Факультет интриг и пакостей 2. Охота на мавку

Факультет интриг и пакостей 2. Глава 3

Факультет интриг и пакостей 2. Глава 3
Страшные сказки о прекрасной любви

 

 

Утро уже несколько минут пыталось до меня достучаться. Не по-осеннему жаркое солнце, щекотало ресницы, нагревало одеяло и даже гремело чем-то в комнате и злобно пыхтело. Полминуты до спрятавшейся под подушкой меня доходило, что последние два пункта – это явно не светило! Да, я вообще мыслила как-то очень медленно.

Попытка сесть обернулась болью во всех мышцах. Глаза резал яркий свет, и повторно накрыв голову подушкой, умирающим тоном взмолилась.

— Задерни шторки, а?

Раздались громкие шаги по направлению к окну, потом резкое, отрывистое движение ткани и визгливый скрежет колец по карнизу. Далее дробный топот маленьких ног в мою сторону, и, приподняв мою подушку, с которой я по-прежнему не расставалась, злая дриада рыкнула:

— Проснулась, негодница?!

— Э… да, — с некоторой опаской ответила я, глядя в злющие зеленые глаза Айлири.

— Молодец! – каким-то слишком зловещим тоном одобрила этот прогресс подруга. А потом началось…

— Ты, мавка, болотная…. – судя по всему, на этом месте следовали неприличные характеристики, но Айли их мужественно проглотила. Правда продолжила разнос с не менее резкими выражениями. — Невилика, ты хоть представляешь, как ты меня испугала?! Ты вчера ушла купаться и, зная мавочную любовь к воде, я часа два не поднимала панику. Еще через час стала не на шутку волноваться! Пятнадцать минут, отмеренные мною до момента: «С воплями несусь за помощью», были самыми длинными в жизни! И вот, практически на исходе этих нескончаемых минут, когда я от волнения уже почти тряслась, ты вываливаешься над кроватью из какого-то странного портала! Притом, бледная, слабая и пустая магически, да еще и в чувство тебя привести не возможно! Да вообрази, как я себя чувствовала всю эту ночь!

— Айли… — растерянно пробормотала я, комкая в руках подушку и отводя взгляд. – Я просто не знала, что так получится.

Ведь и правда, ничего не знала…

Не знала, что меня отловит Дверуна, и не могла отказаться от приглашения Главы Ассамблеи. А потом… не говорить же Ильсору: «Раньше встанешь – раньше выйдешь, поэтому давай приступим, противный»?

Да и, надо признать, у меня в тот момент, не было каких-либо посторонних мыслей и желаний, кроме жгучего любопытства.

Нервно скомкала угол наволочки, мучительно размышляя над тем, как же рассказать все Айлири.

Дриада тяжело вздохнула и отобрала у меня подушку. Плюхнулась на свою кровать и, мрачно глядя на меня из-под светлой челки, заявила:

— Рассказывай, куда ты еще вляпалась?!

— Как бы тебе объяснить… и с чего бы начать…

— Подозреваю, дело не в лисе, верно? – решила прийти мне на помощь Айли, вопросительно изогнув изящную золотистую бровку.

— Вчера я не встречалась с Нар-Харзом, — согласно кивнула я и подтащила поближе одеяло. Теперь можно было обнимать и тискать его, вместо подушки. Мне почему-то очень хотелось занять чем-то руки.

— Сколько ценной информации! Просто-таки неимоверно огромный пласт, и мне мигом стало все понятно! – едко пропела девушка, и, вытянув руку вперед, полюбовалась красивым маникюром. Мне стало жутко. Насколько я знала Айли – если она пытается на что-то отвлечься, то все плохо.

Сделала глубокий вдох и стала вещать истину в массы!

— Я встречалась с Главой привидений Академии. Ильсор пообещал мне защиту от лиса, и вообще по жизни, если я буду делиться с ним силой. Пока больше ничего не требует.

Судя по круглым глазам и упавшей на пол несчастной подушке – истина вызвала самые противоречивые эмоции!

— ЧТО?! Мавка, да ты у меня совсем без мозгов?!

О-у, все же не противоречивые, а вполне однозначные…

— Ну, как бы… – смутилась я. – Понимаешь…если бы я ему это не пообещала, меня бы еще той ночью, в Призрачной Башне, сожрали его верные подданные.

Я предпочла умолчать о том, что отпустили меня за другое, и это самое еще предстоит добывать. Потому как было стойкое ощущение — еще немного, и меня медленно задушат за дурость.

Дурость, не дурость… а вариантов у меня не было! Я могу только  лавировать между разными кликами в подводных течениях Академии, и надеяться, что удастся найти слабые места мужчин.

— Невиличка… — Дриада потерла виски, и устало посмотрела на меня. – Ты просто тридцать три несчастья, а не девушка! Как тебя угораздило попасться в призрачные, но крайне цепкие лапы Главы СБ внутреннего периметра Академии?! Да этот Ильсор — последний извращенец, судя по слухам! Мало Нар-Харза было?!

— В смысле, извращенец? – похолодев, осторожно спросила я, вспоминая как предупреждения нави и Дверуны, так и поведение этого некрофила-наоборот. Живофила? Биофила? В любом случае, это просто б-р-р-р! И в прямом смысле тоже, ведь от его прикосновений холодно на грани забвения…

— Неви! Ты уши в трубочку свернула сразу по приходу в наше заведение и ни разу их не разворачивала,?! Почему почти все важное– прошло мимо них?!

— Айли, я, между прочим, училась все это время! – несколько вспылила я. – Помнишь, сколько раз ты будила меня под утро, вытаскивала из-за стола и конспектов и отправляла хоть на пару часов в постель?! Если ты помнишь, мне помогли лишь сюда поступить, а вот от вылета никто не страховал! Поэтому — да, я не обращала внимания на глупые слухи, которые ходят между студентками и сразу уходила из компаний, как только начинали рассказывать бесполезные страшные сказки.

— Не кричи, — вздохнула Айлири и, потеребив рукав, неохотно сказала: – Нэви, извини, я не должна была говорить в таком тоне. Просто… я и правда очень-очень перепугалась. После ритуала в этой Академии ты для меня — самое дорогое и близкое существо. Потому и разозлилась.

— Ничего…

— Отлично. А потому, давай, собирайся. Нам на занятия. А в это время, дорогая моя мавка, я немного порассказываю тебе страшных сказок о девах и привидениях. Глядишь, поймешь, куда ты вляпалась. Твой благодетель, может, и кристально прозрачен, но отнюдь не честен и совсем не безобиден!

Я со стоном сползла с постели и, шатаясь, потопала к шкафу. Достала оттуда первое попавшееся платье, затем комплект белья и кинула все это на постель.

Айлири прошла к комоду, вытащила большой заварной чайничек из обожженной глины, безо всякой росписи. Дриада покопалась в одном из шкафчиков и выудила небольшую коробочку из черного дерева. В таких Айлири хранила одно из главных своих богатств – чай. Следом из бархатного мешочка была извлечена деревянная же ложка и часть ароматных листьев пересыпана в чайник, который тут же наполнили горячей водой и торопливо накрыли крышечкой.

— С чего бы начать, дорогая подруга?.. Наверное, страшилками злоупотреблять не стоит, ведь судя по текущему состоянию, ты уже и на практике с ними познакомилась. — Айлири задумчиво водила кончиками пальцев по глиняному боку чайника и не отрывала взгляда от проступающих на нем темных узоров. — Значит,  сказка будет в кратком пересказе. Итак, водится у нас тут привидение, могучее и жуть какое прекрасное. Во всяком случае, обманные песни для невинных простушек поет просто замечательно. Сразу не убивает. Играется некоторое время. Дева же слабеет, часто лишается магических сил, а если прекрасный и таинственный жутик переусердствовал и слишком много жизненной энергии хватанул…. то его жертва умирает. Ничего не напоминает, моя дорогая?

Мои руки, держащие темно-бордовое платье дрогнули.

Напоминает, конечно. И пугает, если честно. Может, лису сразу сдаться, а? Он хотя бы точно живой оставит… Так, что за упаднические настроения?! Надо всего лишь отловить Ильсора и стрясти с него дополнение к нашему договору. О том, что дева в моем лице останется живой после нашего, несомненно плодотворного и взаимовыгодного, сотрудничества …

— Сказка замечательная… — согласилась я, натягивая наряд и застегивая маленькие круглые пуговки. – А теперь расскажи мне, как это выглядело, если отмести слухи. То есть, я хочу услышать голые факты.

Разумеется, я не пыталась оправдать призрака, ведь он сам рассказывал нечто подобное. Но… молодые девушки имеют свойство пытаться окутать любое таинственное происшествие мистическим флером. А значит, если я хочу увидеть хотя бы смутные очертания истины, то было бы неплохо развеять туман недомолвок и сплетен, что ее окружают.

— Факты… — Дриада задумалась и потянулась к небольшим пиалам, привезенным из родного леса. К чаепитиям девушка подходила крайне ответственно и особо любимые сорта наливала лишь в достойные их чаши.

— Да-да!

— Ну, на деле, если убрать слухи о загадочном незнакомце, то мы имеем лишь ухудшение здоровья, рассеянность и опустошение магического резерва. Все.

— Вот. — Я улыбнулась  и, покопавшись в накладных кружевных воротничках, извлекла неширокую полоску с самым простым узором, который немного облагораживал речной жемчуг. На шее обосновалась подвеска с агатом, который должен скрыть состояние моей ауры. Нечего всем и каждому знать, что я почти пуста, и, соответственно, задаваться вопросами, куда делся резерв скромной мавки. На запястье защелкнулся серебряный браслет с гагатами. Просто для красоты.

— Приготовления внушают уважение. — Айлири потерла висок, приподняла крышку чайничка и глубоко вдохнула аромат трав. Довольно кивнула и, ухватив его, начала наливать напиток длинной, тонкой струйкой.

— Просто не хочу лишних вопросов. — Я подошла ближе и сунула нос под руку подруге. – Какой чай заварила?

— Кыш, — рассмеялась дриада. – А пить станем «Бодрое утро».

— Название воодушевляет, — хихикнула я в ответ и уже серьезнее добавила: – Айли, не переживай. Все будет хорошо. Какое-то время уж точно.

— Ты меня несказанно обнадежила и обрадовала, — хмыкнула Айлири, проводя тонкими пальцами по краю пиалы. Передала ее мне и закончила: — Я поняла тебя, Нэви. И не буду вмешиваться. Но знай, если ситуация выйдет из-под контроля, то я всегда рядом.

— Спасибо, дорогая. — Растроганно взглянула на блондинку, грея все еще холодные пальцы о пиалу. – Ты не представляешь, что это для меня значит. На кого-то надеяться… кому-то безоглядно верить.

— Почему же не представляю? — Айли грустно посмотрела на меня. – Очень даже представляю.

Дальше мы молчали. В тишине допивали бодрящий напиток, и я ощущала странное, почти трепетное чувство. Казалось, дунь – пропадет. Доверие?

 

 

 

Через пятнадцать минут мы с Айлири подхватили сумки с учебными материалами и неторопливо вышли за дверь, спустились в холл и замерли, так как перед открытыми наружными створками толпился народ.

В первый миг меня охватили дурные предчувствия — появился новый труп. Слава Водяному, это оказалось не так.

Но когда мы протолкались вперед и выглянули на улицу, у меня натурально отвисла челюсть!

Раньше от общежития к Академии вела широкая светлая аллея, состоящая из вековых исполинов, которые прямыми гордыми силуэтами вздымались к небу. Сразу за ними начинался большой парк с многочисленными беседками, красивыми дорожками, статуями и прочей прелестью облагороженного и ухоженного кусочка природы. Мелодично пели птицы, стрекотали кузнечики и цикады.

Сейчас… Сейчас я квадратными от удивления глазами смотрела на дремучий темный лес с кривыми черными деревьями, на стволах которых в складках коры угадывались искаженные злобой лица. В лесу периодически что-то стонало и плакало, над кронами то и дело взмывали стаи ворон и с противным карканьем носились над этим ожившим кошмаром. Особенно показательно и страшно было, когда над одним из мест вся стая замолчала, потом остановилась в полете и осыпалась вниз.

Тучи низко нависали над словно проклятым парком, в свинцовой вышине то и дело сверкали молнии.

Добавляя сюрреализма картинке, где-то в ближайшем перелеске носилась жутко довольная навь с восклицаниями:

— Я летаю, я в раю! Солнца нет, радости нет, счастья нет! Крики, стоны… а скоро еще и бо-о-о-оль! Ну, пожалуйста-пожалуйста!!!

На несчастных студентов все это произвело просто неизгладимое впечатление!

— Мама… — простонал кто-то из студенток.

— Папа… — прошептал субтильный парень с крайне надменным лицом – судя по слухам, сынок какой-то жутко крутой столичной шишки.

— Дедушка… — решил подхватить кто-то.

— Молчать! – рявкнул одинокий отважный герой, в котором я с опозданием признала памятного тролля, не одобряющего утренние концерты в исполнении Грэга. – Родственники вам не помогут, салаги!

— Верно, — улыбаясь,  сказал вышедший вперед и вставший плечом к плечу с троллем Грэгори. — Итак… У нас трудности, господа интриганы и пакостники!

— Что это такое? – не выдержала я, ткнув пальцем в лесное безобразие.

— Судя по всему, личный состав господина Сибэля принял к сведению пожелания начальства, — прошептала мне на ухо Айлири. – И поспешил их исполнить.

— Я все понимаю, но надо же было как-то без фанатизма! – возмутилась я, нервно перебирая переплетение своего волшебного пояска.

— Кажется, упырь произвел на стражей неизгладимое впечатление…

— На тебя тоже? – не удержалась от ехидства я, вспоминая восхищенные взгляды подруги на умертвие и агитацию остальных студенток за покойников в качестве поклонников.

— А я и не отрицаю, — с достоинством ответила дриада.

— Жуть какая, — честно сообщила я свое мнение по поводу происходящего.

Меня одарили неприязненным взглядом и передернули изящными плечиками.

Тем временем, товарищи по факультету и общаге соответственно уже  вышли из состояния шока и пытались придумать план, как добраться до места учебы без особых потерь. Допустимыми считали процентов двадцать. Как сказал тролль – наступает пора естественного отбора. Не знаю, как остальным, а мне было страшноватенько! И еще более кошмарно стало, когда ребята потянулись в общагу и вышли оттуда вооруженными буквально до зубов. Во всяком случае, лицезреть, как орки с тяжкими вздохами одевают запасную крайне клыкастую стальную челюсть, было жутко! Демоны, перекинувшись, разминали крылья и заботливо прилаживали на шипы медные наконечники. Тролли просто вышли с дубинами. Зато какими!!!

Видя такое вооружение, я поддалась общему безумию, отвязала свой поясок и достала из прически длинную иглу с хитрым парализующим ядом, который выступал на кончике, стоило сжать головку шпильки.

Рядом с нами встал Грэгори и, обняв за плечи, притянул к себе и тихо сказал:

— Держитесь поближе ко мне, ладно?

— Хорошо, — кивнула я и, с беспокойством заглянув в темные глаза пакостника, спросила: — Как ты?

— Уже гораздо лучше, — ответил с улыбкой он и подмигнул. – Хотя я до сих пор теряюсь под бархатным карим взглядом твоих восхитительных глаз!

— Шутник, — буркнула я, хотя почти физически ощущала, как разжимается тяжелая длань тревоги на сердце. Наверное, лишь сейчас я поняла,  насколько меня это беспокоило.

Слава всему, воздействие ослабевает, и Грэг уже адекватен! Но… со времени покусания кицунэ прошло далеко не два дня! А он… по-прежнему пылает неестественной страстью. Почему?!

Сбивая меня с мысли, по спине скользнула чья-то наглая лапа, а в волосы уткнулся не менее наглый нос.

— Грэг!!!

— Ой, прости… не удержался. — Пакостник торопливо чмокнул меня в щеку, а после… притянул к себе и, вскинув руку к небу, гаркнул. – Ребята, а у меня хорошая новость! Моя дорогая сладурка меня простила! Виват мне!

Кто?! Сладурка?! Это сладкая дурочка, что ли? Ну, держись, поганец!!!

— Ура-ура-ура! – поддержали парня остальные студенты, пока я всеми силами старалась переварить эту новость и не прибить приятеля за такое поведение.

Покосившись на остальных интриганов и пакостников, я неосознанно прижалась ближе к Грэгори.

Парни скользили по мне масляными взглядами в поисках того, что привлекло Грэга. Девушки, судя по их взорам,  мысленно выщипывали мне волосы. Надо признать, в этот моментя думала — хуже быть уже не может.

Но я была не права. Внутренний оптимист, радостно заверяющий, что вполне может, вновь оказался прав!

Над толпой раздался низкий, холодный и крайне злой голос.

— Господа студенты, я, разумеется, очень рад, что даже в такой ситуации вы уделяете время личной жизни. Но все же попрошу вас отвлечься от этого, и проследовать за мной в Академию.

Толпа медленно расступилась, и я едва не упала, устояв на дрожащих ногах только благодаря обнимающему меня пакостнику. Неподалеку от леса стоял Алинро Нар-Харз с сидящей у его ног навью и сверлил меня таким взглядом, что озноб пробирал.

Я невольно дернулась, желая отстраниться от Грэгори, но его рука, до этого расслабленно лежащая на моей талии, вдруг стала стальной, не пуская меня. Пакостник наклонился, касаясь губами моего виска в демонстративно нежном поцелуе, и тихо шепнул:

— Не давай слабины, Невиличка. Он хищник. Страх чует. Если ты ослабеешь, он станет ломать и подминать под себя. Все, что мы сейчас можем – не дрогнуть.

А я… я стояла, не в силах отвести взгляда от яростных черных глаз, где радужка стремительно поглощала белок, и вспоминала. Как наяву, видела циничную усмешку и слышала хлесткие слова. Помнила, его слова:

«И да, думать забудь про своего трубадура. Даже не смотри в его сторону! Разумеется, если хочешь, чтобы его ничто плохое не коснулось».

Мамочки! Я еще раз дернулась, но меня снова не пустили. Увидев понимающую усмешку лиса, и то, как по короткому клинку скользнула сильная ладонь, я повернулась к Грэгори и, обхватив его лицо руками, торопливо зашептала:

— Тебе нельзя так себя вести! Он же ненормален сейчас. Он считает меня добычей! И открыто говорил, что ничего хорошего не случится, если мы будем вместе.

Парень только обнял меня крепче, прижимая голову к плечу и вынуждая уткнуться носом в его шею. Пах он приятно и по-мужски. Полынью и едва уловимыми нотками сандала.

— Невилика, он ничего мне не сделает. Не бойся. Помнишь, я упоминал о своем покровителе? Кицунэ может сколько угодно щерить зубы и хлестать хвостами, но он бессилен. Правда, еще не знает об этом.

Пристально посмотрела на пакостника и вновь заметила то, что он обычно не показывал. Это не мальчик. И даже не юноша. Вот мне интересно, даже при наличии покровителя, зачем нарываться на неприятности с лисом. Тем более, если этот самый лис еще не знает о том, что устранять пакостника крайне нежелательно…

Не сходится, дорогой мой Грэгори. Не сходится…

Стало быть, что? Стало быть, «сладурка» явно не оговорка! А таковой меня и мнят.

— А кто твой покровитель? – спросила я, все еще ощущая на себе взгляд Алинро.

— Твой доброжелатель. — Пакостник тихо рассмеялся. – Тайна, мавочка, сама же понимаешь…

— Да, — вздохнула я и, собрав силу воли, отстранилась и повернулась к Нар-Харзу.

Тонкие губы лиса исказила многообещающая усмешка, он порывисто развернулся и пошел к лесу.

— Советую не отставать.

Навь поднялась, потянулась, прогнувшись в спине, и проворковала:

— Отставайте, сладкие мои, отставайте… Без преподавателя не известно, что с вами может случиться!

Я мигом вспомнила про ее высказывание о «тортиках на ножках» и укоризненно посмотрела на красноглазую. Она подмигнула в ответ и, развернувшись, неспешно потрусила за темной фигурой Нар-Харза. Белые волосы и хвост даже смотрелись как-то чуждо. Студенты на подгибающихся ногах двинулись за ними.

А я, глядя на навь и лиса, в очередной раз задалась вопросом на кого же конкретно она работает?!

Сибэль, Ильсор, Алинро…?!

Я удивляюсь тому, что эта многопрофильная мадам не преподает у нас какой-ибудь предмет. Например «как всем угодить и ничего плохого за это не получить»!

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *