Счастливый брак по драконьи 1. Поймать пламя

Глава 4. О практической пользе танцев и минусах излишнего любопытства

Мудрость это когда смотришь, что происходит вокруг…

и наслаждаешься.

Лама Оле Нидал

Супруг мой оказался натурой увлекающейся, и это не могло не проявиться.

Как-то во время обеда в столовую зашел Фрик и сообщил Вейлу, что доставили заказанную литературу. Мужа буквально вынесло из-за стола, а потом (вместе с дворецким) и из столовой. Я озадаченно посмотрела на пустое место напротив, пожала плечами и продолжила пить чай. И он меня станет убеждать, что большей частью ледяной, а не огненный?

После этого я опять редко виделась с мужем, ему постоянно было не до меня. То есть даже если мы вместе ужинали, Вейл был обложен какими-то бумажками, расчетами, схемами и прочей ерундой.

Выглядел он тоже не очень. Впрочем, беспорядок на умной рыжей башке и некоторая небрежность в одежде ему даже шли. Тревожным звоночком стала странная тишина в подвале. В случае с мужем и его лабораторией отсутствие ожидаемых неприятностей пугало гораздо больше их благополучного осуществления. Это значило, что если рванет, так рванет! Я справедливо опасалась за целостность дома.

Однажды, когда проходила мимо кабинета, услышала весьма странный разговор. Дверь была распахнула, потому я хорошо видела всклокоченного Вейла, который что-то втолковывал висящему перед ним магическому зеркалу.

— Я тебе говорю, это реальные шансы!

— А я утверждаю, что большего бреда в жизни не слышал. — В красивом голосе собеседника льдинками переливалась ирония. Видеть я его не могла, так как изображение было развернуто к Ринвейлу.

— Какой же это бред, если у меня есть все расчеты?! — Муж поднес поближе к зеркалу какие-то сильно потрепанные листочки.

— С некоторых пор я не особо им верю, — рассмеялись в ответ. — Напомнить, с каких именно?

— Не надо, — поморщился рыжий, но тут же вскинулся: — Но в этот раз все сработает!

— В этот раз меня больше всего смущает первоисточник!

Я навострила ушки. Вейловы первоисточники меня тоже, надо признать, весьма смущали. Один сборник эротической поэзии вспомнить!

— То, что книга людьми написана? — вскинул медную бровь Ринвейл. — Это дискриминация по расовому признаку!

— Нет! — немного разозлился невидимый мужчина. — То, когда она написана! В этой местности в то время еще с копьями на мамонтов охотились!

— Сэйн, так книга же шаманская! — обиженно фыркнул муж. — В то время как раз это было очень развито.

— Вейл, ты понимаешь, что такие ритуалы требуют полного соответствия? — устало спросил тот, кого назвали Сэйном.

— Мы с Фриком все уже подготовили, — улыбнулся муж. — Не хватает только третьей силы! То есть тебя! Я буду огненным, Фрик — ледяным, а третья… Твоя кровь — самое то!

— Я не стану этого делать!

— Сэ-э-эйн! — Вейл откинулся в кресле, сложил руки и прищурил голубые глаза. — А ведь ты мне должен…

— И что, ты станешь расходовать опрометчиво данное мною обещание на такую ерунду? — не поверил его собеседник.

Муж поморщился. Похоже, ему этого тоже не особо хотелось, но эксперимент был дороже.

— Это не ерунда! И… других кандидатов у меня нет, — нехотя признался Ринвейл.

— Лучше скажи, что нет других идиотов, — обреченно простонали в зазеркалье. — Ладно! Радуйся, что я без комплексов.

— Как будто я у тебя что-то неприличное попросил, — возмутился Вейл.

— Ну, это с какой стороны посмотреть, — рассмеялся Сэйн. — Когда ритуал? И где?

— В новолуние, — улыбнулся муж. — Проведем в пещере под Бают-горой. Там самое подходящее место.

— Хорошо. Но все, что нужно, с тебя. Не хватало еще мне костюмчиком для этого мероприятия самому озадачиваться. Тем более тебе и так для себя и Фрика доставать. И мне захвати. Кстати, где взять хочешь?

— В музее, — рассеянно отозвался муж, что-то записывая. — Не в первый раз.

— И как реагирует смотритель?

— А зачем ему знать? — подмигнул зеркалу Вейл.

— Мой друг обворовывает национальные музеи, — умирающим голосом подвел итог Сэйн. — Какой ужас!

— Не стони, — фыркнул Вейл. — А то напомню о том, что творил ты.

— Не надо. В общем, до связи.

Зеркало погасло, и я быстро отступила в сторону, чтобы муж не заметил.

Ой, как интересно-то! Бают-гора, значит… в новолуние. То есть через три дня.

Эти три дня прошли в подготовке. Осторожно вызнала у Наины, где эта самая Бают-гора и слетала туда на разведку. Обратно вернулась пешком, так как что-то мне подсказывало, что полет драконицы в доме заметят быстро, а вот человека вряд ли.

Как же интересно, что они там задумали!

Пещера, которую я едва ли не обнюхала в поисках хоть чего-нибудь необычного, не порадовала. Пещера как пещера. Осмотрела все вокруг и поняла, что если залечь за валуном около входа, то вся площадка будет как на ладони. Вот только «залегать» надо уже после того, как сюда придут мужчины. То есть едва ли не в разгар ритуала, чтобы им не приспичило выйти и заприметить чью-то не в меру любопытную женушку.

Так! Нужен камуфляж!

Перерыла дома шкаф и поняла, что вся одежда у меня в светлых или ярких тонах. В такой в шпионов не поиграешь… Значит, будем пачкать! Или красить. Кажется, видела в доме концентрат синьки. Надо достать!

Сказать оказалось проще, чем сделать…

В подвале Вейл окопался прочно и выползать оттуда не хотел категорически. Ласковые зазывания на ужин или погулять не действовали. Наоборот муженек на покладистую супругу смотрел с нездоровым подозрением. А нам сейчас это не нужно…

Был еще вариант. Взять и попросить порошок. Но как я это обосную?

«Дорогой, мне разонравился цвет моего платья»? Так он просто даст денег и отправит за новым. Эх… Нет, нельзя показывать свою заинтересованность! А синька нужна. Значит, ограбим лабораторию!

На «дело» решила идти ранним утром в день новолуния. Если вечером такое торжественное мероприятие, то муж по-любому захочет поспать. Так как на ритуале нужна предельная концентрация. И если Ринвейл накосячит из-за того, что не выспался, муженька пристукнут его же соратники. Светлой тенью я проскочила по коридорам. Осторожно спустилась в подвал и нерешительно приблизилась к двери в лабораторию. Минуту помялась, но все же взялась за дверную ручку и потянула на себя. Дверь отворилась с таким ужасающим скрипом-воем, что у меня душа в тапки рухнула и сказала, что до конца авантюры я могу ее не беспокоить. Она боится. Старательно и с энтузиазмом!

Идти в темное помещение очень не хотелось, тем более в тишине зловеще что-то булькало… Воображение у меня живое, и оно сразу выдало мне несколько вариантов того, что это может быть. Самый безопасный — Вейл опять какое-то зелье на «горячих камнях» оставил… Если учесть события дня моего приезда, то безопасность относительная… На жуткие рожи неведомых чудовищ, которые подсовывала злорадно хохочущая фантазия, старалась не обращать внимания. Получалось, но плохо. Когда в темноте раздался вздох, фантазия пискнула и провалилась в пятки к душе. Теперь они боялись вместе!

Так… Идти все равно надо. Собственно, это может быть только муж. Вдруг тут прилег? Слава всему, супруг у меня химик и физик, а не биолог. Жутких рож можно не бояться. Я смело шагнула в темноту. Зря. Споткнулась, приземлилась на колени и сильно стукнулась ладонями. Кажется, не ободрала. Уже хорошо. Осторожно встала и медленно двинулась дальше. Так… Булькает прямо по курсу. Это котелок на столе… Обходим справа и впере-ед!

Полки нашла неожиданно. Врезалась в них, проще говоря. Затаив дыхание, прислушалась к тому, как зашатались от толчка бутылочки и колбочки. Обошлось. Насколько помню, нужная полочка была как раз на уровне моих глаз. Секунду подумала и зажгла маленького светлячка. Тот был почти незаметен, светил ровно настолько, чтобы я смогла узнать нужную баночку. Отлично! Вот она! А крышка где? Ну ладно, в моем положении нос не воротят!

Так, теперь светлячка погасим. Надеюсь, за те пару секунд, что он горел, меня не обнаружили. Развернулась и задумалась. Идти нужно осторожно, синька без крышки, рассыплю еще. Сделала шаг, нащупала рукой стол и медленно пошла вдоль него. Но вдруг споткнулась. Задела рукой что-то обжигающе-холодное и замерла. Что же у него все раскидано-то! Не пройти!

Потом сообразила, на что наткнулась, и похолодела. «Горячие камни»… Некоторые зелья должны кипеть, но в холодной воде. Мне несказанно повезло, что у неведомого состава сейчас вторая фаза приготовления. Осторожно двинулась дальше, но внезапно под потолком ярко вспыхнул светлячок и раздался злой голос Вейла:

— Здравствуй, дорогая супруга!

От резанувшего по глазам света, от неожиданности и страха я покачнулась, сделала шаг назад и на что-то наступила. «Что-то» хрупнуло, я поскользнулась. Вверх торжественно-медленно взмыла баночка с синькой и не менее величественно шлепнулась в катализатор. Котел, стоявший на треножнике, покачнулся. Та секунда, пока он думал, падать или нет, показалась мне вечностью. Душа с фантазией даже успели выползти из пяток, впрочем, углядели, что творится, и рухнули обратно. Котел тоже. Рухнул. Но не обратно. А на сидящую подле стола меня.

— Ирьяна! — закричал Вейл.

Я завизжала от страха, но на меня вылился только чуть теплый состав, который не спешил разъедать кожу или превращать ее во что-то непотребное. Пока во всяком случае. Только он был какой-то необычный. Заляпал всю и старательно, словно пленка, расползся по коже и одежде. А вот и камуфляж. Мечты сбываются!

С головы сняли котелок, и я узрела перепуганного Вейла.

— Ири! Как ты?! Да ответь, наконец! — Муж встряхнул меня за плечи.

— А нормально, — с удивлением признала я.

— Нормально! — Ринвейл понял, что моему здоровью ничто в данный момент не угрожает и решил прояснить ситуацию. — Что ты тут вообще делаешь?! И главное, что ты туда добавила?!

Он ткнул пальцем в котелок.

— Эм… — протянула я. — Милый, ты не поверишь!

— Не поверю, — многообещающе согласился супруг. — Но попробуй!

— Я за тебя волновалась, — честно хлопнула глазками. — Пришла за тобой.

— Допустим, — скривил губы муж. — А зачем тебе, — он поднял баночку и прочитал название, — синька?

И что на это врать? Попробуем прикинуться дурой. Впрочем, если учесть ситуацию, то никем иным я и не являюсь…

— Дорогой, ты не поверишь, — автоматически начала я, муж рассмеялся. — Я зашла… И вспомнила, что хочу платье синего цвета.

Язык быстрее, чем разум…

— И?

Похоже, Вейл не успевал за полетом моей дурной мысли.

— Но мне нравится фасон желтого, — мило улыбнулась в ответ. — Вот и решила взять синьку и перекрасить.

— А откуда ты узнала, что она у меня вообще есть? — вскинул рыжую бровь Ринвейл.

— Видела. — Скромно опустила глаза. Аплодисменты мне! Большей идиоткой не могла себя выставить!

— Ну что тебе сказать? — Он протянул руку и взял прядь моих волос. Темно-синюю. — Покрасила ты качественно, жаль, что не платье. — Теплые пальцы скользнули по моей щеке. — Впиталось все очень хорошо. Не знаю, как скоро смоется.

Самое время делать ноги!

Я взглянула на свои руки и заорала даже громче, чем планировала. Причем абсолютно искренне! Уронила лицо в ладошки и всхлипнула:

— Не смотри на меня! Я страшная!

— Но Ири… — растерянно проговорил Вейл, пытаясь оторвать мои руки от лица. — Не страшная, просто немного… синенькая. Очень красивый оттенок!

— Да-а! — еще громче взвыла я, мельком проверяя реакцию. — Меня и так никто не любит! А такую вообще!

— Ну почему же никто? — проговорил муж.

Та-а-ак! А вот это уже интересно! Продолжаем!

— Мама проводить не вышла! Папа ледяным продал! Брат бросил! Ты вообще!

— А я-то тут причем? — опешил Вейл.

— Ты вообще мой муж! — поставила диагноз я. — А они отправили в незнакомую страну, к незнакомым людям и даже не вышли на связь ни разу! Знаешь, как обидно? Что была, что нет!

От жалости к себе сдавило грудь, к глазам подступили слезы, и я теперь уже всхлипывала по-настоящему. Все то, о чем запрещала себе думать все это время, вырвалось наружу. Почувствовала, что по пальцам побежали слезы, и резко встала. Шарахнулась от шагнувшего ко мне мужа и, кое-как извинившись, вылетела из лаборатории.

Уже у себя в комнате я вытерла глаза, прислонилась к стене и немного истерически рассмеялась. Женщины… Вот в чем наша сила. Мы умеем погружаться в свои эмоции и использовать их себе на благо. Даже самые отрицательные. Если бы не это, я бы не смогла уйти от Вейла без объяснений. Вот только… сейчас мне все равно плохо. Еще и дурой себя выставила перед мужем. Полной и окончательной. Но, к сожалению, я никогда не была сильна в искусстве импровизации, что и с успехом доказала десять минут назад.

Блестяще, льета Ирьяна! От души вас поздравляю!

Несколько минут провела в самобичевании и волнениях о том, как покажусь завтра мужу на глаза. Вспомнила слова Вейла, что выгляжу сейчас… не совсем обыденно, скажем так. Бросилась в ванную, с размаху включила свет, несколько секунд пораженно рассматривала свое отражение, а потом сползла на пол в припадке истерического смеха. Ай да я! Ай да камуфляж! Ночью меня теперь точно не разглядишь! Правда, днем более чем заметная стала… Эх, ладно! Все на алтарь любопытства! Вот только… А оно смывается? Перспектива остаться синеволосой, с голубой кожей заставила меня вскочить и метнуться к умывальнику. Пять минут полоскания ручек позволили выявить, что состав хоть и смывается, но с трудом. Пальцы стали только чуть-чуть светлее.

Вздохнула, стянула перепачканную синькой одежду и полезла в ванну. Потом прополоскала в голубой водичке свою одежку и повесила ее сушиться. Довольно оглядела «камуфляж», с содроганием посмотрела в зеркало, поморщилась и отправилась спать.

Утром на завтрак шла крайне неохотно. За ночь цвет кожи и волос радикально не изменился. Еще и все наряды, которые очень подходили светлокожей блондинке, делали синеволосую гарпию в зеркале воистину кошмарной. Все же такой цвет — это явно не мое. Потому отчасти понимала, почему при моем появлении в столовой у всегда невозмутимого Фрика удивленно округлились глаза, а разливающая чай Наина едва не пролила его мимо чашки.

Читающий какую-то книгу Вейл поднял глаза и не удержался от улыбки.

— Доброе утро, Ирьяна. — Супруг все же совладал с весельем и поприветствовал меня как полагается.

Позавтракали в тяжелом молчании. В основном благодаря мне и тяжелом. У мужа, судя по всему, настроение было замечательное и с каждым взглядом на меня становилось все лучше. Тему появления драгоценной супруги в лаборатории он не поднимал, так как, видимо, считал, что непоседливая жена достаточно наказана и больше никуда не полезет. Зря считал.

Муж прихватил Фрика и на весь оставшийся день ушел в свой кабинет. Появлялись мужчины оттуда крайне редко, и то в лабораторию.

Я в это время сидела и мучительно раздумывала на предмет, чем бы заняться. Решила не рисковать. Все же очень многие мои попытки убить время в этих стенах оканчивались не лучшим образом. Потому и надумала еще один день посвятить самообразованию. Пошла в библиотеку. Там напугала протиравшую пыль горничную. Чтоб тебя, неизвестное зелье!

Время до вечера тянулось мучительно медленно, так что к закату я уже была как на иголках. Наконец услышала во дворе голоса мужа и Фрика и проследила, как оба скрылись в телепорте. Радостно хлопнула в ладоши, вскочила и стрелой вылетела из библиотеки. Повторно испугала несчастную служанку. Премию ей выплатить, что ли? Если останется… Нам нужны морально устойчивые кадры!

В спальне вытащила изрядно преобразившийся благодаря моим стараниям костюм, в котором ночью ходила «на дело», и быстро переоделась. Осмотрела себя в зеркало и не удержалась от смеха. Голубенькая девушка так же шально улыбалась в ответ. А теперь ждать. Потому как раньше, чем через час, захватывающее действо не начнется.

Темнело в Ледяном Пределе быстро. Через полчаса уже в сумерках я выскользнула из дома и побежала в сторону Бают-горы. Удобный маршрут наметила несколько дней назад, так что расстояние преодолела без проблем. Когда подобралась к зарослям и прикинула, как миновать почти десять метров открытого пространства, над головой раздался шум крыльев. Пришлось схорониться под кустом. Сквозь ветки увидела огромного белого дракона, который приземлился около пещеры. Зверь окутался мягким золотистым сиянием и превратился в высокого беловолосого, строго одетого мужчину.

Дождалась, пока он скроется в пещере, и поползла. Путь был труден и тернист, но я справилась! Правда, это заняло приличное время, потому что, когда, наконец, добралась до своего наблюдательного пункта, действо уже начиналось.

Затаив дыхание, выглянула из-за камушка и оглядела залитую пляшущим светом костра пещеру. Не знаю, чего я ожидала… Таинственного ритуала, торжественных лиц, величественного зрелища… Да всего, чего угодно, но не этого!

Муж всегда придерживался консервативного стиля в одежде, новоприбывший судя по всему тоже. Фрик — это отдельная песня. Строгая и заунывная. Потому вид трех «консерваторов», скачущих вокруг костра в шкурах, стал для меня полной неожиданностью. Глаза полезли на лоб, я приоткрыла рот от удивления и уперлась рукой в землю, чтобы от шока не потерять равновесие.

Тем временем ритуал шел своим чередом. Пляска закончилась, и драконы встали вокруг костра, образовав треугольник. Теперь я получила возможность получше разглядеть экспериментаторов. Судя по всему музей древностей муж все же ограбил, так как на мужчинах были шкуры, обернутые вокруг бедер. Я ненадолго выпала из реальности. Троица отличалась великолепным телосложением, а сама атмосфера в виде пещеры, костра и шкур пробуждала во мне что-то древнее и первобытное. Засмотрелась на пляшущие по мощным телам блики огня, на то, как заплетенные в косы волосы мужа и блондина скользят по коже, и захлебнулась слюной. Вейл же ученый! Где он такую мускулатуру нагулять умудрился? Захотелось поискать дубинку, огреть ею выбранного «самца» и утащить в свою пещеру! И плевать, что такое поведение больше свойственно мужчинам! Хищник я или нет?! Где-то глубоко внутри рыкнула драконица, подтверждая, что да, именно хищник и ход моих мыслей она одобряет.

Мужа я до этого видела исключительно одетым и, как говорится, «застегнутым на все пуговицы». Потому вид полуобнаженного супруга с небрежной косой, в которой запутались огненные отблески, был для меня нов… И мне это нравилось. Какой ужас! Перевела взгляд на дворецкого, чтобы хоть как-то отвлечься от пересчитывания кубиков на животе рыжего. А особенно от медной дорожки тонких волосков, скрывающейся за шкурой.

Фрик даже в таком виде казался строгим, собранным и невозмутимым. Складывалось ощущение, что наш дворецкий каждые выходные так развлекается. Хотя, если учитывать, кто его господин, то вполне вероятно, что ледяной уже давно привык к такому времяпрепровождению и воспринимает это философски.

Сэйн, видимо, столь же богатым опытом похвастаться не мог и потому смотрел на моего мужа с явным раздражением. Судя по всему ни малейшего удовольствия от «погружения в древнюю историю» не он испытывал. Сэйн был чуть более смугл, чем Вейл, но несмотря на белоснежные волосы и то, что от него веяло ледяной силой, в этом драконе было что-то неправильное. Мужчина повернулся, и я отметила, что одна прядь у него чуть темнее остальных. Золото в серебре. Странно…

— Итак, — подал голос мой супруг. Он как раз открыл древнюю книгу на нужной странице, положил фолиант на камень и отошел. — Мы начинаем. Все свои роли знают.

— А ты знаешь, что ты ненормальный? — устало вздохнул Сэйн.

— Знаю, — спокойно кивнул цай Тирлин и взял в руки бубен. — Но ведь и ты знаешь, зачем я это делаю.

— Не взывай к моей совести, — рыкнул блондин. — Я помогу, и тебе это известно. И вовсе не из-за обещания!

— Вот и отлично, — произнес Ринвейл. — Приступим.

Мужчины замерли, и через несколько секунд их кожа начала светиться. По Вейлу побежали двухцветные искры пламени: то голубые, то алые. Фрик постепенно покрывался изморозью, а Сэйн светился мягким золотым светом. Вдруг муж вскинул руки, и в тишине раздался резкий звук бубна. И началось…

Зрелище настолько меня заворожило, что я уже и думать забыла про всякую маскировку. Это было красиво. Просто невероятно красиво. Три фигуры, окутанные каждый своей стихией. Плавные движения, перераставшие в безумную пляску. Огненная сила замирала на пике и превращалась в иную, которая некоторое время текла неторопливо и тихо, а потом замерзала в атакующем выпаде. И третья: золотая, озорная, она растапливала льды и тянула дальше за собой и готовилась предать себя огню.

Фейри — неожиданно поняла я, глядя на завораживающего своей необычностью беловолосого дракона. Так вот что в тебе неправильного. Вернее, другого. Иного. Правильно говорил Вейл тогда. Три силы. Сегодня должны танцевать три силы.

Постепенно над костром образовалась единая сфера. Мужчины ненадолго остановились, и Сэйн спросил:

— Что теперь?

— То же, что и вначале, — невозмутимо ответил Фрик.

— Ага, — скривился блондин и ткнул пальцем в потолок. — Ублажаем божеств песнями и плясками?

— Петь не обязательно, Олли, — «успокоил» друга Вейл.

Тот ничего не ответил.

Олли? Второе имя? Или, как и Сэйн, производное от полного?

Тем временем действие вступило в третью фазу. Участники снова подстреленными козлами скакали вокруг костра. Судя по всему, все трое имели весьма смутное представление о том, как именно надобно ублажать божеств. Потому танцевал каждый на свой лад, но с неизменным усердием.

Я немножко успокоилась и теперь кусала палец, чтобы не захихикать от того, что драконы выделывали сейчас. Но внезапно события вышли на новый вираж. На очередном кругу Сэйн вдруг схватился за шкуру. Придерживая ее одной рукой, обшарил пояс в поисках неведомо чего. Судя по всему не нашел то, что искал, так как громким шепотом спросил:

— Где тут застежки?!

— Не предусмотрены, — таким же шепотом ответил ему Вейл. — Это времен каменного века! Я шнурочком завязывал.

— А где шнурочек? — язвительно осведомился дракон.

— А я откуда знаю?! — ответил муж, раздраженно сверкнув голубыми глазами. — Нам немного осталось, давай пляши пока так.

— Если оставить так, то через минуту я останусь без раритетной шкуры времен каменного века! — прошипел Сэйн.

— Шнурок на тридцать градусов севернее тебя, — невозмутимо подсказал Фрик, совершая очередной сложный подскок с разворотом.

— А по-нормальному?! — рыкнул блондин.

Дворецкий вздохнул, показывая, как сложно иметь дело с ограниченными личностями, и уточнил:

— Три шага влево, Олли.

Я машинально поискала причину конфуза и действительно обнаружила полоску кожи чуть левее длинноволосого блондина. Перевела взгляд на «танцоров древности» и вновь согнулась пополам от комичности ситуации в целом и выражения лица пострадавшего — в частности.

— Так, — сосредоточенно выдал Вейл, — на следующем круге забираем немного влево, и ты подбираешь «спасителя своего достоинства».

— Скорее уж вашего, — иронично скривил губы блондин. — Мне-то ничего, а вот ваше чувство прекрасного подвергнется нешуточной психической атаке, ибо я не дама.

— Только вот не надо про дам, — скривился муж. — Мне и дома хватает.

— Опять супружница что-то учинила? — улыбнулся Олли, приближаясь к заветному шнурку.

— Не то слово, — вздохнул почему-то Фрик. — Как вспомню, какой она к завтраку вышла, так вздрогну.

— Расскажете потом! — рассмеялся блондин.

Та-а-ак! Это они сплетничают, получается?! Вот… мужчины!

Видимо, ритуал приближался к концу, и, стало быть, танцевать надо было активнее. Само собой, шкура тоже сползала активнее. Я даже приподнялась из-за камушка, желая увидеть финальную сцену. Чутье на неприятности подсказывало, что без них не обойдется. Блондин на очередном вираже оказался возле шнурка и даже успел за ним нагнуться. Но! Он наступил на край сползшего с него «раритета» и едва не упал. Сам дракон успел выровняться, но шкура осталась на земле вместе со шнурком.

Тихо воя от смеха, уже начинала прятаться обратно за свой практически родной камешек, но пресловутый закон подлости вспомнил и про меня. Рука соскользнула с гладкой поверхности, я не удержала равновесия и вывалилась на освещенный участок пещеры недалеко от места проведения ритуала. Упала на живот, лицом вниз. Ну, хоть ничего не разбила… Видимо, у меня своеобразная реакция на стресс, так как я, наконец, рассмеялась в голос. Привстала и повернулась к мужчинам. Подметила, как отшатнулся Фрик и округлил глаза помощник Вейла.

Засмеялась еще громче.

Из-за того, что с моим фееричным появлением мужчины прервали танец, недавно образованная сфера распалась, и, поймав злобный взгляд мужа, я поняла, что пора убираться восвояси. С горем пополам встала на ноги и напоследок решила проявить вежливость.

— Здра-а-вствуйте, вы пляшите, пляшите! Не буду мешать… Я тут случайно мимо проходила и решила поздороваться. До свидания!

Я развернулась и выбежала из пещеры, преследуемая разъяренным рыком мужа:

— Ирррьяна! А ну стоять!

Естественно, я и не подумала остановиться. Наоборот, прибавила ходу и, как только оказалась снаружи, перевоплотилась в драконицу и взмыла в небо. Притом умудрялась давиться смехом даже на лету. Впрочем, холодный ветер быстро привел меня в чувство.

Вопрос: а что за ритуал я, собственно, сорвала?

Да и то, в каком виде застала серьезных, рассудительных ученых мужей, тоже не делал мне чести. Вейл так этого не оставит. Действия мужа всегда подчинены какой-либо цели, и если он затеял этот варварский ритуал и привлек к нему не только верного слугу, но и этого странного ледяного… Да и еще, воспользовался некогда данным словом, чтобы вынудить беловолосого участвовать…

Домой не лететь, что ли? Он же меня прибьет! Вот реально.

Я еще немного покружила в ночном небе, но поняла, что выхода особо-то и нет. В замок возвращаться все равно придется. А значит, нечего время тянуть. Чем скорее все случится, тем лучше. Вздохнула и повернула к замку.

В холле мне встретился Фрик. Дворецкий неодобрительно поджал губы и с поклоном произнес:

— Льета, лорд Ринвейл ожидает вас в своем кабинете.

Ой… Началось. Я немного нервно кивнула, взмахом руки отказалась от сопровождения и быстро пошла в кабинет мужа, где состоялся наш с ним первый разговор.

Дверь была приоткрыта, по полу коридора плясали темные тени. Муж расслабленно сидел в глубоком кресле, одной рукой он перебирал кончик рыжей косы, другой медленно наполнял вином бокалы из небольшого графина. Скосил на меня глаза и кивнул на кресло напротив.

— Садись, Ири. — Он дождался, пока я сяду, и подал мне бокал.

Пить мне сейчас не хотелось, поэтому я отрицательно покачала головой и поставила вино на стол.

— Забавно… Когда ты только здесь появилась, то искренне возмущалась, что я тебе не налил… А сейчас отказываешься.

— Думай, как тебе угодно. — Пожала плечами, стараясь не встречаться взглядом со слишком уж спокойным Вейлом. — Тут одно из двух. Или я признаю, что мне рано… Или я осознала, что мне это не нужно.

— Я бы предпочел второй вариант, — задумчиво проговорил рыжеволосый.

На минуту в комнате воцарилась тишина. С каждым следующим мгновением она становилась все более оглушительной и уже просто давила на уши. Наконец, цай Тирлин прямо посмотрел на меня и спросил:

— Догадываешься о причине этой вечерней встречи?

— Да, — вздохнула, не зная, что еще добавить.

— Желание немедленно тебя придушить уже прошло, и я способен на конструктивный диалог, — недобро улыбнулся Вейл. — Поэтому перестань трястись.

— П-п-прости.

— Знаешь, я много чего хотел сказать. Но судя по всему ты уже и так почти все поняла, — проговорил он, пристально глядя на меня. — Для полноты картины просто объясню, что за ритуал ты сорвала… Это был древний танец стихий… «Воззвание к сути». Если бы все прошло хорошо, сегодня я бы обрел крылья.

Муж отвернулся и наполнил свой бокал. Почти залпом осушил его и налил снова. А я сидела и пыталась осознать то, что он сказал.

Рыжий вдруг резко поднялся с кресла, схватил мое запястье и рывком дернул на себя. Я впечаталась в его грудь и удивленно округлила глаза. Это что такое-то?! Он взял пальцами мой подбородок и заставил посмотреть на него. Потом склонился и, чуть прикрыв глаза, глубоко вдохнул. Когда голубые глаза снова распахнулись, я увидела в их глубине почти незаметные искры. Пальцы супруга соскользнули с подбородка на шею, а потом легко провели по щеке.

Я испуганно смотрела на Вейла и не знала, что делать. Он никогда себя так не вел. А если учитывать, на какую реакцию я рассчитывала, то его поведение меня очень нервировало.

— Мелкая, — скривил губы Ринвейл. — Глупая девочка. — Он отпустил меня, отступил обратно к столу и снова налил себе вина. Потом с какой-то странной злостью дернул себя за выбившуюся прядь и что-то прошипел под нос. Взглянул на меня, поморщился и коротко скомандовал: — Уйди, Ирьяна.

Перечить я не посмела.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *