Глава 2. О неоднозначности ночных прогулок

Неудачник — это человек, который при ошибке

совершенно не способен выдать ее за эксперимент.

Г. У. Шоу

Наконец мы пришли. Я отпустила девушку и распахнула двери. Покои, как и практически все в этом доме, оказались отделаны деревом разных пород. Их причудливое смешение составляло чудесную игру цвета. Комнат было три. Гостиная, спальня и что-то вроде кабинета. Благодаря большим окнам и тому, что замок находился в горах, недостатка в солнечном свете не было. Яркие лучи пронизывали воздух, играли бликами на янтарно-коричневых занавесках и обивке мебели.

Спальня и кабинет оказались в одинаковой же цветовой гамме. Распахнула окна и замерла, восхищенная чудесным видом. Ледяной Предел был потрясающе красивым местом. Тут сочетались снега и зелень, полыхающие ледяным огнем вершины гор и темные пропасти. Теплый воздух и зелень в царстве вечной зимы… Это было невероятно!

У меня буквально зачесались руки от желания сесть за холст. А ведь оно не возникало уже очень давно. С тех пор как мои картины… не одобрили окружающие, вдохновение покинуло меня. А теперь… снова захотелось рисовать! Только ради этого стоило выйти замуж. Решено! Как выберусь в город, куплю все необходимое! Радостно рассмеялась и села на широкий подоконник полюбоваться окрестностями.

А дом весьма своеобразный. И муж… чудак, конечно, этого не отнять, но… так ведь гораздо интереснее! И еще… В крыло Ринвейла вход запрещен, но остальной дом мне осмотреть никто не мешает. А тут наверняка немало того, что заинтересует любопытную огненную! Как только немного освоюсь, начну изучать замок. В подвал, конечно, спускаться нежелательно… Но я же осторожно? А если осторожно, то можно!

Через полчасика вспомнила, что видела в спальне свои вещи. Наверное, их перевезли раньше, а слуги успели разложить. Едва переоделась, раздался стук в дверь. Получив позволение, в комнату вошла Наина и сказала, что ужин готов. Мы направились в столовую.

Стол был накрыт на одну персону. По всей видимости, супругу свойства неизвестного катализатора важнее жены и ужина. Покушала, уже без сопровождающих добралась до своей комнаты и, опустившись в кресло, поняла, что у меня закрываются глаза. Не стала сопротивляться себе и отправилась спать. День был очень сложный.

 

Утром встала рано, что удивительно. Огненная кровь кипела в предчувствии новых впечатлений, а драконица где-то глубоко внутри чуть слышно порыкивала от нетерпения. Ей тоже хотелось движения и интересных событий.

Молодые крылатые не могут долго сидеть на месте без движения. Потому как если они скучают, то начинают куда-либо идти. Просто так. Полагая, что где-то за поворотом им может встретиться что-то интересное. И, как правило, находят одни только неприятности и приключения на хвостатую… в общем, все понятно. Невзирая на несколько более спокойный темперамент, я не была исключением из правила. Потому поднялась чуть свет, наскоро приняла душ и, едва ли не пританцовывая, вышла из комнаты.

Первым искушением стало крыло супруга. Там ведь наверняка много интересного! Но вспомнила, как вел себя Ринвейл, и решила не соваться. Все же рыжий полукровка и так не рад моему присутствию, потому не стоит усугублять ситуацию. Да и нужно быть благодарной. Ведь по сути Вейл обязательства мужа на себя взял, но больше ни на что не претендует.

Некоторые комнаты оказались заперты. Впрочем, впечатлений мне пока хватало и без «запретных зон».

Летящий был чудесен.

Похоже, Ринвейл тяготел к натуральным материалам, так как большинство помещений было отделано деревом и камнем. Но также он любил витражи, которые создавали в полупустых комнатах непередаваемую феерию света. Мозаика… О, этим простым словом язык бы не повернулся назвать те произведения искусства, что я видела. В том или ином виде мозаичные панно присутствовали почти в каждом зале Летящего. Было несколько комнат, куда я просто зашла и пропала на несколько часов. Особенно долго бродила по одной анфиладе. Невероятно! Каждое помещение в ней было оформлено полудрагоценными камнями в своей цветовой гамме, и если поначалу узоры воспринимались просто как абстрактные, то потом постепенно я начинала видеть. Надписи, картины, орнаменты, сюжеты. Тот, кто это создавал, был гениален!

Расспросив слуг, узнала, что дом достался супругу лет пятьдесят назад в полуразрушенном состоянии. Он его восстановил, обставил по собственному вкусу и приютил тех, кто был готов служить эксцентричному полукровке. Обычных драконов в Летящем не было и быть не могло. Да, они были чистокровными ледяными, но я не могла объяснить, откуда у «простой» горничной Наины татуировка жрицы Истины. Этот культ так просто своих последователей не отпускал. И не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что и Фрик не простого рода. Это «вопило» из каждой складки его одежды, из каждого жеста. Не слуги, а сплошной «рассадник» загадок, странностей и секретов!

Первый день прошел в восторженном изучении дома, но из-за того, что я надолго застревала в некоторых помещениях, не успела осмотреть и половины. Особенно порадовали меня картинная галерея и зал, который я про себя назвала выставочным. Он был поистине огромен. В нем на стеллажах под стеклом хранились разнообразные диковинки. От минералов и книг до косточек каких-то непонятных зверушек. Согласно всемирному закону подлости самое интересное находилось на уровне макушки и выше. А постольку поскольку я загорелась посмотреть все, то пришлось обежать замок в поисках стула. Стул нашелся только в столовой, во всех остальных залах стояли массивные лавки, диванчики или большие кресла, к транспортировке непригодные.

Как назло именно в тот момент, когда я, пыхтя, тащила стул, мне встретился дворецкий. Выражение физиономии Фрика описанию не поддавалось. Наконец ледяной справился с легким шоком от поведения высокородной льеты и предложил помочь. Я подумала и согласилась. И в итоге не пожалела. На верхних уровнях и правда была масса интересного. Фрик вернулся спустя минут пятнадцать после того, как помог мне. Пришел и остался под предлогом, что может немало рассказать про экспонаты и с ним их изучение пойдет интереснее. На деле, как подозреваю, супруг услышал, что я добралась до его сокровищницы. И, не имея возможности запретить в ней рыться, приставил надзирателя. Естественно, находиться в компании дворецкого, которого словно ледяной глыбой пришибло, быстро надоело, и я свернула осмотр. Фрик кивнул и предусмотрительно забрал стул.

С мужем пересеклась довольно нетривиальным образом. После ужина забрела в один из мозаичных залов и от восторга забыла про время, и про дыхание тоже забыла. Камни светились. Переливались неясным светом, чаровали искрившимися в глубине огоньками, то едва заметными, то ярко вспыхивающими. Несколько минут бродила по залу, а потом просто опустилась на пол. Растянулась в центре и любовалась. Они… они пели. Едва слышно. Не знаю, не являлось ли это плодом моей фантазии, но они пели! Мелодия на грани слуха, которая исчезает, стоит только попытаться ее уловить, и снова наполняет разум, когда расслабляешься. В Пределе темнеет быстро, потому уже через полчаса я оказалась в полной темноте. Лишь камни мерцали в ней то словно разноцветные звезды, свет которых на несколько мгновений прорывался из-за туч, но потом снова скрывался за облаками, то словно млечный путь, протянувшийся через весь потолок.

На огонь мы можем смотреть бесконечно… А если пламя заключено в драгоценностях, это не умаляет его притягательности. Зрелище так заворожило меня, что я очнулась, только когда почувствовала, что мне холодно и ломит спину. Уже хотела подняться и идти спать, как услышала легкие, стремительные шаги.

— Добрый вечер, льета Ирьяна, — раздался холодный голос супруга. — Как вижу, вы тоже оценили прелесть этого зала. Не буду мешать.

Я хотела сказать, что уже собиралась уходить. Если он пришел на свое любимое место в замке отдохнуть, то, конечно же, я не буду тут задерживаться. Но не успела… Он развернулся и уже сделал несколько шагов, но потом обернулся, недовольно поморщился и щелкнул пальцами. Какая-то сила приподняла меня, а когда немного невежливо отпустила, я больно ударилась мягким местом о пол, который теперь был покрыт одеялом.

— Прощу прощения. — Муж чуть скривил губы, и я поняла, что извинения были скорее для вида, хотя вряд ли он специально меня «уронил». Ринвейл кивнул на мозаичный пол: — Холодно.

Не оставляя мне шанса поблагодарить его за столь своеобразную заботу, он растворился во мраке коридора.

После этой встречи желание любоваться залом поющих камней пропало. День выдался насыщенным, я успела пресытиться впечатлениями и чертовски устала. Вздохнула, решительно поднялась, секунду постояла над одеялом, которое материализовал муж, но все же подхватила его и унесла к себе.

Ринвейл. Все же странный тип… Судя по уставшему виду и залегшим под глазами темным кругам он очень вымотан. А если бы я после напряженного рабочего дня обнаружила, что мое любимое место, где всегда отдыхаю душой и набираюсь сил, занято, тоже была бы недовольна. Тем более занято драконом, которого видеть в своем доме не желаю, но вынуждена мириться с посторонним присутствием. Присутствием, которое нервирует и рушит упорядоченную систему.

В свете всего этого его жест выглядел весьма достойным.

 

Следующим утром Ринвейл цай Тирлин все же почтил своим присутствием скромную утреннюю трапезу и даже соизволил развлечь меня ни к чему не обязывающей беседой. Физиономия рыжеволосого полукровки все так же поражала холодом и высокомерием. О той вспышке, которую он себе позволил в нашу первую встречу, больше ничего не напоминало. Но она была… Значит, ледяной иней у этого рыжего пламени искусственный. Сам заковал себя в холодный панцирь.

После завтрака супруг вспомнил о данном мне обещании и наложил печать принадлежности Пределу. Так что защитный полог мою чешуйчатую суть больше не морозил, и теперь я еще и летала.

Ринвейла за эту неполную неделю видела хорошо если раз в день, и то вечно куда-то спешащим. Нагруженным книгами, свитками, амулетами или вовсе непонятными для меня предметами. Судя по всему, неведомый эксперимент был в самом разгаре, потому как муж со своим неизменным дворецким плотно окопались в подвале и покидать его не желали.

Прошло еще несколько дней. Замок уже успела обшарить полностью. Было несколько закрытых помещений, которые неудержимо влекли, но пока я успешно справлялась с искушением.

Еще, к своей радости, отыскала шикарную библиотеку по разным тематическим направлениям и не менее замечательную террасу на третьем этаже, с которой открывался восхитительный вид на окрестности. Но, невзирая на красоты Ледяного Предела и новую обстановку, мне было одиноко. По сути, общаться было не с кем, и если первое время отдыхала от слишком говорливых, активных родственников, то теперь отсутствие движения и перемен начинало тяготить.

Нужно было срочно придумать, чем себя занять, пока я не заскучала окончательно. Ибо скука для дракона никогда добром не оборачивалась. Тот же Вейл погружен в свои опыты как раз потому, что ему интересно.

Дело для меня придумалось достаточно быстро. Муж говорил, что рядом есть небольшой городок, а мне было очень интересно посмотреть на то, как живут обычные ледяные. Да и хотелось купить кое-что для рисования.

На исходе первой недели я в сопровождении неизменного Фрика выбралась в город под поэтичным названием Вьюжный. Все необходимое, конечно, приобрела, но вот с изучением местных достопримечательностей пришлось повременить. На фоне снежно-серебристого великолепия и внешне спокойных и отстраненных ледяных драконов я выделялась очень сильно. И хоть местные жители были достаточно воспитанными, чтобы не глазеть на меня в упор, любопытные взгляды все равно ощущались. И от этого мне было неуютно.

Так что пока не придумаю, как замаскироваться, решила без крайней надобности из имения не выбираться. Нашла чем заняться и там. Я много читала, ездила верхом и рисовала, благо красивых местечек имелось в избытке. И, конечно, я летала. Всегда любила чувствовать крыльями воздушные потоки и «танцевать в небе».

Но все равно… Все, что я себе напридумывала, было не в силах заменить живого общения. Муж шел на контакт крайне редко, хоть иногда и присутствовал на совместных трапезах. Если я не забывала про обед или ужин и вовремя возвращалась.

 

С грустными мыслями я встречала очередной вечер. Начала зевать и решила немного отдохнуть. Как раз к ужину встану. Забралась под покрывало, закрыла глаза и быстро погрузилась в сон. Когда проснулась, вокруг было темно. Бархатную черноту только изредка нарушали слабые блики света. Подойдя к окну, увидела в небе пляшущие огни северного сияния. Несколько минут просто стояла, с легкой улыбкой наблюдая за переливами одного из самых прекрасных явлений этого мира. Но потом о себе напомнила гораздо более приземленная и прозаичная вещь. Я проголодалась. И очень сильно. Разбудить меня к ужину не удосужились, так что придется действовать самой.

Вышла в коридор, перестроила зрение и осторожно двинулась к лестнице на первый этаж. Спустилась в холл и на мгновение замерла в нерешительности. Ночью все выглядит по-другому, и я опасалась пойти не туда. Но когда открыла ближайшую дверь, оказалась в столовой. Так, значит иду в верном направлении. Следующая дверь привела меня в какой-то коридор. Миновав его, двинулась дальше. Распахнула еще какую-то дверцу, осмотрела кладовую и поняла, что есть тут нечего. Следующая попытка тоже закончилась ничем. В прямом смысле. Полная темнота. Наверное, это был спуск в экспериментальную лабораторию Ринвейла. Я уже собиралась закрыть дверь, когда услышала шаги и увидела яркие голубые глаза с вертикальным зрачком. От испуга и неожиданности потеряла равновесие и полетела вниз. Судя по всему, муженек уже успел преодолеть половину лестницы, потому что со ступенями более близко так и не познакомилась. Ринвейлу повезло меньше… Полукровка с размаху упал на каменный пол, а я приземлилась сверху. Если учитывать высоту и силу инерции, то мне надо бы озаботиться здоровьем супруга, пока не стала вдовой. Вдобавок, когда я в него врезалась, он сдавленно охнул и выронил какой-то поднос. Раздался звон бьющегося стекла. Не дай создатель, чтоб там ценный реактив был. Тогда вдовцом станет он.

— Уважаемая льета, — раздался хрипловатый голос рядом с ухом, — даже если вы считаете, что я уделяю вам мало внимания, не обязательно сообщать об этом столь экстремальным способом.

Покраснела и скатилась с мужа, на котором так вольготно разлеглась. Судя по сдавленному стону, движение причинило ему боль.

— Простите, пожалуйста. — Подползла к нему и обхватила за плечи, помогая сесть. — Настолько все плохо?

— Нормально, — отрывисто ответил Вейл. — Как понимаю, пробирка с катализатором разбилась?

— Похоже, — виновато ответила я и замолкла, не зная, что добавить.

— Чудес-с-сно! Как вы тут вообще оказались?

— Конкретно тут абсолютно случайно, — вздохнула я. — Искала кухню, открыла дверь, споткнулась и упала.

— А зачем моей драгоценной супруге понадобилась кухня в три часа ночи? — язвительно осведомился рыжий.

— Проспала ужин, — процедила, не сдержав недовольных интонаций. — Это преступление?

— Я бы так не назвал, но если учитывать, к каким последствиям это привело… — Ринвейл попытался встать, но тут же с шипением осел обратно. — Почему слуг не позвали?

— Потому что, как вы верно отметили, сейчас середина ночи, — сухо ответила я. Поднялась и отошла в сторону, с невольным злорадством наблюдая за тем, как муж с трудом встает и зажигает светлячок.

Цай Тирлин присел на корточки рядом с разбившейся пробиркой, пошевелил самый крупный осколок и едва слышно выругался.

Я подошла поближе и, виновато поморщившись, спросила:

— Она была так важна?

— Еще бы, — коротко рыкнул маг. — Я только над формулой несколько месяцев работал. И над самим составом почти три недели!

Ответить было нечего, но и уйти вот так, сразу тоже почему-то не могла.

Муж встряхнул руками, и они окутались бледным голубым светом. Ринвейл откинул за спину сползшую вперед медную косу, подвернул рукава и начал осторожно собирать осколки на поднос. В неясном свете магического огонька под потолком лицо рыжеволосого казалось еще более резким, чем обычно, но… почему-то именно сейчас я впервые заметила, насколько он… необычный. В растрепанных волосах вспыхивали алым блики света, бледная кожа казалась почти мраморной. Внезапно муж вскинул голову и посмотрел на меня. Чувственные губы были сжаты, а недобрый прищур голубых глаз не обещал ничего хорошего. Чтобы хоть как-то заполнить тяжелую паузу и разрядить гнетущую атмосферу, я нерешительно спросила:

— Я могу чем-нибудь помочь?

Муж выдохнул сквозь зубы:

— Льета Ирьяна, что могли, вы уже сделали! Самое лучшее, что вы сейчас можете предпринять, это уйти! — Он запустил руку в волосы, несильно потянул у корней и нехотя добавил: — Прошу прощения за некоторую резкос-с-сть.

Все же сорвался. Услышав рычащее-шипящие нотки в голосе, вздрогнула и отшатнулась.

— Я уже ухожу! — Ужом проскользнув между стенкой и рыжим злюкой, бросилась к лестнице, но поскользнулась и полетела на пол.

Ладонь и бедро пронзило резкой болью, но, не обращая на это внимания, я вскочила, непонятно за что извинилась и быстро стала подниматься по лестнице. Ладонь горела и пульсировала, нога ныла от удара. Порезалась, что ли? Ох, сейчас еще аптечку искать придется. Сходила перекусить…

Неожиданно светлячок вспыхнул намного ярче, и спустя несколько секунд раздался голос полукровки:

— А ну стоять!

Замерла я только на миг, а потом с удвоенной прытью рванула вверх. А вдруг он решил все же прибить непутевую женушку из-за ценного катализатора? А что? Одним махом от всех проблем! Ведь я не слепая и вижу, что он отнюдь не рад тому, что я появилась в его доме.

— Идиотка! — нелестно охарактеризовал меня рыжий. А потом догнал, схватил за здоровую руку и дернул на себя. Ну, не дурак ли? Мало сегодня с лестниц летал?

На этот раз равновесие Ринвейл удержал. Он крепко обхватил меня за талию, прижал спиной к себе. И вырваться мне не было никакой возможности.

— Осмелюсь заметить, что по-идиотски сейчас себя повел ты, — едко заметила и дернулась, пытаясь освободиться. Говорить гадости, не видя перед собой лицо со злыми голубыми глазами, оказалось несравненно легче, потому  окончательно осмелела: — Отпусти меня немедленно!

На удивление, он послушался и оттолкнул меня от себя. Только запястье не отпустил, и потому уйти я не могла.

— Руку покажи, —  процедил супруг и потянулся к раненой ладони.

Тут я, наверное, поступила в лучших традициях всех обиженных дам. То есть глупо…

— Все хорошо. — Отступила и неосознанно спрятала пострадавшую лапку за спину.

Муж только покачал головой.

— Я уже видел. Так что не глупи, а показывай.

— Там ничего серьезного. — Упрямо стояла на своем. — Царапина, сама обработаю.

— Царапины сильно не кровоточат. — Ринвейл щелкнул пальцами, и светляк вспыхнул ярче, позволяя явственно увидеть темные пятна на светлом мраморе лестницы. — И еще… Ты порезалась о стекло. Неизвестно, попал ли в рану состав, но все равно лучше обработать руку специальным средством.

— Хорошо. — Все-таки вняла разумным доводам.

— Вот и отлично, — кивнул цай Тирлин. — Пошли.

Мы быстро спустились на нижнюю площадку и вскоре оказались у массивных дверей с простым резным орнаментом и коваными затейливыми ручками. На удивление, они оказались не заперты и распахнулись от малейшего прикосновения. Пройдя в помещение, муж отпустил мою руку, и на мгновение мне стало жаль потерянного тепла. Поймав себя на этом, потрясла головой, прогоняя непонятные мысли, и решила немного осмотреться, раз уж появилась такая возможность.

Лаборатория зрительно разделялась на два сектора. В одном был круглый стол с оставленной на нем книгой и небольшой диванчик. В другом на металлической столешнице стоял перегонный куб, шеренга колбочек с непонятными разноцветными жидкостями и котел на «горячих камнях». Впрочем, если в котелке ничего не кипело, то значит, камни были сейчас неактивны. По периметру расположилось несколько белых шкафов без дверок, а в противоположной стене виднелась стальная дверь. Видимо, там хранились наиболее ценные ингредиенты и материалы.

Ринвейл подошел к шкафу и достал оттуда небольшую коробочку. Немного подумал и захватил пузырек с ядовито-зеленым содержимым. Отнес все это на стол, достал стеклянную пиалу и насыпал в нее грязно-серого порошка. Устало потер переносицу и вздохнул. Открутил крышку и выжал немного крема из тюбика, а потом добавил несколько капелек зеленого раствора. Смесь гадостно зашипела и забулькала, что мне весьма не понравилось. Муж приподнял емкость и с сомнением оглядел буро-коричневое содержимое. Подумал еще пару секунд и решительно потянулся к мензурке с прозрачной жидкостью. Осторожно добавил в мазь капельку и быстро накрыл задымившееся лекарство крышечкой.

Смотрела на все эти приготовления и думала, что вверяться в руки этому «лекарю» не горю никаким желанием. Он тут импровизирует, а я испытывай? Нерешительно покосилась на открытые двери, прикидывая свои шансы удрать из этой обители экспериментатора. Муж, видимо, разгадал мои намерения и тихо произнес:

— И не думай.

— Ты о чем? — невинно улыбнулась в ответ.

— О том, что слуги у меня, конечно, неболтливые, но найденная поутру кровавая дорожка от лаборатории до твоих покоев, несомненно, не останется без внимания. — Рыжий аккуратно перемешал смесь деревянной палочкой, искоса на меня взглянул и пояснил: — Решат, что ты меня настолько достала, что я не сдержался.

Стало жутко. Вот честно.

— Эм… А я настолько достала? — Все же решилась спросить.

— Ну как тебе сказать? — с сомнением оглядел меня цай Тирлин. — Пока нет.

Это «пока» мне крайне не понравилось…

— Но я же ничего не делаю. — Растерянно пожала плечами. — Наоборот, стараюсь поменьше тебя беспокоить, не попадаться на глаза…

— Ты тут живешь, Ирьяна, а я привык быть один. Так что присутствие непоседливой огненной девушки, которая просто физически не может без неприятностей и шума, меня несколько тяготит… Отвлекает. А я этого не люблю.

— Но причем тут кровавые следы?

— У меня не особенно хорошая репутация, — спокойно отозвался полукровка и направился ко мне.

После такого я, естественно, не стала покорно ждать, а начала медленно отступать. Огляделась и поняла, что деваться некуда. Двери были за спиной этого типа с непонятными намерениями. Он заметил мой затравленный взгляд, пристально посмотрел на меня и неожиданно весело рассмеялся.

— Ирьяна! Хватит шарахаться! Я цивилизованный и адекватный. Нас обрекли на общество друг друга, и хоть меня несколько раздражает твое присутствие, это не причина трястись от страха!

— Ты вообще себя слышал? Как еще можно отреагировать на то, что ты сказал?!

— А что такое? — провокационно вскинул рыжую бровь собеседник. — Ты же хотела откровенности. Пожалуйста. Меня неимоверно бесит легкий беспорядок, который ты с собой приносишь, мелкие безделушки, бесконтрольно расползающиеся по дому, шум, смех. Это все мешает работать! Но держусь! За что мне честь и хвала!

— Честь и хвала… — эхом повторила, с опасением наблюдая за приближением ненормального. — И это не беспорядок, а уют. Если все идеально, то создается ощущение, что это музей, а не обитаемый замок. Та же пара книг, специально оставленных на столе в библиотеке, создает недостающий штрих.

— Руку дай, — скомандовал муж, открыл аптечку, достал оттуда вату и средство для обеззараживания. Потом поморщился и продолжил начатую нами интересную тему: — Ладно книги! Но зачем все эти вазочки в бесконечных количествах, цветы и прочая ерундистика?

М-да… Видимо, и правда накипело у него за эти полторы недели.

— Я немного поставила! — возмутилась было, но тут он начал обрабатывать руку и нижнюю губу пришлось прикусить от боли.

— Потерпи, я быстро. — Вейл уже залил раствором длинную царапину и сейчас просто вытирал кровь.

Рану сильно щипало, и я тихо выдохнула. Рыжий, видимо, понял, что мне нелегко и с несвойственным ему альтруизмом завел разговор про свойства лекарств, поясняя, почему нельзя воспользоваться магией. Вот тебе и огненная кровь! На лестнице он меня был готов собственноручно придушить за разбитый катализатор, а сейчас от прежней злости и следа не осталось. Легко отвлекается и переключается. Да и вообще… не такой уж он и неэмоциональный, каким хочет казаться.

Потом цай Тирлин наложил немного той мази, которую приготовил, и умело забинтовал мне руку. Ранку перестало щипать почти сразу.

Как только лечение завершилось, поблагодарила и быстро пошла к себе. Уже лежа в постели, тихо рассмеялась. Что мы имеем? Есть полукровка, который сознательно заточил себя в ледяной панцирь и всеми силами пытается гасить вспышки другой стороны своей натуры. А еще он мужчина и ученый. И как выяснилось, небольшие перемены, которые произошли в Летящем с моим появлением, не прошли незамеченными. Но я и правда ничего не делала! Всего лишь… немного своего привнесла для удобства и уюта. А то все комнаты полупустые. Кстати, уже несколько дней хочу забраться на чердак… Там наверняка есть что посмотреть!

Вот с такими размышлениями плавно уплыла в сон. Рука уже не ныла. Совсем.

Следующий день опять был возмутительно скучным, и даже рисование и конная прогулка не сделали его более красочным и интересным. Летать тоже не хотелось. В итоге к вечеру мне стало так тоскливо, что я начала перебирать не самые приятные эпизоды своей жизни. Вспоминалась семья, родная огненная долина и друзья. Перед всем этим стоило бы поставить слово «якобы». Потому как я тут уже неполный месяц, а такое ощущение, что открестились и забыли. Почувствовала, как на глаза наворачиваются жгучие слезы обиды, и решительно встала. Нет, это не дело. Плакать нельзя.

Так… К Ринвейлу в подвал соваться не хочется. А чем заняться? Кажется, вчера меня посещали мысли о том, что в Летящем остался чердак, неизученный. Почему бы не отправиться туда? Замок хоть и не очень старый, но там все равно должно быть что-то интересное. Ведь до мужа им владел кто-то другой, и с той поры должно что-то остаться.

Раз решила, пойду.

Выход на чердак был на третьем этаже. И винтовая лестница с крутыми ступеньками, и каменный колодец, в котором она находилась, так же, как и все в этом замке, были произведениями искусства. Откуда-то сверху лился тусклый вечерний свет, благодаря которому вокруг царила не тьма, а густой сумрак. Я медленно поднималась по ступеням, скользя ладонью по гладко отполированному старому дереву перил, и выхватывала взглядом то одну, то другую диковинку. Пляску прозрачного света на голубом с прожилками мраморе от маленького огонька в моей ладони. Декоративные стальные растения, оплетающие стены и раскрывающиеся цветами шиповника. Замысловатые узоры на самой лестнице, которая тоже была увита искусственным плющом.

Я поднялась на верхнюю площадку и погасила светлячок, потому как тут, под самой крышей, он был не нужен. Здесь было довольно светло из-за стеклянного купола, который уходил ввысь. А я еще думала, что это так сверкает солнечными днями на крыше Летящего? Взялась за тяжелое медное кольцо и решительно потянула на себя. По ладони пробежали золотые искорки, и металл немного потеплел. Внутри массивной деревянной двери с узорными металлическими заклепками что-то щелкнуло, и она с чуть слышным скрипом открылась. Я оказалась на пороге огромного зала.

Похоже, мой статус жены хозяина замка дает определенные права.

Видимо, это был не столько чердак, сколько не до конца обустроенная мансарда. Без перегородок, с голыми каменными стенами, которые освещало алое пламя заката. Мимолетом подивившись закатным краскам, повернула голову и замерла от восхищения. Вся левая стена была стеклянной. А по ту сторону тонкой прозрачной преграды за горный хребет садилось солнце, окутанное туманной дымкой. Горы искрились всеми оттенками огня, а облака переливались розовым и янтарно-желтым. Ослепительно ярко сверкали ледяные вершины. Стекло, казалось, вот-вот расплавится, а оттенки, которые приобретал обычный гранит, было сложно описать словами. Видимо, замок все же сооружали из разных пород этого камня. Медленно двигаясь по залу, я с восторгом следила за едва заметными, но такие совершенными в своей ненавязчивости переливами цвета. Светлые плиты искрились розовым серебром, красные — золотом и медью, даже серые приобретали какую-то совершенно колдовскую глубину.

Тут было мало мебели, и почти вся она громоздилась в дальнем углу. Большинство шкафов, кушеток, столов и кресел оказались накрыты плотной тканью, но с некоторых предметов она была снята и темным облаком лежала на полу.

Я приблизилась и еще на полчаса была потеряна для мира, потому как чутье меня не подвело. Здесь и правда оказалось много интересного. От картин, завернутых в желтоватую бумагу, до книг и безделушек. Тут еще стояло несколько сундуков. Раскрыв один из них, я радостно потерла ручки в предвкушении. Чудесно! Просто прекрасно! Кружевные скатерти и салфетки и много мелких предметов…

— Какая прелесть, — тихо выдохнула я, осторожно сняв покров с одной из картин.

Собственно, это была не совсем картина. Резьба по дереву. Во тьме на фоне черных гор сквозь бурю шел парусный корабль. Его паруса вздувались до рвущихся тросов, волны яростно бились о борт фрегата и близкие скалы. И не надо было быть знатоком, чтобы понять, что судну не миновать ловушку. И хоть вся картина была выдержана в черно-белых тонах, она была прекрасней и пронзительнее, чем самые яркие полотна.

На чердаке я пробыла с полчаса, потом стало темно. А я, к сожалению, не настолько хороший маг, чтобы зажигать светлячок и не концентрироваться на нем постоянно. Потому пришлось набросить на все предметы покровы и со вздохом сожаления направиться к выходу.

Следующим днем случилась первая катастрофа.

Я как раз сидела в гостиной и рисовала, когда в подвале раздался взрыв. С потолка посыпались хлопья известки, я в панике вскочила и отпрыгнула к стене. Так… Подвал! Он вообще живой после такого? Муж, в смысле. Я выглянула в коридор и увидела Ринвейла. Супруг с тихими ругательствами закрывал за собой подвальную дверь. Рыжеволосый немного дымился, его волосы разве что дыбом не стояли, а голубые глаза опять сверкали огнем.

— Ты в порядке? — несмело спросила, сомневаясь, что вообще надо было подавать голос.

Муж вскинулся и что-то чуть слышно прошипел. Потом устало потер лоб, поморщился, разглядев копоть на руке, и сказал:

— Да, все хорошо. Спасибо за заботу, Ирьяна.

— Что на этот раз взорвалось? — поинтересовалась я.

— Собственно, то же, что и в прошлый. — Вейл в упор посмотрел на меня. — Мы с Фриком опять передержали катализатор. Ведь после твоей ночной прогулки я лишился состава, а заказ все еще висит. Потому пришлось все делать заново.

Мне стало стыдно. Вот честно.

— Прости, — отвела взгляд, испытывая вполне искреннее раскаяние.

— Ничего страшного. — Цай Тирлин отчетливо скрипнул зубами, но на словах остался джентльменом. Сказать нам друг другу больше было нечего, а потому супруг поклонился и направился дальше по коридору. Я уже собиралась вернуться в гостиную, как он меня окликнул: — Ирьяна, у меня вопрос…

— Да? — с готовностью повернулась я.

— Вы внесли много перемен в мою жизнь… И я со всем этим смирился! — Немного подумал и поправился: — Ну, почти. Но зачем ты полезла на мой любимый чердак? Я там душой отдыхал в привычной и неизменной атмосфере… Ведь поющий зал и остальные места ты плотно оккупировала!

— Я на чердаке почти ничего не трогала, — растерялась я, не понимая, почему недавно спокойный, супруг вдруг так разозлился. — И я все накрыла, как было!

— А пыль?! Ты ее стряхнула, и теперь там нет того ощущения, что раньше. —Он поднял злой взгляд, но теперь меня было не напугать.

— Да кто же знал о твоей нежной привязанности? — Не удержалась от некоторого ехидства. — Но если хочешь, могу сказать горничным, чтобы не убирали недельку дальние комнаты. Думаю, за это время насобираем нужное тебе количество…

— Издеваешься?! — справедливо заподозрил рыжий.

— Да ни в коей мере! — не моргнув глазом ответила я.

Ринвейл кинул на меня возмущенный взгляд, потом отрывисто выдохнул и сухо изрек:

— Я предупредил. Или вам мало, что из-за вас мне приходится делать двойную работу?!

Не дожидаясь ответа, он развернулся и ушел, оставив меня в расстроенных чувствах.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *