Глава 7. О пользе визитов родственников

Если хочешь хорошо относиться к людям, 

не требуй, чтобы они хорошо относились к тебе.
М. Задорнов

Спала я на удивление хорошо. Обычно на новом месте часто просыпаешься и чувствуешь себя неуютно. Но невзирая на то, что оказалась в чужой постели и не одна, выспалась замечательно. Перевернулась на спину, не спеша вставать. Мне было просто хорошо. Солнечный лучик пощекотал сомкнутые веки, я улыбнулась и открыла глаза.

Вейла рядом не было, чему я обрадовалась. Огляделась и поняла, что в комнате его тоже нет. Медленно сползла с высокого ложа и подошла к окну. Встала на цыпочки, отодвинула щеколду и распахнула створки. Вдохнула свежий утренний воздух. Сцепила руки над головой и потянулась. Когда повернулась, увидела застывшего в дверях ванной Ринвейла в полотенце на бедрах, которое так и норовило сползти. Влажные после душа пряди рассыпались по плечам и груди, оттеняя бледную кожу с поблескивавшими на ней каплями воды. В глубине его глаз опять зарождались голубые искры. Быстро опустила руки. Ох… До кровати далеко, плед вообще на кресле остался.

— Доброе утро, Вейл.

— Доброе, — улыбнулся цай Тирлин и прошел мимо меня к шкафу.

Я настороженно наблюдала за тем, как супруг достает одежду. Но когда на пол полетело полотенце, резко отвернулась и прижалась вспыхнувшей щекой к прохладному стеклу. Потом разглядела там отражение обнаженного мужа.

— Эээ… я пока оденусь, — схватила с кресла плед и вылетела за дверь, преследуемая тихим смехом.

Быстро добежала до своей комнаты, от души надеясь, что не наткнусь по пути на слуг. Возможно, и нет ничего страшного в том, что рано поутру жена выходит в одной мужской рубашке из покоев своего супруга, но, тем не менее, попадаться на глаза никому не хотелось. Слуги — сплетники. Через третьи руки до того же управляющего дойдет новость, что я тут посреди ночи в голом виде, пьяная, с веселыми песнями скакала. Представила выражение лица Фрика, когда до него докатятся слухи, не удержалась и хихикнула.

Вообще, наш дворецкий очень занятный. Типичный ледяной. Впрочем, знакомство с Оллисэйном помогло мне понять, что такая подчеркнутая невозмутимость — маска, которая, несомненно, мужчине нравится и которую он с удовольствием носит. Было бы любопытно взглянуть на это ходячее спокойствие и невозмутимость, когда он влюбится. И реакцию на него девушки. Такие, как он, от своего не отказываются.

Спасибо Фрику! Отвлек от Вейла. При мысли о муже, перед глазами встала картинка его одевания. Я выругалась и поскакала в душ. Просыпаться, конечно же! Именно просыпаться! Выбралась из ванной, уже полностью контролируя себя. Быстро оделась и пошла завтракать.

Когда я появилась в дверях, сидящий на подоконнике с книгой Ринвейл кинул на меня любопытный взгляд. Невинно пожала плечами. По тому, как он время от времени слегка морщился, поняла, что ждал другой реакции.

День прошел в лучших традициях того времени, когда дракон еще не пробудился. Мы опять много гуляли и разговаривали, но теперь муж демонстрировал, что ко мне относится только как к младшей родственнице. Хотя глаза временами выдавали его с головой. Но, как говорится, «за погляд денег не берут». Не скандалить же с ним из-за искр и раздевающих взглядов? Тем более у меня складывалось такое ощущение, что он пытается это контролировать, но у него не получается. Ну, не станем будить лихо… Оно и так вполглаза спит.

Вечер застал нас в гостиной в мужском крыле. Мы спорили над каким-то философским трактатом. Вернее, начали именно с этого. Потом плавно перешли на автора труда, затем на политику и нравственность современной молодежи. Проще говоря, болтали на отвлеченные темы и получали от этого немалое удовольствие.

Я потянулась, зевнула и кинула незаметный взгляд на часы.

— Ой, ну и засиделись мы! — Был второй час ночи. — Пошли спать, что ли? — Глаза мужа полыхнули голубым огнем, хоть он и быстро прикрыл их ресницами.

— Но-но! Давай-ка без этого! — Я погрозила ему пальчиком.

— Без чего? — Как ты быстро эмоции обуздываешь-то, дорогой! Но я все видела.

Не стала развивать тему и отправилась в спальню. Там села в кресло и, когда муж подошел, выжидательно на него уставилась. Он вопросительно вскинул брови.

— Раздевайся! — подсказала я.

У Вейла потрясенно округлились глаза.

— Ммм, ты уверена? — справившись с первым шоком, спросил он. — Так сразу…

— Ты повернутый на интиме извращенец! Рубашку снимай! В чем я спать, по-твоему, буду?

Муж пришел в себя, хитро на меня посмотрел и стал медленно расстегивать рубашку. Уже через десять секунд я все поняла. Раздевался он так, что… Хотелось ему помочь, да… Я не удержалась и сглотнула слюну. Супруг насмешливо фыркнул, бросил мне на колени рубашку и ушел в ванную. Я выругалась. Про себя, конечно, но от этого не менее эмоционально. Нерешительно взяла в руки мягкую ткань и поднесла ее к лицу. Мята…

Через пару минут ванную заняла я. Быстро скинула одежду и включила воду. Расслабляющая ванна — это сейчас то, что надо. Потом, разморенная горячей водой, быстро усну. И нипочем мне будут всякие соблазнительные мужчины под боком. Соблазнительный… Вот спрашивается, чего мне надо? Он — мужчина, я — женщина. Он мне очень нравится, я ему тоже… Что меня останавливает? Причины? То, что он разглядел во мне женщину только из-за дракона. То, что хотел от меня избавиться, обманывал. И то, что я просто-напросто боюсь первого раза. По отдельности эти причины не заслуживают внимания, но все вместе… Не дают броситься в омут с головой. А муж меня бережет… Любой другой на его месте ни за что бы не стал такое терпеть. А Вейл… Я расплылась в блаженной улыбке. Мой Вейл. Он не такой. Подводим итоги очередному самокопанию? Я маюсь дурью, а муж этому попустительствует. Огненная… Что с меня возьмешь? Должна же хоть чем-то соответствовать своему роду?

Еще немного понежилась в теплой водичке. Глаза уже закрывались. Пора спать.

Я вытерлась, накинула рубашку супруга, выключила светильник и осторожно отворила дверь. Ой… Темно. Совсем. На улице было пасмурно, и даже бледный свет луны не освещал комнату. И камин сегодня никто не топил. По разгоряченному телу тут же поползли мурашки. Срочно в постель! А то замерзну еще. Пока шла, умудрилась дважды споткнуться. Во второй раз не выдержала и выругалась. Почти прилично. Ушибленный мизинец ныл немилосердно.

Нащупала кровать и с облегчением на нее забралась. Осталось определить приблизительное местоположение мужа. Хваленое драконье зрение! Если нет хоть небольшого источника света, то я во тьме так же беспомощна, как и обыкновенные люди. Я решила, что на четырех конечностях передвигаться сподручнее и, встав на коленки, поползла вперед.

— Ири, — раздался позади хриплый голос мужа, — ты не в ту сторону… уползла.

Я скосила глаза за спину и замерла. Всего в полутора метрах от меня едва заметно светились голубые глаза. Испуганно пискнула и едва не свалилась на пол. Едва, потому что супруг схватил меня за руку и резко дернул на себя. Я оказалась прижатой к полуобнаженному мужскому телу и, когда меня опрокинули на спину, издала мышиный писк. Теперь сверху был Вейл.

Я ошеломленно уставилась в голубые глаза, в которых уже закручивался вихрь пламени. Узкие синие зрачки то сужались, то расширялись до почти нормального состояния. Эта игра цветов, переливы синего и голубого завораживали. Одна рука Вейла была у меня под поясницей, что заставляло немного прогибать спину, на другую он опирался.

Горячее крепкое тело, прижимающее меня к постели, волновало, аромат мяты дразнил, и мне приходилось подавлять желание прильнуть к нему ближе, обнять. Вместо меня это сделал муж. Прижавшись губами к моей шее, он скользнул по чувствительной коже к ключицам. Я удивленно охнула. Вейл опустился на меня всем телом. Тяжесть мужчины… это было… необычно, волнующе и дразняще. Как парадоксально. Я боялась нашей близости, но стоило ему прикоснуться ко мне, как сразу же теряла голову. Почувствовав руку на бедре, я напряглась, внизу живота разгоралось пламя. Я начала дышать все более часто.

Тем временем руки рыжего окончательно осмелели, перестали рисовать узоры на бедре и поднялись выше. Чуть заметно, едва касаясь, скользнули по бокам, и от этого движения у меня перехватило дыхание. Неожиданно Вейл резко перекатился на спину, и теперь я оказалась сверху. Голубые глаза буквально обжигали меня. Я опиралась ладонью на его грудь и чувствовала, как сильно колотится его сердце. Вейл коротко рыкнул, и мы снова поменялись местами. Теперь мы лежали в более чем откровенной позе. Настолько откровенной, что туман в голове рассеялся и я вспомнила про хрустальный талисман. Но муж больше никаких активный действий не предпринимал. Просто крепко меня обнимал и тяжело дышал в волосы. Через минуту начало понемногу затекать тело. Все же он довольно тяжелый. Я пошевелилась, муж резко вскинулся, прошипел «проклятие!» и впился поцелуем мне в губы. Это было еще более чувственно и страстно, чем на крыше. Тогда он не переходил определенную грань, даже когда забылся. И я была одета. Сейчас же его руки несколько суматошно путешествовали по моему телу, ласкали, гладили. Я вскрикнула, когда его ладонь обхватила мою грудь, а пальцы несильно ущипнули сосок. Вдруг Вейл тихо застонал и неожиданно сильно прижался ко мне. Я удивленно округлила глаза, когда муж попытался стянуть с меня белье. Я запаниковала и потянулась к хрусталю, но тут случилось непредвиденное.

Двери со стуком распахнулись, и через несколько секунд на нас хлынула ледяная вода. Я завизжала. Муж зарычал и щелчком пальцев зажег светильник. Я мимоходом подивилась своей глупости. И стоило по темноте ползти?

Возле кровати стоял Фрик, как всегда невозмутимый. Он был по форме одет, идеально причесан и застегнут на все пуговицы. Поймав злой взгляд Ринвейла, он покачал головой и спокойно произнес:

— Нельзя-с. Вы просили. — И, отвесив почтительный поклон, вышел из спальни, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Осторожно отодвинулась от Ринвейла и села. Поправила задравшуюся расстегнутую рубашку и покосилась на мужа. Он невидящим взглядом смотрел прямо перед собой. Я догадывалась, что он чувствует. Хоть это и был обоюдный порыв страсти, но он дал слово. А мой супруг — человек чести, если можно так назвать ледяного дракона.

Ринвейл встал и подошел к камину. Оперся обеими руками о каминную полку и выдохнул:

— Ири… Прости.

Я задумчиво смотрела на моего сильного, уверенного и гордого мужа, который сейчас просил у меня прощения. Просил за то, на что имел право. За то, что допустила я. Ведь у меня был хрусталь, хоть он об этом и не догадывался. И я не протестовала.

Тихо встала с кровати и приблизилась к Ринвейлу. Остановилась в нерешительности, но все же положила ладони на сильную спину, потом обняла и прижалась щекой к теплой коже. Он едва заметно вздрогнул.

— В том, что произошло, нет виноватых, Вейл.

Он накрыл руками мои ладони и легонько сжал пальцы. Неторопливо повернулся и осторожно привлек меня к себе. Я вздохнула и обняла его крепче. Муж нежно провел рукой по шее, приподнял подбородок, заставил посмотреть на себя и поцеловал в губы. Я стояла и думала, что этот вечер стал еще одной ступенькой на лестнице наших отношений.

Позже я лежала на груди Вейла и чувствовала себя… спокойно. Я снова доверяла ему. Какая интересная штука — жизнь. Я бы даже сказала — забавная.

Постепенно меня сморил сон, я медленно закрыла глаза и в который раз поблагодарила создателя, что меня выдали именно за цай Тирлина.

Утро началось с бодрящего запаха кофе. Я потянулась, принюхалась и открыла глаза. Рядом, с улыбкой наблюдая за мной, на животе лежал мой рыжий супруг. В свете утреннего солнца, заглядывающего в окна, он казался еще более ярким. Я сравнивала его с тем Вейлом, которого встретила, когда только-только приехала сюда, и не находила сходства. Конечно, внешность осталась прежней, но тогда он был похож на замерзший огонь. А теперь он согревал. Меня. Нежным взглядом, ласковым прикосновением, чуть заметными искрами, вспыхивающими в глубине глаз.

— Доброе утро, — улыбнулся он и быстро поцеловал меня в губы. Я изумленно вскинула бровь, а он весело сверкнул глазами. — Кофе будешь?

— Да. — Села на постели. Что же это у нас получается? Похоже, муж решил постепенно приучать меня к себе. Я машинально облизнула губы. Это и поцелуем в полном смысле слова не назвать, но такая нежность… Я знаю, что он может и… хочет быть страстным и настойчивым. Бережет. Насколько это в его силах.

— Как Фрик вчера здесь оказался? — Я решила прояснить один любопытный вопрос. — Причем так… своевременно.

— Я дал ему настроенный на мою ауру амулет, — ответил Вейл и подал мне чашку. — И сказал, что если тот начнет нагреваться, значит, я нуждаюсь в его присутствии. Значит, первый барьер разрушен. Прости, я не предполагал, что смогу машинально смести свое же заклинание. Максимально запутал, но вчера ночью… Просто снес потоком чистой силы. Не знал, что в это время настолько увеличиваются магические способности.

— Это мы еще вчера обсудили, так что предлагаю оставить тему. — Отпила кофе. — А Фрик… Он кто? Не похож на слугу.

Вейл помолчал.

— Это не мой секрет, Ирьяна. Если коротко: я спас ему жизнь, и он принес мне клятву вассалитета. Собственно, это все.

— Негусто, — разочарованно фыркнула я, поняв, что на большее рассчитывать не приходится.

— Ничего не поделаешь, — развел руками муж. — Да и не надо тебе это знать Ири. Никакой практической пользы!

 

После завтрака супруг удалился в лабораторию, а я осталась вновь предоставлена сама себе. Впрочем, не так давно муж дал добро на исследование чердака, и я преисполнилась решимости все же утащить из его «пыльной обители покоя» ту самую резьбу по дереву, парусник в бурю. Мне казалось, творение неведомого мастера будет восхитительно смотреться над камином в библиотеке.

Кивнула своим мыслям, но сделать ничего не успела, потому как за окнами раздался шум драконьих крыльев. Сдержала первый порыв броситься и посмотреть, кого принесло, и усилием воли осталась на месте. Все равно придет Фрик доложить о гостях. Кинула взгляд в большое зеркало на противоположной стене и поправила волосы. Ох… Последствия моей «диверсионной» деятельности так до конца и не смылись. Ну да ладно, голубоватый оттенок волос я переживу, кожа уже нормального цвета — и то хорошо. Как вспомню, каким «синим человечком» несколько недель бегала…

Прервав мои ленивые размышления, в гостиной возник Фрик.

— Льета Ирьяна, — поклонился дворецкий, — к вам гости: льеты Мирабель и Леовиль. Я проводил их в лиловую гостиную и приказал Наине подать чай.

— Молодец, будь добр, извести Ринвейла о прилете моих родственников.

— Конечно. — Фрик еще раз согнулся в поклоне и вышел.

Интересно, что же понадобилось моей уважаемой матушке и кузине? Впрочем, что напрасно гадать, если можно пойти и спросить? Остановилась перед гостиной, выдохнула и толкнула деревянные створки.

— Доброго дня, дамы.

— Здравствуй, доченька! — воскликнула мама и, подскочив с диванчика, бросилась меня обнимать.

— Рада видеть тебя, Ирьяна. — Кузина Леовиль приветливо улыбнулась.

— Я тоже очень рада вашему визиту. — Осторожно высвободилась из объятий, прошла к свободному креслу и спросила у опустившейся на прежнее место матери: — Вот только почему не предупредили?

— Дочка, у нас не было параметров зеркала твоего мужа, — невинно хлопнула золотыми ресницами матушка.

— Да, и нам очень хотелось проведать тебя, — добавила кузина.

Я наконец разглядела Леовиль получше и с трудом удержалась от того, чтобы не показать своего изумления. С каких это пор моя ветреная кузина стала носить скромные одежды пастельных тонов? Да я не припомню ее без откровенных нарядов и яркого макияжа. Мы ровесницы, и Леовиль всегда была недовольна своей слишком блеклой, как она считала, внешностью. Белоснежные волосы и очень светлая кожа казались ей признаком ледяного ханжества, и потому эта синеокая красавица всеми силами старалась выделиться. Что у нее в общем-то получалось. В лучших традициях юной и несдержанной в желаниях огненной.

Потому-то мне и было странно увидеть перед собой кузину без грамма косметики на свежем личике и с аккуратно причесанными белоснежно-серебристыми волосами. Только синие глаза на узком лице сияли все так же хищно и нахально.

Что-то все это мне не понравилось.

Пока Наина разливала по чашкам ароматный чай и расставляла вазочки с пирожными и конфетами, мама вовсю щебетала на разнообразные темы. Ох… огненная бабочка. И все же зачем они тут?

Служанка закончила и неслышно вышла за дверь. Теперь можно и поговорить. Впрочем, еще надо умудриться перебить льету Мирабель.

— Мы очень по тебе скучаем, девочка моя, — тараторила златовласая драконица, восторженно сияя зелеными глазами. — Но, как вижу, Ледяной Предел и правда прекрасное место, а ты прямо расцвела! — Тут она подалась вперед и заговорщическим шепотом спросила: — Муж старается, да? Вот и отлично! А то я волновалась, как у вас все сложится.

Я смутилась, отвела взгляд и только благодаря этому заметила, как на секунду поджала губы Леовиль и чуть крепче сжали фарфоровую чашку ее тонкие пальцы. Не поняв причин недовольства кузины, решила не заострять на этом внимания.

— Не стоило волноваться, все просто замечательно. — Я отпила из своей чашки. — Что привело вас сюда, матушка, еще и с кузиной?

— Ох, Леовиль тоже очень за тебя переживала. Потому, когда узнала, что я собираюсь тебя навестить, настояла на том, чтобы полететь вдвоем, — пояснила Мирабель.

Правда? Как интересно… С каких это пор ты, синеглазая, прониклась ко мне нежными чувствами? Насколько я помню, мы никогда не были близки. А еще это непривычное амплуа «а-ля ледяная» тоже вызывает немало вопросов. Продолжить логическую цепочку мне помешал стук распахнувшихся дверей и негромкий голос, раздавшийся в гостиной:

— Приветствую прекраснейших.

— О! Лорд Ринвейл, — расплылась в обаятельнейшей улыбке мама. — Так рада, наконец, познакомиться с вами лично!

— Льета Мирабель, как я полагаю? — Муж прошел к диванчику, на котором расположились гостьи, и коснулся поцелуем протянутой руки златовласой драконицы. — Да, в прошлый раз я имел честь быть представленным только вашему супругу. Но счастлив познакомиться с матерью моей восхитительной жены. Пусть это прозвучит банально, но теперь ясно, в кого она пошла красотой.

— Благодарю, — раскраснелась мама.

Я, едва сдержав улыбку, покачала головой. Матушка, матушка…

— Здравствуйте, — раздался голос моей двоюродной сестрицы.

— Эм… — нерешительно протянул Ринвейл, — льета Леовиль, если мне не изменяет память?

— Да, — застенчиво протянула кузина, потупив взгляд. — Вы меня помните?

— Вас сложно забыть, — неожиданно цинично скривив губы, проговорил Вейл.

Я с любопытством наблюдала за тем, как муж прикладывается к обнаженной ручке Леовиль. Ха! А когда он только зашел, перчатки на ней еще были! Матушка, кажется, тоже заметила восторг в синих глазах племянницы. Потому едва заметно нахмурилась и теперь неодобрительно смотрела на белокурую вертихвостку. Та сжимала в изящных пальчиках вышитый платочек и всеми силами демонстрировала смущение от такого «откровенного» поцелуя.

Ринвейл сел в кресло рядом со мной. Судя по искрам иронии в голубых глазах на маску «девочка-цветочек» он не купился. Хм… А ведь если судить по обмену любезностями, это не первая их встреча. Значит, он знает, что из себя представляет данная барышня. А если вспомнить, что во время присутствия Вейла в Огненной долине Леовиль находилась при дворе и просто физически не смогла бы пропустить такого интересного мужчину… Кажется, я начинаю догадываться, кто поспособствовал тому, что он так относится к огненным женщинам.

Муж пробыл с нами недолго. Уже через десять минут сослался на срочные делами и откланялся.

— Давайте я покажу вам ваши комнаты, — любезно предложила я.

Спрашивать, надолго ли дамы приехали к нам, было невежливо. Потому приходилось делать вид, что горю желанием видеть их в Летящем как можно дольше. Нет, я хотела, чтобы мама задержалась, но вот присутствие Леовиль меня не особенно радовало. Да и то, что матушка спустя пару месяцев после свадьбы вдруг резко забеспокоилась по поводу моей семейной жизни, весьма настораживало. Короче, дело было нечисто. Но сейчас приходилось играть роль радушной хозяйки, потому я старательно улыбалась и пыталась подавить желание выдернуть белоснежные волосы дорогой кузины за те жадные взгляды, которые она не так давно посылала моему рыжему ученому!

«Грррррр!» — согласилась со мной драконица где-то глубоко внутри. Хоть я пока не собиралась переводить наш брак «в горизонтальную плоскость», мужа тоже никому отдавать не хотела. И вообще! Драконица я или нет?! Нам по определению положено лежать на сокровищах, самим не пользоваться и другим не давать! Так что будем соответствовать! Поймав себя на таких своеобразных мыслях, не удержалась и широко улыбнулась.

— Ири, ты довольна, как я посмотрю, — тронула меня за локоть кузина.

— У меня все хорошо. Так почему я должна быть печальной?

— Но… — Синеглазка немного растерялась. — Брак по расчету, переезд в Ледяной Предел, незнакомая страна, близких нет рядом.

О да! Близких рядом и правда нет. Но вот только не уверена, что, если бы меня выдали замуж в долине, мама навестила бы доченьку раньше, чем через те же самые пару месяцев. Потому я не особенно страдала вдали от дома. Да и замужество неожиданно обернулось к лучшему. Естественно, говорить об этом вслух я не стала. Отделалась общими фразами, благо мы приблизились к гостевым комнатам.

Сначала прошли в ту, что отвели матери, и Леовиль взмахом руки материализовала ее багаж. На мгновение ощутила легкий укол зависти. Все же Лео была талантливой и сильной магичкой. Потому, невзирая на высокий род и слабый пол, училась не дома, как я, а в Огненной академии. Потом проводила кузину в ее апартаменты и, предупредив, что обед через два часа, оставила дам отдыхать.

Во время обеда муж не появился. Как предупредил меня Фрик, у Ринвейла очередной эксперимент находился в той стадии, которая требовала неотлучного присутствия. Но на ужине супруг обещал быть.

Остаток дня прошел в экскурсии по Летящему и разговорах ни о чем.

За ужином Лео как-то незаметно оказалась по левую руку от Ринвейла и являлась воплощением скромности, невинности и очарования. Цай Тирлин или являлся джентльменом до мозга костей, или реально на это повелся, потому как разговаривал оживленно и смотрел на кузину с интересом. Поэтому мое хорошее настроение и ироничное отношение к выкрутасам блондинки понемногу улетучивались, оставляя неприятный осадок. Судя по всему, это и была ревность. Докатилась.

После ужина муж опять исчез. Леовиль, сославшись на головную боль, отправилась к себе. Ну а мама многозначительно на меня взглянула и спросила, где мы можем поговорить без лишних ушей. Мы прошли в мою гостиную и уселись на диванчик.

Ну что ж… Похоже, сейчас откроются цели визита родственничков! Послушаем…

— Ири, дочка! — Теперь на лице льеты Мирабель не было и следа обычного легкомысленно-глуповатого выражения. Она была собрана и серьезна. Только блеск зеленых глаз выдавал ее волнение. Кажется, разговор обещал быть важным.

— Слушаю тебя, мама, — спокойно проговорила я и расправила складочку на голубом шелке платья.

— Сначала я бы хотела извиниться за поведение твоей кузины. — Мама чуть склонила голову набок. — Мне стоило насторожиться, еще когда я увидела, как она одета.

— Не беспокойся, — нейтрально улыбнулась я в ответ. — Это, конечно, добавило мне несколько неприятных моментов, но ничего страшного.

— Тогда перейдем к цели моего визита, — кивнула льета Мирабель. — Ты ведь в курсе рода занятий своего супруга?

— Да, — ответила я, с интересом наблюдая за матерью.

Ринвейл, значит? Интересно…

— И как знаешь, твой «вольный художник» категорически отказывается принимать заказы от Огненной долины. — Мама заправила выбившуюся из прически золотую прядь. — Потому нам приходится использовать подставных лиц. А это долго, затратно и небезопасно…

— И что ты от меня хочешь?

— Чтобы ты повлияла на него.

— И как ты это видишь? — Я зябко поежилась и потянулась за ажурной шалью, висевшей на спинке дивана.

— Ирьяна, ты не первый день замужем, — рассмеялась мать. — Уверена, ты что-нибудь придумаешь!

— Эм… — Приподняла бровь и спросила: — А почему ты считаешь, что он воспримет мои… доводы?

— Потому, что я не первый раз его вижу и много о нем знаю. И поверь, такого отношения к женщине еще не видела. Так что у тебя есть все шансы убедить его принять верное для нас всех решение.

О как! О-о-очень интересно!

— Конечно, я попробую его… убедить.

— Вот и замечательно. — Мать встала и поцеловала меня в щечку. — Я знала, что не ошиблась в тебе, родная!

Я молча улыбнулась и проводила ее до дверей. Потом немного побродила по комнатам и, кивнув своим мыслям, отправилась в подвал к мужу.

Когда спускалась по печально знакомой лестнице, раздались торопливые шаги и из-за угла вылетела Лео. Следом за ней шел невозмутимый Фрик, но на этот раз в его подчеркнуто-идеальном облике наблюдалась некоторая неправильность. Я сначала даже не поняла какая. Хотя… Галстук немного съехал, волосы в легком беспорядке. Если бы это был другой дракон, а не аккуратный до педантичности Фрик, я бы не заметила таких мелочей.

Кузина, еще не увидев меня, обернулась и зло зарычала:

— Да отстань ты от меня!

Ледяной едва заметно улыбнулся и с поклоном произнес:

— Госпожа так часто теряется… Лучше проводить до покоев. Во избежание, так сказать…

Тут Леовиль заметила меня, покраснела и с коротким приветствием пронеслась мимо. Дворецкий двинулся следом, но я схватила его за рукав.

— «Теряется»?

— С завидной регулярностью. За сегодняшний день уже третий раз.

— А первые два раза где?

— В кабинете господина. А потом очень старалась потеряться в восточном крыле. Едва успел дверь закрыть и предупредить Ринвейла.

— Как интересно! — восхитилась упорством кузины я.

— Несомненно, — кивнул слуга. — А теперь позвольте догнать вашу родственницу. У нее, к сожалению, весьма прискорбно обстоят дела с ориентированием на местности.

— Конечно, иди.

А Лео настойчивая девочка оказывается!

Я подошла к дверям лаборатории и попыталась их открыть. Не получилось. Озадаченно оглядела створки и недоуменно пожала плечами. Странно… муж никогда не закрывался. Немного подумала и постучала.

— Вейл, открой, это я. — Помолчала и решила уточнить: — Жена твоя.

Двери распахнулись, явив взору настороженного рыжего, который, впрочем, увидев меня, расслабился.

— Ну и настойчивая у тебя родственница! — поделился он впечатлениями. — Я думал, что она еще с нашего разговора в королевском дворце долины все уяснила, но оказалось, что нет…

— Одна из настойчивых барышень, добивавшихся твоего внимания? —рассмеялась я.

— Да, — поморщился супруг. — Мне иногда казалось, что они пари на меня заключили…

— Зная придворных дам… наверняка так и было, — согласилась я.

— Кстати, чего хочет твоя матушка?

— Сотрудничества с тобой, — хихикнула я.

— Так и знал!

— А почему ты решительно отказываешься работать с огненными?

— Ну-у-у… — задумчиво протянул муж и скосил на меня хитрые глаза. — Может, я патриот?

— Ага. — Посмотрела на него скептически. — И вот ну совсем не знаешь, что они все равно через подставных лиц к тебе обращаются.

— Знаю, конечно, — усмехнулся Вейл. — Но если им так хочется тратить деньги на подставных лиц, то почему бы и нет?

— Вот прохиндей!

— Ну, рыжий же, — дернул себя за медную прядь муж. — Обязывает. А как ты, по матушкиному разумению, должна меня агитировать?

— По-разному, — неожиданно смутилась я.

— Пра-а-вда? — мурлыкнул над ухом цай Тирлин.

— Кривда! — рявкнула в ответ и отскочила подальше. — Я спать.

— Мне тоже пора.

Утром гости нас покинули. Притом Леовиль почему-то была крайне недовольна, а по бледным губам Фрика блуждала странная улыбка.

Хм… Проводил до покоев вчера, значит?

О-очень интересно! Любопытно, сколько раз он ее проводил?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *