Глава 2

— И не только, — раздался красивый тягучий голос, и одновременно я почувствовала едва заметные колебания пространства. Повернулась и поприветствовала улыбкой златовласого фейри, одарив любопытным взглядом худого брюнета за его спиной, пытаясь понять, где я раньше могла видеть этого новенького. По логике — нигде. Потому что он тоже был дивным, а таких знакомых у меня крайне мало.

— Здравствуйте, кстати, — вспомнил о вежливости князь и кивнул на своего спутника. – Я, кстати, не с пустыми руками, а с подарочком. Просто я тут подумал… кто сможет легализировать хейларов лучше их создателя? Сотник, вы уже в курсе, но вам, льета Ирьяна, позвольте представить — князь Лаллин Черное Золото.

Я потрясенно уставилась на него, потом на второго… и вспомнила. Это он увел половину воинов тогда, в памяти города! Это его называли…

— Куррратор! — рявкнул Арвиль, и по его телу прошла дрожь, показывающая, что мужчина в шаге от оборота.

— Ну я же говорил, что это была плохая идея, — лениво протянул брюнет. — Он меня сейчас попытается убить.

— А вы сомневались, князь Лаллин? — прошипел хвостатый, медленно покрываясь мелкими черными чешуйками.

— Я-то нет… – всё так же лениво протянул фейри, с интересом разглядывая хейлара, а потом мотнул головой в сторону Тайлин. — А вот мой братец питал какие-то совершенно необоснованные иллюзии на сей счет. Кстати, хочу отметить, что ваши манеры со временем не меняются, Арвиль Тейнмир. Хоть какое-то постоянство в этом мире… хотя, о чём это я? Вы ведь благополучно проспали последние несколько тысяч лет.

Спящий лишь глухо зарычал, а в следующий миг его глаза полыхнули сиренево-белой вспышкой, и Лаллин Черное Золото взвыл и схватился за виски.

— За тысячелетия сила имеет сссвойство расти, — свистящим шепотом сказал Ар. Он с таким наслаждением наблюдал, как фейри всё ниже склоняется к земле, что мне стало жутко. — Зря вы явились позлорадствовать, куратор, зря…

Я только в панике оглядывалась, понимая, что сделать вот совсем ничего не могу… да и не хочу, если честно. Этот фейри их сотворил! Это тот, кто виноват во всех бедах несчастного народа!

И я видела… видела его в воспоминаниях Анли-Гиссара. Лаллина извиняло бы только незнание, но он прекрасно понимал, что его творение получилось не просто разумным, но и чувствующим. И потому ему нет прощения!

А потому, я сейчас и пальцем не пошевелю, чтобы сбить концентрацию Арвиля и помешать выжечь мозг Князя Черное Золото.

Заслужил…

Но и я, и хозяин затерянного в веках города как-то совсем забыли о еще одном действующем лице, которое до этого просто стояло, скрестив руки на груди, и с неодобрением в янтарном взгляде наблюдало за происходящим.

Тайлин Литое Золото.

А он просто отлепился от скалы, сделал шаг к Спящему и тихо сказал:

— Отпусти его.

— Твое существование и так на волоске, фейри, — не оглядываясь, бросил хейлар. — Не сокращай длину пряжи своей жизни.

Но, тем не менее, глаза на него он скосил, и легко пошевелил пальцами, воздвигая между собой и дивным каскад щитов. От ментальных до физических. Опасается.

— Молодой дурак, — покачал головой Тайлин и материализовал в ладони длинный кнут. Глухо-черный, как росчерк изначального мрака… это оружие казалось неестественным в руке светлокожего и златовласого дивного. Но, вспоминая истинный вид этого фейри… понимала, что да. Всё правильно. Всё естественно.

Плеть взметнулась и, без сопротивления пролетев через щиты хейлара, стеганула того наискось, задевая открытую кожу, стаскивая вниз с мостика в объятия горной речки.

Ар вынырнул почти сразу.

— Ты покойник!

— А ты дурак! — не остался в долгу дивный. — Если бы ты не был кретином, то понял бы, что Лал не сопротивляется, и на нем даже щитов нет! Если бы брат с тобой дрался, то за десять секунд размазал бы тебя ровным слоем по этому симпатичному ущелью!

Раздался сильный кашель со стороны уже полулежащего на земле брюнета и хриплое:

— Ты меня переоцениваешь, Тай. Не меньше двадцати секунд! Всё же этот хвостатый ненормальный — мое лучшее творение.

Из воды на камень выскочил уже не Ар, а громадный чешуйчатый зверь, с волнистой черной гривой и кисточкой на хвосте.

— Ррррр, — многозначительно выдал он, скребанув когтями по граниту.

Я полюбовалась на высеченные искры, потом на глубокие борозды в камне, и нервно сглотнула.

— Цыпа-цыпа-цыпа, — нервно заржал темный фейри, медленно поднимаясь. — Какая ты нервная.

— Прекратите! — одернул их светловолосый дивный. — Лал, хватит провоцировать, ты прекрасно знаешь причины поведения Сотника. А вы, Арвиль Тейнмир, наконец отыщите свой хваленый самоконтроль и извольте им воспользоваться.

— Всё же психологическую подготовку нужно было провести, — осуждающе покосилась я на Тайлин.

Он только с раздражением на меня глянул и скривился:

— Я наивно считал, что эти господа хоть немного соответствуют своему почтенному возрасту, — тут он посмотрел на брата, который сейчас прокашливался неподалеку и рявкнул: — Или хотя бы на одного из них повлияли прожитые годы!

— Я долго спал, — язвительно отозвался Лаллин и, держась за висок, медленно встал, а потом, посмотрев на уже немного успокоившегося чешуйчатого зверя, менторским, хоть и немного хриплым тоном сказал. — Тебе никто не говорил, что нельзя играться с добычей? Если собираешься убивать, , то делай это сразу! Если же не в силах противиться искушению помучить жертву, то откладывай месть на более подходящее время, хвостатый.

Я только покачала головой, пребывая в легком шоке от такой ‘подачи материала’. Этот дивный совершенно спокойно называл себя жертвой, и наставлял врага, как повернее себя прикончить, особенно если планируешь получить удовольствие от страданий.

Эти фейри – просто психи!

Когда Арвиль обернулся и коротко бросил ему одну ответную фразу, я получила возможность убедиться в том, что и хейлары недалеко ушли. Хотя, о чем это я… кровь фейри в них есть, и немало!

— Куратор, а вас не тревожит то, что я приму столь ценный совет к сведению и воспользуюсь им? — Спящий подался вперед и так радостно, предвкушающее улыбнулся, что мне даже не по себе стало. — Ведь вы на моей территории!

— Ну, это ты утрируешь, — окончательно поднялся темный фейри. — Я рядом. И разница, поверь, есть.

— Но, если я правильно понял ваши намерения, в город вы намерены войти, — несмотря на показную уверенность и властно скрещенные на груди руки, хвост Арвиля нервно подрагивал, и мужчина тотчас обернул его вокруг ноги и спрятал кисточку за голенище сапога.

Фейри только рассмеялся и прищурил темные, как восточный бархат, глаза.

— Что бы ни говорил мой старший родственничек, идиотом я не являюсь. И не войду в Анли-Гиссар… так вот сразу. Только после приглашения.

— Разочарование-то какое, — вполне искренне ответил Ар и покосился на меня. — Но всё же поговорить… не важно, на каком языке, нам стоит в другом месте.

Ну да… язык бывает разный. Язык магии и стали иногда выразительнее любого другого.

— Вас смущает юная драконица? — вскинул смоляную бровь Лал и послал мне улыбку. — Это зря. Она одна из фигур на нашей игровой доске и, как совершенно верно говорила девочка не так давно… грех этим не распорядиться, особенно если она так удобно расположена.

— Я бы предпочел обсудить ‘каркас’ будущих действий без Ирьяны.

Я привычно сдержала раздражение, не позволяя ему прорваться и даже мелькнуть в глубине глаз. Лишь поджала губы и опустила взгляд, понимая, что настолько хорошо собой точно не владею.

Мужчины… одинаковые! Все одинаковые!

Правильно я Арвиля послала… другую ‘любовь’ искать! Ничем он от Вейла не отличается, но в отличие от мужа, который если и не перевоспитался, но хоть что-то усвоил, Ару просветление пока не грозит.

— Одна из твоих ошибок, — вмешался доселе молчащий Тайлин, — В том, что у тебя слишком мало приближенных, чудовищно мало. И поэтому тех, кто есть, нужно развивать и использовать.

Лестно, конечно…

Я опустила взгляд, не позволяя остальным заметить свое недовольство. Никаких мысленных комментариев я не ждала, хотя бы потому, что не предполагала о наличии такой возможности. Как оказалось, зря.

Я удивленно вздрогнула, когда почувствовала легкое ментальное касание.

Хм, судя по золотисто-янтарным тонам, в которые окрашен ‘вызов’ это Тайлин.

Я осторожно приоткрыла верхнюю часть сознания, не зная, чего ожидать от остроухого.

«Ну что поделаешь, это наиболее удобная терминология, девочка», — едва заметно улыбнулся Тайлин.

«Я и не возражаю. Даже благодарна за вмешательство и подтверждение моих же слов».

Тем временем Лаллин подошел к нам ближе и, ни капли не заботясь о сохранности своего глухо-черного балахона, сел на тот самый импровизированный мостик через широкий ручей. Потом оглянулся на нас, задрав голову и, подарив очередную широкую улыбку, приглашающее развел руками:

— Присаживайтесь, господа союзники, за наш ‘круглый стол’ мирных переговоров!

И это тысячелетний фейри? А где величественность, где мудрость, где, в конце-то концов, красота?!

В отличие от своего брата, Лал не отличался таким совершенством лица и фигуры. Худой он был, а в своей мантии так вообще похож на нахохлившуюся ворону, с его немного птичьими чертами, и впечатление это дополнительно усугублял хищный разрез глаз цвета черного агата.

Но в воспоминаниях города он был иным…

Высокий, тонкий и гибкий, как плеть, одетый в цвета ночного неба, которые, казалось, собрали с небосвода, чтобы сшить одежду. И в его украшениях был только жемчуг, а кожа матово светилась под блеском люстр Анли-Гиссара.

Тогда он, и правда, был великолепным дивным лордом, от вида которого замирали в восхищении.

Что же с вами случилось, Лаллин Черное Золото? От чего настолько явное пренебрежение самым важным для фейри — собой?

Чрезвычайно интересно.

Пока я думала, и сама села неподалеку от предмета своего нынешнего интереса, только на другой стороне ‘мостика’.

На моей же стороне, но дальше, опустился Арвиль, а Тайлин занял место неподалеку от братца.

Молчим. Изучаем друг друга. Вернее, они друг друга — я-то интереса не представляю. Разве что князь Черное Золото часто возвращается ко мне взглядом, от чего становится откровенно не по себе.

Мелькнула предательская мыслишка, что если бы он видел во мне женщину, то я ощущала бы себя спокойнее. Это ‘зло’ уже знакомое, и не такое пугающее.

А вот как на разменную монету на меня глядели впервые.

И не сказать, чтобы это ощущение мне нравилось.

— Зачем вы тут? — вдруг спросила я, и даже вздрогнула под перекрестьем сразу трех взглядов. Решив, что если сейчас не закончу мысль, то потом уже не решусь её озвучить, продолжила: — Мне интересна даже официальная версия, реальной, само-собой, ждать было бы глупо.

В его глазах я прочитала веселое ‘А не такая уж и дура!’, но вот ответил фейри, разумеется, совершенно иное.

— Что вы, милая девушка, мои намерения прямы и прозрачны.

Ну да. И вообще, вы блондин, и крылья белые наверняка где-то спрятали, просто это у нас всех тут оптический обман.

Разумеется, вслух я этого говорить не стала. А хотелось!

— Ну, как скажете, — решила я не ‘упираться рогом’, тем более что переиграть этого фейри мне не светит. Вот никогда. Разные весовые категории. Разный жизненный опыт.

— Вообще-то, всё предельно просто, — устало прикрыл глаза Лаллин. — У нас одна цель, господа. Найти того, кто начал смуту в Изначальном мире. Ту сволочь, которая стащила материалы моего проекта и попыталась запустить его вновь!

— Твоего проекта? — свистящим шепотом спросил Спящий. — Так ты нас именуешь… куррратор?!

— Я назвал вас ‘хейлары’, — спокойно ответил темный фейри, не дрогнув лицом. — И тебе прекрасно это известно. Возьми себя в руки, Сотник. Ты меня разочаровываешь.

— Интересно, а как бы ты себя повел на моем месте? — успокоился Ар и теперь лишь наблюдал за фейри.

Мы с Тайлин молчали и не вмешивались, понимая, что поговорить им стоит… хоть и времени на это практически нет. Но хоть немного. Хоть капельку прояснить что-то нужно обязательно. Князь из рода Литого Золота лишь устало переводил взгляд с брата на хейлара, и весь его вид при этом выражал крайнюю степень состояния ‘задолбали’.

Лаллин же думал. Не отводил агатовых глаз от лица Ара и думал.

Когда тишина стала почти звенящей, тонкие бледные губы дрогнули в улыбке, и он тихо сказал:

— Я бы отрубил всех, кто тут сейчас есть, и ме-е-едленно и с удовольствием убивал того, кого так ненавижу. Наслаждаясь каждым криком… каждым стоном… каждым хрипом.

— Тогда оцени мое самообладание, — подался вперед Арвиль. — Хотя всё, чего я сейчас желаю, так это ‘нежно’ сжать в ладонях твой позвоночник… предварительно пропоров когтями шею.

Я передернулась и возмущенно вскинулась:

— А может, хватит уже, и в игрушку ‘кто круче угрожает’ вы потом поиграете?! — перевела дыхание и продолжила. — Господа, я, возможно, в силу своего женского разума не совсем понимаю целей нашей встречи… но, кажется, это совсем не то, чем вы сейчас занимаетесь!

Последовало молчание, во время которого Арвиль закрыл глаза и, судя по ритму дыхания, пытался успокоиться, Тайлин с нескрываемым интересом пялился вниз на воды речушки и блики солнца, затерявшиеся в кристальной воде, а Лаллин едва заметно мне улыбался.

А я ощущала себя не самой умной особой на сборище совершенно непонятных личностей. Которые либо гении, и я не понимаю их в виду собственной ограниченности. Или они полные идиоты, и, соответственно, не доходит до меня уже по обратной причине. И так как древних фейри и хейлара я в категорию ‘дураки’ отнести не могла, выводы напрашивались неутешительные.

— Ирьяна, это они так общий язык найти пытаются, — вздохнул Тай, с иронией покосившись на меня. — Но не вовремя, тут ты права.

«Ири?» — снова послышалось у меня в голове

‘Да?’

‘Ири, сейчас лучше не вмешиваться, — он замялся, словно подбирая слова и продолжил: — Просто, что Лаллин, что Арвиль – оба впервые в такой ситуации, и не знают, как себя вести. Лала тяготит то, что именно его проект тогда выбрали в роли ‘спасителя родов Золота’. А проект оказался… «с брачком». Он сотворил не просто кукол для защиты, а разумную и чувствующую расу. Обреченную расу. Сотник же пытается не поддаться эмоциям и не убить того, кого так безгранично ненавидел всю свою жизнь. К тому же не забывай про психологический возраст твоего хвостатого друга’.

‘Ну да, — мысленно улыбнулась я. — Подросток, по сути. Но я думала, что у нас не очень много времени, и стоит обсудить то, что планировали’.

‘Да не смогут они, — бесконечно утомленно откликнулся мужчина. — Не смогут. Им нужно сейчас сделать хоть какие-то выводы. Нужно, чтобы появилось желание сначала поговорить, а не сразу и с удовольствием нарезать друг друга на ленточки’.

Я только пожала плечами, не найдясь, что еще сказать.

Видать, пока мы мысленно общались со старшим фейри, его младший родственник и хейлар пришли к какому-то консенсусу.

— Думаю, ты понимаешь, что независимость Анли-Гиссара сохранить не удастся, — спросил Лаллин, скосив черные глаза на свое хвостатое творение.

— Прекрасно понимаю, — кивнул темноволосой головой Ар, и его хвост нервно дрогнул, выдавая волнение владельца. — К сожалению, нам никто этого не позволит. Слишком уж необычно явление из ниоткуда представителей новой расы. Особенно если учесть то, что сейчас творится в мире.

— Да, ваши кустарные копии, которые жрут, кого не попадя, по Империи и союзным государствам — фактор чрезвычайно раздражающий, — запустил руку в светлые волосы Тай. — Потому я и договорился с Императрицей и ее Хранителями о встрече на нейтральной территории. По четверо сопровождающих с каждой стороны, и место выбираешь ты.

— А почему именно человеческая Империя? — полюбопытствовала я. — Нет, я понимаю, что к драконам ты не пойдешь, но у вас под боком ещё Подгорное королевство…

-Дроу — оседлые фейри, забыла, что ли? — лениво протянул златовласый дивный бард, который сейчас совсем не походил на беспечного музыканта. — К ним на поклон хозяин Анли-Гиссара не пойдет.

— Дело не в этом, — покачал головой Сотник. — А в том, что Империя сильнее. И еще, дроу… слишком близко. Они будут упорно лезть в город, какие бы договоры мы ни заключили. С людьми, скорее всего, будет проще.

— Я бы на это не рассчитывала, — тихо рассмеялась, вспоминая, как ругался отец после очередного дипломатического приема. — Там тоже товарищи крайне зубастые проживают. Да и Империя — человеческая только потому, что по статистике там людей примерно пятьдесят процентов населения. В остальном — всякой твари по паре, от переселенцев и до дроу с драконами. Так что…

— Нет, Ири… именно Империя. И тому есть причины, — улыбнулся мне Арвиль и сменил позу. От чего я украдкой вздохнула с облегчением. Теперь он не такой напряженный. А значит, не в секунде от броска. Да и руку убрал с лодыжки, и это хорошо. Потому что, насколько я знаю, отравленные иглы у него именно в той кожаной полоске на шве штанов.

Значит, нападать сейчас он не будет, и можно не пребывать в готовности на всякий случай сигануть, куда подальше, чтобы случайно не попасть под раздачу.

Судя по смешинкам, на миг мелькнувшим в фиолетовых глазах, он прекрасно понял причины моей некоторой расслабленности.

— Кого возьмешь с собой? — лениво спросил Лаллин. – Хочу уточнить, что мы с братом автоматически прилагаемся, так сказать. То есть с твоей стороны еще двое. Кто?

— Десятники, — медленно ответил Спящий, а потом кинул на меня косой взгляд, словно о чем-то задумался.

— Верно, — проследил за его взором темный фейри. — Лучше бы ее. Девочка полезная, да и в дальнейшем пригодится. И судя по предоставленным данным, у нее очень хорошая генетика, что тоже немаловажно.

— Ирьяна останется в городе.

Я поймала серьезный взгляд друга и покачала головой со словами:

— У тебя слишком мало ресурсов, чтобы их не использовать.

— Ты не ресурс, — отрезал хейлар. — Ты — это ты.

— Она — драконица, дочка посла Огненной долины в Империи, — хмыкнул Лаллин и жестко продолжил. — Арвиль, девочку придется взять. Нас очень мало, а задача слишком велика. Сколько вас сейчас в городе? Полтора десятка? Меньше?

Ар повернулся к Тайлин и утвердительно произнес:

— Ты сказал, чтобы я не бросал клич рядовым.

— Разумеется. И прекрати воспринимать нас как врагов, Лаллин хочет помочь, а стало быть скрывать от него что-либо — глупо.

— Тайлин, я ему не верю. Я не верю озвученному им мотиву. Твои действия принимаются только из-за прошлого… Того, что мой народ обязан тебе иллюзией свободы, а город — своим существованием.

Мда, такими темпами мы ни до чего не договоримся. Да и… если я правильно помню азы психологии, в такой ситуации всё, что нужно — это время, чтобы всё немного утряслось, улеглось.

— А у меня предложение, — потерла я виски, почти что ощущая, как от обилия информации пухнет голова. Как от новостей, так и ожидаемых кардинальных перемен. Сходила поговорить с приятелем и выяснить отношения, называется.  — Перед тем, как идти к Императрице, встретиться всем еще раз, тоже на нейтральной территории, и еще раз всё обговорить. Потому что сейчас все слишком эмоционально взвинчены.

— Ирка права, — поднялся Спящий и, дождавшись пока оба фейри последуют его примеру, склонил голову в уважительном поклоне.

Мужчины переглянулись и ответили ему тем же.

Я была готова похлопать в ладошки и выдать всем по пряничку за примерное поведение и здравость мышления!

— Хорошо, — кивнул Тайлин и взглянул на Арвиля. — У тебя есть амулет, с помощью которого со мной можно связаться. Я не тороплю и временных рамок не ставлю, но, мне кажется, ты сам понимаешь, насколько мы ограничены в этом ресурсе.

— Понимаю, — прищурился Спящий и его губы тронула едва заметная улыбка. — Князь, я не стану медлить.

— Вот и замечательно, — Лаллин вновь скривился и потер виски, с недовольством глядя на хейлара, а потом и на всех остальных. — Если сегодняшняя встреча закончена, то я удаляюсь. Сотник, было… познавательно вновь с вами встретится. Льета Ирьяна, буду рад увидеться вновь. Брат… ты знаешь, где меня искать.

Он поклонился и, отступив назад, растворился в черно-золотом мареве.

Я задумчиво смотрела, как тает этот энергетический цветной ‘снег’, под который так и тянуло подставить ладонь. Но несложно угадать, что нежную кожу он ужалит. Энергия… кусается.

Я усмехнулась, поймав себя на последней мысли.

Но… впереди нас ждет что-то очень необычное. И где-то глубоко внутри я ощущаю трепет от осознания: совсем скоро у меня появится дело! Нет, не так… ДЕЛО. Большое и важное. Значимое. Такой шанс выпадает крайне редко, так что у меня есть лишь он. Если я справлюсь, то я докажу всем, и в первую очередь самой себе, что чего-то стою.

Наверное, Дашу и Криону посещают такие же мысли. У нас появился шанс. Тот, который один на миллион. А наш — так вообще из области сказок и грез. Потому что хейлары и их господин — творение одного гениального ученого.

Лаллин Черное Золото.

Мне по-прежнему интересно, куда делся тот великолепный лорд, которого я видела в своей прогулке по воспоминаниям Анли-Гиссара.

Пока я думала о младшем фейри, его старший брат закончил беседовать с Сотником и, подойдя ко мне, поклонился , завладел моей ладонью и запечатлел на тыльной стороне легкий поцелуй.

— Ирьяна, у меня к вам небольшая просьба.

— Слушаю,- осторожно ответила я, даже не думая следовать правилам этикета и говорить что-то вроде ‘разумеется’ или ‘всё, что в моих силах’. С фейри вообще нужно за языком следить… хотя бы потому, что если им это сказать, то тебе, ‘разумеется’, придется выполнить то, что пообещала и при этом ‘приложить все силы’.

По розоватым губам дивного красавца скользнула понимающая улыбка и отстранившись он продолжил.

— Я хочу, чтобы вы передали Дарье один небольшой подарок.

Я едва не расхохоталась ему в лицо.

Вот это наглость!

— Тайлин, при всем моем к вам уважении, я вынуждена вам отказать, — покачала головой и, заметив, что он нахмурился и в желтых глазах мелькнули нехорошие искры, я посчитала нужным обосновать свое решение. — Простите, но передавать смертной подарки от дивного лорда… Я слишком хорошо отношусь к Дарье для такой откровенной подставы.

— Эта вещь не содержит ничего, что может повлиять на волю девушки, — улыбнулся фейри, но в глазах тепла не прибавилось.

— Хорошо, — ответила такой же улыбкой я и вкрадчиво спросила: — А на чувства девушки?

— Слово дать? — недовольно передернулся дивный, надменно глядя на меня.

— Не помешало бы, — спокойно кивнула я, внутренне ежась под пронзительным янтарным взглядом.

— Ирьяна, — вздохнул Тайлин и достал из одного из кармашков бархатный мешочек нежно голубого цвета. Ослабил тесемки, и на ладонь фейри выпало какое-то странное украшение, похожее на полумесяц с крючочком-зацепом на конце. — Это всего лишь ‘связной’.

— Необычный, — покачала головой я, и не думая вот так сразу верить лорду.

— Девушка, неужели вы думаете, что знаете всё, что возможно?! Хотя, может, я не в курсе, и ваша специализация — достижения дивного народа в сфере магии и технологии?

— Разумеется, нет, — спокойно ответила я на эту откровенную издевку. – Но, как я уже сказала, эта переселенка — моя подруга. Да и вообще… Тайлин. Вот будь вы на моем месте, неужели безропотно взяли бы эту симпатичную цацку и отнесли близкому вам человеку, зная, что, возможно, это может ему навредить?!

— Понял, — потер переносицу Тай. — Варианты?

— Как вы сами предложили — дайте слово.

— Весело, — тихо рассмеялся фейри и покачал головой. — По такой ерунде я клянусь впервые. Обычно этого требовали вопросы поглобальнее.

— Нуууу… — развела я руками и замолчала, предлагая дивному додумать самому.

— Хор-р-р-ошо, — коротко рыкнул мужчина и раздраженно запустил пальцы в золотые волосы. — Я, Тайлин Литое Золото, клянусь, что мой подарок Дарье не несет в себе никаких скрытых свойств кроме уже озвученных.

Слово дал. Нет не так… СЛОВО.

— Хорошо, — не сводя с мужчины взгляда, кивнула я и протянула ладонь.

Тайлин напоследок скользнул по гладкому сине-фиолетовому камню пальцем и положил амулет обратно в мешочек, который передал мне.

Я сжала ткань и почувствовала, как в ладони что-то чуть заметно хрустнуло.

— Бумага, — ответил на мой вопросительный взгляд фейри. — Это записка, а точнее инструкция.

— Ладно, — сжала пальцы на бархате и посмотрела на Арвиля.

— Иди к стене, — кивнул на то место, откуда мы появились, Спящий.

Я смерила взглядом его и фейри, и сочла нужным подчиниться.

Развернулась, обогнула застывших друг напротив друга мужчин, решительно спрыгнула с грубо обтесанного природой валуна, который заменял тут мост, и обвела взглядом склон, мысленно намечая ‘ступеньки’, по которым можно добраться.

Всё же, когда мы спускались, меня ловил спутник, и задача была изрядно упрощена. Сейчас же я могла рассчитывать только на себя.

Но ничего, я же драконица, то есть существо ловкое и сильное. Потому уже через десяток секунд я сидела на краю нагретого косыми солнечными лучами маленького обрывчика и наблюдала за по-прежнему неподвижными мужчинами.

Они о чем-то тихо говорили, но понять, о чем, было совершенно невозможно, потому что лица обоих были на редкость бесстрастны.

Но… Арвиль казался расслабленным. А значит, ‘ведущий’ в этой беседе он, так как если бы дело обстояло иначе, он выглядел бы по-другому.

Не знаю, когда я научилась его читать, но это присутствовало. Хотя, может, это просто остатки той связи, которая и сейчас не до конца порвана? Всё может быть.

Ар, всё же ты хвостатый дурак. Если нам с тобой в ближайшее время не светит сбежать друг от друга, то проблемой стоит заняться вплотную.

Конечно, как вариант есть Криона, но если бы Сотник ей нравился, то она дала бы это понять, ведь Кри — девушка без комплексов. И знает, что я от Вейла никуда.

Но она никак не демонстрирует свое расположение, а значит — отпадает. Огненные хоть и раскованы в интимном плане, но не до такой степени, чтобы спать с теми, кто не нравится.

Вынырнув из размышлений о том, в какую сторону лучше направить интерес Ара, я вновь сосредоточила внимание на беседующих.

Ну да.. судя по тому, какое напоказ-отстраненное выражение поселилось на лике фейри, слышал он что-то не особо для себя приятное.

Наконец, мужчины закончили общаться, и дивный растворился в мерцающем воздухе, а Арвиль с улыбкой повернулся ко мне.

— Ну, что… пошли обратно?

— Пошли, — я так же с ответной улыбкой поболтала ногами, глядя на него сверху вниз. — О чем разговаривали?

— О том, что некие очаровательные переселенки находятся не только под моей защитой, но и под опекой десятников, — хмыкнул Ар, проказливо сверкнув глазами из-под черной челки. — И что если ее обидят, некоторым красавцам будет кое-что оторвано. И даже не один раз.

— Бедный Тайлин, — расхохоталась я. — И что он?

— Он поведал, что намерения у него самые серьезные, а также рассказал, куда я могу идти со своими угрозами, — Арвиль в считанные секунды оказался на моем уступе и сел рядом. Тоже свесив ноги вниз.

Так мы и сидели. Долгие минуты, которые казались безвременьем… А солнце садилось, забирая с собой оранжево-красные лучи, которые еще недавно согревали скалы. Тьма сгущалась, драпируя собой сначала трещины в породе, а потом, словно осмелев, выбиралась на ровные поверхности, которые еще недавно ощущали на себе ласку небесного светила, а сейчас принадлежали его противоположности. Мраку.

— Вот и наступает новый этап.

Я вздрогнула от негромкого голоса Ара и повернулась к мужчине, который, откинувшись спиной на горную породу, наблюдал за бегом речки, которая всё больше темнела и теперь дна было невозможно рассмотреть. Лишь редкие серебристые блики на темной воде напоминали о том, каким сверкающим потоком она неслась с вершин совсем недавно.

— О чем ты?

— Да обо всём, наверное, — миг помедлив, откликнулся Арвиль. – Мы, и правда, выходим из тени, которая всегда была нам домом. Но… мы всегда были оружием в чужих руках. А сейчас хотим перехватить контроль, стало быть, нужно менять тактику.

— Верно, — медленно кивнула я и нахмурилась от пришедшей в голову мысли, которую я не замедлила озвучить: — Ар, а что мы можем предложить Изначальной Империи? Ведь, как понимаю, в город ты их пускать если и будешь, то лишь с самым нижним уровнем доступа. Да и свой народ отдавать под руку Императрице… чревато.

— Нам есть, что им предложить, — уголки губ мужчины дрогнули в улыбке. – И, поверь, им сейчас это нужнее, чем все мифические и не очень богатства Анли-Гиссара.

— Хорошо, — вздохнула я, когда поняла, что прямо сейчас он всё выкладывать не будет. И приняла его право на умолчание. — А какие сейчас планы?

— Нужно заняться внешними рубежами города, — со вздохом потер виски Арвиль. — Я почти закончил, но… надо добить.

— А у меня занятия с Алишином, а потом посиделки с девочками…

— Предупреди Дарью, что фейри никогда не делают ничего просто так, — озвучил очевидное Спящий.

— Боюсь, что это не поможет, — поморщилась я. – Ты же сам понимаешь, что тут всё будет зависеть только от целительницы.

— Понимаю, — ухмыльнулся господин затерянного города. — Именно поэтому я частично открою дорогу конкуренту Тайлин.

— Пустишь этого дроу в город?! — охнула я, удивленно уставившись на хейлара. — Ар, ты что?! Ты хоть знаешь, кто такой Тринвир дель Мередит?!

— Знаю, — тихо рассмеялся мужчина, весело глядя на меня, и, притянув к себе, потрепал по волосам. — И в сам город я его, наверное, пускать  не буду.

— М-да, не представляю, как ты выкрутишься, — передернула плечами я. — Тайлин еще этот… ну вот не верю, что он такой гладкий из-за Дарьи, или даже вины.

— И правильно, — спокойно кивнул Арвиль. — Мне кажется, тут отгадка проста. Им обоим просто интересно. А ты сама знаешь, насколько гибельная для дивных скука. Потому они и уцепились за эту задачу. Она очень сложная, почти непосильно… но в этом ее прелесть.

— Фейри, — с какой-то долей отвращения произнесла я.

— Ага, — в том же тоне сказал Ар.

Мы переглянулись и рассмеялись.

Я нащупала ладонь мужчины, крепко сжала и тихо призналась:

— Я так рада, что всё решилось. И что вновь легко.

Он не отвечал почти минуту, за которую меня успело покинуть то легкое и звенящее состояние безоблачного счастья, пока наконец не сказал:

— И я рад. Что тебе хорошо.

Я эгоистично промолчала, позволяя ему героически принести эту ‘жертву’, и наигранно бодро предложила:

— Ну, пошли?

— Пойдем, — он поднялся и сильным рывком поднял  меня, почти сразу обвив хвостом талию, от чего я нервно дернулась, и, грустно улыбнувшись, невесомо поцеловал в лоб. — Я правда рад, девочка.

Отвела взгляд, понимая что… как-то всё очень извращенно получается.

Олли ухаживал за мной из-за уязвленного самолюбия и проснувшегося желания, Вейла привлекало то, какая я… маленькая и веселая. Я избавляла его от скуки.

Арвилю не повезло больше всех.

Он сам себя ко мне привязал.

А если задуматься, то было ли, к чему тут прикипать? К девочке, которая даже второго совершеннолетия не миновала?

Жалко мужиков даже.

Спящий отпустил меня и положил светящиеся ладони на скалу, по которой мигом зазмеилась витиеватая роспись-арка, в центре которой маревом дрожал камень, тек, менял цвет.

Привычно закрыла глаза и шагнула сквозь это чудо обратно в зачарованный город.

Следом за мной последовал его господин.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *