Факультет интриг и пакостей 3. Глава 7

Факультет интриг и пакостей 3.  Глава 7

О живых и мертвых

 

Палата Невилики Подкоряжной.

 

Я сидела за столом, без особого интереса ковырялась вилкой в овощном салате и всеми силами пыталась не поддаться панике.

Утро было замечательным ровно до того момента, как я обнаружила пропажу артефакта контроля. В свете того, что в ближайшее время за ним должен был явиться кто-нибудь из призрачной братии, это не радовало. Вот совсем. Более того – пугало до писка.

Не было никаких сомнений в том, кто именно забрал артефакт. И за это мне хотелось оторвать лису уши и на место хвостов поставить! Или наоборот. Хвосты вместо ушей.

Вот кто просил этого пронырливого мерзавца мои вещи осматривать?! Водяной-Под-Корягой, ну как в Алинро Нар-Харзе умудряются сочетаться честность и благородство со столь низким коварством?!

Я зло бросила вилку рядом с тарелкой. Она ударилась о краешек, зазвенела и упала под стол.

Эх, ну почему сегодня все через корягу, а?!

Я грустно вздохнула и полезла под стол за беглянкой. И согласно моему личному закону подлости, как раз в тот момент, когда я необычайно грациозно оттуда выбиралась – в комнате прозвучал глубокий, приятный мужской голос. Знакомый!

– Здравствуйте, госпожа Невиая…

Я села, перестав радовать призрака позой «попа кверху» и, сдув со лба прядку волос, ответила:

– И вам не хворать, господин Ильсор.

– Надо заметить, так ты меня встречаешь впервые, – улыбнулся дух и с некоторой иронией проговорил. – Ну же, княжна-мавка, на колени падать вовсе не обязательно. Вы вполне можете подняться и даже сидеть в моем присутствии!

Я смерила духа мрачным взглядом и не подумав последовать его совету.

Встала и отошла к окошку.

Решила не тянуть и с ходу заявила:

– Ильс, у меня нет того, что тебе нужно.

Глава Ассамблеи призраков лишь улыбнулся и ласково-ласково спросил:

– И куда же ты умудрилась за день деть артефакт?

– Я? Никуда! Но господин Алинро Нар-Харз меня о моих планах на его счет не спрашивал, и даже не ставил в известность, когда его забирал.

– Пронырливый белохвостый лис…

Воцарилось молчание. Я упорно изучала узор паркета на полу и, надо признать, надеялась, что все завершится само собой. Артефакта нет, взять с меня нечего, а стало быть, почему бы его призрачному загадошству не свалить по своим делам?

Да, наивно. Но могу я помечтать?!

– Мавка-мавка… рассеянная, ветреная, безответственная, – вкрадчиво начал бессовестный покойник, материализуясь почти у меня перед носом. Разглядывание паркета теперь не спасало, ибо почти вплотную к моим туфелькам стояли полупрозрачные черные сапоги на шнуровке. Ну и Ильс в оных, соответственно.

– Хотелось бы без оскорблений, уважаемый, – сухо ответила я, делая попытку отойти хотя бы на полшага. Только на них и получилось. Я уперлась поясницей в подоконник и едва не свалила спиной вазу с цветами в распахнутое окно. Порывисто обернулась и все же успела поймать ее, прижав к груди, как родную. Поставила обратно и начала неторопливо расправлять перекосившийся букет. Никогда особо не любила флористику и искусство композиции, но вдруг обнаружила, что это чрезвычайно увлекательное дело!

– Не замечал раньше за тобой такого внимания к мелочам, – раздался над ухом ироничный голос Ильсора. – На что только не пойдет высокородная леди, дабы продемонстрировать джентльмену, что его присутствие ей неприятно. Странно, а вчера ты вела себя иначе. Особенно сначала…

Я вспомнила, что было вчера. Как тонула в желтых глазах этого гада недоупокоенного, как дышать забывала, когда он приближался, и вообще вела себя как последняя… мавка! Причем без мозгов!

Как известно, никого не радуют воспоминания о своих промахах, и я не была исключением. Но если учесть, что такой интерес к мертвому ненормален, то у меня есть только одно объяснение этому. Объяснение, которое безумно меня злит!

Я сжала пальцы на розе, сминая нежный бутон. Как же жаль, что Ильс неосязаемый! Я бы с огромным удовольствием запустила этой самой вазой в наглую морду Главы всея недопокойников Академии!

Порывисто развернулась и, сверля духа злым взглядом, процедила:

– Уважаемый Ильсор, вам не кажется, что заводить подобный разговор низко и недостойно? В первую очередь потому, что ваше поведение отнюдь нельзя назвать образцом для подражания!

– Вот как?! – Кажется, Ильс удивился такой вспышке эмоций. – И что же тебе кажется низким им недостойным, моя дорогая?

– Твои… наклонности!

– Что?! – даже рассмеялся Ильсор.

– Живые к живым, а мертвые к мертвым, Ильс! И недопустимо пытаться это изменить! Тем более путем влияния на девушку. Ты же колдовал! Это… низко!

– Прелесть болотная, а тебе не приходило в голову, что я не зачаровываю девушек? Так вот, не хочу тебя расстраивать, мавочка, но увлекаешься ты мной совершенно самостоятельно. Я ничего не делаю для этого! Кстати… какие признания пошли, а?! И да, прелестница, если на то пошло, ты мне и правда очень нравишься. И, в отличие от того же Алинро Нар-Харза, я не давлю, не заставляю. Или ты, глупая девочка, считаешь, что увлекаются лишь теплом тела? В первую очередь межличностная симпатия рождается именно между личностями, как и следует из термина! Физическое – это физическое…

– Ты еще скажи, что ничего не делал для того, чтобы это возникло, – процедила я.

– Разумеется, делал, – расплылся в пакостной улыбке призрак. – Я производил на тебя впечатление!

– Ильс, я серьезно!

– Ну и я серьезно… и даже честно. Цени, кстати! Мне честным и откровенным быть не положено в принципе и чисто из-за идейных соображений.

– В смысле?

– Не скажу, – хмыкнул дух и, подняв вверх палец, наставительно заметил. – Что сейчас было? Загадка и, соответственно, вспышка интереса с твоей стороны. Ко мне и всему, что со мной связано. Психология – не менее эффективный метод, чем колдовство, Нэви. Даже более. Чему вас только сейчас учат?! Какая из себя интриганка без знания таких элементарных вещей…

И снова этот выжидающий желтый взгляд, в котором плещется просто океан иронии и ехидства, а также невысказанный вопрос «И что дальше, мавка?»

Дальше… а что дальше? Правда-матушка без прикрас и вуалей!

– Хочется откровенно признаться, что интриганка из меня паршивая и совершенствоваться на этом «славном» поприще мне вовсе не хочется, – заметив, как скривились губы призрака, я предупреждающе покачала головой и, жестом попросив его о молчании, закончила: – Не хочется… но надо. Эта стезя – не мой выбор, но я понимаю, что раз попала в эту среду, придется мимикрировать под окружающих.

– Навыки приспособляемости у тебя плохие, – поделился своим честным мнением Ильсор. – И без опеки ты не выживешь, княжна.

– Пока что в этой Академии, самая главная опасность для моего здоровья, как морального, так и физического, исходит именно от вас!

– Да ты что? – вскинул бровь Ильс.

– Именно, – сухо подтвердила я. – Алинро Нар-Харз более для меня не опасен, а дух-убийца пойман, и некому больше точить на меня призрачные зубы… кроме вас, разумеется.

– Мне кажется, или прекрасная мавка на что-то намекает? – с нескрываемой издевкой уточнил господин Дершворт.

– Не кажется, – я старалась сохранить максимально спокойное и доброжелательное выражение лица. – Я говорю открытым текстом, что продолжать наше с вами… сотрудничество и дальше теперь просто не имеет смысла. Разумеется, мне приятно с вами общаться и ощущать поддержку за спиной… но цена этого слишком велика, уважаемый.

– Значит, княжна Невиая Водный Блик отказывается от протектората Ильсора Дершворта, Главы Ассамблеи Привидений Академии Триединства, – задумчиво протянул дух, без тени улыбки глядя на меня. – Княжна понимает, что это весьма опрометчивый шаг?

– А господин Дершворт осознает, что его вопрос выглядит как непрямая угроза? – в том же тоне спросила я. – Мне странно, что вы опускаетесь до такого!

– Опускаюсь?! – В желтых глазах стремительно таял лед отчуждения, выпуская на волю истинные эмоции. Злость, возмущение… и что-то еще.

– А нет?

– Мавка, ты неблагодарное болотное создание, – процедил Ильсор, делая стремительный шаг вперед и нависая надо мной. – Девчонка, которая даже не составила себе труда оглядеться и понять, чего она избежала за это время. Говоришь, тебе дорого обходилась моя защита? Милая, за нее многие платили не только такими крупицами силы, что ты отдавала. И да, ты права, в твоем понимании я извращенец и требовал еще и живое тепло. Тебя же… даже пальцем не тронул, поганку такую!

– Если позволите, я не буду падать вам в ноги с благодарностями.

– В этом нет нужды. Я и сам прекрасно понимаю, что несмотря ни на что отличаюсь в лучшую сторону от твоего обманщика-лиса. Он-то, помнится, не чурался никакими способами для того чтобы добиться своего. Дальше… Нэви, ты искренне считаешь, что мои духи забыли, какова ты на вкус? Оплошностей в этой академии не прощают, и заверяю, если бы тебя не считали МОЕЙ добычей, то не оставили бы в покое. И еще… кто обещал мне амулет? Ты мало того, что пыталась обмануть и умолчать о том, что он у тебя есть, так еще в итоге его прошляпила. Мне плевать, почему, но де-факто – обещание не выполнено.

– Ильс… – я растерялась, не зная, что сказать.

– Но ты хочешь расторгнуть договор. Хорошо, моя болотная прелесть, хорошо… считай себя совершенно свободной и, разумеется, абсолютно беззащитной!

И, развернувшись, он двинулся к выходу, стремительно растворяясь в воздухе. Через несколько секунд я уже была в комнате совершенно одна. Ноги подкашивались, дыхание сбивалось, а сердце бешено колотилось.

В голове была только одна крамольная мысль: я поторопилась…

А еще он обиделся и рассердился. И это очень-очень плохо.

 

   Академия Триединства. Катакомбы.

 

Пока бедная мавка в своей больничной плате нервничала из-за того, что обидела древнего призрака и терзалась угрызениями совести пополам с опасениями на тему «а что он мне теперь сделает?» виновник этих переживаний висел в воздухе в центре огромного сводчатого зала. И, судя по довольному выражению лица, униженным и оскорбленным себя отнюдь не чувствовал. Он вообще себя в данный момент ощущал весьма неплохо, ибо изволил питаться. Место силы насыщало духа энергией, возвращало краски облику, помогало обрести былые возможности. Господин Дершворт потянулся и плавно спустился вниз.

Встряхнулся и чуть слышно произнес:

– Конечно, не так вкусно, как сладкие мавки, но тоже ничего.

Надо признать, вспышка Невилики его позабавила. Но немного покоробила тоже. Все же не совсем правильно, когда подопечные посылают покровителей.

А в данный период времени это еще и опасно.

По поводу отлучения от кормежки Ильс ни капли не переживал, вполне логично полагая, что если он захочет – все вернется на круги своя. Но как показывала практика, те «рыбки», которые ощущали себя на воле, были интереснее полностью порабощенных. Почему бы не дать девочке иллюзию свободы, раз она того хочет? Все равно в этой Академии никуда ей от него не скрыться.

Вот только… отказавшись от защиты, мавка разорвала узы между ними. И теперь он почувствует, что с ней что-то не то, далеко не так быстро, как раньше.

А значит, надо что-то делать… Как-то ее обезопасить.

Наверняка убийца Ильсора попытается добраться до своей последней, самой главной жертвы в ночь бала.

Так что…

Ильс улыбнулся и растворился в воздухе, чтобы материализоваться в другом месте со словами:

– Здравствуй, моя дорогая Таль.

Навь подавилась костью, которую со вкусом глодала, и закашлялась, глядя на Главу Ассамблеи Привидений, который о-о-очень многообещающе ей улыбался.

– Что-то мне уже жутковато, – честно призналась красноглазая псина: – С чем пожаловал, василиск?

– О, какая ты у меня осведомленная! – хищно улыбнулся Ильсор. – Знаешь, что лишние знания жизнь не продлевают?

– Не пугай. Пуганые… – буркнула Таль и вернулась к изначальной теме. – Что ты хотел, Глава?

– Есть у меня для тебя работенка… касающаяся одной девушки.

– Дай угадаю, – морда нави приобрела скептическое выражение. – Девушку зовут Невилика?

– Совершенно верно.

– Ну, мавка! – восхищенно протянула Таль. – Скольким мужикам головы вскружила, а сама ни слухом и ни духом!

– Мы не об этом сейчас, – усмехнулся дух и, демонстративно оперевшись плечом о стену каменной пещеры, в которой отдыхала нежить, сказал:

– Мы об оплате моих услуг? – тут же живо заинтересовалась Стервь и, не дожидаясь ответа, начала: – Итак, я хочу…

– Жить долго и счастливо, а не благополучно сдохнуть окончательно? – ласковым тоном предположил Ильсор.

– А ты умеешь убеждать! – была вынуждена согласиться красноглазая и, с сожалением отодвинув лапой кость, села: – Ну?..

– Итак, слушай меня внимательно…

 

Невилика Подкоряжная

 

Ближе к вечеру с другой стороны двери раздался скрежет и сильный удар, потом ко мне в палату ввалилась красотка Стервь, которая просто лучилась здоровьем и довольством и, кажется, стала еще более упитанной.

– Ну, привет, мавка моя! – проворковала псина, движением хвоста закрывая за собой створку. – Как дела? Развлекаемся? Не соскучилась еще по мне?

– Соскучилась, конечно, – не сдержала улыбки я, глядя на эту наглую, как незнамо кто, нежить, и ехидно поинтересовалась. – Стервочка, я смотрю, тебя перевели на другое питание? Ты округлилась! Скоро в двери не пройдешь.

– А вот не надо завидовать, красавица. Где не пройду, там прокачусь! – лукаво сверкнула багровыми глазами навь. – Или что, тебя лис плохо кормить стал? Вон, бледненькая какая!

– И не говори, – кивнула я. – Совсем голодом заморил. Но ничего, вот поправлюсь и прогуляюсь в гости к Даниру Ениру. Мужское восхищение тоже вещь довольно питательная.

Я внимательно смотрела на серую псину, отслеживая ее реакцию на упоминание о клыкастом преподе. Ведь по официальной версии я не знаю, что с ним случилось.

Эта зараза кровожадная даже ушами не повела, лишь махнула хвостом и с наигранным сочувствием заметила:

– Вынуждена тебя разочаровать дорогая! Наш ударный вамп оказался слишком хлипким для роли кувалды и уехал приводить себя в порядок на Кровавые Воды. Когда вернется – неизвестно!

– Какая жалость, – я не сдержала мрачного тона и не менее мрачного взгляда.

– А вот не надо так на меня смотреть! – фыркнула Стервь, взъерошив шипы на загривке. – Я не виновата.

– Чем обязана удовольствию тебя видеть? – я сложила руки на груди, всем своим видом демонстрируя, что слово «удовольствие» стоит толковать лишь в переносном смысле.

– Знаешь, мавка… я тут подумала и решила, что буду тебе служить, – с ходу ошарашила меня тварька, почесываясь задней лапой за ухом. – Ну а ты меня, разумеется, кормить! Можно еще любить, гладить и чесать.

– Что?! – моя челюсть вспомнила, казалось, уже позабытый путь в Глубокое и Страшное Подземелье.

– То, что слышала! – радостно подтвердила высказанный ранее бред навь. – Я теперь вся твоя!

– Мне тебя не надо! – категорично заявила я.

– А я бы не была столь категорична, – подмигнула Стервочка. – Тебе в этом заведении еще не один год учиться, и у меня сложилось впечатление, что ты таки хочешь выйти из этих стен сама, а не чтобы тебя вынесли вперед ногами.

– Таль, не в обиду будет сказано, но у меня есть такое впечатление, что под твоим чутким контролем мои шансы быть вынесенной отсюда в белых тапках существенно повышаются!

– Как, ты в меня не веришь, да?! – обиженно взвыла навь и вскочила на лапы, начиная мерить палату нервными шагами и сшибая хвостом все, до чего дотягивалась. – Я тут, можно сказать, к ней с самыми чистыми помыслами и честными намерениями! Да я, если ты хочешь знать, как правило, только гадостями занималась, а тут меня впервые обуяло стремление к добру, свету и праведному пути исправления, а ты-ы-ы!!! Ты на корню губишь самые светлые порывы моей души! Безжалостно топчешь первые робкие и несмелые ростки лучшего в моем сердце… мавка, твой Водяной-Под-Корягой тебя не простит!

В итоге я бегала за причитающей навью и поднимала вазочки, цветочки, книжки и даже свою одежду, которую невероятно гибкий хвост умудрялся зацепить самым кончиком и швырнуть на пол.

– Так, а ну хватит, манипуляторша серая! – рявкнула я, оббегая тварьку и выскакивая у нее перед носом.

– Да? – совершенно спокойным голосом спросила Таль, плюхаясь на попу и оборачиваясь хвостом.

– Вот… зараза, – выдохнула я и, глядя в эти наглые красные глаза, осознавала, что выбора у меня, по ходу, и нет. – Ладно.

– Вот и умничка, моя курочка, – умильно оскалилась навь. – А теперь подумай о чем-то плохом, можешь даже поплакать. Мне жрать хочется…

Я лишь возвела глаза к потолку. Стервь… такая Стервь!

– Кстати, зараза хвостатая… – я присела, чтобы оказаться на одном уровне с навью и вкрадчиво поинтересовалась: – А как же твоя верная служба достопочтенному господину Нефигасэй-Сибэлю? Уважаемый некроэльф в курсе такого бравого дезертирства из стройных рядов нечистой силы?

– А кто сказал, что он должен быть в курсе? – невинно хлопнула наглыми глазищами нежить. – Посчитает, что я к тебе прицепилась, чтобы довести до ручки и получше питаться… что, впрочем, недалеко от истины!

Я аж закашлялась от таких откровений!

– Стервочка, а если наш умный общий «друг» догадается о твоих альтруистических намерениях? Если я правильно помню кодекс «чести» всякой нежити, нечисти, бандитов, разбойников и нашего факультета… крайне не рекомендуется заниматься хорошими делами, если они не принесут тебе много бонусов. А в твоем случае я таковых не вижу.

– Мавка, а тебе не приходило в голову, что наш угол обзора ситуации может быть разным? – кокетливо промурлыкала Таль, растягиваясь на полу, недвусмысленно переворачиваясь на спину и подставляя живот. – И, например, с моей точки зрения я могу быть просто-таки обвешана бонусами от нашего сотрудничества?

– Да? – ласково спросила я, кладя ладонь на гладкую холодную кожу и начиная невесомо ее поглаживать. – Интересно, кто же создал для тебя настолько железную мотивацию, моя дорогая? Или ты посчитала, что я настолько глупа, что не сопоставлю два и два?

Таль мигом перестала блаженствовать от ласки и резко перевернулась обратно. Смерила меня пристальным багровым взглядом и нехотя сказала:

– Надо признать, у меня были надежды на это.

Вот же… Стервь! Да, я повторяюсь, но как-то других приличных слов нет!

Я немного помолчала и внезапно, мысленно махнув на все рукой, предложила:

– А почему бы и нет? Я не говорила, ты не слышала.

– Почему бы и нет… – эхом повторила навь. – Хочешь сыграть с ним на его же территории, Невилика? Я бы сказала, что это будет очень рискованная партия.

Я лишь улыбалась и загадочно молчала, напоследок почесала навь за ухом и поднялась с пола, переместившись в кресло. Провела ладонью по книге на круглом столике рядом, взяла ее в руку. Стервь, чуть слышно процокав когтями, прошла к двери, застыв возле нее изваянием и где ее было не слышно и не видно.

Я сидела с крайне умным видом, но мысленно складывала все известные мне маты в адрес всей этой ситуации.

«Сыграть с ним на его территории»… Да еще б я точно знала, кто этот загадочный «он»! Аж две кандидатуры имеются, попробуй определи, кто именно!

Алинро? Он уже приставлял Стервь меня охранять. Но в этот вариант не совсем вписывается то, как нежить относилась к своему… нанимателю. Не верю я, что мой замечательный лис мог так напугать Стервь. При всем моем уважении к Алинро Нар-Харзу.

Ильсор? Полагаю, дух не отступился и так просто свой десерт не отпустит. Тем более… убийство вампира в высшей степени странное. Неизвестно, какие планы на меня у Главы Ассамблеи. Но в связи с тем, что он мне высказал, когда я отказывалась от его протектората – подобное не входило в планы Ильса. Не верю я, что этот интриган с внушительным как прижизненным, так и посмертным опытом и правда обиделся и оскорбился.

Таль встряхнулась, отчего шипы на мгновение взъерошились, но тут же снова прижались к шкуре нежити, настолько плотно, что казались просто неровностями. Занятная, все же, тварюшка. Если так посудить, на обычную навь она не особо и похожа. На очень продвинутую и изрядно мутировавшую разве что. Хотя, если рассматривать в этом ключе, ее господин на обыкновенное умертвие тоже не тянет.

Кстати, о незабвенном Сибэле. Глупо полагать, что он не в курсе всей этой авантюры. Но мотивов у некроэльфа тут нет совсем!

Стало быть, что… остается Ильсор.

Ох уж этот змей желтоглазый, с его тайнами и планами!

Странности на необычном предложении нави не закончились. Почти сразу пришел мой лекарь и, всячески извиняясь, сообщил, что обязан закрыть меня на карантин. На вопросы он толком не отвечал, лишь заверил, что это ненадолго, и вообще, мне все объяснит Алинро Нар-Харз.

Как только появится, разумеется.

Так началось мое кратковременное заточение в собственной палате в обществе Стерви. Надо заметить, что к концу этого эпика я уже сама выла, как нежить!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *