Глава 6

Новый день начался обычно. Вот везде в книжках утверждается, что особенный, поворотный в судьбе день — он и начинается как-то нестандартно.

Лично у меня все поворотные дни начинались как нельзя обыденнее, и это утро, разумеется, не стало исключением.

Встала сама, никто меня из постели с дикими воплями не вытаскивал. Помылась, и даже не утопилась.

Сюрпризы начались с раннего визита.

Раздался стук в дверь, и на пороге я с немалым изумлением увидела Арвиля. Бледного, с кругами под глазами и, судя по всему, решительно настроенного.

Меня отодвинули в сторонку, и Сотник прошел в комнату. Я покраснела и рванула к постели, ветром сгребая немногочисленные вещи и закидывая их в тумбочку.

Повернулась к мужчине, уже рухнувшему в кресло, и поприветствовала:

— Доброе утро!

Тон был вполне однозначным: ‘И что ты тут делаешь?’

— Ирка, я вынужден тебе сообщить, что увидеться с супругом тебе придется раньше, чем мы планировали, — утомленно заявил Ар, повергнув меня почти что в шок такими новостями.

— И что же повлияло на твои прежние планы? — осторожно спросила я, опускаясь на край кровати. — Ты же хотел пойти на контакт с дроу только после того, как договоришься с имперцами. И то… не собирался меня передавать драгоценному.

— Я и сейчас не собираюсь, — поморщился хейлар. — Но есть подозрение, что в город его придется пустить. Разумеется, на наших условиях.

Ещё интереснее!

— И?!

— Твой рыжий гений, чтоб его, умудрился найти запасные ходы Анли-Гиссара! — зло рыкнул брюнет, сжимая кулаки.

— Как?!

— Пообщаюсь снова — спрошу, — мрачно отозвался Сотник. — Этот умник не ломился во Врата. А коридоры… знаешь, в местных пещерах есть такие твари, с длинным и заковыристым названием в стиле ‘мы-всё-сожрём’. Точно не помню, но смысл ты поняла. Так вот, он откопал этих гадов где-то в пропастях, и подвесил на стеночке. Итого, к моему приходу, он и со-товарищ в лице дроу, уже просто сидели и меня ждали, философски наблюдая за необычной трапезой. Пока я обалдевал от происходящего, твой ненормальный сначала предложил выпить. А после сообщил, что в следующий раз на этом месте могут быть не нейтрально настроенные муж и жених, а враждебные подданные подгорной королевы.

— Какой жених? — оторопело поинтересовалась я.

— По всей видимости, Дарьин! — Ар запустил пальцы в волосы и с тоской вопросил у потолка: — О чём я думал, когда с женщинами связывался, а? Видать, в чём-то Лаллин всё же был прав. Вы — зло, прискорбно влияющее на добрый разум мужчин.

Слов у меня сразу не отыскалось, но я сделала над собой усилие, и всё же нашла.

— Правильно ли я поняла… ты половину этой ночи бегал по внешним рубежам и восстанавливал защиту, а вторую половину благополучно пил с Вейлом?!

— Кто сказал, что благополучно? — спокойно возразил приятель. — Мы подрались.

Трындец.

— Как-то не видно…

— Если бы это и было видно, то только на трупе. Там уже не заживает.

— М-да… аргумент, — была вынуждена согласиться я, припоминая уроки Алишина. — Итак, Арвиль… продолжу логическую цепочку.

— Давай! — щедро разрешил Сотник и едва заметно поморщился, сжав пальцами виски.

— Продолжаю… ты согласился пустить в город дракона и дроу?! Напоминаю, если ты с похмелья запамятовал: дроу — это тоже фейри, только оседлые. Да и к драконам у тебя нехилый счет!

— Да эти нормальные вроде, — пожал плечами хейлар.

И тут я осознала, что истина ‘Собутыльники — уже не враги’ не знает расовых различий! И алкоголь — великая объединяющая сила народов.

— Ирьяна, ну я же не идиот, — раздраженно вскинулся брюнет. – Разумеется, всё не так просто. Есть такая занятная игрушка, как браслеты и ошейники, блокирующие магию и изрядно ослабляющие организм. Ринвейл и Тринвир согласились их надеть, стало быть, это низводит их, как бойцов… примерно до твоего уровня.

Да, Арвиль явно не идиот. Зато у меня появился вопрос, на дне какой именно бутылки оставили свои мозги Вейл и Вир?! Хотя, вернее будет спросить, ‘В которой по счету бутылке’?!

— Ладно, с этим разобрались, — сделала героическую попытку мыслить здраво. — Но где гарантии, что моего супруга и его нового приятеля не пришибут твои резвые ребята? Особенно если у них появится преимущество…

— Никаких, — легко ответил Арвиль, чем заставил меня, такого уж никак не ожидавшую, округлить глаза.

— Как это, никаких?!

— Ирьяна, мы уже всё обсудили. Я отдам приказ десятникам, и они будут вынуждены подчиниться. Тем более, моим ребятам не откажешь в аналитическом мышлении. Должны понять, что если мы убьем одного из лучших ученых драконов и правителя ближайшего города, ничем хорошим это не обернется.

— Так-то оно, конечно, так, — нервно сцепила я пальцы. — Но ты бы лучше уточнил у того же Алишина, или Диара, как у них там со здравомыслием и аналитическим мышлением. Или сделай проще! Напоить всех… но Диара не приглашать.

Я тихо засмеялась, про себя решив, что это, наверняка, на нервной почве.

— Не переживай, всё будет нормально. Меня больше волнует моя собственная реакция на твое счастливое воссоединение с супругом…

Я тут же замолкла и, взглянув на грустного друга, тихо сказала:

— Мы с тобой это обсуждали. И оба знаем, что чем скорее — тем лучше.

— Разумеется, — провел по подбородку указательным пальцем мужчина. — Но всё равно… тяжко.

— Всё пройдет, — ласково улыбнулась ему я.

— Конечно, — встряхнулся и подарил мне светлую улыбку Сотник. — Кстати, как сама-то? Не боишься Вейла? Он настроен серьезно…

— Боюсь, — честно призналась я. — Но готова, считай, ко всему. Ничего! Скандал перетерплю, честное мнение выслушаю, обижаться он долго не станет, а там… что-нибудь придумаю.

Я немного мечтательно улыбнулась, вспоминая приятные моменты, проведенные с супругом, и представляя, что именно можно… ммм… придумать, когда мы снова будем вместе.

Арвиль посмотрел на меня любопытными фиолетовыми глазами и задал потрясающий вопрос:

— И что ты сделаешь?

Я мигом вспомнила о том, что он в этом плане совсем неопытный. И как ему ответить?!

— Ну… поговорю. Объясню.

— Думаешь, поможет? — усомнился хейлар. — Он тебя грозился, как минимум, выдрать.

— Грозиться — одно, а сделать — другое, — покачала головой я и предпочла сменить тему и уйти со скользкой дорожки этого разговора. — Когда появятся Тайлин и Лаллин?

— Они перенесли встречу, так что завтра в обед, — ответил Арвиль и поднялся. – Встреча будет в одном из верхних залов, которые открыты для перемещения фейри. Спроектированы были специально для переговоров такого рода.

— Тогда я не пропущу тренировку с Алишином, — задумчиво перебрала пальцами по коленке, а потом кинула на друга обеспокоенный взгляд: — Арвиль, а может ты по-нормальному поспишь, а? На постели, и чтобы это был именно сон, а не медитация, или что-то в этом роде. Ты когда нормально отдыхал вообще?!

— С момента пробуждения от спячки — ни разу, — честно сознался мужчина и, заметив выражение моего лица, скривился и досадливо отмахнулся. — Ирьяна, в этом нет необходимости. То, что мне нужно – я получаю, а если организм сдаст, то просто лягу в одну из мед-камер и встану здоровым.

— Нервишки там же подлечишь? — мрачно осведомилась я, решив, что на тему этих самых камер и того, что они из себя представляют, попытаю его немного позже. — Ар, мы тут уже не один день. И даже не одну неделю. И ты всё это время почти не спал!

— Ирьяна, прекрати вести себя, как наседка! — ни с того ни с сего рявкнул Сотник и гневно сверкнул на меня глазами. — Это не твоё дело, не находишь?!

— Ты — мой друг, — тихо сказала я, медленно поднимаясь и подходя вплотную. Подняла руку и осторожно коснулась немного встрепанных черных волос. — И ты мне очень дорог. Я не могу спокойно смотреть на то, как ты себя гробишь. Ты не железный, хейлар! Каким бы совершенным существом тебя не создали — у всего есть предел! Ты мало ешь, ты не отдыхаешь, и ты постоянно колдуешь, думаешь, решаешь проблемы и тренируешься!

Спящий перехватил мою ладонь, нежно погладил большим пальцем запястье и почти неслышно горько сказал:

— Ирьяна, это не твое дело. Ты, и правда, мой друг. Только друг. Милая девочка, которая прошла всю страну, чтобы помочь мне, и чем-то стать самой. И чтобы дать возможность нам всем кем-то стать, я не имею права на отдых ещё лет на десять вперед, как минимум, — он отошел на шаг от меня, порывисто взмахнув рукой, дотронулся до черных волос и сильно дернул их за корни. — Ирка, нельзя. Ты понимаешь вообще, что сейчас творится? Системы города изрядно поизносились за те тысячелетия, которые он провел в консервации. Но кроме внутренних проблем, появились и внешние. Например, те твари, которых твой драгоценный натравил на одну из стен. В то время, когда мы строили Анли-Гиссар, они не жрали всю подряд горную породу. Лишь мягкие сорта, типа известняка или туфа. А теперь — жрут всё что угодно! И я не успеваю… я не справляюсь даже с текучкой, а нужно уже идти дальше.

— Призвать остальную сотню?

— Конечно, — кивнул Арвиль. — Но не раньше, чем мы с Диаром и Трионом приведем в порядок медицинский центр на первом уровне. Видишь ли, я не рискну в этой ситуации выдергивать всех. А ещё десятники рассказывали, что им всем вживляли кристаллы подчинения. Всем! Но если десятники, почувствовав мой зов, избавились от этой дряни, то рядовые этого сделать не смогут. Они недостаточно сильны.

Я вздрогнула, вспомнив, как прилетели эти хейлары в первый раз. Ослабленные и окровавленные, словно только что после тяжелого боя. И с рваными ранами на телах, словно куски плоти вырвали.

Я думала, что они уходили с боем, а вот оно как было, оказывается.

Арвиль тогда забрал всех на первый уровень. Вышел он оттуда вместе с остальными хейларами только через сутки. Они — здоровые, а сам Сотник почти белый и шатающийся от усталости.

— То есть, рядовые погибнут.

— Верно. Нужно их ловить по одному, скручивать и тащить в лаборатории, чтобы прооперировать.

— Весело…

— А особенно весело то, что мой заместитель так и не пришел. Шеридан — второй по силе в нашей сотне.

— Но он служит злодею.

— И я не понимаю, почему… Ира, он точно добровольно служит. Но на чём его поймали?! Чем купили?!

— Ты же сам знаешь, — я положила ладонь на затянутую в черную рубашку руку мужчины. — Посулили то, что он желал, и всё.

— Ты не понимаешь… — покачал головой Арвиль. — И ты не знаешь Шера. Кто угодно, но не он. Ирьяна, я даже боюсь его хозяина, и как раз потому, что он совершенно неизвестная величина. И у него есть что-то, из-за чего Шер убивает за него, и он даже рыпнуться десятнику не позволяет. Я просматривал воспоминания ребят… всякий раз, когда мой заместитель противился воле их хозяина… нет, его не наказывали. Просто что-то очень тихо говорили на ухо, и всё. Он тут же становился покорным, как баран! Вывод? У кукловода что-то есть. Что-то, невероятно для нас ценное…

— Но почему он тогда говорил это лишь Шеридану? Не проще ли сразу всех десятников в кулаке держать?

— Я бы не стал, — честно ответил Сотник. — Я бы выбрал того, кто может контролировать остальных, и подобрал к нему ключик. Зачем распыляться?

— По всей видимости, наш идейный подлец, который стравил уже три страны, разделяет твое мнение, — поморщилась я. — Мне ещё вот что интересно… зачем?!

— Когда встречу — спрошу, — серьезно ответил Сотник. — Потом тебе расскажу, обещаю.

— Ага… — грустно кивнула я и тихо спросила. — Ты знаешь, кто он?

— Догадываюсь, — сухо ответил Арвиль и, подойдя ко мне, обнял за плечи. — Ладно, Ири… беги завтракать, а потом на тренировку. Алишин у нас пунктуальный до педантичности и терпеть не может необязательности. Лучше не провоцировать конфликты.

— Конечно, — покорно кивнула я, прекрасно понимая, что меня сейчас отправили… в сад.

— Вот и чудненько.

На этом наш непонятный разговор закончился, и я ушла в сторону столовой, а хейлар быстро пошел в сторону лестницы на внешние уровни города.

У всех дела. До обеда.

А вскоре у нас встреча с фейри под кодовым названием ‘военный совет’.

Алишин опозданий, и правда, не любил, поэтому, когда запыхавшаяся я влетела в наш тренировочный зал, на лице блондина обреталось самое постное выражение:

— Добрый день, — смущенно поздоровалась я и с наигранной бодростью спросила: — А чем мы сегодня будем заниматься?

— Здравствуйте, — сухо отозвался хейлар и, заложив руки за спину, медленно двинулся ко мне. — Вы опоздали, льета Ирьяна.

— Всего на пару минут! — начала было оправдываться я. — Это даже опозданием-то не счита…

Меня оборвали, и весьма резко.

— Это — опоздание. И дело не в двух-трех минутах, а в мере допустимого. Если был прецедент на маленькое, то в голове появится мысль о допустимости большего. И опоздание – это неуважение к тому, кто вас ожидает. Вы не соизволили следить за временем и откорректировать свои дела так, чтобы успеть на заранее условленную встречу, прекрасно зная, что вас ожидают. Время — самый дорогой и дефицитный материал в нашем мире, девушка. И что самое плохое — невосполнимый.

— Я поняла, — пробормотала, заливаясь мучительным румянцем от такой отповеди. — Простите.

— Прощаю, — с ледяным выражением глаз кивнул хвостатый зануда и, развернувшись, уже другим, лекционным тоном, продолжил: — Итак, наша сегодняшняя тема…

Сегодня учитель изволил сочетать ментальные тренировки тех связок, что он мне показывал ранее, с активными физическими нагрузками. Как итог, из зала я почти выползла, но заставила себя встряхнуться и трусцой рванула в свою комнату, мыться и переодеваться.

Урок, который преподал этот мужчина в самом начале занятия, я усвоила.

Уважай время других.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *