Факультет интриг и пакостей 2. Охота на мавку

Факультет интриг и пакостей 2. Глава 7

 Факультет интриг и пакостей 2. Глава 7

 

Днем ранее

 

Ведь гюрза — это не только отличная шкурка,

но и 40-50 грамм качественного яда!

 

Вечер медленно опускался на столицу Риотской империи.

Алинро Нар-Харз неторопливо шел по улицам и пребывал в самом отвратительном расположении духа. Тому было несколько причин, но самое неприятное заключалось в том, что они были взаимосвязаны.

Итак, Невилика, она же Невиая, беглая княжна рода Водный Блик, вновь его удивила.

Лис на миг крепче сжал черную кожаную папку и досадливо дернул уголком бледных губ.

Закон подлости в действии! Всякий раз, когда лис считал, что эта мавка уже ничем не сможет его удивить, она наглядно доказывала обратное.

И что мы имеем? Болотная, очаровательная пакость к привороту добавила еще и проклятье мавочного рода, которое засвидетельствовал ни кто иной, как Водяной! Какая прелесть…

Это поистине дивное событие, вынуждало лиса обратиться или к родне или к начальству.

Беспокоить мать не хотелось, хотя бы потому, что главная леди клана северных кицунэ отличалась вспыльчивым нравом, и предугадать ее реакцию было совершенно невозможно.

А других знакомых магов которым покровительствовали божественные сущности, у Алина не было.

Поэтому вариант оставался один и весьма нерадостный. Докладывать начальству о том, что работать дальше кицунэ не может по чисто техническим причинам!

Наконец,  Алин достиг неприметного особнячка на одной из тихих центральных улиц и зашел в него с черного хода.

Дом, как дом. Обычный, ничем не примечательный.  Не считая того, что он слишком уж обычный. Жители этой улицы смогли бы описать его только в общих словах. Даже соседи не обращали внимания на то, кто там живет, и приходящих туда гостей.

А шастало туда немало очень разного народа.

Но все, кто дал себе труд поинтересоваться и вложить в это немного денег и времени, узнали бы кое-что весьма любопытное.

Это была одна из контор Тайной Канцелярии его императорского величества.

Алин прошел в холл, порывшись в карманах, передал вышедшему к нему неприметному дворецкому свои документы и сказал:

— Проводите меня к Пустынному лорду.

— Как прикажете, агент Нар-Харз, — поклонился дворецкий.

Коридоры. Пустые и голые, лишь вытертая ковровая дорожка змеится по ним, да сбегает по ступеням вниз.

Как ни странно, Пустынный оборотень выбрал себе кабинет именно в подвале. Хотя, почему странно? За всю долгую карьеру Песчаного в него стреляли, его травили и даже взрывали. Поэтому актуально. И Алин был уверен, что потайных ходов, как в самом доме, так и ведущих из него, очень много.

Наконец, Нар-Харз достиг неприметной двери и, постучав, тут же зашел в светлый кабинет.

Внешне он был выдержан в стиле минимализма. Шкаф с документами, стол, три жестких кресла и маленькая тахта. Ходили слухи, что начальство на ней спит.

И глядя на невысокого, худого до невозможности Пустынного, лис в это верил. Поместится!

— Алинро… — Хозяин кабинета едва заметно улыбнулся. По скулам и лбу пустынной гюрзы даже в человеческом облике вилась чешуйчатая вязь.

Вот уж, и правда, оборотень в погонах.

Желтые глаза Пустынного сощурились, а на лице расплылась улыбка, которую сам начальник наверняка полагал доброжелательной. Нар-Харз почувствовал себя крайне неуютно.

— Здравствуй, хвостатый мой, здравствуй, — ласково проговорил начальник и кивнул на кресло. – Присаживайся, что стоишь? В ногах правды нет.

Садиться кицунэ тоже очень не хотелось, потому как он прекрасно знал — кресла тут с секретами. Часто весьма вредными для здоровья секретами.

Но, делать нечего. А потому белохвостый послушался.

— Ты рано. Есть причины? – сразу перешел к делу Пустынный.

Лис подумал и все же решил начать с деловых моментов.

— Да, — кивнул Алин. – Мне нужна информация о передвижениях объекта «В» и его масках-иллюзиях.

— Хм-м-м… будет. — В янтарном взоре Пустынного появился интерес. – Как дела с объектом «А»?

— Пока никак. — Белохвостый едва заметно поморщился. – Но как только мы провернем запланированную операцию с объектом «В», я рассчитываю перейти к финальному рывку.

— Я в тебя верю, — это было сказано таким тоном, что кто угодно бы понял, разочаровать гюрзу – смерти подобно.

— Я оправдаю. — Алинро развернул плечи.

— Вот и отлично. — По тонким губам Пустынного вновь скользнула откровенно неприятная улыбка, а после он потянулся к бумагам, начав их внимательно изучать, и как бы между делом заметил: – Я скоро отзываю Шарриона. Вдвоем вы там не нужны. А мне он пригодится в другом месте.

— Надеюсь, операция не боевая? – бесстрастно осведомился Нар-Харз. — Хочу обратить ваше внимание на то, что Шарин еще не до конца отошел от прошлой.

— Ты от контузии вот тоже не отошел, а головой работаешь, — пожал плечами начальствующий змей. – И не переживай, пока там нет ничего слишком опасного для жизни.

Лису стало не по себе. То, что для Пустынного «не очень опасно», для его подчиненных равнялось ситуации «а вернемся мы по частям».

— Я вас понял.

— Вот и молодец, дорогой мой, молодец. — Пустынный улыбнулся и так, словно между делом, заметил: – Надеюсь, ты помнишь, что у тебя нет шанса на ошибку или вторую попытку? Императору нужен этот источник энергии, Нар-Харз! И если мы не справимся, то нас самих распылят на мелкие частицы! Конечно, отдача не такая, как от Ильсора Дершворта, но зато в назидание остальным.

М-да… почему-то у белохвостого имелось стойкое ощущение, что этот гюрза благополучно вывернется из любой ситуации. А вот ему, и правда, может не слабо достаться.

— Я все помню, мой лорд. — Алинро встал и склонил голову.

Змей в погонах лишь небрежно взмахнул рукой, отпуская подчиненного.

— Правда… возникла одна проблема.

— Опять? – Начальник вскинул бровь и позволил саркастической улыбке скользнуть по неприятно узким губам. – Неужели тебя еще кто-то покусал, Алин?

— Никто не кусал. Меня прокляли, — сухо ответил Нар-Харз, ощущая вспышку глухого раздражения от неприкрытой иронии в голосе Пустынного.

— Ого! – восхитился змей новым витком неприятностей подчиненного. – И кто же?

— Мавка…

— Та же?!

Дождавшись неохотного кивка Алинро, гюрза несколько секунд пристально смотрел на него, а потом расхохотался.

Кицунэ не разделял позитивного настроя своего собеседника, поэтому вежливо ждал, пока тот закончит смеяться.

— Вот это девочка! – не мог успокоиться Пустынный. – Слушай, Нар-Харз, на моей памяти тебе еще никто не доставлял столько неприятностей!

Алин мог бы добавить, что он подобного тоже не упомнит, но решил быть выше этого и продолжил следовать истине: «Молчание – золото!»

Начальника Алинро откровенно недолюбливал. И прекрасно знал, что его эмоции разделяют почти все  труженики «плаща и кинжала».

Но еще кицунэ очень хорошо оценивал свои шансы против этого оборотня. И знал, что врагов у Пустынного не было только потому, что долго они не жили. Те, кто ему откровенно вредил, в мире живых не задерживались. А Нар-Харзу жить нравилось. Он вообще был на диво привязан к своему бренному телу и не собирался с ним прощаться по такой глупой причине, как вражда с заведомо более опасным противником.

Поэтому дипломированный интриган проглатывал иронию Пустынного, которая временами граничила с оскорблениями. Проглатывал, опускал глаза, сжимал губы… и запоминал. Счет к оборотню в погонах был уже немалый. А лисы – существа терпеливые. Особенно, когда нет иного выбора.

Просто однажды, когда Пустынный лорд оступится… рядом будет стоять Алинро Нар-Харз и не оставит это чудесное событие без внимания.

— Я рад, что мои сложности с выполнением задания настолько поднимают вам настроение, — сухо проговорил лис.

— Алин, я не особо вникаю в твои методы, благо, как правило, они весьма результативны. — Гюрза махнул рукой, все же успокаиваясь. – Но в этот раз ты спотыкаешься на одной и той же девушке. Притом, она, будучи совершенно безобидной, умудряется доставлять тебе такие неприятности, куда там идейным противникам! С приворотом мы разобрались и, у тебя все вроде прошло, так?

— Так, — несколько покривил душой кицунэ.

— Отлично, — довольно кивнул Пустынный и рассеянно провел пальцами по линии чешуек на голове. – Что за проклятье?

Гюрза потянулся вперед и, схватив графин с морсом, налил освежающий напиток в бокал и неторопливо поднес к губам. Воду этот ползучий гад жарких песков не жаловал, и на его столе стояло, что угодно, но не она!

— Проклятье княжны-мавки. Засвидетельствованное Водяным-Под-Корягой,

Начальник разведки, заслышав такие потрясающие новости, поперхнулся морсом и ошеломленно уставился на ретивого подчиненного.

— Как ты умудрился настолько довести мавку, чтобы она воззвала к богу, и он ее услышал?!

— Ну-у-у… — Алин опустил взгляд, почувствовав себя неуютно. В этом случае ему, и правда, было нечем гордиться.

Пустынный со стуком поставил бокал на стол и порывисто встал, начав нервно ходить по комнате.

— Но так проклинать могут только те, кто имеет право на статус главы! Прямые наследницы…

— Она княжна крови…

— Как?! Вот как ты вообще додумался загонять в угол наследницу рода, кретин хвостатый?!

Озвучивать, чем в тот момент думал Алин, было бы неприлично, а потому лис благоразумно промолчал.

— Так… — Пустынный остановился, переводя дух и напряженно размышляя. – Мавка на данный момент ключевая фигура? Без нее никак?

— Можно. Но сложно.

— Хорошо… — Гюрза подошел к стене, и нажав на несколько панелей, открыл доступ к сейфу. Заклинание отсканировало ауру змея, и дверца неслышно приоткрылась. Порывшись там, начальник Тайной Канцелярии выудил  синий бархатный мешочек и небрежно кинул его лису. – Держи. Во временное пользование!

— Что это? – поинтересовался кицунэ, впрочем, не торопясь развязывать тесемки и удовлетворять свое любопытство. Горький опыт говорил — там может быть что угодно. От смертельного артефакта, до пустынного скорпиона повышенной ядовитости.

Помнится, однажды одному особо «отличившемуся» агенту начальник выдал веревку и мыло. А также пожелание «Чтоб я тебя больше не видел!»

— Это амулет, который некогда подарил мне один василиск, — задумчиво ответил Пустынный. – Очень талантливый василиск. Маг, ученый, путешественник и изобретатель. Жаль, что умер…

— И что же с ним случилось?

— Доверять стал окружающим. Как оказалось, это плохо влияет на продолжительность жизни. — Несколько секунд оборотень смотрел, словно вглубь себя, а гладкий лоб прорезала морщинка. Но задумчивость длилась недолго, и Пустынный деловым тоном продолжил: – Что касается амулета… Он подавляет действие любой божественной магии, а твое проклятье подпадает именно под эту категорию. Но учти, подавлять-то подавляет, но нейтрализатором не является! Так что… ты без фанатизма там.

— Понял. — Алин коротко поклонился.

— Первые две-три недели носишь при себе, потом под любым предлогом презентуешь своей мавке. Тогда воздействие вообще сойдет на нет.

— Даже так? — Лис довольно улыбнулся. – Спасибо.

— Свободен, — отмахнулся Пустынный. – И сообщи в Академии, что после каникул у них будет замена педагога по боевке.

— Тоже наш?

— Разумеется, — как-то уж слишком воодушевленно улыбнулся змей горячих песков. – Разумеется!

— Позвольте откланяться.

 

И снова лестницы, вновь коридоры, быстрое прощание с привратником.

Вздохнуть полной грудью лис смог, только отойдя от штаб-конторы на сотню метров. Общение с Пустынным всегда действовало на него на редкость угнетающе.

Уже у себя дома, в кабинете, сидя в уютном кресле за чашкой чая, Алин, наконец, заглянул в мешочек.

Теперь на столе лежал изящный серебряный браслет, изображающий странную тварь с шестью лапами и препогано ухмыляющейся мордой.

Василиск. Василиск…

Желтые топазы глаз ящерицы словно смеялись над белохвостым.

Изящные пальцы лиса скользнули по украшению.

— Это обещает быть интересным.

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *