Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по-драконьи-4. Вернуться домой. Эпилог

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по-драконьи-4. Вернуться домой. Глава 14

Глава 14

Как оказалось, пока я, нагеройствавшись, пребывала в несознанке, произошло все самое интересное, а именно, допрос Шеридана. Десятники ходили с лицами, на которых можно было без труда прочитать страдание и потрясение, но упорно не рассказывали, в чем дело. Все остальные тоже были не в курсе. Правда, меня настораживало то, что хейлары снова стали зло коситься на фейри. Неужели во всем все же были замешаны представители дивного народа? К сожалению, хейларам глубоко все равно, вся раса фейри наследила тут или отдельные особо отличившиеся, и с хозяев города станется выставить из него всех, кто не имеет хвоста и страдашек за душой.

В общем – я потребовала от Арвиля навестить больную и ждала.

Мужа я после того, как он не отходил от меня полдня и, судя по всему, намеревался продолжать это благое дело, отправила в лаборатории. Внимание — это, конечно, хорошо, но не в душащих объемах. Плюс, я уже почти поправилась и теперь играла с врачом в карты. На сей раз, на почки.

— Девятка! – азартно шлепнул фейри картой. Он сидел, скрестив ноги, на другой стороне моей койки и, кажется, все же твердо решил создать коллекцию из выигранных органов пациентов.

— Десятка, — спокойно ответила я, кинув сверху свою карту. – Облом тебе, а не почечки.

— Слушай, ну тебе жалко, что ли, — вздохнул Хаир. – Я же не сразу, я же посмертно. Хочу потом изучить, в каком состоянии будет орган. Ты не хочешь помочь науке?

— Я не хочу потворствовать твоему любопытству вивисектора! Тем более, еще недавно ты мне в красках рассказывал, как станешь выколупывать почечки из еще живой меня.

— Да я же шутил!

— Боюсь я твоих шуточек, — честно ответила ему я. — Лови козырного туза.

Избавившись от последней карты, я демонстративно раскрыла ладошки и издевательски сунула их под длинный нос фейри. Он не поленился наклониться и внимательнее все рассмотреть.

— Я уверен, что у тебя еще была минимум одна карта. Ты жулик, Ирьяна цай Тирлин.

— Не пойман не вор, — спокойно ответила я, откинувшись на подушки.

— А если поищу? – коварно прищурился дивный.

— Даже под одежду полезешь? – деланно ужаснулась я, стараясь не расхохотаться.

— А почему нет?

— Мм-м-м… — я сделала вид, что всерьез задумалась. – Во! Потому что у меня есть муж.

— Аргумент, — уныло согласился фейри. – Ладно, так и быть, завещаю тебе свою почку. Одну.

— Мы же на две договаривались!

— А ты не слышала, что дивному народу верить нельзя? Я и так добр. Если помру раньше – заходи.

— Скучный ты, — вздохнула я. – Ну вот чего стоит? Ты же себе новую отрастишь, а у меня будет такой уникальный экспонат.

— Нет, я злой и жадный.

 

На этом мои попытки отбить законный выигрыш прервал появившийся в палате Сотник.

— Оставьте нас, — тихо велел он Хаиру.

Врач с удивлением посмотрел на хейлара, но без лишних вопросов встал и вышел из комнаты.

— Ого, какой ты грозный, — протянула я, с тревогой глядя на друга.

— Есть причины, — кратко ответил Ар, присаживаясь в кресло для посетителей. – Как ты себя чувствуешь, Ирьяна? Надо признать, ты сильно всех испугала.

— А что такого-то? – недоуменно нахмурилась я. – Разве, если что, ты не смог бы меня найти?

— Там? Смог, но на это ушло бы очень много времени. А его у нас сейчас нет, я не имею право выходить из строя. Но все равно огромное тебе спасибо. Без твоего вмешательства та схватка закончилась бы гораздо более кроваво.

— Кстати, кто пострадал?

— Сильнее всего – слуа. Обширные рваные раны. Но он довольно быстро пришел в себя, — Арвиль усмехнулся и закончил. – Живучий, поганец. С такими повреждениями мало кто смог бы выжить, а он еще на следующий же день снова всем на нервы действовал.

— Понятно… Арвиль, а что там с Шериданом?

Он скривился, словно само имя бывшего друга и правой руки болезненно отзывалось в голове Сотника.

— Шеридан… Очень сложно, Ирьяна. И, если честно, я впервые не знаю, что мне делать.

— С ним? Он же предатель и ренегат!

— А остальные? Диар, Алишин и прочие? Их тоже предлагаешь подвергнуть анафеме?

— Если я правильно помню, они всегда были в контролирующей сети. А Шеридан действовал по своей воле!

— Увы, Ирьяна… На Шеридане были оковы сильнее любой воли… Потому, с одной стороны, я его понимаю, а с другой, мне очень сложно будет снова спокойно видеть его рядом с собой.

— Ты понимаешь, а я вот ничего не понимаю!

— Проще показать, — вздохнул хвостатый и поднялся. – Позволишь?

Я только кивнула и закрыла глаза, когда моих висков коснулись прохладные пальцы.

— Следуй за мной…

Шепот на грани слышимости уводил все дальше и дальше, размывая очертания комнаты… собирая из этого тумана нечто иное.

Арвиль почти летел по коридору, чудом удерживаясь и не срываясь на непочтительный статусу бег. Наверное, стоило бы идти медленно и неторопливо, но сейчас, когда наконец-то можно было получить ответы на все терзающие Сотника вопросы, он был не в силах думать о положении.

В Анли-Гиссаре была тюрьма. Вернее, целый уровень. Так, на всякий случай. Притом камеры там были высшего порядка, такие, чтобы даже фейри было реально удержать.

В самой дальней, за тонкой преградой из радужной пленки, на полу в каменном мешке сидел изможденный пленник. За десять метров до камеры Арвиль замедлил шаг и попытался выровнять дыхание. Подошел к месту заключения бывшего друга уже, как и полагается суровому командиру. Быстро, четко, невозмутимо.

Шеридан вскинулся, словно почувствовав и увидев темную фигуру по ту сторону преграды, медленно встал.

— Ну, здравствуй… командир.

Не друг, не брат, не Арвиль… командир.

Сотник щелкнул пальцами, пленка на миг потускнела, и он смело шагнул в камеру. Миг – завеса вновь стала непроницаемой.

— Здравствуй… десятник, — искаженным эхом откликнулся Арвиль. – Не скажу, что я рад тебя видеть живым.

— Почему же?

— Бывают случаи, когда смерть в большем почете, чем жизнь. Это как раз он.

— Как просто говорить и судить, даже не попытавшись понять причин. Ты изменился за время сна, командир. В тебе появилось нечто старомодное. Помнится, наши творцы тоже любили принимать решения, не желая слушать никого и ничего.

Арвиль зло прищурился и поджал губы.

— Такое сравнение практически оскорбительно.

— Тогда это повод задуматься, не так ли?

Шеридан стоял, словно навытяжку, глядел прямо… позволял себе вольности в словах. Впрочем, имел право.

Арвиль отошел к стене темницы, опустился на камни и, порывшись за пазухой, вытащил тонкую палочку папиросы.

— Пристрастился, вот представляешь, — спокойно ответил он на немой вопрос в глазах бывшего друга. – Дрянь редкостная, но успокаивает и помогает концентрироваться.

— Ясно…

— Ну что как не родной? – горько спросил Сотник. – Садись. Рассказывай.

Шеридан медленно сел на противоположной стороне камеры, с удивлением и настороженностью глядя на Ара. Он практически не сомневался, что для начала получит в морду за предательство, а потом уже с ним продолжат более предметный разговор, используя всю богатую пыточную практику, заложенную создателями.

— Что рассказывать?

— Вечные вопрос. Кто виноват, и что делать.

— Кто виноват… фейри, конечно.

— Ох….ть, — кратко высказался Арвиль, и щелкнув пальцами поджег, кончик папиросы. – Прямо таки фейри? В лицо их видел?

— Всех, кроме главного.

— И сколько их там?

— Около двадцати. Скучающие старички, которых на закате жизни понесло творить великие дела. А добро и зло они в этом возрасте уже плохо различают.

— Дивные в любом возрасте это плохо различают, — хмыкнул Сотник, затягиваясь горьким дымом. – Значит, старички?

— Да. Кое-кто из тех, кто работал над нашим проектом раньше, есть и новые.

— Потрясающе, — с такой интонацией, словно выругался, процедил Арвиль. – А ты знаешь, у нас тут, по счастливому совпадению, тоже филиал дома престарелых образовался.

— В смысле? – нахмурился Шеридан.

— Позже, — отмахнулся Ар, решив потом рассказать десятнику о том, происходящем в Анли-Гиссаре. Сначала нужно все выяснить. – Итак, тебя разбудили, и что?

— Разбудили, накинули поводок и потащили через портал в главное логово. Там… убеждали на них работать. Скорее всего, просто искусства ради, потому как на боль я не реагировал, а козырной туз у них был с самого начала, просто не выкладывали.

— И какой же туз?

— Ребенок, Арвиль… ребенок.

Ар сделал еще одну глубокую затяжку, словно пытаясь заглушить вкусом дыма эту новость, а после выдохнул.

— Как?!

Сизый дым окутывал фигуру Сотника, смазывая ее очертания, придавая этой и так ненормальной беседе оттенок ирреальности.

— Не знаю. И это… это Шерриана, Арвиль. У них оказалась Шерриана.

— Она же погибла на первых этапах отбора, еще когда мы были детьми. Ее отбраковали.

— Оказывается, ей сохранили жизнь и просто поместили в стазис. И… я не мог не слушаться.

— Понимаю, что не мог, — кивнул Арвиль. – Они предугадали все. А почему тогда временами пеленали в оковы своей воли? Когда ты в первый раз столкнулся с Ирьяной, то был под чужим контролем.

— Несмотря на отсутствие выбора и вариантов, я не всегда желал безропотно исполнять их приказы.

— Ага… – еще одна затяжка, и вдруг деланное спокойствие Арвиля разлетелось на кусочки, он яростно тушит папиросу о пол и шипит. – Шерриана! Да как это вообще возможно?! Они же убили всех! Вообще всех!

— Как говорил тот главный, который всегда был в маске, он считал это недальновидным, а потому не позволил препарировать… некондицию. Оставил живую до лучших времен, которые недавно наступили.

— Мерзкая тварь, — не постеснялся в выражениях Ар. – Как выглядел?

— Как и все дивные, — пожал плечами Шеридан. – Высокий, тонкий, с нервными, изящными руками. Это все, что я видел. Он был в плаще и маске.

— А магия?

— При мне не колдовал, — развел руками десятник.

— Значит, понимал, что можешь узнать, — прикусил нижнюю губу Арвиль. – Значит, из тех, кого мы знаем. Так, давай дальше.

— А что дальше?.. После того, как убедились, что я под их контролем, то заставили разбудить и подчинить остальных десятников и рядовых. Они знали, кого будить, Арвиль… то, что я второй в сотне по силе, было мало кому известно.

— Охее…..но, — снова выругался хейлар. – Кто же там такой терпеливый, а? Столько ждал ведь!

— Как понимаю, он искал способ сделать вторую партию идеальных бойцов, но все никак не получалось. Вышло то, что вышло. Притом, неконтролируемое никем, кроме хейларов.

— Та-а-ак, — подобрался Арвиль. – А хейларов у них теперь нет. Это значит, что все твари сейчас бесконтрольно носятся и жрут кого не попадя?

— Полагаю, что так, — кивнул Шеридан. – Эта тюрьма ментально изолирована, стало быть, я их больше не сдерживаю.

В этот момент браслет на руке у Сотника завибрировал, и он, нахмурившись, посмотрел на него.

— Срочный вызов. Я должен идти.

— Понимаю, — медленно кивнул Шеридан.

— Тебя выпустят, — уже у тонкой пелены сказал Ар.

— Не советую, — вдруг произнес Шер.

— В смысле?

— Я принес ему клятву. Если он доберется и сможет отдать приказ – мне придется его исполнить. А он доберется. У вас в городе есть шпион, потому как… неспроста ловчим командам никто не попадался.

Несколько секунд Сотник молчал, разрываясь между гневом на предателя, который, как оказалось, даже под родной кров проникнуть успел, и благодарностью к бывшему другу.

— Спасибо, — все же произнес брюнет и решительно вышел из камеры.

Дела ждали.

А потом, когда он смог ознакомиться с сутью этих дел, подтвердились слова Шеридана.

Нападали монстры. Везде. На всех. Бездумно, кроваво, желая убить как можно больше разумных.

Арвиль обессилено опустился в кресло и сжал пальцами виски.

Устал… как же устал.

 

Все закончилось.

Я вынырнула из плена чужого разума как из воды, в которой давно барахталась и тонула. Жадно хватала ртом воздух и судорожно вертела головой, цепляя взглядом знакомую обстановку палаты, пытаясь успокоить бешено стучавшее сердце.

— Ирьяна! – жесткие пальцы на предплечьях сжались чуть сильнее. – Все хорошо. Ты уже тут.

— Ага, — немного дергано кивнула я и повела плечами, намекая на то, что меня уже можно отпустить. Арвиль мгновенно послушался и даже отодвинулся подальше.

— Вот так… — спустя несколько секунд протянул хейлар. – Теперь ты все знаешь.

— Знаю многое, да понятно не все. Кто такая Шерриана?

— Ребенок, — закаменел лицом Арвиль. – Она… из первой партии. Как и мы. Мы росли быстро, но все же успевали пройти стадию детства, хоть она и длилась всего несколько месяцев. Как ты понимаешь, юность образцов не была причиной для приостановки экспериментов.

— Если из первой партии, то почему она все еще ребенок? И почему она настолько важна для Шеридана?

— Потому что они одного генетического кода.

— Это… сестра, что ли?

— Близнец.

— Ох….ть, — повторила я услышанное от Арвиля нехорошее слово, ибо других не было. – Тогда все ясно.

Сотник только кивнул и поднялся со словами:

— Ладно, Ирка. Я зашел, тебя проведал, все рассказал, а сейчас пора обратно на амбразуру.

— Удачи, — грустно ответила я.

Он ушел. А я подтянула ноги к себе и, положив подбородок на колени, протяжно вздохнула.

Если честно, все было очень свежо. Пребывание в воспоминаниях Ара накладывало свой отпечаток.

Шеридан…

Сердце сжималось от жалости к десятнику и малышке. У хейларов сохранение своих детейодин из доминирующих дефектных рефлексов, который подавляет даже приказ командира.  Слепой инстинкт. Он, и правда, не мог ничего сделать. Оставалось пребывать совершенным оружием в руках злодеев.

Я попыталась чуть-чуть отвлечься  и проанализировать полученную информацию.

Шеридан второй по силе после Сотника. Тот, кто может контролировать рядовых и других десятников.

Злодеи  будят Шера, говорят ему, что все, ты отныне на нашей стороне. Он справедливо спрашивает, а какого это демона. Ему говорят, а во-о-от какого. Предъявляют сестру. Эмоции накладываются на инстинкты.

Но как скоро выяснилось, душа дивных поганцев жаждала размаха, а устрашать четыре государства всего сотней, пусть и великолепных бойцов, было как-то несподручно. Решили бойцов размножить. Сделали новый эксперимент, и на этот раз опыт оказался удачным, они реально получили свору контролируемых зверей. Но контроль мог осуществляться только высшими созданиями того же генетического кода. И пока у фейри не получается убрать звено «хейлары» в деле управления своей маленькой армией.

Вот так это все было.

— Да-а-а, уж… — тихо проговорила я, ощущая, как у меня взрывается мозг от всего этого. – Но кто же у нас главная сволочь?

Увы, на этот вопрос ответа не было.

Время шло.

Арвиль выяснил у Шеридана координаты основных баз с монстрами, и туда были высланы бригады зачистки. Почти все твари были уничтожены, но увы, никого из организаторов всего этого ужаса поймать пока не удалось. Наверняка бежали, как только поняли, что их армия обезглавлена.

К сожалению, не удалось обнаружить не только лаборатории или фейри, которые вели проект «Возрождение», но и девочку-хейхару. Как рассказывал Арвиль – опальный десятник очень переживал из-за этого. По рассказам Шеридана, малышку ему показывали всего несколько раз. В основном, когда он начинал противиться приказам. Тогда его, завязав глаза, переносили в секретный замок и показывали стазис-камеру с Шеррианой. Так же в этой камере была интересная дополнительная функция – перекрытие кислорода к телу. В которое посещение десятник наизусть выучил, на какой секунде ребенок начинает задыхаться и биться в судорогах под прозрачной крышкой?

Мне было жутко слушать про такое.

Но в остальном у нас все было хорошо. Город продолжал жить, и в нем становилось необъяснимым образом все светлее. Наверное, дело в моральном духе.

Мало кто был в курсе того, что в городе завелся предатель, так что это знание омрачало будни только мне, Арвилю и еще некоторым из хвостатых.

Дашка летала на крыльях счастья от того, как часто к ней приходил Вир. Мне кажется, переселенка ни мгновения не сомневалась в верности принятого решения, и это чудесно.

Криона, кажется, все же решила дать шанс принцу дроу, который теперь стал посещать подземный город вместе с дядюшкой. Правда, тут рыжая драконица меня удивила. С Себастианом она гуляла в закрытых нарядах, только на приличном расстоянии друг от друга и исключительно в общественных местах. То есть повторения жаркого секса она рассчитывала не допустить. Я, конечно, тихо дивилась такому поведению нашей красавицы, но и, что скрывать – радовалась. Все  же Себастиан положил уже немало сил и времени, просто чтобы увидеть нашу крылатую… быть может, из этого что-то получится?

Диар продолжал носиться с Ладой, как с собственным ребенком. Учил, воспитывал, следил, чтобы вовремя покушала, и вообще был, на зависть мне, образцовым «папашей». Когда я попыталась сказать про это Вейлу, он только пожал плечами и заявил, что каждый извращается в меру сил и фантазии. За это муж был бит, что, впрочем, переросло в битву совершенно иного характера.

У меня и Ладушки отношения тоже были чудесные. Я старалась бывать у нее как можно чаще, читала ей сказки, которые предусмотрительно притащил Диар, рассказывала истории о внешнем мире. Если честно, на девочку смотреть было грустно… я прекрасно понимала, что если третья стадия развития не изменит ее внешность, она никогда не сможет нормально гулять во внешнем мире. Все же облик Лилады был слишком необычен. С другой стороны, всегда можно наложить иллюзию, так что я зря беспокоюсь.

Размышляя обо всем этом и, так сказать, подводя итоги большого этапа в жизни, я задумчиво брела по коридорам по направлению к больничному крылу. За время пребывания там я очень сдружилась с Хаиром и сейчас периодически заходила к фейри поболтать, ну и позубоскалить на тему причитающейся мне почки. Куда без здорового юмора в стиле «подколи ближнего своего»?

Погруженная в свои мысли, я не замечала никого и ничего… Потому странная тень за спиной не привлекла моего внимания. А когда затылок вспыхнул обжигающей болью, и свет в глазах померк, унося с собой сознание, было уже поздно.

Пришла в себя рывком. Просто отрыла глаза и с хрипом подорвалась с узкой металлической койки. Вокруг что-то тикало, искрилось, отсчитывало пульс… Лаборатория. Я в лаборатории!

— Девочка проснулась, — раздался неприятный голос.

Очень неприятный, несмотря на текуче-ласковые нотки, свойственные всем из дивного народа.

— Кто.. что вы?

— Лишние вопросы, лишние знания, — пожал он плечами и махнул рукой. – Эй, подержите наш образец.

Откуда-то подбежали двое в белых халатах и уложили меня обратно. Я не успела даже дернуться, как подскочил первый доктор-коновал и быстро вколол мне в шею какой-то препарат. Почти сразу фигуры перед глазами стали двоиться, и я провалилась в забытье.

Я приходила в себя медленно. Прояснениями, рывками. Блуждая по лабиринтам сознания, в тумане… мне там было плохо. Одурманенный разум изредка, временами позволял мне увидеть фрагменты того, что происходило вокруг.

Знакомые мелодичные голоса фейри на этот раз несли не спокойствие, а боль. Везде боль. В руках от игл, в голове, как только холодные руки касались висков…

Я тихо стонала, не в силах сама вырваться из этой липкой паутины кошмара.

Иногда его резкими вспышками разрывала боль в теле. Словно режут… Но новый укол в руку, и я опять опускалась на самое дно своего личного кошмара.

Наверное, впервые я от “а” и до “я” понимала Арвиля и остальных хейларов. Потому что сама оказалась на их месте.

Я не знаю, что они пытались во мне найти, но от этого не легче.

Впрочем, в неведении меня держали недолго.

На следующее утро я проснулась в постели, застеленной белым бельем.

Открыла глаза, и постаралась выровнять быстрое и хриплое, как после плохого сна, дыхание. Медленно подняла одну руку и провела большим пальцам по синякам на сгибе локтя, в центре которых были маленькие ранки. Это что же они кололи, раз регенерацию дракона подавить сумели?

Как ни странно, паники не было. До меня все доходило очень медленно и как сквозь толстое одеяло.

Опустила руку. Где я? У кого, зачем со мной все это делают?

— С пробуждением, — раздался любезный голос откуда-то справа.

Весь ступор как сдуло. Я нервно дернулась к стенке и со страхом посмотрела в сторону звука. В кресле вальяжно сидел… некто в плаще с глубоким капюшоном и в маске на все лицо. Безликий шелестящий голос, минимум движений, скрадывающая фигуру одежда.

Полагаю, глава проекта “Возрождение” собственной персоной?

— Не стоит так дергаться, юная льета, — в его голосе послышались покровительственные нотки. — Все хорошо, и вы в безопасности… почти. Практически гостья.

Эта оговорка с “почти” была чрезвычайно интересной и многозначительной. Я горько скривила губы и проговорила:

— Интересно у вас гостей встречают.

— Увы, издержки производства и фанатиков под началом, — он развел руками. — Уверяю, они  просто неправильно истолковали мое распоряжение “поверхностно изучить”.

— Мне страшно представить, как у вас тут изучают гостей углубленно, — мрачно ответила я и решила все же перейти к сути дела. — Кто вы, и что вам надо?

— Буду банальным. Мое имя не важно. А вот цель… мне нужны вы, Ирьяна, а вернее, те способности, что вы получили за время слияния сознаниями с Сотником.

— Войско не подчиняется, да? — я скривила губы в неприятной усмешке, судорожно стискивая пальцы на простыне.

— Да, — спокойно признал главный злодей. — И это, знаете ли, расстраивает. Я много сил и времени потратил на воплощение этого замысла в жизнь, чтобы бросить все на полпути.

— Более безобидное хобби не могли найти? Монетки собирать, артефакты коллекционировать?

— У каждого свои ценности, — пожал плечами он. — Но вы меня заболтали, барышня, а я сюда не побеседовать в удовольствие шел. Итак, для начала спрашиваю похорошему… будем сотрудничать?

— Обрекать на смерть живых людей? Нет.

— Прискорбно и печально. Увы, мне не остается иного выхода, кроме как попробовать ваш дар… извлечь.

— А это возможно? — дернулась я.

— Ну конечно, милочка. Помните, в свое время был у хейларов контролирующий кристалл? Как думаете, откуда он появился?

— Сильный менталист… — прошептала я, с ужасом глядя на это чудовище. — Вы забрали его силу.

— Верно. Ребенок-менталист, если быть точнее.

— Твари, — с ненавистью выдохнула я.

— А причем тут я? — удивился фейри. — Я в то время как раз был ярым борцом за мир во всем мире и всеобщее спокойствие. И меня возмущало то, что творилось с хейларами.

— Что не помешало вам украсть Шерриану и терпеливо ждать лучших времен для возвышения.

— Время идет, фейри меняются, — философски ответил злодей, пожав плечами. — Итак, вы все еще решительно отказываетесь со мной сотрудничать? Не хочется пугать, но передача дара кристаллу дело неприятное и порой заканчивается слабоумием.

Я несколько секунд сидела, неосознанно раскачиваясь на постели и с ненавистью глядя на дивного.

— Мне нужно время. Подумать.

— Вот и чудненько, — в голосе мерзавца отчетливо слышалась улыбка. — Я надеюсь, что, как умная девочка, вы придете к правильным выводам. Не хотелось бы… вдохновлять вас дополнительно.

— Снова своему коновалу в лабораторию отдадите?

— Ну… да, — откровенно признался дивный. — Только не вас. Помнится, в Анли-Гиссаре осталась маленькая хондрия, которую тоже было бы очень интересно изучить. Оу, прошу прощения — познакомиться поближе.

Меня словно сначала в кипяток окунули, а после ведро холодной воды сверху вылили. Шок, боль, неверие.

— Вы ее не тронете!

— Ничего не могу гарантировать, если вы станете упрямиться, — развел руками главный злодей.

Я сверлила его взглядом, полным яростного бессилия. Великая Драконица, как же это отвратительно, когда ничего не можешь сделать во время угроз  твоим близким!

— Тварь! — не сдержалась я.
— Грубо, — мне показалось, что собеседник даже поморщился. — А еще благородная льета.

Мне очень захотелось в самых нелицеприятных выражениях рассказать, в каком именно гробу с оборочками я вижу такого же благородного, судя по речи, дивного, но не стала.

— Ну что же, раз наш диалог завершился, я вас покину. Вам есть, о чем подумать, мне есть, что сделать. И да, советую все же принять верное решение, не хотелось бы вас дополнительно… стимулировать.

Из глубин души поднялась дикая волна ярости, которая растворила в себе слабость и смятение.

Стимулировать, говоришь?!

Все же желаешь пойти за Лиладой?!
— Не бывать тому, — выдохнула я, медленно поднимаясь и ощущая, как в ладонях концентрируется вся подвластная мне магия.

— Что?- недоумение в голосе фейри было ощутимо почти физически.

— То, — рыкнула я и швырнула во вставшего было мужчину всю накопленную энергию.

Его с размаха впечатало обратно в кресло, и оно проехало по полу, противно скребя ножками. Встреча фейри и стены была… размашистой. Послышался странный треск. И я мечтала о том, что это хрустит не спинка стула, а позвоночник мерзавца.

Из-за резкого движения капюшон с головы сполз, обнажая золотистые волосы представителя Благого Двора, а после… после от рывка с головы слетела и маска. Я в полном шоке рассматривала знакомые точеные черты лица.

— Тайлин…

Он выпрямился, провел ладонью по лицу, убеждаясь, что маскировка спала, и невесело усмехнулся.

— Вот так-так… А ведь специально не накладывал иллюзию, предполагая, что ее легко развеять. Как-то не додумался до того, что мне могут рискнуть набить морду… пусть даже силовым импульсом.

— Ты! — потрясенно протянула я, неверяще глядя на него. — Это был ты! Да… да как такое вообще возможно?!

— В этом мире все возможно.

— Тогда почему ты в свое время помогал им спастись?! Почему сейчас направил нас к городу и помогал?! Я ничего не понимаю!!! Это все бред какой-то.
— Не бред, а моя клятва. Моя боль, которая не проходит тысячелетиями. Да, я и правда тогда спас их, головой понимая, что сотворенное братом неправильно и чудовищно, хотя, видит творец, как у меня болело все внутри после смерти любимой женщины.

— Ты безумец, — прошептала, с ужасом глядя на фейри. — Как можно рушить то, что ты строил, отнимать надежду у тех, кому ты ее дал?

— Может, и безумец, — он был спокоен, но в ярких глазах играли такие эмоции, что становилось не по себе, и мурашки пробегали по коже. — Ведь сначала я справлялся… вернее, я думал, что справляюсь. Загибаясь ночами от адской боли в груди, воя на луну от того, что видел в этом свете отблески ее волос… Сотни лет, Ирьяна. Долгие сотни лет. В одну из этих долгих ночей я окончательно сошел с ума и поклялся уничтожить убийцу любимой и все, что ему дорого.

— Тогда зачем столько ждать?!

— Лаллин уничтожил не только свои записи, но и все координаты города, — угрюмо ответил Тайлин. — Как чувствовал. Притом он даже из моей памяти это стер… предусмотрительный мерзавец. У самого не жизнь, а малина, а мне развлекаться не дает.

— Малина?

— Конечно! Гонения, осуждение общественности, моральный груз на плечах! Знаешь, как тонизирует?

— Страдания тонизируют?

-Эмоции. Это наша “зона комфорта”, как говорят в одном мире. Какие бы они не были, эти эмоции — они нам жизненно необходимы. Впрочем, я чересчур разболтался. Ирьяна, от того, что ты знаешь, кто стоит во главе проекта “Возрождение”, ничего не меняется. Мои условия остаются теми же. А сейчас я тебя оставлю.
— И что, даже не будет традиционного злодейского разглашения планов?

Тайлин только рассмеялся и спросил.

— Кстати, знаешь, откуда это пошло? Хвастовство свершениями.

— Нет.

Никакого желания беседовать с Таем у меня не было, но, судя по всему, выбора тоже не предоставляли.

— Так вот — собственно, от нас и пошло! Как ты знаешь, фейри любят всеобщее признание, а злодейские планы это такое дело, за которое премию не дадут и к награде не представят. Опять же, особо не расскажешь никому. Ну и отдельное удовольствие поведать глупому сопернику, как и где он ошибался все это время.

— Очевидно, напрашиваясь на комплименты.

— Его бессильная ярость — лучший комплиментПосле этого меня таки порадовали рассказом про нелегкую долюшку дивного лорда.
Уже после этого я сидела, вспоминала и кривила губы в усмешке. Вот же… с жиру бесится! Ему игра, а остальным смерти и утрата близких!

Тайлин Литое Золото. Ему много тысяч лет, женщины уже не развлекают, разве что мимоходом.

И в среде фейри уже заклеймили как «старичка в маразме», и на его провокации вестись уже себя не уважать. Потому ему даже врагов прям врагов себе в той среде не найти. В общем, последний кислород сволочи перекрыли.

Плюс, мужики у нас и так вечные дети. А фейри вдвойне дети. Фейри в состоянии маразма – втройне.

Так что стоит ли удивляться, что Тай одолжил «солдатиков» у брата?

Лалу он, похоже, в чем-то даже завидовал. У него жизнь веселая была! Обвинения, репрессии, кровные враги, загадочные эксперименты, за которые можно веками муками совести терзаться. Динамика!  А у Тайлин даже любовь всей жизни, которая ему, по идее, могла бы веселье обеспечивать, и ту убили.

Вот и основание для вендетты. Отомстить хотелось, но был большой такой вопрос “как”. Особенно, если учесть, что хейларов усыпили, и координаты города были ему неизвестны, а Лаллин не говорил.

Тогда Тай стал искать сам. Кстати, в Ледяном Пределе он находился как раз потому, что искал тех драконов, которые участвовали в эксперименте или могли что-то знать. В один из таких визитов и появился папашка Олли.

Итак, координаты он нашел. Плюс, у него были старые записи Лала (удачно спертые) и часть коллег по эксперименту, которым тоже было нечем заняться. И как представитель административного корпуса проекта хейларов, Тайлин в свое время вынес оттуда немало копий просто на всякий случай. Да и контакты тех ученых у него были. Плюс, набрать команду активистов в общем-то тоже не проблема.

Все гениальное просто. И к злодействам эта фраза применима с тем же успехом.

Он давно ушел, а я все еще лежала и старалась не дышать сильно глубоко, ибо в воздухе мне слышался аромат яблоневого цвета. Неблагой фейри, называется.

И он желалтаки получить свое идеальное войско.

Интересно, а зачем Тайлин господство над миром? Правление дело невеселое, особого развлечения там нет. Странно. Или просто из любви к искусству и в стиле “черным властелином я еще не был”?

От мыслей болела голова, глаза слипались,  и я, зарывшись носом в подушку, решила, что раз ничего прямо сейчас сделать не могу, то надо поспать.

 

Не знаю, сколько я спала. Снились странные и непонятные сны. Анли-Гиссар, кричащий на десятников и некоторых фейри Арвиль, черный от горя Вейл, яростно сражающийся в тренировочном зале Оллисэйн. Девочки…. бледная от переживаний Криона, очень взволнованная Дашка.

Чудны свойства разума. Он нам подкидывает картины того, чего больше всего хотим или боимся.

Проснулась я от мелодичной трели. Села, оглядываясь, и заметила, как полумрак в комнате рассеивается, уступая место приглушенному освещению.

Спустя минуту в дверь постучали, и на пороге появился тип в плаще и маске.

— Доброе утро, — жизнерадостно заявил он, проходя в комнату и кладя на мою постель стопку с одеждой. — Тут небольшие изменения… вернее, дополнения. Так что одевайся и идем.

— Куда?

— По злодейским казематам тебе экскурсию устрою. А то надо же… в святая святых находиться и нигде не побывать!
Я промолчала о том, в каком именно гробу я видела эту щедрость и на какой глубине советовала бы его закопать вместе с Таем.

Но спорить было глупо и бесполезно, потому я послушно переоделась, как только фейри скрылся за дверью, и, немного помявшись, все же вышла в коридор.

— Все подошло. Чудненько, — потер ладони дивный и предложил мне руку. — Прошу, прекрасная льета.

— К чему весь этот фарс? — не удержалась я.

— К тому, что не стоит забывать о манерах даже в самых непростых жизненных ситуациях, — деланно вздохнул Тайлин. — Я вот — очень стараюсь. Работаю над собой, можно сказать.

— Весьма похвально, — сухо отозвалась я, но руку все же дала, и мы неторопливо пошли вперед.

— Итак, — позволь тебе показать главный оплот зла — Ветхий Замок. Находится на севере изначальной империи, в пустынном месте. Был куплен мною в незапамятные времена и вот наконец пригодился.

— Ты потрясающе предусмотрителен, — издевательски протянула я.

— Знал, что ты оценишь, — похлопал меня по тыльной стороне ладони фейри и направился вперед. — Собственно, в свое время, когда Шерриану стало сложно скрывать, я притащил ее в эти подвалы и оставил. Инвестиция до лучших времен. В будущее!

Я с трудом удерживала себя от ругательств. Вот же… тварь!

— Тебе интересно? — заботливо осведомился супостат.

— Безумно, — скрипнула зубами я.
— Вот и чудненько. Сейчас мы гуляем по гостевому этажу, под который я переделал бывшие тюремные камеры. Потому окон тут, конечно, нет, но уют создан по максимуму. Прелесть, правда?

— Угу.
Он еще некоторое время, явно издеваясь, разглагольствовал про окружающие замок красоты, которые он мне, увы, не покажет.
— Вот, наконец-то спускаемся на самые тайные, нижние уровни. Тут у нас располагаются в основном лаборатории, а потому я тебя туда не поведу, зачем пугать раньше времени. Дальше… на минус первом этаже у нас хранилище информации и особо ценных образцов. К ним мы и идем!
Холод каменных стен понемногу пробирался под одежду, шаги гулко отдавались от гранитных плит пола. Жутко…

Скрип массивных дверей, мы проходим дальше и оказываемся в большом зале, в центре которого две огромные стеклянные колбы, в которых в искристой невесомости плавают… светловолосая хвостатая девочка и какой-то странный кокон, с торчащей из него серой рукой.

— Лада! — тихо охнув, я рванулась вперед, подбегая к колбе и распластывая пальцы на стекле. — Ладушка, милая…

— Я недавно узнал, что мои орлы таки умыкнули твою приемную доченьку, прельстившись ее необычностью, — извиняющимся тоном начал Тайлин. — И успели ее несколько… напугать. От страха у нее преждевременно началась третья линька, и вот… почти окуклилась.

— Ах ты…. — я повернулась к фейри, сжимая кулаки и прилагая последние силы, чтобы на него не броситься. — Ты редкостный мерзавец.

— Я в курсе, — спокойно кивнул князь и скинул капюшон. — Но что поделаешь, Ирьяна, такова жизнь, и…
Договорить он не успел. Ярко полыхнуло зарево телепорта, и из него выпрыгнул воин в фиолетовом, а следом за ним неторопливо вышел высокий фейри с хищным лицом ворона. Арвиль Тейнмир и Лаллин Черное Золото.

Лал бросил в брата какую-то хитрую связку заклинаний, и тот ее отбил, но, отвлекшись, пропустил удар Арвиля. С коротким стоном наш главный враг осел на землю.
— Тайлин Литое Золото, — летел под сводами низкий голос его брата. — Властью, данной мне Королевой Неблагого Двора, ты, преступник, приговариваешься к заключению на нижних уровнях реальности. Во веки веков. И да будет так!

Нижние уровни? Там, где водятся демоны?..

Полыхнул второй портал, и из него вихрем вырвался Вейл, окинул помещение быстрым взглядом и, заметив меня, тотчас задвинул себе за спину.

Раздался топот из коридора, дверь слетела с петель, и в проеме показался огромный, чешуйчатый зверь, лишь отдаленно похожий на хейлара. Доработали, что ли?

Впрочем, монстра это не спасло. Арвиль одним прыжком оказался рядом и всадил клинок в глазницу.

Из порталов выпрыгивали все новые и новые хейлары и фейри, и неслись дальше по коридору. Им нужны были ренегаты.
— Ирьяна…. — прошептал Вейл мне на ухо, сжимая в объятиях. — Жива…
— И почти здорова, — слабо улыбнулась ему я, и, махнув в сторону стазис-камер, сказала. — Но вот Лада…
Мы посмотрели на колбы и я с ужасом заметила, как по обеим расползаются трещины, сквозь которые начинает сочиться свет.
— Заклятье Лаллина отрикошетило и попало в них, — напряженно ответил Вейл и шагнул вперед. — Я постараюсь удержать. Девочек надо разбудить по нормальному, иначе уже не проснутся.
— А мне что делать?!

— Ждать, — коротко ответил муж, и с его ладоней полилась энергия, которая обвивала обе колбы, скручивала, не давала разрушиться.

Я только прижалась к его спине и закрылась глаза, истово молясь Великой Драконице о том, чтобы все было хорошо.
Крылатая мать, это же девочки. Две маленькие девочки которым очень много досталось в этой жизни. Пощади их, пожалуй, позволь дождаться помощи.
Я прошу. Не за себя, но от всего сердца.

Вокруг гремел бой, слышались стоны, ругань и скрежет железа, но это все было так далеко… безмерно далеко. Я стискивала в кулаках одежду мужа цепляясь за него как за последнюю опору и понимала, что никого другого мне в этом мире и не надо.
Он пришел за мной. Он постоянно шел за мной, а я постоянно уходила, чтобы быть его достойной. Так может уже стоит остановиться и вернуться?

Порой в разгар сражений мы принимаем самые верные и самые мирные решения.
На этом моя история закончена. Конечно все еще только начинается для Арвиля и его народа, никогда не закончится для Лаллина Черное Золото и дай боги еще будет у маленькой Шеррианы и моей Ладушки.


Мой путь к себе завершен. Я догнала мечту, а Ринвейл все же поймал пламя.

Нам пора вернуться домой.

 

Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по-драконьи-4. Вернуться домой. Глава 13

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 12

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 1. Поймать пламя, Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 11

Глава 11

Анли-Гиссар


Город снова жил и дышал. В нем слышались голоса, в нем кипели эмоции, в нем ссорились и мирились, в нем страстно любили друг друга… в нем ревновали. Городу это нравилось, а потому он и не думал мешать, лишь с любопытством наблюдал за происходящим.
А в данный момент за молодым рыжим драконом, который, не торопясь, шел по коридорам с очень задумчивым выражением лица.

 

Ринвейл цай Тирлин спустя день все же нашел время и, что самое главное, волю проведать своего закадычного друга. Ну, как волю… моральные силы не набить морду сразу, как увидит!
В последний раз Вейл и Олли встречались в Гиллар-Хоре, когда столкнулись в погоне за Ирьяной. Но тогда было совсем не до выяснения отношений, хотя кое в чем друзья-соперники просветить друг друга успели.
Например, теперь рыжий дракон знал, что его дорогая супруга хорошо целуется не только с законным мужем. Это, конечно, бесило неимоверно, и внутренне очень хотелось устроить разбор полетов, но ученый недаром считал себя мужчиной умным и дальновидным. Взрослым, зрелым, уверенным в себе. Так зачем втягивать юную девушку во взрослые мужские разборки?
И сейчас огненный шел на назначенную им же встречу. Пора поговорить откровенно.

За этими размышлениями он дошел до большого зала, в центре которого стоял и задумчиво осматривался Оллисэйн Златогривый.

Если бы тут была Ирьяна, она бы с восторгом узнала памятный ей по первым путешествиям в разуме Арвиля  — Зал Сумасшествия.
Белоснежная абстракция, творение безумного архитектора. Преломление линий и стен создавало невероятный лабиринт, в котором можно было блуждать вечно, если точно не знать, где выход.
— Здравствуй, — вполне искренне улыбнулся светловолосый дракон, обернувшись на звук шагов.
— Жив, старина, — не менее радостно усмехнулся Вейл в ответ, и мужчины пожали руки, а потом миг подумав, все же обнялись.
— Ты живучее земноводное, Златогривый, — хлопнул его по плечу Ринвейл. — И дико удачливое, хочу заметить! Ирьяна внезапно решила рвануть с десятниками, а если бы не это, то вряд ли хвостатые затворники притащили бы тебя в город.
— Да, согласен! Видимо, Великая Драконица считает, что я еще не выполнил свою роль в этом мире.
— Кстати, а что ты делал в том имении?
Олли прищурил желтые глаза, но ответил.
— Когда ты пропал в катакомбах… не рассказав, куда и зачем направляешься, мне пришлось искать выход самому.
На лице Вейла явно мелькнуло очень ехидное выражение, которое наглядно показывало, что думает ученый о способности воина к размышлениям, но, к чести полукровки, он промолчал. Ну, почти…
— Как понимаю, ты пробил по своим контактам, что у моей маленькой жены есть поместье, и рассудил, что рано или поздно она туда наведается.
— Верно. Когда я его нашел, то понял странное… она уже тут была, и даже не одна. Решил ждать. В итоге дождался странную тварь, а не нашу общую.. подругу.
Вейл наклонил голову, с легкой иронией наблюдая за воином.
— Твою подругу и мою жену, — внес первую судьбоносную коррективу рыжий дракон. — Пора бы вспомнить о приоритетах, дорогой… друг?
Вопросительная интонации почти осязаемо повисла в воздухе.

— Друг, — согласился ледяной дракон. — Я по-прежнему порву за тебя глотку любому. Но Ирьяна…
— За нее ты порвешь глотку мне.
— Если бы это решало проблему, возможно, я бы и сошел с ума настолько. Но увы, тогда она возненавидит меня, и тут-то наверняка подсуетится… тот странный замороженный тип, который здесь правит. Его глаза оживают, только когда он смотрит на Ири.
— И что?
— Кстати, мне интересно, насколько легко смириться с наличием конкурента настолько близко?
— Ири девочка. Но уже достаточно разумная девочка, а я больше не допускаю глупых ошибок. Она любит меня, и я это не порчу.
— Молодец. Но все же, согласно обычаям, я хочу предупредить, что бросаю тебе вызов. Я хочу твою жену, Ринвейл цай Тирлин. И собираюсь приложить все усилия для того, чтобы она была моей. Я сказал.
— Я услышал, — с каменно спокойным выражением лица ответил Вейл, чьи эмоции выдала лишь мелькнувшая и пропавшая чешуя на скулах.
Оллисэйн грациозно поклонился и, развернувшись на каблуках, неторопливо направился к выходу, безошибочно находя дорогу среди фальшивых проходов. Беседа была закончена.

Ринвейл несколько секунд стоял.. подошел к одной из белоснежных стен, касаясь ее кончиками пальцев, а после, яростно рыкнув, ударил по ней кулаком. Шершавая структура камня такого проявления эмоции не простила и рассекла кожу. На молочных кристаллах растекалась алая пленка, портя совершенство Зала Сумасшествия. А быть может, добавляя ему завершающий штрих?
За этот всплеск рыжему дракону стало неловко перед самим собой… но лишь на миг. Вейл, в общем-то, себя понимал и даже где-то сочувствовал. Только от одного конкурента на тело белое жены избавился, как второй нарисовался. Да еще и наглый просто в никуда.
— А теперь… а теперь, — задумчиво пробормотал рыжий, задумчиво глядя на покрасневшие от крови камни. — А теперь надо не дать Ирьяне узнать о том, что я получил вызов. А то сама же бросится решать эту проблему, глупышка. А этому поганцу только того и надо — ее внимания.

А город, затаив дыхание наблюдал за очередной маленькой драмой, разгорающейся на его глазах. Анли-Гиссар был в чем-то отражением своего господина. Бесконечно стар, но еще юн и неопытен. А тут столько эмоций. Столько энергии.
Пока он не играл ни на чьей стороне. В роли наблюдателя есть свое наслаждение.
Город смотрел. Сейчас на предмет спора двух драконов.
Ирьяна цай Тирлин беспечно лежала на полу в одном из дальних тренировочных залов и знать не знала, что из-за нее снова разворачиваются интриги.

 

— Вставай, — скучающим голосом потребовал Алишин.
— Не буду, — помотала я головой, с наслаждением ощущая, какой камень бесподобно холодный.
— Почему? — Во всегда идеально спокойном голосе хейлара мелькнуло удивление.
— Ты меня бить станешь!
— Само собой, — понимания в глазах десятника не прибавилось. — У нас все же спарринг! Ты сама просила…
— А вот теперь прошу дать мне пару минут отдыха, — я молитвенно сложила ладошки на груди и, скорчив рожицу, умильно посмотрела на светловолосого десятника.
— Что это значит? — спустя несколько очень долгих секунд озадаченно спросил он.
— Отдых?!
— Нет, вот это странное выражение лица. Я вроде как не настолько сильно тебя бил, чтобы вызвать повреждения нервной системы.
— Ы-ы-ы-ы-ы! — многозначительно высказала я свое отношения к ситуации, возведя глаза к потолку.
— Или все же вызвал?! Вот, уже речевые нарушения.

— Трудно Крионе с тобой придется, — поделилась я своими наблюдениями, медленно поднимаясь на ноги. — Ой как трудно.
На это высказывание Алин никак не отреагировал, лишь вновь одним текучим движением перекинулся в звериную форму и напал.
За последующие полчаса меня вдоволь поваляли по залу, периодически чувствительно впечатывая в стены, и даже дождались парочки неплохих ответных атак. Только тогда дорогой наставник все же оставил мою тушку в покое. Эх, вот вроде бы в звериной форме я крупнее его, а тем ни менее раскладу сил это не мешает. Бьют.


И когда мы уже после тренировки шли ужинать, внезапно вспомнил о том, что я упоминала Криону.
— Ирьяна, у меня к тебе вопрос. Вернее, не так… я бы хотел посоветоваться!
— Слушаю, — воодушевленная собственной значимостью, кивнула я. — Чем смогу, как говорится!
— Отлично! Итак, расскажи-ка, чего от меня хочет льета Криона.
Такого вопроса я никак не ожидала и даже споткнулась. Алишин галантно меня поддержал.
— Эм-м-м-м… — промычала я, думая, как бы донести до воина сугубо прагматичные задумки огненной.
— Опять проблемы с речью? — обеспокоился Алин.
— Со мной все хорошо! — поспешно заявила я. — Алин, мы такими способами временами демонстрируем свою задумчивость или, так сказать, лексическое фиаско.
— Понял, — серьезно сказал хейлар, и я почему-то не сомневалась — если не понял, то хотя бы запомнил. — Ну так что? Она странно себя ведет.
— А ты? — рискнула пойти по пути откровенности я. — Тебе нравится, как она себя ведет?
Он замолчал. Почти минуту мы шли по коридорам, и я уже думала, что ответа не будет, но все же…
— Скажем так, у меня тоже лексическое фиаско. По всем направлениям. Я не знаю.
Ы-ы-ы-ы, Великая Драконица, ну почему лекцию о половом созревании этим великовозрастным детишкам должна я читать?! И вообще, Арвиль вот как-то сам справился! Хотя страсть Арвиля к тому времени была уже разбужена, он лишь перенаправил ее в другое русло. А вот Алишин…
— Она тебя хочет, — решила честно ответить я. — Как многие фейри.
— Это проблема.
— Почему?
— Потому как слать ее в те же голубые дали, куда я отправлял фейри — нельзя. Тут, по идее, надо вежливее, а я не умею.
— Поговори с ней откровенно, — немного подумав, предложила я. — Кри заводит как раз твоя недоступность. Пока ты морозишься и оставляешь шанс для недосказанностей — становишься все более лакомой добычей. А так она девочка разумная.
— Добычей?! — столько искреннего возмущения в голосе.
— Алин, она огненная драконица! И еще она воин. Она привыкла брать то, что хочет.
— Женщины…
— А вот не обобщай! — сразу же взьершилась я.
— Хорошо, хорошо, — слишком быстро для того, чтобы быть искренним, согласился хейлар. — И да, спасибо.
Я с легким сомнением покосилась на него, но развивать тему не стала. Все, значит, все. Большой мальчик уже. А если и нет — есть те вопросы, в которых предпочтительнее набивать шишки самостоятельно, а не по указке не особенно опытных дракониц.

— Кстати, Ирьяна… сегодня у нас совещание у Сотника. Думаю скоро будет ясно, когда именно нас станут выпускать на охоту.
— Да? — я нервно переплела пальцы. — Скорее бы!
Ох, у меня от нетерпения уже… уже… даже не знаю!!! Устала сидеть в четырех стенах, а тут поманили большим делом и отложили его в долгий ящик. Нет, конечно, тренировки с тем же Улином и Арвилем дарили ощущение сопричастности, но хотелось-то геройствовать самой. Стоит ли говорить о том, что мысленно я уже давно отловила всех хейларов, спасла десятников, совершила сотню подвигов и меня представили к награде везде, где можно. А где нельзя — сама пришла. Разумеется, в эту схему не особенно укладывалась отсрочка этих самых подвигов.
— Куда ты так торопишься? — даже с какими-то отческими интонациями спросил Алишин. — Ирьяна, эти вылазки не будут легкими прогулками, с фанфарами и красной дорожкой. Это сражения, это боль, это смерть…
— Я уже видела все это, — тряхнула головой и улыбнулась в ответ.
— Ты видела смерть врагов, — тихо сказал хейлар, глядя сквозь меня. — Поверь, когда у тебя на глазах вскрывают грудину другу, это совершенно… иное. Или ты наивно полагаешь, что с вами ничего не может случиться?
Я замолчала, забыв дышать.
— Ну же, Ирьяна.
Оказывается, в этот раз наставник все же желал получить ответ.
— Если честно… да, — глядя как по лицу Алина пробежала тень, я поспешно добавила. — Но дело в составе нашей команды! Ты, Диар, Улинри… да что может случиться?!
— Хочу тебе напомнить, Ирьяна, что в галерее портретов выцвели мозаики не только с изображением рядовых, но и некоторых десятников, — сухо начал хейлар, раздраженно поводя хвостом. — Также хочу сказать, что на плиты залов Анли-Гиссара в свое время пролилось немало дивной крови, так что… ты наивна. Ничто не гарантирует безопасности.
Далее мы следовали молча. Я — погруженная в мысли и подавленная жесткими словами друга, а Алишин… да кто знает, что творится в голове у этого хейлара. У любого из них.

 

А на подходе к столовой меня ждала маленькая приятная неожиданность, которая мигом вышибла из головы все неприятные мысли. Возле массивных дверей в нерешительности застыла странная маленькая фигурка. Полудевочка-полупаук.
— Лада? — неверяще окликнула я.
Девочка порывисто обернулась, сразу выдавая свою нечеловеческую природу, и настороженно уставилась на нас красными глазами без белков. Выглядело это жутковато. Очень худое тело, ломаные движения, резкие черты лица и огромные глазищи. Такое и в кошмарах может привидеться. Впрочем, сейчас этот ходячий кошмарик был напуган больше кого бы то ни было, но, узнав, слегка расслабился и радостно рванул ко мне.
— Ирьяна!
Правда, не добежав буквально пары шагов, Лилада остановилась и замерла, нерешительно перебирая лапками. Уже я преодолела оставшееся расстояние и обняла паучонку.
— Где одежду раздобыла? — я провела ладонью по худенькой спинке, затянутой в мягкую ткань.
— Диар нашел, — невнятно ответила Лада, так как прижималась ко мне и сейчас стояла, уткнувшись носом в плечо.
— Какой у нас Диар умница, — вздохнула я, мысленно дав себе подзатыльник.
Отвратительная из меня мамашка. Совсем не забочусь о ребенке, пусть даже таком своеобразном. Надо исправляться.
— Да, он молодец. Собственно, он же и настоял на том, что мне стоит начать выходить в общество. А то я совсем одичала что-то.
Я снова дала себе мысленного пинка. Нет, разумеется, Диар попросил у меня разрешения заняться девочкой, но все же не стоило с чистой совестью перекладывать на него все, что можно и нельзя.
Мой приступ самоистязания прервал Алишин, который радостно улыбнулся, что странно смотрелось на его всегда безэмоциональном лице, и, присев, обратился к Ладке.
— Здравствуй. Я рад тебя видеть! Мы все счастливы, что преобразование закончилось, и ты вновь с нами.
— Я тоже, — смущенно потупилась малышка, разжимая пальчики вцепившиеся в мою рубашку и поворачиваясь к хейлару.
— Кстати, а почему ты тут стоишь? — поняв, что чадо надо расслабить, Алишин встряхнул хвостом, и косточка описала затейливый пируэт. Лилада уставилась на нее, как завороженная.
— Испугалась, — медленно проговорила она. — Там столько…. всех. Даже уйти хотела.
— Уходить, это не дело, — я взяла когтистую ладошку и потянула Ладу к дверям. — Пойдем! Нам будут рады!

Я оказалась права. Нам действительно были рады, причем все. И не только те, кто знал хондрию и до преображения. Как я поняла спустя какое-то время, наблюдая за тем, как какая-то фейри умильно тискает мелкую у себя на коленях, почесывая паучье брюшко, и кормит ее разными сладостями — главное тут было не то, как выглядит Лада, а то, что она ребенок. Просто ребенок. И относились к ней все соответствующе, от мала до велика.
Правда, во всю эту огромнейшую бочку меда едва не добавилась ложка дегтя. Когда в зале появился Диар и заметил, что его подопечная пищит в руках у каких-то фейри. Притом, если я правильно помню цветовую градацию их формы, были они как раз учеными-генетиками. Рыжеволосый подобрался, в зеленых глазах мелькнули нехорошие искры, и он стремительно пошел спасать не нуждающуюся в этом Ладку. Я чудом успела поймать его за рукав и едва не сползла под стол от того, что увидела в глазах повернувшегося ко мне десятника. Там была жуть. Просто жуть. Пара секунд показались мне вечностью.
— Диар, все хорошо, — тихо сказала я, понимая, что, кажется, надо бы разжать пальцы, но не получается. — С ней просто играют.
— Знаю я эти игры, — протянул он, но немного расслабился.
На этом моменте в беседу вступил Вейл, который отложил салфетку и спокойно проговорил.
— И правда, играют. Ручаюсь. Ты же не думаешь, что я позволю с ней что-то сделать? И вообще, покажи мне идиотов, которые станут с ней что-то нехорошее творить прямо тут?!
— Прямо тут, может, и не станут, но вообще… — упорствовал рыжий отравитель.
— Все с ней будет хорошо, — почти хором проговорили мы с мужем.
— Ладно, — Диар, не торопясь, вытащил свою одежду из моей хватки и присел за наш столик.

Миг — и снова на его скуластом лице лишь светлая обаятельная улыбка, и он весело интересуется, а чем нас сегодня кормят.

Ринвейл отвечает, поддерживая беседу, а я в очередной раз вспоминаю, что ничего в сущности не знаю про хейларов. Даже про наиболее близких…


После обеда Лада с Диаром удалились учиться контролировать новые способности моей доченьки, Криона утащила мученически скривившегося Алишина “тренироваться”, Вейл удрейфовал на нижние уровни работать. Я осталась одна, уныло ковыряя ложечкой в десерте. Тут-то меня и настиг закон подлости, согласно которому ничто не могло быть однозначно хорошо. Есть еще один закон, называется “всякое ружье должно выстрелить”. У меня этим самым ружьем был нежданно-негаданно появившийся на жизненном пути Оллисэйн Златогривый. Не сказать, что я держала на него зло, обижалась или еще что-то… просто не горела желанием общаться из-за нашего, скажем так, общего прошлого. А вернее, того, как я пыталась некрасиво его использовать, и что в итоге из этого вышло.
Бр-р-р!
— Здравствуй, Ирьяна, — в кресло напротив опустился высокий, стройный, мускулистый и потрясающе красивый дракон. И не скажешь, что помирал в лазарете совсем недавно.
— Рада видеть, — нейтрально улыбаюсь я. — Как дела? Беседовал уже с Арвилем?

Вопросы были не просто так, меня, если честно, очень интересовало то, как быстро Сотник выставит из Анли-Гиссара пришедшего в себя дракона.
— Все отлично. Да, говорил. Как раз от него. И даже с хорошими новостями!
— Какими это?

— Я остаюсь тут!
— Что?! — на этом замечательном и, что главное, неожиданном моменте, я подавилась пироженкой.

— Мы с правителем побеседовали, и я обратил его внимание на то, что ученых у него под рукой — куда не плюнь, точно попадешь, а вот воинов маловато будет. А соотношение должны быть диаметрально противоположным.
Ы-ы-ы-ы. Прав-то он прав, но ы-ы-ы-ы!
— Какое счастье, — бледно улыбнулась я, мысленно взвыв оттого, что теперь Ринвейл будет психовать не только из-за Арвиля, но и из-за Олли.

— Правда? — лукаво усмехнулся Златогривый. — А мне почему-то кажется, что ты совсем не рада.

Я мрачно посмотрела на этого наглого летающего гада. Вот что я сейчас, как воспитанная девочка, могу ему сказать?! Разумеется, только…
— Конечно же, тебе кажется! Ты точно уже пришел в себя? — и да, заботы в голос, заботы.

— Я в великолепной форме.
Почему-то в этой фразе и низком, чуть мурлычущем, голосе мне послышался намек. Настолько явно послышался, что я даже чуть покраснела и снова с преувеличенной силой воспылала интересом к пирожному.
— Верю.
— Вот и чудно… Итак, Ирьяна, ты не проведешь экскурсию для старого друга?
— Экскурсию? — тупо повторила я.
— Да-да. Сама понимаешь, очень хочется узнать, где оказался…
— Всенепременнейше, — поклялась я, с самым искренним выражением на физиономии. — Но, Олли, ты не поверишь, конкретно сегодня я жутко занята! Вот прямо сейчас на тренировку, а потом домой, к мужу. Никакого свободного времени нет!
— Ну хорошо. А завтра?
— И завтра тот же график, — фальшиво вздохнула я. — Загруз, совсем загруз.
— Ай-яй.. что же тебя так не жалеют? — в желтых глаза напротив царило полное понимание ситуации и как-ни странно… веселье и азарт. Я мысленно прокляла Оллиного дедушку и его природу. Ох уж эта кровь фейри! Добыча трепыхается — какое восхитительное разнообразие!
— Ну вот так получается, — промямлила я.
— Ничего, думаю, через пару дней все получится. Давай запланируем все на послезавтра? — он поднялся, не оставляя мне шанса отказать и на прощание махнув рукой, направился к выходу.
Я злобно смотрела вослед. Послезавтра, говоришь? Экскурсия, говоришь?
Бу-у-удет тебе экскурсия!

Правда, я хватанула, сначала было демонстративное действие на нервы. Олли и правда встал в ряды бравых защитников города, вот только, какое прелестное совпадение — тренироваться приходил в то же время, что и я, и самое интересное — в те же залы. Конечно, за исключением тех случаев, когда у меня были занятия с Арвилем, по контролю над даром.
Тренировался наш Златогривый принципиально полуобнаженным.
И так как обнажать там было, что, даже я периодически зависала, заглядываясь на игру мышц и стремительные движения дракона.
Ай-яй-яй ему за такое грубое воздействие!
Вот только… Оллисэйн же не идиот. Зачем идти напролом? В свое время он действовал гораздо мягче и, надо признать, даже получал определенный результат.
Вывод — он торопится. Вопрос, куда и зачем.
Я коротко рыкнула и раздраженно ударила хвостом о стену. Вот мало мне сложностей, так еще и это веселье.

Активно шла подготовка к помолвке, на которую мы должны были отправиться уже через несколько дней, а наша дорогая Дашка, как и положено любой невесте, психовала и нервничала. К счастью, Тринвира тут не было, а то с нее бы сталось разорвать помолвку во время одного из обострений.
Ну ладно, уже на носу девичник, а там мы ее напо-о-оим, рассла-а-абим! Все будет отлично!

Второй проблемой была Криона. Мы внезапно узнали, что его высочество Дориан и не подумал отбыть в родные ледяные пенаты, а все еще торчит в Гиллар-Хоре и ждет, пока его ненаглядная сбежавшая невестушка выползет на свет божий. Невестушка не торопилась, и потому Дориан решил пойти другим путем. А именно, заявить, что хейлары удерживают огненную драконицу силой и не пускают в объятия к любящему женишку. Кри от такой наглой лжи сначала растерялась, потом рассердилась и в заключение испугалась. Так как Дориан не поленился донести эти слухи и до правительницы Изначальной Империи, и Александра заинтересовалась этим фактом. Как так… принцессу держать.
Так что во время торжества по случаю помолвки также должна была состояться встреча на высоком уровне, где Арвиль продемонстрирует всем довольную и счастливую Криону, которая заявит, что находится в Анли-Гиссаре совершенно добровольно.

Проблема в том, что Кри все еще до нервной трясучки не желала видеть жениха.
В плюс ко всему, как наследство после эротического приключения в доме высокого дроу, у нее все еще был высокопоставленный поклонник. А именно — Себастиан. Он ухитрился уговорить старшего родственничка взять его с собой на сватовство, а сам уже в городе пошел искать нашу рыжую сердцеедку. Сердцеедку не нашел, зато на него наткнулись хейлары, которые слегка побили высокородного дроу в процессе задержания и выяснения личности. Драконица с ним так и не встретилась, но понимала, что когда появится на официальном торжестве в честь помолвки — придется разбираться еще и с этим.
В общем, на фоне этих страстей моя жизнь была не такой уж и ужасной. Вейл, правда, снова стал нервным и раздражительным, но я пыталась компенсировать это лаской и любовью. Пока вроде как получалось.

 

Так вот незаметно настало злополучное послезавтра. Я честно старалась отвертеться и сбежать, но Олли мне этого не позволил, сразу после тренировки взяв под белы рученьки, и потащил куда-то со словами:
— Я даже придумал, откуда мы начнем!

— Тогда может, сам и погуляешь? — с надеждой осведомилась я.
— Всенепременно, — клятвенно пообещал Златогривый. — Но сначала с тобой!
Я уже хотела было сказать что буду страдать, но переживу, но посчитала лишним в очередной раз демонстрировать свое нежелание. Это уже становится грубостью.

Так что я решительно выдохнула и, воскресив в памяти местоположение наиболее красивых залов в городе, повела дракона в направлении Огненного Пути. Все же это чудо стоит увидеть.
— Начнем отсюда, — я осторожно шагнула вперед и, показав на едва заметную полоску на полу, предупредила. — За нее не заступай.
— А что будет? — полюбопытствовал мужчина, с восхищением глядя на прекрасный длинный зал, переливающийся всеми оттенками золота и крови. Жар-птицы в этот раз смирно сидели в своих витражах и не думали нападать. Пока… пока контуры защиты не потревожены.
— Будет плохо. Нам. Защита на Огненном пути активирована.
— А в других залах она тоже есть?
— Да, конечно. Хейлары ведь те еще параноики. Но почти везде она или отключена, или ослаблена до сигнального уровня.
— Внушает уважение, — поделился ледяной дракон. — Я не представляю, как этот город можно захватить!

— В том и была задумка, — я пожала плечами. — Ну что, пойдем на Водный Путь или в зал Иллюзий?
— Водный, — усмехнулся мужчина и многозначительно добавил. — Я не хочу смотреть иллюзии в твоей компании. А вернее, чтобы ты могла увидеть мои грезы.
— Хорошо, — спокойно согласилась я, и не думая вестись на провокацию. — Не хочешь, так не хочешь.
И мы прогулялись до Водного Пути. Я замерев, смотрела на него, вспоминая свою иллюзорную прогулку во сне, которую в свое время устраивал Арвиль. Великая Драконица, хочу еще раз! Очень-очень хочу! Но для этого нужно сюда идти с Аром и просить, чтобы убрал все вредные пакости, которые могут превратить эту прогулку в последнюю.

После Водного Пути я посчитала свою миссию на сегодня выполненной и сделала попытку сбежать, но не преуспела. Олли пожелал поставить мне компанию. Его даже не испугало то, что мы пойдем сейчас к Ладе.
— Много слышал про этого милого монстрика, пора бы и познакомиться, — невозмутимо ответил дракон.
Я не видела смысла спорить. Тем более тот маленький факт, что хондрию звали Лилада, он еще не знал. А Лилада у нас в переводе кто? Правильно — Черная Звезда! Напророченная Оллисэйну великая любовь. И я буду не я, если обойду эту тему в представлении их друг другу! В общем — он сам напросился! Огненные драконицы на выдумки хитры, просто я еще не получила шанса это продемонстрировать.
— И да, ты ведь так и не рассказала, откуда вообще взяла эту… доченьку, — вырвал меня из мстительных грез Олли.

— Нашла, — немного рассеянно ответила я.
— Как это?
— Ну… вообще, если объективно, то нас нашли ее сородичи и захотели съесть. Единственный шанс спасти был — найти королеву колонии и убить ее. Но так получилось, что в гнезде я нашла яйцо, а уже потом приползла его мамаша.
— Хондрии? — нахмурился дракон. — Целая колония?! И как вы с ними справились? Не хочу умалять твоих и Крионы боевых навыков, но даже для меня эта задача сложна, а вы молодые девушки… а эти монстры одни из самых опасных тварей.
— Одни бы и не справились, — не стала лукавить я. — Нас очень вовремя нашли дроу. Отряд зачистки как раз.
— Ага… И как понимаю твоя Ладушка, как раз та самая принцесса из яйца, которая укусила тебя вместо положенной мамки. И из нее получилось то, что получилось.
— Пока еще не получилось, — вздохнула я. — В процессе, можно сказать. И это меня весьма и весьма беспокоит.
— Понимаю, — серьезно кивнул Оллисэйн и ободряюще коснулся моего локтя. — Все обязательно будет хорошо, Ирка.
— А куда оно это хорошо от нас денется? Догоним, достанем, присвоим!

— Боевая какая стала.

— Ну… все течет, все меняется. И да, мы пришли, — я остановилась у двери в комнату Лады. — Ты не передумал?
— С чего это? Кстати, а она точно не против визита посторонних?
— Видишь зеленый огонек на панели? — я ткнула пальцем в оный, который чуть заметно мигал. — Это значит, что сейчас в гости можно почти всем желающим. Если огонек был бы оранжевым, значит доступ разведен только близким. А красный — комната заблокирована.

— Как тут все хитро.
— Привыкай, — я нажала на панель, дверь завибрировала и спустя полминуты открылась.

— Здравствуй, солнышко, — проворковала я, заходя в комнату и осматриваясь. Паутины почти не осталось, и стало гораздо уютнее.
— Приветствую, — прошелестело откуда-то из под потолка. — Кто это с тобой?
Я запрокинула голову. Наверху был большой, красивый серебристо-серый гамак, с которого свисало полотно паутины по которому сейчас и спускалась Лада.

— А это мой старый знакомый  Оллисэйн Златогривый, — проворковала я. — Очень хотел с тобой познакомиться.

— Правда? — хмыкнула девочка, когда наконец оказалась на полу и запрокинув голову смерила крупного дракона оценивающим взглядом. — Тогда здравствуйте, Оллисэйн. Меня зовут Лилада.
— Как?! — коротко охнул Олли, неверяще глядя на девчонку.
— Лилада, — повторила красноглазая, смерив мужчину странным взглядом. — Вас что-то смущает, старый знакомый моей матери?

Я едва не подавилась от такой формулировки.
Олли несколько секунд пристально смотрел на нее, а после опустился на корточки, чтобы быть на одном уровне.
— Смущает, — медленно кивнул он. — И вызывает вопросы.
— Какие же?
— Не к тебе, — внезапно улыбнулся крылатый, и скосил на меня глаза. — А к одной леди…
— У вас есть основания считать, что я не леди? — показала острые, игольчатые зубки хондрия.
Ох уж эти подростки… Впрочем, она наверняка почувствовала, как я отношусь к этому дракону и стало быть не встречает его со всей сердечностью.
— Не ершись. Я не про это, — не повелся на провокацию малявки Оллисэйн, а после поднялся, почтительно поклонился нам обоим и сказал. — Дамы, если вы позволите, то я вас покину. У меня появились вопросы и надо бы получить ответы.
— Тайлин разве в городе? — невинно осведомилась я.
— Нет, но Князь Черное Золото здесь. И думаю, не откажет родной крови в связи с братом.
На этом нас покинули. Как только дверь закрылась Лада повернулась ко мне и спросила:
— И что это было?
— Оллисэйн Златогривый, — честно ответила я. — Специфический тип.
— Весьма, — тихо рассмеялась Ладка. — Я скорее о том, что он изменился в лице как только узнал как меня зовут и тут же скрылся. И надо заметить, что мое имя произвело на него заметно большее впечатление, что тот факт, что он сейчас общается с поистине уникальным мутантиком в моем лице.
— Эм-м-м… Ты знаешь как переводится твое имя?

— Черная звезда. А что?
— Дело в том, что до встречи с тобой, я как раз сбежала от Олли, — со вздохом призналась я.
— Ага… Ирьяна, это случилось до того как ты удрала от мужа или после? — расхохоталась хондрия и рухнула на кровать, весело задергав лапками.
— После, — я присела рядом и шутливо дернула ее за одну из конечностей. Мою руку тотчас обхватили остальные и прижали к теплому мохнатому брюшку. Я, поняв, что требуется начала его почесывать и моя монстрилочка мигом сомлела.
— Уже после.
— Как в той сказочке? Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел. Только в твоем случае дедушек многовато было как-то!
— Зараза! — рассмеялась я. — В общем, убежали мы. Потому как шли в город Арвиля и тащить с собой всех драконов скопом было как минимум глупо.
— Ну… если учесть, что все они в конце-концов тут и оказались…
— А это уже стечение обстоятельств. В общем незадолго до побега Олли получил предсказание от своего деда — Тайлин. И там как раз говорилось что-то о Черной Звезде, великой любви и жертве.
— Обалдеть. А чьей жертве-то?

— Полагаю дракона.
— Ирьяна, такие моменты уточнять надо! Это важно. Лично я не хочу ничем жертвовать.
— В общем, когда я тебя нашла и пришла пора давать имя, мне показалось…. забавным, назвать тебя Лиладой. Ладка, я же не думала, что ты начнешь превращаться! А познакомить этого доставучего крылатого гада с паучихой Черной Звездой показалось мне очень забавной мыслью.
— Чудно… Ирка, а почему он так тебя преследует?
— Эго у него уязвленное, — вздохнула я. — Изначально когда составляли пару “огненная драконица — ледяной дракон” моим нареченным избрали именно Оллисэйна, но он смог отвертеться от свадьбы и жениться пришлось Ринвейлу.
— Ага, а потом он тебя увидел  воспылал чувствами великими.
— Эгоизмом и желанием получить игрушку, которая изначально была обещана ему. Не верю я в великие чувства фейри. А он… а он все же отчасти дивный.
— Значит хейлары по твоему мнению тоже не способны на искренние чувства? — вкрадчиво спросила Ладка. — После всего что ты видела, всего что ты узнала, ты и правда так считаешь?
Я замолчала, проглотив ответ.
Странно… В чувствительности хвостатой сотни я и правда не сомневалась. С чего бы это?
“С того, что видела… все видела. Все понимаешь”, — эхом раздался в моей голову голос хондрии. — Глупо отказывать другим в наличии чувств просто потому, что перед тобой душу нараспашку не открывали”.

 

Надо признать, что слова Лилады тогда надолго засели в моей голове и заставили усомниться в своих суждениях. Я пересмотрела свое отношение к Олли и поняла, что первое время вела себя как редкостный поросенок. Стала чуть мягче, но надежды дракону не давала. Он успокоился и в драконьей “диаспоре” Анли-Гиссара воцарился хрупкий мир.
После пары задушевных бесед Сотника и Оллисэйна тот получл разрешение примкнуть к нашей маленькой ловчей команде. Также нам пообещали, что в составе группы будет некий маг-наблюдатель из Изначальной Империи. Не сказать, что наша команда пришла от этого в восторг, но пришлось согласиться. Тем более, что в остальных бригадах составленных из хейларов, драконов и дроу, маги-имперцы тоже были. Интересно, а кого нам подсунут? Вроде как Арвиль сказал, что мы с ним познакомимся на приеме в честь помолвки Дарьи.
Кстати, чувствую это мероприятие как и любая свадьба будет плацдармом для заключения договоров и вообще прощупывания почвы. Все же это первый официальный прием на котором станут присутствовать хейлары. Надеюсь, Арвиль подберет вменяемый состав делегации. Далеко не все хейлары были лояльно настроены ко внешнему миру. В городе они старались избегать любых контактов с нами. Это… беспокоило. Одна надежда на Дашку и ее способности! Алишина она разморозить сумела, так что я в нее верю!

 

Заветный день наступил.
С самого утра мы бегали, собирались, успокаивали будущую невесту, проводили инспекцию как даров так и… фейри. Да-да, так лично я пару часов провела в поисках Улинри Морфейра, который был обязательным членом делегации, но как и всегда, когда он был позарез нужен — слуа пропадал. Поразительная способность!
Нашла я его, где бы вы могли подумать?
А на рабочем месте! Надо признать зная раздолбайский нрав некроманта, я даже не искала его в картинной галерее, в которой были заключены души умерших хейларов.
— Ты что тут делаешь?  гневно спросила я, приподнимая подол расшитого золотой нитью зеленого платья и миг помедлив все же переступила порог галереи.
Все же у меня с ней были связаны холодящие кровь воспоминания. Я едва не осталась лежать мертвой на этих красивых плитах… если бы не Арвиль.
— Работаю, да? — немного рассеянно ответил Улин, пристально глядя на одну из центральных мозаик с Лизардом.

— Улинри, а ничего, что мы совсем скоро выдвигаемся в Гиллар-Хор? И ты в этой делегации почетный член!
— Ирка, я совершенно везде куда приду — почтеннейший член, — неприлично усмехнулся слуа.
— Мне просто непонятно, с чего это ты решил заняться делом конкретно сейчас?

— Ирьяна, а что важнее, все эти вежливые расшаркивании и костюмчики или жизнь например этого полного ненависти товарища? — напрямую спросил меня слуа, кивнув на выцветшую мозаику с десятником. — И если у меня есть мысли и идеи, то я иду их воплощать, здраво рассудив, что тот же сотник лично прирежет любого, кто решится меня побеспокоить в такой момент.

— Ты прав, — я потупила взгляд и нервно переплела пальцы. — Извини.
— Ничего страшного, — некромант подошел и шутливо взъерошил мои волосы, портя старательно уложенную прическу. — Пойдем. Раз нужен, значит нужен.
— А переодеться? — я выразительно кивнула на потертые штаны фейри, и криво сидящий на нем жилет, на котором казалось даже часть крючков отсутствовала.
— Переживут.
— Но Улин!
Он только остановился, закатил глаза и щелкнул пальцами. Спустя миг тонкую фигуру дивного окутала масляная тьма, и сквозь нее рельефно проступили доспехи. Сама тьма растеклась по плечам своего господина вычурным плащом, в котором казалось слились все оттенки черного.
— Так лучше? — гулким, чужим голосом осведомился он.

— Эм-м-м… — промычала я, ощущая как отголоски этой мертвенной силы касаются меня, вызывая мурашки. — Гораздо.
— Врешь, — усмехнулся дивный. — Но будет принято на веру. Раз нужно идти при параде… будет им парад.

Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 10

Глава 10

 


Следующий день начался суматошно.
С самого утра мне принесли большую коробку с красивым платьем. В ней была лаконичная записка, что сей дар от дроу Тринвира дель Мередита, дабы его дорогой друг Ирьяна цай Тирлин могла блистать в столь знаменательный для этого остроухого господина день.
— Бла-бла-бла, — передразнила я, читая несколько предложений со стандартными расшаркиваниями.
— Что такое? — спросил Вейл, обнимая меня за плечи и заглядывая через плечо. — А, от дроу?
— Именно, — вздохнула я. — Прямо любопытно, чем эта авантюра закончится. Как-то недальновидно делать торжественное предложение, когда ты уверен скорее в отрицательном ответе избранницы, чем в положительном.
— Дроу и недальновидно? — фыркнул муж, целуя меня в висок.  — Нет, Ирка… скорее ты чего-то не знаешь.
— Быть может, — согласилась я и сменила тему. — Солнце, ты сегодня целый день в лаборатории?

— Да, милая. Работы тьма и еще тучка. Так что потом расскажешь мне, как все прошло?
— Обязательно, — я повернулась и вскинув руки обняла рыжего дракона за шею. С нежностью посмотрела в голубые глаза и тихо шепнула. — Люблю тебя…
— И я тебя люблю, — он склонился и поцеловал меня.
Спустя несколько минут я высвободилась из рук мужа и поскакала примерять наряд. Как ни странно, он оказался впору.
Вейлу платье понравилось, за исключением небольшого нюанса.
— Меня, конечно, несколько настораживает, что дроу на глаз оценивает размер моей супруги, в том числе и в  области бюста, но ладно.
— Он тянется, — пояснила я. — Ткань такая.
— Красавица моя, — муж крутанул меня вокруг своей оси, заставляя юбки взметнуться и опасть. — Как же я рад, что именно тебя выбрали ваши дипломаты. И что Олли настолько сопротивлялся, что это сокровище вручили мне.
— Не надо про Олли, — мягко попросила я. — Он и так достаточно наследил в нашей жизни… хватит.
— Ты права, — Ринвейл притянул меня к себе, и его руки скользнули по спине, талии… коснулись бедер и начали медленно подтягивать легкую ткань платья выше. — Тем более, что у меня есть темы поинтереснее.
Темы и правда были любопытные. Жаркие, томные… страстные.

 

В назначенное время я рядом с такой же разодетой Крионой стояла в украшенном зале. Кроме нас с драконицей, тут были еще та часть хейларов, с которыми Дашка свела наиболее близкое знакомство. Они каким-то образом прознали о том, что девушку будут сватать, и решили проследить. А еще Улинри. Но его, скорее всего, просто не смогли выгнать.
Слуа стоял рядом со мной и просто не мог это делать спокойно. Ему нужно было  повернуться, пощупать стеночку, снять веночек, покрутить, сказать, что безвкусица редкостная, и повесить обратно. Потом сбегать на другой конец зала, подергать гирлянду и сообщить, что она ничем не лучше веночка. Гирлянда упала. Криона тихо сообщила, что еще немного, и она попытается удавить этого гада, невзирая на последствия.
— Ну зачем так агрессивно, — громким шепотом проговорил Улин и воспарил над землей, вешая гирлянду обратно.
— Улин! — я умоляюще посмотрела в темные глаза.
— Ну ладно, — вздохнул он и демонстративно медленно и иногда шаркая ногами, направился ко мне через весь зал.
Именно в этот момент распахнулась дверь, и появилась красивая, как никогда, Дарья под руку с Сотником в парадном облачении.
Шарк-шарк.
Выражение лица Улина можно было охарактеризовать одним словом. Неприличным. Оно же читалось на физиономиях всех присутствующих.
Немая пауза.

Они, наконец, сошлись. Высокий, статный Арвиль, длинные волосы которого были убраны в боевую косу, а доспехи матово сверкали. Воин. Сильный, жесткий… волевой. Рядом с ним, как олицетворение хрупкости рядом с твердостью — девушка. В длинном бело-розовом платье, темныеМы, конечно, ждали Арвиля и Дашку. И, собственно, готовились. Вот какие торжественные и красивые стоим. И планировалось, что двери открываются, Арвиль и Дашка шествуют в центр зала, одновременно им навстречу идет Вир, а когда они встречаются, раздается мелодичный звон, и из невидимого кокона под потолком на предполагаемую пару медленно опадают лепестки роз.
По итогам все получилось иначе. Улин, разумеется, рванул на свое место в строю, но вот засада, зацепил ту заветную ниточку, и в итоге наш грозный и суровый слуа оказался усыпан розовыми розами и какими-то блестками. Не знаю, как остальные, но я очень старалась не смеяться. Хотя, судя по сдержанным смешкам, не я одна. Ох уж эти фейри — все умудрятся испортить!
— Кхм… — одним звуком напомнил нам о себе Арвиль.
Мы послушно замерли. Я косилась на бледную и, кажется, безумно перепуганную переселенку. Закрались первые мысли о том, что Сотник ей не сказал, а зачем, собственно, ее сюда привел.
— Арвиль, я не пойду за тебя замуж! — громким шепотом сообщила Дарья, упираясь каблуками в пол, когда Ар попытался повести ее вперед..
— Какое замуж? — буквально уголком рта шепнул Арвиль. — Вернее, какое за меня. Дарья, не артачься! Пошли!
— Да куда бы то ни было не пойду!  окончательно решила, что дело пахнет жареным, Целительница душ. — Мне все это не нравится.
Улинри отряхнул с плеч камзола лепестки и в никуда так сообщил:
— А зря, все старались!
На этом эпичном моменте распахнулись вторые двери, и мы получили возможность увидеть потрясающе красивого лорда Тринвира дель Мередита. Церемониальное одеяние снежно-белого цвета, расшитое серебряной нитью, оттеняло кожу и волосы дроу, делая его еще более ярким и притягательным. Даже я оценила. Выглядел правитель Гиллар-Хора так, что у любой нормальной женщины не оставалось ни единого шанса. Правда, красивые глаза темного эльфа чуть прищурились, когда он увидел картину на другом конце зала. Но Дашка, стоило ей увидеть Вира, вдруг замерла и уже не делала попыток выдернуть руку из хватки Арвиля, а послушно пошла вперед. Правда, судя по оживившемуся взгляду, примерно в середине пути наша кудрявая опомнилась, но поняла, что уже поздно подхватывать юбки и пытаться смыться, тем более, что умные хейлары взяли и закрыли дверцы.
Тринвир явился в сопровождении четырех дивно прекрасных фейри, которые, одетые в угольно-черные простые наряды, шли следом и несли ларцы, изукрашенные затейливой резьбой и самоцветами.
Было красиво и величественно. Воздух буквально звенел от торжественности. Мы старались не дышать, и в этой тишине четко слышались тяжелые шаги мужчин и легкий стук каблуков переселенки. Судя по побелевшим пальцам Дашки, что вцепились в рукав Арвиля, ей было нелегко.
Волосы под жемчужной сеткой, лишь пара непослушных прядей вырвалась из плена.
Белоснежный Тринвир, несмотря на мрачный эскорт, казался послом доброй воли, а не свадебным гонцом.
— Приветствую правителя Анли-Гиссара и Дарью Смиринович арс Тейнмир.
Я округлила глаза. Кто-кто? Что все это вообще значит?
Тейнмир — название рода Арвиля. Он принял в него Целительницу Душ?
Во мне боролись восхищение коварством Сотника с благодарностью ему же. Потому как теперь нашей переселенке точно ничего не грозит, а с другой стороны… признание над собой старшего накладывает немало обязанностей. В первую очередь, послушание его воле. Дарья понимала, что делала, когда соглашалась?! И главное, почему она не посоветовалась с нами? Нельзя же, не зная правил игры и законов нового мира, принимать сомнительные предложения!

— Рад видеть Тринвира дель Мередита, принца Подгорного Королевства, безраздельного Властителя Гиллар-Хора, — ровным, безэмоциональным голосом проговорил Ар. — Что привело вас в мои дворцы?
— Я хочу просить у вас руки младшей из рода Тейнмир.
— Я, как старший рода и господин его — ничего не имею против союза, но согласие вам нужно спрашивать у потенциальной невесты.
С этими словами Сотник отпустил Дашкину руку и сделал несколько шагов в сторону.
Дроу и столько раз отвергавшая его девушка остались друг напротив друга.
— Дарья арс Тейнмир… — задумчиво повторил Вир, а после уже мягче. — Даша. Я буду говорить не так, как диктуют  правила, а так, как кричит сердце. Которое я впервые услышал рядом с тобой. Сегодня, в этот день и час я прошу тебя стать моей первой и единственной женой. Разделить долгую жизнь, принять мою любовь и со временем ответить своей. Да, я прошу… Я даже не предлагаю. Прошу.
— Первой и единственной? — срывающимся от эмоций голосом уточнила переселенка, так же, как и жених, презрев все протоколы. А скорее, просто не зная о них. — А как же великий долг перед родными горами и необходимость порадовать тетушку законным и, главное, чистокровным  наследником?
— Немного поразмыслив, подгорная Королева согласилась с тем, что ее вполне устроят наследники от других ветвей моего рода, — с каменным выражением лица ответил темный эльф. — Потому она дала разрешение на этот брак и, более того, пообещала свою всестороннюю поддержку при дворе, а не сдержанное неодобрение. Это… важно.
Я мысленно согласилась с тем, что в данном случае это, и правда, безумно важно. Все же такого чудовищного мезальянса еще не знала история. Это вызовет бурю негодования со стороны знати дроу, но, видимо, Вир и королева уже знают, как справиться с этой волной.
— Также… — темный жестом подозревал первого из четверки сопровождения. — Позвольте мне принести свои дары.
— Я думаю, что не стоит…
Даша попыталась было прервать его , но замерла, расслышав злой шепот Крионы.
— Не с-с-с-мей!
Я мысленно поддерживала рыжую подругу обеими руками и злобно посматривала на Арвиля, который не объяснил нашей кудрявой овечке, как надо себя вести.
Если не примет дары — оскорбит! Если не дослушает — по законам дроу, вообще спровоцирует кровную вендетту! Разумеется, он ее не объявит, но этим признает свою слабость, и за последствия уже никто не ручается.
Великая Драконица, я еще не видела более бездарно организованного сватовства! Раз сами не умеют, мужики черствые, могли бы с нами поговорить! Я-то наивно считала, что если Арвиль за это взялся — понимает, что делает. А ведь стоило бы предположить, что в тонких материях, таких, как женские чувства, он ничего не понимает!
— Я долго думал, что может вас порадовать, — тихо проговорил Вир, принимая небольшой ларчик из рук фейри, который с легким поклоном скрылся за спинами товарищей. — Потому мои дары состоят из традиционных частей и… так сказать, экспромта. Того, что я выбирал на свой страх и риск.
— Спасибо, — обронила Дашка, которая явно не понимала, а что ей вообще сейчас делать и говорить.

— Сначала отдадим дань традициям, — чуть заметно улыбнулся Тринвир и распахнул ларец.
В нем на бархатной синей подушке лежало потрясающее колье. Немного разбирающаяся в драгоценностях я даже задержала дыхание, когда поняла, что это. Колье из голубых альманитов, которые обнимало лунное серебро, мягко переливалось. Господин Гиллар-Хора не поскупился на дары своей невесте. Даже зная, что она его может отвернуть, и все подарки останутся здесь. Голубых альманитов очень мало, и даже те, что есть, добываются в одной-единственной шахте на дальнем, затерянном в океане острове. Пусть через море долог и труден, до портов приписки доходят немногие корабли, что делает камни воистину бесценными.

— Безумно красиво… — прошептала Дашке, не в силах отвести взгляда от подарка.
— Рад, что скромный дар пришелся вам по вкусу, — улыбнулся темный эльф и перешел ко второму дару.
В этом сундучке тоже были драгоценности. Разных цветов, размеров… дивно красивая россыпь. Выкуп за невесту.Ого-го! Все это мероприятие по сватовству встало Тринвиру в не просто круглую сумму… а офонарительно огроменную. Иначе не назвать.
— С официальными дарами закончено, — беря в руки третий ларчик, проговорил дель Мередит. — Итак.. Даша, вот тут все, что мне удалось собрать о Целителях душ и особенностях их практики. Свитки, кристаллы с информацией… все то, что может хоть как-то тебе помочь в выбранной стезе. У тебя нет и не будет учителей в Анли-Гиссаре, а значит, придется все постигать самой. Надеюсь, что я смогу хоть немного расчистить от терний этот путь.
Я смотрела на переселенку, которая потрясенно взирала на небольшой вроде сундучок, который был для нее более ценным, чем все преподнесенные раньше драгоценности.
И не только для нее, как я думаю. Сейчас найти такие материалы.. дорогого стоит. В всех смыслах.
— Ну, и в завершение… — Вир взял третий ларчик. Самый маленький, и, открыв его, достал несколько свитков. — Я прекрасно понимаю, что ты сейчас можешь отказать мне, Даша. И, стало быть, как мужчина, имеющий хоть какую-то гордость, я должен буду уйти с твоего жизненного пути и больше не тревожить. Но… у меня есть страхи. Страхи за любимую женщину. За ее судьбу, за возможность ее выбора. Я не имею возможности обеспечить твоего будущего, но кое-что сделать могу. Тут два документа. Первый — свидетельство о полностью оплаченном обучении на выбранном тобой факультете в главном университете Изначальной Империи. Теперь ты сможешь стать кем захочешь. Второй документ — свидетельство о собственности на твое имя. Это небольшая квартира в Лимане же, неподалеку от университета. Я думал о том, чтобы открыть еще и счет на твое имя, но есть подозрение, что ты это не примешь.

Даша справилась с шоком и пробормотала:
— Я и это не считаю правильным принимать.
— Я предвидел такую реакцию, а потому… если ты не воспользуешься правом на обучение — оно сгорит. У тебя есть пять лет, чтобы принять решение. А квартира… что поделаешь, будет пустовать. Вот так, дорогая моя избранница.
— Я не знаю, что сказать…
— У вас есть срок на раздумья,  — поклонился Тринвир и, подарив избраннице еще один долгий взгляд, порывисто развернулся и направился к дверям.
Дашка с самым потерянным выражением лица и безвольно опущенными руками смотрела ему вслед.



Мы сидели в небольшой комнате, которую в свое время выбрала Дашка. Было тихо. Переселенка все еще в своем роскошном наряде сидела на постели в окружении ларчиков с дарами и бездумно перебирала рассыпанные перед ней драгоценности. Разные… длинные жемчужные нити из идеально подобранных по размеру и цвету бусин, браслеты, цепочки, диадемы…
— Сколько… всего, — наконец прошептала девушка, странно глядя на рассыпанное перед ней богатство. — Это же, наверное, дорого стоит?
— Дорого, — согласно кивнула Криона. — Но я бы на твоем месте не обольщалась — все отходит в копилку к главе рода, как выкуп за младшенькую. К Арвилю Тейнмиру… Дашка, как ты умудрилась принять его покровительство?! И главное, когда?!
Я только неодобрительно покачала головой, когда по ушам резанули высокие нотки голоса Крионы, а Дарья при этом вздрогнула и выронила кольцо, которое крутила в пальцах.
— Кри так выражает свое безмерное удивление и недоумевает, почему ты не посоветовалась с нами перед этим важным шагом, — более мягко высказала мысль рыжей драконицы я.
— Вчера и успела. Он зашел и предложил погулять… рассказал, что в ближайшем будущем меня, возможно, постараются забрать из города, уже не оглядываясь на мое согласие. И предложил защиту.
Я только молча выругалась про себя. Арвиль очень быстро учится коварству фейри. Слишком быстро.
— Вот же… ….. хвостатая! — более эмоционально выразилась драконица.
— Что? — в карих глазах переселенки мелькнуло удивление. — Почему вы так злитесь?
Мы с рыжей переглянулись. И правда не понимает?
Ну что же…
Взглядом спросив согласие и получив его, я начала рассказывать.
— Видишь ли, Даш… Я сомневаюсь, что тебя кто-то мог забрать из АнлиГиссара против твоей воли. Разве что Тайлин, но он уже, кажется, потерял интерес к сиюминутному увлечению. Так что оставалось две угрозы — Тринвир дель Мередит, который вряд ли стал бы портить отношения с соседями ради одной маленькой женщины… тем более, что дроу умеют ждать.
— А вторая угроза? Я думала, что это как раз Тайлин.
— Даш, вот объективно… если бы древний князь украл тебя и утащил за пределы этого мира — ничего бы мы не смогли сделать. Арвиль так точно. Вторая угроза та, о которой ты даже не думала еще. И это Изначальная Империя, гражданкой которой ты, как переселенка, являлась до недавнего времени.

— А им-то что может быть надо?
— Целительница Душ им может быть нужна. А ты сильна… очень сильна, судя по тому, что у тебя получается вытаскивать хейларов.

— Да ну, бред, — тряхнула кудрями Дашка.

— И, тем ни менее, это так. От твоего отрицания проблемы ничего не изменится.
— Ну хорошо, тогда расскажи, зачем Арвилю было принимать меня в свой род и придумывать несуществующие угрозы?

— Потому что самая серьезная угроза в этом городе, это его хозяин? — мрачно спросила Кри. — И ты или играешь по его правилам, или… или.
— Я думаю, дело в том, что Ар не хочет выпускать из-под контроля удобные ему фигуры, — со вздохом объяснила я. — А это… это мы, девочки. И ты, Дашка, сейчас можешь согласиться выйти замуж за Вира, уйдешь из города и останешься за пределами его влияния. И у него не будет никаких рычагов воздействия, кроме чувства благодарности.
— А зачем они ему?.. — повела плечами Дашка, в глазах которой понимания ситуации не добавилось.
Эх-х-х…
— В том, что ты станешь женой не рядового дроу, а Тринвира. Понятно?
— Ирьяна, я еще не соглашалась же! К чему такие сложности? — переселенка решительно сложила драгоценности обратно в сундучок, захлопнула крышку и даже отодвинула в сторонку.
— А вот теперь подходим ко второй теме беседы. Почему ты не хочешь за него замуж?

Переселенка несколько секунд думала, нервно теребя выбившуюся из прически кудряшку.
— Боюсь. Девочки, моя жизнь за последний год уже не раз становилась с ног на голову и обратно. Стоит ли удивляться тому, что я устала от этих кульбитов?
— Спокойствия хочешь, — подытожила Криона.
— А кто не хочет? — риторически ответила Дарья. — Так что да, я цепляюсь за свою стабильность. Плюс… в Анли-Гиссаре я маленький, но очень полезный винтик в большой системе. Я и правда нужна. А кем я буду в дворцах Вира? Его женой. Человеческой ширмой, блажью правителя… дешевкой.
— Почему?!
— А как еще будут воспринимать меня темные эльфийки? Я не до такой степени наивна.
— Даша, он уговорил благословить этот брак саму Королеву. А значит, преподнес все нужным образом, и я уверена, что с подданными тоже что-то решит. Таки где простые эльфийки и где правительница!
— Допустим, так. Но все равно это опять.. все с ног на голову. Новое место, новое окружение, новые обязанности, в конце-концов!
Я пересела на кровать и успокаивающе погладила уже открыто паникующую переселенку по колену.
— Дашка, я сомневаюсь, что Арвиль отдаст тебя совсем и перевязанную ленточкой. Все же Целительница Душ у него одна, так что полагаю, что свою должность в Анли-Гиссаре ты сохранишь. Потому перемены не настолько фатальны, как тебе кажется.
— Вот-вот, — покивала Криона и, запустив пальцы в медные кудри, вдруг тихо сказала. — И знаешь… Дарья, ты дурында, ей богу.
— Что?! — почти в унисон воскликнули мы с кудрявой, в полном шоке от неожиданного заявления драконицы.
— А то, — показала она нам язык и уже серьезно закончила. — У тебя есть мужчина, который за тобой ходит уже… да с момента знакомства! И, между прочим, демоново терпеливый мужчина. Он ждет твоего решения и не давит, он действует, пытаясь выбить у обстоятельств устроившие бы вас обоих условия. Я без понятия, чем он заплатил своей царственной тетке за возможность жениться по любви, но будь уверена, он УЖЕ заплатил. Без гарантий и даже будучи отчасти уверенным, что ты откажешь. А еще нельзя забывать про нашего хвостатого интригана. Арвиль точно поимел с Тринвира мешок бонусов из-за этой ситуации. Вир обеспечил твое будущее, независимость… он дал возможность выбора! И ты еще о чем-то думаешь? В жизни пробовать надо, Дашка… надо пробовать.
Я с молчаливым удивлением смотрела на внезапно разговорившуюся огненную. А она, опустив плечи, устало потерла виски.
— Вот так, девочки… Это моя мысль. И еще… Дашка, я же вижу, что ты, да и Ирьяна, не одобряете моего поведения.
— Кри, твоя личная жизнь на то и личная, чтобы посторонние не совали туда свой любопытный нос, — тут же открестилась я, внутренне испытав легкий стыд за свои недавние мысли о распущенности Крионы.
— Ой, да ладно, — девушка откинулась спиной на стену, и в ее глазах снова мелькнули привычные шальные искры. — Мне, в общем-то, все нравится. Но это не мешает хотеть единственного и любимого. А у тебя он есть уже. Да и… Дашка, что тебя ждет в этих подземельях? Ты молодая, красивая и здоровая девушка, притом с определенным, весьма “вкусным” статусом. Рано или поздно ты соблазнишься или на хвостатую экзотику, или на какого-нибудь древнего маразматика с юной мордашкой. А они все неадекватные!
— Вир, между прочим, тоже фейри.
— Оседлый. Плюс не такой уж и старый. Зрелость красит, а не мозг разлагает.
— Поняла, — вздохнула Дашка и поморщилась, коснувшись переносицы. — Ох, голова от всего этого болит.
Я встала, потянулась и обняла целительницу за плечи. Легко поцеловала в щеку и, дернув за прядку волос, мягко сказала:
— Тебе надо отдохнуть и как следует все обдумать. Благо время есть. А сейчас самое лучшее — отдых! День и правда был нервный.
— Да не то слово, — бледно улыбнулась девушка, и стала переставлять ларцы с дарами на пол. — Что мне со всеми этими сундуками делать? Я про драгоценности… зачем они мне вообще?
Мы с Крионой переглянулись и весело фыркнули.
— Ты, наверное, единственная женщина, которая не совсем понимает, куда и зачем ей драгоценности в таких количествах.
— Так, насколько я поняла, они все равно скорее Арвиля, чем мои.
— Носить-то точно можешь! — утешила ее Кри.
— Да нужно мне все это… Вы правы, я и правда восхищаюсь ими, только как красивыми вещами.
— В том и суть, — развела я руками, а после схватила Кри за запястье и потянула к выходу. — Ладно, мы побежали! Лично меня Ладка ждет, а вечером муж!
— А меня Алишин, — поддакнула Криона. — Правда, он про это еще не знает!
Ох уж неугомонная!



А через день мы узнали, что Дарья Смиринович арс Тейнмир согласилась выйти замуж за Тринвира дель Мередита.
Торжество в честь помолвки было назначено через две недели в Гиллар-Хоре.
Ура, товарищи!
Да-да, лично мне было очень радостно сдать хоть одну свою подругу в надежные руки! Еще Криону бы пристроить, чтобы она перестала баламутить подземный город — и я была бы окончательно счастлива. Подозреваю, что ровно до того момента, когда повзрослеет Ладушка.

Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 9

 

Глава 9

 

А на следующий день у нас нежданно-негаданно наступила… подготовка к сватовству! Притом осуществить ее нужно было так, чтобы виновница торжества, а именно Дарья свет Ивановна, даже не подозревала, к чему дело идет!
Это было сложно.
Обычно наша Целительница Душ редко гуляла по Анли-Гиссару, проводя львиную часть времени в кабинете или в общей гостиной, но сегодня ее почему-то можно было встретить в любом углу города! А потому изрядно усложнялось перетаскивание всевозможных украшений, присланных Виром, в один из залов, который мы с Крионой выбрали, как место торжества.
Хейлары нашей суматохи не понимали, считая, что Анли-Гиссар по умолчанию красивый даже в самом обшарпанном состоянии, но послушно нам помогали.
— Идет! — из-за угла выбежала Криона с корзиной живых белых роз и, панически заозиравшись, запихнула ее за статую в одной из многочисленных ниш.
— Опять? — удивилась я.
— В общем-то понятно, почему, — выдал странную фразу Диар, потирая рыжую бровь.
— В смысле?

Мы с драконицей развернулись к десятнику, и он немного смущенно развел руками, а после объяснил ситуацию.
— Дашка недавно за ужином страдала на тему того, что с таким питанием и малоподвижным образом жизни — быстро пополнеет. Я порекомендовал ей начать тренироваться, но увы, все наши бойцы.. и я в том числе, отказались спарринговаться с Целительницей Душ.
— Почему? — встряхнула рыжей гривой Кри, и в ее глазах царило искреннее недоумение.
— А если повредим?!
— А нас не жалко, значит? — зловеще протянула я, разминая пальцы.
— Ну, вы драконицы, и это раз. А она не просто человечка, она еще и Целительница Душ, это два. Если бы нам дать волю, мы бы заперли ее в мягкой комнате и пылинки сдували — не дай бог, с ней что случится.
— Потому в качестве физической нагрузки Дашка решила гулять, — быстро вычленила финальное зерно истины огненная драконицы.
— Ну да. Но кто же знал, что в этом районе города, и что сегодня?!
— Ну Диар…
Высказаться мы не успели, из-за поворота легкой походкой вышла наша переселенка и затормозила, увидев нашу дружную компанию.
— О-о-о-о! Какая встреча!
— Здравствуй, — немного нервно ответил десятник и приветственно махнул хвостом.
— Да-а-а-ашка, — протянула Криона и полезла обниматься, а я последовала ее примеру, так как и правда соскучилась по подруге.
— Я тоже очень рада вас видеть, — вырвалась малость придушенная Дарья, и подозрительно прищурилась. — А что вы тут делаете?
Па-а-ауза. Спас нас Диар.
— Да вот, девушки вроде как идут навестить вашего старого друга, а я к его лечащему врачу направляюсь.

  • Старого друга? — недоуменно вскинула бровь Даша.
    — Внук Тайлин, — пояснила я.
    — Высокий светловолосый дракон, который выдавал себя за твоего жениха? По-о-о-мню…
    — Ты, главное, при Ринвейле его так не называй, — хихикнул Диар. — А то одним драконом у нас станет меньше. Правда, которым, я еще не знаю… и ставить на кого-либо не рискну.
    — И муж, и жених… весело живешь, Ирьяна! — хлопнула меня по плечу Криона.
    Я уж не стала говорить огненной драконице, что она тоже весело живет при условии и мужа, и любовника.
    — А ну цыц, — прикрикнула я. — Моя личная жизнь, это не самая интересная тема для обсуждения. Дашк, на будущее — того дракона зовут Оллисэйн.
    — Запомнила, — кивнула девушка, накручивая на палец кудрявую прядку. — Жаль, что я уже возвращаюсь к себе, а то прогулялась бы с вами до лазарета, познакомилась с новым жителем города.
    — Я думаю, что он ненадолго, — все с той же дружелюбной маской ответил Диар.
    — А-а-а… — округлила ротик переселенка, но, пожав плечами, проговорила. — Ну, так, значит так. В любом случае, я пошла. Удачи!
    Девушка скрылась за поворотом. Мы выдохнули.
    — Фух! — перевела дух Криона.
    — Девочки, а зачем от нее все так скрывать? — недоумевал Диар, вытаскивая из ниши корзинку с розами. — В конце концов, это ей завтра предложение руки и острых ушей делать будут.
    — Ну-у-у… есть подозрения, что, зная о мероприятии, на него не явится виновница торжества, — витиевато высказалась сбежавшая принцесса.
    — Странные вы, женщины, — немного подумав, вынес вполне понятный вердикт хвостатый и перехватил корзину поудобнее. — Пошли?
    Я без слов толкнула тяжелые двустворчатые двери зала, выбранного для завтрашнего сватовства и махнула рукой, мол, заноси.


Пожалуй, это был один из немногих маленьких, уютных залов Анли-Гисара.
Как правило, вся архитектура города отличается глобализмом. А тут… Просто на удивление мило и красиво, так что стоит ли удивляться, что именно это место было выбрано для такого торжественного события, как сбагривание нашей Дашки замуж. Хотя конечно, сначала надо убедить невесту в том, что ей повезло с женихом.
Кстати, про это…
— Кри-и-и…
— Фто? — сквозь зубы с зажатой в них ленточкой спросила драконица. Она сейчас перетягивала серо-серебристой полоской ткани венок, который мы планировали повесить повыше.
— Надо сходить к Дашке в гости, фто, — передразнила я ее. — И выяснить, почему она так шугается дроу.
— Кстати, зря! —  авторитетно заявила рыжая. — Если племянник пошел в дядюшку, Дашка могла бы забыть о проблемах с лишним весом!
— Тебе бы все опошлить!

— Я не пошлая, я рациональная, — наставительно подняла палец вверх Кри. — Согласись, это глупо иметь под руками такой потрясающий… эм… назовем его экземпляр. И не пользоваться!
— Я смотрю, ты тоже не спешишь пользоваться аналогичными экзамплярами, — не преминула напомниь драконице про Дориана и Себастиана, которые прилагали немало усилий, чтобы попасть в Анли-Гиссар и увидеться с беглой зазнобой.
— А у меня альтернативные варианты есть, — усмехнулась девушка. — Полный город симпатичных и интересных бегает. Причем большая часть из них изрядно изголодалась по женскому вниманию.
Я только закатила глаза, не одобряя неразборчивость подруги.
— Эх, Кри…
— Что Кри? — девушка вскинула медную бровь. — Ирьяна, не надо меня вот так демонстративно порицать, тем более за черты, свойственные огненным драконам. Тебя рано выдали замуж, и брак оказался счастливым, потому вот так и случилось.
— Я не порицаю, — тут же отозвалась я, принимая из рук подруги венок и вешая его. — Просто… для меня это странно, и все.
Нашу беседу прервал Диар.
— Так, девочки, хватит спорить.  Завидно — раз, и у нас куча других дел — два.

— По мне, основное — это пункт номер раз, —  хихикнула я, с весельем глядя на хейлара.

— Ой-ой, — передразнил меня Диар и ловко запрыгнул на стремянку, развешивая очередную гирлянду.
— Кстати, в пункте раз никто ему, кроме него самого, не виноват, — сообщила Криона. — Я не раз уже слышала от фейри, что он им отказывает в самой категоричной форме. Даже выставляя из спальни в чем застал.
— Ну не люблю я фейри, — пожал плечами рыжий отравитель. — Не нравятся мне они.
— Аргумент, — спокойно согласилась Криона. — Спать надо с теми, кто нравится.
— Закрыли постельную тему,  — замахала руками я. — Словно больше поговорить не о чем.
— Да почему же не о чем? — невинно хлопнула ресницами Кри и обратилась к хвостатому. — Диар, что ты думаешь о новой системе боя, которую недавно продемонстрировал Алишин? По-моему, сочетание едва заметных магических импульсов и оружия — очень любопытно и открывает интересные перспективы.

— Согласен с тобой, — кивнул давящийся смехом повар и углубился в предложенную тему.
— Бу на вас, — сообщила я этим бессовестным и поправила ленточки на венке.

В гости к Дашке мы с Крионой решили сходить тем же вечером. Но к сожалению, не застали переселенки в выделенных для целительницы душ апартаментах.
— И где бродит, интересно? — потерла висок Криона.
Понимая, что вопрос был риторический, я лишь пожала плечами и вслух подумала.
— Мне еще интересно, как Арвиль завтра планирует вытащить нашу кудрявую в зал, где ей предложение станут делать.
— Ну, тут уже Сотнику карты в руки, — вздохнула Кри. — Ладно, я, значит, на тренировку пошла. У меня сегодня в программе Алишин.
— В смысле? — не поняла с ходу, к чему клонит хитро жмурящаяся драконица.
— Хочу совратить.
— Ы-ы-ы-ы-ы-ы, — бессмысленно протянула я. — Криона, он же хейлар!
— Ну так тем интереснее! Хвост и прочее.
— Арвиля мало? — я впервые заговорила о том, что знаю про их связь.
— Арвиль… Арвиля много не бывает, — задумчиво протянула девушка. — Но видишь ли, это тот самый случай, когда мною явно… просто пользуются.. даже особо не уважая. А я этого не люблю… а потому, мы с ним вернулись к прежним взаимоотношениям.
— О как… — я затихла, не зная, что еще тут сказать.
— Твой Сотник мало того, что со сдвигом в мозгах, так еще и чокнутый трудоголик, помешанный на выгоде для своего народа. По сути, уже сейчас женатый на ней самой. Работа-работа-работа…
— Алишин иной, что ли?
— А он такая занятная ледяная глыба… в общем, хочется доконать. Ладно, Ирка, я побежала!
— Да я тоже тогда… пойду найду Улинри. У нас тоже свои тренировки.
— Бррр, — кратко высказала свое отношение к слуа драконица. — Не представляю, как ты с ним общаешься, лично мне даже в одной комнате находиться не особо приятно. Мурашки по позвоночнику…
— А мне он даже симпатичен, — удивила подружку. — Своеобразный товарищ. А что касается реакции… кажется, что драконы, как и люди, ко всему привыкают.
— Быть может, — пожала плечами Криона и махнула рукой.  Ладно, я побежала. А то еще переодеваться…
Я, немного подумав, направилась к себе в комнату, а после искать слуа. Но, как ни странно, не нашла. Эх, вот ведь гадство! А ведь когда он не нужен — попадается буквально на каждом шагу и даже начинает закрадываться мысль, что следит.



Следующий день начался суматошно.
С самого утра мне принесли большую коробку с красивым платьем. В ней была лаконичная записка, что сей дар от дроу Тринвира дель Мередита, дабы его дорогой друг Ирьяна цай Тирлин могла блистать в столь знаменательный для этого остроухого господина день.
— Бла-бла-бла, — передразнила я, читая несколько предложений со стандартными расшаркиваниями.
— Что такое? — спросил Вейл, обнимая меня за плечи и заглядывая через плечо. — А, от дроу?
— Именно, — вздохнула я. — Прямо любопытно, чем эта авантюра закончится. Как-то недальновидно делать торжественное предложение, когда ты уверен скорее в отрицательном ответе избранницы, чем в положительном.
— Дроу и недальновидно? — фыркнул муж, целуя меня в висок.  — Нет, Ирка… скорее ты чего-то не знаешь.
— Быть может, — согласилась я и сменила тему. — Солнце, ты сегодня целый день в лаборатории?

— Да, милая. Работы тьма и еще тучка. Так что потом расскажешь мне, как все прошло?
— Обязательно, — я повернулась и вскинув руки обняла рыжего дракона за шею. С нежностью посмотрела в голубые глаза и тихо шепнула. — Люблю тебя…
— И я тебя люблю, — он склонился и поцеловал меня.
Спустя несколько минут я высвободилась из рук мужа и поскакала примерять наряд. Как ни странно, он оказался впору.
Вейлу платье понравилось, за исключением небольшого нюанса.
— Меня, конечно, несколько настораживает, что дроу на глаз оценивает размер моей супруги, в том числе и в  области бюста, но ладно.
— Он тянется, — пояснила я. — Ткань такая.
— Красавица моя, — муж крутанул меня вокруг своей оси, заставляя юбки взметнуться и опасть. — Как же я рад, что именно тебя выбрали ваши дипломаты. И что Олли настолько сопротивлялся, что это сокровище вручили мне.
— Не надо про Олли, — мягко попросила я. — Он и так достаточно наследил в нашей жизни… хватит.
— Ты права, — Ринвейл притянул меня к себе, и его руки скользнули по спине, талии… коснулись бедер и начали медленно подтягивать легкую ткань платья выше. — Тем более, что у меня есть темы поинтереснее.
Темы и правда были любопытные. Жаркие, томные… страстные.

 

В назначенное время я рядом с такой же разодетой Крионой стояла в украшенном зале. Кроме нас с драконицей, тут были еще часть хейларов, с которыми Дашка свела наиболее близкое знакомство, и которые каким-то образом прознали о том, что девушку будут сватать, и решили проследить. А еще Улинри. Но его, скорее всего, просто не смогли выгнать.
Слуа стоял рядом со мной и просто не мог это делать спокойно. ему нужно было  повернуться, пощупать стеночку, снять веночек, покрутить, сказать, что безвкусица редкостная, и повесить обратно. Потом сбегать на другой конец зала, подергать гирлянду и сообщить, что она ничем не лучше веночка. Гирлянда упала. Криона тихо сообщила, что еще немного, и она попытается удавить этого гада, невзирая на последствия.
— Ну зачем так агрессивно, — громким шепотом проговорил Улин и воспарил над землей, вешая обратно гирлянду.
— Улин! — я умоляюще посмотрела в темные глаза.
— Ну ладно, — вздохнул он и демонстративно медленно и иногда шаркая ногами, направился ко мне через весь зал.
Именно в этот момент распахнулась дверь, и там появилась красивая как никогда Дарья под руку с Сотником в парадном облачении.
Шарк-шарк.
Выражение лица Улина можно было охарактеризовать одним словом. Неприличным. Оно же читалось на физиономиях всех присутствующих.
Немая пауза.

Мы конечно ждали Арвиля и Дашку. И собственно готовились. Вот какие торжественные и красивые стоим. И планировалось, что двери открываются, Арвиль и Дашке шествуют в центр зала, одновременно им на встречу идет Вир, а когда они встречаются раздается мелодичный звон и из невидимого кокона под потолком на предполагаемую пару медленно опадают лепестки роз.
По итогам все получилось иначе. Улин разумеется рванул на свое место в строю, но вот засада зацепил ту заветную ниточку и в итоге наш грозный и суровый слуа оказался усыпан розовыми розами и какими-то блестками. Не знаю как остальные, но я очень старалась не смеяться. Хотя судя по сдержанным смешкам, не я одна. Ох уж эти фейри — все умудрятся испортить!
— Кхм… — одним звуком напомнил нам о себе Арвиль.
Мы послушно замерли. Я косилась на бледную и кажется безумно перепуганную переселенку. Закрались первые мысли о том, что Сотник ей не сказал, а зачем собственно ее сюда привел.
— Арвиль, я не пойду за тебя замуж! — громким шепотом сообщила Дарья, упираясь каблуками в пол, когда Ар попытался повести ее вперед..
— Кое замуж? — буквально уголком рта шепнул Арвиль. — Вернее какое за меня. Дарья, не артачься! Пошли!
— Да куда бы то ни было не пойду!  окончательно решила, что дело пахнет жаренным Целительница душ. — Мне все это не нравится.
Улинри отряхнул с плеч камзола лепестки и в никуда так сообщил:
— А зря, все старались!
На этом эпичном моменте распахнулись вторые двери и мы получили возможность увидеть потрясающе красивого лорда Тринвира дель Мередита. Церемониальное одеяние снежно-белого цвета, расшитое серебряной нитью оттеняло кожу и волосы дроу, делая его еще более ярким и притягательным. Даже я оценила. Выглядел правитель Гиллар-Хора так, что у любой нормальной женщины не оставалось ни единого шанса. Правда красивые глаза темного эльфа чуть прищурились, когда он увидел картину на другом конце зала. Но Дашка, стоило ей увидеть Вира, вдруг замерла и уже не делала попыток выдернуть руку из хватки Арвиля, а послушно пошла вперед. Правда судя по оживившемуся взгляду примерно в середине пути наша кудрявая опомнилась, но понимала, что уже поздно подхватывать юбки и пытаться смыться, тем более, что умные хейлары взяли и закрыли дверцы.
Тринвир явился в сопровождении четырех дивно прекрасных фейри, которые одетые в угольно-черные простые наряды шли следом и несли ларцы, изукрашенные затейливой резьбой и самоцветами.
Было красиво и величественно. Воздух буквально звенел от торжественности. Мы старались не дышать и в этой тишине четко слышались тяжелые шаги мужчин и легкий стук каблуков переселенки. Судя по побелевшим пальцам Дашки, что вцепились в рукав Арвиля, ей было нелегко.
Они наконец сошлись. Высокий, статный Арвиль, длинные волосы которого были убраны в боевую косу, а доспехи матово сверкали. Воин. Сильный, жесткий… волевой. рядом с ним как олицетворением хрупкости рядом с твердостью — девушка. В длинном бело-розовом платье, темные волосы под жемчужной сеткой, лишь пара непослушных прядей вырвалась из плена.
Белоснежный Тринвир несмотря на мрачный эскорт казался послом доброй воли, а не свадебным гонцом.
— Приветствую правителя Анли-Гиссара и Дарью Смиринович арс Тейнмир.
Я округлила глаза. Кто-кто? Что все это вообще значит?
Тейнмир — название рода Арвиля. Он принял в него Целительницу Душ?
Во мне боролись восхищение коварством Сотника с благодарностью ему же. Потому как теперь нашей переселенке точно ничего не грозит, а с другой стороны… признание над собой старшего накладывает немало обязанностей. В первую очередь послушание его воле. Дарья понимала, что делала когда соглашалась?! И главное, почему она не посоветовалась с нами? Нельзя же не зная правил игры и законов нового мира принимать сомнительные предложения!

— Рад видеть Тринвира дель Мередита, принца Подгорного Королевства, безраздельного Властителя Гиллар-Хора, — ровным, безэмоциональным голосом проговорил Ар. — Что привело вас в мои дворцы?
— Я хочу просить у вас руки младшей из рода Тейнмир.
— Я, как старший рода и господин его — ничего не имею против союза, но согласие вам нужно спрашивать у потенциальной невесты.
С этими словами Сотник отпустил Дашкину руку и сделал несколько шагов в сторону.
Дроу и столько раз отвергавшая его девушка остались друг напротив друга.
— Дарья арс Тейнмир… — задумчиво повторил Вир, а после уже мягче. — Даша. Я буду говорить не так, как диктуют  правила, а так как кричит сердце. Которое я впервые услышал рядом с тобой. Сегодня, в этот день и час я прошу тебя стать моей первой и единственной женой. Разделить долгую жизнь, принять мою любовь и со временем ответить своей. Да, я прошу… Я даже не предлагаю. Прошу.
— Первой и единственной? — срывающимся от эмоций голосом уточнила переселенка, так же как и жених презрев все протоколы. А скорее просто не зная о них. — А как же великий долг перед родными горами и необходимость порадовать тетушку законным и главное чистокровным  наследником?
— Немного поразмыслив, подгорная Королева согласилась с тем, что ее вполне устроят наследники от других ветвей моего рода, — с каменным выражением лица ответил темный эльф. — Потому она дала разрешение на этот брак и более того, пообещала свою всестороннюю поддержку при дворе, а не сдержанное неодобрение. Это… важно.
Я мысленно согласилась с тем, что в данном случае это и правда безумно важно. Все же такого чудовищного мезальянса еще не знала история. Это вызовет бурю негодования со стороны знати дроу, но видимо Вир и королева уже знают, как справиться с этой волной.
— Также… — темный жестом подозревал первого из четверки сопровождения. — Позвольте мне принести свои дары.
— Я думаю, что не стоит.
Даша попыталась было прервать его , но замерла, расслышав злой шепот Крионы.
— Не с-с-с-мей!
Я мысленно поддерживала рыжую подругу обеими руками и злобно посматривала на Арвиля, который не объяснил нашей кудрявой овечке как надо себя вести.
Если не примет дары — оскорбит! Если не дослушает — по законам дроу, вообще спровоцирует кровную вендетту! Разумеется он ее не объявит, но этим признает свою слабость и за последствия уже никто не ручается.
Великая Драконица, я еще не видела более бездарно организованного сватовства! Раз сами не умеют, мужики черствые, могли бы с нами поговорить! Я-то наивно считала, что если Арвиль за это взялся — понимает, что делает. А ведь стоило бы предположить, что в тонких материях таких как женские чувства он ничего не понимает!
— Я долго думал, что может вас порадовать, — тихо проговорил Вир, принимая небольшой ларчик из рук фейри, который с легким поклоном скрылся за спинами товарищей. — Потому, мои дары состоят из традиционных частей и… так сказать, экспромта. Того, что я выбирал на свой страх и риск.
— Спасибо, — обронила Дашка, которая явно не понимала, а что ей вообще сейчас делать и говорить.

— Сначала отдадим дань традициям, — чуть заметно улыбнулся Тринвир и распахнул ларец.
В нем на бархатной синей подушке лежало потрясающее колье. Немного разбирающаяся в драгоценностях я, даже задержала дыхание когда поняла что это. Колье из голубых альманитов которые обнимало лунное серебро мягко переливалось. Господин Гиллар-Хора не поскупился на дары своей невесте. Даже зная, что она его может отвернуть и все подарки останутся здесь. Голубых альманитов очень мало, и даже те что есть добываются в одной единственной шахте на дальнем, затерянном в океане острове. Пусть через поре долог и труден, до портов приписки доходят немногие корабли, что делает камни воистину бесценными.

— Безумно красиво… — прошептала Дашке, как и любая девушка не в силах отвести взгляда от подарка.
— Рад, что скромный подарок пришелся вам по вкусу, — улыбнулся темный эльф и перешел ко второму дару.
В этом сундучке тоже были драгоценности. Разных цветов, размеров… дивно красивая россыпь. Выкуп за невесту.Ого-го! Все это мероприятие по сватовству встало Тринвиру в не просто круглую сумму… а офонарительно огроменную. Иначе не назвать.
— С официальными дарами закончено, — беря в руки третий ларчик проговорил дель Мередит. — Итак.. Даша, вот тут все, что мне удалось собрать о Целителях душ и особенностях их практики. Свитки, кристаллы с информацией… все то, что может хоть как-то тебе помочь в выбранной стезе. У тебя нет и не будет учителей в Анли-Гиссаре, а значит придется все постигать самой. надеюсь, что я смогу хоть немного расчистить от терний этот путь.
Я смотрела на переселенку, которая потрясенно взирала на небольшой вроде сундучок который был для нее более ценным, чем все преподнесенные раньше драгоценности.
И не только для нее, как я думаю. Сейчас найти такие материалы.. дорогого стоит. В всех смыслах.
— Ну и в завершение… — Вир взял третий ларчик. Самый маленький, и открыв его достал несколько свитков. — Я прекрасно понимаю, что ты сейчас можешь отказать мне Даша. И стало быть как мужчина имеющий хоть какую-то гордость я должен буду уйти с твоего жизненного пути и больше не тревожить. Но… у меня есть страхи. Страхи за любимую женщину. За ее судьбу, за возможность ее выбора. Я не имею возможности обеспечить твоего будущего, но кое-что сделать могу. Тут два документа. Первый — свидетельство о полностью оплаченном обучении на выбранном тобой факультете в главном университете Изначальной Империи. Теперь ты сможешь стать той, кем захочешь. Второй документ — свидетельство о собственности на твое имя. Это небольшая квартира в Лимане же, неподалеку от университета. Я думал о том, чтобы открыть еще и счет на твое имя, но есть подозрение, что ты это не примешь.

Даша справилась с шоком и пробормотала:
— Я и это не считаю правильным принимать.
— Я предвидел такую реакцию, а потому… если ты не воспользуешься правом на обучение — оно сгорит. У тебя есть пять лет, чтобы принять решение. А квартира.. что поделаешь, будет пустовать. Вот так, дорогая моя избранница.
— Я не знаю, что сказать…
— У вас есть срок на раздумья,  — поклонился Тринвир и подарив избраннице еще один долгий взгляд порывисто развернулся и направился к дверям.
Дашка с самым потерянным выражением лица и безвольно опущенными руками смотрела ему вслед.

Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 8

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 7

Глава 7

— Это очень удачно, что я тебя встретила, — мило улыбнулась десятнику уже в коридоре, и не думая отцепляться от его руки.

— И почему меня настораживает такое начало? – риторически вопросил у потолка рыжий отравитель.

— Потому что рыльце в пушку, — авторитетно заявила я и чуть сильнее сжала локоть хейлара. – Ты же знаешь, о чем я хочу побеседовать, не так ли?

— О ком, — со вздохом отозвался рыжий и, покосившись на меня зеленым взглядом, кратко сказал: — Не переживай, все будет хорошо.

— Знаешь, Диар, если учитывать, что Лада под моей опекой, то это вот обтекаемое «все будет хорошо» совсем не то, что я хотела бы услышать.

Тяжелый вздох мужчины и неожиданно серьезное:

— Ирьяна, а что ты от меня хочешь? Я не знаю, что со мной завтра будет, чем я вообще хочу заниматься и как это вообще… жить, а не воевать. Я никогда не жил, все радости были замкнуты на наше узкое сообщество и единственное, что я знаю — это семейные узы. И Лада воспринимается как… часть семьи, что ли. Как ребенок, понимаешь? Я никогда ее не обижу и другим не позволю, но выдать тебе раскладку о своих планах на ближайшую пятилетку не могу тоже.

Десяток секунд мы молча шли по переходам города.

Не знаю, о чем думал Диар, а я внутренне терзалась от того, что почему-то вдруг стала нянькой для одной маленькой части населения города и воспитательницей для другой. Да я сама еще только второе совершеннолетие миновала, почему я должна этим заниматься?! Читать нотации Арвилю о том, что можно, а что нет в межличностных отношениях. Думать, как обезопасить свою сверх особенную хондрию, да еще и переживать за некоторых десятников, которые мне тоже не безразличны.

А я может хочу, чтобы это со мной носились и беспокоились за меня?!

Я прерывисто выдохнула и прервала маленькую внутреннюю истерику той своей части, которая как огня боялась всяческой ответственности и все еще мечтала сесть кому-нибудь на шейку и сложить крылышки. Так, встряхнись, Ирка! Если хотелось на шейку и без проблем, не стоило вообще сбегать из Ледяного Предела. А так… перемены не спрашивают, готовы мы к ним или нет. Остается только получить удовольствие от процесса.

— Диар… — осторожно начала, пытаясь подобрать максимально точные и правильные слова. – Я сейчас не о планах и гарантиях хотела поговорить. Меня беспокоит то, что в тебе в любой момент может взыграть интерес ученого, ведь согласись, Лилада — очень интересный… объект.

— Безусловно, — спокойно кивнул хейлар и не думая возражать против очевидного. – Но, Ирьяна, поверь, за ней интереснее наблюдать, не вмешиваясь в процесс.

— Так значит все же интерес ученого, — грустно усмехнулась я.

— Не говори глупостей. И девочке этого не внушай. Поверь, она сейчас одно из наиболее для меня дорогих существ. И самое дорогое, если не принимать в расчет хейларов. Ты и правда думаешь, что я обижу ее сам или позволю кому-то другому?

Я остановилась, поймала его пальцы и сжав, тихо и серьезно сказала:

— Верю, Диар. Но все равно за нее боюсь, пойми меня. И еще… я беспокоюсь за саму Ладку. Я не знаю во что она превращается, сколько проживет и меня это пугает. И я сомневаюсь, что смогу ее уговорить пройти обследование у фейри, а в идеале у Лаллина.

— Лаллина еще уговорить на это надо, — тяжко вздохнул Диар. – Я уже думал, Ирьяна.

— Уговорить?

Если честно, я искренне считала, что если Князю Черное Золото предложить обследовать Ладку, он радостно и без вопросов рванет это делать.

— Ира, у Лаллин дела не только в Анли-Гиссаре. И как бы Арвиль не кривился, сейчас наш… создатель очень помогает и в основном он занят на проекте воскрешения. И вообще, пока нет причин для паники, так что предлагаю расслабиться.

Судя по тому, что мы как раз подошли к столовой, расслабиться хорошо бы было прямо сейчас. Ну или хотя бы разгрузить голову от всех проблем.

Так и случилось. Стоило нам зайти в просторный зал, где как всегда царила феерия красок, света и радостной атмосферы, как с души словно камень свалился. Сразу стало легко, свободно и даже дышать легче.

Заметив мужа за столиком неподалеку, я радостно улыбнулась и двинулась к нему.
— Здравствуй, солнце, — Вейл притянул меня к себе и наклонившись, я получила нежный поцелуй.

— Здравствуй, милый, — шепнула  в ответ, ощущая? как изнутри согревает пламя чувств. Пламя любви, как бы пафосно и избито это не звучало.

— Я скучал.

Не разнимая рук я села в соседнее кресло и подарив драгоценному ласковую улыбку чуть сжала его пальцы.

— Я тоже…

— Судя по слухам не особо, — покачал головой Вейл и серьезно спросил. — Известно как Олли? Когда его можно будет навестить?

— Я только что из больничного крыла, — безмятежно улыбнулась я и внутренне нахмурилась, заметив в глубине голубых глаз супруга тень. — С ним все хорошо.

— Это просто отлично. Чуть позже сам к нему зайду, — кратко ответил дракон и отпустив мою руку приступил к изучению тарелки.

Я приподняла бровь.

— Все хорошо?

— А есть предпосылки для того чтобы было плохо? — вопросом на вопрос ответил Ринвейл и дождавшись того, что я медленно покачала головой в ответ, он закончил. — Ну вот и замечательно.

На этом моменте наша небольшая застольная беседа на не застольные темы завершилась, и пришлось уделить внимание ужину.

Я ела, механически пережевывая пищу и мрачно думала о некроманте. А точнее о том, что первое, что я сделаю, когда освобожусь — возьму слуа за грудки и вытрясу из него обещанное. Демоновы фейри почему-то всегда и все знают, даже о сложностях в семейной жизни драконов.

Когда после ужина мой дорогой супруг попрощался и снова сбежал в лабораторию, я окончательно удостоверилась в том, что дело нечисто.

Или может мне опять все мнится и я придумываю проблемы на пустом месте?

Ведь как ни крути, у Вейла тут работа… О сути которой он опять мне не говорит, на этот раз отделываясь общими словами и заботливым “ты сама же запутаешься, если я начну вдаваться в детали”. Что-то мне все это напоминает. То, от чего я и сбежала в Анли-Гиссар.

Я встряхнула головой и минутку подумав, решила сходить и заняться умным делом. Помедитировать в той тренировочной реальности, что создал для меня Арвиль. Несколько часов прошло весьма и весьма продуктивно. Выползая из зала, я устало думала, что никогда не предполагала, что духовно-магические практики настолько выматывают.

А куда нужно идти в Анли-Гиссаре, если ты устал, опустошен и тебе не хватает энергии?

Правильно! В общую гостиную!

Двери тихонько скрипнули, пропуская меня. Замерла, высматривая знакомых чуть более чем шапочно. Из таковых обнаружился как раз Улинри, который в компании двух дивных девушек и… Лаллина  сидел на ковре у камина. Фейри сейчас почему-то как никогда казался… эльфом из старых сказок. Добрым и спокойным. Его даже не портили черные волосы, хотя по сказаниям эльфы были золотоволосы.

Слуа сидел привалившись спиной к спине такого же черноволосого Князя и бездумно смотрел в потолок. И сейчас, в эту минуту я впервые поняла, что некогда этот слуа был потрясающе красив.

Драконы — красивая раса. Все фейри — чарующе красивая раса, с некоторыми, лишь подчеркивающими это изьянами. Но слуа — мертвые фейри, черты лица и тела которых исказила черная магия и злоба ко всему живому.

А сейчас, в мягком свете камина, когда Улин был спокоен и умиротворен в его лице на миг проглянуло то… каким он был раньше.

Алебастрово-белая кожа… идеальная, матовая… в то время скорее всего с легким румянцем, губы не грязно-серые, а чуть розоватые, волосы не жесткие и тусклые, а гладкие и блестящие.

Я даже встряхнула головой, чтобы отделаться от этого наваждения. Понятно почему человеческие девы уходили за дивными мужчинами стоило им только появиться, улыбнуться и поманить за собой.

Перевела взгляд на Князя Черное Золото. Он был в привычном одеянии, — черное с золотой вышивкой, но его антрацитовые глаза в отличие от  взгляда Улина были живыми и сейчас… с усмешкой смотрели на меня.

Лаллин поднял руку украшенную странными кольцами, которые тонкой вязью обнимали пальцы по всей длине и заканчивались когтями. Поманил меня указательным пальцем, и чуть заметно качнул головой показывая на место рядом с ним.

Если честно — предложение принимать не хотелось. Как ни крути, а я его боялась. Его единственного тут я боялась на подсознательном уровне совершенно ВСЕГДА, а не эпизодами как того же Улинри Морфейра.

Но делать было нечего… Тем более, что сейчас на меня смотрела вторая пара черных глаз, а по серым губам внезапно лишившегося притягательности слуа расплывалась знакомая улыбочка.

нервно сжав пальцы, я решительно сделала первый шаг.

Зашла Ирьяна расслабиться и подпитаться, называется.

Путь до князя Неблагого Двора и некроманта оказался возмутительно короток. Время-время, что же ты тянешься как патока тогда, когда это не нужно и несешься вскачь в те моменты, которые я не отказалась бы продлить.
— Здравствуй, Ирьяна, — с ласковой, отеческой улыбкой поприветствовал меня Лаллин, когда я наконец-то до них дошла. — Присаживайся.
От этой чрезмерно обаятельной улыбки с треугольными, острыми зубами бросило в нервную дрожь, но я послушно села. Слуа очень “вовремя” потеснился, так что оказалась я аккурат между ним и Лалом.
Девушка-фейри, которая до того лежала головой на коленях Улина привстала, посмотрела на меня, после на мужчин… а затем встала и ушла! Стоит ли говорить, что после такого, я начала ощущать себя вдвойне неуютно.
А фейри тем временем были сама забота и любезность.
— Устала сегодня? — участливо спросил Улин и… протянул руку к моим волосам захватывая одну светлую прядку и пропуская ее меж пальцами.
“Блин…” — совершенно по плейбейски подумала я.
Когда ко мне с такой же крокодильей улыбочкой с с другой стороны придвинулся Лаллин — очень захотелось заорать и сбежать, наплевав на то, что подумают эти древние, сильные и далее по списку. Я маленькая огненная драконица, я имею право психовать если мне действуют на нервы! А мне действуют! Тут по этим бедным нервам практически как по канату пляшут!
— Д-д-да, — несколько нервно ответила я, отбирая сначала одну прядь волос, а потом и другую.

Лал покосился на Улинри, и поделился с ним своими наблюдениями.
— Мне кажется мы ее пугаем.
— Ты так считаешь? — усомнился слуа и все так же вслух продолжил. — С чего это, мы же сама галантность?
— Это и пугает, — все же решила вставить я слово и округлила глаза, когда почувствовала когтистую руку на затылке. По спине туда-сюда торжественно промаршировали мурашки, а душа забилась в пятки и честно поделилась, что конкретно сейчас ей стремно. И что другого слова для характеристики своего состояния ей сейчас подобрать сложно.
— Что вы делаете?
— Энергией хочу поделиться, — спокойно сказал князь. — Я чувствую, что ты выжата. Потому если будешь просто сидеть тут и позволять силе втекать в себя самотеком… дня два отсюда не вылезать надо. А вам, милая Ирьяна, насколько я успел вас изучить хочется как можно скорее быть в боевом строю, ведь верно?

Я прислушалась к своим ощущениям и неожиданно поняла, что мурашки это… не совсем мурашки. Вернее появились они как раз от того, что на кончиках стальных когтей фейри были искры энергии. И надо лишь… впустить в тело.
— А с чего такая щедрость и забота?
— Ты зря считаешь всех фейри расчетливыми личностями, которые никогда и ничего просто так не делают, — мило улыбнулся дивный.
— Да? — недоверчиво переспросила я.
— Нет, — громким шепотом подсказал с другой стороны слуа. — Мы и правда ничего и ничего просто так не делаем.
— Тогда… — я повела плечами и подалась вперед выбираясь из плена когтистой лапы.
— Улин, — с легким осуждением посмотрел на приятеля Лаллин.
— А я что? Я ничего, — улыбнулся он и обратился уже ко мне. — Но сейчас ты не права, милая Ири. Не стоит отказываться от дара не узнав его цены.
— Хватит ходить вокруг да около и путать смысл в словесную паутину, — устало проговорила я и уже не стесняясь слегка отодвинула мужиков и легла на ковер между миними. Уходить я не желала, здраво полагая что дивные все равно получат то, что им было надо, да и… интересно было.
— У меня к тебе предложение, — с ходу огорошил Лаллин Черное Золото.
— И рассчитаться вы планировали всего лишь восполнением резерва? — цинично хмыкнула и я приоткрыв один глаз окинула князя скептичным взглядом.
— Оно взаимовыгодно. Потому восполнение резерва было лишь акцией невиданной доброты, но раз ты против…. — дивный демонстративно перебрал пальцами, и стальные когти отозвались легким звоном сверкая в свете камина.
—  Я сначала ваше взаимовыгодное предложение узнаю, а уже потом буду принимать невиданную доброту.
— Мне нужна Лада. И ты.
Внезапно. Крайне внезапно.
— С чего это вдруг?
— Во-первых — мне интересно, а во-вторых, мы и правда зашли в тупик и это исследование может быть полезно и основному проекту.
— В то, что вам интересно я верю, хотя даже это слегка сомнительно… Уж вы-то повидали на своем веку немало мутантиков всех мастей, которые как сами в природе появились, так и были выведены в ваших лабораториях. Поможет с основным проектом, говорите? Когда это переключение на другое дело помогало двигать главное? Потому… во мне погибает театральный критик, господа. Не верю!
Судя по взгляду Лаллина театральному критику во мне стоило бы сдохнуть поскорее. Ибо если не сам — фейри поможет. Но прошла секунда и дивный взял под контроль свое недовольство, вновь ласково улыбаясь.
— Ирьяна, ваш дар — сходен с даром Арвиля. Потому мне нужно изучить его. А Лилада… вы не поверите, но мутации хейларов тоже не совсем… только моих рук дело. Без матушки-природы тут тоже не обошлось.
— Только не говорите, что у них и арахны в геноме пробегали?
— Кого там только не пробегало, — со вздохом потер висок творец хвостатых воинов. — Особенно на этапе экспериментов.
Про то, кто именно бегал и каким образом я решила не уточнять — лучше спать буду.
— А Лада? Зачем вам Лада?
— Ну, ты же хочешь знать чего можно ожидать от твоей приемной доченьки?
— Хочу, — прямо и без уверток призналась в очевидном. — Но цена меня по прежнему очень интересует.
— Тут все просто, Ирьяна. Ты мне материал — я тебе поддержку и результаты.

Меня несколько покоробило от слова материал, но делать нечего. По сути в глазах этого ученого все и вся материал и не более.
— А гарантии?
— Могу дать слово Князя, что навредить вам не желаю.
— И что мы выйдем из ваших лабораторий, в целости, сохранности и той же комплектации, — дополнила я. — И да, в том же моральном здравии что и до посещения.

Ну хорошо, — снова покладисто согласился Князь. После снова протянул мне когтистую лапу и проговорил. — Ну? Примешь помочь или будем гордыми и слабыми?
Я без лишних слов вложила свою руку в его и послушалась вкрадчивого шепота “Закрой глаза”…
И… уплыла. Потерялась.
Какова на вкус сила князя Неблагого Двора?
Волшебная…
Именно так, с большой буквы. Свежая как родниковая вода и пьянящая как лучшие игристые вина.
Это было одно из самых невероятных и интересных ощущений в моей долгой драконьей жизни. Запоминающееся. Возможно именно потому, я больше никогда не стремилась такое повторять? Я поняла что находили дивные в прямом обмене силой… это как алкоголь, только в сто крат лучше.


Когда я пришла в себя, в голове набатом стучали строки из давным-давно услышанной песни.
“Когда я очнулся, не выли ветра, вокруг ни колдуньи, ни следов от костра…”
Моей “колдуньи” рядом тоже не было.
Я свернулась клубочком на ковре в вытянутой руке от камина. Иллюзия… я такое ощущение, что стоит протянуть руку и сначала пальцы окутает ласковым теплом, а после опалит жаром.
— Ты никогда раньше не принимала силу? — прошелестел над головой мягкий голос некроманта и его рука снова легла на мои волосы, но на сей раз я не сопротивлялась. Было в этом жесте что-то… отеческое. Правильное. Успокаивающее и надежное. Странно, но… пусть.
Я чуть повернула голову и сквозь смеженные ресницы взглянула на слуа.
— Ты ведь уже знаешь ответ.
— Знаю, — спокойно согласился он и захватив одну длинную прядь моих волос приподнял ее и посмотрел на просвет. — Светлые. Как цветочный мед. Красиво.
Это было несомненно приятно, но сейчас мою душу тревожило иное.
— Улин, расскажи мне о том, что творится с Вейлом. Я переживаю.
Он опустил мои волосы, вновь запустил руку в густую копну касаясь когтями макушки, от чего по всей голове расходились бодрящие мурашки.
— Ты и правда не понимаешь?
— Улин, согласись, если бы у меня были предположения, то я бы тебя не спрашивала.
— Не соглашусь, — покачал головой фейри. — Свои мысли на этот счет у тебя однозначно есть, вопрос в том, что ты не знаешь, что делать с ними.
Я только поморщилась и с осуждением покосилась на некроманта.
— Тебе обязательно долгую предысторию устраивать?
— В этом есть свои резоны, — губы слуа чуть заметно дрогнули. — Ирьяна, дело в том, что нам нравится… думать. Понимаешь? А какой простор для размышлений, если тебе преподносят все на блюдечке с голубой каемочкой? Уже разжеванное, понятное и четкое. Ску-у-у-учно.
— Врешь.
— Почему это?
— Потому что вы вполне разделяете где можно поиграть, а в какой области лучше обойтись без загадок.
— Эх, Ирьяна… тебе диссертацию по фейри можно писать. Хорошо изучила. Но ладно, вернемся к нашей теме, а точнее к твоему супругу. Так как я все же люблю заставлять людей думать, сделаем так — я излагаю факты, а ты делаешь выводы.
— Идет, — вздохнула я, понимая, что ничего более четкого от него не дождусь.
— Итак, давай вообразим, что мы — это Вейл. Полукровка, талантливый алхимик и маг, очень уважаемая персона в обеих долинах драконов, да и в сопредельных государствах о нем как минимум слышали. Мужчина в расцвете сил, которого любят дамы, уважают коллеги… у него только один недостаток — невозможность оборота в дракона. Да и с этим он собственно смирился и не особо страдал. Вывод?
— До моего появления жилось ему просто потрясающе.
— Умница! Идем дальше.А потом в его доме появляется женщина, — он смерил меня взглядом неопределенно покрутил ладонью и обозначил. — Ты.
— Так говоришь, словно это отдельная катастрофа.
— Если учитывать к чему в итоге привел ваш брак, полагаю для Ринвейла ты именно катастрофой и являешься. Уже вижу вопросы в голубых глазках, а потому наберись терпения, огненная. Итак, в доме появляется женщина. С этого момента вся упорядоченная жизнь нашего ученого летит.. да в пропасть летит. Для начала от тебя не получилось избавиться так легко и просто как рассчитывал твой супружник, а потом вот досада, он к тебе привязался. И только-только вы начали строить отношения и притираться друг к другу… как ты сбегаешь непонятно куда и непонятно зачем! Правда занимательно?
— Очень, — мрачно ответила я, неприятно пораженная такой осведомленностью слуа.
— А вот ему не особо было. Он бросает свои изыскания, наверняка выплачивает неустойку за то, что устранился от проекта курируемого Ледяным Престолом и отправляется искать свою жену. Находит на краю света и без стеснения ох-х-хре… — тут фейри все же решил вспомнить о приличиях и поправился. — И крайне удивляется размаху тех неприятностей в которые умудрилась влипнуть его дорогая.
— Тебя послушать так я тут вражина номер один. Корень всех бед, можно сказать.
— Смотря с какой стороны посмотреть. У любой медали есть как минимум две грани, да и про ребро монеты не стоит забывать.  А теперь резюме. Готова?
Понимая, что вопрос это риторический я лишь кивнула. Фейри усмехнулся и еще раз растрепав мои волосы закончил свой рассказ длинным выводом.
— В общем как ты уже поняла, пока твой муж стоя на своей платформе он был уважаемым, уверенным в себе и востребованным специалистом. А потом он попал в Анли-Гиссар. И Ринвейл цай Тирлин тут единственный специалист другой расы. Все остальные — фейри, у которых в запасе были долгие столетия для самосовершенствования. А еще тут есть древняя, очень сильная раса. Хейлары. Уникальные творения. Во главе их стоит блистательный Сотник и даже невооруженным взглядом видно, что на тебя он смотрит вовсе не с дружескими чувствами. В общем твой муж себя ощущает бесполезным и слабым.
— Но… — я оторопело смотрела на Улина и даже резко села, чтобы быть с ним на одном уровне. — Это же не так! Он сильный и талантливый!
— Он тут, милая моя Ирьяна, лишь один из… Это угнетает твоего привыкшего быть лучшим дракона. А еще он не чувствует, что в силах тебя защитить, даже заперев где-то и тем самым оградив от опасности. Ему этого просто не позволят. Вдобавок, ты уже не та юная девчонка появившаяся в его замке, а молодая женщина у которой появилось дело. Даже не так… ДЕЛО. В этом и есть проблема. И ничего не поделаешь… твой милый должен пережить и переварить это сам. В том числе и то, что у нас сейчас на боевые задания станешь летать нежная ты, а отважный дракончик станет просиживать штаны в лабораториях в полной безопасности за стенами Анли-Гиссара. Все.
— Но… — я замолчала, ощущая, что сейчас просто нечего сказать.
— А тут даже без “но”, Ири… Все так и ты прекрасно это ощущаешь. Так что я вполне понимаю чувства Ринвейла.
— Спасибо тебе, — я повела плечами разминая их после длительной неподвижности и встала.
— Не за что, маленькая драконица, — в темных глаза слуа была задумчивость и интерес. — Надеюсь, что ты сделаешь правильные выводы.
— Я тоже на это надеюсь, — серьезно отозвалась я и одернув рубашку решительно направилась к выходу из общей гостинной.
Мне надо подумать. Хорошо и обстоятельно подумать.
Если у мужа в жизни сложный период хорошая жена должна его поддержать, верно? Мне определенно пора становиться этой самой хорошей женой, раз раньше я не особо соответствовала этому гордому званию.

Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 6

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 5

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи-4. Вернуться домой. Глава 4

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по-драконьи 4. Глава 3

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по-драконьи 4. Глава 2

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по-драконьи 4. Вернуться домой

Счастливый брак по драконьи 4. Глава 1

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт