Факультет интриг и пакостей 3. Тайна василиска

Факультет интриг и пакостей 3. Глава 10

Факультет интриг и пакостей 3.  Глава 10

О необычных местах столицы

 

Оперевшись на поданную лисом руку, я выбрались из коляски и огляделась. Надо признать, в голове был определенный шаблон на тему того, куда меня может привести Алинро. Я ожидала или увидеть респектабельные кварталы столицы, или одну из ее старинных улочек. А тут… что-то странное! Полагаясь на то, что Алин знает дорогу, сама беззастенчиво крутила головой по сторонам, примечая все новые и новые детали. В свое время я весьма интересовалась архитектурными веяниями и их корнями. В этом месте… было, о чем задуматься.

– Приметила что-то необычное?

– Д-д-да, – едва заметно вздрогнула я, и пояснила. – Интересные дома. Необычные сочетания… стилей и веяний.

– Ты про пестроту?

Окинув взглядом очередной особняк, отстроенный в восточном стиле, с башенками, анфиладами и куполами, я перевела взгляд на следующий – со стрельчатыми окнами, витражами и острыми шпилями, и кивнула.

– Ты слышала про Триаду Огня?

– Ты о трех страшных пожарах, которые почему-то раз за разом уничтожали только несколько конкретных кварталов города в последние сто пятьдесят лет?

– Верно. Если не ошибаюсь, то лет пятьдесят назад этому славному городу в очередной раз крупно не повезло. Так что часть этих зданий относится к отстроенным в тот период. Тогда были в моде восточные детали в архитектуре. Но некоторые старые дома огонь повредил не так сильно, потому в плане архитектуры они весьма отличаются от новоделов.

– А как же единый облик города? – фыркнула я, вспоминая, как на моей родине придирались ко всему, что не вписывается в общую картину.

– Пытались, конечно, привести к единому знаменателю, но это оказалось бесполезно. Не заставишь ведь треть домов на улице снести, верно? – поймав мой откровенно скептический взгляд, Алинро рассмеялся и выдал более правдоподобную версию. – Ладно-ладно, не заставишь очень состоятельных людей в количестве трех десятков делать то, что им не хочется. Город может понести гораздо больший урон от их… возмущения. Так что проще закрыть глаза на эти несколько улиц.

– Знаешь, на мой взгляд, если проводить параллели, конкретно эта улочка напоминает сбор аристократов младшего звена. Некоторые получили титул посредством военной карьеры, что не повлияло на солдафонские манеры, другие – выходцы из купечества, и это не прикрыть даже всеми атрибутами благородных лордов, третьи – обедневшие дворяне, которые пойдут на многое, лишь бы сохранить видимость былого шика.

Алин несколько секунд молчал, а после покачал головой.

– Знаешь, всегда удивлялся, насколько образно некоторые личности воспринимают реальность. И как они видят то, что для других лишь аляповость, которая или забавляет, или вызывает внутренний диссонанс с чувством прекрасного.

– А тебя оно забавляет или неприятно цепляет? – лукаво прищурилась я и приподняла подол платья, перепрыгивая лужу на брусчатке.

– Скорее первое, – усмехнулся Нар-Харз.

– Ясно все с вами, северный вельможа, который даже возмущение выразил бы через иронию, – вспомнила я о повадках полярных демонов. – Кстати, господин Нар-Харз, а как вас с братом занесло в эти широты? Средняя полоса – это не ареал обитания белохвостых кицунэ.

– Белохвостые кицунэ обитают там, где им это выгодно, – выдал мне прописную истину Алин, но, заметив недовольный прищур глаз, все же поведал чуть больше информации. – Послали, Невилика. Далеко и надолго. К дяде. А потом мы, как и любые ученики Академии Триединства, которые обучались на бюджете, поступили на службу к Императору. Где нам с братом и нашли достойное применение.

Мы помолчали. Алин думал о своем, а я печально размышляла, что может скрываться под нейтральной формулировкой «достойное применение». На службе Императора-то, да…

– Нам еще долго? – чтобы как-то перевести разговор в более безопасное русло, спросила я.

– Вовсе нет, – с охотой поддержал смену направления беседы Алин и с лукавой улыбкой добавил. – Есть предположения на тему, куда мы идем?

– Ну, подозреваю, что это место необычное, – спустя пару секунд ответила я, покрепче сжав пальцы на жесткой ткани камзола лиса. – Во всяком случае, располагается оно в весьма примечательном районе с интересной историей. Так что ты меня уже удивил, и я морально готова даже к совершенно тривиальному ресторанчику. Лишь бы кормили хорошо!

– Мавка у нас гурман? – Как-то очень двусмысленно прозвучала эта фраза… Подозрительно покосившись на своего спутника и поймав совершенно невинный, но полный скрытого любопытства взгляд, я поняла, что не почудилось!

На этом моменте не иначе как проснулись мавочные особенности, потому что я скромно опустила взгляд, мимолетно облизнула губы и… тоже совершенно невинно и ничего не имея ввиду, выдохнула:

– О, да…

Наверное, это я зря. А впрочем… это моя суть, мой дар. Я такая, какая я есть. Могу, конечно, отличаться от других представительниц своего племени, но разве что в силу характера и воспитания. Так что пусть кицунэ понимает, с кем связывается. Да и если на то пошло, то флирт – дело, в сущности, обыкновенное и даже не порицаемое. Так что можно расслабиться и не заморачиваться!

Наверное…

Последнее слово пронеслось в голове, когда Нар-Харз окинул меня голодным, откровенно хищным взглядом. Многообещающим таким!

На этом этапе у меня опять произошло маленькие раздвоение эмоций. Скромная девушка Нэви, которая раньше не знала своих способностей, мигом ощутила трепет и дрожь в коленях. Зато княжна-мавка Невиая оживилась и с интересом прикинула, как еще можно поиграться с такой интересной хвостатой добычей, которая наивно считала, что охотник тут он.

 

Спустя нескорлько секунд я осознала, что мы застыли посередине переулка, и не отрываясь смотрим друг на друга. Но это осознание кануло в пучину эмоций так же быстро, как и появилось.

Были мы. Я и он. Стук сердца в ушах, тихое дыхание, которое постепенно учащалось, тепло его руки на моем запястье… трепет во всем теле, пока слабый и почти неощутимый. Пальцы лиса скользнули выше по рукаву, легли на плечо, мимолетно погладили шею, запутались в темных прядях на затылке. Он прекрасно знал, что собирается сейчас сделать. И тем, насколько неторопливо притягивал меня ближе и томительно медленно наклонялся – давал осознать это мне.

Осознавала. Отчетливо. И я сама желала этого поцелуя до дрожи в коленях!

Я вскинула руки, одну оставляя на груди мужчины и поглаживая ее через слои ткани, а пальцами второй коснулась его лица, очерчивая по контуру. И после секундных колебаний я решительно скользнула лапкой чуть выше, нащупывая пушистое лисье ухо! Ухо дернулось в цепких пальчиках, но я тут же успокаивающе его приласкала. Глаза Алина удивленно округлились, а после зрачок дрогнул, расширяясь, заполняя радужку, и кицунэ потянулся ко мне с очевидными намерениями.

Я ловко увернулась и рассмеялась:

– Ой, какие мы самоуверенные… а вдруг я не хочу целоваться в подворотне посреди города, м-м-м?

– А щупать уши хочешь? – мрачно спросил Алин.– Это, между прочим, прямая провокация отнюдь не к поцелуям!

– Да-а-а? – протянула я, почему-то не испытывая ни малейшего раскаяния или стыда. – Ну, хорошо…

Руку убрала. Правда, не удержавшись, напоследок провела ноготками по уху и шее. Видимо, это и стало последней каплей.

Рыкнув что-то неопределенно-ругательное, Нар-Харз приподнял меня и, прижав к себе, накрыл губы поцелуем. Я, и не думая трепыхаться, положила шаловливые ручки на плечи самому белохвостому и замечательному в мире интриганистому типу и с жаром отвечала. И в этот момент мне было решительно все равно, что мы в центре города и в людном месте, и даже что какой-то прохожий громко рассуждает о падении нравов современной молодежи!

Оторвались мы друг от друга только тогда, когда грудь стало жечь уже не от страсти великой, а от банальной нехватки воздуха.

– Мавка! – как диагноз, причем ругательный, выдал кицунэ, когда немного отдышался.

– Лис! – не осталась в долгу я и дернула ногой, намекая, что хвост некоторых уже обернулся вокруг моих колен, слегка задирая платье.

Алин мигом исправился. Коленкам без хвоста почему-то разом стало холодно и одиноко.

– Ладно, мы друг друга стоим, – смирился Нар-Харз и отступил на шаг. Поправил ворот моего платья, расправляя криво лежащие после нашего порыва кружева, и даже сделал попытку что-то сотворить с моей прической. Видимо, поправить. Судя по грустному лицу интригана – парикмахер из него был откровенно паршивый. Так что будем списывать бардак на голове на ветер, и вообще считать, что там художественный беспорядок!

Па-а-ауза. Лис явно увлекся перебором моих кудрей, и, судя по задумчивому взгляду на соседнюю вывеску с надписью «гостиница», мысли в его светловолосой голове бродили отнюдь не праведные. Я даже обиделась!

– Ну так мы идем? – ласково спросила я у замечтавшегося гада и сделала шаг назад. Руки лис так сразу не убрал, и потому они соскользнули с волос на ключицы, и не намеривались прекращать путешествие вниз. А внизу были стратегически важные высоты, к которым я пока его подпускать не планировала!

– Идем! – решительно заявил хвостатый бесстыдник, не сводя взора с гостиницы.

– Есть идем, – мрачно напомнила я.

– Конечно!

Меня взяли под ручку и как ни в чем не бывало повлекли дальше, вдохновенно впаривая какую-то информацию по недавно пройденному кварталу и Триаде Огня.

Вот же… Алин!

Я восхитилась тем, с какой скоростью Нар-Харз переключается с эмоций и ощущений на разум, и решила следовать его примеру, а потому беседу с энтузиазмом поддержала. Что вовсе не помешало княжне-мавке лукаво щуриться и осознавать, что в любимые лисом игры соблазнения можно играть вдвоем. И неизвестно, кто из них выйдет из этой схватки победителем. Мавка была сытая, довольная, объевшаяся замечательной лисовой березовой энергии, и потому свято верила в свои силы и в свою привлекательность.

Как ни странно, разум не особенно возражал мавочным инстинктам.

Как вести себя с мужчиной, они явно знали лучше. Голос крови – такая вещь… Главное теперь не заиграться и не нарваться на неприятности!

Как выяснилось, остановились целоваться мы буквально в десятке метров от места назначения. Свернув за угол, мы оказались у кованых ворот, за которыми виднелась короткая аллея, в глубине которой стоял небольшой особнячок. Необычный особнячок…

При нашем приближении ворота дрогнули и с чуть слышным скрипом открылись. Я крепче сжала руку мужчины и, стараясь скрыть недоумение и легкий испуг, спросила:

– Что это?

– Последние разработки – самооткрывающиеся двери.

Я задумалась. Толпы народа не видно, стало быть, ресторан этот не особо популярный, но при всем этом… такой технически-магический эксклюзив уже на входе. Любопытненько!

Раскрашенные осенью яркие кленовые листья слетали с крон и с чуть слышным шелестом ложились нам под ноги. Ветер улегся, и было очень тихо, лишь пение птиц да клекот белок были слышны. Это все весьма необычно, если вспомнить, что мы в центре города.

– Что это за место?

– Осталось всего несколько шагов, – наклонившись, шепнул мне на ухо кицунэ. – Потерпи.

Как оказалось, оно того стоило. Очень даже стоило.

Когда мы поднялись по старинным, частично заросшим мхом ступеням, Алин приобнял меня за плечи и попросил:

– Закрой глаза.

– Зачем?

– Ну, закрой… Поверь, так впечатления будут ярче.

Я неуверенно покосилась на своего спутника. Если честно, то все эти загадки напрочь отбивали аппетит, да и вообще как-то грядущие перспективы не вдохновляли.

Но делать нечего. Я с тяжким вздохом смежила ресницы и почти сразу услышала, как с чуть слышным стуком открываются двери и в сад врывается музыка. Звуки скрипки и флейты неслись в воздухе волшебной, чарующей мелодией.

Мои руки сжали теплые пальцы Алина, и я была вынуждена сделать несколько шагов вперед.

– Открывай глазки, счастье болотное…

Я послушалась… и замерла в восхищении.

За спиной захлопнулась дверь, но я даже не заметила этого. Двинулась вперед, пока не достигла перил небольшого балкончика, на который мы попали с улицы.

Никогда не была особенно красноречивой, но не удивлюсь, если бы воспеть эту прелесть не вышло даже у мастера слова! Разве что художникам удалось бы это сделать, да и то сомнительно.

Тут было… невероятно! С этим пространством могла сравниться разве что Изнанка, и то не совсем, ведь она была все же иллюзорной, потусторонней, а тут все можно было потрогать.

Я не знаю, что это было за место, но более всего оно напоминало причудливый старинный планетарий, который оживила чья-то безумная фантазия и могущественная магия. Сфера… гигантская сфера внутри здания. По ее стенам двигались стальные фигуры, изображающие разные небесные тела или даже целые звездные системы. Созвездия… так, как их видели наши предки на заре времен. Леопард, Пегас, Змей, Кот, Орел и другие…

Магия делала их почти живыми. Изгибы стальных тел казались настоящими, складывалось впечатление, что еще миг, и космическое животное сорвется в бег по своей орбите.

Но это все было закреплено по стенам и потолку. В воздухе парили радужные сферы, казалось, нескольких метров в диаметре. Светящиеся, как мыльные пузыри, безумно красивые, они в хаотичном порядке кружили по залу, то опускаясь к полу, то величественно воспаряя к сводам. Между ними витала искристая космическая пыль, и в ней рождались новые звезды, гасли старые… вечный круговорот жизни и смерти тут был настолько естественным, что не представлялось, как может быть иначе.

Мы стояли на единственном балкончике, от которого вниз вела винтовая лестница. И как раз отсюда и открывалась великолепная обзорная площадка на все это чудо техники и магии.

– Нравится? –  На талию легли ладони лиса, а уха коснулось его теплое дыхание. Я откинулась назад, опираясь на широкую грудь кицунэ, и только кивнула, не готовая облекать в слова свои впечатления. Не уверена, что смогу достойно выразить всю гамму эмоций, а упрощать ее казалось кощунством.

Нар-Харз все прекрасно понял и настаивать не стал. Лишь мимолетно поцеловал в висок и отстранился, одновременно перехватывая мою руку и кладя себе на локоть.

– Пойдем вниз, Нэви?

Я снова молча кивнула и, подобрав подол, смело шагнула на первую ступень винтовой лестницы. Внизу нас ждал молчаливый официант в черном, который склонился в поклоне, и жестом предложил следовать за ним. Задумчиво глядя на его спину впереди, я поймала себя на невольном интересе, как этот истукан будет уворачиваться от магически-космических тел? Но стоило мужчине спокойно пройти сквозь дымку туманности, как все стало понятно. Иллюзия.

В центре была площадка, на которую периодически опускались радужные сферы, недолго висели в десятке сантиметров над полом и снова отправлялись в полет.

– Секундочку, – вежливо улыбнулся официант. – Сейчас приземлится ваш.

Я изумленно оглядела летающее великолепие. Если это футуристическое чудо и правда ресторан, то сферы – отдельные кабинеты, что ли?

О-бал-деть!

Мне страшно представить, сколько это стоит. Особенно в свете того, что об этом «планетарии» ничего не известно в столице. Стало быть, это особое элитное место для немногих избранных, и покушать тут встанет в офонарительную сумму.

Мне, с одной стороны, стало очень приятно от того, какой эксклюзив достал Нар-Харз, дабы меня впечатлить, а с другой – как-то жутковато.

Да, он и раньше на меня тратился, но во-первых, в случае чего я могла компенсировать эти расходы, как только доберусь до банка, а во-вторых, оные расходы были во имя высоких целей самих лисов. Впрочем, траты на «выгулять девушку в ресторан» – тоже во имя некоторых целей, угу…

В общем, на подлетающий к нам «кабинетик» я смотрела с самыми смешанными чувствами.

Как оказалось, пока я думала о всяком жизненно неважном и страшном, кицунэ успел побеседовать с нашим сопровождающим. Увы, тема для меня осталась загадкой.

«Мыльный пузырь» три на три в диаметре приземлился перед нами, и я недоуменно его оглядела, пытаясь понять, а где тут, собственно, вход.

Все оказалось просто и даже банально.

Лис схватил меня за руку и шагнул вперед, прямо в сверкающее всеми оттенками спектра марево. Первым порывом было упереться каблуками в пол и никуда не идти, но я его мужественно подавила и даже не зажмурилась, когда миновала преграду.

Внутри стены оказались почти прозрачными, видимо, чтобы не мешать обзору. В центре стоял круглый стол, накрытый ажурной скатертью и уставленный блюдами, с круговым же диванчиком цвета кофе с молоком.

– Ну вот, теперь можно немного расслабиться и отойти от потрясений, – улыбнулся лис, отпуская меня и не торопясь расстегивая камзол. Небрежно скинув верхнюю одежду на диванчик, Алин отправил к ней галстук и расстегнул пуговицы на вороте и манжетах, закатывая рукава рубашки.

– Как-то ты… радикально решил расслабляться, – даже не пытаясь скрыть удивления, проговорила я, осторожно снимая свой жакет.

– Ну… я люблю это место как раз за некоторую ирреальность. Тут можно и перекусить, и просто поваляться, понаблюдать за этими чудесами и подумать под приятную музыку.

– Обычно местом для отдыха не делятся с кем попало, – заметила я, подходя ближе к Алину и запрокидывая голову, чтобы видеть выражение темных глаз.

– Ну… делай выводы, солнце. Делай выводы… – мурлыкнул лис и потянул меня к диванчикам.

Надо признать, на этом месте мы с мавкой всерьез решили, что нас с места в карьер начнут соблазнять и даже приготовились защищаться! Ибо быстрый лис, слишком быстрый!

Но белохвостый интриган лишь пододвинул ко мне одну из тарелок и сказал:

– Я заказывал на свой вкус, но надеюсь, что ты не разочаруешься.

– Хм… – провела кончиками пальцев по теплой крышке и скорее из любопытства, чем чувства противоречия, осведомилась: – А меню тут не предусмотрено? И что делать, если я захочу чего-то еще?

– Предусмотрено, конечно, – Алин не глядя запустил руку под стол и, выудив оттуда журнал в кожаном переплете, помахал им и весьма небрежно сунул обратно. – Но обычно тут заказывают все заранее, ибо в это место приходят не для того, чтобы посетителей тревожил обслуживающий песрнал.

– Это же ресторан, а не клуб релакса…

– Кто тебе сказал? – в очередной раз удивил меня Нар-Харз. – Просто это, как ты выразилась, высококлассный клуб релакса. И за твои деньги здесь организуют любую обстановку.

О как… Какие интересные новые подробности.

– Право, мне даже любопытно, во что тебе встанет наш визит сюда…

Наверное, мне стоило промолчать, но на этом этапе оставить за кулисами цену вопроса я уже не могла!

– Нэви, давай не будем о скучном и приземленном? – обаятельно улыбнулся Алин и уже более серьезно закончил: – Смирись с тем, что я ничего тебе не скажу на эту тему. Полагаю, что иначе данная информация заставит тебя думать о всяких глупостях вроде женской независимости… Никогда не понимал эту ерундовую политику.

Такое пренебрежение в голосе лиса меня не порадовало.

– Почему глупостях-то?

– А что это еще? Если хочешь знать, такая женская политика развращает мужчин. На мой взгляд, нет ничего естественнее в том, чтобы платить за свои удовольствия. И глупцы те, кто считает таковым только интимную связь с женщиной. Прекрасная и умная дама – лучший спутник и собеседник из возможных. Под настроение, конечно, но все же.

– Хм-м-м… цинично. И очень потребительски.

– Это личное мнение, милая. Такое, какое есть. Да, я считаю себя настоящим мужчиной, который прекрасно понимает, что за приятные минуты в жизни надо платить. Иначе они как-то меньше ценятся. И если ты подумаешь, то согласишься со мной.

На этом моменте я замерла, не в силах так вот сразу расстаться с давно и прочно облюбованным мнением, что все самое дорогое нам не меряется деньгами. Это я и озвучила.

– Невилика, а с чего ты взяла, что… хм… валюта расчета, так сказать, – обязательно презренный металл?

– Ну, я это так поняла.

– А зря. Платить можно разным. За удобства и удовольствия телесные мы платим деньгами, а вот за душевные – совсем другим. За доверие расчитываемся страхом обмануться, за моральный подъем – последующим падением, за нежность – уязвимостью…

– А любовь? – вдруг тихо спросила я, даже сама не зная, почему.

– Любовь так вообще – самая дорогая вещь из возможных. Она многокомпонентна и, соответственно, рисков с ней сопряжено в десятки раз больше, чем с какой-то одной из ее граней. Не многие решаются. Не все ее в силах предложить, и еще меньше людей решаются приобрести.

Эх… все же только интриган мог приподнести в таком свете жизненные истины. Занятная философия. Впрочем, если учесть образование, работу и вообще образ жизни Алинро Нар-Харза – то не удивительно.

Как там?

Все покупается и продается,

И жизнь откровенно над нами смеется.

Мы негодуем. Мы возмущаемся.

Но продаемся и покупаемся.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *