Глава 5

В деревне мы оказались спустя полчаса, сняли комнату в трактире, заказали ужин в номер и обессиленно свалились спать. Вернее, если Криона, судя по дыханию, уснула уже через пять минут, то я все никак не могла улететь в мир сновидений. И причину прекрасно знала.
Арвиль. Любопытство всегда было моей слабостью. Как и любой огненной.
Но не только это.
Ринвейл. Я сбежала чуть больше суток назад, а уже скучаю. Потускнели обиды, помнится только нежность рук, тепло сильного тела, мягкость рыжих волос под руками.
«Проще говоря, огненной драконице, сложно без интима больше трех дней», — разрушил всю романтику размышлений нежданно явившийся Арвиль.
« Тебе не кажется, что это немного не твое дело?! Это мой любимый и мои отношения!»
«А с чего ты вообще взяла, что любишь своего полукровку, девочка? – вкрадчиво поинтересовался Спящий. – Сама подумай… ты просто никогда не знала иного. А твой муж прекрасно знает, как нужно обращаться с женщиной. Вот ты и сдалась.»
«Прекрати, — предупредила зарывающегося Тейнмира.
«И вообще… Тебя ведь влечет к Оллисэйну. Это уже показатель».
«Умный мой, — «ласково» начала. – Да, Олли мне нравится. Но иначе».
«Ври кому угодно, — неприятно усмехнулся он. – У драконов любая симпатия завязана на интимном интересе».
«А не заткнуться ли тебе»? – риторически вопросила, от души сожалея, что не могу проредить этой сволочи роскошную черную шевелюру по причине ее недоступности.
«А может и вовсе ее отсутствия, — ошарашил Ар. – Ты меня видишь таким, каким я себя помню. А в каком состоянии тело после стольких лет, я понятия не имею.
«Кстати, про тело, — мысленно предвкушающе потерла лапки. – Солнце мое загадочное. А ты мне кое-что должен!»
«Да неужели?» — издевательски изумился хейлар.
«Да, — решила не реагировать на это я. – Правду, милый. Только правду и ничего кроме правды!»
«Да пожалуйста! – легко согласился он. – Но тогда спать».
Возмутиться не успела по техническим причинам. Свет в глазах померк и я уснула.
Открыла глаза в знакомом зале. Но на этот раз, кроме сияния и бабочек тут был еще и хвостатый брюнет, зависший напротив.
— Ну, здравствуй, Ирьяна, — усмехнулся Арвиль.
— Здравствуй, — насторожено отозвалась, внимательно рассматривая мужчину. – Не ожидала…
— Я тоже, — улыбнулся он в ответ. – Видимо сознания переплелись очень сильно, вот и получается так.
— У меня и правда есть дар? – решила сразу уточнить я.
— Есть, — Спящий растянулся горизонтально, потянулся и скосил на меня хитрый фиолетовый глаз. – И сильный.
— А ты меня научишь?
— Не знаю, — он улыбнулся и взъерошил густые темные волосы, описал в воздухе полукруг хвостом, на который я старалась не таращиться, неопределенно взмахнул кисточкой и закончил. – Посмотрим на твое поведение.
— Ну ты и гад, — искренне изумилась такой подлючести. – Я, рискуя жизнью, через всю Изначальную Империю доблестно несусь тебя спасать, а ты?!
— А я тебя дразню, — Ар порывисто сел, усмехнулся, провел указательным пальцем по своему носу, а потом на миг прикусил костяшку. – Ты так чудно реагируешь.
— А еще, ты мне должен рассказ, про свою расу, — радостно напомнила Спящему весь список его обязательств.
— Помню, — кивнул хейлар, передернул хвостом и спросил. – Куда пойдем?
— В смысле? – недоуменно моргнула я.
— Ну… — Спящий задумался, видимо пытаясь мысленно выстроить объяснение. – Мы с тобой уже на немного другом… уровне, что ли. Раньше, соприкасались только некоторыми участками разума, потому даже те залы, что ты видела, показывать было сложно. Ведь их проекция у меня в голове. Но теперь возможности гораздо шире, и без таких кошмарных энергетических затрат.
— То есть, ты можешь показать мне Анли-Гиссар? — нетерпеливо подалась вперед, ожидая ответа.
— Не весь, но гораздо больше, чем раньше, — тепло улыбнулся Арвиль.
— Это уже невероятно много, — попыталась вскочить, но из-за переполнявших эмоций забыла про особенности невесомости и привычно перевернулась, мысленно похвалив себя за то, что спала в рубашке и штанишках. Впрочем, рубашка тут же попыталась подло оголить тело, но я очень вовремя ее поймала, потому хейлара побаловала только видом обнаженного живота.
— Интригующе, — мурлыкнули где-то рядом и по щеке мимолетно скользнула черная прядь повисшего рядом вниз головой Ара. Он подмигнул, и сказал: — Нет, я не спорю, в такой позе есть свои прелести. Для меня в первую очередь, — Перед глазами появилась кисточка, которая игриво коснулась кончика моего носа, потом исчезла из вида, а по все еще открытому животу невесомо что-то скользнуло. Я ошеломленно округлила глаза. — Ты уверена, что хочешь осматривать город именно так?
— Слушай, — перевернулась, одернула материю и серьезно посмотрела на все еще висящего Спящего. – Арвиль, прекрати. Мне неприятно.
— Разве? – и не подумал перевернуться он.
— Как же вы меня достали, — обессиленно прикрыла глаза я. – Ар, прекращай так себя вести, иначе я на все плюну и вернусь к Вейлу.
— Ну, извини, — вздохнул мужчина.
По залу пронесся поток прохладного лавандового ветра, который шутливо растрепал мне волосы.
— Просто я устала, — угрюмо ответила и не подумав, улыбнуться в ответ. – Устала от стереотипов. Да, я огненная, но мы все разные. И еще, чтобы ты не говорил, мужа я люблю. Потому ухаживания Олли и твои, хоть и льстят женскому самолюбию, но со временем, если флирт становится слишком навязчивым, меня это начинает тяготить.
— Я тебя понял, — прищурился хейлар, чей хвост, выдавая внутреннее волнение хозяина, то нервно бил косточкой по сапогу, то обвивался вокруг голени.
— Вот и хорошо, — облегченно вздохнула, и предложила. – Так мы идем?
— Идем, — кивнул Спящий, щелкнул пальцами, невесомость исчезла и мы медленно опустились на пол.
Напротив был изящный узор, изображавший арочную дверь. Я невольно залюбовалась красивыми изгибами растительного орнамента и вязью незнакомых символов. Но как пройти? Ведь это лишь рисунок.
Спящий шел вдоль стены, кончиками пальцев касаясь камня, и за ним шлейфом тянулись серебристые огоньки, что вспыхивали от его прикосновения. Когда он остановился у «двери», то начертил замысловатую руну, она налилась холодным голубым светом, а потом медленно погрузилась в толщу гранита. Его расчертили морозные узоры, а потом растаяли вместе с камнем. На той стороне начинался белоснежный коридор, уходящий в бесконечную даль. Он был очень высокий и узкий, но из-за ослепительной белизны алебастра, уже через пятьдесят метров границы смазывались, и получалась иллюзия свободного пространства. Без границ и рамок. Это ли не свобода? Иллюзия…
— Прошу, — с полупоклоном пропустил меня вперед хозяин затерянного в веках города. Самого прекрасного из тех, что я видела.
Анли-Гиссар. Чудо, которое много лет не видел никто кроме его ненормального господина. Да и он только в своих сновидениях.
Я медленно прошла под аркой, подсознательно опасаясь, что сейчас неведомая сила, которая позволила превратить рисунок в двери исчезнет и я окажусь заточенной в толще сверкающего камня, как муха в янтаре. Красиво и на века, но совсем не хочется остаться «украшением» одного из бесконечных залов города.
— Чего ты боишься? – совсем рядом раздался голос Арвиля, и я вздрогнула от неожиданности.
— Ничего, — покачала головой в ответ, слабо улыбаясь. Брюнет с сомнением меня оглядел, но настаивать не стал.
— Это Бесконечность, — тихо сказал мужчина, оглядывая белоснежное великолепие, которое полностью соответствовало своему названию.
— И конечно не без сюрпризов? – улыбнулась, вспоминая, что по рассказам самого Спящего хейлары были те еще параноики, и просто для эстетики ничего не строили.
— Разумеется, — ухмыльнулся Ар. – Бесконечностью он назван не только из-за оптического обмана. Не зная пути, а вернее ориентиров, тут можно блуждать очень долго. И он не такой узкий как кажется вначале. Впрочем, тебе еще придется пройти по Анли- Гиссару как врагу, а не гостьей в воспоминаниях…
— Как врагу?
— Да, — Арвиль медленно пошел вперед, и я на миг поразилась контрасту его темной фигуры и окружающего цвета. Он как раскалывал снежный зал. Трещина на совершенстве.
— Ирьяна… — Тейнмир резко обернулся и длинные легкие пряди на миг взлетели, описывая полукруг, а потом плетьми упали на черную рубашку. – Что бы ты хотела увидеть?
— Не знаю, — осторожно подошла к нему ближе. – Но наверное что-нибудь красивое и… светлое. И не в плане цвета. Это помещение ослепительно, но все равно производит очень тягостное впечатление.
— Так и задумано, — улыбнулся Арвиль, потом прикрыл глаза и опустился на колени. – Будет тебе замечательное место. Ты любишь воду и солнце?
— Конечно, — кивнула в ответ.
— А я почти не помню, что значит ощущать ласку его лучей на коже, — почти неслышно отозвался Спящий. – Подойди, пожалуйста.
Я послушно встала рядом с ним и спустя секунду стены Бесконечного начали стремительно темнеть, а потом и вовсе пошли волнами и я слабовольно зажмурилась, потому что душу сковал подсознательный страх обвала этой иллюзорной породы, которая выглядела слишком материальной.
— Не бойся, — послышался чуть слышный шорох одежды за спиной, и мои плечи сжали жесткие руки. – Умение манипулировать собственным разумом это самое начало. А бояться себя, это последнее дело.
— Но это не я, — тихо ответила, крепко сжимая пальцы. – Это твоя территория.
— Да, — раздался смешок мужчины над ухом. – Но, это же мысль. А их бояться – никуда не ходить. Даже в фантазии. Потому открывай глаза. Преобразование, — зрелище не менее интересное, чем его результат.
И я открыла. И замерла, потому что он оказался прав.
Пространство вокруг текло, менялось, то сжималось, почти касаясь нас острыми гранями, которые уже через миг превращались в мягкие волны. И цвета! Создатель, я в жизни столько оттенков не видела! Казалось, камень никак не может определиться с формой, фактурой и гаммой. То в нем виделся крап гранита, то мрамор, то прозрачность янтаря, которая заставила меня вспомнить недавние фантазии на его тему. Янтарь, заключающий нас в сферу миг назад, стремительно светлел, расширялся и вот высокие своды уже искрились золотом полупрозрачных, хрупких пластин слюды.
— Это Переход, — тихо сказал Спящий. – Анли-Гиссар можно долго обходить по кругу, а можно сжимать пространство и задавать ему новые характеристики. В итоге, ты оказываешься там, где нужно.
Я не ответила, все так же зачарованно наблюдая за метаморфозами.
Никогда не слышала, о таких технологиях или приемах магии при строительстве. Сколько всего скрыто в этом чудом городе, в чьем сердце спят последние свободные хейлары?
— Мы знали очень много, — грустно ответил Арвиль. – Все то, чем уже не владеет крылатый народ и дивные.
— Фейри? – удивилась я, следя за тем, как зал постепенно останавливается на какой-то одной форме. Впрочем, «форма» — это сильно сказано.
— Да, — процедил Спящий. – Ты хотела правду… Пожалуйста.
Мы с ветром грез стояли на толком, ажурном мостике, которые был перекинут через узкое ущелье. Сверху лился яркий солнечный свет, который заставлял сталактиты и оплавленные столбы вулканической породы переливаться. Откуда-то сверху, с двух сторон, лился пронизанный солнцем хрустально-прозрачной поток, который то на миг скрывал великолепие стен в пенном покрове, то менял направление течения. Я подошла к краю, и протянула руку вперед, ловя падающие на ладонь радужные капли воды.
— Однажды, очень давно, — нараспев начал Арвиль. – У Дивного народа случилась война. Вернее целенаправленно уничтожение одного высокого рода другим. А так как месть была кровная, остальные фейри не вмешивались. Умирать никому не хочется. И когда у Светозарных, осталась только одна дальняя Роща, они поняли, что нужно что-то делать. Они не были воинами, они были учеными, — лицо мужчины сейчас представляло собой почти каменную маску, но на последней фразе дрогнуло такой неистовой ненавистью, что у меня даже дыхание перехватило. – На нашу беду. Хотя может и на счастье, кто знает… Ведь именно этому, мы обязаны своим существованием.
Он замолчал, плотно сжав губы и невидящими глазами смотря в сверкающие потоки.
В воздухе царил шум воды, на лицо время от времени падали ледяные брызги, заставляя поражаться реальности иллюзии.
— Они вас… создали? – нерешительно предположила я, когда пауза слишком затянулась.
— Да, — скупо ответил он, отбрасывая назад отяжелевшие от влаги темные волосы. – Но не в одиночку. Вместе с драконами…
— Нашего мира?
— Верно, — зло рассмеялся Спящий. – Потому что именно эта раса Изначального, так склона к экспериментам. Что огненные, что ледяные.
— Никогда о таком не слышала… Да и вообще о том, что они работали вместе, — тихо призналась я.
— Это не афишировалось, — пожал плечами хейлар. – Неудачи никогда не афишируются.
— А разве вы были неудачей? — я оглядела великолепную панораму вокруг.
— Ну как тебе сказать, — неопределенно махнул рукой рассказчик. – Смотря для чего. Дело в том, что создать-то нас создали, а вот использовать не случилось. Другие фейри все же вмешались, остановили войну, и нужда в оружии отпала.
— Сколько вас было?
— Мало, — улыбнулся собеседник. – Сто. Девять десятников, один сотник-командир. Остальные рядовые.
— Сотник это ты? – я рисовала узоры на перилах, покрытых бисером капель, и внимательно смотрела на него.
— Так точно, — иронично поклонился Арвиль, насмешливо сверкнув фиолетовым взором. – Самый сильный менталист. Потому и повелитель. В прямом смысле…
— И что было дальше? Они прекратили стычки, вы были не нужны, и?
— Нас щедро подарили товарищам по эксперименту, — ухмыльнулся Спящий. – Драконам. Естественно, не просто так, а в комплекте с ошейниками подчинения. Это была вынужденная мера, так как мы изначально бракованные вышли. Уж не знаю почему, но рабское поклонение фейри и крылатым в нас не развилось. А значит, мы были строптивыми. Слушаться не хотели. И вообще безобразно себя вели! В связи с этим было принято решение об утилизации неудачного проекта.
— Как это?! – потрясенно спросила я. – Вы же живые! Разумные! Народ, полноценная раса! Это геноцид.
— Вот и некоторые тоже так решили, — кивнул он. – Но отпускать боялись. Мы ведь сильнее вас, Ирьяна. А что если размножимся, да мести возжелаем? Потому, путем долгих споров, они все же удлинили поводок. Позволили уйти из долин и построить Анли-Гиссар. Попытаться жить. И у нас бы все получилось…
Теперь понятно, почему они таким сделали свой город. С такой жизнью, и правда, станешь параноиком.
— Но что-то произошло.
— Они в очередной раз сцепились. Огненные и ледяные. Но не воевать же самим, когда есть такие удобные мы? Вот разделили, подчинили и попытались пустить авангардом. А мы-ы-ы, — Ар жутко рассмеялся. – Представляешь, мы, такие нехорошие, взяли, развернулись и накинулись на создателей.
— Почему они вас не перебили? – логически размышляла, пытаясь отрешиться от той безнадеги, что пробивалась сквозь ярость в голосе Арвиля. Даже спустя столько лет он не забыл и не простил. Хотя это для меня преданья старины глубокой, а для него почти вчерашний день.
— Не успели. Да и не было нужды. Я не смог долго сдерживать воздействие Кристалла, и мы снова попали под власть своих хозяев. Но перед этим смогли хорошенько потрепать всесильных, заносчивых ублюдков!
— Но и потом вас не убили.
— Да, — кивнул хейлар. – Все тот же гуманизм. Нас всего лишь усыпили. Всего лишь… На тысячелетия, без права проснуться. Без права жить.
— Не гуманизм, — грустно вздохнула в ответ. – А вдруг пригодитесь? Не раскидываться же таким ценным ресурсом…
— Да, — неслышно согласился Ар. – И с тех пор Анли-Гиссар — это город-призрак, затерянный в горах, а мы страшное эхо, которое отголосками гуляет по ущельям.
— Так было до недавнего времени. Что случилось? Кто вас разбудил? И почему не всех?
— Не знаю… Но, судя по действиям моих, ответ очевиден. Хотят уничтожить драконов. Мы ведь сильнее, чем вы.
— Разве? – я вспомнила рассказы мужа и Олли. – Но ведь сейчас вас убивают драконы.
— А вот это совсем весело, — помрачнел Арвиль. – Потому как Ири… Разбудили в лучшем случае девяносто одного. Я проверил. Остальные десятники спят. Только Шеридан свободен. Но такого количества очень мало, и уж тем более оно не перекликается с тем, сколько «тварей», носится по обеим Долинам, в Подгорном Королевстве дроу и в Изначальной Империи.
— Тогда ничего не понимаю. Хотя… Арвиль, они же разные!
— Да, — улыбнулся Спящий. – Высшие и те, кого вы назвали низшими.
— Получается высшие это хейлары, — рассуждала я. – Потому что они и правда сильнее драконов, Олли говорил, что одолеть очень трудно.
— Если бы они не были полностью порабощены, то у него бы это вообще не получилось, — ухмыльнулся хозяин Анли-Гиссара. – А вот низшие… Существа крайне загадочные. Хотя бы потому, что они выглядят как мы в первой ипостаси, но вот ни разума, ни магии, ни возможности оборота не имеют. Звери… Которых контролируют мои ребята! Почему?! Кто заставил?!
Он до хруста камня сжал перила и часто задышал, пытаясь успокоиться.
— А почему разбудили только одного десятника?
— Видимо не справлялись с рядовыми, — спустя несколько секунд, уже спокойно ответил Тейнмир. – А вот на чем они поймали Шеридана, это загадка. Меня же не трогали по понятной причине.
Ага. Если встанет Арвиль, то он скинет чужой контроль со своих бойцов и они снова развернутся против новых хозяев.
— Как все оказалось… сложно.
— Теперь ты все знаешь, — покосился на меня Спящий.
— Да, — грустно кивнула, пытаясь вообразить страшную судьбу этого народа. – И я дойду до тебя. Чего бы это не стоило.
— Спасибо, — просто и серьезно ответил он. – Я в тебе не сомневался, — Арвиль внезапно вскинулся, прикрыл глаза и тихо сказал. – Тебе пора. Кто-то пытается разбудить.
— Ты станешь меня учить? – спросила, у тускнеющего мужчины, который растворялся вместе с невероятной панорамой ущелья Анли-Гиссара.
— Конечно, — на прощание взмахнул хвостом Ар. – Куда я от тебя денусь?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *