Факультет интриг и пакостей 2. Охота на мавку

Факультет интриг и пакостей 2. Глава 4

Факультет интриг и пакостей 2. Глава 4
О креативном дизайне территории

 

Нар-Харзов у нас уважали и побаивались. Притом, в отличие от своего брата, Алинро крайне редко прибегал к силовым методам, он отнюдь не был слабее Шарриона. Как-то раз мы видели схватку близнецов… и в том тренировочном поединке ничья далась братьям потом и кровью.

Поэтому мы и не боялись сейчас. Нар-Харз внушал еще и спокойствие. Ну, в данный момент.

Хотя, надо признать, то, что преподаватель сменил любимую гамму одежд на черное, несколько меня нервировало.

Меня вообще все в этой ситуации нервировало! Особенно, сегодняшняя прогулка с Алинро. И ещё вопрос, что сделает со мной злой лис?

Усилием воли я заставила себя отвлечься и сосредоточиться на дороге. Ну или, например, ландшафтом можно полюбоваться, почему нет? Раз я все равно ничего не могу сделать.

Ландшафт «радовал» изобилием типажей и кардинальной сменой дизайна!

Вдоль аллейки в героических позах расположились статуи, которые недавно были на смотре у Нифигасей-Сибэля. Видимо, Фигас произвел на стражей такое же впечатление, как и на встретившихся с ним впервые пакостников. Неизгладимое.

Но, в отличие от нас, для стражей внешнего периметра Академии это умертвие было начальством! И судя по реакции гоблинов, Сибэль являлся наредкость злобным руководителем. Вообще, странно, что они, зная нрав Фигаса, так… расслабились.

Но сейчас вот… собрались, так сказать!

Больше всего меня поразило преображение боевых големов. Трепетные лани и нимфы еще недавно мирно держали кувшинчики и томно опирались на колонны. Короче, навевали романтически-возвышенные мысли. Теперь они потрясали озверелыми физиономиями, недвусмысленно рекомендующими убояться. А всяк, кто не впечатлился страхолюдными харями, мог полюбоваться на шипастые каменные дубины или огроменные двуручники, которые смотрелись особенно странно в ручках девушек-красавиц в коротких туниках, едва прикрывающих бедра и груди. В добавление ко всему, по оружию вились лозой цветочки, а на камне проступали узорчики из сердечек.

Короче, окончательно расстаться с остатками былой красоты големы так и не смогли!

При виде очередной композиции  студенты то и дело нервно хихикали.

Перед Алинро Нар-Харзом, окутанным голубым мертвенным светом, расступались ветви деревьев, а с дорожки торопливо отползали узловатые корни. Статуи с тихим скрипом крепче сжимали пальцы на своем странном оружии, на месте каменных глазниц загорались красные огоньки, а головы поворачивались нам вослед.

Деревья стонали на ветру, грозовой полумрак становился густым сумраком из-за тени крон. Свинцовую вышину прорезали вспышки молний, воздух был тяжелым и душным.

Не смотря на гротескную комедийность ситуации, смеяться уже не хотелось. Становилось жутко. Ведь со спины-то нас никто не прикрывал.

Кажущаяся расслабленность слетела с интриганов и пакостников, словно шелуха. Незаметно в центр группы перемещали тех, кто слабее и не в силах защититься. По краям и сзади шли самые боеспособные. Айли, которую ненавязчиво оттесняли в сторонку, лишь покачала головой и вытащила из прически палочки, которые почти сразу стали острыми и длинными шипами. Да, дриада была вооружена и прекрасна!

Я без вопросов встала, куда показали. Но пояс развязала и проверила, хорошо ли отцепляются гагаты от браслета. Если такой камушек кинуть в противника, то… будет весело. Кто сказал, что маленьким и скромным мавкам нечем защититься от агрессора?

Правда, кицунэ я ничего не могла противопоставить. Какая ирония, не правда ли? Если бы его сразу нужно было убить и спрятать труп – не вопрос! Все для этого есть!

Кроме решимости… Да и я никогда и никому не вредила, потому решиться было сложно.

Тем временем, Грэта сделала несколько шагов вперед, поравнявшись с преподавателем.

— Господин Нар-Харз, а можно вопрос? – Впитывая в ладонь ядовито-зеленый клубок чар и кокетливо поправляя рыжий локон, обаятельно улыбнулась ведьма.

— Да.

Немногословно и крайне отрывисто.

— А почему парк и его… художественное оформление претерпели настолько разительные перемены? – Пакостницу ничуть не смутил холодный прием.

— Деревья и все элементы декора – стражи внешнего периметра Академии, — ровно ответил Алинро, не сбавляя шага и не глядя по сторонам. Впрочем, такая целеустремленность не помешала ему подхватить за талию оступившуюся человеческую ведьму и заботливо сказать. – Будьте осторожнее, барышня.

Мавочная сущность встрепенулась и зло заявила: «Это моя еда!»

Я поаплодировала начинающемуся раздвоению личности. Невиалин рассказывала о таком. Поэтому можно радоваться! Мавка во мне не думает ни о чем, кроме удовольствий и энергии, то есть питания. И предпочитает это дело совмещать. Вторая, темная половина, так сказать.

Тем временем, Грэта с готовностью повисла на лисе и продолжила расспросы:

— Тогда почему они раньше выглядели по-другому?

— Потому что раньше над ними стоял некий тип с повышенным чувством прекрасного, — процедил лис, недовольно глядя на очередной гибрид пожеланий бывшего и настоящего руководителей стражей. – А теперь руководство сменилось, и в их мировоззрении появилось противоречие,  плод которого вы и можете наглядно видеть. — Он ткнул пальцем в очередную статую.

— А почему вы нас охраняете? Неужели стражи стали опасны?

— Стражи не опасны, вам не о чем волноваться. Просто было предположение, что студенты испугаются и ввяжутся в схватку, из которой им, разумеется, не выйти невредимыми. — Лис улыбнулся, с интересом глядя в декольте рыжей ведьмы.

Мне резко захотелось поправить свое… Там, между прочим, содержимое не хуже!

Поймав себя на таких мыслях, я неподдельно ужаснулась.

Не нужен мне никто! И лис не нужен, и его внимание тоже. Пусть даже питательное…

Жуть, какая жуть…

Мавочка, подло хихикая, заявила, что ничего и не жуть, а очень даже вкусный лис был. И нам он понравился.

Так! Вернусь, и приму двойную дозу зелья! Похоже, пробуждение сущности в разы обострило мои реакции. М-да, а я еще удивлялась, почему о мавках говорят: «Ветреные, ревнивые истерички». Потому как, раз вкусный, значит — наше, и делиться не будем. Но нет гарантии, что увлечение продлится долго.

Поэтому шли мы, шли…. И пересеклись на одной из дорожек с Нифигасей-Сибелем и толпой ребят с факультета Долга и Чести!

Умертвие было спокойное, как камень, лишь красные глаза зло сверкали, когда видели очередную скульптурную  композицию. Судя по всему, личный состав ждет новая головомойка.

Право, мне даже обидно, что я не смогу это увидеть!

Мы поравнялись с группой праведников, которые, как обычно, надменно смотрели куда-то вдаль. Правда, парням это ничуть не мешало коситься на наших ярких девушек. Праведницы были… ну, праведницы! Строгие, прилизанные прически, отсутствие косметики и украшений, платья в пол, серые, как и требовали их правила. Это у нас только фасон был оговорен регламентом, а вот цвета и аксессуары — нет. А там… жуть, короче!

На этот раз мы не обменялись «любезностями». Хотя, судя по нехорошим взглядам, которыми обменивались наши-продажные и они-честные, они очень сожалели о присутствии вышестоящих.

Довели нас до главного входа всех вместе, и уже там студенты Долга и Чести ушли в одну сторону, а мы, ведомые Нар-Харзом, в другую.

Когда почти все зашли в здание, я не удержалась и, обернувшись, увидела, как упырь скрылся в перелеске с рыком:

— Вечером общий сбор!

И тихий обреченный многоголосый стон пронесся над парком… Стало жалко личный состав умертвия!

Да, все же стремление угодить «и нашим, и вашим» не приводит ни к чему хорошему!

 

 

Занятие прошло хорошо. Настолько, что я прошла пересдачу! И Нар-Харз, просто-таки жутко кривясь, вывел мне на листе тройку с минусом. В зачетке, слава Водяному, ничего лишнего не поставил!

Когда мы шли на следующее занятие, я услышала диалог ребят с отделения интриг.

— …. Злобный, просто жутко! Раньше Нар-Харз гораздо спокойнее на все это реагировал. А тут при нем уже и девушку не ущипни, и вообще…

Ага, стало быть, это не только в отношении меня и Грэга проявляется? Фу-у-ух! А то с остальных сталось бы провести параллели и сделать вполне верные выводы. А нам этого не надо!

— Злобный, потому что его баба кинула, — авторитетно заявил тот самый сынок шишки из столицы. – Вот и отыгрывается.

— Откуда знаешь? – заинтересовались остальные.

— Я много чего знаю, — надменно хмыкнул лордик и, повернувшись ко мне, расплылся в многозначительной усмешке.

Я шарахнулась в сторону и торопливо отвела взгляд. Надо мне такое внимание? Нет!

На этом их разговор заглох, но, слава всему, интереса ко мне не прибавилось.

Все же хорошее это зелье. И мой голод притупляет, и глушит флер очарования, присущий любой зрелой мавке.

Кстати, крайне интересные сведения о сердечных разочарованиях лиса… И разговор точно не обо мне. Отчасти потому, что наша ситуация не подходит под определение «баба кинула».  Да и никто еще не знает, что я отказалась так вот сходу прыгнуть в постель к хвостатому песцу.

День пролетел стремительно, хоть я думала, будет иначе.

Сегодня я сдала все. Даже то, чего не знала. Судя по очень довольным или несколько потрепанным учителям, убеждали их поставить мне нормальные оценки примерно так же, как и секретариат — перевести меня к интриганам.

Становилось все более жутко. Ибо за все хорошее надо платить! В данном случае – лису. Притом, судя по его требованиям, только натурой.

Кстати, про полярного пушного зверька…

— Подкоряжная, в кабинет к куратору! – провыла висящая на стене голова лося.

Ы-ы-ы-ы-ы… — пессимистично откликнулся мой внутренний голос.

Айлири проводила меня сочувственным взглядом.

 

Я шла и почти не чувствовала ног. Я шла, и мне не хватало дыхания.

Я шла…

Пустынные коридоры. Мрамор плит отзывается эхом на звуки моих шагов, холод окружающего камня и порывы ветра пробирались под тонкую ткань, обжигали кожу. Так холодно мне не было даже в объятиях Ильсора. И так страшно тоже.

Пробудившаяся сущность вновь затаилась где-то на дне души, и не казала острого носа. Хотя, наверное, в этот момент я была бы ей рада.

Ведь влечение и симпатию, в отличие от ужаса, можно контролировать.

Но, к сожалению, в этот момент со мной был лишь разум. Который, сволочь, оказался просто редкостным паникером! Метался, включаться категорически не хотел, и вопил, что целыми и невредимыми мы из кабинета Нар-Харза не выйдем.

Коридор, лестница, прохладные деревянные перила, цветные витражи на стрельчатых окнах. Академия красивая. Не представляю, сколько денег в нее вложено.

Да-да, так я и топала. Размышляла, о чем угодно, кроме того, что ждало меня за ближайшим поворотом.

Надо признать, это был просто оборот речи… Но оказалось, и правда, за поворотом.

Лис стоял в пустынном коридоре возле распахнутых створок с памятной трубкой в руках и задумчиво смотрел на столицу, лежащую к северу от Академии. Несколько мгновений словно превратились в тягучую вечность.

Он все еще не отводил взора от панорамы, а я… я впервые увидела его иным.

Наверное, мужчина очень далеко ушел в своих мыслях, потому и не услышал моих шагов. По губам лиса бродила легкая, теплая улыбка, а лицо разгладилось, становясь моложе и мягче. Оказалось, что когда не хмурится и не злится, Нар-Харз вовсе не такой ужасный.

Судя по всему, думал он о чем-то очень приятном. Или о ком-то…

Мужчина вскинул руку и, подцепив цепочку, вытащил из-за ворота медальон. Открыл и несколько секунд любовался на миниатюру в нем. После кинул все тот же мечтательный взгляд на город.

Я мигом вспомнила про то, что его «баба кинула»!

Но… надо бы заявить о своем присутствии?

Не успела я выразительно откашляться, как из соседнего коридора вышел Шаррион, опершись о стену, пристально посмотрел на брата и тихо спросил:

— Соскучился?

— Да… – не глядя на близнеца медленно кивнул Алинро. – Знаешь, даже странно. Не думал, что обуза может стать настолько дорогим существом.

— Ты всего два дня назад был у Арьяни. Удивляешь!

— Ничего удивительного. — Светловолосый интриган пожал плечами. – Раньше ведь почти каждый день возвращался к ней. Не успевал затосковать.

А я… стояла, смотрела и чувствовала, как внутри так «цар-р-рап». Поскорее запихнула мавочную ревность на тему: «Это наша еда, и вообще он весь наш, пока мы не передумали!» — куда подальше. Стоило убрать инстинкты, как мы со здравым смыслом дружно похлопали в ладошки и подавили желание сплясать! Ура-ура!

Может, меня пронесет, и мы сочтемся на другой валюте? Без натуры…

Я громко, радостно вздохнула. Оба лиса дернулись и повернулись ко мне.

Но если черные глаза Алинро в первый момент вспыхнули удивлением, то Шаррион прятал в зеленом взоре довольные искорки. Похоже,  отличие от задумавшегося младшего, он знал о моем присутствии.

Но изумление, которое владело Алином, почти сразу прошло, уступив место недовольству и раздражению. Он быстро убрал медальон обратно и даже пуговицы рубашки наглухо застегнул.

— Добрый вечер, Подкоряжная.

— Здравствуйте. — Я преодолела последние  ступеньки и остановилась в нескольких метрах от близнецов, потупив взор и добропорядочно сложив ручки.

А еще почему-то показалось, что надо определенным образом изогнуть спинку и плечи расправить… Сделала. Подняла взгляд и увидела — оба лиса с искренним интересом рассматривают мою фигуру. Еще две секунды у меня ушло на то, чтобы осознать: от недавней смены позы эта самая фигура каким-то невероятным образом предстала в наиболее выгодном ракурсе.

Где-то внутри пакостно хихикала мавочная сущность.

Леший!!!

Неужели это все потому, что наша, типа, еда уплывает из сетей? Жуть…

Соблазнительница вновь скрылась в глубинах сознания, и я смогла насладиться очередными воплями мозга о том, как все плохо. Он услужливо напомнил о первой встрече с братцами лисами и спросил, а сильно ли мне надо внимание еще и старшего? А то на грудь он сморит с явным интересом!

Про черную бездну взгляда младшего, наверное, можно и не упоминать.

Разумной мне резко захотелось развернуться и драпануть туда, откуда пришла. А лучше, еще дальше!

— Пожалуй, я вас оставлю, — весело сказал Шаррион и, махнув рукой, стремительно пошел дальше.

Я подавила в себе желание броситься за ним, или хотя бы попросить не оставлять меня тут одну!

Но… преподаватель боевых искусств кинул меня на растерзание дипломированному махинатору и был доволен сим сомнительным подвигом.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *