Счастливый брак по драконьи 1. Поймать пламя

Глава 5. Полет и первый шаг навстречу

Не притворяйся тем, кем ты не являешься,

не отказывайся быть тем, кто ты есть.

Нисаргадатта

На непослушных ногах я добралась до своих апартаментов и закрыла дверь. Прижалась горячей щекой к древесине и плавно сползла на пол.

Ритуал мог и не дать ожидаемых результатов. Но то, что он сорвался из-за вмешательства одной любопытной особы, перекладывает вину на меня. Что же я натворила? Зная одержимость Ринвейла небом и крыльями… Он же не простит! Такое не прощают. Что теперь? Как нам общаться? Да и слуги… Если учесть, как они относятся к хозяину… Нет, игнорировать меня никто не будет и приказы станут исполнять. Но ведь холод и отчуждение будут ощущаться, а для огненных драконов это… плохо. Очень.

Муж сейчас пьет. И я его вполне понимаю. Но к утру он уже не будет меня слышать. Закутается в обиду и злость, и я не смогу до него достучаться. И тогда все. Больше не будет тех доверительных отношений, что только начали появляться.

Я же не хочу вновь оказаться в начале координат? Не хочу. Да и если бы в начале… Стало быть, надо идти извиняться прямо сейчас. Пока в нем кипят эмоции, я еще могу что-то сделать. Но стоит ему успокоиться, и все. Прощай, нормальная жизнь в Летящем.

Приняла решение, поднялась с пола и вышла в коридор. Светильники светили на удивление тускло. Вот и кабинет. Только здесь темно и тихо. Мужа нет. Неужели ушел к себе? Я нерешительно поднялась на второй этаж и замерла у дверей, ведущих в его крыло. Боязно… Очень. Нет, не смогу даже до ручки дотронуться. Пойду на крышу, проветрюсь немного, может, смелость нагуляю. Заодно придумаю, что сказать. А то пока, кроме «невиноватая я, все случайно получилось», аргументов не имею.

Выбравшись на крышу, закрыла люк и осторожно подошла к краю. Внизу зияла темная пропасть. Отсюда, наверное, удобно взлетать… Я медленно пошла вдоль кромки, наслаждаясь лунной ночью и теплыми прикосновениями ветра. Сегодня не было сияния, и снежные вершины гор едва заметно искрились отраженным звездным светом. Ветерок трепал распущенные волосы и свободную одежду, играя с легкой тканью.

Неожиданно заметила сидящую недалеко от края темную фигуру. Замерла и, разглядев блеснувшие голубым огнем глаза, подавила желание сбежать. Я же хотела его найти. Заметив мой порыв, цай Тирлин негромко рассмеялся, отвернулся и потянулся к бутылке. Наполнил бокал, затем пригубил темный напиток. Уже не вино. Еще и смешивает.

Молчание затягивалось. Ринвейл не мог не понимать причин моего появления, но, похоже, не собирался облегчать мне задачу. Ох… Ладно.

— Добрый вечер, — нерешительно начала я.

Муж скосил на меня глаза, кивнул и сделал еще глоток.

— Скорее, доброй ночи, Ирьяна.

— Да, — согласилась я.

Ну, и что дальше? По законам жанра осталось только о погоде поговорить…

Мужу, видимо, надоело, что я переминаюсь с ноги на ногу, он поморщился, схватил меня за кончик косы и заставил опуститься возле него на покрывало.

— Ты мне луну загораживаешь.

Я незаметно скосила глаза на Вейла. Он с грустью и тоской смотрел в ночное небо, и мне опять стало стыдно. Но так как цай Тирлин пока агрессии не проявлял, решилась.

— Ты… вообще никогда не летал? — осторожно спросила я.

— Пару раз с отцом, — горько усмехнулся Вейл. — Но тогда я был не в том состоянии, чтобы оценить всю прелесть момента.

Да, в нашей среде не принято носить на спине кого-либо без веской причины.

Замолчала, уже жалея, что подняла эту тему. Я ведь ничем не могу ему помочь… Хотя почему?! Могу! Ведь он же не позволил мне потерять свою суть. Неужели никак не смогу его отблагодарить?

Я порывисто вскочила, подарила ошарашенному мужу сияющую улыбку и подбежала к другому краю крыши. На секунду закрыла глаза, чтобы поймать все ощущения, почувствовать запахи и обернулась в дракона. Развернулась к Ринвейлу. Он смотрел на меня с удивлением. Склонив голову на бок, я подмигнула ему, грациозно взмахнула хвостом и повела крыльями.

— Иди сюда, — позвала негромко.

— Ты понимаешь, что делаешь? — серьезно спросил Ринвейл, медленно приближаясь. — Я не смогу удержаться от такого соблазна, Ири. Да и не хочу, надо признаться.

— Понимаю. — Я опустила морду на уровень его лица и заглянула в взволнованные голубые глаза с трепещущим зрачком. — Подарить тебе крылья я не в силах, но хочу дать хотя бы эту малость.

Вейл несколько секунд, не отрываясь, смотрел на меня. Потом опустил веки в знак согласия. Положил обе руки на мою чешую и с удивлением заметил:

— Ты теплая…

— Конечно, — фыркнула я. — Огненная ведь. А ледяные холодные на ощупь?

— Не обжигающе, — улыбнулся муж. — Отец во всяком случае. Других как-то не довелось пощупать. Кстати, можно?

— Давай свой исследовательский интерес удовлетворишь несколько позже? А сейчас полетаем!

Но он уже скользил ладонями по моей шее, медленно продвигаясь к крылу, и возражать теперь было поздно. Оставалось только расслабиться и получить удовольствие. Что оказалось на удивление просто. Была бы кошкой — замурлыкала!

Когда муж обошел меня по кругу, и мы снова оказались лицом к лицу, я взглянула на шальную улыбку Вейла, его вертикальные зрачки и поняла, что изучение надо сворачивать. Взгляд был странным. В нем смешалось восхищение с непонятным интересом. Я уже насмотрелась на увлеченного наукой мужа.

Вейл тряхнул головой и быстро забрался мне на спину. Я разок подпрыгнула на месте и, убедившись, что не потеряю седока, с торжествующим ревом сиганула в пропасть. Дав ощутить Вейлу всю прелесть свободного падения, распахнула крылья, и нас резко подбросило вверх. Расхохотавшись, стрелой взмыла ввысь. Выделывала в небе зигзаги, переворачивалась, периодически складывала крылья, чтобы камнем уйти вниз и расправить их, когда до земли оставалось всего ничего. Я не делала ни малейшей скидки на неопытность всадника, как и любой сильный зверь, на интуитивном уровне старалась проверить седока на прочность. Чтобы он доказал, что достоин меня.

У драконов всегда обостряется эмпатия в истинном облике, и муж точно носил экранирующий щит, но, тем не менее, я чувствовала отголоски его эмоций. Сначала испуг. После, когда он начал потихоньку сползать со спины, — злость и недовольство, но когда вспомнил, что падение от моих кульбитов ему не грозит (все же угробить мужа я не желала), — ликование и чистый незамутненный восторг.

Ледяной Предел сейчас казался еще более прекрасным и загадочным. Одетые в снежный покров величественные горы искрились в серебряном свете луны.

Пролетая над долинами, я старалась не подлетать близко к другим драконам. Впрочем, ввиду позднего часа их было немного. В основном, это были пары.

Не знаю, сколько длились наши игры с ветром… Сама я опять полностью погрузилась в эмоции своего зверя. Единственное, что я понимала, — муж не свалился и явно в восторге. Спустя некоторое время почувствовала легкую ломоту в крыльях и решила вернуться. Приземлилась на крышу замка, дождалась, пока Вейл слезет со спины, и обернулась. Тотчас же выяснилось, что за время полета усилился ветер и мое легкое одеяние продувает насквозь. Обхватив плечи руками, я поежилась. Вейл, заметив, что мне холодно, снял с себя камзол, подошел и накинул его на мои плечи. Поправил. На муже осталась только рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. Я стояла, глядя прямо перед собой. Правда, сильная мужская грудь перед глазами спокойствия и невозмутимости не добавляла. Еще, как назло, в голову полезли непрошеные воспоминания о ритуале и «танце стихий». О том, как отблески огня плясали по белой коже и алыми искрами рассыпались в медных волосах, заставляя дыхание сбиваться от восхищения. От камзола чуть пахло мятой. Этот запах почему-то беспокоил меня. И… дразнил. Как и пальцы мужа, застывшие возле моих ключиц. По идее, нужно было поблагодарить его за заботу и завести ни к чему не обязывающий разговор. Поделиться впечатлениями от полета, к примеру. Но я не могла сказать и слова.

Наконец мне удалось собрать остатки самообладания и, решительно выдохнув, я подняла глаза. Видимо, зря… Лунный свет серебрил кожу и вспыхивал в рыжих волосах. Губы Вейла были плотно сжаты, как будто он боролся с каким-то желанием. Да и дышать он начал… странно. Зрачок опять вытянулся, а радужка глаза стала ярко-голубой. Как околдованная, я медленно подняла руки и легонько провела по его щеке. Поймав мои пальцы, муж легонько их сжал, то ли препятствуя дальнейшим прикосновениям, то ли просто… захотел взять меня за руку. Несколько бесконечно долгих секунд рыжеволосый смотрел мне в глаза. Я думала, что сейчас глубокая ночь, полнолуние и мы одни на крыше замка. Совсем одни. А он… Он мужчина. Красивый. И он мой муж.

Ночь полнолуния всегда остро действует на драконов: нами руководят наши звери. Они знают как лучше. Вейлу сложнее. Он сопротивляется.

В глазах напротив все ярче вспыхивали голубые искры, и все призрачнее становились рамки самоконтроля. На один короткий миг радужка полыхнула и вернулась в свое естественное состояние. Почти. Вейл склонил голову и, потершись носом о мои волосы, выдохнул:

— Глупая девочка… и я тоже хорош. — Я попыталась мягко высвободиться, но он не позволил, только привлек еще ближе к себе. — Не первый день живу. Такие ночи проявляют все то, в чем даже перед собой признаваться не желаем. И ведь знаю, что полнолуние для меня еще никто не отменял, так нет же! Не удержался. — Пальцы Вейла перебирали мои волосы, гладили шею и за ушком. Я стояла, невидяще глядя перед собой, и пыталась осознать то, что он мне говорил. — Ирьяна… Ири.

Он все еще сжимал мою ладошку, и, ощущая тепло его тела рядом, я чувствовала, как во мне пробуждается драконица, узнавшая своего мужчину. Она хотела быть с ним. И ей было плевать, что у него нет второго облика. Она была уверена, что если позовет, то его зверь откликнется.

— Ири… маленькая… — Он приподнял мой подбородок, заставив взглянуть на себя. — Прости меня, девочка.

Видимо, на этом кончилось то хрупкое самообладание, что сдерживало его, и с коротким стоном он прижал меня к себе и впился в губы поцелуем, страстным, требовательным, нежным. Каждым движением Вейл заявлял свои права. Почти клеймил. И моя сущность даже не собиралась противиться такому властному заявлению.

Страсть первого поцелуя моего ледяного мужа потрясла. То, что и сам он словно в огне плавился, было понятно по тому, как он меня касался. Но его пламя опалило и меня. Вскинув руки, я запуталась пальцами в шелковистых волосах, окончательно растрепав косу. Я гладила сильные плечи и грудь, борясь с желанием расстегнуть рубашку. Мне хотелось почувствовать гладкость его кожи. Чем больше длилось это безумие, тем дальше хотелось зайти. Отбросить все страхи и сомнения человеческой половины.

Руки Вейла скользили по моему телу, безошибочно находя чувствительные места, но не переходя последней зыбкой грани. Дыхание давно сбилось, сердце колотилось так, как будто хотело вырваться из груди. Я прижималась к нему все теснее и не могла, да и не хотела останавливаться. Но грудь уже начинало жечь от недостатка кислорода, и только это заставило меня на мгновение оторваться от его губ, чтобы сделать глоток живительного воздуха и снова с головой ухнуть в этот темный омут.

В какой-то миг я осознала, что он лихорадочно стаскивает с меня свой камзол, и это немного рассеяло сладкий туман в голове. Когда почувствовала его руки на своей груди и поняла, что он расшнуровывает тесемки на сорочке, пришла в себя. Попыталась остановить, сбивчивым шепотом что-то ему объясняя. Но поняла, что он меня не слышит. Вейл резко развернул меня к себе спиной и стал покрывать плечи и шею короткими поцелуями. Я снова начала уплывать, но тут он рванул шнуровку и неожиданно сильно впился в шею.

Я окончательно пришла в себя и поняла, что если немедленно не приведу мужа в чувство, то имею все шансы оставить свою девичью честь на этой самой крыше. Попыталась вырваться, но это привело лишь к тому, что он снова развернул меня к себе лицом и припал к моим губам. Начав проваливаться в сладкий туман, я почувствовала его руки на бедрах и решительно рванулась прочь. Мне стало страшно. Он оказался сильнее. Намного. Все мои попытки освободиться были тщетны. В душе зарождалась паника.

— Вейл! Очнись! Отпусти меня. — Последнюю фразу уже прошептала сквозь наворачивающиеся слезы.

И он остановился. Несколько секунд мы так и стояли на крыше. Вейл меня обнимал, а я старалась не расплакаться. Но плечи все равно предательски вздрагивали. Решившись, я осторожно, избегая смотреть на мужа, высвободилась. Отошла на несколько шагов. Только тогда подняла взор.

Растерянный, Вейл пораженно меня разглядывал. Вернее, припухшие от поцелуев губы, разорванную сорочку, испуганные глаза на бледном лице.

— Ири… — начал он, шагнув ко мне.

— Н-не п-подходи. — Я судорожно замотала головой и попятилась.

Нащупав люк, бросилась вниз по лестнице, при этом едва с нее не свалившись. Потом быстрым шагом, стараясь не сорваться на бег, направилась в свою комнату. Захлопнула дверь и, прислонившись к ней, опустилась на пол. Ноги меня не держали. Прикрыв лицо ладонями, замерла, пытаясь хоть немного успокоиться и разложить все по полочкам. Информация никак не желала систематизироваться, мысли горными козлами скакали в голове, а нервная дрожь и не думала прекращаться. Сделав над собой усилие, я добралась до постели. Хлопнула в ладоши, и комната озарилась неярким светом. Взглянув в висящее напротив зеркало, я нервно подскочила и, подойдя к нему ближе, рассмотрела свое отражение. Подавила истерический смешок. Растрепанные волосы, покрасневшие губы, пылающие огнем смущения щеки, рубашка… та вообще в крайне непрезентабельном состоянии. И темное пятнышко на шее. Отметил-таки! М-да… Супруг оказался страстным мужчиной. Чтоб его!

На смену смятению пришла злость. Значит, ледяные мы! Значит, ученые! Детьми не интересуемся, да?!

Я бегала по комнате, пиная пуфики, и чувствовала, как с каждой минутой в душе поднимается все более сильная ярость. Но потом меня словно током ударило… Из-за чего я злюсь? Остановившись посреди комнаты, прикусила губу, напряженно размышляя. Итоги мозговой активности не воодушевили. Обессиленно опустившись на пол, я обняла попавшуюся под руку подушку. Посмотрим правде в глаза. Мне нравится Вейл. Очень нравится. И как личность, и как ученый и, чего уж скрывать, как мужчина. Не один раз на него заглядывалась. Тем более теперь он уже не обжигает холодом, как вначале. Так что если бы мужу пришло в голову вывести наши отношения на иной уровень, то соблазнилась бы как миленькая! Возможно, не сразу, но к этому бы пришло. Если бы он захотел… Но Вейл не проявлял никаких признаков интереса. Более того, подчеркивал свое отношение ко мне, как к младшей родственнице.

А там, на крыше… Полнолуние и полет. Вот и все причины. И пробуждение его дракона. Первый этап. И, судя по реакции супруга, дракончик у него будет огненный. Иначе с чего он так себя повел? Впрочем, я не знаю, как это проходит у ледяных…

А перепугалась и удрала я потому, что он набросился. И отпускать не хотел. Был бы чуть более нежным, я бы и не вспомнила ни о чем. Нежным… Он был нежным… Вначале. По губам невольно расползлась блаженная улыбка. Все-таки если бы я ему не нравилась, то ничего бы этого не случилось. Остается один вечный, отнюдь не оригинальный, но от этого не менее животрепещущий вопрос. Что теперь делать?! Одно ясно. Моей спокойной, упорядоченной жизни пришел симпатичный такой рыжий песец. Я недавно жаловалась на то, что скучно? Хотела деятельности и активности? Была неправа. Создатель, верни все, как было, а?

Демиург мою просьбу не услышал, но, возможно, и к лучшему.

Еще немного времени посвятив моральным терзаниям, я наконец легла спать. Когда проснулась, выяснилось, что завтрак пропустила, да и вообще через часик пора обедать. Вспомнив, что обедали мы в последнее время вместе с мужем, резко расхотела кушать. Если честно, я весьма слабо представляла нашу встречу после вчерашнего.

Судя по всем признакам, у Вейла начал пробуждаться дракон. Длится эта «радость» обычно несколько месяцев. У самцов сопровождается перепадами настроения, нервозностью и повышенной сексуальной активностью. Ничто из вышеперечисленного оптимизма мне не внушало. Даже если сделать скидку на полнолуние, супруг вел себя вчера как типичный огненный. Надежда только на его ледяную половину и природную сдержанность. То, что спала я спокойно, вселяет некоторую уверенность в том, что супруг еще дружит с головой.

Но проблема все-таки есть. После обращения гормональный фон нормализуется далеко не сразу. Значит, меня ждет вторая часть развеселой программы. Однако это все постфактум. А вот что именно спровоцировало пробуждение дракона? Если это был…  хм… поцелуй и связанные с ним эмоции и желания, то не уснет ли вторая ипостась, если мужа «обломать» с этой стороной супружеской жизни? И важна ли личность партнерши? Ну вот не верю я в то, что это у него в первый раз случилось! Целуется он так, что… м-да. Опустим подробности. Получается, дракон Ринвейла отреагировал именно на меня?

В том, что попытки затащить меня в постель рано или поздно последуют, можно даже не сомневаться. А я пока не готова!

За такими размышлениями подошло время обеда. Подобрала самый закрытый наряд и, взяв себя в руки, решительно спустилась вниз.

Когда вошла, Ринвейл уже был в столовой. Заслышав звук шагов, муж резко обернулся. Даже слишком резко. От такого неожиданного движения я остановилась, с трудом сдержав порыв отшатнуться. Заметив, что я дернулась, Вейл горько улыбнулся и отступил на несколько шагов назад.

Обед прошел в весьма натянутой обстановке. Под конец мне надоели односложные фразы и осторожные движения супруга. Бросив на стол салфетку, которую незаметно для себя комкала в руках, я встала. Муж кинул на меня удивленный взгляд.

— Так не может продолжаться, — отрывисто произнесла я. — Нам нужно поговорить. Идем.

В его кабинете я опустилась в кресло. Незаметно оглядела комнату и грустно вздохнула. В одной половине книги, пробирки, таблички и механизмы. В другой — мои краски, холсты, вышивка и прочие маленькие женские радости. Нам было вместе очень… уютно. Неужели конец? Не позволю! Пока трещина не слишком широка, нужно что-то делать.

Расположившийся напротив муж сделал невозмутимое лицо и, вскинув рыжую бровь, произнес:

— Не совсем понимаю, о чем ты.

Теперь уже пришел мой черед удивляться. Он что, решил спустить все на тормозах? Типа ничего не случилось?

— Не заставляй меня сомневаться в уровне твоего интеллекта, — жестко начала я. — Это не та ситуация, когда можно сделать вид, что ничего не произошло.

— Еще раз повторю, Ирьяна, — чуть прищурил голубые глаза Ринвейл, — я разберусь во всем сам. И… — он отвел взгляд, — приношу извинения за свое вчерашнее поведение.

Вскочила и забегала по кабинету. Всегда так делаю, когда волнуюсь.

— Извинения он приносит! — Резко остановилась и, поймав взгляд мужа, тихо спросила: — Ты вообще понял, что произошло?

— Полнолуние и моя несдержанность.

— Все-таки ты у меня умный дурак! — припечатала муженька. — Это дракон!

— В смысле? — недоуменно уставился на меня цай Тирлин.

— Что, действительно не понял? — растерянно посмотрела на Вейла. — Вчера была первая стадия пробуждения дракона. Но вот чем именно мы это спровоцировали, я сказать не могу.

Ринвейл изумленно открыл рот, сорвался с кресла и подлетел ко мне. С радостным смехом поднял на руки и закружил.

— Поставь меня на место, ненормальный! Чему радуешься?!

Вейл легко поцеловал меня в лоб и, обняв, прижал к себе. Я же, сделав над собой усилие, вырвалась из теплых объятий и нарочито строгим тоном продолжила:

— Понимаю твою радость, но все не так радужно. — Муж кинул на меня вопросительный взгляд. — Как проходит первое обращение у ледяных?

— Хм… обычно. Просто два-три месяца до и после мы несколько более нервозны.

— Хочу тебя огорчить. Не знаю, как ты сам, а дракон у тебя точно огненный! — И истерично рассмеявшись, я поведала мужу все прелести вылета огненного дракона.

Вейл слушал молча. Похоже, до него дошла вся серьезность нашего положения.

— Невесело, — вздохнул муж, устало прикрыл глаза и тихо попросил: — Прости.

— За что? — грустно спросила я. — Твоей мотивации не было. Это физиология. Твой дракон почувствовал подходящую самку, а я в последнее время слишком редко летала и давала волю своему зверю, поэтому тоже не удержала поводья.

— Как я понял, от тебя мне лучше не отдаляться? Ведь неизвестно, сочетание чего именно послужило катализатором.

— Можно попробовать выяснить, — пожала плечами в ответ.

— Можно, — согласился Вейл. — Но я не уверен, что это хорошая идея.

— Как скажешь. — Я поднялась, пожелала мужу доброго дня и вышла из кабинета.

Неспешно двинулась на нижнюю террасу, облокотилась о перила и немного постояла, потом спустилась в сад. Что мы имеем? Да ничего! Для начала надо определиться, чего хочу я. Если отношений с Ринвейлом как с мужем, то самое время что-то предпринять. Но это… неправильно. Сейчас им движут гормоны. Я так не хочу. Надо, чтобы это было не только мое, но и его решение. Вернее, в первую очередь его. Бегать за мужиком, пусть и законным мужем, не буду. Как все сложно. И как было все замечательно до этого всплеска. Гуляли, разговаривали, даже иногда работали вместе. И ведь ему это нравилось! Иначе не стал бы приглашать! Может, и теперь не стоит изменять сложившейся традиции?

Еще часа два я бродила по имению, пытаясь определиться с наиболее оптимальной линией поведения. Когда вернулась, мужа дома не застала. А от Фрика только пары слов удалось добиться.

— Хозяин еще не появлялся! — И надменный ледяной едва заметно поклонился и исчез.

А мне очень захотелось плюнуть ему в след… Огнем. Невесело…

Муж, судя по всему, прилагал все усилия, чтобы пореже со мной пересекаться. Надо признать справлялся он с этим мастерски. Я один день специально старалась его поймать. Не получилось! Ему бы не ученым быть, а в разведке работать! Как шпиону цены бы не было. При всем этом он постоянно был рядом. Особо не удалялся. Видимо, дракона супругу таки хотелось!

От такого прямого игнорирования я сначала злилась, а потом на смену злости пришли усталость и апатия. Чтобы не сидеть дома, стала очень много летать. Сбегала при любой возможности. Во время одного полета забралась далеко в горы. Высмотрела большой уступ и приземлилась, чтобы отдохнуть. Превратилась. Для моей драконьей ипостаси тут было тесновато. Закуталась в плащ и встала на ветру, вглядываясь в облачную даль.

Здесь было красиво… Но очень холодно. Наверное, эта картина, где за облаками не видно зеленых долин, а только горные хребты, укрытые снегом, и ледяные замки на них, наиболее соответствовала названию «Ледяной Предел». Интересно, кому нравится жить в таком месте? Посреди чуждой, вмороженной в сверкающий лед красоты.

— Доброе утро, льета, — раздался спокойный голос откуда-то сверху.

Я испуганно оглянулась, но никого не увидела. Уже начала пятиться к краю, чтобы спрыгнуть и, если что, обернуться прямо в полете, когда раздался шорох и прямо передо мной приземлился молодой, одетый в белые меха мужчина. Я замерла в шаге от пропасти, настороженно глядя на ледяного.

— Не бойтесь, льета, — поклонился мне мужчина. — Просто вы забрели на мое любимое место для размышлений, и было бы невежливо не поздороваться с вами. Тем более мы соседи. Хотя ваш муж еще не вывел в свет свою блистательную супругу.

Дракон выпрямился и окинул меня внимательным взглядом. От непокрытой головы с распущенными бледно-золотыми волосами до зеленого плаща с опушкой из чернобурки и меховых сапожек. Я отвечала не менее любопытным взором. Что сказать… типичный ледяной. Высокий, атлетически сложенный, светлая кожа, бледно-серебристые волосы, заплетенные в толстую косу, и неожиданно яркие желтые глаза. В левом ухе покачивалась серебряная серьга с топазом. Мужчина немного повернул голову, и на его щеке чуть заметно сверкнула татуировка. Снежинка. Регалии… Серьга… Значит, воин. Камень практически под цвет глаз, то есть не простой воин. И снежинка. Такие по черточке наносят приближенным к Холодному Престолу в качестве награды. Но она тусклая… Почти незаметна на коже. Опальный лорд? Необычный, чуждый и, что скрывать, красивый. Впрочем, среди драконьего рода сложно найти хоть кого-нибудь непривлекательного.

— Рада с вами познакомиться, — нейтрально ответила я.

— Простите мою грубость. — Мужчина представился: — Лорд Оллисэйн фьер Ниорт.

— Льета Ирьяна, — поклонилась в ответ.

Так… Оллисэйн?! Я присмотрелась и заметила в белом серебре волос золотую прядь. Ооо! Дракон с силой фейри? Друг мужа, который потерял раритетную шкурку в процессе плясок. Я вспомнила забавный эпизод и с трудом сдержала улыбку.

— Рад с вами познакомиться. — С этими словами дракон еще раз поклонился и одним прыжком взлетел на маленький уступ на высоте примерно двух метров. Видимо, это и было его местом для раздумий.

Он облокотился на скалу и устремил взор к небу. Похоже, на этом процедуру знакомства можно было считать законченной. Я пожала плечами, отошла к дальней стене и задумалась. Потом достала блокнот и сделала несколько зарисовок с разных ракурсов.

С лордом оказалось неожиданно комфортно находиться в одном пространстве. Он не мешал, не пытался заговорить и даже, кажется, не смотрел в мою сторону. Но я чувствовала, что не одна. И мне это нравилось. Почему-то дискомфорта от присутствия незнакомого дракона не ощущалось.

Через два часа блондин спустился. По-прежнему не глядя на меня, он тихо сказал:

— Я буду рад, если вы прилетите еще раз, льета. — Янтарные глаза все же остановились на мне. — С вами теплее. — Я растерянно смотрела на снежного лорда, не зная, что ответить. — Хорошего дня.

С этими словами мужчина шагнул в пропасть. Через несколько секунд ввысь воспарил бело-серебристый дракон. Солнце на его шкуре играло теплыми янтарными бликами. Задумчиво проводила взглядом исчезнувшего в облаках ледяного. Странный. Но интересный.  Я приду. Так устала быть одна… Встряхнула головой, отогнала смутные мысли, обернулась и полетела домой.

Ничего нового там, к сожалению, меня не ожидало.

В замке меня одолели моральные терзания по поводу правильности принятого решения. Я все-таки замужем, и встреча наедине с посторонним мужчиной, наверное, не самый умный поступок. Но мне так тоскливо одной… И я не хочу ничего плохого, так ведь? Робкий голосок разума о том, что Ринвейлу это может не понравиться, проигнорировала. Он сам меня оттолкнул! И не только как женщину. Струсил! Сбежал! Нерешительное заявление здравого смысла о том, что мужу я, собственно, ничего не предлагала, более того сама от него удрала, предпочла послать куда подальше. А бродить по поместью уже порядком надоело. Не с кем общаться. Скоро на стенку полезу!

Проще говоря, я творила очередную глупость и от души наслаждалась процессом! Таким образом, морально оправдав свои планы перед совестью, отправилась ужинать. Правда, сомнения так до конца и не развеялись.

Но на третий день, когда муж так и не соизволил изменить политику поведения, я разозлилась, обернулась и полетела в горы. Сначала просто летала, доверившись крыльям и внутреннему чувству направления. Оно как-то незаметно привело меня на место встречи с ледяным. Теперь я знала, где он может находиться, и сразу нашла его глазами. На этот раз лорд был в голубом плаще. Его волосы, собранные в хвост, растрепал ветер.

— Здравствуйте, льета, — негромко поздоровался дракон, спрыгнул с уступа и поцеловал мне руку. — Как вижу, любопытство свойственно не только кошачьим.

— Это свойство любого разумного существа, — спокойно ответила я, снимая со спины сумку с принадлежностями для рисования.

— Я с вами согласен, — кивнул головой блондин, все еще не отпуская мою ладонь.

Мягко высвободившись, я отошла. Разговор закончился, так и не успев начаться. Это утро практически ничем не отличалось от нашей предыдущей встречи, но я несколько раз ловила на себе внимательный, изучающий взгляд желтых глаз. Впрочем, я не наблюдала за ним специально.

Спустя некоторое время меня опять затянуло в мир неба, гор и красок. Ничего не замечая вокруг, я самозабвенно рисовала. Когда вынырнула из привычного транса, то Оллисэйна уже не было, но на соседнем камне лежала красивая снежно-белая роза.

Вернувшись домой, прошла в библиотеку и, наугад взяв книгу, опустилась в кресло. Читать не хотелось, так что сие действие было чисто машинальным. Задумчиво посмотрела на розу, которую все еще крутила в руке. Странный мужчина… Если бы ему было что-то от меня нужно, он не был бы настолько отстраненным. Но… Получается, и правда случайно встретились? Он интересный. И я не чувствую боль в груди и одиночество, когда нахожусь рядом с ним. Как бальзам на рану. Притупляет ощущения, успокаивает… Я полечу туда завтра.

Когда встала и уже собиралась выходить, пришел Ринвейл. Судя по тому, как резко затормозил супруг, встречи он не ожидал. И не желал. Во мне начала подниматься привычная злость. Умиротворенное спокойствие, которое владело мною всего несколько минут назад, как ветром сдуло!

— Добрый день, — прищурив глаза, едва заметно поклонилась и прошла мимо. Но внезапно меня поймали за локоть и вернули назад. Подняла на Вейла глаза и изумленно ахнула. Зрачки опять были вертикальными. Радужка пока голубым огнем не полыхала, но судя по искоркам, это ненадолго. Наклонившись ко мне, муж прикрыл глаза и втянул в себя воздух.

— Странно… Мне показалось, что я уловил… впрочем, не важно. Где ты пропадаешь в последнее время? Тебя практически не бывает в имении.

— Так ты изволил это заметить? — весело осведомилась, рывком освобождая локоть и отходя на шаг.

Он стоял слишком близко. Проклятая мята!

— Это мой замок, — фыркнул рыжий. — Тут невозможно что-либо от меня утаить.

— Да, ты что-о-о! — неподдельно восхитилась я, все еще продолжая сверлить его нехорошим взглядом.

— Именно так. — Видимо, мужу передалась переполняющая меня нервозность и он теперь сверлил меня таким же ласковым взглядом, что и я его.

— Тогда, ты наверняка должен догадаться, что я не особо горю желанием лицезреть твою сиятельную персону! — прошипела, резко развернулась и направилась к лестнице на террасу.

— Ирьяна!

Окрик проигнорировала. Хотя очень хотелось обернуться и высказать все, что накипело. Стремительно вышла на балкон, кинула книгу на стол и стукнула по нему ладонями. Замечательно! Сиятельный лорд соизволил заинтересоваться моей особой! Не прошло и полгода! Я уже неделю как летаю, а он только зачесался!

Обессиленно опустившись прямо на пол, закрыла лицо ладонями и горько рассмеялась. Еще кто объяснил бы, почему я так из-за этого всего переживаю. Лучше не буду составлять логическую цепочку. Вывод меня не порадует. Возможно, я ухожу от действительности, но…

Сделала над собой усилие, встала и пошла в свою комнату. В гостиной достала высокую вазу с узким горлом и поставила подаренный ледяным цветок. Провела пальчиком по нежным лепесткам, вздохнула и отправилась отдыхать.

 

Со времени пробуждения дракона прошло уже больше трех недель. Муж все так же меня избегал, пропадая за пределами имения. Чем он там занимался, я не знала, но возвращался Вейл злым и расстроенным. Часто я ловила на себе его странные взгляды, но сам он не подходил, а я первый шаг решила не делать.

Встречи с Оллисэйном вошли в привычку. Первое время наше общение не выходило за рамки вежливых, коротких разговоров ни о чем. Но постепенно отношения становились более теплыми и доверительными. По негласному договору мы не затрагивали тему частной жизни друг друга. Я не интересовалась причинами его отлучения от двора, а он не лез в мои непростые отношения с мужем. Сэйн оказался ироничным, умным, эрудированным, со своеобразным чувством юмора. Сэйн… Меня постоянно тянуло назвать его Олли. Но это слишком лично.

Ринвейл и Оллисэйн. Какие разные мужчины. И одновременно такие похожие. Только чувствуется, что холод Вейла внешний, а вот Сэйн… Истинный ледяной. И заставить его пылать сможет только настоящее, искреннее чувство. Да и мое отношение… Если общение с Ринвейлом всегда несло искорку огня, то разговоры с ледяным как течение реки… Неторопливое и вальяжное. Мне не дано превратить это течение в бурный поток, да я и не хочу этого. А вот ледяной панцирь Вейла пробить хотелось. Проще говоря, Сэйн — отличный дракон и замечательный друг, а вот мужчину я в нем не вижу совершенно. Тогда как Вейл…

Прикроем тему!

 

Когда я в очередной раз прилетела на наше место, меня ждал не человек, а дракон. Могучий зверь возлежал на камнях и, положив голову на лапы, задумчиво смотрел вдаль. Стоило мне приземлиться, как он повернул морду и спросил:

— Хочешь, я покажу тебе Звездное озеро?

Я немного опешила от такого развития событий, тем не менее кивнула.

Получив мое согласие, дракон рыкнул и бросился вниз. Уловив наказ следовать за ним, я нырнула за ледяным.

Про Звездное озеро мне рассказывал муж. Туда было сложно попасть потому, что оно находилось во владениях лорда отступника и хозяин не жаловал гостей. Супруг говорил, что они знакомы и в неплохих отношениях, так что озеро он мне покажет. Но, похоже, теперь мне это не понадобится… Кто лучше господина сможет рассказать о своих владениях?

Мы, наконец, прилетели, и я замерла от восторга. Озеро покоилось на дне чаши снежных гор, и его опоясывал темно-изумрудный ободок хвойных деревьев. В утренних лучах вода искрилась голубым серебром, а вершины пылали зеленым огнем. Невероятно красиво.

Приземлившись, я обернулась в человека и, на минутку забывшись, тут же бросилась к воде. Но, не посмотрев под ноги, споткнулась и упала бы, если бы лорд не успел меня подхватить. Оллисэйн взглянул в мое сияющее детским восторгом лицо и неожиданно весело рассмеялся:

— Вы прелестны, Ирьяна! Искренняя, яркая, теплая. Находиться рядом с вами — одно удовольствие. И как только этот рыжий змей терпит твои отлучки? Вернее, как он еще не сошел с ума от ревности?.. И неудовлетворенности, кстати.

Не успела я справиться с ошеломлением и хоть что-то ответить на такое заявление, как из-за моей спины раздался голос, тихий и злой:

— А вот это не твое дело, Сэйн. И убери от моей жены свои загребущие руки, а то невзирая на наши давние отношения по ним и получишь!

Высвободилась из объятий Сэйна и медленно обернулась. Увидела стоящего напротив мужа, и мне очень захотелось оказаться как можно дальше отсюда. Вокруг его затянутой в белое фигуры кружили снежинки, не успевшие осесть после вихря телепорта. Рыжие волосы в беспорядке разметались по плечам, глаза пылали голубым огнем. На скулах начал проступать узор из синеватых чешуек. Руки обзавелись когтями, а когда супруг широко улыбнулся, я получила возможность изучить набор клыков. Невольно попятилась. Поближе к блондину.

— Ринвейл? Как ты тут оказался? — раздался удивленный возглас ледяного.

— За своей ветреной супругой пришел, — процедил волшебник, смерив друга тяжелым взглядом. — Выяснить ее местонахождение и построить портал оказалось несложно. Я один из самых сильных магов в Пределе, и этого не изменит даже тот факт, что в жены мне досталась легкомысленная особа, которой я, как ни странно, начал доверять. Пока не уловил твой запах!

— Ты сам виноват, — был спокойный ответ. — Если мои подозрения верны, то все время, что вы женаты, ты уделял супруге прискорбно мало времени. А после того, как в тебе пробудился дракон, вообще отвернулся от нее.

— Повторяю, — прошипел цай Тирлин, — отойди от Ирьяны. Она моя!

Но на Олли это впечатления не произвело.

— Твоя говоришь? Тогда почему я не чувствую на ней твоего запаха?

— Не твое дело!

— Может, и не мое, — произнес Сэйн вкрадчиво. — Но на зимнем балу в Мерцающем замке этим наверняка заинтересуются многие. Сейчас период зимнего гона, и юная огненная, на которую никто не заявил права, — лакомый кусочек. В том числе и для меня, хотя я не юнец. — Янтарные глаза подозрительно прищурились. — Или ты именно этого и добиваешься? Жениться не хотел, и если первым в браке у нее будешь не ты, а кто-то другой, то сможешь его расторгнуть?

— Молчи! — зашипел Ринвейл.

— И ведь даже после того, как узнал ее ближе, ты не отказался от своей задумки! Я представляю, каково было понять, что тебя ни к кому кроме нее не влечет! — расхохотался блондин. — Это ведь она пробудила твоего дракона. Тебе плохо без этой девочки, но все равно ты отталкиваешь ее и надеешься излечиться от своей зависимости! Забавно, однако!

У меня потемнело в глазах. Так вот почему… Все это время… все эти прогулки… теплое отношение… Все — ложь! Но зачем? Зачем он стал сближаться? Ведь если бы Вейл и дальше игнорировал меня, то по его логике «типичная огненная» гораздо раньше начала искать приключения. Не пришлось бы терпеть меня столько времени! Как, наверное, мучился из-за того, что произошло на крыше! Еще бы! Чуть план не сорвался!

Я посмотрела на мужа. Тот глядел на меня прямо и немного грустно. Мне стало плохо. В груди разгорелся огонь: это буйствовала моя драконица, которая на себе ощутила боль своей человеческой половины.

Мужчины тем временем продолжили словесный поединок.

— Не тебе судить о моих мотивах и поступках. Тем более несовершенных! — негромко проговорил Вейл. — И если бы я и впрямь все еще хотел этого, меня бы тут не было.

— Значит, первоначального намерения не отрицаешь? — вскинул светлую бровь ледяной.

— Не отрицаю, — спокойно отозвался муж и обратился ко мне: — Я не знал, какая ты. В голову, если честно, приходили разные варианты. Во время дипломатического визита я составил представление о дамах огненного клана и справедливо опасался, что в жены мне подсунут нечто аналогичное. А жить с женщиной, которая из постелей любовников не вылезает, не собираюсь.

Я переводила взгляд с одного на другого и чувствовала, что зла на обоих. Вид Вейла напоминал о его отвратительных планах и отдавал ноющей болью в сердце. Боль перерастала в ярость и тяжелым камнем обиды ложилась на душу. При взгляде на Сэйна появлялось с трудом контролируемое желание перекинуться и испепелить ледяную рептилию, которая целый месяц водила меня за нос.

Интересно, как долго я пребывала бы в блаженном неведении по поводу того, что мне предстоит испытать на балу, если бы не эта ситуация? Почувствовав, что я больше не в силах выносить их обоих, перекинулась и взлетела. А вскоре обнаружила, что несу на себе муженька. Яростно взревела и нырнула в штопор. Со спины донеслась ругань, но рыжий и не думал отцепляться. Тот факт, что кроме всего прочего он без спросу залез ко мне на загривок, моя драконья испостась не пожелала принять и, подавив человеческое сознание, устроила ему полноценное испытание на прочность. Такое она не творила никогда. Даже в первый раз. Тогда драконица играла, кокетничала, показывала свой норов. Сейчас так же, как и я, злилась.

Мы то взлетали выше облаков, то ныряли в самые глубокие пропасти. С бешеной скоростью носились по ущельям, с трудом избегая столкновений со скалами, и один раз даже угодили в какое-то жутко холодное горное озеро. Даже для меня холодное, что уж говорить о Вейле.

Когда мы в очередной раз уходили под облака и я резко изменила направление движения, то внезапно врезалась во что-то, мягко отпружинившее и заставившее замереть на месте. Как будто оказалась в невесомости.

— Может, хоть теперь поговорим? — устало спросил Вейл. — Лучше, конечно, внизу, но я не настаиваю. Хотя держать так несколько тяжеловато, ты не легкая.

— Тебя никто не просил садиться на меня! — огрызнулась я. — Уж извини, но общаться с тобой не горю желанием. — На меня навалилась апатия, я разом ощутила и то, как ломит крылья, и то, как устала морально и физически. — Отпусти меня. Домой полетим.

Внезапно все исчезло, и мы с супругом заново прочувствовали «радость» свободного падения. Я распахнула крылья, и нас подбросило вверх. Прорычала:

— Предупреждать надо!

— Ты сама сказала отпускать! — возмутился Вейл. — Думал, что готова.

Не стала пререкаться, огляделась и, определив местоположение, полетела в сторону замка. Прибыв на место, мягко села на площадку перед домом и, дождавшись, пока Ринвейл окажется на земле, перекинулась обратно. Посмотрела на виновато глядящего на меня и мокрого как мышь мужа… Весь настрой ругаться ушел еще в полете, а сейчас тем более не появился. Молча развернулась и скрылась в доме.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *