Дивная Кровь. Глава 4

Дивная Кровь. Глава 4

Зато этот предприимчивый гад схватил коленку, рывком отодвинул в сторону и с удобством расположился между моих ног. Не отрывая взгляда от моих глаз, он медленно потерся бедрами об меня, как раз там, где под одеждой и было самое чувствительное местечко моего тела. Новое движение, от которого я невольно протяжно вздыхаю и выгибаюсь.

— Да, милая и так тоже… и по-другому, — он поднимает руку, с нажимом проводит по моим губам, как завороженный глядя на них.

Я замираю. Смотрю на него. На красивое лицо, с правильными, но немного резкими чертами, на чувственные губы, которые обещали так много. И он… он так глядит на меня. Неужели хочет поцеловать?

От этой мысли по телу пронесся огненный вихрь я и начала медленно закрывать глаза, понимая, что безумно желаю этого поцелуя. Почувствовать его…

— М-м-м-м… какие губки. Сделаешь потом минет!

ЧТО?!

Я распахнула глаза, неверяще глядя на этого…. Блин, да как его назвать, чтобы не соврать и не шибко материться?!

— ……………………….!

М-да… не удержалась.

— Нет, малыш, лучше ротик чем-нибудь более полезным займем, — тоже не одобрил сквернословия Ильф. – Мной, например!

Ну, все! Вот почему, ну почему эта самоуверенная сволочь не изволила заткнуться и по-нормальному меня совратить, а?! Почему ему обязательно надо было открыть рот и выдать очередную гадость!

Вдвойне было неприятно осознавать, что я, понимая, какая он скотина, все равно растеклась лужицей и была на все заранее согласна!

Гррррр!

— Хочу тебя, — Ильф прижался губами к моей шее и начал покрывать медленными поцелуями, постепенно спускаясь к груди, одной рукой, неторопливо расстегивая рубашку.

— Я тоже, — мрачно призналась я, а после добавила: — Удавить!

И стремительно рванулась из под мужчины, одновременно резко заехав ему в солнечное сплетение, и попытавшись коленом повторно достать то, что делает его козлом! Не получилось!

Но рукой попала куда надо, что позволило мне змеей вывернуться из-под воина. Я резко подскочила, поднимаясь на колени, собираясь как можно скорее сделать ноги. Невзирая на злость, застилающую разум, я понимала, что с ним мне не справиться. Сейчас-то смогла лишь потому, что большая часть его инстинктов и мозгов, явно переехала в штаны!

Удрать я не успела. Он молниеносно вскочил и все, что я ощутила это стремительное движение за спиной, а после тяжелую ладонь легшую на талию и то, как пальцы зарываются в волосы, властно наматывают косу на кулак, заставляя прогнуться, податься назад… упираясь в его бедра.

— Что-то мне все это напоминает, Ноэль… — хриплым голосом пробормотал Ильф, потираясь о мои ягодицы возбужденным членом. – А тебе?

— Разве что о твоей наглости и беспринципности!

— Да? – он наклонился вперед, одновременно оглаживая мои бедра, талию, властно обхватывая грудь и шепча такое, от чего у меня уши горели от стыда: — Ну а мне о том, как ты постанывала в моих руках. О том, какая горячая и влажная, была под моими пальцами.

— Ильф!

— Да… можешь стонать мое имя в экстазе, — «щедро» разрешил мне этот………… — Только мягче, малышка… можно с томным придыханием!

— Гад!

— Ты не оригинальна. И повторяешься.

Кожи коснулось что-то острое. Вздрогнув, я поняла, что это драконьи когти.

— Как раздеваться будем? По-прежнему ломая комедию или, пожалеешь вещи?

— Отпусти!

— Неа… — хмыкнули за спиной, и Ильф начал деловито расстегивать ремень, который тотчас звякнул. После была очередь пуговиц, а спустя секунду штаны рывком сдернули. Ну, попытались. Поняв, к чему дело идет, я рухнула животом на постель.

— М-да… как понимаю, спокойно заняться сексом не получится? – грустно поинтересовался дракон, отпуская мои волосы.

— Нет! – радостно подтвердила я.

— Ну что же, значит, будем проявлять фантазию!

— Ты это о чем?- настороженно поинтересовалась я, здраво понимая, что ничего хорошего мне от данной ситуации ждать не приходится.

— О-о-о-о! Дорогая, знаешь, есть такое поистине интересное направление. Бдсм называется. С ходу опробуем?

— ЧТО?!

— То! – с меня слезли, после как-то хитро скрутили и куда-то потащили. – Прости дорогая, но слова я не сдержу! Иметь тебя, я стану не на постели!

— А где?! – мигом насторожилась я, даже затихнув в его руках. Не то чтобы мне было так уж любопытно… скорее не на шутку жутковато!

— Узнаешь! – пообещал мне Ильф и поставил на ноги, тут же связывая мне руки над головой.

Стремительно, профессионально…

Когда он отошел, то я с круглыми от удивления глазами оказалась подвешена на длинной веревке.

— Как хорошо, что я грушу прикрепить не успел! – искренне радовался дракон.

— Да ты что вообще творишь, сволочь?!

— Ну… подготовку к интиму, — скромно признался он.

Я затихла, а потом с надеждой спросила:

— Ильф, а может не надо?

— Надо, Ноэль, надо…

— Нет, — помотала я головой, стараясь на цыпочках отодвинуться подальше. И плаксиво заявила: — Мне больно! Веревки врезаются!

— Да, — вкрадчиво отозвался он, начиная медленно расстегивать свой ремень. Неторопливо вытащил его демонстративно щелкнул, но глядя на совсем уж впавшую в шок меня сжалился и откинул в сторону. – Веревки говоришь? Сейчас…

Он щелкнул пальцами, и мои запястья окутало мягкое тепло, пушистой прослойкой защищая нежную кожу.

— Ну что же, а теперь продолжим! И право Ноэль, слоило тебе раздеваться самой. Конечно, я все сниму и сам, но понимаешь же, что не попортить не получится.

Я замерла, неверяще глядя на Ильфрисэйна, постепенно осознавая, что меня реально не отпустят. Вот прямо тут, связанную и… того. Притом, судя по горящему, жадному мужскому взгляду, «того» меня не один раз.

— Я буду сопротивляться, — сочла нужным предупредить этого озабоченного.

— Правда? – открыто усмехнулся блондин, рывком стягивая с себя рубашку и откидывая ее в сторону.

Я проводила светлую ткань тоскливым взглядом, отметила, как криво она повисла на спинке кресла, нарушая гармонию и строгость этого помещения. Ильф был аккуратистом.

М-да… совсем уж не о том думаю.

Пока я занималась всем чем угодно, лишь б не рассматриванием этого маньяка, вышеупомянутый подошел ближе.

— Сопротивляться, говоришь, станешь? – вновь протянул Ильф и вскинул руку, невесомо скользя пальцами по моей коже. Запястья, нежная кожа на сгибе локтя, шея… дальше начиналась моя рубашка, и дракон смело взялся за первую пуговицу. — Ноэль, в такой позе ты можешь только изгибаться мне на радость и прижиматься ближе.

— А еще молчать! – гордо заявила я и попыталась пнуть этого бессовестного. Он лишь качнулся в сторону, и мой удар прошел мимо цели.

— Гад крылатый! – совсем уж огорчилась я.

— Молчи, — покладисто согласился светловолосый  дракон, склоняя голову и начиная целовать мои скулы, лоб, спускаясь к ушку и шепча: — Ты сделаешь и мне и себе одолжение.

Я стояла, всеми силами пытаясь придумать, как выбраться из этой ситуации без потерь и мысленно давила коварное либидо, которое предлагало расслабиться и получить удовольствие. Тем более… ох… руки скользящие по телу, то невесомо поглаживающие его, то властно сжимающие, будили странные, уже знакомые томительно-приятные ощущения.

И я опять понимала, что завести он меня точно сможет. Я уже его хочу. Но… лаская тело, этот гад опять и не думал меня целовать! Напоминая этим, что я сейчас для него лишь доступное тело. Несговорчивое такое.

— Кто бы говорил… — грустно протянула я, и заерзала, ощутив, как мои груди накрыли ладони Ильфа. – Ей!

— Драконица есть драконица, — прокомментировал накрытое этот поганец. – Плоская почти.

И я, которая в этот миг почти что разомлела под нежными прикосновениями опять пришла в себя.

— Ты-ы-ы-ы! – гневно рыкнула я, злобно глядя в такие близкие сейчас серые глаза. – Убери лапы, гаденыш!

— Как-то мне надоело с тобой разговаривать, Ноэль, — полы рубашки рванули в разные стороны и пуговицы с веселым стуком разлетелись по сторонам.

— Оу, а мне нравится, — глухо рыкнул дракон, разрезая ткань когтями, окончательно обнажая небольшие полушария груди с розовыми вершинками. – Ноэль, в ролевых играх, реально что-то есть! Итак, ты будешь невинной девой, попавшей в плен дерзкому и ооочень страстному варвару! Сопротивляйся!

— Козел! – завизжала я, гневно глядя на него.

— Замечательно!  У тебя просто отлично получается! – с горящими от смеха глазами кивнул мне Ильф, параллельно окончательно стаскивая с меня штаны и белье, не забыв при этом ощупать бедра и попку. – А вот задница у тебя ничего! Замечательная я бы сказал задни…

— Ильф! – простонала я, обвиснув на веревках и не зная, то ли смеяться, то ли плакать.

Создатель, все же воин есть воин. Прямой до невозможности, эгоист, да еще и с идиотским чувством юмора. Притом, молчать он не считает нужным. Не уважает меня настолько, чтобы держать при себе свое мнение.

Др-р-ракон!

— Нее, Ноэль рано еще! Стонать мое имя станешь, когда я буду тебя тра…

— Ильф!

Он начал медленно подниматься, скользя губами по моей коже, обводя ртом коленку, выше, выше… замирая возле темного треугольника между ног, выписывая языком горячую, влажную цепочку, медленно подбираясь к сокровенному.

Я рыкнула и попыталась брыкнуться, резко согнув колено. Заехала ему по челюсти и злорадно наблюдала, как мужчина потирает подбородок. Правда почти сразу по чувственным губам расплылась совершенно отвратительная улыбочка и последовала не менее мерзкая фраза!

— Во! Злимся! Другое дело! А теперь… во, по расписанию у нас мольбы о снисхождении! Я тебя слушаю.

— Да пошел ты…………….., а потом в…………, ну и после………….! – не сдержалась я.

— Хм…. – он медленно встал, скользя руками и своим телом по моему, заставляя краснеть от такой близости возбужденного мужчины. – Вот с ……… и …………., не согласен категорически! Но  вот……. И ……………, если хочешь, можем опробовать прямо сейчас. Пойду с охотой!

Его рука показательно нырнула между моих ног, и палец почти сразу нащупал заветное местечко, от прикосновения к которому и так возбужденная я, тихо вскрикнула и начала часто дышать.

Он прижал меня к стене и контраст между его горячим телом и прохлады за спиной, наотмашь бил по нервам, заставляя звенеть, натянутые до предела струны ощущений. Горячие губы на шее, груди, жадные ласки, властные, даже порой грубоватые прикосновения, которые заводили еще больше. Он не целовал меня в губы, хотя мне опять отчаянно этого хотелось. Он не был небрежен, доводил до исступления, заставлял метаться головой по стене, задыхаться от волны необычайного наслаждения, поднимающейся из глубин существа. Я не знаю, что это было. Магия ли, а может вышедшие из под контроля гормоны и проснувшаяся чувственность. Но этот наглый грубиян заводил так, как никто до него, я хотела его до темноты в глазах и, к сожалению, все вышло именно так, как он предсказывал.

Ярость сплеталась с желанием, заставляя то льнуть к нему и постанывать, то слыша победный смех ругаться такими словами, которые я обычно даже мысленно не произносила.

Он, казалось, знал мое тело лучше, чем я. Знал, как прикоснуться, где нажать и что сказать. Говорил он в этот раз, видать в порядке исключения не гадости, а пошлости.

— Нежная, сладкая… ты же с ума по мне сходишь, да, Ноэль? – хрипло ворковал на ухо дракон, рывком развернув меня к стене и целуя плечи, скользя руками по груди, животу и ниже. Раздвигая влажные складки, большим пальцем лаская чувствительный бутон, а другим ныряя вглубь тела. – Ты меня хочешь…

— А то ты нет, — задыхаясь, пробормотала я, откидывая голову на сильное плечо и, не удержавшись, выразительно потерлась ягодицами о напряженный член. Впрочем, почти сразу испуганно замерла, потому что осознавала, что секса уже точно не миновать, а его размеры внушали опасения.

Я ожидала очередной колкости, гадости или откровенности за гранью приличий, но никак не тихого:

— С ума схожу…

И думала я на этом моменте растаять, как и любая глупая женщина… и выдать ему что-то ободряюще-согласительное на дальнейший взаимный разврат. Но коленки мои от ласк слабели, веревка натягивалась, напоминая о моей унизительном положении! А потому…

— Было бы с чего сходить!

— Ах, так!

Вызвав невольный протестующий возглас, длинные пальцы покинули мое тело, и скользнули ниже по ноге, достигая колена и… решительно приподнимая его. Когда входа в лоно коснулась головка его члена, я тихо вскрикнула от удивления и неожиданности.

Вот и оно…

Я зажмурилась в ожидании боли, крови и вообще всяких жуткостей. Томления как не бывало, удовольствия тоже. Как-то сразу стал холодным пол, шершавой стена, к которой меня прижимали, а поза неудобной. Короче, былого кайфа нет, а расплата на носу!

Движение… не входя, лишь скользя совсем рядом, задевая заветную точку. Я замираю, часто дыша, чувствуя, как он слова ласкает груди, сжимая пальцы на чувствительных сосках. Поцелуи на шее и нежном местечке за ушком. Дыхание, его снежный запах, смешанный с мускусным ароматом нашего желания. Где я, где он?..

Руки дракона шершавые, в мозолях от меча. Моя кожа болезненно сладко реагирует на любое прикосновение. В глазах вновь начинает плыть от вожделения.

Он качнулся назад, скользя, задевая, заставляя томно постанывать от того, что невозможно сдержаться. И снова вперед и назад, вперед и назад… имитируя древний как мир танец.

— Ох, детка… какая ты…

Ну и пара смелых характеристик на тему, какая страстная, влажная, его ждущая и всем телом, зовущая и не по делу ломающаяся.

Возбуждение нарастает волнами. Стучит в висках, горит огнем в жилах.  Переплетается со злостью. Пнуть его! Своооолочь! Как ты посмел, сволочь, сволочь, гад! Разворачиваюсь и пытаюсь укусить, лягнуть – все мимо, и я рычу, выгибаюсь от ярости,  а этот… Этот! Снова что-то делает со мной, и мне… Мне так хорошо! Убить его мало! Взвыв ярости, стукнула коленом – мимо…  И улыбается, гад! Мальчишески так, шало… И за ухо его! От души, зубами! Ага, попался! В ответ – как ударом на удар! Движение пальцев по коже, зубы на груди… А, чтоб ты сдох – в глазах светло, меня снова выгибает дугой, и сладкие волны стучат в ушах, ревут в крови, и кроме собственного пульса да его хриплого дыхания нет в больше мире звуков!..

Ааааа! Плевать! Плевать, на все плевать! Да, да, дааа! Я прижимаюсь всем телом, подаюсь вперед и ловлю его губы. То ли кусаю, то ли целую, наслаждаясь удивлением и нарастающим шквалом страсти в серых глазах! Вот сейчас только попробуй, не дать мне желаемого!  И плевать мне, что там будет дальше, и со всем, что будет потом, я потом и разберусь, а сейчас я от него все возьму! Все, что он может мне дать – и фиг он открутится! Я решила – я хочу стать женщиной здесь, сейчас и с этим конкретным ублюдком!

В конце концов, в одном он прав. Я и правда, этого хочу и никто до Ильфа, не мог довести меня до такого исступления.

Радужка глаз дракона была затоплена черным зрачком он несколько секунд замер, после того как я отстранилась, перестав его целовать, а после подхватил меня под попку, заставляя оседлать его бедра и впился в губы болезненным, но неимоверно сладким поцелуем. Лишая разума сначала, заглушая глухой вскрик от короткой вспышки боли, что пронзила низ моего живота, когда он властно ворвался в тело. Сильно, неумолимо… раз, другой, третий. Если и заметил невинность, дракон явно не посчитал ее достаточной причиной, чтобы остановиться или стать нежнее. Рычал, стискивал руки так, что на моем теле наверняка останутся отметины. Прикусывал кожу на шее, отмечая, показывая всем, что сегодня, сейчас я была с ним. Стонала под ним, дрожала от его движений глубоко в моем теле. Была его самкой.

Да, это совершенно по варварски, это дико и сейчас в нашем обществе не принято. Мы уважаем право на свободу и… конфиденциальность. Во мне смешалось возмущение и чисто женское, древнее удовлетворение. Точно так же, как смешивалась боль и удовлетворение. Как физическое, так и моральное. Сильное тело моего партнера было покрыто бисеринками пота, любое мое движение, любой стон, касание губ, языка приводило его в неистовство, и я сладко вздрагивала от… всего. Всего спектра эмоций, всего происходящего.

Не было экстаза, да и странно, если бы он случился в первый раз. Но было удовлетворение, был восторг нового, познанного. Было тянущее чувство где-то внизу и огромное желание обнимать его. Целовать…

Словно читая мысли, он вскидывает руку, освобождая мои запястья, и мои ладони падают на широкие плечи, чтобы тотчас скользнуть вниз по широкой спине, по буграм мышц.

Но от поцелуя Ильф уклонился, почти сразу метнувшись к постели и разложив на гладких простынях, накрыл своим телом, тотчас входя в меня, резко двигаясь.

До стона, до вскрика, до судорожно скрещенных лодыжек на его ягодицах. И больно и сладко… непонятно.

Он оказался вынослив и ненасытен, а в сексе так же резок и порывист, как и по жизни. Отстранился, перевернул, властно укусил за шею и, не успела я возмутиться, как снова ощутила в себе.

И снова… и снова… и снова.

Стоит ли удивляться, что когда для него наступил финал, я лишь отползла в сторонку, из последних сил натянула на себя покрывало и провалилась в сон, под недоуменное:

— Ноэль… ты что устала?

Наверное, будь я в более добром состоянии, то возмутилась бы. Но сейчас моих сил хватило только на то, чтобы зарыться носом в подушку, отпихнуть ногой, полезшего целовать плечико Ильфа и пробормотать:

— Нет, блин не устала… это у меня форма оргазма такая!

— Никогда не слышал… и не видел, — с сомнением в голосе выдал этот потрясающий индивид.

Да-да, все больше и больше потрясающий меня своей непроходимой твердолобостью!

— Любуйся! – щедро разрешила я, окончательно уплывая в сон.

— А почему я в крови? – раздался на периферии сознания совсем уж ошарашенный голос мужчины.

В ответ, мне зверски захотелось поздравить его с первыми в истории критическими мужскими днями… но я уже спала!

 

 

Снилось мне что-то приятное. Как полет… как счастье.

Тело было легким, невесомым  и словно плавилось в огне сладких, как патока ощущений.

Проснулась я, как можно понимать, не самостоятельно! Более того, проснулась я почти, что в процессе следующего акта! Причем, к своему удивлению, принимала в нем, может и пассивное в данный момент, но все же участие!

Ильф медленно целовал мою шею, обнимая и поглаживая грудь, то сжимая соски, то легонько обводя мягкие полушария кончиками пальцев. Я тихо постанывала, изогнувшись в его руках и запустив пальчики в густые светлые волосы.

Надо признать в этот самый момент, я даже поняла, что можно не бить его по наглой драконьей морде… ибо секс  оказался замечательной штукой. Нет, не вчера, конечно, но пер-р-рспективы… ох… вдохновляют.

Но, как видится с Ильфом, я поторопилась с выводами!

Видать, увидев, что я проснулась, он посчитал программу минимум по предварительным ласкам выполненной и решительно опрокинул меня на спину. Дальше я и вякнуть не успела! Меня накрыло большое горячее тело, этот… козел крылатый деловито приподнял одно мое колено, второй рукой бедра и быстро вошел, тут же тихо застонав от наслаждения одновременно со мной. Но я-то стонала не от этого!!!

Мне вообще-то конкретно в этот момент стало малость не очень приятненько. Если не сказать грубее и матернее! В общем, стало мне больно!

Я зашипела, вцепляясь ногтями в сильные плечи, он тихо и довольно рыкнул, а после шлепнул меня по бедру и заявил:

— Я не сомневался, в том, что ты страстная малышка!

— Слушай ты, сво… — гневно начала я, пытаясь выскользнуть из под тела дракона, который сволочь, даже не думал замедлять ритм!

Он остановился, ооочень укоризненно взглянул на меня и морально добил просто замечательным вердиктом:

— Ноэль, вот надо тебе снова ломаться! И это после всего, что было вечером и ночью?!

— А ночью еще что-то было?! – потрясенная невиданными открытиями выдохнула я.

— А то! – самодовольно заявил блондинистый гад. – Ты, правда, опять из себя ледышку изображала сначала.

Вообще отлично! У нас было, и я не помню!

Или это то смутное и непонятное во сне?..

Он перекатился по постели, положил меня на бок и придержал рукой, когда попыталась сбежать. Поцеловал ушко, прикусывая мочку, и снова оказался в моем теле, от чего я выгнулась, застонав от смеси боли и чего-то непонятного…

— Правда, до конца я дело не доводил. Приласкал просто, — внес немного конкретики в ночное происшествие Ильф и как всегда гениально закончил: — Так что теперь расплачивайся!

— А то, что мне сейчас не очень приятно, это ничего, да?! – злобно рыкнула я, начиная медленно покрываться чешуйками от злости.

Я драконица или где?! Так я и позволю всяким самоуверенным воякам пользовать меня в свое удовольствие! Ладно бы во взаимное! А тут, понимаешь ли, все в одну морду!

Но ничего предпринять я не успела. Мужчина остановился, уткнулся носом в мою шею, хрипло дыша и сжимая меня руками.

Очередная смена позиции и он снова нависает надо мной, но на сей раз не стал так вот сразу кидаться, а внимательно посмотрел в глаза, словно ища там ответ на какой-то вопрос. После он и последовал. Разумеется, блещущий интеллектом! Как же иначе, это ведь Ильфрисэйн!

— Тебе что не нравится?

— Аплодирую! – едко фыркнула я, и показательно хлопнула в ладоши перед носом дракона. – Будет честны до конца, о мой не очень юный гений! Мне не то, что не нравится, мне вот совсем не нравится!

— Вчера нравилось, — подумав, возразил блондин, начиная рассеянно поглаживать мое плечо, скользя ладонью до шеи и обратно. – И ночью тоже.

Демоны, он реально не понимает?!

Как можно быть таким сообразительным в магии   и науках и круглым идиотом в личных вопросах?! Притом, ласкать он умеет и любит, то есть опыт очень даже немаленький. Так в чем дело?

— А то, что у меня вчера первый раз был, тебе не о чем не говорит? – осторожно спросила дракона. – Разумеется, мне нравилось до…. и после, без проникновения. А сейчас – я не готова, да еще и… ну, ты понял.

В конце я совсем уж смешалась и всплеснула руками. Все же я не могла невозмутимо говорить на такие темы, лежа с мужчиной в постели, только-только после занятия сексом, притом не совсем удачного секса.

— А первый раз? – как-то вяло удивился он.

— Кровь! – любезно напомнила я.

— И что? – вскинул бровь Ильф, после, наконец, скатился с меня рядом и, притянув к себе, все также внимательно рассматривая спокойно сказал. – Такое и при месячных бывает.

Любопытство на тему: «А ты что в и эти дни баб имел?!» я успешно проглотила!

— А сопротивление?!

— Вообще, даже с опытными девушками, мы, как правило, проходим этот этап… – задумчиво уставился в потолок мужчина и пожал плечами. – Они заводятся сильнее после этого.

— Извращенки!

— Воительницы и магички, — рассмеялся он, запуская одну руку в свои волосы. – Сильные женщины, которые желают быть слабыми хотя бы в постели с мужчиной. Покориться.

Я замерла, переваривая всю эту интригующую информацию, а после осторожно спросила:

— То есть ты все то, что было, считал именно своеобразными… «брачными играми»?

— Ну да…

— А девственниц…

— Даже близко не подходил, — ответил Ильфрисэйн еще до того, как я закончила вопрос. – Вернее пару раз пересекался, конечно, но… скучно. Трясутся, бояться, и не тронь, да не скажи ничего, а то мигом в обморок.

По поводу «не скажи», в случае с Ильфом – очень актуально!

— А я что, не соответствовала?

— Ты злилась, хамила, грубила и всячески нарвалась на хороший тра… — воин тут же подтвердил недавние выводы про то, что ему нельзя давать открывать рот.

— Цыц! – торопливо воскликнула я. – Как-то приличнее выражаться можно?!

Кому я интересно это говорю?.. И сколько лет своей жизни он провел на заданиях и в казарме? И почему вообще оказался спящим рядом с Оллисэйном?

— Я постараюсь, — серьезно глядя мне в глаза сказал светловолосый поганец и скользнул ладонью на грудь, нежно ее сжимая, и, склонившись, начал покрывать поцелуями шею. – Также я все учту… и заглажу вину…

По телу пробежала дрожь, кожа покрылась мурашками, а сила фейри скооперировавшись с драконьей физиологией, вынесли вердикт – мы «за»! Как говорится – к разврату готовы, и можем приступать!

Но вот незадача, я с мозгами и здравым смыслом была как-то против!

— Ильф, отпусти, — попыталась не орать и сказать все достойно и сдержанно. – Я рада, что мы все выяснили и что теперь ты раскаиваешься и извиняешься, так что теперь я ухо…

— Кто сказал, что раскаиваюсь? – приглушенный голос дракона раздавался уже откуда-то из района моих верхних округлостей. – Я, конечно, извиняюсь. Старательно вот, как видишь!

В подтверждение он накрыл чувствительный сосок ртом и я, не удержавшись, прерывисто вздохнула, потому что сразу стало тепло и очень-очень приятно.

— Вижу, но…

— Но ни капли не раскаиваюсь, — ласково поглаживая живот его рука скользнула ниже, но не полезла к сокровенному, а стала невесомо касаться кожи ног, порхая по телу, безошибочно находя те самые местечки, от прикосновения к которым, меня медленно затапливала нега.

— Вот совсем не раскаиваюсь. Мне было очень приятно тебя иметь, чувственная моя. Быть может я плохо помню… но с тобой хорошо как ни с кем, Ноэль. Как ни с кем… — хрипло шептал воин мне на ухо, обводя острыми когтями влажный сосок, заставляя меня вздрагивать от контраста и… смутного ощущения опасности. Хотя я почему-то была уверена, что он ничего мне не сделает. Ведь стоило дернуться, как он отдернул когти и вновь накрыл грудь ладонью.

— А мое мнение, тебя вообще не интересует?! – вновь дернулась  я, понимая, что такими темпами меня снова употребят по назначению и все!

«Иметь»… какое отвратительное слово!

— Интересует, конечно! – с готовностью согласился он, и проказливо улыбнувшись, все же невесомо коснулся нижних губ, и с развратной улыбкой сказал. – Ты меня УЖЕ хочешь, дорогая.

— Физиология, — мило улыбнулась я… а после высвободила энергию, что накопилась за все это время!

— Главное – есть реакция! – порадовался за нас обоих мой чешуйчатый друг и навострил лыжи на тему: перейти к активным действиям.

Но на сей раз, я решил действовать! Правда, несколько иначе! Ну а что? Мужика я выслушала, мотивацию узнала… а продолжения как-то не особо хочу.

Дракона с меня снесло куда-то в сторону стены, им же выбило окно и я испуганно села на кровати, не веря, что… так радикально получилось!

Стекла радостно осыпались вниз, а я, подхватив простыню, метнулась к проему. Раздался свист ветра в гигантских крыльях, а потом из ущелья опоясывающего замок и взмыл к нему, закладывая крутой вираж. Я радостно вздохнула, ощущая, как отлегло от сердца. Убивать этого самоуверенного солдафона не хотелось.

А дракон возвращался!

Потому я торопливо высунулась и выкрикнула:

— И так будет всякий раз, когда ты козлина чешуйчатая ко мне полезешь!

После теряя простынь, я бодрой газелью рванула к выходу, торопливо закрывая за собой дверь и галопируя по коридору… подальше!

С четким ощущением, что ночка, однако, удалась! Утро тоже.

Когда из-за угла вышел Олли и смерил почти голую меня удивленным взглядом, я окончательно поняла… удалось вообще все что могло!

 

Тишина. Слышно как за окном падает снег и матерится дракон. Также, прекрасно слышно, как этот самый дракон, выражая свое честное мнение о сложной женской душе, выдыхает ледяное пламя, которое покрывает все, в том числе и окна замка приличной коркой льда. Снаружи что-то с грохотом упало.

На лице Оллисэйна появилось странное выражение и ровным, спокойным голосом наставник поведал:

— Кажется, он скинул вниз мой любимый камень.

Ик! Я с огромным изумлением уставилась на квартерона. Тут у него кузен беснуется и непонятно что случилось, а Олли о камешке волнуется!

— А ведь он был любимым. Мне так нравилось лицезреть рассвет, именно под этим углом! — все с тем же выражением величественной и возвышенной грусти возвестил мой нечаянный собеседник.

— Эм… — зависла я.

— Ноэль, вы понимаете, какие огромные убытки мне приходится терпеть?! Какие невосполнимые потери, я несу из-за ваших конфликтов с Ильфом! Понимаете? — Строго вопросил Олли, с укором в желтых глазах глядя на меня. – Осознаете, какие колоссальные душевные муки, мне причиняет столь варварское отношение как друг к другу, так и к моему имуществу?!

Эээээ?!

Я от удивления чуть простыню не потеряла!

Если бы я не узнала немного этого дракона за время пребывания в его доме, то подумала бы о том, что он совершенно бессовестно насмехается.

Но лицо серьезное и вообще, наставник это наставник! Он взрослый, мудрый и так далее.

А потому, я состроила выражение лица призванное изображать максимальное рвение и поведала:

— Мы что-нибудь придумаем! – честно пообещала, всячески способствовать решению этой проблемы.

— Я в вас верю! – с выражением вселенской печали на лице кивнул светловолосый дракон с золотой прядью в шевелюре.

И медленно, величественно двинулся дальше по коридору.

Я обернулась, провожая его взглядом до поворота.

Прошло несколько секунд, и послышался гомерический мужской гогот.

Иначе не назвать!

После обратно в коридор вышел Оллисэйн с улыбкой от уха до уха, я рядом с ним шагал высокий рыжеволосый дракон, который все еще смеялся.

Увидев меня, он затормозил и на породистом лице рыжего, появилось огромное удивление.

— Олли, что это за чудные полуголые видения у тебя по замку бегают?

— Ты не поверишь Вейл… но это моя ученица. Та самая, о которой я рассказывал, и на которую просил достать характеристики.

— Да?! Хм… друг, вынужден тебя разочаровать, но там написано совсем другое. Что она патологически скромная и кошмарно приличная. Проблемная короче!

— Ну… — смерил меня наставник критическим взглядом. – Бывают в жизни перемены!

Пауза.

Мне стыдно-стыдно! Так, что я опускаю глаза и подумываю о том, чтобы невежливо свалить к себе в комнату.

Именно в этот момент лопается стекло одного из окон коридора и оттуда вылезает совершенно голый Ильф.

— Все, ты попала! – с ходу заявляет мне он, начисто игнорируя остальных гостей.

— А это кто? – любопытствует Вейл.

— Не поверишь…

— Снова?!

— Да… Это тоже мой ученик. И кузен.

Па-а-ауза! Ветер свистит, с грохотом падает оконная рама.

— Весело живете! – подводит итог этой комедии положений рыжий дракон.

 

 

 

One thought on “Дивная Кровь. Глава 4

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *