли, заправив мне за ухо прядь волос. – Изначально считалось, что огненной драконице будет проще ужиться с тем, в ком есть кровь фейри. Ты же была можно сказать «первой ласточкой». Эксперимент.
Обалдеть… Это получается, если бы Златогривый тогда не посмеялся над амбициями политиков, которые решили его женить, то замужем бы я была за ним.
Этим немного объясняется его поведение на Зимнем балу.
Получается, он отказался, меня отдали Вейлу, а в итоге, когда мы встретились, Олли внезапно проникся прелестью несбывшейся супруги.
— Как весело, — хмыкнула Криона. – Ты поэтому с нами и пошел? На что-то еще рассчитываешь?
— И небезосновательно, — кивнул белокосый. – Она сбежала, — по моей спине почти невесомо прогулялась теплая ладонь. – И еще… — тут он наклонился к моему уху и тихо сказал, — Ирка, ты ведь ко мне не равнодушна.
— Убери лапы, — мрачно буркнула я в ответ, стараясь не краснеть от того, что он вообще-то был прав. Олли мне, и правда, нравился. Но люблю я мужа!
«Повтори это еще десяток раз, глядишь и поверишь», — иронично посоветовал проснувшийся Арвиль.
«Уйди в туман» — неласково послала Спящего я.
«Это обратно в твой разум, что ли?» — не преминул «догадаться» Ар.
Отвечать я не стала. Была занята другими мыслями.
В душе медленно, но верно просыпалась злость. Чудесная ситуация!
Захотели его женить, наш великолепный дракон, самый лучший боец Предела, отверженный высокий Лорд посмеялся и отказался, благо заставить они его не могли. Зато заставили его лучшего друга.
А потом все та же восхитительно наглая личность увидела меня, пообщалась, и Олли понял, что я его как бы и устраиваю! А еще он меня хочет, что играет очень большую роль.
Но отбивать жену у друга вроде как и не совсем этично. А он, какая досада, передумал от супружницы избавляться. И теперь понятно, почему Ринвейл так бесился, когда нашел нас у Звездного озера. Ведь в отличие от меня муж прекрасно все знал!
Звездное… А ведь Златогривый неспроста меня туда повел. А что?! Романтика! С мужем у меня на тот момент еще почти ничего не было, но дракона я уже пробудила. То есть самое время, чтобы аккуратно совратить наивную маленькую огненную.
Ненавижу! И того и другого!
«Чудненько! – издевательски проворковал Арвиль. – Теперь между нами нет преград!»
«И не мечтай! – практически прорычала я. – Еще один озабоченный!»
«Ири, ты к нам несправедлива! Мы влюбленные, а не озабоченные! Правда, это почти синонимы…»
«Если бы хоть один был любящим…» — горько вздохнула, растеряв всю браваду.
— Отпусти меня, — холодно сказала я, настойчиво пытаясь слезть.
— С чего это я буду свою невесту отпускать? – вскинул бровь Олли, прибирая меня еще ближе.
— С того, что если ты ее не отпустишь, то я основательно поджарю тебе… хвост, — раздался ласковый голос Кри.
Ледяной как закаменел. Потом не разворачиваясь тихо спросил:
— Льете так надоела прогулка, что она жаждет вернуться в Ледяной Предел?
— Хватит угрожать, — не повышая голоса ответила Криона. – Я уже «накушалась» этим по уши. И Оллисэйн, по силе я равна гвардейцам Холодного Престола. Без проблем меня на обе лопатки укладывал только «драгоценный» жених. Вы не сможете сладить.
Златогривый меня отпустил, осторожно пересадив обратно на стул, плавно вернулся на свое место, а потом одним броском кинулся к рыжей. Замер всего в пяти сантиметрах от ее лица и почти неслышно сказал:
— А я равен Дориану, глупая огненная.
Девушка не дрогнула, ее волнение выдал только легкий трепет пальцев и плотно сжатые губы.
— Вы недооцениваете смертников, самоуверенный ледяной.
Олли текучим движением вернулся обратно на свой стул и теперь внимательно рассматривал беглую невесту Наследника.
— Даже так?
— Терять нечего, — пожала плечами подруга. – А жить так, как предлагают, я не хочу. Да и не смогу. Потому не желаю агонии. Схватка с вами будет наиболее безболезненным самоубийством. И не буду грешна перед создателем.
На этом этапе вмешался доселе молчавший фейри.
— Так! – Тай хлопнул ладонями по столу. – Прекратили немедленно.
— А то что? – флегматично осведомился Олли.
— Выдеру, — мрачно пообещал дедушка. – Всех.
— Испугались, — едва ли не хором и спокойно-спокойно проговорили противники.
— Значит так, — Тайлин потер тонкий нос, задумчиво оглядел наше трио и сказал. – Утро вечера мудренее. Потому советую всем сейчас отправиться отдыхать, а завтра на свежую голову обсудить все имеющиеся проблемы.
— Согласна, — сразу одобрила такую программу я.
— И я согласен, — кивнул Олли, но потом он задумчиво изучил зал, все еще заполненный народом, и протянул. – Кстати, милая моя невеста, угадай, где будет спать твой любимый при условии отсутствии других комнат?
— С дедушкой, — отрезала я, поднимаясь и взглядом указывая подруге, что нам желательно поскорее уйти.
— Не-е-ет, — фейри потянулся, выхватил взглядом из толпы служаночку и протянул. – У дедушки на эту ночь совсе-е-ем иные планы.
— Вот, — кивнул Златогривый, невинно на меня глядя. – Потому я сплю с тобой.
От дерзости мужчины у меня дар речи пропал!
— Оллисэйн, а вас не смущает, что мы с Иркой вообще-то и так вдвоем ночуем? – спросила рыжая.
— Насколько я знаю, в номерах для молодоженов кровати большие, — многозначительно ухмыльнулся блондин. – Все поместимся!
Мы с Крионой дружно уставились на наглючего дракона. Судя по янтарному взору, в котором не было и капли стыда, он и не подумал смутиться.
— Внук, — не выдержал даже фейри. – Ты меня пугаешь.
Сэйн посмотрел на дедушку, потом на нас, скривил губы в усмешке, заправил за ухо выбившуюся из косы белую прядь и сказал:
— Меня радует ваш взгляд на жизнь и огорчает то, на какой уровень вы опустили мою нравственность. Но разочарую вас. Ночевать вместе мы будем по одной простой причине. Я не хочу, чтобы дамы куда-нибудь удрали. А проконтролировать двух юных огненных находясь как минимум в квартале от них, я не смогу.
— А вариантов точно нет? – уныло спросила я.
— Точно, — кивнул Олли, с интересом наблюдая за мной.
— Пошли в нашу комнату, — угрюмо сказала Кри. – Он все равно не отвяжется, вариантов у нас нет.
— А вы оказывается умная девушка! – восхищенно хлопнул в ладони ледяной, а потом добавил: – Иногда. Редко.
Кри едва слышно рыкнула, развернулась и, схватив меня за руку, потащила за собой.
— Все равно он не отвяжется, — прокомментировала свой поступок подруга. – Проще уступить, а потом подумать, что можно сделать.
Я только пожала плечами, послушно идя следом.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *