Факультет интриг и пакостей 1. Три флакона авантюры

Факультет интриг и пакостей 1. Глава 9

 Факультет интриг и пакостей 1. Глава 9

Тест с гарниром из шантажа

 

—  Паки, паки… Иже херувимы!

Ваше сиятельство, смилуйтесь!

Между прочим, Вы меня не так поняли…

Языками не владею, Ваше благородие!

(Х/ф «Иван Васильевич меняет профессию»)

 

…Из склепа мы вылезли изрядно подавленные и привычно разбрелись в разные стороны, чтобы успеть до следующей пары хотя бы относительно привести в порядок пострадавшие психику или здоровье. Часть народа вообще прямиком двинула в лазарет, где ожидали визита несчастных студентов не менее несчастные лекари,  привыкшие к тому, что после боевки у их дверей собираются очереди.  Причем у неврологов очереди были традиционно самые длинные…

Рыдания самых морально неустойчивых затихли вдали, а мы с Айлири и Грэгом переглянулись и неспешно пошли в противоположную сторону.

Некоторое время мы шагали в молчании, а потом Айлири глубокомысленно добавила:

—  Все же какой интересный тип!

—  Кто?! – дружно выдали мы с Грэгом.

—  Как кто? Упырь! —  потрясла нас такой откровенностью дриада.

Мы с пакостником даже не нашлись, что возразить!

Айлири встряхнула светлой головкой и со свойственной ей легкостью переключаясь на другую тему:

—  Нэви! —  вдруг воскликнула она. —  Кстати, у нас сегодня предмет Алинро Нар-Харза, так что будь восхитительна и сногсшибательна! —  Девушка окинула меня придирчивым, взглядом, особое внимание уделив моей кислой физиономии, а после со вздохом дополнила:   —  Ну, или, хотя бы, по возможности, мила и очаровательна…

—  Постараюсь! —  Я с неприкрытой иронией склонила голову в ответ, прижав ладонь к ключицам.

—  Молодец… —  кисло одобрила мой порыв дриада, а потом грустно спросила: —  А что у тебя еще в расписании? Кстати, ты же теперь интриганка и общих предметов у нас не так-то много. Тебе уже выдали новое расписание или это сделают только накануне следующего семестра, с которого и переводят?

—  Пока ничего не давали, —  улыбнулась я. – Лишь одарили ценными сведениями о том, кто будет моим куратором. А касаемо следующей пары…

Я покопалась в сумке и выудила из одного учебника лист дорогой бумаги с гербом Академии наверху документа. На гербе на полях разного цвета были изображены черный пятихвостый лис, василиск, свернувшийся кольцами, а над ними распахнула крылья северная сова.

Ниже шла как общая информация, так и расписание, разбитое по дням недели.—  Так-с… —  протянула я, выделяя взглядом нужные строчки. – Сейчас будет «Теория интриганства», потом —  «История Риотской империи», а далее —  «Интриги, обман и махинации» с господином Нар-Харзом!

Тут я замерла, с ужасом глядя на колонку, датированную завтрашним днем, и пролепетала, приходя в ужас от одной из строчек:

– Завтра «Боевая подготовка»!

—  С Шарионом Нар-Харзом… – дружно простонали мы, потрясенные педагогическим подходом северного лиса.

—  Может все будет не так страшно? – дриада честно попыталась быть оптимисткой.

Грэгори лишь одарил ее скептическим взглядом, и я была с ним солидарна.

Если бы я недавно не попала в очень неоднозначную ситуацию с братцами-лисами, то я бы тоже питала такие надежды! Но сейчас… Я совершенно не знаю, как все может повернуться. А надеяться на лучшее, наверное,  в моей ситуации все же глупо.

Разве что самой создать себе все условия, для благоприятного исхода… А для этого, надо лишь конфиденциально переговорить с кем-то из Нар-Харзов. Но с кем?! Старшего я просто боюсь! Он еще тогда неизвестно что бы сотворил, если бы интриган ему позволил. А младший… Мне очень не понравился наш с ним последний разговор! И дело не только в том, что он меня узнал. Да и… Я не позволила ему договорить тогда имя. Может он думал, я – это княжна? Мы с сестрой похожи, все же отец у нас один.

Некогда один князь увлекся супругой вассала, сестрой своей жены. Итогом стала я, которую муж матери признал своим ребенком. Но кровь-то все равно княжеская, и я смогла бы принять фамильный дар, если он по какой-то причине отвергнет кузину. А именно это и случилось. Кузина… Фактически —  сводная сестра, но я так долго не знала ни о чем, что мысленно называю ее по-прежнему, хотя теперь и известна правда.

Поэтому… Нар-Харз вполне мог перепутать Невиаю и Невиалин! Да еще на светских приемах, как княжна, так и ее фрейлины закрывали лица легкими вуалями. Невиалин сбежала после того, как дар, предназначавшийся официальной наследнице князя, достался мне.

Я поежилась, но усилием воли заставила себя не думать о последствиях. Лис пока имеет на меня свои планы, и не станет сдавать многочисленным родственничкам, которые уже наточили ритуальные кинжальчики! А потому, стоит подумать о насущном… Например, о том, что он явно интересовался мной, как женщиной. А я не хочу, не желаю, да я просто боюсь оставаться наедине с Алинро нар-Харзом! И, если говорить совсем уж откровенно, я даже в одном помещении с ним не особо желаю находиться. Но кто же меня спрашивает? Уж точно не табель расписания! Зачетка так вообще настаивает на свидании с ручкой препода.

Так как  «хвост», у нас дорогая Невилика… Висяк! И это, однако, не очень хорошо. Потому что, как показывает практика, знаний в твоей темной головушке не особенно много. А еще опыт подсказывает  —  мужчины на пути к своей цели используют все средства, которые есть в их руках. И последнее, что волнует этих властных мерзавцев – мнение девушек. Спасибо, я уже один раз бегала по этому лезвию, больше не хочется! Еще и те раны не зажили…

Пока я плавала в невеселых размышлениях, мы подошли к дверям аудитории, и Айлири, не подозревая о том, какую услугу мне оказывает,  открыла их и затащила меня внутрь помещения. Боюсь, сама бы я зашла на подгибающихся ногах… Потому как вспомнила еще кое-что. Я вчера была настолько перепугана и ошарашена, что забыла намазаться и выпить всю ту гадость, которую мне вручил кицунэ! В голове, эхом прозвучали его угрозы. Если я не буду заниматься этим сама, то лис поможет… И мне это не понравится!

Меня затопила паника и желание развернуться и драпануть куда подальше. Но в этот момент, стоящий у окон преподаватель развернулся и, окинув нас с Айли недовольным взглядом, вкрадчиво поинтересовался:

—  Девы не могут определиться с местом дислокации? Вас проводить, стульчик отодвинуть, вещи из сумочек выложить или сами справитесь?

—  С-с-сами! —  «бодро» простучала зубами я. – Не стоит беспокоиться, учитель Нар-Харз!

—  Я восхищен вашей самостоятельностью! —  серьезно ответил мужчина и развернулся обратно к окну, подставляя белоснежную кожу утренним лучам солнца.

Мы с дриадой решили не раздражать преподавателя и метнулись на первые попавшиеся свободные места, здраво решив не пробираться на привычную галерку.

Нар-Харз, поправил рукав белой преподавательской формы и плавно развернулся к нам, обводя аудиторию медленным, внимательным взглядом. Под ним, все мигом вспоминали, где они находятся, что обязаны делать, и разговоры как-то сами собой затихали.

—  Все в сборе… —  спустя десяток секунд резюмировал кицунэ. – Невиданно! Все же сессия творит чудеса. В пустых головах появляются знания,  иногда еще и инстинкт самосохранения… А еще подобие хороших манер и воспитания. Молодцы!

Я опустила голову, стараясь скрыть гримасу. Как же оба близнеца любят иронизировать на занятиях, а?!  И притом так … едко. На мой взгляд, это —  непрофессионально! Но это непрофессионально где угодно, кроме факультета интриг и пакостей. Мы должны быть морально устойчивы к внешним раздражителям… А после таких педагогов нам вообще ничего не страшно.

—  Ну, дорогие мои студенты… Готовы ли вы к зачету, предшествующему экзамену? Извлечены ли бесценные знания по обману и махинациям из под завалов ненужной информации в ваших головушках? Готовы ли вы к подвигам и свершениям на этом поприще? – пафосно вопросил господин Нар-Харз, с отчетливой издевкой в мягком голосе.

—  Да… —  вразнобой и несчастно пронеслось по аудитории.

—  Отлично! – порадовался за нас препод и щелкнул пальцами со словами: —  Тогда доставайте ваши письменные принадлежности, господа интриганы и пакостники!

Перед нами медленно появились длинные узкие листы с заданиями, а над доской около лиса замигало табло и высветилось время.

Кицунэ прислонился бедром к столу, скрестил руки на груди и, взмахнув пушистым хвостом, ласково посоветовал:

—  Приступайте, ребятки!

Ну, мы и приступили…

Я с печалью осмотрела свой вариант и, притянув поближе чистый листик, начала писать все, что я помню по этой теме. Было не густо, но на тройку я оптимистично рассчитывала… Примерно на середине отпущенного нам щедрым лисом времени рука устала, голова опустела, и я решила позволить себе минутку отдыха. Отложила перьевую ручку и вытянула ладонь вперед, перебирая пальцами. Воровато оглядевшись, застала только привычную картинку склоненных голов и печальных взоров тех, кому было нечего поведать зачетной бумаге. Видя, что на меня всем фиолетово, решилась немного попрактиковаться с доставшимся даром… Все же исцеление – это процессы внутри тела, а, стало быть, внимания магов вокруг это не привлечет. Да и какие из интриганов и пакостников маги? Посредственности, прямо скажем. Приличных тут —  раз, два и обчелся. Поэтому я аккуратно протянула по руке «ленточку» энергии, ощущая, как отступает легкое онемение и боль. Хор-р-рошо!

Довольно улыбнувшись, я подняла взгляд… И столкнулась с темным взором Алинро Нар-Харза. Лис, нехорошо прищурившись, стоял в проходе между рядами всего в нескольких шагах от меня. Все, что я смогла сделать, это схватить свою ручку и подтянуть поближе лист с заданиями, уставившись на него, как архивариус на редкость, всем своим видом демонстрируя: кицунэ по степени интересности с этой штукой можно даже не тягаться! Струсила я, короче говоря…

Когда спустя минуту я осторожно подняла голову – Алинро там уже не было. Лис спустился обратно к своей кафедре так же бесшумно, как и поднялся сюда, и, все такой же белой неслышной тенью, теперь обходил оставшуюся часть аудитории. И успел разжиться  аж пятью шпаргалками.

Он остановился около одной из девушек с потока интриг и скорбно уставился на нее.

—  Даззара, сами отдадите, или мне лично снимать придется?

Девушка, по виду типичная южанка, откинулась на спинку стула, при этом грациозно изогнув стан, показала грудь в выгоднейшем свете, прищурила черные глаза с типично восточным разрезом и низким грудным голосом проворковала:

—  Я разрешаю снять с меня все! Все, что вы захотите…

—  Это мы уже проходили! —  совершенно нейтральным голосом ответил ей лис. —  И в данный момент меня интересуют некие записи, приколотые к подолу вашей юбки.

—  Могу отдать только вместе с юбкой! Они, так сказать, сложно отделимы.

—  Нет, спасибо! —  Нар-Харз покачал головой. —  Мы, северные лисы, в отличие от западных, юбки не носим даже по национальным праздникам. А потому…

Он щелкнул пальцами. Одежду южанки окутало белое пламя, которое погасло спустя долю секунды… Оставляя деву невредимой, а форму с дырками —  на ней.

—  Вот!  —  грустно выдал препод, поглядев на беззвучно открывающую и закрывающую рот девушку. —  Наглядная иллюстрация к тому, что «всегда будьте готовы к убыткам в случае провала, и имейте запасной капитал! Не важно, в чем он измеряется».

И развернувшись, лис пошел дальше.

За следующие пять минут его коллекция пополнилась парочкой магических кристаллов, один из которых он отобрал у опечалившейся Айлири. А также сложным устройством с кучей проводков, которое снял с себя Грэг, тяжко вздыхая и причитая, что изобретателям он за это отвалил просто немерянные деньги.

—  Штука хорошая! Было, за что платить… —  осмотрев проводки и схемки, признал преподаватель и посоветовал: —  Но тут бы еще маскировку качественную! Зря вы на ней попытались сэкономить.

—  Учту…

На обратном пути на руки нашему руководящему махинатору были сданы еще волшебные женские чулочки, на которых были написаны шпаргалки. Про то, что творилось с мужской частью группы, пока чулочки снимались, наверное, можно скромно промолчать. Все же фигурка у Грэты была потрясающая… Кицунэ чулки повертел, задумку оценил, находчивую пакостницу —  похвалил. Когда вернулся к столу и еще раз осмотрел всю добычу и  сказал:

—  Ну, что… Грэгу и Грэте будет прибавка в полбалла к оценке за хорошо проведенную подготовительную работу! —   Взгляд Алинро остановился на мне и с укором в голосе интриган добавил : —  А вот вам, Подкоряжная —  минус! Ну как так можно?! На зачет, да с пустыми руками, полагаясь лишь на себя!

Я потупилась.

—  Вы не правы!

Из-за переживаний голос прозвучал совсем тихо… Потому, как лис участливо переспросил:

—  Что?!

—  Вы не правы! —  громче повторила я и под тяжелым взглядом втянула голову в плечи, уже пожалев, о том, что вообще вылезла. Но не могу же я позволить, чтобы этот гад скосил мне и так не очень хорошую оценку на полбалла?!

Лишь бы он не поднялся ко мне! А то почует еще, что я не мазала ничего… Пережить бы эту пару! А потом сбегу в уборную и все сделаю, благо препараты в сумке со вчерашнего дня валяются.

—  Правда? – Нар-Харз совсем уж благожелательно улыбнулся. – И в чем же я не прав, Невилика Подкоряжная?

Я только со вздохом подняла руку и вытащила из волос сначала одну заколку, а потом —  вторую. Провела пальцем по матово-черному боку и нажала с двух сторон, а после вытащила едва слышно зашелестевшую бумажку. Помахала ею, демонстрируя классу, и положила обратно со словами:

—  Если я не списываю, то это значит мне хватает тех знаний, которые есть в голове, а вовсе не то, что у меня отсутствуют иные варианты!

Я гордо выпрямилась, с полным правом считая свой ответ вполне достойным. Но, как оказалось, ему было, что добавить… Притом, от первых же фраз, меня затопила краска смущения.

—  Моя вы прелесть, моя  вы умность…  —  хмыкнул преподаватель и по аудитории прокатилась волна смешков и мерзкого хихикания. – Неужели  на вашем листке все изложено на высший бал?

Нет, разумеется… Но привычка – вторая натура. А у нас, если ловили на списывании, то с ходу выгоняли, а не повышали балл за особо изощренные методы! Потому, пока кицунэ ходил между студентами, я даже не помышляла о том, чтобы воспользоваться шпорами.

Но я решила не поддаваться на провокации и спокойно ответила:

—  Это уже другой вопрос, учитель Нар-Харз! Сейчас же я хотела бы услышать от вас, что полбалла не будут сняты.

—  Хотите… —  Спокойно кивнул педагог и, развернувшись, явил нам затянутую в белое спину, волосы, убранные в короткий хвостик, и роскошный лисий хвостище. Меня одолела тоска по песцовой шубе… Особенно в свете того, что лето закончилось, а зимы-то холодные!

Но… Надо что-то делать! Я вспомнила, как вчера хорошо разыграла партию с Грэгом, воспользовавшись теми знаниями, которые успела получить, пока состояла при княжне Невиалин. Почему бы не повторить эксперимент? Но надо быть очень осторожной, потому как северный хвостатый демон —  это не человеческий пакостник-приятель.

Дождавшись, пока лис сядет за стол и повернется к нам, я благодарно улыбнулась и тихо сказала:

—  Спасибо… господин!

Выделила голосом последнее слово, мимолетно отметив, как хищно дрогнули ноздри мужчины. С досадой вздохнула, понимая, что, кажется, перестаралась, и стоило бы добавить к «господину» какое-то уточнение, уменьшающее интимный подтекст обращения. Боюсь, разыгравшаяся фантазия этого типа не сулит мне ничего хорошего!  Я опустила взгляд, стараясь скрыть нервозность, а потом потянулась к заколке, слегка изогнув шею, откинула на спину рассыпавшиеся темно-каштановые кудри и заколола их так, чтобы не мешались.

Когда я вновь искоса взглянула на преподавателя, то стало страшно… Он не сводил с меня черных глаз, притом радужка словно растеклась по белку, становясь невероятно большой. Стало еще жутче! Это же первый признак эмоционального возбуждения у кицунэ.

—  Минуса не будет! —  прошелестел хрипловатый голос Нар-Харза. – Более того, как и остальным двум —  полбалла в плюс. И вернитесь к заданию, студенты!..

Я последовала этому совету с огромным удовольствием и редкостным рвением! Тем более времени оставалось совсем мало.

Спустя несколько минут, когда я все же рискнула еще раз на него посмотреть, с глазами у лиса уже все было в порядке, и он спокойно что-то объяснял одному из студентов. Я облегченно вздохнула и, выбросив все посторонние мысли из головы, с новыми силами накинулась на тестирование.

Но, оказалось, радовалась рано.

Я сдавала свою работу в числе последних, так как использовала оставшиеся минутки, лихорадочно дописывая ответы и перечитывая уже нацарапанное на бумаге. Да и почерк у меня всегда оставлял желать лучшего, несмотря на все усилия учителей, потому в моменты спешки и волнения от каллиграфии не оставалось и следа… Поэтому стою я перед лисом, одной рукой прижимая к боку сумку, а другой протягивая ему листик, он принимает, пристально смотрит на меня и бросает одну, жуткую для меня фразу:

—  Подкоряжная, задержитесь!

Я осела на ближайшую лавку, обессилено глядя на то, как все остальные расстаются со своими работами и исчезают за дверью. Тяжелые створки захлопнулись за последним из них, и этот звук прозвучал для меня словно похоронный гонг.

Предвкушающая улыбочка на лице кицунэ и многообещающий прищур черных глаз, добил и так нервное и психованное состояние.

—  Вот мы и остались наедине, Невилика!

Захотелось залезть под стол и понадеяться, что Нар-Харз не станет меня оттуда выковыривать.

Когда он, по-прежнему радостно и счастливо улыбаясь, встал, сердце торопливо ухнуло в пятки и сообщило, что пока мы отсюда не выйдем – оно там и останется!  Я ему позавидовала. Я бы сейчас тоже с радостью куда-нибудь провалилась.

Но надо бы лиса как-то отвлечь! Я же не идиотка, и прекрасно понимаю, зачем он сейчас попросил меня остаться… А, стало быть, нужно не дать ему сделать этот губительный для меня шаг. Хотя бы потому, что визжать я точно буду, а то и драться!.. Не смогу, как советовала Невиалин «расслабиться и перетерпеть, а в идеале получить удовольствие». Я слишком этого боюсь. После … него. Высокого, сильного, который вполне мог принудить слабую девушку к чему угодно, и не погнушался этим воспользоваться.

—  Неви, мавочка моя болотная… —  тем временем начал наш дипломированный махинатор и обманщик. – Я тебе говорил, чтобы ты принимала все лекарства, верно? А еще, я упоминал о том, что будет, если ты проигнорируешь добрый совет!

Он скучающе осмотрел собственные когти,  стряхнул с белоснежного рукава невидимую пылинку и с деланным сочувствием поинтересовался:

—  И что ты можешь мне на это сказать?

—  Д-д-день сегодня, просто замечательный!.. —  заикаясь сообщила я.

—  Допустим… —  после некоторого раздумья и взгляда в окно согласился Алинро. – И?

—  А у меня много дел! —  как-то очень невпопад пробормотала я и, поспешно встав, прижала к груди сумку. —  И мне пора! Обещаю, я исправлю оплошность, и все будет хорошо.

Водяной-Под-Корягой, пошли мне удачу, а? Тут всего-то спуститься вниз, прошмыгнуть мимо пушисто-хвостатого и удрать из аудитории! Всего-то двадцать метров!.. Так бесконечно много…

А лис сделал один шаг вперед, перекрывая мне путь к бегству.

—  Глупенькая мавочка! Молоденькая, притягательная и, как и все остальные болотницы, не очень умная… —  глаза мужчины снова медленно затапливала тьма, гася серебристые искры. Крылья носа хищно подрагивали, и весь его вид говорил о том, что этот зверь вышел на охоту. А я чувствовала себя его дичью! Создатель, оказалось я отвыкла… и мне было так хорошо, пока я не помнила.

—  Да-да, конечно! —  решила со всем соглашаться я и отступила на шаг назад.

По его губам скользнула предвкушающая улыбка, а радужка стала шире. Когда Алинро Нар-Харз медленно и плавно поднялся на одну ступеньку, я осознала, какую ошибку сделала. Я лишь шагнула назад, но хищник посчитал это бегством.

—  Знаешь, меня терзает один вопрос… Почему?! – практически прошипел лис, взлетая еще выше, а я, уже не таясь развернулась и стремительно проскочив между рядами, оказалась в соседнем проходе. Нар-Харз лишь нехорошо усмехнулся, обнажая, ставшие более заметными клыки и продолжил говорить такое, от чего кровь стыла в жилах.

—  Так почему? Почему я ловлю звук твоих шагов, мавка?! Почему, различаю твою поступь среди десятков других?! Почему твой запах туманит разум, заставляет терять голову,  и я жадно слежу за каждым твоим жестом?!

Я лишь хватала ртом воздух, не зная, что ответить, не зная, как себя повести. Таких вопросов мне мужчины еще не задавали! Да и вообще, этих мужчин не было. А тот просто сразу схватил и лапал.

—  Отпустите меня… —  попросила, с мольбой глядя на преподавателя. – Вы же знаете, я не виновата. Вы же чувствуете, что я вас боюсь!

—  Чувствую… —  Медленно, словно завороженный, кивнул он и положил ладони на деревянную поверхность стола, подаваясь вперед. – И да, я слышу, как учащается твое сердцебиение, вижу, как расширяются зрачки! Как вздымается грудь от частого дыхания… И если ты, мавка, считаешь, что мне в этот момент думается о твоем страхе – ты глубоко ошибаешься! Я же знаю, трепетать можно от страсти, а захлебываться стонами —  от наслаждения. Нередко боязнь оборачивается удовольствием!..

В этот момент в пустой аудитории, залитой солнечным светом, мне было так жутко и темно, как никогда в жизни! Осознание того, что я опять во власти мужчины,  давило. Я опустила голову, ощущая, как на глаза наворачиваются слезы. Все равно не сдамся!

Лис же не терял времени даром. Одно длинное, текучее движение и он перелетает в прыжке через стол и, скользнув по нему, мягко приземляется с другой стороны. Я в ловушке! Справа —  стены, до окна далеко, а слева —  длинная парта… По ней разве что ползком, так как повторить гимнастический подвиг кицунэ я не в силах. А если я —  ползком, то мужчину этот вид только порадует. Тем более из такой позы, меня легко опрокинуть в другую. Любую, такую, какую ему будет угодно. И, судя по пылавшим вожделением глазам, ему несомненно этого захочется. Но сдаваться все равно нельзя! Проход достаточно широк…

Я сделала обманный бросок в сторону и, швырнув в лицо Нар-Харзу сумку, бросилась мимо него. Он увернулся стремительно и молниеносно, а в следующий миг на моей талии сомкнулась жесткая рука, рывком прижимая к твердому телу, а вторая ладонь легла на горло, ощутимо впиваясь в кожу кончиками когтей. Сжимая, позволяя осознать, что я танцую на краешке…

—  Нэви, успокойся! —  раздался над ухом сухой голос преподавателя. – И не дергайся, а то сама себя поранишь! Не вздумай визжать или кусаться!..  —  Дождавшись моего сиплого «Да», он продолжил: – Я лишь держу слово, мавка… А я обещал, что сделаю все сам, если ты проявишь беспечность.

—  А то я не знаю, куда заводят такие обещания и такие действия!

—  Не знаешь! И еще, не забывай другое! Ты нужна мне невинной. Да и вообще… Я не поклонник быстрых встреч и мимолетных связей! —  Он склонился к моему уху и шепотом, от которого по телу почему-то пробежала дрожь, продолжил, обдавая меня горячим дыханием с запахом снега и березового сока, присущим этому кицунэ: —  Я люблю своих женщин долго и ласково! В ароматной полутьме, разморенных после ванны… Целуя каждый участок тела, ища те местечки, от прикосновений к которым она тает и стонет… Скользя хвостом по коже, и даря все, что я могу отдать. Я люблю женщин, и они отвечают мне тем же!..

—  Прекратите! —  пролепетала я, ощущая, как хватка на горле ослабла, и теперь пальцы Алинро просто поглаживают шею, время от времени касаясь краешка воротника… Расстегивают первую пуговицу…

—  Почему же? – со смешком поинтересовался он, изучая подушечками новую территорию. – Я лишь рассказываю!  Чтобы ты поняла, насколько ошиблась  с выводами. Но все мы —  разные… В иные моменты все происходит страстно и порывисто, когда мои поцелуи превращаются в метки на ее теле! Некоторым нравится, когда волосы наматывают на кулак, доминируя… Заставляя подчиняться. Так, как нравится мне и ей.

—  Молчите!

—  А я не хочу… —  его губы скользнули по мочке, но так мимолетно, словно это могло произойти и из-за того, что он просто в тот момент говорил. Я все еще искала те «ниточки», за которые смогла бы зацепиться и оправдать такое поведение…

– И последнее, мавочка! Я никогда, никогда не насилую, Невилика!.. Поэтому вдох-выдох. Успокоилась?

Я промолчала, просто не в силах сказать и слова, боясь поверить. Поверить в то, что меня, и правда, отпустят… Что мне не придется вновь проходить по кругам своего личного ада, который казалось бы, покинул мою жизнь и даже во снах уже не являлся!

—  Почти…

—  Вот и замечательно! —  прозвучал короткий смешок. Алинро отступил, схватил мою сумку и, покачав на руке, спросил:

—   Препараты тут?

—  Д-д-да…

—  Вот и отлично! —  Мне передали поклажу. – Доставай!

Пока я возилась со всем этим, послушно ища пузырьки, он материализовал небольшую бутылочку с водой и столовую ложку. Поставил все это на парту и отступил на шаг, опираясь о стену, и пристально глядя на меня.

—  Невилика, дозировку помнишь?

Я лишь кивнула и быстро провела необходимые манипуляции с первыми двумя препаратами. Один оказался приторно-сладким, а другой настолько же невыносимо горьким… Остался третий флакон. Тот самый, который намазывать. Я сжала его в пальцах, и с мольбой взглянув на преподавателя, попросила:

—  Я сама, можно?

—  Подкоряжная, Подкоряжная… —  с деланным сочувствием протянул он, отлепляясь от стены и делая шаг ко мне, от чего я вздрогнула и машинально выставила руки с препаратом вперед, стараясь отгородиться. Лис не растерялся, аккуратно разогнул мои мальчики и достал пузырек. Покрутил в руках, и вежливо поблагодарил:

—  Спасибо, что передала!

—  Отдайте, а?

—  Ты плохо слышала? Я всегда завершаю начатое. И делаю то, что говорил. Я не уклоняюсь от  обещаний, тем более, если их выполнение принесет некоторую долю как удовольствия, так и пользы… —  Он опять оказался рядом так быстро, что я охнула и отшатнулась назад, чему также способствовала и последняя фраза, которую северный демон почти промурлыкал.

—  Какой пользы?!  – все же смогла выдавить из себя я, втайне радуясь, что все еще не рванула куда-нибудь или не наговорила лису гадостей. А в голове их вертелось великое множество!

Просто тут… Опять та самая ситуация: «молчи и терпи». Все мои телодвижения ничего не дадут, а лишь разозлят! Остается лишь дрожать загнанным в угол кроликом и надеяться, что пронесет. А если нет? Тогда песцу севера, придется узнать, что пушистые крольчата, если их вынуждают, становятся очень даже агрессивными и зубастыми! Но сопротивление отнимает силы… А потому, пока мы будем ждать.

Я зажмурила глаза, чтобы не встречаться с ним взглядом. Мне хватало остального. Тяжелого, частого дыхания, которое касалось моей кожи, звука отвинчивающейся крышки… Когда он коснулся шеи, я вздрогнула, хоть и была к этому голова.

—  Знаешь, а меня это дико раздражает! —  со злым весельем поведал мне мужчина, медленными движениями втирая в кожу мазь с терпким запахом трав с одной стороны и приникая к шейке поцелуем с другой. – Невероятно просто! Ведь я, зная природу своего к тебе отношения, все равно веду себя, как несдержанный юнец, и не отказываю себе в «прогулках по краю». А ты, и правда, в шаге от того, чтобы оказаться лежащей на ближайшем столе, детка…

Он сжал ладонь, когда я попыталась отстраниться, не позволяя сбежать, и повелительно приказал:

—  Не сопротивляйся и не дергайся!

—  Это должно пройти, —  прошептала я. – Чары мавок – недолговечны. Если это, и правда, они…

—  Все естественные способности недолговечны! Вещество или магический флер выводится из организма —  и все. Но ты… насколько губительна ты оказалась! Вроде бы, наблюдал несколько месяцев, со сдержанным интересом… Да, нравилась, но мне не составляло труда держать себя в руках и не трогать невинную девку. Без обид, но от вас много проблем, мавочка! Проще с теми, кто уже знает, чего хочет. Девственнице же пока это объяснишь… А объяснять приходится долго, муторно, да еще и не по одному разу! Ску-у-учно…

—  Тогда зачем?  Зачем вы сейчас так поступаете?! – прошептала я, все еще крепко сжимая ресницы и ощущая, как шею поглаживают мужские пальцы. Которые  уже не втирают мазь, а лениво рисуют на коже узоры, спускаясь все ниже и ниже.

—  Зачем? – Он едва слышно фыркнул, обдавая лицо теплым дыханием. – Невилика, мне хочется тебя касаться! А мое желание —  достаточно весомая причина для того, чтобы идти навстречу порыву.

—  А как же обязательная невинность?!  —  рискнула напомнить я. – Вы же сами сказали, что сделали ставку именно на это! Я —  полезна! Стоит ли в угоду себе, ради мимолетной прихоти, губить уже проработанный план?

Почувствовав, как руки кицунэ взялись за пуговицы платья, я вздрогнула и начала всерьез вырываться, и даже решила —  пусть все катиться куда подальше, но я не дамся! Он очень близко, и если я сейчас завизжу – мало не покажется!

Но… Руки перехватили и свели за спиной, без труда удерживая, притискивая меня всем телом к парте. Еще немного и я на нее сяду! Алинро прижался губами к скуле и срывающимся шепотом мрачно пообещал:

—  Мавка, не выводи меня из себя!

Я присмирела, и только, когда он продолжил расстегивать одежду, спустившись уже до уровня груди, открывая тонкую сорочку внизу, по щекам скользнули первые слезы.

Он остановился, и я сжалась от смешанного чувства страха и радости, что раздевание закончилось. Повисла долгая пауза, нарушаемая лишь нашим тяжелым дыханием. Потом он склонился к самому моему уху и почти неслышно спросил:

—  Неви, кто тебя настолько сильно обидел? Ты не просто нервничаешь, как любая невинная девушка. Ты отчаянно, до ужаса, до парализующего страха боишься! Ты даже отпор не решаешься дать… Кто это был?!

Ответить я сейчас не могла, даже если бы и захотела… Горло свело, а из глаз полились слезы, потому что ледяная рука разжалась в тот самый миг, когда кицунэ, гневно рыкнув, свел расстегнутый ворот вместе, наскоро застегнув наверху пару пуговок, и прижал меня к себе, обнимая за плечи. Когда же начал поглаживать по волосам, что-то успокаивающе нашептывая на ухо, стало совсем плохо, и я зарыдала совершенно открыто. Громко, с судорожными всхлипами и наверняка не очень красиво… Да, у Невиалин даже истерики всегда были исключительно высокоэстетическим зрелищем.

Вскоре, Нар-Харз замолчал. Видимо, утешительный словарный запас закончился… Он просто стоял рядом, терпеливо снося то, что я заливала слезами его белоснежный пиджак. А мне все было никак не остановиться и не успокоиться… И сейчас, конкретно сейчас, мне было все равно, кому принадлежат обнимающие меня руки! Если он ничего мне не сделал минуту назад, то и сейчас не станет. Наверное…

Когда большая ладонь скользнула мне в волосы, легонько массируя кожу головы, я вновь напряглась, но ничего случиться просто не успело. Помешали…

—  Кхе-кхе! —  с надрывом донеслось откуда-то с потолка. – Господин Нар-Харз, соизвольте прервать вашу … преподавательскую деятельность!

Лис быстро от меня отодвинулся, а я испуганно вскинула голову и тут же удивленно распахнула глаза.

—  Добрый день, Подкоряжная! —  ласково поприветствовал меня зависший в воздухе чуть заметно искрящийся мужчина. – Я вижу, вы не устаете находить неприятности на свою симпатичную за…

—  Ильсор! – оборвал явно неприличное окончание фразы кицунэ.

—  Что?! – тут же заинтересовался призрак, опираясь локтем об одно из ответвлений потолочной люстры. – Я вас внимательно слушаю, куратор.

—  Какого?.. – коротко, но очень информативно спросил препод.

—  Ректор зовет!

Когда Ильсор повернулся ко мне и чуть заметно подмигнул с самой гнусной улыбкой, я поняла одно… Тут меня и закопают! В этой самой Академии. Если не братцы лисы, то призраки во главе с психом, которого потянуло на тепленькое да живенькое. Интересно, а  как некрофилия наоборот называется?

—  Я вас понял! —  сухо ответил Нар-Харз и, одернув один из рукавов, сказал: —  Вы свободны.

Глаза призрака полыхнули желтым огнем злости, который тут же был скрыт под сенью ресниц, а по аудитории пролетел потусторонний шепот:

—  Ректор Хрон просил меня вас сопроводить! Он не у себя в кабинете.

—  Тогда подождите меня за дверью! —  Кицунэ махнул рукой и перевел на меня взгляд все еще безоглядно черных глаз. Ни следа от серебристых искр, хоть радужка уже и не была такой огромной…

Я еще крепче сжала пальцы на расстегнутом платье и невольно с мольбой посмотрела на Ильсора. Он улыбнулся и вопросительно вскинул бровь. Я подавила попытку судорожно помотать головой, потому что уже посчитала свой порыв просить защиты хоть у кого-то глупым.

—  Учитель Нар-Харз, я могу идти?

—  Пойдете через пару минут! Нам нужно завершить разговор.

Водяной-Под-Корягой! Спаси! Я на все уже согласна!

И тут… Ответ пришел оттуда, откуда я не ждала. И понятное дело —  не от водного божества.

«И правда, на все?!»

Я вздрогнула от раздавшегося в голове голоса, но удивленно уставиться на призрака не успела.

«Не смотрите! А то этот поклонник необычных методик обучения все поймет. Итак, Невилика… Я сейчас его отсюда уведу, да и в дальнейшем помогать буду. В цене – сочтемся!».

Ответила я сразу.

«Нет!»

Оно мне надо? Быть неведомо что должной, да еще и неведомо кому!

«Боюсь, у вас нет вариантов, мавка!» —  был мне ответом премерзкий смешок главы Ассамблеи привидений.

«Что же Вы все так ко мне прицепились-то?!» —  тоскливо подумала я, вспоминая все случившееся со мной.

Нет, ну правда! Сначала братцы-лисы, а потом призраки во главе с этим … извращенцем!

«Невилика, тут цепная реакция! —  хмыкнул Ильсор. – Вами заинтересовались лисы, и тем запустили процесс. Эти господа —  опасные противники…  А  потому, если они сделали на кого-то ставку, то не помешает, для начала, взять этого человека «на крючок». А там посмотрим… Может, вы и пригодитесь. Вообще-то, как минимум, одно применение я вам уже придумал!»

Чу-у-удненько! Как же меня все это обрадовало… Последнее так вообще до дрожи и полуобморока.

Плюс только один… Я им всем нужна из-за лисов. Стало быть, никто не знает кто я, откуда, и что мне досталось при ритуале передачи дара.

 

Пока я обдумывала такой вывод, события в реальности и продолжали развиваться

—  Ильсор, я же просил вас подождать меня в коридоре!..  —  тихо, но с нажимом сказал Алинро, одновременно касаясь своей шеи и неторопливо вытаскивая из-за ворота цепочку с круглым серебряным медальоном. Тот самый амулет контроля, который подчиняет привидений, и каковым пользуются, если возникают … трения. Лис пока не активировал его, но ясно показал, что в любой момент может это сделать.

Ильсор же лишь хмыкнул, откинул назад заплетенные в косички темные волосы и с иронией сказал:

—  Мы с вами еще не пересекались лично, господин Нар-Харз, и потому вы не знаете, что я подчиняюсь непосредственно Эдану Хрону! У вас нет никакой власти. И еще… Я возьму на себя смелость напомнить вам об одном нюансе… ректор ожидает. Нехорошо злоупотреблять его расположением. Даже опасно…

Кинунэ не сказал ни слова, и не дрогнул лицом. Он лишь едва заметно улыбнулся и, развернувшись на каблуках, вышел из класса, даже не взглянув на меня. Призрак подмигнул мне на прощание, спустился вниз и последовал за преподавателем.

Когда дверь с грохотом захлопнулась за их спинами, я обессилено осела на пол с полустоном:

—  Водяной, ну за что?!

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *