Дивная Кровь

Дивная Кровь. Глава 7

Дивная Кровь. Глава 7

Ритуальный зал в замке Оллисэйна Златогривого

 

 

 

 

Ритуальные залы – традиционно закрытые помещения. В них не пускают абы кого, их не открывают шутки или забавы ради. Ритуалы священны для драконов, чтящих Великую Ночь, что каждые сутки заслоняет наш мир от огня Великого Дракона Дня.

И это не просто обычай, мы, и правда… чувствуем взгляд матери нашей изначальной.

Я никогда не была в ритуальном зале этого замка, но сейчас была слишком взволнована, чтобы по достоинству оценить его красоту. Он располагался на вершине одной из башен, а вернее венчал собой ее. Подобный распускающемуся цветку, который неторопливо расправлял лепестки навстречу светилу. Сложенный из зеркального хрусталя, играющего в лучах рассветного солнца, поднимающегося из-за гор, зажигающего лед всеми оттенками пламени. Изумрудами полыхали вершины, сапфирами искрились пропасти, а темные леса казались агатовыми росчерками на белом совершенстве снега.

Я дрожала. Легкое платье не было препятствием для ледяного ветра и обжигающе холодных снежинок, которые он швырял мне в лицо или под босые ноги.

Ильф стоял рядом. На нем были легкие полотняные штаны и рубашка, но, в отличие от меня, воина не трясло крупной дрожью. Дракон повернулся ко мне и, заметив мурашки на обнаженной коже, шагнул вперед, заключая в объятия и делясь жаром своего тела. Как ни странно, но мне, и правда, стало теплее.

— Ну и где они? – стуча зубами, спросила я, так как никого кроме нас с Ильфрисэйном на этой площадке на наблюдалось.

Мужчина лишь пожал плечами и ласково провел ладонью по моим припорошенным снегом волосам.

— Все будет хорошо, Ноэль.

— Кто же спорит, — не стала возражать я и чихнула. – Хорошо-то хорошо, вот только холодно.

Как раз в этот момент я почувствовала, как дрогнули нити мироздания, расступаясь и выпуская из портала троицу.

Глянув на них, я ощутила, как настроение рухнуло ниже некуда. Потому что Олли и сопровождающие его уже знакомые фейри были одеты по нормальному!!!

То есть в шерстяные плащи, меховые шапки и нормальные зимние сапоги.

— Мерзнем? – радостно уточнил Лаллин, сдвигая на затылок соболиную шапку и окидывая нас ни капли не сочувствующим взглядом. – Ну, молодцы, молодцы…

— Все готовы? – мрачно спросил Олли, который, как и всегда, был одет в бело-серебристых тонах.

— Только вас ждем, — со всей возможной вежливостью ответил Ильф.

— Отлично, — отрывисто кивнул Златогривый и неторопливо двинулся в центр зала. Под его ногами по хрусталю расплывались морозные узоры голубоватого оттенка, которые синели по мере приближения хозяина замка к центру. Там, на камнях, начинала проступать сверкающая пятиконечная звезда. Когда Оллисейн остановился в шаге от ее края, то фигура засверкала нестерпимо ярко и начала медленно подниматься из пола, образуя… алтарь.

Наставник был серьезен и бледен, как никогда. Словно не дежурный ритуал решился провести, а нечто из ряда вон выходящее.

За его правым плечом стоял темный фейри.  Раньше я не задумывалась, к какому двору принадлежит этот Князь, но в этот миг все стало кристально ясно. Зимний двор, или как еще говорят – Неблагой. Злой фейри.

Но со своим кодексом чести и жизненной политикой.

В этот момент с Олли они казались противоположностями. Беловолосый дракон в светлых мехах, лишь золотая прядь в слабо завязанном хвосте разбавляла облик столь непривычного для моего глаза ледяного принца.

А за ним… за ним худой, черный… хищный. Лаллин не выглядел воином, не казался физически сильным мужчиной, но опасностью от него веяло за версту. Она забиралась в подкорку мозга, будила инстинкт самосохранения, который просто вопил о том, что от этого древнего дивного лучше держаться подальше. Он был стар. Бесконечно стар.

И мне было страшно подумать о том, что он мог сделать для того, чтобы сохранить в себе интерес к жизни. Нельзя забывать и о том, что Лаллин – ученый. Их средства от скуки всегда были… специфическими.

Оллисейн положил ладони на звездный алтарь и закрыл глаза. Его руки начали медленно проваливаться сквозь сияющий хрусталь, и я поневоле затаила дыхание.

Сейчас мы были свидетелями очень личного процесса. Единения замка и его крылатого властелина. Для того, чтобы провести ритуал, нужен был кинжал, что хранится в сердце алтаря. Который в свою очередь был сердцем замка…

Когда ладони Златогривого вновь оказались на поверхности алтаря, то на них лежал небольшой клинок. Обычный. Самых простых форм, без изысков и излишеств, не было ни резьбы, ни узоров, ни камней на рукояти.

Но… кинжал казался совершенным. Серо-стальной, он был великолепен.

Князь фейри, который последние минуты напоминал антрацитовую статую с горящими от предвкушения черными глазами, пошевелился и медленно и плавно пошел к нам.

Как он оказался за моей спиной, я так и не поняла.

Казалось бы, только что был впереди, а спустя секунду на плечо ложится узкая, сухая ладонь, и тихий шепот фейри слышен даже сквозь завывание ветра.

— Что же вы стоите? Поверьте, Златогривому нелегко удерживать в руках воплощение силы этого замка. Ваш Оллисэйн не чистокровный дракон и потому такие игры даются ему сложнее, чем другим крылатым.

Рука Ильфа сильнее сжала мою ладонь, и воин пошел к алтарю, увлекая меня за собой.

Когда мы поравнялись с Олли, он вскинул голову, поднимая на нас глаза, и я вздрогнула от неожиданности. Под ресницами наставника полыхал лишь яркий, неистовый огонь, рассеченный тонкой ниткой зрачка.

— Руки, — отрывисто скомандовал он, а после повернулся к Князю. – Лал, я рассчитываю на то, что ты станешь направлять ритуал. Сам никогда не проводил, сам понимаешь…

— Разумеется, родственник, разумеется, — почти промурлыкал фейри.

Ильф несколько секунд колебался, но все же отпустил меня. Расстегнул манжет на правом рукаве и, закатав рубашку, обнажил запястье, на котором спустя миг сомкнулись сильные пальцы его кузена.

— Есть клятва, которую приносят с тех пор, как заря впервые занялась над нашим миром, — напевно начал Лаллин, вновь появляясь за спиной Оллисэйна и касаясь пальцами плеч дракона. Голубоватая сила стала стремительно темнеть, становясь синей. – Клятва, которая соединяет несовместимое, помогает найти потерянное в нас самих. Опасная и привлекательная одновременно. Доступная лишь вам, крылатому народу.

Судя по тени в глазах фейри, ему этот факт конкретно так не нравился, но ничего поделать Лаллин не мог. Разве что участвовать! Что он и делал.

Я нахмурилась, желая уточнить, а не повлияет ли на ритуал то, что мы вообще-то не совсем чистокровные драконы?

Хотя… раз мы тут стоим и мерзнем в шаге от начала мероприятия, то все должно быть хорошо.

Дальше все было как во сне. Быстро, стремительно… смазано.

Росчерк стали по коже Ильфа… и на свободу вырывается кровь ауры. Энергия. Силовые канаты окутывают дракона, то сплетаясь змеями, то стремясь укутать своего хозяина в непроницаемый щит.

— Ноэль! – требовательный голос наставника недвусмысленно намекал на то, что неплохо бы мне дать ему руку. А как не хотелось!

Но пришлось.

Я быстро, чтобы не передумать, протянула ему ладонь и на ней тотчас сомкнулись пальцы Златогривого, больно впиваясь когтями в нежную кожу.

А потом короткая вспышка боли и уже моя сила оказалась на свободе. Но… странная такая! Ало-серебряная… где те холодные оттенки, преобладавшие в моей силе, когда я появилась в этом замке?! На энергетическом уровне я… огонь?

Лаллин встал рядом с Олли и поймал алую нить, а после голубоватую, из тех что принадлежали Ильфу.

Яркая вспышка ослепила меня, обожгла глаза и полностью дезориентировала. Я медленно осела на колени, краем слуха уловив короткое ругательство Ильфа.

— Что это вообще такое?!

И в самом деле…

Кожу словно жгло. Было муторно и подташнивало, а еще разрывали на части два прямо противоположных ощущения. Словно меня что-то иссушает… одновременно наполняя чем-то чуждым.

Негромкие шаги, и ноги в черных сапогах останавливаются в шаге от меня. Черный плащ подметает пол, но как ни странно серебро снежинок не оседает на мехе. Князь.

— Ритуал соединения, это не просто красивое название. Ваша сила почти слилась и сейчас адаптируется друг к другу, отсюда и неприятные ощущения. Ведь астральное тело связано с физическим, — скучающим голосом пояснил фейри.

— Насколько я помню, нам еще обещались дополнительные, поистине «прелестные» стороны ритуала, — отрывисто проговорил Ильф медленно поднимаясь и помогая встать мне.

Все же насколько изменилось отношение этого дракона. Нет, он и раньше всегда помогал, если была нужда, но сразу отстранялся, да и вообще, не оставалось сомнений в том, что это лишь жест вежливости.

Правда, еще никогда не делал это так нежно и не прижимал к себе.

На вопрос Ильфа Лаллин лишь усмехнулся и, развернувшись, двинулся к краю площадки. Темная, худая фигура на краю бездны смотрелась странно… но на удивление естественно. Ветер был таким сильным, что сорвал с фейри шапку и швырнул в пропасть, но мужчина лишь рассмеялся, запрокидывая голову к синим небесам.

Олли недобро прищурился, глядя вослед Князю, а после медленно ответил на вопрос кузена:

— То, что вы станете друг друга ощущать на эмпатическом уровне, является скорее следствием энергетического контакта. Его светлость Князь из рода Черного Золота предполагает, что теперь ваша сила перестанет так резонировать друг от друга. Или найдет не опасный для вас и окружающих баланс.

— Ага… — выдохнула я, стараясь не висеть на Ильфе. Ну, или хотя бы не висеть совсем уж откровенно, потому как стоять самостоятельно пока толком не могла. В глазах все плыло, коленки дрожали, да и общее самочувствие было откровенно плохим.

В общем… прелестно, просто прелестно!

— Как понимаю, психологическая ломка нам тоже предстоит? – мрачно поинтересовался товарищ по несчастью, одновременно поудобнее перехватывая меня.

— Все зависит от вас самих, — вмешался в разговор фейри, чей голос звучал неожиданно звонко, и его было слышно даже сквозь свист ветра.

Со слухом у него, впрочем, тоже все было хорошо. Таки иногда очень выгодно иметь длинные, острые уши!

— В смысле? – спросила, пристально глядя на прямую спину так и не соизволившего развернуться ученого.

Все же насколько надменный тип. Такое ощущение, что ему мир — полигон для испытаний, а живые существа – забавные фигурки на этой доске.

Как-то он очень цинично глядят на окружающих темные глаза этого Князя. Впрочем, было бы странно, если бы настолько старый дивный вел себя по-иному.

— В прямом, девочка. – Князь все же повернул голову, но только для того, чтобы кинуть на меня насмешливый взгляд и вновь вернулся к созерцанию снежной панорамы. – Никакой эмпатический контакт не поможет, если вы не желаете друг друга понять и принять. Без приложенных усилий ничего не выйдет. С ума скорее сойдете.

Че-е-его?! Какое с ума?! Нас про это как-то не предупреждали!

— Я думаю, что до такого не дойдет, — успокаивающе проговорил Олли с такой уверенностью в голосе, что лично мне… почему-то не стало спокойнее! Именно так и объявляют, что все непременно будет хорошо, тогда, когда все плохо.

— Конечно, не дойдет, ведь жить-то им хочется!

Лаллин радостно свел на нет все усилия Златогривого по успокоению общественности в нашем с Ильфом лице.

— Лал!

— Олли? – с самым поганым выражением на узкой физиономии переспросил фейри.

— Ничего… — процедил дракон.

— Вот и я о том же, — невозмутимо кивнул Князь и повел рукой. – Ты бы браслеты-стабилизаторы им отдал, что ли… С ними легче будет. Они все же для этого и предназначены.

— Внизу отдам. Нечего тут мерзнуть.

— И правда, нечего, — с готовностью кивнул ученый и, махнув рукой… сиганул с края башни со словами: — Всем счастливо оставаться!

Я испуганно охнула и подалась вперед, но немного успокоилась, заметив, как снег осветился фиолетовым сиянием. Портал?

Олли махнул рукой в ответ и рассмеялся:

— Не знаю, наступит ли тот день, когда я смогу торжественно надраться на твоих похоронах… родственничек!

— Родственник? — решила уточнить степень этого самого родства я, раз уж разговор свернул в ту степь.

— Эм-м-м… — Олли задумался. – Получается, что он мой двоюродный дедушка.

— Сложные у вас с дедушкой взаимоотношения… — философски заметила я, вспомнив пожелания двоюродного внучка, наконец, спровадить своего косвенного предка на тот свет.

— Какие дедушки такие и отношения! – рыкнул дракон, таким взглядом глядя на край башни, что в мою честную душу закралось подозрение, что если бы Лаллин все еще стоял там… скинул бы его внучок!

Впрочем, не сказать, что я его осуждаю. Или не понимаю…

Подозреваю, что Лаллин Черное Золото за свою долгую жизнь накосячил везде, где только можно, и сплясал на любимых мозолях ооочень многих! Фейри есть фейри.

— Олли, если ты уже наградил своего предка всевозможными эпитетами, то может, все же вернемся в замок? – холодно спросил Ильф.

— Это и твой предок тоже, — наставительно заметил Златогривый, но все же щелкнул пальцами и нас охватило серебристое сияние. Туман портала заволок все вокруг, а когда рассеялся, первое что я ощутила это тепло. И как же мне стало хорошо!

 

 

Спустя полчаса мы сидели в одной из гостиных перед ярко горящим камином, и Олли, крутя в руках два браслета, читал лекцию.

Уже минут десять. И надо признать, примерно минуты с третьей, эта речь начала навевать на меня сон. С каждым мигом все упорнее и упорнее!

— Итак, кроме регулятора уровня эмпатического контакта, тут есть еще и вот эта штучка, которая отвечает… — заунывным тоном бубнил Златогривый, зачитывая нам текст с какой-то бумажки.

— Олли! – наконец не выдержал Ильф, сидящий в кресле напротив. – Может, мы сами прочитаем, а?

— Вы должны знать, на что идете, когда это одеваете!

— Мы знаем. Ну, или узнаем… — сонно отозвалась я, плотнее заворачиваясь в свой плед. Все же после открытого всем ветрам ритуального зала было крайне сложно согреться.

Ильфрисэйн прошелся по комнате, остановился возле меня и сначала укутал плечи своим пледом, а после, оперевшись ладонями на спинку моего кресла, сказал:

— Олли, поверь, мы подойдем к делу серьезно и обстоятельно!

— Ага, — снова пробормотала я что-то одобрительное, понимая, что очень хочу спать!

Вот очень. Так, что прямо сейчас отрублюсь в этой самой комнате и плевать, что место неподходящее и поза неудобная.

Олли прерывисто вдохнул, видимо выражая свою немереную скорбь по поводу нашей безответственности.

— Ну ладно… — буркнул наставник и  потянулся к открытой резной шкатулке из белого дерева, бережно положил оба браслета на бархатную синюю подушечку и закрыл крышку.

После, нехотя передавая связующий артефакт Ильфу, он сказал:

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

— Не сомневайся, — серьезно ответил дракон  и, передав шкатулку мне, эдак с намеком поинтересовался у кузена: — Олли, помнится, ты говорил, что у тебя дела?

Я даже проснулась от такой прямоты и ничем не замаскированной просьбы оставить нас и поискать себе занятие в другом месте.

Недоуменно закрутила головой, мимолетно удивляясь невероятно серьезному выражению лица Ильфа и иронии в глазах наставника.

— Ну да, конечно, — кивнул Златогривый и, уж совсем многозначительно ухмыльнувшись, протянул: — Как я мог забыть!

— Если забыл, куда тебе надо, то придумай что-то новое, — любезно подсказал вариант Ильфрисэйн. – если сложно, то я могу помочь. Направление указать, род деятельности присоветовать…

— Это мы позже обсудим, — открыто улыбнулся Оллисэйн и вернувшись к столу взял оттуда папку с документами и какой-то амулет в виде кристалла на цепочке. – ну что.. всем пока!

— Да-да, — махнул ему рукой Ильф.

— До свидания, — растерянно попрощалась я, удивленно глядя вослед Златогривому.

Бабах! Захлопнулась дверь за хозяином замка, и спустя секунду моей шеи коснулось горячее дыхание и шепот:

— Устала? Спать хочешь?

— Д-д-да… — немного запнувшись, ответила я.

Все же, как с ним сложно!

Да, я еще не привыкла к тому, что он поменял свое отношение. Я просто не знаю, чего теперь от него ожидать! Раньше все было проще и понятнее, а потому не вызывало диссонанса в моей честной душе. А сейчас непонятно, что и как…

Мне хотелось отстраниться от него, пересесть подальше, чтобы Ильф не тревожил и не смущал, чтобы я смогла спокойно сформулировать свои мысли и сомнения. Ведь, как мне кажется, наша ситуация требовала обсуждения.

— Не дергайся ты так, Ноэль, — теплые пальцы мужчины скользнули по виску, погладили щеку и невесомо обвели губы.

Почему-то мне захотелось приоткрыть рот и лизнуть. Или прихватить зубками…

Я покраснела от противоречивого желания и неуверенно подняла взгляд на дракона.

— А разве у меня есть причины чувствовать себя спокойно в твоем обществе? – вопрос был тихий, почти неслышный. Но от этого не менее важный и весомый. Требующий ответа.

И я незамедлительно его получила.

— Причин нет, — спокойно ответил Ильф и многозначительно добавил: — Пока нет.

— Многообещающе, конечно. — Я перебрала пальцами по подлокотнику, понимая, что раз разговор так начался, то грех его сворачивать, не выяснив хотя бы что-нибудь. В конце концов, мы, женщины, просто обожаем расставлять точки над «i».

Я подняла голову, прямо взглянув в серые глаза мужчины, и,  указав ладонью на противоположное моему креслу, предложила:

— Присядешь?

— Разумеется, — с готовностью согласился дракон и… быстро поднял меня на руки, сев в МОЕ кресло и удобно расположив меня на коленях.

— Э-э-э…

К сожалению, у меня не получилось членораздельно выразить свое отношение к ситуации!

— Я тебя внимательно слушаю, Ноэль. Очень внимательно.

Ильф смотрел мне в глаза. Прямо, уверенно, ни на миг не отводя взгляда… и это вызывало двойственные чувства.  Смущало. Очень смущало и мне стоило некоторых волевых усилий не сдаться первой в этом поединке. Правда, есливзгляд мне удалось удержать, то румянец оказался разуму не подвластен, и я ощущала, как жжет щеки от прилившей крови.

В комнате было тихо. Тихо настолько, что слышался свист ветра за окнами и почти оглушительное потрескивание огня в камине. Настолько, что стук моего сердца и звук дыхания вытеснял все остальное.

Это заставляло ощущать неловкость и… злило. Чем дальше, тем больше меня это злило!

Я крылатая, я гордый дракон, я… я в конце концов девочка-дракон! И я не понимаю, какого…… происходит?! А еще я, как и любое разумное существо, крайне не люблю чего-то не понимать, потому как это неминуемо влечет за собой ощущение собственного идиотизма!

А потому надо, наконец, сформулировать вопрос и задать его.

Прямой, четкий, подробный.

— Ильф, вот какого демона, а?!

М-да… не получилось у меня конструктивного вступления!

— Ты о чем? – невинно спросил дракон, вскидывая светлую бровь.

— А то ты не знаешь! – возмутилась я таким издевательством. Вот, как есть издевательство!

— Ну, я, разумеется, могу предполагать в чем суть твоих претензий… кстати, так и не высказанных! Но все же хотелось бы больше конкретики.

Я перебрала пальцами по подлокотнику, понимая, что уступать он не собирается. Так же, как и прояснять ситуацию.

Хочет конкретики? Да, пожалуйста! Нам не жалко.

— Меня вводит в замешательство твое поведение. Вернее то, что я не знаю, чего от тебя ожидать, и не понимаю, что тебе нужно.

— Хм… мои намерения тебе не ясны. Ноэль, стесняюсь спросить, а тобой эти действия, как намеки на что-то более серьезное не расцениваются?

— Ну, знаешь ли… вспомни, как ты себя прежде вел! И тут вдруг такие кардинальные перемены. Само собой разумеется, что я не могу так сразу принять их на веру.

— И чего ты от меня ждешь? – немного устало спросил Ильф и потер висок, отведя взгляд, который рассеянно скользнул по комнате и, наконец, вернулся к моему лицу. – Помнится, когда мы возвращались с прогулки я достаточно ясно и четко все сказал.

Я уставилась на него круглыми глазами. После прерывисто выдохнула, пытаясь успокоить вспышку негодования.

— Это называется четко и ясно?!

— А чем нет? – насмешливо вскинул бровь Ильфрисэйн. – И я несколько не понимаю, чем ты недовольно и чего именно не уловила в моих словах и самое главное – в действиях. Или так важны слова и «разложить все по полочкам»?

Конечно, сейчас можно было потрепыхаться, возмутиться или сделать еще какую-нибудь глупость. Можно было съехидничать или попытаться задеть мужское самолюбие дракона.

Мне было, что ему сказать, да и надо признать… уязвленная столь долгим пренебрежением драконица во мне жаждала реванша. Но не позволять же животным инстинктам править бал?

Потому я кротко подняла глазки на мужчину, мило улыбнулась и просто сказала:

— Да, для меня это важно. Услышать, осознать, принять. Потому что, если не скажешь ты – додумаю я. И хорошо, если то, что подразумевалось тобой, а не нечто совершенно постороннее и скорее всего вредоносное для нас. Если эти «нас» есть.

— А тебе мало того, что я назвал тебя своей?

— Когда?!

— Моя самка, — любезно просветил Ильф. – Или что, это чудное словосочетание подразумевает простор для воображения и толкования?

— Ну-у-у… – Я  покраснела и отвела взгляд. – С одной стороны не особенно, а с другой…

— Вот давай остановимся на той, где «не особенно», — малость устало вздохнул Ильф и потер переносицу, неожиданно пожаловавшись: – Как же сложно, а?

— Быть грубияном, которому плевать на мнение женщин проще, да? – с некоторой долей ехидства в голосе подколола дракона.

— Разумеется, — тихо рассмеялся Ильф и, подавшись вперед, коснулся легким поцелуем моей щеки, скользнул губами по скуле к ушку и прошептал: – Открою тебе большую тайну.

— Очень большую? – игриво поинтересовалась я, совершенно «ненамеренно» поерзав на бедрах дракона… прекрасно ощущая, что равнодушным он к этим манипуляция не остался.

— О да, — серые глаза моего собеседника стремительно темнели.

— Не отвлекайся! – Я выпрямилась, расправила свою одежду и наставительно подняла палец. – Напоминаю, ты хотел поделиться со мной какой-то невероятной житейской мудростью!

— Словно это я виноват в том, что отвлекаюсь! – дракон поймал мою руку, быстро чмокнул тот самый поднятый вверх пальчик и закончил: — Вообще, ты меня сбила!

— Закончи мысль! – я уже не могла сдержать открытой улыбки.

— А о чем мы говорили? – скучающе возвел глаза к потолку дракон… скользнул руками на мою талию и тут же сделал попытку добраться до голой кожи.

— Мы беседовали о том, что тебе проще быть грубияном, которому плевать на мнение женщин! – не поленилась вспомнить и процитировать я.

— Быть грубияном вообще по жизни проще! – озорно сверкнул зубами Ильф. – И да, с чего ты взяла, что я перестал им быть? Просто ты теперь находишься не в когорте «баба обыкновенная». Из-за таких не напрягаются.

— А где я теперь нахожусь в твоем личном рейтинге? Когорта «баба необыкновенная»?

— Почему это… Просто… моя. А свое я берегу.

Я неверяще уставилась на эту самоуверенную скотину.

— А с чего это ты решил, что я твоя?!

— Захотел? – спустя несколько секунд предположил Ильф и тяжко вздохнул. – Милая, давай без вредностей, а? Ты мне нравишься, я почти влюблен и уступать не собираюсь. С чего это, если я определился.

— А вдруг я против?!

— А ты против?! – не на шутку удивился дракон. – По мне так очень даже за! Особенно это было заметно в последние дни.

Солдафон. Наглый, прямолинейный и жутко уверенный в себе. Впрочем, нельзя сказать, что у него не было предпосылок для такого поведения.

Я тяжко вздохнула, вспоминая, как млела от ласковых слов и нежных прикосновений и льнула к этому крылатому кошмарику.

— Ну, конечно! Ты же себя стал прилично вести.

-Я стал тебя беречь. Более нормальным и воспитанным я от этого не стал, поверь. — По чувственным губам расплылась ленивая усмешка, от  которой почему-то бросило в жар. – Ноэль…

— Что? – почему-то шепотом спросила я.

Он наклонился и поцеловал. Долго, тягуче, сладко и очень-очень страстно. Так, что у меня по телу прокатилась искристая волна возбуждения, так что на миг стало сложно дышать, так… так.

— Более приличным я тоже не стал, — хрипло пробормотал Ильф, накрывая ладонями мою грудь. – А еще я очень тебя хочу. И прямо сейчас.

— А браслеты? – беспомощно пролепетала я , краем сознания понимая, что мы каким-то невероятным образом уже сползаем с кресла на ковер.

— А потом! – шально рассмеялся мой мужчина и вновь жадно поцеловал.

И я, запуская одну руку в его волосы, а другой, блуждая по мощной спине поняла… что, и правда, никуда этот артефакт не убежит, а значит… потом!

В этот раз не было сомнений, колебаний или тяжелых мыслей на периферии сознания.

Наоборот… странная легкость и даже веселье.

Смех, когда Ильф застрял в горловине своей рубашки. Ведь я так торопилась ее с него снять, что расстегнула лишь пару верхних пуговиц и самоуверенно решила стянуть ткань через голову, чтобы не мучиться с остальными. В итоге… в итоге, дракон немного побарахтался, но после просто порвал рубашку и взялся за мою одежду.

Поцелуи, ласки, прикосновения… оказывается, если окунаться в то, что между нами происходит с головой, и только чувствовать, а не думать… ощущения непередаваемые!

Мир вокруг бледнеет и словно сужается до него и меня. Пропадает… пока не приходит тот, последний рубеж наслаждения, за которым лишь сияющая вспышка сверхновой.

Я почти упала на блондина и уткнулась носом в его шею в попытке отдышаться.

— Уф… — высказалась спустя несколько секунд.

— И не говори, — лениво подтвердил это, ну очень многозначительное утверждение Ильф.

Мужчина чмокнул меня в висок и крепко обнял, одновременно поворачиваясь на бок и вынуждая меня соскользнуть с горячего, все еще влажного от пота тела на ковер.

Спину теперь грело пламя в камине, а грудь, животик и ножки — мой дракон.

— Я сейчас внезапно понял, что мне не хватает крыльев, — вдруг негромко сказал Ильф.

— Что? – не поняла к чему это он это.

— Рук не хватает, — ответить-то он ответил, но ситуацию не прояснил. – Хочется еще и в крылья закутать… от всего спрятать. Странное желание.

— Это называется желание защищать, — зевнув, сонно ответила я. – Проникайся!

— Да вот… в процессе.

— Молодец.

Несколько минут мы просто лежали, приходя в себя после секса и осмысливая все, о чем говорили до него.

Все же, порой размышления – полезная штука.

Наконец, Ильфрисэйн встал и подошел к столу. Взял шкатулку и задумчиво повертел ее в руках. Я, против воли, залюбовалась телом моего дракона.

Краси-и-ив все же! Закралась крамольная мыслишка о том, как же мне с ним повезло! Жуть…

— Ну что… читаем инструкцию? – Дракон растянулся рядом, и я прижалась, положив голову на его плечо, чтобы видеть выуженный из шкатулки лист.

— Читаем…

Надо заметить, оказывается, вдвоем изучать даже самый скучный и занудный предмет – гораздо интереснее.

Я считала, что дракон не станет внимательно читать инструкцию, но Ильф меня удивил обстоятельным подходом. Браслеты он на нас нацепил лишь после того, как прошерстил сопутствующую им бумажку буквально вдоль и поперек.

Щелк…

Прохладный металл широким наручем обхватил запястье Ильфрисэйна, а после и мое.

— Кандалы… — пробормотала я, оглядывая желтый металл с хитрым графическим рисунком.

— Скорее на обручальные похожи, — хмыкнул Ильф и рассмеялся, так как мои панически расширенные глаза, наверное, выглядели весьма комично. – Ноэль, Ноэль… дергаться при этом жутком слове, вообще-то, мне полагается! Не ломай стереотипы, детка!

— Какой ты… — сделала попытку надуться я.

— Я замечательный, — самодовольно решил Ильф. – А по поводу артефакта. Если чем-то и похоже, то лишь некоторыми свойствами и характеристиками. Но это обусловлено спецификой, потому не нервничай.

Я лишь вздохнула.

С ним попробуй не понервничать…

— Ладно, пошли спать Ноэль. Предстоят сложные дни. Переезд в городской дом и выход в свет. Ну и его сиятельство Князь Лаллин. Зная этого фейри… он будет частым гостем.

И что-то мне стало малость не по себе, от этого прогноза! Лицезреть Князя Черное Золото – удовольствие весьма сомнительное.

На любителя я бы сказала!

 

 

 

 

 

 

Возвращение в город прошло триумфально.

В городском доме наставника нас ждал сюрприз в виде его друзей, которые решили устроить небольшой праздник в честь «Спуска дорогого приятеля с горных вершин!»

Да, именно так пафосно выразился Ринвейл цай Тирлин, что стоял в картинной позе возле портала.

— Что это? – настороженно осведомился Олли, с опаской ткнув пальцев голубое искристое марево.

Зря он это.

Словно в ответ на этой действие оно вспыхнуло еще ярче и оттуда вылетела невысокая, симпатичная блондинка, которая тут же повисла на шее наставника и, клюнув его в щеку, отскочила.

— Привет, пропажа! – радостно поздоровалась новоприбывшая.

— Здравствуй, Ири, — гораздо более сдержанно ответил Олли.

— Мы уже замучились тебя ждать. Так неожиданно в спячку залег…

— Милая, если честно, меня изрядно настораживает такой всеобщий энтузиазм и востребованность меня-драгоценного, — скрестив руки на груди, выразил свои опасения Златогривый.

— Об этом после, — загадочно улыбнулся Ринвейл.

— Да-да, — закивала светловолосая девушка, все так же очаровательно улыбаясь. – А сейчас мы хотели бы пригласить вас в Анли-Гиссар.

КУДА?!

Мой мозг мигом вспомнил, что это и есть затерянный городок хейларов, а ножки совершенно самостоятельно попытались было рвануть к переходу в город хвостатых десятников. Удержал здравый смысл. Ему было нелегко. Но он справился!

Тем временем продолжался оживленный диалог между остальной компанией. Я постоянно косилась на новенькую, не в силах понять, кто она такая и что тут делает. Допустим, драконица… но огненная!

У меня вопрос «А это кто?» был только в глазах. Ильф же его озвучил. Разумеется, со свойственным ему «тактом» и «заходя издалека».

— Это моя первая любовь. Ирьяна… ныне цай Тирлин, — напряженным тоном ответил Олли.

Оба-на… Жена друга?

Любопытно. Вот, оказывается, какие сердечные раны скрываются в прошлом нашего неподражаемого Оллисэйна! Я вспоминила одну его фразу о том, что сложно любить ту, которая никогда не была и не будет твоей… И теперь это высказывание стало более понятно.

— На момент вашего знакомства она тоже была цай Тирлин, — махнул рукой рыжий дракон и скрылся в портале, посоветовав: – Не отставайте.

Ирьяна подмигнула и нырнула в голубую дымку вслед за мужем.

Олли нервно прошелся туда-сюда, а после остановился, кинул на телепорт раздраженный взгляд и рявкнул:

— Мне это очень не нравится!

— Предположения на тему активности твоих приятелей имеются? – вскинул светлую бровь Ильф.

— В том-то и дело, что имеются… — потер висок Златогривый. – И это именно то, от чего я в свое время с таким энтузиазмом…. Ушел заниматься своими делами.

Сдается мне, наставничек от этого неведомого нечто просто удрал.

— В спячку ушел за этими делами? – иронично переспросила я.

Меня окинули надменным взглядом и гордо не ответили!

— Ну так что, пойдем в гости или проигнорируем приглашение? – не выдержал долгих раздумий кузена Ильф.

— Вы идите. А я… а у меня дела! – поспешно решил Оллисэйн. – Важные, срочные, требующие немедленного внимания. В городе вас встретит Лаллин и все пояснит. Обучаться вы станете у него.

— Разве мы все еще социально опасны? Я думала, что теперь мы можем выйти в люди.

— Социально нет. Но вот для собственной нервной системы – весьма. Впрочем, разумеется, вас не собирается никто неволить. Если не понравится в Анли-Гиссаре, то стоит только попросить, и вас вернут в долину.

— А почему именно Анли-Гиссар?

— Дело в том, что это самое защищенное место на данный момент. Самое подходящее для обучения контролю над силой дивного народа. Ну и так, в качестве бонуса, именно в этом подземном городе сейчас самая большая компания фейри в Изначальном мире.

— Короче, нам там самое место, — подытожил Ильфрисэйн. – А предупредить не мог?

— Не мог. Не позволили бы. Город хейларов своеобразное местечко. И все мы, те, кто там был и те, кого приглашают, платим свою цену за этот визит.

— Интересно… — пробормотала я, понимая, что радоваться меня почему-то не тянет.

— Настораживает, — не согласился со мной Ильф.

Вот-вот. Не попадем ли мы в своеобразный филиал мира Дельта?

Тем более, что передают нас в заботливые руки Княже Черное Золото. И я как-то сомневаюсь в их надежности!

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *