Факультет интриг и пакостей 2. Глава 5

Факультет интриг и пакостей 2. Глава 5
О низменных чувствах и высоких целях

 

Повисло тяжелое молчание. Я переминалась с ноги на ногу, временами прикусывала губу и не отводила взгляда от пола, внезапно заметив там в  высшей степени занимательный рисунок. Тихие шаги набатом  ударили по нервам. Он встал неприлично близко. Так, что я касалась дыханием ткани его рубашки, так, что я ощущала все нюансы аромата вереска и березового сока. Вкусно… и полезно.

Мать моя мавка!

— Невилика… — хрипло начал Нар-Харз, и я слабо пискнула, когда на плечи легли тяжелые ладони, которые, казалось, обжигали даже сквозь платье.

— Я не специально, не нарочно, и вообще не хотела, — тут же повинилась во всем, в чем могла я, и совсем уж неслышно попросила: — Отпустите меня, а? Пожалуйста…

— Думаешь, это просто? – горько спросил лис, скользнув руками ниже, огладив локти, обхватывая запястья… лаская нежную кожу на внутренних сторонах ладоней.

— Я… не знаю, я ничего не знаю, — торопливо шептала я, стараясь отрешиться от странных искорок под кожей, и того, что у меня почему-то перехватывало дыхание от каждого прикосновения его пальцев. – Просто отпустите, хорошо?

Водяной, почему он вообще может меня касаться?! Я… я же прокляла!

Варианта тут два. Или намерения у лиса на редкость чистые, или я не против его действий.

Что хуже — не знаю!

— Мавка, называется! – Белохвостый немного нервно рассмеялся. — По логике, это я от тебя отбиваться должен, а не наоборот… Сложно с тобой Невиличка.

И… отпустил. Он томительно медленно разжимал пальцы, напоследок переплетя с моими, и я забыла, как дышать. Почему-то этот жест для меня стал невыносимо интимным. Таким, что мир словно потемнел и выцвел, отодвигаясь на второй план. Остались я и он.

— Посмотри на меня, — попросил мужчина низким голосом с хрипотцой, от которой у меня почему-то пересохли губы, и я быстро их облизнула.

Прерывистый вздох — и он поднимает руку, невесомо проводя по моей щеке.

— Нэви, подними голову. Я прошу…

Да, я — глупая. Да, я знала, что случится.

Мне не оправдаться неведением, мне не прикрыться тем, что меня заставили.

Я посмотрела на него.

Лицо Нар-Харза, было совсем близко. Так, что я видела, как медленно расширяются зрачки, которые были все же темнее черной пелены радужки. Лицо закаменело, на лоб упала одинокая светлая прядь, а ноздри тонкого носа трепетали. Лис часто дышал, как хищник, смакуя мой запах.

Мужские пальцы скользнули по подбородку, огладили шею и поднялись выше, касаясь теперь мочки уха,  и я тихо ахнула от прокатившейся по телу теплой волны. Запах березы затмевал собой все. А мне… мне чего-то хотелось.  Мы с мавкой знали только одно: этот мужчина — ключ к спокойствию. Нам нужен лис. Вкусный и притягательный.

Он медленно наклонился, одновременно обхватывая рукой мою талию, прижимая ближе к твердому телу, мимолетно дотронувшись губами до щеки. Сердечко стучало так, что, казалось, выпрыгнет, дыхание срывалось, и я была словно натянутая струна, которая дрогнула при первом касании.

Мужчина отстранился, а я заметила…. цепочку от медальона в расстегнувшемся вороте. И мигом вспомнила. То, как он смотрел на город, наверняка высматривая улицу, в доме на которой оставил свою Арьяни. Ту, о которой думал с таким теплом. Думал… а сейчас целует меня.

Скосила взгляд наверх и увидела мелькнувшую на чувственных губах довольную усмешку. Самодовольную!

Еще и рукой сполз почти на ягодицы!

И это все в коридоре Академии, где вообще-то не только его брат гулять может!

П-п-песец полярный!

А я-то, я-то хороша! Мавочная сущность вылезла, расползалась по телу, а я и довольна! Вкусный и приятный лис, видишь ли! Для здоровья полезный!

Вся нега слетела, словно ее и не было, и я прямо и зло посмотрела в черные глаза лиса.

— Немедленно отпустите меня!

Он не ответил. Но мелькнуло на напряженном лице что-то такое… и я поняла – не отпустит. Кицунэ лишь крепче сжал мою талию, перехватив вскинутую руку, сжал запястье и, наклонившись, впился в губы поцелуем.

Прикосновение было требовательным, страстным и злым. Меня даже не целовали, а наказывали. Прикусывая нижнюю губу, захватывая в плен верхнюю, прижимая всем телом к стене, позволяя прочувствовать и силу, и желание. Он давно отпустил мое запястье и, запустив руку в волосы, не позволял вывернуться, сбежать… не реагировал на удары по плечам. Впрочем, куда мне до силы лиса? По коже скользнуло что-то пушистое и невесомое, пощекотало лодыжки и двинулось вверх, лаская коленки, оборачиваясь вокруг одной ноги. Хвост!

Я старалась не паниковать, не думать, почему не действует проклятье. Сейчас главное – освободиться,  а рефлексировать я стану потом.

Но, кто бы что ни говорил, целовать девушку, если она того не хочет, долго нельзя. Вернее, можно, но ровно до того момента, пока она не опомнится от шока. Потому как девушка может кусаться, а еще вцепиться когтистой, между прочим, лапкой в белые волосы и хорошенько дернуть, заставляя прервать поцелуй. В довершение, я отвесила максимально возможный в этой ситуации пинок, попав по голени мужчины.

Нет, разумеется, он может проявить силу и заставить… принудить. Но стоять покорной овцой я все равно не буду!

Слава остаткам чести лиса, он просто отпрянул, прижимаясь спиной к стене напротив, и тяжело, с присвистом дыша, пристально смотрел на меня. Нижняя губа Алинро покраснела и, облизнувшись, он тихо рассмеялся, а потом поморщился, кода попытался переступить с ноги на ногу.

— Все хуже и хуже…

— Надеюсь, вы все поняли? – холодно спросила я, лихорадочно пытаясь пригладить волосы и оправить юбку.

— Это ты так и не поняла, мавка. Я всегда получаю то, чего хочу. В твоем случае, преодолеть сопротивление – дело времени. Или скажешь, ты не таяла в моих руках совсем недавно? А ведь я даже ничего не делал.

Захотелось взять стоящий в уголке горшок с цветком и опустить на голову этого… не особо умного существа.

— Знаете, господин Нар-Харз… — Я выпрямилась и, неприязненно глядя на лиса, передернула плечами. – Меня одолевают серьезные сомнения в достоверности данных об уровне интеллекта в вашей анкете. А соответственно, и о том, на каких же основаниях вы в итоге получили красный диплом, если вам недоступна простейшая логика.

— О, как смело, студентка Подкоряжная… и что же вас заставило сделать такие нелестные для меня выводы?

— Ваше поведение. У вас есть цель, и вы идете к ней напролом. Притом, не надо быть умником, чтобы понять – добровольно я с вами не буду. Вы меня унижаете, растаптываете и ни в грош не ставите. Более того, вы позволяете мне это видеть. Я не мазохистка, уважаемый, и мне не доставляет удовольствия, когда со мной так обращаются. И вы даже не пытались пойти по другому пути… неужели нравится, когда женщине с вами плохо?

Он молчал и долго, как-то очень тоскливо, смотрел на меня.

— Невилика, ты совсем дурочка? И вопрос: ты когда-либо видела тех, кто находится под воздействием сильнейшего приворота? И без ответа знаю, что нет. И последний вопрос… Зачем ты еще раз меня укусила, нечисть болотная?!

На меня как снежная лавина упала. Цапнула же рефлекторно! Не знаю, почему, но я осознала это только сейчас, когда он спросил. Я… еще раз его укусила. Я… мама!!!

Я без лишних слов развернулась, и драпанула в сторону лестницы, понимая, что я ничего не понимаю, но жутко боюсь.

Далеко не убежала. Он соткался передо мной, словно из воздуха, и я с разбегу влетела в объятия кицунэ.

— А… ум-м-м…

Заткнули меня действенно, с гарантией и с удовольствием для затыкателя. Поцелуем.

— Не вопить, — шепнул мужчина мне на ухо, когда отстранился, и, поглаживая спину, закончил: – А то я продолжу. И будут слухи о стр-р-растном романе и любовном экстазе на подоконнике. Альтернативу этому дивному событию озвучивать, или ты на мою радость продолжишь брыкаться?

Я замерла.

— Молодец. — Он еще раз меня поцеловал, но почему-то в нос, от этого я изумленно хлопнула ресницами, а мужчина улыбнулся и соскользнул ладонями на бедра. Ухмылка лиса стала совсем уж развратной. – Итак, пошли в кабинет, малыш. Будем обсуждать то, как сильно я попал, и чем тебе это грозит. Принуждать не стану, даю слово.

Он скользнул ладонью по моему локтю и ниже, нащупывая пальцы. Поднял руку и прильнул губами к внутренней стороне моего запястья, не отводя взгляда от моих глаз. Так… интимно. Мне почему-то стало неуютно и жарко.

После лис притянул меня еще ближе и мурлыкнул на ухо цитату из одной песни. Весьма неприличной…

— Я согласен играть

самые скверные роли,

Я только хочу,

чтобы партнером моим была ты.

У меня перехватило дыхание, и возмущенный вскрик поневоле сорвался с губ, впрочем, тут же заглушенный ртом Нар-Харза.

— Не удержался. Пойдем, Невилика.

— Я не горю желанием оставаться с вами наедине.

— Ну, повторюсь… Или мы идем в кабинет и общаемся на деловые темы, или я закидываю тебя на плечо и как пещерный зверь тащу к себе домой. Там разбираемся. Вдобавок, ты мне симпатизируешь, хоть и злишься, поэтому я думаю, что ситуация весьма быстро разрешится в мою пользу. Не будем забывать о проснувшейся истинной сути. Если учесть, что я,  когда только проявилась ипостась, как бешеный за полевками по окрестным полям гонялся, то тебя, как мавку, наверняка на мужиков тянет. Да и возраст уже… ты позднего созревания, наверное. Да еще и княжна, плюс дар Водяного, то есть вдвойне сложно. Так?

— Гад.

— Значит, верно.

Козел полярный!

И мне стоило просто огромных усилий не сказать это вслух!

По пути он забрал позабытую по подоконнике трубку и подхватил меня под локоть, увлекая за собой к дверям кабинета.

Меня пугала его сдержанность, едва ли не больше агрессии. В первую очередь, своей непредсказуемостью. Куда его может накренить в следующий раз? Эх…

Дверь передо мной открыли, с полупоклоном пропустили даму вперед. Потом выдвинули кресло и пропели почти на ухо:

— Располагайтесь… Невиая Водный Блик.

Я вздрогнула и сильно-сильно сжала пальцы, усилием воли подавляя всколыхнувшуюся панику. Глупо было бы рассчитывать, что Нар-Харз не попытается выяснить, где он раньше меня видел. Да и специфика проклятья не оставляла вариантов. По сути, ему оставалось выяснить только настоящее имя.

Я с деланным спокойствием плавно развернулась к мужчине и небрежно поинтересовалась:

— Откуда? И… почему вы решили, что я именно Невиая?

—  Невиалин не является невинной девой, — усмехнулся он, обходя стол и останавливаясь у окна. Покрутил в руках трубку и спокойно добавил. – И этот факт проверяли многие, в том числе, и мой братец.

Я покраснела, вспомнив похождения сестрицы. Ну да, было бы странно, если бы она обошла своим вниманием столь редких полярных лисов.

— Оба вы с ней спали, — буркнула я, отводя взгляд. – Кузина делилась впечатлениями.

Почему-то стало противно-противно.

Пауза.

И феноменальное:

— Не помню… Ты уверена? Но в любом случае, если и было, то давно и неправда.

Я аж возмутилась!

— А вы так часто на троих соображали, что и не упомнить?!

— Видишь ли, Невилика… — Лис потер переносицу, передернув хвостом. – В жизни каждого мужчины и, как правило, в молодости случаются периоды, когда хочется новых впечатлений. У меня это прошло несколько лет назад… после одного события, которое перевернуло мою жизнь. С тех пор, и до твоего появления, я был почти образцово-добропорядочным кицунэ. А потому — да, вполне возможно, что твою развратную кузину мы тоже име…

— А можно без подробностей?!

— Нужно, — серьезно ответил Алинро и, наконец, присел. Взял в руки несколько папок и, миг помедлив, протянул мне. – Держи.

— Что это? – настороженно спросила я, не спеша брать их.

— Материалы о похожих на наш случаях, — терпеливо ответил Нар-Харз и, не дождавшись от меня инициативы, положил документы на середину стола. – Перед тем, как мы продолжим, я бы желал, чтобы ты с ними ознакомилась. Тут собраны как общеизвестные о последствиях сильных приворотов, так и… некоторые факты прошлых лет. Давних лет. И все это имеет отношение к клану Водный Блик.

Я взяла первую папку и погрузилась в изучение, быстро просматривая страницы. Мне нужны были лишь исходные и результаты.

Сверху оказались данные по обычным приворотам. Ну, как обычным… На крови. С использованием волос, ногтей и так далее. Короче – очень серьезная штука.

Чем больше читала, тем более жутко становилось.

Неопытные влюбленные дурочки думали, если приворожат, то мужчина станет ходить следом и вздыхать, в надежде на взаимность. Но в большинстве своем, одурманенные несчастные за стремлением быть ближе, владеть, просто не видели ничего другого. Львиная доля заканчивалась изнасилованием, после которого девушки и обращались к властям.

Другие опоенные жертвы, видимо, были более робкими, а потому на предмет страсти не кидались. Но отпугивали от них всех остальных поклонников. И хорошо, если это ограничивалось «невинным» мордобоем. Временами доходило и до убийств.

Документ за документом, лист за листом… сухие цифры о том, сколько было убито девушек только в этом году, о том, сколько несчастных насильно влюбленных покончили жизнь самоубийством, не в силах вынести того, что к ним потеряли интерес.

Так…

Привороты дев из моего клана.

Ой-ой-ой… Всё вышеперечисленное вместе, плюс потребность видеть, ощущать, касаться.

Кстати, вот и ответ, почему лиса, в отличие от Грэга, так перемкнуло. Лис просто… лис. Чутко воспринимает окружающий мир и меня, в том числе. А Грэгори всего лишь человек.

Чары мавок всегда сильны, ибо замешаны на феромонах и естественных реакциях тела. Мавки… подстраиваются, что ли. Мы привлекательны, так как меняемся под запросы конкретного мужчины, которого хотим. Поэтому настолько сложно устоять перед водяными соблазнительницами.

Так… анализы, заключение.

М-м-мать! Реально приворот. Приворот княжны-наследницы.

И… второй укус нейтрализует?! Не совсем… с пятидесятипроцентной вероятностью. Вторые пятьдесят – закрепление результата. То есть, или «свобода», или «навсегда».

— Как вы себя чувствуете? – на всякий случай уточнила я у лиса.

— Я тебя хочу, — ровно и спокойно ответил мне Нар-Харз. – И в связи с этим просто физически не могу быть счастливым и довольным.

М-да, лучше бы не спрашивала…

— А вы не могли бы быть чуть менее прямолинейным?

— Ты спросила, а я ответил. И нет, о результатах пока рано говорить. Поймем через пару дней. Хотя… скорее, через неделю.

— С чем связано это уточнение? – вскинув бровь, поинтересовалась  я.

— Послезавтра начинаются каникулы. За неделю Шаррион и нанятые им репетиторы подтянут тебя, насколько смогут, потому как ты не должна засыпаться на первой же проверке знаний у интриганов. От них в два счета можно вылететь обратно к пакостникам. А нам этого никак нельзя. А уточнение связано с тем, что я, мавочка, этот срок не собираюсь сидеть тут. — Алинро улыбнулся и потянулся всем телом, мечтательно уставившись в потолок. – У меня будет отпуск, отдых, если хочешь. Буду нервы подлечивать и возвращать себя в рабочее состояние. То, что с тобой все так повернулось, несколько выбило меня из колеи.

— И как это будет выглядеть? – с чисто исследовательским интересом спросила я и тут же бесхитростно пояснила: – Вы мне тоже за это время все нервные клетки убили с особой жестокостью.

Нар-Харз потер переносицу.

— У меня тут приятель, можно сказать, воскрес. Потому будем отмечать. Короче, боюсь, наши методы тебе не подойдут, Невилика!

По губам белохвостого расплылась самая развратная улыбочка.

Ну, еще бы они мне подошли! Знаю я такие «праздники»! Этим мужчинам лишь бы гулять, пить, да иметь ба… ну…

Так, Нэви! Академия влияет, и очень, но ты все же девушка благородного рода.

Сжала листы в руках и вскинула подбородок, одарив преподавателя, ну, очень неодобрительным взглядом и недовольно поджала губы.

— Насколько я поняла, эпопея с приворотом у нас почти подошла к концу. Если так, то у меня есть вопросы. И немало. Раз на вас нашло такое разговорчивое настроение…

— Я тебя внимательно слушаю. — Алинро с прищуром посмотрел на меня.

Слушает он меня… Леший, я тут, понимаешь ли, во время законного отдыха должна буду пахать, как три гнома, наткнувшихся на золотую жилу, а он развлекаться!

Так… Нэви, спокойствие и только спокойствие. Мавку, которая снова  заявляет о том, что это только наша еда, тоже затыкаем.

Дело! Есть дело, и о нем надо думать. А лис пусть идет лесом… полевок ловить!

— Вопросы важные, и требуют развернутого ответа… — со всей возможной серьезностью начала я.

И едва заметно выдохнула, переводя дух. Спасибо педагогам в пансионе, они воспитали, в том числе, и умение держать себя во время сложных бесед.

— Ты меня не на шутку интригуешь, мавочка. — Губы мужчины скривила усмешка, и он потянулся к одному из шкафчиков стола. Достал оттуда небольшую шкатулку и покрутил в руках. – Итак?

— Знаете, приворот многое объясняет. В том числе, и ваше поведение, — осторожно начала я, стараясь не краснеть под насмешливым взглядом блондина, который, несмотря на крайне двусмысленную ситуацию, явно ею не тяготился!

— О, да! – самодовольно заявил хвостатый гад, любовно разглядывая шкатулку и выводя на ее гладкой поверхности хитрые узоры.

— Вот только вести себя, как последний… — я проглотила нелестный эпитет, тем более черные глаза смотрели на меня с нешуточным интересом. – Некрасиво вы себя вели, вот.

— Согласен, — по-прежнему лучезарно улыбаясь, подтвердил сей прискорбный факт Нар-Харз. – Что-то новое поведаешь?

— Я толкую о том, что вербовали нового «агента» вы весьма специфическим методом. — Не в силах продолжать битву взглядов, в которой проигрывала с разгромным счетом, я опустила взгляд на свои руки и быстро и путано закончила. – Давили, шокировали и расшатывали нервную систему. Я желаю знать, зачем надо было так грубо, так топорно действовать? И не надо пытаться сваливать все на приворот! Вы так себя вели с первой секунды встречи в том коридоре! Да и после укуса… не верю, что вас это могло так скосить. Вас-то!

Вопрос был вполне резонным. Мой дед, который и помог мне сбежать, и договорился о месте в Академии, раньше много рассказывал. До того, как попал в опалу к императору, он активно  занимался политикой. И за бутылочкой хорошего вина временами рассказывал о прошлом. В том числе, и как можно играть на пристрастиях и вербовать себе новых людей. На чем ловить… и как себя при этом вести. Так вот, то, что творили Нар-Харзы, не укладывалось ни в одну схему! И даже логике не поддавалось.

И еще… Алинро — один из самых молодых, но влиятельных мужчин столицы. Ему нет и тридцати, но слухи в высшем свете столицы ходят вполне определенные. Не связываться.

Невиалин, кстати, это и влекло. Опасный. Она тогда хотела познакомиться поближе именно с младшим. Но… в полутемном бальном зале черный взгляд мало чем отличается от темно-зеленого. Как я заметила, кого-то из братьев она точно отловила, удалившись с ним в один из альковов.

Правда, поутру делилась впечатлениями со своими фрейлинами о том, как было с близнецами.

— Интересный вопрос… — Лицо мужчины было расслабленным, а шкатулка с тихим стуком легла на стол, и ухоженная рука расположилась сверху, на миг сжав пальцы. – Закономерный, я бы сказал. Хорошо, Невилика. Это все было продумано и выверено. Мы тебя заметили и выбрали, как только ты появилась в Академии. Но для этого задания нужна была психологическая устойчивость к давлению и… домогательствам. Поэтому даже мое помутнение рассудка сыграло на руку. И да, я доволен результатом! Месяцы кропотливой работы и корректирования событий не прошли даром.

— Так… это все вы?! Моя неуспеваемость даже там, где я ночами не спала и учила?! Где была уверена, что все получится?! Дисциплинарные нарушения, в которых я была не виновна, тоже ваших рук дело! Вы меня подставляли все это время?! Подводили под отчисление! Чтобы на момент вашего лестного предложения я была уже в шаге от краха?!

— Вот видишь, какая ты у меня умная. Рад! Я не ошибся в тебе, мавочка.

Я сидела, не отрываясь смотрела на спокойное лицо кицунэ, черные глаза которого сверкали самодовольством, и не могла определить природу чувства, бушевавшего в моей душе. Такой причудливый коктейль, смесь различных оттенков, от кисло-сладкой нотки невольного восхищения коварством замысла, до горького осадка. Я все же не сторонний наблюдатель, а жертва этого! И у меня язык не повернется назвать его замечательным, пусть даже и схема безупречно красива, и сработала практически идеально!

Ну да… валили меня те преподаватели, которые, судя по слухам, были что-то должны пронырливым лисам. Нар-Харзы умудрились за очень короткий срок организовать внутренний раскол в Академии. Плюс, ко мне придирались за то, что остальным спускалось.

Так вот откуда ноги росли… а вернее уши! Лисьи такие…

Полярный песец!

Я вообще-то ему не дворовая девка, я — княжна! Я получила должное воспитание, я вращалась в высшем свете. Да мне, между прочим, лорды кланялись и ручки целовали! И он меня по углам зажимал, подставлял и унижал!

— Какие низкие и беспринципные действия… — почти прошипела я, вспоминая все произошедшее.

И чем мне это аукнулось!

— Ну что вы, дорогая, можно и без комплиментов! Это лишь моя работа. – Нар-Харз открыто усмехнулся, беся меня еще больше.

— Замечательная у вас работа, — лучезарно улыбнулась я, от всей души рассчитывая, что это не выглядело оскалом.

Я ощущала себя рыбой, попавшей в сети, которую вытащили из воды и ласково рассказали, что попалась она вовсе не пару минут назад, а еще в верховьях речки. И в подробностях рассказывают, в подробностях!

Впрочем, как раз их мне и не хватало.

Мозаика стремительно складывалась, но некоторых деталей все же недоставало. Почему бы не обратиться за ответами к кицунэ, раз он сегодня столь любезен?

— Зачем вы все это делали?

— Невилика, не разочаровывайте меня. Я только-только уверовал в женский интеллект, а тут такие потрясения!

Я мрачно посмотрела на бессовестного хвостатого лиса, который получал подлинное удовольствие от раскрытия карт.

— Сама?

— Конечно. Ваши варианты, моя дорогая?

— Вы должны были быть уверенными в том, что я не выложу все вампиру при малейшем психологическом давлении. Поэтому вы и смоделировали мне ситуацию в стиле «хуже не бывает», а потом поиграли в прессинг. И судя по тому, что мы с вами сейчас беседуем, к несчастью, я прошла тест.

— Умничка, мавочка. Все же разум у тебя присутствует. Не зря я с детства верил в чудеса!

За похвалой кицунэ мне виделась просто тонна сарказма!

Хочется заманить и утопить. А потом задушить, прикопать и станцевать на могилке! И плевать, что так только жрицы Водяного в древности поступали! Ради этого лиса меня тянет возродить старые традиции!

— Домогательства зачем?

— Я же приворожен был.

— Ну да, ну да, — согласно покивала головой, не скрывая саркастической усмешки. — Может, раз начали говорить честно, то продолжите?

— Почему бы и нет? Ради разнообразия… — Он откинул крышку шкатулки и провел кончиком белоснежного острого когтя по листьям табака, которые чуть слышным шелестом отозвались на прикосновение. Мужчина перевел на меня острый, прямой взгляд и тихо спросил: – Невелика, ты же не думала, что вампир до отбытия в спальню тебе будет только ручки целовать? Так вот, заверяю, он может с этого и начнет, но точно не ограничится. И ты должна быть готова… к неожиданным вольностям.

Вспомнила то, что лис себе позволял под славным лозунгом: «Все во имя успеха операции», и покраснела от смущения и негодования.

— Поэтому вы с братом начали с наглядной демонстрации, тогда, в тайной комнате?

— Ну, это был экспромт. — Мне подарили еще одну обаятельную, но безмерно раздражающую меня улыбку. Лис положил наполовину набитую трубку на стол и, вытянув вперед руку, критически ее оглядел и поправил сбившийся манжет.

Педант, забери его Водяной!

Чрезвычайно ответственный и собранный тип, который также подходит к любому делу. Даже если это зажимание по углам невинной мавки, дабы выработать у нее иммунитет к подобным «заигрываниям»!

Ор-р-ригинальные у них с братом подходы!

— И последнее… зачем вы угрожали Грэгори?

— Меня неимоверно бесило то, что он рядом с тобой. — Алинро спокойно пожал плечами, щелкнув пальцами, зажег на кончиках когтей синеватые огоньки и раскурил трубку. Повел рукой, разгоняя синеватый флер дыма, и подался вперед. – Невилика, к сожалению, то, что все было спланировано, и то, что даже приворот сыграл мне на руку, не отменяет… его действия. Я тебя желаю, хочу быть рядом… и меня дико раздражают конкуренты на горизонте.

— Разумеется, сейчас про это все же стоит говорить в прошедшем времени, — торопливо добавила я, нервно сжимая пальцы на юбке.

— Мечтай, — хмыкнул лис, одаривая меня ироничным взором. – Я просто сейчас не вижу смысла играть. И соответственно, сдерживаю себя, а не даю волю, как это было раньше. Но, о своем мальчике и думать пока забудь, мавка. Видишь ли, я не люблю, когда пытаются наложить лапы на то, чем я сам не прочь воспользоваться. Меня это… не радует. Будем откровенны, меня это злит. А когда я зол… то несколько вспыльчив. И самую малость агрессивен. А поэтому честно посоветовал тебе держаться от пакостника подальше, ведь я могу и пойти навстречу своей жажде крови.

С-с-сволочь!

Какое счастье, что на самом деле я не влюблена в Грэгори, как это сказала в прошлый раз.

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *