Счастливый брак по драконьи 1. Поймать пламя

Глава 6. На грани льда и пламени

Если ты рожден без крыльев, не мешай им расти.

К. Шанель

Прошла в свою комнату и обессилено опустилась на кровать. Минут пять сидела и тупо смотрела в одну точку. Ощущала себя марионеткой, у которой разом обрезали все ниточки. И кукловода нет рядом, чтобы привязать новые. Да и надо ли?

Я все-таки сделала над собой усилие, стянула куртку и переоделась в домашнюю одежду. Выбрала свободные шаровары и теплую рубашку, вытащила из шкафа любимый мягкий плед янтарно-рыжего цвета, закуталась в него и оккупировала небольшой диванчик, на котором очень уютно свернулась калачиком.

В голове было пусто. Думать о муже и его планах в отношении моей персоны почему-то не хотелось. О будущем? А оно есть? Так всю жизнь и просидеть в этом имении с мужчиной, который мало того что никак не может определиться со своим ко мне отношением, так еще и придерживается политики —  ни себе ни людям. Хоть эту его сцену ревности взять? Зачем пришел, спрашивается?

Надо признать, мой чисто животный порыв выместить свою ярость и негативную энергию в движении оказался тактически верным. Теперь я чувствовала только опустошенность и могла спокойно думать. Эмоции не застилали рассудок.

Если период зимнего гона у ледяных напоминает летний у огненных, то я не знаю, что делать. У нас летний бал — это узаконенный разврат. Там позволено абсолютно все, что в голову взбредет. Отчасти это официально разрешили потому, что даже если после ночи летнего солнцестояния и появятся последствия (в виде маленьких драконят), была уверенность, что папа не рядовой дракон. Похоже, тут то же самое. М-да… Или Вейл рассчитывал отвертеться? Оптимист, однако!

Я могла понять мотивацию поступка Вейла. У нас и правда царили более чем свободные нравы. Девушки, как правило, не считали нужным игнорировать призыв разыгравшихся гормонов. Да и сложно это. Даже мне, а я среди своих сородичей прослыла холодной, временами приходилось нелегко. И если бы Ринвейлу прислали такую жену, она бы не выдержала то, что устроил мне он. Именно таким, судя по всему, и был его план. Он меня игнорирует, и я отправляюсь искать приключения за пределами поместья.

Но только все пошло наперекосяк. Когда он поменял свое отношение? После того, как я его сшибла на лестнице в подвал? Расколотила ценный реактив… Странный народ эти мужчины. Другой на его месте придушил бы, а этот заинтересовался… И потом… Наши прогулки, затмение, редкие объятия, полет в конце концов! Я ведь его до самого сокровенного допустила! А он! Создатель, как же мне плохо…

Стук в дверь не позволил мне окончательно погрязнуть в размышлениях. Я разрешила войти. Дверь распахнулась, впустив в комнату моего рыжего супруга. Переоделся, в сухой одежде, с чуть влажными волосами, заплетенными в аккуратную косу. Не просто так ведь явился! Ну что ж… Послушаем, что скажет.

Вейл, увидев меня, вольготно развалившуюся на диване, смутился. Самую малость. Что, впрочем, не помешало ему спокойно опуститься в кресло напротив и совершенно невежливо на меня уставиться. Некоторое время мы молчали. Муж не начинал, а я не собиралась облегчать ему задачу.

Он не сводил с меня ярко-голубых глаз, и мне понемногу становилось не по себе. Я внезапно подумала, что в таком домашнем наряде муж меня ни разу не видел. Затем пришло осознание, что рубашка обтягивает грудь и в такой позе очень хорошо виден плавный изгиб бедра. Короче, для моего в принципе спокойного, но (вот незадача!) ожидающего появления огненного дракона супруга — сплошная провокация. Я резко села и плотнее закуталась в плед. Муж понимающе фыркнул, закинул ногу на ногу, откинулся на спинку кресла и наконец начал:

— Я понимаю, что ты не хочешь меня видеть, но поговорить надо. Причем сейчас, пока ты не напридумывала себе всякой ерунды и не обиделась окончательно.

А то! Фантазия у меня хорошая, а с тем исходным материалом, что имеем, так вообще можно мно-о-го чего сообразить! Но, тем не менее, слегка качнула головой, показывая, что готова слушать. Муж слегка поморщился.

— Тему нашего супружества и нюансов, с ним связанных, пожалуй, отложим. Кроме одного. На бал идти придется. Никак не отвертеться.

Передо мной встал весь ужас моего положения.

— Э-э-э… как бы это… — на минутку замялась, — а как у вас проходит период зимнего гона?

— Почти так же, как и у вас.

Жутко захотелось ругаться. Но я девушка приличная.

— Ведь… даже если ты будешь рядом… Это просто огромная проблема! — Я вскочила и нервно забегала по комнате. — Даже если я оденусь скромно и буду весь вечер прикидываться стенкой, они меня почуют!

— Вот поэтому ты и должна пахнуть как нормальная замужняя женщина, — устало продолжил муж. — Мною.

Я резко затормозила.

— Да ты с ума сошел??? — Руки чесались от желания чем-нибудь в него швырнуть. И я не стала сопротивляться порыву. Первой полетела небольшая статуэтка с камина. От статуэтки увернулся… Жаль! Может, вазочка? — Все мозги ниже пояса опустились?! Или я тебе сегодня сотрясение мозга устроила? Так лечиться надо, дорогой! — Вазочка цели тоже не достигла. Ой, какие замечательные кинжальчики на стенке! Тупые? Да какая разница! Голос то срывался на высокие ноты, то опускался до хрипоты. — Я тебе не игрушка! Захотел — взял, расхотел — бросил! То неделями не замечаешь, то приходишь как ни в чем не бывало?! И еще с такими планами?! Я не успокоительное для твоих гормонов! Правда думаешь, после всего, что я сегодня узнала, пущу в свою постель???

Когда в ход пошли ножи, муж резво выскочил из кресла и метнулся ко мне. Так быстро, что я даже отпрыгнуть не успела. Из моих рук выбили последний кинжал и припечатали к стене. Я некоторое время потрепыхалась. Даже куда-то заехала коленкой и немного расцарапала лицо. Судя по сдавленному возгласу коленом попала во что-то важное. И муженек, дабы обезопасить себя от дальнейшего членовредительства, прижал меня к стене всем телом и сжал мои руки у меня над головой. Теперь я даже пошевелиться не могла. Но ругаться мне это отнюдь не мешало. Тем более одну руку все-таки удалось высвободить.

— После сегодняшнего? А раньше, выходит, ты бы согласилась? Ммм? — Я так ошалела от прямого вопроса, что даже перестала колотить его ладонью по плечу. Вейл тихо рассмеялся, склонился ко мне, прикрыл глаза и втянул в себя воздух. Легонько подул мне на висок, пробежался пальцами по ушку, запутался в волосах. — Как же ты вкусно пахнешь…

— Не прикасайся ко мне! — Я попыталась вырваться. — Да ты мне вообще никогда не нравился! Я первого встречного тебе предпочту! К Олли полечу, к примеру! Думаешь, он устоит против обаяния огненной?

— Не смей мне про других говорить! Ты моя жена! — Услышав такие собственнические речи, разошлась еще больше, но муж легонько прикусил мне ушко и шепнул: — Ир-р-ри, моя девочка.

— С каких это пор?! — раздраженно прошипела я, стараясь не обращать внимания на его прикосновения. Но по коже уже побежали мурашки, и уже начало сбиваться дыхание. Похоже, драгоценного опять понесло. И самое плохое, что и меня тоже.

Так как, чтобы удерживать мое запястье, две руки Ринвейлу уже не требовались, он смело пристроил одну к другому делу. Ощутила скользнувшую с талии на чуть… хм… ниже руку, ошарашенно приоткрыла рот и начала лихорадочно думать над тем, как теперь быть.

— Давненько уже, — мурлыкнул рыжий и провел губами по нежной мочке уха. По коже прокатилась легкая дрожь. Муж почувствовал мой отклик, и его губы расплылись в улыбке. — Но есть одна проблема. Я не позволю даже облизываться на мою женщину. Значит, ни у кого не должно возникнуть и тени сомнения в том, что ты моя! А как это сделать?

Видимо, додумывать супруг предлагал мне. Сам был занят гораздо более интересным делом. Изучением моей шейки на предмет наличия чувствительных местечек. Судя по неровному дыханию сей процесс не оставлял милого равнодушным. Меня, впрочем, тоже. Но я все еще хотя бы пыталась мыслить здраво.

— Я же сказала, что не буду с тобой спать! — Ну правда не буду! Так ведь?

К короткому, но страстному поцелую оказалась совершенно не готова.

Вейл обнял меня уже обеими руками, но я и не думала сопротивляться. По телу словно электрические разряды бежали, глаза закрылись сами собой, внизу живота зародилось пламя, а пыльцы зудели от желания прикоснуться к обнаженной коже. Супруг оторвался от моих губ и заставил меня посмотреть ему в глаза.

— А ведь придется, — тихо шепнул мне на ухо.

В шоке распахнула глаза и приоткрыла рот. Муж не преминул этим воспользоваться. Я запуталась пальцами в рыжих волосах и потерялась в сладком мареве желания. Все смешалось. Ярость, боль, страх, неуверенность. Несмотря на то что мое тело в его руках плавилось от удовольствия, я не могла до конца расслабиться и довериться ему.

Несмотря на то что желающие были.

В тот раз на крыше я верила, но меня испугало то, что он потерял контроль над собой. А сейчас… Просто не могла снова подпустить близко к себе.

Именно по этой причине я до сих пор избегала физического контакта с мужчинами. Несмотря на то что желающие были. Правда, наши огненные не считали меня достаточно интересной добычей для того, чтобы тратить месяцы на завоевание доверия. Вернее, не находили в себе сил одновременно воздерживаться от контактов с другими женщинами. А я брезгливая…

Видимо, Вейл почувствовал мой настрой, прекратил целовать, приподнял подбородок и заглянул в глаза. Не знаю, что он там увидел, но вздохнул и крепче меня обнял. Несколько минут мы так и стояли. Я уткнулась носом ему в грудь и вдыхала безумно приятный мятный аромат, а он положил подбородок на мою макушку, обхватил руками и не посягал на запретные зоны. Те эмоции, что буквально кипели во мне несколько минут назад, понемногу улеглись.

— Спасибо, — пробормотала я. — Ты понял.

— Я хочу, чтобы ты сознательно пошла на это, — негромко ответил муж и провел рукой по волосам, попутно заправив прядку за ушко, — а не сдалась из-за своего огненного темперамента и моей настойчивости.

Я покраснела, когда осознала, о чем он говорит. Вейл понял причину моего смущения, рассмеялся.

— Я буду ждать. Моя девочка того стоит. — Произнеся эти слова, он внезапно подхватил меня на руки. Испуганно ойкнула и вцепилась в плечи Ринвейла. Но понесли меня не в сторону кровати, слава создателю. Вейл опустился вместе со мной в кресло, откинулся на спинку, из-под ресниц наблюдая за моей реакцией. Видимо, выражение моего личика было очень уж комичным, потому что губы мужа, несмотря на его старание оставаться серьезным, расплылись в улыбке.

Я немного поерзала, устроилась поудобнее на коленях супруга и повернулась к нему. Голубые глаза опять имели вертикальный зрачок, и на дне радужки зарождались искры. Вейл поймал мой настороженный взор, закрыл глаза и встряхнул головой. Когда открыл их снова, все было в порядке. Я решила не обращать внимания на такую странную реакцию без видимых причин и задала мужу беспокоящий меня вопрос.

— Остается нерешенная проблема. Как быть на балу? Если между нами ничего не будет, то… — Я отвела взгляд. Ну не могу говорить о таком и спокойно смотреть на него!

— Необязательно доводить дело до конца, — уклончиво ответил муж. Заметил мои вопросительно вскинутые брови и продолжил: — Просто нужно оставшееся до бала время спать в одной постели. — Тут благоверный замялся. — Но контакт должен быть максимально близким, а одежды как можно меньше.

Я оторопела. Потом щеки вспыхнули огнем смущения. Представила больше семи ночей в объятиях максимально раздетого мужа, и мне стало жарко. Искоса посмотрела на рыжего, заметила искрящийся смехом и предвкушением взгляд, поняла, что не отвертеться. Потому как альтернативы попросту нет. Можно, конечно, сейчас еще немного поскандалить, но загвоздка в том, что я уже успокоилась и это будет работой на публику. Он поймет.

— Ммм, — нерешительно протянула я и с опаской посмотрела на супруга, — мне не очень удобно задавать тебе такой вопрос, но все же…

— Я тебя внимательно слушаю.

— Если учитывать твою… — я неопределенно взмахнула рукой, подбирая верное слово, — ситуацию с драконом и мое нежелание переводить наши отношения в другую плоскость… угу… горизонтальную, сможешь ли ты себя контролировать?

— Не волнуйся, милая. Все будет хорошо.

Я недоверчиво посмотрела на мужа, который ответил кристально честным взглядом. Ох, темнишь ты, дорогой. И сильно так… Но придраться было не к чему, и я осторожно слезла с колен. Отпускал меня Вейл неохотно. Ой-ей. А ведь меньше месяца назад этот мужчина меня только по волосам трепал и ласково называл малышкой. А сейчас смотрит так… Возникает чувство, что на мне одежда вот-вот тлеть начнет. Странная штука — жизнь. Отошла от обжигающего меня ярко-голубым взглядом рыжего, опять закуталась в плед и спросила:

— Когда бал?

— Через неделю, — негромко ответил муж, с видимым удовольствием рассматривая мои ножки.

Я сама посмотрела вниз. И что там такого интересного? Ну, штанишки до колен, ну, браслетик. И?

— А когда надо… ммм… начинать готовиться? — Взгляд я все-таки отвела.

Вот мне интересно, если все так целомудренно, как он утверждает, то почему глазки у моего муженька так и искрятся предвкушением?

— Чем скорее, тем лучше, — подтвердил мои худшие ожидания он.

— И… где?

— В смысле? — Нет, ну издевается? Я и так краснею, как не знаю кто!

— У тебя или у меня ночевать будем? — процедила я.

— Тебе решать, — невинно посмотрел на меня муж. — Где тебе комфортнее.

— Если ты гарантируешь мне безопасность, то у тебя, — сдалась я. Ну, должна же хоть какую-то выгоду иметь от этой ситуации? А я давно мечтала побывать в его крыле. Там наверняка много интересного.

— Я разве тебя обманывал? — серьезно спросил Вейл.

— Давай не будем поднимать эту тему? — отрезала я, мигом вспомнив все то, что не так давно узнала от Сэйна.

— Как скажешь, — кивнул супруг. — Но я повторю. От той идеи уже давно отказался и не надо меня обвинять в том, чего я не совершал.

Я опустила голову. Он прав. Но… так просто этого не забыть.

Ринвейл поклонился и вышел из комнаты.

Я немного посидела в кресле. Все еще находилась в некотором ступоре от всего, что произошло. Это что же получается? Он определился? Я ему нужна? А мне это надо? При одном только воспоминании о поцелуе мужа, щеки залила жаркая краска. Приходилось признать — Вейл стал мне дорог. Я не знала, как назвать это чувство и боялась спешить, но хотела, чтобы он был рядом.

Но женщина я или не женщина! Так я ему сразу и признаюсь! Он-то больше двух месяцев мне голову морочил! Представила сладкую месть и на секундочку зажмурилась от удовольствия. Но потом в мою голову, пинком отворив изрядно заржавевшие двери, вернулся строгий дядя. «Здравый смысл» называется. Он мне напомнил, что Вейл на ближайшие несколько месяцев неадекватен и моя месть может закончиться тем, что дурную дракошу все же затащат в постель и поимеют в свое удовольствие. И совсем не гарант, что и в мое тоже.

Злилась я на Вейла не только из-за факта обмана. Истинный мужчина! Посчитал, раз он решил, что жена ему нужна, значит, я должна эту истину принять и немедленно возрадоваться. А то, что больше двух недель меня избегал, мой драгоценный предпочел забыть. Проще говоря, супруг являл собой весьма яркий пример мужского эгоизма и явно не страдал от его наличия.

Я еще немного подумала, кинула взгляд на часы и поняла, что время неуклонно катится к вечеру. Вспомнила про увлекательную программу на сегодняшнюю и последующие ночи, прикусила губу и с ужасом покосилась на зеркало. Что бы ни говорил муж, но если он не сдержится, прощай, девичья честь, и здравствуй, о-о-очень стойкий запах. Ни у кого сомнений в законности брака не возникнет. Не могу сказать, что не хотела, чтобы мы стали мужем и женой по-настоящему. Но знать, что, возможно, этой ночью на тебя набросятся и… Не вдохновляло, короче. Как и любой девушке, мне хотелось красивого романтического ужина, свеч и постепенного неторопливого соблазнения. Но если вспомнить события на крыше, надолго мужа не хватит. М-да… Дилемма. Был бы он нормальный, я бы даже не беспокоилась. Но первый раз и с неадекватным мужчиной, который не думает о партнерше? Не хочу.

Я переоделась. Оглядела себя и подавила желание закутаться во что-нибудь.

Снова села в кресло.

Итак, что мы имеем? Неразумную девицу, которой все в жизни подносили на блюдечке с каемочкой и которая устраивает трагедию вселенского масштаба по поводу супружеского долга, хотя должна была исполнить его еще три месяца назад. И мужчину… Мужа то есть. Высокого, сильного, красивого, рыжего, голубоглазого. Одна беда — дракон у него пробудился, и я тому причина.

М-да. Вот чего мне не хватает? Жизнь хороша, муж — умница, проблем, кроме моих трудновыводимых таракашек в голове, нет и не предвидится. Загадочная женская душа. Но надо решать, что делать… Так просто идти к Вейлу, не позаботившись о минимальной безопасности? Бред. Что же делать? Снотворное или какое-нибудь средство, снижающее потенцию? И как напоить этим мужа? Да и вряд ли в доме есть что-то подобное. Снотворное…. Разве что самой выпить в надежде, что супруг не извращенец. Пояс верности? Представив на мгновение Вейла в железных трусах (на себя такое надевать даже в воображении не хотела), я тихо захихикала. Но все равно их у нас нет.

Остается магия. Рискнуть? У нас очень распространены амулеты нужного мне действия. Не у одной меня такая проблема. Но сама я такое никогда не делала, а захватить из дома не пришло в голову. Принцип действия амулета достаточно прост. Создаешь вокруг себя несколько энергетических щитов и заключаешь контролирующие ленты в любой восприимчивый к энергии камень. Если его резко и сильно сжать, то активируется силовая волна. Как правило, ее хватает, чтобы ненадолго остудить пыл зарвавшегося кавалера. Сбежать успею.

Смогу такое создать? По идее, должна.

Следующие два часа я провела за расчетами. В ходе экспериментов свалились все недостаточно тяжелые вещи в комнате и разбилась одна ваза. Остальные я предусмотрительно поставила на пол. Конечно, этим стоило заниматься в специальном помещении, но его, к сожалению, не имелось. Идти в лабораторию мужа мне показалось не самой удачной мыслью. Наконец я закончила, довольно повертела небольшой кусочек хрусталя, подвесила его на тонкую серебряную цепочку и надела кулончик. Решительно встала и направилась вниз.

Ужин прошел в спокойной, хоть и несколько натянутой обстановке. Я все больше и больше нервничала, даже мысли о моем маленьком секрете не помогали.

Вейл не выдержал, покачал головой, решительно взял меня за руку и повел к лестнице. От такого поворота событий я опешила и некоторое время послушно шла за ним, даже не пытаясь освободиться. Потом сообразила, куда именно меня с таким энтузиазмом ведут. Предположения не понравились, и я попыталась вырвать руку из мертвой хватки. Правда, когда мы повернули в коридор к моим покоям, несколько успокоилась.

— Я же сказал, чтобы ты не боялась, — устало произнес Вейл и уселся в облюбованное им кресло в гостиной, привлекая меня к себе на колени. — Все будет хорошо, я обо всем позаботился.

— Эээ? — Кажется, это становилось основным звуком в моем лексиконе. — В смысле?

— Потом узнаешь. — Рыжий солнечно улыбнулся, легко поцеловал меня в кончик носа и тихо рассмеялся, когда заметил заливший щеки румянец. — Переоденься и возьми все необходимое. — Муж неопределенно взмахнул рукой. — Если честно, не представляю, что может понадобиться, так что думай сама.

— Хорошо, — медленно кивнула я и покосилась на двери спальни. Надеюсь, туда он не пойдет.

— Вот и замечательно. — Муж встал и пересадил меня на диванчик. Пошел к дверям, но обернулся на пороге. — Только я тебя очень прошу… не задерживайся, ладно? Ты когда одна остаешься, сразу начинаешь всякие страсти придумывать.

Не дожидаясь моего ответа, Вейл быстро вышел. Я минутку посидела и отправилась в душ. Потом оказалась перед весьма нелегким выбором. Что надеть? Остановилась на легкой сорочке. После перерыла всю комнату в поисках халата, но так его и не обнаружила. Закуталась в любимый золотисто-оранжевый плед и направилась в крыло супруга. Поняла, что не имею представления, где именно находится его спальня, но увидела в конце коридора теплый свет и решила идти туда.

Это действительно оказалась спальня. Просторная комната с не менее просторной кроватью, на которую я покосилась с некоторой опаской. Свет исходил от разожженного камина. А у меня в комнате камина нет. Хорошо же муж устроился! Осознав, что обвиняю супруга в том, что тот не соизволил уступить мне комнату с камином, рассмеялась. Кстати, а где сам муженек?

Никаких признаков его присутствия, кроме лежащей на соседнем кресле одежды. Я подтянула к себе его рубашку. Она пахла мятой и чем-то еще. Мужем пахла, проще говоря. Интересно, если я ее надену, эффект же лучше будет? Пожала плечами, воровато оглянулась, быстро стянула свою сорочку и накинула мужнину. Вовремя. Я заканчивала застегивать пуговицы, когда распахнулась дверь на другой стороне спальни. На пороге стоял Вейл в коротких штанах и с полотенцем на шее. Его глаза на мгновение полыхнули голубым огнем. Я быстро прикрыла голые ноги.

— Добрый вечер. — Вейл глубоко вздохнул.

— З-здравствуй, — немного заикаясь, ответила я.  — Я твою рубашку взяла, ты не против? Из-за запаха. Так, наверное, лучше будет…

— Не против, — улыбнулся он и прошел к камину.

Поняла, что мне дают возможность спокойно лечь в постель. Не стала ею пренебрегать и быстро юркнула под одеяло. Ложиться не стала. Просто села.

Муж все еще стоял у огня. Блики пламени алыми искрами играли в волосах и теплым медовым светом заливали полуобнаженное тело: широкие плечи, красивую спину, длинные ноги. Ринвейл, наконец, повернулся и медленно направился ко мне. Вернее, к постели. А в ней я. Ой… Зачем я вообще в это все влезла, а? Подавив порыв сбежать, рывком легла, повернулась на бок и еще одеяло по самый нос натянула. Закрыла глаза.

Раздался смех, и матрас немного просел. Муж опустился на кровать. Осторожно провел пальцем по моему лицу, обвел контур губ, убрал упавшую на лоб прядь волос и потянул за кончик одеяла. Я не отдала. Уж не знаю почему, но вцепилась мертвой хваткой.

— Ири, — тихо позвал Вейл, и я неохотно открыла глаза, — отдай одеяло. Во-первых, если мы будем спать под разными, толку от затеи никакого. Во-вторых, прохладно. — Я уступила, и муж прилег рядом. Потом фыркнул, подтянул меня ближе к себе, обнял за талию и заставил положить голову к нему на плечо. Руку на грудь супруга нерешительно положила сама.

Сказать легко! У меня в крови бродил адреналин, по телу то и дело пробегала нервная дрожь. Я никак не могла расслабиться. Не получалось. Темнота вокруг, пляшущие по стенам тени, сильное тело мужа рядом и его теплое дыхание на шее этому не способствовали. Как и легкие поглаживания по спине, видимо, призванные успокоить. Действовало это прямо противоположным образом. Уж не знаю, как себя чувствовал мой супруг, но я в этой полутьме очень четко себе представляла все то, что не могла увидеть. Аромат дикой мяты дразнил чуткие ноздри, горячая грудь под ладонью вызывала огромное желание изучить ее получше. Минут десять полежала в таком положении, то и дело ерзая. Потом вздохнула и повернулась к Вейлу спиной. Немного отодвинулась. Никакой реакции. Спит? Вот и отлично! Еще через пять минут выяснилось, что замерзаю. Тихо вздохнула и прижалась к мужу, опять немного поерзала, устраиваясь поудобнее. Вздрогнула от легкого шлепка по бедру.

— Ирка, я, конечно, наполовину ледяной, но не железный! — Я замерла. — Если ты и дальше будешь так себя вести, я за себя не ручаюсь!

— Извини, — пискнула я и попыталась снова немного отодвинуться.

Он рыкнул и схватил меня за талию. Я сдавила талисман, готовая в любую секунду пустить его в дело.

— Тише-тише! — Еще несколько минут я лежала как мышь, боясь пошевелиться, но тут Вейл осторожно поднял мое лицо за подбородок, заставил посмотреть ему в глаза и поцеловал в лоб. — Прости, что рявкнул. Просто это, —муж на секунду замялся, видимо, сомневаясь, стоит ли продолжать, — тяжело мне дается. — Я закрыла глаза. — Спи, маленькая.

Естественно, так сразу уснуть я не смогла. День был сложным, а вечер еще более напряженным. Перемены в жизни очень значительные — и не сказать, чтобы они мне совсем уж не нравились. По стенам плясали блики догорающего пламени, за окном вспыхивали огни северного сияния, в затылок дышал Вейл. Его рука лежала на моем животе. Постепенно усталость взяла свое, и я уснула.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *