Счастливый брак по драконьи 2. Догнать мечту.

Глава 7

К вечеру мы подъехали к городу. Как только на горизонте показались стены, Криона придержала лошадей и проговорила:
— Ирка, я думаю, что коней стоит оставить в таверне за стенами.
— Почему? – недоуменно спросила я.
— Потому, что выбираться из города самим это одно, а вот с копытными на буксире – совершенно другое, — пояснила рыжая.
— Ты права, — вздохнула я, пошевелилась и поморщилась от боли в пояснице. — Судя по всему, драконов ловят по Изначальной Империи. Там, на лесной дороге, однозначно не была одноразовая акция.
— Я, конечно, попытаюсь нас замаскировать, но как маг я неопытна и стихия Грез это не мой конек, — поморщилась Криона, одной рукой убирая обратно под заколку выбившуюся прядь волос, которая огненной лентой трепетала на ветру.
— Ты справишься, — поддержала драконицу я.
— Тогда давай объедем городок и оставим лошадей с той стороны, — предложила Кри, и, не дожидаясь ответа, тронула лошадь каблуками.
Конюшня там, и правда, была, потому мы оплатили на всякий случай двое суток постоя и направились к воротам. Стражу миновали без каких-либо проблем. Впрочем, мне кажется что это из-за того, что к магу, который до этого был проверяющим и цепко осматривал всех, кто проходил, прибежала девушка. По тому как засветился парень от поцелуя в щеку, я поняла что любовь этих людей стороной не обошла. Маг напоказ сурово выговорил ей за несвоевременный визит и попросил немного подождать. Но стал гораздо более рассеянным.
— Банки уже закрыты, — вздохнула Криона, целенаправленно двигаясь вверх по улице. Можно зайти в ювелирный.
— Банк это государственное учреждение, — покачала я головой. – И там могут заинтересоваться, откуда у двух простеньких девушек такие дорогие украшения.
— Верно, — почесала нос рыжая. – Частники в этом плане менее глазастые.
— Тогда зайдем вот в тот магазин, — предложила я, указывая на простую черную с золотом вывеску. – Судя по всему, это лавка дроу, что играет нам на руку.
Мои догадки оказались верны. Лавка и правда принадлежала темному эльфу, который любезно нас встретил и учтиво спросил, чем может быть полезен. Оставив Криону договариваться, но, не забывая краем уха следить за беседой, я решила немного осмотреть лавку. И оказалась немного разочарована. Нет, отнюдь не качеством товара, насколько я могла судить, оно было великолепным. Этот народ обычно старался все делать с изюминкой. В том числе, к оформлению помещений, в котором проводили много времени, они тоже подходили со всей фантазией. А тут… обычно. Более того, складывалось впечатление, что убрано немало безделушек, которые как раз и придавали индивидуальность.
Два варианта. Или эльф нетипичный, или он… в ожидании перемен. И, стало быть, все, что дорого, уже давно собрано. И это отнюдь не драгоценности. Дроу относятся к материальным ценностям довольно легко. Деньги к ним приходят быстро, но и уходят не менее стремительно.
Пока я размышляла, подруга договорилась с продавцом и жестом подозвала меня. Я вытащила заранее приготовленный браслет из голубого жемчуга, оплетенного тончайшей серебряной паутинкой, и осторожно положила вещицу на поднос, протянутый эльфом. Спустя миг к жемчугу добавилась изумрудная подвеска на платиновой цепочке, отданная Кри. Дроу и бровью не повел, только попросил немного подождать и ушел в подсобное помещение. Ждали мы совершенно спокойно. Темные это не тот народ, за которым в этом плане нужно следить. Кстати, человеческие ювелиры таким доверием похвастаться не могут.
Спустя несколько минут ювелир вернулся и без слов передал нам два листочка, на которых была указана сумма, которую он готов был отдать за украшения. Торговаться с этой расой было не принято, тем более я сочла, что он не пожадничал, а потому согласно кивнула. Криона тоже не стала артачиться. Мужчина улыбнулся и опять скрылся в подсобке.
Обычай не озвучивать крупные суммы взялся не просто так. Откровенно говоря, в свое время налоговая инспекция установила во многих лавках одно интересное заклинание, которое реагировало на цифры. Как итог, об истинном доходе теперь налоговики знали. А это не устраивало ни продавцов, ни некоторых покупателей. Сначала такие вот листочки были просто хитростью, но со временем это стало своеобразным ритуалом.
Спустя пять минут мы получили деньги, попрощались с хозяином лавки и вышли на улицу. Там уже темнело, и я зевнула, как никогда ощущая, что очень устала за этот бесконечно-долгий день.
— Мы не успеваем за стену, — проговорила подруга, задумчиво глядя на темное небо.
— Но может оно и к лучшему? Мне показалось, что достойные условия там только для лошадей.
— Справедливо подмечено, — тихо рассмеялась рыженькая.
— Тогда, может, сегодня переночуем в городе? А то мы с тобой как загнанные звери…
— Ладно, — вздохнула огненная. – Тем более один день ничего не решит.
«Вам, действительно, не помешает немного перевести дух, — присоединился к доводам «за» Арвиль. – А то совсем нервные».
«Да, ты прав. Ар… все хорошо?»
«Ири, извини, мне нужно было подумать, — виновато вздохнул Спящий. – Да еще и дела есть, так что сегодня я вне зоны доступа, наверное».
«Ничего страшного».
На этом беседа была закончена и хозяин Анли-Гиссара опять исчез из моего разума. Интересно, что у него случилось?
Долго бродить мы не стали, зашли в первый же приличный трактир. К сожалению, он оказался забит и был свободен только один дорогой номер для молодоженов. Мы с Кри были настолько уставшие, что идти куда-то еще и искать что поскромнее не было никакого желания, а потому сняли то, что есть, рассудив что и на одной кровати прекрасно выспимся.
Пока шли через зал и поднимались наверх, то удивлялись большому количеству разномастной публики. Это было очень нетипично. Любопытство взяло верх, я отловила пробегавшую мимо служанку и выяснила, что сегодня вечером тут выступает самый настоящий бард-фейри.
Да… Теперь все ясно. Дивный, это дивный. Я и сама не откажусь послушать. Судя по загоревшимся глазам Крионы, мое желание она разделяла. Так что мы выяснили время выступления и пошли к себе. Купаться, кушать и отдыхать. До концерта еще оставалось несколько часов.
Номер оказался роскошным. Правда состоящий из одной спальни и ванной… Но ничего!
Мы с Кри первым делом пошли в душ, к тому времени как помылись, как раз принесли наш ужин, который нас тоже не разочаровал.
Так как до концерта еще было немало времени, то мы дружно завалились спать.
Сон не был обычным…
Но и Арвиля я в нем не увидела.
Сначала была знакомая тьма, в которой я висела, после, под ногами появилась опора, я присела, касаясь ее, и поняла, что больше всего она напоминает ковер. Тьма же продолжала наполняться красками, объемом, звуками. Из ничего проявлялась очень знакомая комната. Наша комната. Наша спальня.
По стенам и мебели плясали отблески пламени камина, слышалось тиканье часов и потрескивание дров, то, как ветер шумел за окном.
Но мне было не до этого. Потому что на шкуре возле каминной обрешетки лежал полуобнаженный рыжий мужчина и спокойно смотрел на огонь, не поворачиваясь ко мне.
— Здравствуй, Ири.
— Здравствуй, — эхом откликнулась, настороженно глядя на дракона, который по-прежнему не поднимал на меня глаз. – А что… мы тут делаем?
— Я звал – ты пришла, — скупо ответил Ринвейл.
— А почему мы… дома?
— Задал такие параметры, — муж сел, откинул за спину косу и взглянул на меня спокойными голубыми глазами.
— Ты же не менталист, — я не двинулась с места, настороженно наблюдая за рыжим.
— Да, — кивнул он, текуче поднимаясь со шкуры. – Но я ученый. И у меня была задача, которую я очень хотел решить.
О-о-ой! Мама родимая.
Под пристальным взглядом мужчины у меня мигом похолодело в животе, и я сразу вспомнила, что сбежать отсюда самой не получится. Хотя…
В прошлый раз же смогла.
Я закрыла глаза, пытаясь, как и в прошлый раз, ощутить свое тело, снова вынырнуть в реальность.
Но не успела. Меня отвлекли мои иллюзии. Слишком реальный сон.
Мужские руки, крепко прижавшие к горячей обнаженной груди и хриплый голос, выдохнувший в висок:
— Не уходи.
— Но…- ни на что более конструктивное меня не хватило, потому что… он был рядом. Так близко, что мои губы касались теплой кожи ключиц, я ощущала запах мяты и лимона, который как всегда вызывал желание вдохнуть его еще глубже, прижаться еще крепче. Совсем неправильные желания вызывал, проще говоря!
— Я очень по тебе скучаю, — тихо сказал он.
Сказал и обезоружил. Испарилось желание твердо высвободиться из рук, решительно рассказать, что я не собираюсь пока к нему возвращаться и что именно меня не устраивало в наших отношениях. В его отношении!
Но… одна фраза. И все. Хочется только обнять в ответ, потереться щекой о горячее плечо, поцеловать в шею, и шепнуть, что я тоже безумно по нему скучаю.
— Ну зачем ты убежала? – он скользнул губами по ключице, нежно поцеловал в лоб, попутно заправляя за ухо прядку волос.
Ах «зачем?»!!!
Глупый мужчина.
Ведь я сразу вспомнила, почему именно убежала!
Г-р-р-р!
— А ну отпусти меня, — решительно потребовала, упираясь в него ладонями и стараясь не думать о бархатистой коже под пальцами.
— Нет, — тихо фыркнул муж, еще крепче сжимая руки. – Ты опять испаришься и все. А я даже ничего не сказал.
— Говори, — милостиво разрешила, но попыток высвободиться не оставила.
— Я так сразу не могу, — признался супруг. – И не знаю, что делать.
— Вот делать как раз ничего и не надо! – на всякий случай предупредила, понимая, что если он еще и касаться меня начнет, то я сдамся даже не начав сопротивляться.
Он меня не послушался. Подхватил на руки и куда-то понес. Про себя решила, что если к постели, то всю шевелюру повыдергиваю! И не замедлила это озвучить!
— Ирка, — дошли мы до камина. И все так же со мной на руках Ринвейл сел. – Хватит так плохо обо мне думать. Я прекрасно понимаю, что не все семейные проблемы решаются посредством интима.
— Особенно если они с него и начинались, — ехидно ответила я, стараясь не ерзать на коленях. Все же, кое-что я за время брака уяснила!
— Как это с него? — вскинул медную бровь дракон, улыбнулся, подался вперед и интимно шепнул на ухо. – Мне казалось, что как раз там у нас все было в порядке, не так ли?
Вниз по спине скользнула горячая ладонь, и я мигом выгнулась, чтобы избежать опасной сейчас ласки, но в итоге только прижалась к нему грудью. Судя по потемневшим глазам немного отстранившегося мужа, он явно истолковал это неправильно!
— Ири, — выдохнул Вейл, склоняясь к моим губам. – Маленькая, я…
— Даже не думай! – змеей выползла из кольца немного ослабевших рук, но очень далеко сбежать мне не дали, ухватив за лодыжку.
— Я хочу с тобой поговорить, — серьезно начал цай Тирлин.
Дернула ногу. Не отпустил.
Возмущенно посмотрела на мужа. Не проникся.
— Говори, — приняла максимально достойную в этой ситуации позу и напустила на себя неприступный вид.
— Мне надо собраться с мыслями? – предположил рыжий прохвост, начиная осторожно поглаживать ножку.
— У тебя было на это время, — немного подумала и перешла к угрозам. – Сейчас проснусь.
— Уже нет, — довольно сощурился он.
— В смысле? – опешила я.
— Я тебя держу, — опустил глаза на наглядную демонстрацию беспредела супружник, теперь ухватив несчастную лодыжку уже двумя руками. – Так что теперь могу смело думать.
— Гад, — без каких либо причин глаза опять защипало. – Так и знала, что все это не просто так! «Я скучал», «зачем ты ушла»» — передразнила благоверного, который ошарашено наблюдал за начинающейся истерикой, явно не зная, что с этим делать. А я продолжала!
— Все подчинено цели! Поздравляю, милый, ты в очередной раз меня обыграл! – я все же всхлипнула. – Опять на какой-то миг тебе поверила!
— Да что я сделал!? – начал злиться рыжий. – Я всего лишь хотел нормально с тобой пообщаться, не боясь, что ты распсихуешься как сейчас и сбежишь!
— А я спокойна, — вытерла слезинку, прочертившую влажный след по коже и вздернула подбородок. – И поторопись, пожалуйста, мне пора.
— К нему?! – зло рыкнул Вейл, резко подаваясь вперед.
И тут… Мне захотелось сделать ему больно.
Да, это глупо, ребячество, и так неправильно. Но захотелось. Подсознательное желание мышки, чтобы коту все же аукнулись ее слезки!
— Он для меня очень важен!
И не словом не соврала!
— Ирьяна, если я доберусь до тебя и почувствую хоть отголоски чужого запаха, то я его убью!
— И меня за компанию?! – язвительно поинтересовалась, стараясь потушить злость. – Как настоящий ревнивый, собственник неверную жену тоже должен.
— Дура ты, — спокойно констатировал Ринвейл. – Я тебя люблю.
От такого поворота событий, я нервно икнула, и изумленно уставилась на него.
Сказать мне ничего не дали, он молниеносно оказался рядом и коротко поцеловал. Я отшатнулась, охнула от неожиданности и того, что не удержала равновесия и упала на спину. Муж, разумеется, немедленно этим воспользовался.
Не успела я опомниться, как по шее скользнули горячие губы, а под рубашкой оказались ловкие пальцы, которые, не теряя времени, прошлись по вздрогнувшему от прикосновения животу вверх, миг помедлили, но скользнули на поясницу. Он заставил меня перевернуться на бок, обнимая, прижимая все ближе.
Но не успела смутиться или покраснеть, как он склонился и снова поймал мои губы. Жадно целуя, скользя ладонью по нежной коже, заставляя вздрагивать от каждого прикосновения его тела.
— Вредная девочка, — хмыкнул супруг, когда, наконец, оставил мои губы, но не успела я возмутиться его поведением, как он прикусил мочку уха и с хриплым смешком продолжил. – Ты заставляешь за собой по всей стране гоняться. И я из-за тебя впервые поставил личные интересы выше государственных.
Невзирая на ровную речь и то, о чем он говорил, руки мужа продолжали путешествовать по моему телу. Не спеша. Как заново изучая… Задерживаясь на чувствительных местах, как будто проверяя, не почудилась ли ему такая отзывчивость.
У меня же темнело в глазах от желания, и как ни пыталась сдержать короткий стон, все же подтвердила, что да… ему совсем не почудилось.
Кто же знал, что замужество так меняет женщину!? Если сначала я относилась к ласкам почти спокойно, и было только приятно, то теперь приходилось прилагать огромные усилия, чтобы следить за тем, что он говорит, не растворяться в той жаркой волне, которую приносили его руки.
— Знаешь… — незаметно пуговички рубашки оказались наполовину расстегнуты и горячие губы мужчины начали медленно ласкать нежную кожу. Все ниже и ниже… Обжигая каждым прикосновением, заставляя тихо всхлипывать и судорожно цепляться за его плечи. – Меня никто так не сводил с ума одним видом. – Застежка нижнего белья быстро проиграла ловким пальцам, и обнаженную грудь обдало легким теплом, а потом он невесомо провел по телу от ключиц до живота, мимолетно задев сосок, что заставило меня закусить губу и неосознанно выгнуться в попытке продлить ласку.
— Я… не надо, — уже почти задыхаясь, сказала, но даже не попыталась не то что высвободиться, а приоткрыть крепко зажмуренные глаза.
Ринвейл же, казалось, не услышал. Вершинка груди согрелась его дыханием, потом он быстро лизнул сосок и втянул в рот, от чего я подавилась слабым подобием протеста и запустила пальцы в густые медные волосы, пытаясь прижать мужа ближе.
— Никогда не думал, что смотреть на охваченную страстью женщину так приятно, — супруг переместился выше, скользнув по моему телу своим, что вызвало сладкую судорогу внизу живота. – Но… ты всегда закрываешь глаза, – хрипло продолжал вгонять меня в краску цай Тирлин, спускаясь ладонью все ниже, обхватывая ягодицы, раздвигая коленом послушно разошедшиеся ноги, чтобы приникнуть еще ближе. – Даже когда меня ласкаешь…
— Хватит, — прерывисто выдохнула я, вопреки словам обнимая его, не пытаясь сбросить смелые руки.
— Ну почему же, — мурлыкнул он и протяжно лизнул шею, оставляя влажный след. – Мы пр-р-родолжим.
В подтверждение этого перестал выписывать узоры под коленом, стремительно, переместил ладонь выше, нырнув под край штанишек, не торопясь поглаживая, вынуждая согнуть ногу, и теперь медленно, но неуклонно приближаясь к сокровенному.
Еще миг и я прикусила губу, коротко простонала и распахнула невидящие глаза.
— Вот так умница… — раздался мягкий смех. Вейл не прекращал мягких поглаживаний, от которых я металась по ковру, прерывисто дыша. Когда он, наконец, прикоснулся к чувствительной точке, то я выгнулась дугой от неожиданно острого удовольствия.
— Ири, посмотри на меня, — вновь просил муж и неожиданно сжал чувствительную плоть, одновременно прикусывая сосок, от чего я длинно простонала и закрыла глаза. — Ну, милая, так дело не пойдет, — усмехнулся муж и убрал руки из-под белья, от чего я разочарованно вздохнула.
— Ирьяна, Ирка, Ирочка, — с тихим смехом, который дрожью отозвался во всем теле, сказал рыжий. – Ты маленькая эгоистка. Ну как так можно? Сама получаешь удовольствие, а на меня даже взглянуть не желаешь!
— Я не могу, — отчаянно зажмурив глаза, выдохнула, и правда, не в силах сейчас посмотреть на него. Так он меня ласкал только однажды, и после этого я еще несколько дней краснела и не давалась в руки. Потому, сейчас – это было выше моих сил!
-Ты сначала всегда не можешь, — со смешком вспомнил муж. – Зато потом, как зачарованная.
Я сразу же вспомнила его волшебные глаза, с чарующим пламенем в моменты страсти.
— Прекрати, — попыталась прийти в себя, так как кратная передышка вроде бы позволила начать снова соображать.
И так как прикосновения Вейла сейчас сводились только к поглаживаниям поясницы, да еще и через рубашку, то я посчитала возможным открыть глаза.
Он потянул меня на себя помогая сесть, но все равно держал руки, не позволяя прикрыться, потому я старалась не думать, что грудь обнажена.
— Отпусти меня немедленно, — дернулась и прямо взглянула на этого развратника.
Муж тяжело дышал и в отличие от меня про то, что я полуголая забывать даже не думал!
— Ни за что, — покачал головой, поднимая на меня яркий взгляд, в котором искрами переливалось пламя. – Я же сказал, что соскучился. Неужели думаешь, что сейчас, когда я дорвался до желаемого, ты сможешь куда-либо уйти?!
— Ах ты сволочь озабоченная, — злобно прищурилась я. – Опять мысли только об одном?!
— Нет, — он наклонился, целуя мою шею, оттягивая волосы назад, вынуждая предоставить ему простор для действий. – Мысли о том, что сон поистине чудесный! Полный эффект присутствия.
В подтверждение, горячие руки, обхватили попу, приподнимая, прижимая к себе и… пытаясь стащить шортики.
— Ты что делаешь?!
— Ну, я же говорю, что все очень реалистично, — лихорадочно облизнул губы супруг, а потом завладел моими в страстном поцелуе, который едва не испепелил всю решимость отказать. В чувство привела пятерня на уже обнаженной ягодице и стон: — Я хочу тебя. Сейчас.
— Гад, — ударила его по плечу, пытаясь вывернуться из крепких рук, но пальцы мужа опять добрались до волшебной точки и я замерла часто дыша. – Остановись, — это уже было почти жалобным стоном.
— Скажи мне, где ты, — мурлыкнул бессовестный рыжий, плавно переходя к проникновению. – Тогда я подумаю… И перенесу это до личной встречи.
— Нет, — почти прошептала, бессильно выгибаясь на ковре.
— Ну что же, — казалось, что муж не особо расстроился, потом опять вернулся к поцелуям, которые заставляли забыть все, что я хотела сделать. – Тогда я не стану останавливаться.
— Ты так ничего и не понял, — тихо всхлипнула я. – Нельзя так!
Ринвейл отстранился, прекратив сводить с ума, и недоуменно взглянул на меня.
— Но в чем дело? – растерянно спросил он.
— Это одна из причин!
— И я, правда, не понима… — договорить не успел. Исчез. Просто испарился, как будто никогда и не было.
Я села, стягивая рубашку на груди, непонимающе оглядываясь.
Да что же это такое?!
Задерживаться тут смысла не было, потому я сосредоточилась на своем теле. Спустя пару минут удалось вернуться в реальность.
Спать дальше не хотелось, потому я встала и пошла в ванную, чтобы хоть как-то привестись в порядок и не чувствовать себя такой разбитой.

Поздний вечер. Где-то в лесах Изначальной Империи.

Тишина властвовала над землей, звезды подмигивали с небосклона. Изредка одна из них сорвалась в свой последний полет, чтобы вспыхнув в конце, навсегда погаснуть. В чаще слышалось редкое пение птиц, стрекот цикад, и чуткий драконий слух мог бы уловить где-то вдалеке шум воды.
Но улавливать было некому. Все спали.
Трое мужчин, вымотавшиеся за дневной переход крепко спали рядком.
Посередине лежал рыжий дракон, чей сон явно был очень беспокойным. Он метался, откинув плащ и шерстяное одеяло, но, судя по выражению лица, эти сновидения никак было не назвать кошмарными!
Наконец рыжий затих, потом повернулся на бок, и с шепотом «Ирка. Ирочка» попытался облапить спавшего рядом дворецкого.
В себя Фрик пришел не сразу и еще пару секунд осознавал ситуацию. Потом ледяной досадливо скривился и дернул локтем назад, впечатывая его в живот разошедшемуся Вейлу и с шипением «Убери от меня руки, извращенец!» отодвинулся в сторону.
Ученый судорожно сел, непонимающе оглядываясь и потирая пострадавший пресс… Потом понял, что его разбудило, и, судя по лицу, захотел удушить слугу.
— Ты потерпеть не мог?!
— Я на такое не подписывался! – возмутился в ответ ледяной.
— Что вы орете – раздался недовольный голос Дориана.
Ему обрисовали. В красках.
Невозмутимый Наследник, гордость и опора Холодного Престола недолго изображал бесстрастность. Через неполные десять секунд он уже громко смеялся, и никак не мог успокоиться, так как любой взгляд на злобных друзей вызывал новую вспышку хохота.
А над лесом все так же ехидно подмигивали звезды.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *