Дивная Кровь. Глава 6

Дивная Кровь. Глава 6

Спустя несколько дней.

 

 

 

Я сидела, подперев кулаком подбородок, и с выражением немереной скуки на лице наблюдала за расхаживающим перед нами Олли. Как можно понять, это новая нотация за очередную шалость, совершенную во вред Ильфу.

Но, как только дракон кинул на меня злой взгляд, поза тут же претерпела метаморфозы! И Ноэль стала такая винова-а-атая и все-все осознающая. И ругать ее само-собой не надо. Вот совсем-совсем не надо.

Вроде подействовало. Златогривый тяжело вздохнул и пошел на новый заход по овальному ковру, который он мерил шагами.

Олли был занят делом. Олли изволил читать нотацию, промывать мозги, пытался достучаться до всего доброго, светлого, или хотя бы сознательного в наших с Ильфрисэйном сердцах.

— Ну как, скажите. Как можно быть настолько… невоздержанными?! – патично восклицал наставник, потрясая ладонями. – Нет, я понимаю, что Ноэль девочка… ей простительны некоторые вольности.

Я довольно улыбнулась и, повернувшись к своему извечному сопернику, подавила совершенно детское желание показать язык. А так лишь проказливо подмигнула и вздрогнула, услышав над ухом шипение:

— Хотя всему должна быть мера, моя дорогая Ноэль!

— Ой, простите, — пискнула в ответ, тут же положив ручки на стол, как образцовая ученица.

— Если перестанешь мелко пакостить – прощу.

— Он первый начал! – возмутилась я.

— До него мы тоже дойдем. И возьмемся, — зловеще пообещал Оллисэйн и вернулся к своему прежнему занятию. То есть к ковру. Но теперь время от времени останавливался у распахнутого окна и с тоской смотрел на горы и укутанный в дымку город внизу.

Судя по всему, несчастному Оллисэйну Златогривому было грустно, тоскливо и вообще его все достало. «Все» — это мы. Я и Ильф, если быть совсем уж точной.

— Ну не дети же, а… — устало вздохнул мужчина и перевел на нас осуждающий взгляд.

Я смело смотрела ему в глаза, как раз считая себя самым, что ни на есть «детем». А что? Ну, да, я совершеннолетняя. Но это не мешает мне оставаться шаловливой драконочкой.

— Ильф, в твои двести шестьдесят давно пора вести себя степенно и достойно. Тем более с таким опытом за плечами.

— Ско-о-оолько? – потрясенно выдохнула я. – Так ты ненамного меня старше, оказывается?!

— На пятьдесят лет, между прочим, — сухо ответил дракон.

— Олли, а тебе сколько? – воодушевленно поинтересовалась я, с интересом глядя на моложавого наставника. – Если кузен такого возраста.

— А мне почти четыреста, – усмехнулся он, но тут же посерезнел. – Не отвлекайтесь, пожалуйста. Я тут, между прочим, пытаюсь с вами общаться на важные темы!

— Слушаем, — Ильф разрешил это с таким видом, что лично я бы прибила мерзавца просто для профилактики.

— Ритуал проводим сегодня, — сказал, как обрубил, Олли. – Через три дня переезжаем в город, а там, спустя несколько дней, появится мой… родственник. Чистокровный фейри. Он и решит, что с вами делать дальше.

— Э-э-э-э….?! – в этот раз мы с Ильфом были просто на редкость единодушны. – Зачем?! Ты же говорил, что обучишь нас азам контроля и все!

— К сожалению, все оказалось не все так просто, как мне бы хотелось, — поморщился Олли и провел рукой по шее, ослабляя затянутый узел белоснежного платка, резко контрастирующего с черной рубашкой дракона. – К сожалению, мои дорогие… вы оказались друг для друга раздражителями. Не знаю, почему это произошло, но факт есть факт. Притом внешние конфликты – лишь отражение тех, что происходят на энергетическом уровне.

— Тогда почему мы не просто живем в одном замке, но и постоянно контактируем друг с другом?! – воскликнула я, непонимающе глядя на наставника.

— Потому что неизвестно, как ваша сила поведет себя вдали друг от друга. Вы не просто раздражители… вы резонаторы друг для друга. В контакте сила увеличивается, а если вы долго не встречаетесь – то почти гаснет. И неизвестно, что будет, если она совсем исчезнет.

— Все будет замечательно? – с мрачной радостью предположил Ильф.

— Тоже вариант, — согласился с ним Олли. – Но, как сказал Лаллин, обычно все бывало очень плохо для обоих носителей. Хочешь проверить на себе и Ноэль?

— Очень плохо это как? – допытывался неугомонный дракон, и надо признать, я понимала его настойчивость. Мне вовсе не улыбалось провести рядом с Ильфрисэйном неопределенное количество времени.

— Это очень больно, — тяжко вздохнул Златогривый, опираясь бедром о подоконник и складывая руки на груди. – А иногда с тяжкими последствиями для центральной нервной системы. Хочешь стать неполноценным, кузен?

— Нет, конечно, — дернул бровью белый дракон.

— Вот и не рыпайся и девочку не дергай, — дружески посоветовал ему Олли, но золотые глаза мужчины оставались холодны.

— Я приму к сведению твои рекомендации, — не остался равнодушным Ильф, расплывшись в ответном оскале.

— Вот и молодец, — качнул головой длинноволосый дракон и повернулся ко мне. – Ноэль, Ноэль…

И па-а-ауза! Выразительная такая! За время которой можно не просто вспомнить все что натворила, но и додумать то, что не успела учудить! Устыдиться всего сразу и, шмыгнув носом, жалобно посмотреть на наставника.

— Прости-и-и…

— Туда извинения, — кивнул на Ильфа его старший родственник.

Я покосилась на оного… и поняла, что не так уж и виновата! Особенно в свете того, что он в долгу, как правило, не оставался!

Нос сам вздернулся вверх, наглядно демонстрируя, что извиняться мы с ним не собираемся.

— Фейри! – вынес диагноз Олли. – Молоденькие фейри. Недаром дивный народ для воспитания своего молодняка отдельную реальность выделил. Ее и громят, а пока не станут воспитанными и адекватными, их в другие миры не пускают!

— А нас туда пустят? – с горящими глазами спросила я и поспешно уточнила: – На экскурсию! Туда и назад…

— Если не перестанешь чудить, тебя там вообще запрут, — рыкнул мне на ухо Ильф.

— С тобой  за компанию! – язвительно напомнила я.

— Не дай создатель!

— Поздно, тебя мной уже наградили! – не осталась в долгу и торжествующе улыбнулась, понимая, что в присутствии кузена Ильф никуда дальше слов не зайдет.

— Скорее прокляли и над идеалами поглумились! – не смолчал в ответ дракон.

— Молчать! – тоже высказался Олли, не сумев остаться в стороне от нашего милого междусобойчика.

Мы повернулись к Златогривому, который лишь махнул рукой.

— Свободны пока. И да, у нас сегодня гости.

— Кто? – кокетливо мурлыкнула я, поправив смоляной локон, упавший на глаза. Ильф резко отвернулся.

— Пара моих старых друзей…

Именно в этот момент воздух между нами задрожал, заискрился, и полотно мира расступилось, выпуская из своих объятий поистине занимательную парочку.

Что они являлись представителями дивного народа, было очевидно.

Девушка невысокая, очень худенькая, даже тощая, золотисто-рыжая и отчаянно веснушчатая. Болотно-зеленые, чарующие глаза необычного разреза горели весельем и задором. Одежда разноцветная, почти как у шутовки, через плечо перекинута большая тряпичная сумка ярко-красного цвета, увешанная всевозможными брелочками, фенечками, приколотыми брошками и прочей девичей прелестью.

— Ну, у вас тут и весело! —  сходу поделилась она впечатлениями от увиденного, потирая одну лодыжку в ярких полосатых чулках о другую.

— Здравствуйте, госпожа Майяра, —  Ильф встал и шагнул вперед, грациозно склоняясь в поклоне и прикладываясь поцелуем, к протянутой ручке дивной девушки. – Счастлив снова вас видеть.

Майя? Уж не та ли загадочная гостья, что разнесла голубую гостиную Олли? Ну как разнесла… скорее внесла непоправимый дизайнерский вклад в ее оформление!

Тем временем, второй визитер, возвышающийся над своей спутницей брюнет, заправляя прядь волос за острое ухо, хмыкнул:

— Да, Майя… весело, не то слово. — И, повернувшись к наставнику, добавил: — Олли, как вижу, ты не преувеличил, когда назвал творящееся у тебя в замке дурдомом.

Этот тип, в отличие от Майяры, был одет гораздо более сдержанно. Вернее, на фоне рыжей он вообще казался едва ли не священнослужителем!

Худой, с резким, умным лицом, пронзительно черными, космическими глазами и очень сдержанной жестикуляцией. Его долговязую фигуру окатывало что-то похожее на церемониальное одеяние глубокого темно-синего цвета, со скромной геометрической вышивкой на вороте и поясе.

— Вы рано, — Златогривый не поддержал занимательный разговор о том, как ему не повезло с воспитанниками.

— Вейл будет позже, — улыбнулась девушка и, повернувшись к нам, представилась: – Меня зовут Майяра, и я старший воспитатель десятого сектора мира Дельта.

— Лаллин, — кивнул ее спутник. – Консультант.

— А мир Дельта… — нерешительно начала я.

— Да, это детский мир, — радостно кивнула Майяра. – Если вы не сможете взять под контроль силу и эмоции, то придется забрать туда и воспитывать!

— Экспериментировать, – кровожадно оскалился Лаллин, окинув нас с Ильфом горящим взглядом. – Таких смесков, да еще и резонирующих друг от друга очень давно не было!

— А те, кто был? – осторожно спросил Ильф.

— Умерли еще до меня, — печально вздохнул фейри и многозначительно уточнил: – Как говорят – в муках.

Мы с Ильфом переглянулись. Кажется, впервые мы с ним оказались до жути солидарны!

Во всяком случае, в холодных серых глазах моего заклятого вражины читалась примерно та же матерная фраза, которая спотыкаясь, бегала по моей голове.

В мир Дельта мне уже совсем не хотелось!

 

 

 

 

Несколькими часами позже

 

Конечно же, полученные сведения стоили того, чтобы как следует все обдумать и принять решение. Как выяснилось, конфликты вредили нам еще больше, чем можно было вообразить. А потому, проводив гостей, мы с Ильфом, не сговариваясь, свернули в один и тот же коридор.

Прислонившись к стенам по разным его сторонам, мы несколько секунд пристально глядели друг на друга.

Я начала первая.

— Надо что-то делать, не находишь?

Он медленно кивнул, а после медленно улыбнулся и негромко спросил:

— Поговорим Ноэль?

Я еле уловимо покраснела, вспомнив о том, что случилось после того, как в последний раз звучала эта фраза. Да, я тогда повела себя очень по-детски. Хотя, если разобраться… а много ли было тех моментов, когда я показывала себя взрослой девушкой, а не капризным ребенком?

Даже Ильф, при всех его минусах до такого уровня не опускался.

Хотя… я цельная и настоящая. Он тоже.

Наверное, это хорошо.

Из настоящего и своего можно сделать что-то лучшее. А маску… как ни крути,  она не поменяется.

Дракон сделал шаг вперед и поклонился, протягивая мне руку. Я, подобрав подол домашнего платья, присела в неглубоком реверансе и нерешительно вложила чуть дрогнувшие пальцы в горячую мужскую ладонь.

После мы четко развернулись и неторопливо пошли к балконным дверям, за стеклами которых полыхал закат.

 

 

Мы стояли на продуваемой всеми ветрами террасе и молча смотрели в даль.

На Ледяной Предел стремительно падала ночь. Раскрыв огромные крылья, затеняя собой мир, туша солнце, уводя его за горизонт. Зажигая в темных небесах танцующие огни. Души предков? Считается, что если суть дракона достаточно сильная и красивая, то она даже не долетает до небесных чертогов, а остается тут. Охранять нас. Поддерживать в сложное время.

Чтобы любой, посмотрев на небо, вспомнил – надежда есть всегда. Волшебство достаточно лишь впустить в свою жизнь. Увидеть его.

Воздух был свежим и морозным, обжигающим легкие при каждом вдохе… но это та цена, с которой я была готова мириться.

А вокруг… вокруг была хрустальная, завораживающая своим величием тишина природы. Это, когда жив лишь ветер, обнимающий горы, касающийся  волос и настойчиво треплющий одежду. Это, когда грохочет лишь снег, сходя лавиной с крутого склона. Это, когда ничего не нарушает великого и изначального.

Лишь наше дыхание. Мое и Ильфа.

Который, как и я, слушал тишину природы и не делал попытки разбить этот хрусталь неосторожным словом.

Но… все когда либо заканчивается, не так ли? Чтобы дать начало новому. Например, диалогу.  А что? Не менее драгоценная вещь, чем многое другое.

— Красиво, да? – тихо заговорил мужчина

— Красиво, — спокойно признала я, любуясь на переливы северного сияния. – Даже не хочется думать о сугубо физической подоплеке этого явления. Все же в разборе чуда на составляющие есть что-то кощунственное.

— Согласен, — медленно кивнул дракон и запрокинул голову, любуясь постепенно зажигающимися на своде звездами. Небесные огни танцевали лишь на южной стороне чаши неба Ледяного Предела. Все остальное бескрайне синее пространство было усыпано бриллиантовой пылью далеких светил. Феномен нашей долины.

— Когда я был маленьким, мне нравилось верить, что тьму приносит Великая Драконица Ночь, — вдруг заговорил мужчина. – Мать изначальная, которая окутывает планету, свое яйцо, собственным телом, чтобы защитить от беспощадного Великого Дракона Дня, который особенно жесток и жарок в эти часы.

— Страшная легенда… — продолжила я, почему-то не желая, чтобы странный разговор обрывался вот так. – Ведь в ней говорится, что северное сияние это отражение того жара, сжигающего крылья Великой Ночи. А звезды – прорехи в полотне обожженных кожистых крыл, сквозь которые виден свет беспощадного Дня.

— Страшная. Но гораздо более интересная для мальчишки, чем то, что ему рассказывали на уроках. Смены циклов, суток, наклон планеты и прочее — это такая скучная штука… которую я оценил позже.

— Да, астрономия интересная наука.

Мы замолчали.

Если честно, я испытывала совершенно непонятное чувство робости и нерешительности. Я даже прямо посмотреть на него не решалась! Лишь искоса, прячась за сенью ресниц и краснея, если вдруг встречалась с ним взглядом.

Создатель, сколько всего между нами уже было!

Мы знакомы больше месяца, мы виделись почти что двенадцать часов в сутки, и ссорились добрую половину из них. Мы спали вместе в конце-концов! С чего вдруг эта совершенно неуместная робость?!

Но… но, но, но… Она была.

— Прости, я был резок, — первым начал Ильф.

— А я временами груба, — с готовностью ухватилась за то, что он первым начал. – Извини.

— Да… — молодой мужчина запустил руку в волосы и поджал губы. — Ноэль, что ты думаешь по поводу сказанного фейри?

— Мир Дельта? – утвердительно спросила я.- Честно ответить?

— Конечно, — раздался шорох одежды и, кинув на собеседника быстрый взгляд, я поняла, что он развернулся ко мне и теперь не отвлекается на природу, да погоду. Смотрит прямо. На меня.

Не быть же грубиянкой? Тем более, что мы вроде как ушли от этого стиля в общении. А потому, я тоже развернулась к дракону и с беспечной улыбкой бодрым и радостным тоном изложила свои соображения:

— Если честно, то я не отказалась бы побывать в этом занимательном мирке. Наверняка, это было бы крайне интересно. Но, к сожалению или к счастью, меня тормозит здравый смысл, а также инстинкт самосохранения, который рр-р-резко проснулся при виде этого… Лаллин.

— Князь Черное Золото. Легендарный Князь, — медленно кивнул Ильф. – Твои инстинкты оказались умнее разума. Там, и правда, есть чего бояться.

— Что ты о нем знаешь? – я наклонила голову набок, заинтересованно сверкнув глазами. Все же этот ворон в «рясе» произвел на меня сильное впечатление!

Не сказать, что положительное. Но сильное.

— Я знаю лишь то, что находится в открытом доступе, — усмехнулся Ильфрисэйн. – Но толщина той папочки, в которой хранятся секретные сведения его досье, вызывает уважение. И любопытство.

— И ты не попытался его удовлетворить?

Ильф промолчал. Очень многозначительно. Настолько, что я поняла – попытался. И возможно это даже получилось.

— Лаллин ученый-генетик. Особенно увлекается магическими аномалиями в живых существах. Этим, наверное, все и сказано.

— Нам с тобой в его лапы нельзя, — сделала я вполне закономерный вывод.

— И в мир Дельта тоже, — развел руками дракон. – Да, я бы и сам не против туда заглянуть с экскурсией, но постоянно проживать, как-то совсем не тянет.

— С чего это нас вообще должны туда забирать?! Ведь вроде бы в Дельту определяют лишь социально опасных.

— А почему нас в высокогорье держат, ты не подумала?

Я с сомнением покачала головой.

— Вряд ли все так плохо, иначе даже заморачиваться бы не стали. Сразу на Дельту и делу конец.

— В любом случае, гадать бесполезно. Мне кажется, самое важное сейчас это то, что мы поняли, что туда не хотим. А стало быть, станем прилагать все усилия, чтобы не ссориться и ладить, правильно?

— Ну да, — неуверенно пробормотала я, но, поймав укоризненный взгляд товарища по несчастью, поспешно поправилась: — Да-да, конечно!

— Вот и умничка, — с улыбкой одобрил такой прогресс Ильф. – А теперь… я хочу пригласить тебя на вечернюю прогулку, Ноэль.

— Видимо, не иначе как в качестве закрепления дружественных взаимоотношений? – лукаво прищурившись, спросила я, с трудом удерживаясь от того, чтобы не скатиться в откровенное кокетство.

Дракон стремительным, почти неуловимым движением скользнул ко мне и, склонившись к уху, прошептал, опаляя нежную кожу горячим дыханием:

— Разумеется, моя дорогая леди… разумеется.

 

 

 

 

 

 

Вечер приближался буквально семимильными скачками! Примерно так же скакала и моя паника.

Это же… это почти что свидание с Ильфом!

Ух!

И я, глупая маленькая драконица, почему-то ощущала себя почти счастливой от осознания этого. От воспоминаний о том, какими теплыми были серые глаза и нежными губы, которые, как правило, кривятся в неприятной усмешке.

Так что, я одевалась, причесывалась и старалась хоть немного приземлить свою восторженность, потому что никаких предпосылок для радости у меня не было. Скорее всего Ильф просто воспринял слова кузена всерьез и с должной ответственностью подошел к проблеме. В отличие от меня.

Да, это я так успокоиться пытаюсь и воззвать к своему разуму. Получается, конечно, но не сказать, что этими достижениями можно гордиться.

Я покрутилась перед зеркалом, окидывая тонкую фигурку по ту сторону придирчивым взглядом. Еще раз расправила плотную ткань синего платья, поправила прическу и даже пощипала бледные щечки, чтобы они заалели румянцем. Не сказать, что стала привлекательнее, но вроде программа минимум выполнена!

А потому я подхватила из кресла теплую шерстяную шаль и танцующей походкой вышла за дверь.

Ильфрисэйн ждал меня в холле.

Хорош, как и всегда. Высокий, стоящий в деланно расслабленной позе, но во всей его высокой, мощной фигуре ощущалась сила. На коротких белых волосах дракона играли последние закатные лучи. Сегодня он выглядел почти классически, а стало быть, крайне необычно для моего непривычного к такому взгляда. Строгое черное пальто, белый шарф, который он как раз одел и сейчас неторопливо натягивал белые же перчатки.

Непонятно, почему ножки вдруг стали слабыми и ватными, дыхание частым, а сердце колотилось так, что в ушах словно барабаны были! А еще меня внезапно обуяло желание развернуться и удрать сначала со всех ног, а потом и со всех крыльев!

Но я не успела. Он повернулся и увидел меня.

Демоны нижнего уровня, сколько раз я за прошедший месяц с ним встречалась?! Почему, ну почему не было такой реакции, а?!

С чего это вдруг меня сейчас так накрыло? Только из-за того, что я немного расслабилась, от того, что больше не ожидаю, что в любую секунду с этих красивых губ сорвется какая-нибудь редкостная гадость?

Ох…

— Добрый вечер, Ноэль, — он пересек холл и встал возле подножия лестницы, недвусмысленно ожидая, когда я спущусь. – Ты выглядишь просто великолепно.

— С-с-спасибо.

Да-да, я краснела, бледнела, заикалась – в общем, вела себя, как классическая идиотка.

— Я предлагаю прогуляться по Тропе Изумрудных снегов, — светским тоном начал Ильф, как только я спустилась. Он с ходу завладел моей рукой и положил ее за свой локоть, стремительно увлекая к дверям.

У меня же из головы постепенно выветривалась радужная дымка и душу наполняла веселая злость пополам с восхищением.

Вот, может же он вести себя прилично! Может! Если хочет, конечно.

Сейчас очевидно хочет, и потому я имею честь наблюдать галантного кавалера и замечательного джентльмена. Идеал, практически!

А что раньше было?!

Мерзавец чешуйчатый!

Идем мы по Тропе, которая была прозвана так из-за того, что снег, отражая огни сияния, и правда, казался зеленоватым.

Дракон поддерживает беседу, вспоминает интересные истории, постоянно подкидывает темы для диалога. Молодец, в общем.

Я, правда, тоже сладила со своими эмоциями и показала себя достойно.

Но долго ли, коротко ли, но стало слишком холодно, и мы повернули к замку.

Уже на крыльце, когда мой галантный спутник распахивал перед дамой двери, я шагнула вперед и, положив руку на манжет его пальто, спросила:

— Ильф… почему ты так вел себя раньше? Мы же не раз уже пытались найти точки соприкосновения и как-то утрясти ситуацию. Но… все разбивалось то о мои капризы,  то о твою грубость. Почему?! Ну не была же я настолько  невыносимой?!

Он замер, по-прежнему сжимая медную ручку входной двери. После неторопливо открыл ее до конца и облокотился о створку, оставляя открытым проход в замок.

— Знаешь, Ноэль… по поводу того, что ты не была настолько невыносима, я бы поспорил, — наконец, медленно сказал мужчина, и на его губах появилась едва заметная улыбка. – Но дело в ином. Хотя, опять же в тебе.

— О чем ты? – нахмурилась я.

— Видишь ли… моя дорогая, — почему-то от этого обращения, прозвучавшего невероятно интимно, я смутилась еще больше и опустила взгляд. – Милая моя… дело в том, что меня, несмотря на то, что я старался не восприниматься тебя так. , Бесит, когда МОЯ самочка мне перечит и меня оскорбляет. Это задевает гораздосильнее, чем слова совершенно безразличной мне… бабы. Прости за выражения, но так, наверное, наиболее точно и доходчиво.

— Эм… я поняла, — торопливо пробормотала я, попытавшись было скользнуть мимо него в замок. Но не успела. Дракон быстро обнял меня за талию и прижал к себе.

— Ш-ш-ш… ну что же ты, девочка? Как просить правду — так мы храбрые, а как дослушать до конца — так сразу трусим и сбегаем?

— Ильф… — я подняла голову, растерянно глядя на дракона, и задохнулась от нежного прикосновения его губ к щеке.

— Дальше? Давай дальше… Вспомни свое поведение. То, что ты меня соблазняла и провоцировала — это одно. Меня это скорее забавляло и веселило. Но потом в замке начали появляться гости. И ты с ними совершенно открыто флиртовала, притом, если я чего-то сам не заметил, сама же потом и рассказывала. Знаешь ли, это… бесило.  Неимоверно.

— Ты ревновал.

— Да, — совершенно спокойно признал дракон. – И да, я не знаю, что будет дальше. Я не загадываю. Я просто понимаю, что мне нравится видеть, чувствовать тебя рядом. И ради этого я готов со многим мириться. Подумай… моя дорогая.

И меня отпустили, позволив сбежать в замок.

Рука удерживающая талию ослабла, и я вполне могла уйти. Могла, но не сделала и шагу от него.

Я встала на цыпочки и, решительно глядя в серые глаза, прижалась губами к его рту.

И меня ни капли не заботил, ни ледяной ветер, ни то, что начиналась метель, ни даже громкий голос одного из слуг о том, что мы весь замок так выстудим.

Сейчас были важны лишь горячие, страстные и жадные губы моего дракона. Сильные руки, которые сжимали так, что было почти больно. Но так сладко…

И да, этот момент был очень важным.

Я в первый раз назвала его своим и не испугалась этого.

Мысленно, да. Но все с чего-то начинается.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *