Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 15

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 14

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 13

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 12

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 11

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 10

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 9

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 8

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 7

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 6

Новый день начался обычно. Вот везде в книжках утверждается, что особенный, поворотный в судьбе день — он и начинается как-то нестандартно.

Лично у меня все поворотные дни начинались как нельзя обыденнее, и это утро, разумеется, не стало исключением.

Встала сама, никто меня из постели с дикими воплями не вытаскивал. Помылась, и даже не утопилась.

Сюрпризы начались с раннего визита.

Раздался стук в дверь, и на пороге я с немалым изумлением увидела Арвиля. Бледного, с кругами под глазами и, судя по всему, решительно настроенного.

Меня отодвинули в сторонку, и Сотник прошел в комнату. Я покраснела и рванула к постели, ветром сгребая немногочисленные вещи и закидывая их в тумбочку.

Повернулась к мужчине, уже рухнувшему в кресло, и поприветствовала:

— Доброе утро!

Тон был вполне однозначным: ‘И что ты тут делаешь?’

— Ирка, я вынужден тебе сообщить, что увидеться с супругом тебе придется раньше, чем мы планировали, — утомленно заявил Ар, повергнув меня почти что в шок такими новостями.

— И что же повлияло на твои прежние планы? — осторожно спросила я, опускаясь на край кровати. — Ты же хотел пойти на контакт с дроу только после того, как договоришься с имперцами. И то… не собирался меня передавать драгоценному.

— Я и сейчас не собираюсь, — поморщился хейлар. — Но есть подозрение, что в город его придется пустить. Разумеется, на наших условиях.

Ещё интереснее!

— И?!

— Твой рыжий гений, чтоб его, умудрился найти запасные ходы Анли-Гиссара! — зло рыкнул брюнет, сжимая кулаки.

— Как?!

— Пообщаюсь снова — спрошу, — мрачно отозвался Сотник. — Этот умник не ломился во Врата. А коридоры… знаешь, в местных пещерах есть такие твари, с длинным и заковыристым названием в стиле ‘мы-всё-сожрём’. Точно не помню, но смысл ты поняла. Так вот, он откопал этих гадов где-то в пропастях, и подвесил на стеночке. Итого, к моему приходу, он и со-товарищ в лице дроу, уже просто сидели и меня ждали, философски наблюдая за необычной трапезой. Пока я обалдевал от происходящего, твой ненормальный сначала предложил выпить. А после сообщил, что в следующий раз на этом месте могут быть не нейтрально настроенные муж и жених, а враждебные подданные подгорной королевы.

— Какой жених? — оторопело поинтересовалась я.

— По всей видимости, Дарьин! — Ар запустил пальцы в волосы и с тоской вопросил у потолка: — О чём я думал, когда с женщинами связывался, а? Видать, в чём-то Лаллин всё же был прав. Вы — зло, прискорбно влияющее на добрый разум мужчин.

Слов у меня сразу не отыскалось, но я сделала над собой усилие, и всё же нашла.

— Правильно ли я поняла… ты половину этой ночи бегал по внешним рубежам и восстанавливал защиту, а вторую половину благополучно пил с Вейлом?!

— Кто сказал, что благополучно? — спокойно возразил приятель. — Мы подрались.

Трындец.

— Как-то не видно…

— Если бы это и было видно, то только на трупе. Там уже не заживает.

— М-да… аргумент, — была вынуждена согласиться я, припоминая уроки Алишина. — Итак, Арвиль… продолжу логическую цепочку.

— Давай! — щедро разрешил Сотник и едва заметно поморщился, сжав пальцами виски.

— Продолжаю… ты согласился пустить в город дракона и дроу?! Напоминаю, если ты с похмелья запамятовал: дроу — это тоже фейри, только оседлые. Да и к драконам у тебя нехилый счет!

— Да эти нормальные вроде, — пожал плечами хейлар.

И тут я осознала, что истина ‘Собутыльники — уже не враги’ не знает расовых различий! И алкоголь — великая объединяющая сила народов.

— Ирьяна, ну я же не идиот, — раздраженно вскинулся брюнет. – Разумеется, всё не так просто. Есть такая занятная игрушка, как браслеты и ошейники, блокирующие магию и изрядно ослабляющие организм. Ринвейл и Тринвир согласились их надеть, стало быть, это низводит их, как бойцов… примерно до твоего уровня.

Да, Арвиль явно не идиот. Зато у меня появился вопрос, на дне какой именно бутылки оставили свои мозги Вейл и Вир?! Хотя, вернее будет спросить, ‘В которой по счету бутылке’?!

— Ладно, с этим разобрались, — сделала героическую попытку мыслить здраво. — Но где гарантии, что моего супруга и его нового приятеля не пришибут твои резвые ребята? Особенно если у них появится преимущество…

— Никаких, — легко ответил Арвиль, чем заставил меня, такого уж никак не ожидавшую, округлить глаза.

— Как это, никаких?!

— Ирьяна, мы уже всё обсудили. Я отдам приказ десятникам, и они будут вынуждены подчиниться. Тем более, моим ребятам не откажешь в аналитическом мышлении. Должны понять, что если мы убьем одного из лучших ученых драконов и правителя ближайшего города, ничем хорошим это не обернется.

— Так-то оно, конечно, так, — нервно сцепила я пальцы. — Но ты бы лучше уточнил у того же Алишина, или Диара, как у них там со здравомыслием и аналитическим мышлением. Или сделай проще! Напоить всех… но Диара не приглашать.

Я тихо засмеялась, про себя решив, что это, наверняка, на нервной почве.

— Не переживай, всё будет нормально. Меня больше волнует моя собственная реакция на твое счастливое воссоединение с супругом…

Я тут же замолкла и, взглянув на грустного друга, тихо сказала:

— Мы с тобой это обсуждали. И оба знаем, что чем скорее — тем лучше.

— Разумеется, — провел по подбородку указательным пальцем мужчина. — Но всё равно… тяжко.

— Всё пройдет, — ласково улыбнулась ему я.

— Конечно, — встряхнулся и подарил мне светлую улыбку Сотник. — Кстати, как сама-то? Не боишься Вейла? Он настроен серьезно…

— Боюсь, — честно призналась я. — Но готова, считай, ко всему. Ничего! Скандал перетерплю, честное мнение выслушаю, обижаться он долго не станет, а там… что-нибудь придумаю.

Я немного мечтательно улыбнулась, вспоминая приятные моменты, проведенные с супругом, и представляя, что именно можно… ммм… придумать, когда мы снова будем вместе.

Арвиль посмотрел на меня любопытными фиолетовыми глазами и задал потрясающий вопрос:

— И что ты сделаешь?

Я мигом вспомнила о том, что он в этом плане совсем неопытный. И как ему ответить?!

— Ну… поговорю. Объясню.

— Думаешь, поможет? — усомнился хейлар. — Он тебя грозился, как минимум, выдрать.

— Грозиться — одно, а сделать — другое, — покачала головой я и предпочла сменить тему и уйти со скользкой дорожки этого разговора. — Когда появятся Тайлин и Лаллин?

— Они перенесли встречу, так что завтра в обед, — ответил Арвиль и поднялся. – Встреча будет в одном из верхних залов, которые открыты для перемещения фейри. Спроектированы были специально для переговоров такого рода.

— Тогда я не пропущу тренировку с Алишином, — задумчиво перебрала пальцами по коленке, а потом кинула на друга обеспокоенный взгляд: — Арвиль, а может ты по-нормальному поспишь, а? На постели, и чтобы это был именно сон, а не медитация, или что-то в этом роде. Ты когда нормально отдыхал вообще?!

— С момента пробуждения от спячки — ни разу, — честно сознался мужчина и, заметив выражение моего лица, скривился и досадливо отмахнулся. — Ирьяна, в этом нет необходимости. То, что мне нужно – я получаю, а если организм сдаст, то просто лягу в одну из мед-камер и встану здоровым.

— Нервишки там же подлечишь? — мрачно осведомилась я, решив, что на тему этих самых камер и того, что они из себя представляют, попытаю его немного позже. — Ар, мы тут уже не один день. И даже не одну неделю. И ты всё это время почти не спал!

— Ирьяна, прекрати вести себя, как наседка! — ни с того ни с сего рявкнул Сотник и гневно сверкнул на меня глазами. — Это не твоё дело, не находишь?!

— Ты — мой друг, — тихо сказала я, медленно поднимаясь и подходя вплотную. Подняла руку и осторожно коснулась немного встрепанных черных волос. — И ты мне очень дорог. Я не могу спокойно смотреть на то, как ты себя гробишь. Ты не железный, хейлар! Каким бы совершенным существом тебя не создали — у всего есть предел! Ты мало ешь, ты не отдыхаешь, и ты постоянно колдуешь, думаешь, решаешь проблемы и тренируешься!

Спящий перехватил мою ладонь, нежно погладил большим пальцем запястье и почти неслышно горько сказал:

— Ирьяна, это не твое дело. Ты, и правда, мой друг. Только друг. Милая девочка, которая прошла всю страну, чтобы помочь мне, и чем-то стать самой. И чтобы дать возможность нам всем кем-то стать, я не имею права на отдых ещё лет на десять вперед, как минимум, — он отошел на шаг от меня, порывисто взмахнув рукой, дотронулся до черных волос и сильно дернул их за корни. — Ирка, нельзя. Ты понимаешь вообще, что сейчас творится? Системы города изрядно поизносились за те тысячелетия, которые он провел в консервации. Но кроме внутренних проблем, появились и внешние. Например, те твари, которых твой драгоценный натравил на одну из стен. В то время, когда мы строили Анли-Гиссар, они не жрали всю подряд горную породу. Лишь мягкие сорта, типа известняка или туфа. А теперь — жрут всё что угодно! И я не успеваю… я не справляюсь даже с текучкой, а нужно уже идти дальше.

— Призвать остальную сотню?

— Конечно, — кивнул Арвиль. — Но не раньше, чем мы с Диаром и Трионом приведем в порядок медицинский центр на первом уровне. Видишь ли, я не рискну в этой ситуации выдергивать всех. А ещё десятники рассказывали, что им всем вживляли кристаллы подчинения. Всем! Но если десятники, почувствовав мой зов, избавились от этой дряни, то рядовые этого сделать не смогут. Они недостаточно сильны.

Я вздрогнула, вспомнив, как прилетели эти хейлары в первый раз. Ослабленные и окровавленные, словно только что после тяжелого боя. И с рваными ранами на телах, словно куски плоти вырвали.

Я думала, что они уходили с боем, а вот оно как было, оказывается.

Арвиль тогда забрал всех на первый уровень. Вышел он оттуда вместе с остальными хейларами только через сутки. Они — здоровые, а сам Сотник почти белый и шатающийся от усталости.

— То есть, рядовые погибнут.

— Верно. Нужно их ловить по одному, скручивать и тащить в лаборатории, чтобы прооперировать.

— Весело…

— А особенно весело то, что мой заместитель так и не пришел. Шеридан — второй по силе в нашей сотне.

— Но он служит злодею.

— И я не понимаю, почему… Ира, он точно добровольно служит. Но на чём его поймали?! Чем купили?!

— Ты же сам знаешь, — я положила ладонь на затянутую в черную рубашку руку мужчины. — Посулили то, что он желал, и всё.

— Ты не понимаешь… — покачал головой Арвиль. — И ты не знаешь Шера. Кто угодно, но не он. Ирьяна, я даже боюсь его хозяина, и как раз потому, что он совершенно неизвестная величина. И у него есть что-то, из-за чего Шер убивает за него, и он даже рыпнуться десятнику не позволяет. Я просматривал воспоминания ребят… всякий раз, когда мой заместитель противился воле их хозяина… нет, его не наказывали. Просто что-то очень тихо говорили на ухо, и всё. Он тут же становился покорным, как баран! Вывод? У кукловода что-то есть. Что-то, невероятно для нас ценное…

— Но почему он тогда говорил это лишь Шеридану? Не проще ли сразу всех десятников в кулаке держать?

— Я бы не стал, — честно ответил Сотник. — Я бы выбрал того, кто может контролировать остальных, и подобрал к нему ключик. Зачем распыляться?

— По всей видимости, наш идейный подлец, который стравил уже три страны, разделяет твое мнение, — поморщилась я. — Мне ещё вот что интересно… зачем?!

— Когда встречу — спрошу, — серьезно ответил Сотник. — Потом тебе расскажу, обещаю.

— Ага… — грустно кивнула я и тихо спросила. — Ты знаешь, кто он?

— Догадываюсь, — сухо ответил Арвиль и, подойдя ко мне, обнял за плечи. — Ладно, Ири… беги завтракать, а потом на тренировку. Алишин у нас пунктуальный до педантичности и терпеть не может необязательности. Лучше не провоцировать конфликты.

— Конечно, — покорно кивнула я, прекрасно понимая, что меня сейчас отправили… в сад.

— Вот и чудненько.

На этом наш непонятный разговор закончился, и я ушла в сторону столовой, а хейлар быстро пошел в сторону лестницы на внешние уровни города.

У всех дела. До обеда.

А вскоре у нас встреча с фейри под кодовым названием ‘военный совет’.

Алишин опозданий, и правда, не любил, поэтому, когда запыхавшаяся я влетела в наш тренировочный зал, на лице блондина обреталось самое постное выражение:

— Добрый день, — смущенно поздоровалась я и с наигранной бодростью спросила: — А чем мы сегодня будем заниматься?

— Здравствуйте, — сухо отозвался хейлар и, заложив руки за спину, медленно двинулся ко мне. — Вы опоздали, льета Ирьяна.

— Всего на пару минут! — начала было оправдываться я. — Это даже опозданием-то не счита…

Меня оборвали, и весьма резко.

— Это — опоздание. И дело не в двух-трех минутах, а в мере допустимого. Если был прецедент на маленькое, то в голове появится мысль о допустимости большего. И опоздание – это неуважение к тому, кто вас ожидает. Вы не соизволили следить за временем и откорректировать свои дела так, чтобы успеть на заранее условленную встречу, прекрасно зная, что вас ожидают. Время — самый дорогой и дефицитный материал в нашем мире, девушка. И что самое плохое — невосполнимый.

— Я поняла, — пробормотала, заливаясь мучительным румянцем от такой отповеди. — Простите.

— Прощаю, — с ледяным выражением глаз кивнул хвостатый зануда и, развернувшись, уже другим, лекционным тоном, продолжил: — Итак, наша сегодняшняя тема…

Сегодня учитель изволил сочетать ментальные тренировки тех связок, что он мне показывал ранее, с активными физическими нагрузками. Как итог, из зала я почти выползла, но заставила себя встряхнуться и трусцой рванула в свою комнату, мыться и переодеваться.

Урок, который преподал этот мужчина в самом начале занятия, я усвоила.

Уважай время других.

Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 5

Я откинула голову на лапу хвостатого, жуя кусочек огурчика, и считала оттенки цветов на потолке зала.

Криона вообще развалилась сверху на хейларе и, прикусив от усердия губку, заплетала всё то, с чем не успела сладить Дарья. Ну а сама переселенка, вооружившись расческой, любовно приводила в порядок угольную кисточку хвоста.

В этот момент тело Арвиля охватила легкая дрожь, а в следующий миг он превратился в мужчину! Который был одет лишь в одни зачарованные облегающие портки до колена.

Картинка. Я расслаблено валяюсь около него, головой на плече. Сверху, на боку Сотника, придерживаемая его рукой, лежит Кри и о-о-очень удивленно таращится на ехидно ухмыляющуюся физиономию. Дашка расчесывает хвост.

Ар потягивается, опрокидывается на спину, одновременно удобно располагая огненную драконицу на широкой груди и тянет:

— А оказывается, гарем — это и правда чудесная штука!

— А-а-а-а! — рыжую с мужчины почти снесло, притом уставилась она на него так, словно хейлар только что назначил ее ‘любимой женой’ без права отвертеться от столь сомнительной ‘должности’. И не только назначил, а еще и время исполнения супружеского долга сообщил!

Дашка мстительно дернула за хвост и запустила в лоб Ару расческой, которую тот, разумеется, поймал, и тут же отправил в обратный полет, от чего за голову схватилась уже переселенка:

— Больно!

— Мне тоже было больно, — Сотник обернул пострадавший хвост вокруг голени и сел, с иронией нас разглядывая.

Наша целительница тут же смутилась и отвела глаза, так как Ар был полуголым, а ее ‘клиенты’ на беседах девушку обнаженкой явно не баловали.

Криона уже отошла от шока, и наоборот с интересом рассматривала, надо признать, великолепно сложенного интересного хвостатого мужчинку. Эх, не была бы так безнадежно замужем — тоже оценила б!

Я отреагировала спокойнее всех. Просто отодвинулась поближе к пледику с остатками еды и прочего. Взяла в руки ножик и начала задумчиво его крутить, чтобы спустя несколько секунд лучезарно улыбнуться бессовестному поганцу и сказать:

— Да, гаремы – это, безусловно, замечательно… там столько всего интересного. Яды там… евнухи.

Демонстративно поиграла ножиком.

— Я, наверное, передумал, — тут же с усмешкой отозвался мужчина и плавно поднялся. Дотронулся до густых волос с косо заплетенными косичками в них и обвел нашу компанию укоризненным взглядом. — Ну и как я теперь с этой ‘красотой’ буду? Кто расплетать станет?

Я снова недвусмысленно взмахнула ножичком и прокомментировала:

— Раз, два и готово…

— А давай без радикальных методов? — встряхнул экстремальной прической Спящий. — Расплетать все по очереди станете… тут работы немало.

— Оденься, что ли, для начала, — тоскливо глядя на пол предложила Даша.

— Я обернусь, — подмигнул мне Спящий, и спустя несколько секунд на сверкающих плитах уже встряхивался большой зверь.

— Ну и зачем ты это устроил? — подошла к нему и почесала под подбородком, от чего лиловые глаза тут же блаженно сощурились.

— Весело? — почти проурчал хейлар и, отпихнув лапой корзинку с остатками фруктов, плюхнулся на покрывало. — Ну и приятно.

Шевелюру мы ему в порядок всё же привели, хотя удовольствия в этом процессе для хейлара было уже маловато. Так как девочки от души запутывали косички!

— Ай-ай, — снова протяжно выдохнул Ар. — Осторожнее!

— Мы пытаемся, — пожала плечами Криона. — А вот нечего было себя как свин вести и женские разговоры подслушивать.

— Я сюда первый пришел, — невнятно проворчал Сотник.

— Ну да, ну да, — покачала головой Дашка. — А показаться?

— Мне нужна была практика маскировки. А тут все условия! И ландшафт, и положение, и ограниченные аборигены…

— Арвиль!

— Я пошутил.

Я тихо рассмеялась и проговорила.

— Зато когда ты такой, нам проще.

— Да, — согласилась со мной переселенка, склоняясь ниже над черной гривой и пытаясь распутать какой-то узелок. — Ты когда в человеческом виде, такой… холодный и далекий. Страшный даже. Лишний раз подойти боюсь.

— Ну вот потому и не оборачивался, — взглянул на нас зверь. — Мне тоже нужны такие минутки радости и душевного покоя. А по иронии судьбы, дать мне их могут лишь две драконицы и человечка, а не мои… подчиненные.

— Ключевое слово, — задумчиво кивнула я. — Они именно подчиненные. Субординация бьет в голову, как им, так и тебе.

— Всё может быть…

После того как мы ликвидировали последствия буйной парикмахерской деятельности, убрали за собой всё, что принесли, и спустились вниз, все разошлись по своим делам, Арвиль же, перед тем как умчался по загадочным делам, напомнил, что завтра у нас с ним встреча с Князьями фейри.

Я кивнула и, помахав всем на прощание, вооружившись пустой корзинкой, направилась на кухню.

Ладушку проведать и… Диару хвост накрутить!

А то что это такое?! Повадился экспериментировать на моей паучонке!

Отравитель несчастный!

Шла я с четким намерением устроить если не скандал, то разбор полетов. Иду, вся такая непреклонная, стремительная и вообще настроенная самым серьезным образом! По дороге вспомнила всё, что рассказывала Дарья. Остальное додумала сама, и в голове сформировалась картинка, что Диар над Ладой едва ли не опыты ставит. В итоге, к кухне я подбежала уже злая и решительно распахнула дверь.

На большом столе перед огромным тортом сидела Лилада. Рядом с ней стояло блюдечко с кусочком кремовой сладости, где хондрия в данный момент и ковырялась вилкой, зажатой в одной из лапок.

— Ну как? — спросил рыжий хейлар, нетерпеливо постукивая по голенищу сапога хвостом.

— Да как тебе сказать… — неуверенно начала паучонка.

— Правду! — мужчина подался вперед и положил локти на стол, согнувшись так низко, чтобы его глаза были на одном уровне с моей ‘доченькой’.

— По-моему, с дозой цианистого калия ты сегодня перестарался, — наконец вынесла вердикт хондрия.

— Ну, ты же сама сказала: добавлять по несколько грамм ежедневно, — запустил руку в рыжие вихры наш отравитель. — Я всё отмерил верно, и добавил в твой кусок. Кстати, ты уверена, что это безопасно, и даст нужный нам итог? Я, конечно, страхую тебя, но, сама понимаешь… аналогов этому эксперименту еще не было, и мы не знаем, чего ожидать.

— Не-а, — честно отозвалась Лада. – Но ты же помнишь, на что сие мероприятие нацелено?

Я еле сумела прийти в себя от того, что только что услышала, демонстративно постучала в открытую дверь и свистящим шепотом спросила:

— Что тут происходит?!

— Ирьяна, еще раз здравствуй, — повернулась ко мне живность и расплылась в жутковатой клыкастой улыбке. Да, паучок у меня странный. Ушастый, шерстяной и зубастый. Что же дальше-то будет?!

— Ирка, привет, — махнул мне на сей раз рукой Диар, одновременно подтаскивая к себе листик с какими-то расчетами и что-то там зачеркивая. — Лада, тогда уменьшаем, получается? Или, возможно, стоит просто увеличить время термической обработки?

— Нет, оставляем, как было. Подождем результатов.

Я едва не выругалась вслух. Каких результатов?! Трупика одной хондрии?!

— Как скажешь, — кивнул рыжий хейлар и с неподдельной заботой в голосе поинтересовался: — Как ты себя чувствуешь?

— Ожидаемо — плохо, — радостно сообщила ему Лада.

На этом этапе я потеряла терпение, но вновь обрела дар речи.

— Да что всё это значит?! — решительно прошла на кухню, сунула корзинку в руки нашему горе-повару, с трудом удержавшись, чтобы не одеть ее ему на голову. — Диар, ты что творишь?!

— Ири, ты не переживай так, — тонко пропищала хондрия, которая уже успела оббежать торт и дернуть меня за косу, привлекая внимание. — Это всё по моей просьбе.

— Ну и зачем тебе это? — повернулась к Ладушке. — И что, со мной не поговорить было?! Да я едва не поседела, когда узнала, что ОН, — развернулась и, ничуть не стесняясь, ткнула пальцем в не особо широкую грудь десятника. — Тебя травит!

— Так я не только ее. Я вас всех!

Приехали…

— Как так?!

— Не в таких объемах, как Ладу, не переживай, — ‘успокоил’ меня этот… химик-любитель!

— Объяснись, — нащупала спинку стула и обессилено на него опустилась.

— Арвиль приказал синтезировать ядовитое вещество, которое не накапливается в организме, а рассасывается, при этом помогая выработке иммунитета. Также распорядился разработать программу приема.

М-да… химик у нас не любитель… Он у нас профессионал!!!

— Разве цианид у нас то самое вещество?! — язвительно осведомилась я.

— Тот, который я брал за основу, и которым кормим Лиладу — нет, — безмятежно улыбнулся рыжеволосый хвостатый гад. — А вот тот, что вам стал давать — как раз новое творение. Просто цианид — первоисточник, так сказать. И не только он, там много чего намешано.

— Восхитительно, — сложила руки на груди, понимая, что к Ару у меня уже назревают новые претензии.

— Я рад, что ты тоже оценила глобальность и дальновидность замысла! — решил, что я разделяю восхищение его начальством десятник.

— Пока нет, — мрачно пробормотала я, понимая, что ничего не понимаю. — Просвети, будь так любезен.

— Приучает вас к ядам. Как я уже сказал, организм учится бороться с такой гадостью, но яд при этом не задерживается внутри и не накапливается, — мужчина закатил глаза и мечтательно сообщил. — Сейчас над новеньким работаю. Ртуть… Но пока не получается выводить.

— А на ком тестируешь? — шепотом спросила я и с ужасом покосилась на Ладу.

— Пока на мышках. Мы с Лиладой их по ночам на поверхности ловим.

— А вас не заметят? — забеспокоилась проблемами маскировки я.

— Нет. Хондрия пока сама по себе мелкая, а я… и во второй ипостаси большими размерами не отличаюсь.

Комплексы, это всё комплексы. Отсюда и стремление всех потравить!

— С тобой всё ясно, — глубокомысленно сказала я и повернулась к хондрии, чтобы ласково проворковать: — Ладушка, солнышко, а нам нужно бы поговорить…

— А может, не нужно? — тоскливо вздохнула она.

— Нужно, хорошая моя, нужно, — совсем уж засветилась позитивом и доброжелательностью я. Еще немного, и улыбка станет напоминать милый такой оскальчик.

— Тогда пойдем.

Я подставила руки и моя креативная ‘доченька’ с замечательным подходом к собственному здоровью скоро перелезла ко мне в объятия .

Попрощалась с нашим отравителем и вышла из кухни со словами:

— Мне сегодня за ужином тоже цианида поменьше, ладно? Боюсь, организм ослаблен потрясениями!

— Как скажешь, — с готовностью пошел мне на встречу этот… повар!

Я шла по коридорам с увесистой тушкой хондрии на ручках и молчала. Упорно и, надеюсь, тягостно. Верю, что Ладка должна проникнуться!

Лично для меня всегда самым сложным было пережить те моменты молчаливого прессинга, от обнаружения пакости до начала нравоучений. Так что я сейчас вовсю пользовалась родительскими привилегиями.

Действовало!

— Ирьяна…? — тихо позвала меня Лада.

Иду. Молчу. Смотрю вперед и ‘держу лицо’!

— Ну, Ири…

Я не дрогнула, лишь поудобнее перехватила изрядно подросшую, а стало быть и потежелевшую за это время зверушку, и ускорила шаг.

Очень скоро мы добрались до моей комнаты, и я, аккуратно ссадив Ладу на постель, села в кресло рядом и выжидающе уставилась на хондрию.

— Что? — с опаской осведомилась она через неполную минуту.

— То, — доброжелательно улыбнулась я. — Рассказывай, красота моя, как ты дошла до таких ‘гениальных’ идей!

— Ты зря ерничаешь, — осуждающе покосилась на меня багровым взглядом Лилада и поудобнее устроилась на сине-голубом лоскутном покрывале. — Это очень правильная и действенная программа.

— Которая? — заботливо осведомилась я. – Разработанная, чтобы нас травить, или тебя?

— Ну, насколько я поняла из того, что скандала Диару ты устраивать не стала, с ‘вами’ мы уже разобрались, — осторожно начала хондрия, подбирая под себя черные лапки. — И я сделала вывод, что этот разговор будет касаться меня.

— Верно, — кивнула в ответ и расслабленно откинулась на спинку кресла. — Я понимаю, что выяснять отношения нужно не с рыжим отравителем, а с его непосредственным начальством, которое и дало ‘добро’ на такие опыты. Так что рассказывай, моя прелесть, что именно сподвигло на этот шаг тебя!

— Я хочу скорее вырасти.

— В смысле? — нахмурилась я.

— Да в прямом, — по тельцу паучонки прокатилась легкая дрожь, и она стала торопливо говорить. — Ирьяна, я очень молода и очень слаба. Слабее, чем мои… дикие сородичи, скажем так. У меня сохранилась генетическая память, и я понимаю, что обычные хондрии в моем возрасте уже гораздо крупнее и сильнее. Как и арахны…

— Но ты не хондрия, — резко сказала я и неосознанно коснулась рукой шеи на том месте, куда меня укусила Лада. — Ты даже не арахна. Ты у нас вообще что-то совсем непонятное, то есть твои циклы развития, несомненно, отличаются от обычных.

— Да, ты права. Но не стоит забывать, что я такая уникальная сейчас одна. И как уже упоминала — совершенно беззащитна.

— А как же я? Мы… Лада, неужели ты считаешь, что кто-нибудь тут даст тебя в обиду?! Ну ладно я… из меня воин никакой, надо признать. Но Арвиль, Алишин и Диар тоже не станут стоять в сторонке, если что!

— Диар… — задумчиво повторила моя необычная ‘доченька’. — Да, стоять в стороне не станут. Именно поэтому он и пошел мне навстречу. Хейлар понимает, что если ты отличаешься от остальных, то нужно войти в силу, чтобы не раздавили, чтобы суметь дать сдачи. Ирьяна, что ты знаешь о первом уровне Анли-Гиссара?

— То, что меня туда не пускают, — недовольно буркнула я, с интересом во взоре косясь на Лиладу. — Там располагаются лаборатории, испытательные полигоны высокого уровня, центр управления и хранилища информации.

— Всё верно. Информаторий тут невиданный по своему содержанию. Тайлин в свое время отдал творениям своего брата почти всё, что было в том центре, где их создали. Так вот… как ты понимаешь, существа, подобные мне, там тоже описаны.

— Но, ты же… первая, — пробормотала я и внезапно осознала: — Тут первая. И… в естественных условиях созданная.

— Верно, — устало смежила веки хондрия. — Хейлары не первый эксперимент. Было много, и разных. Смешивали кровь, магию и смотрели, что получается. Гибрида с драконом еще не встречалось, но есть определенная закономерность в развитии хондриев, арахнов и того… так и не названного, из лабораторий фейри.

Меня неожиданно сильно царапнуло это ‘не названного’. Их называли… Образец Ф — 23, например. Так, и никак иначе. Ведь они были лишь материалом.

Стало очень противно. А еще очень захотелось поскорее встретится с одним из ученых генетиков и пройтись когтями по холеной княжеской морде Лаллин! Странно, мне казалось, что ярость, вызванная видениями и рассказами Арвиля, давно ушла.

Оказывается, нет.

— Как понимаю, вы нашли нужное.

— Верно, — Лилада поднялась и тенью метнулась с кровати на пол, чтобы тотчас залезть по боковинке кресла на подлокотник, а потом и ко мне на колени.

Я не сдержала улыбки и прижала ее ближе, зарываясь пальцами в мягкую шерстку и почесывая за ушком.

— Подлиза.

— Извини, что не сказала тебе сразу, — помялась девочка, и потерлась об меня всем тельцем. – Просто, ты бы… не поняла методов.

Сначала я хотела с негодованием возразить и заверить, что поняла бы и приняла всё. Но потом вспомнила свою первую реакцию… и промолчала.

Лада, может, и не совсем права, но в любом случае это ее право, и ее выбор. Кто я такая, чтобы мешать и запирать?

Разве не это в свое время пытались сделать и со мной?

Поэтому я негромко вздохнула, улыбнулась, заметив, какое облечение промелькнуло в глазах моей чудной паучонки, и решительно сказала:

— А вот теперь точно всё рассказывай! И в подробностях.

— Да тут особо и рассказывать нечего. Просто мой организм, как и любой другой, сам по себе совершеннейшая система защиты. Помирать ему очень не хочется. Стало быть, если создать опасные для жизни условия, то все процессы будут многократно ускорены. У вас это бы ускорило вылет дракона или увеличило физическую силу, а у меня просто рубеж второй ступени стал гораздо ближе, чем в благоприятных условиях. И для этого нужны были лишь тренировки и определенные дозы яда!

— Потрясающе, — ‘восхитилась’ я и заботливо спросила: — Ладушка, солнышко, а что бы случилось, если бы вы с Диаром количество цианида неправильно рассчитали?! И почему именно его?!

— Ну… рыжему этот материал показался самым подходящим. И ничего бы не было…. Наверное.

Что-то мне подсказывает, что этот материал скорее самый распространенный, а потому доступный!!!

Ладно… вдох — выдох. Скандалы — не наш профиль.

А еще, конечно, весьма обидно, что хондрия о жизни Анли-Гиссара и чаяниях его создателей знает гораздо больше, чем я. Хотя тому есть простое и не особо приятное объяснение. Лада сейчас, по сути, лабораторный материал того же Диара. Только, так сказать, на добровольных основах. Представляю, насколько был счастлив этот экспериментатор, когда понял, в чём ему доведется участвовать!

— Что такое вторая стадия? – я решила задавать дельные вопросы и отрешиться от эмоций. — Какие изменения в тебе произойдут?

— Образно говоря, я сейчас ‘гусеница’, — немного подумав, выдала Лилада. — А вот какая ‘бабочка’ получится, будем смотреть!

— Э-э-э?! — очень информативно вопросила я.

— Да в прямом, — тем не менее прекрасно меня поняла, но беспечно отмахнулась паучонка. Перевернулась, подставляя мне пушистое брюшко, которое я машинально начала поглаживать. – Может, стану больше, ядовитее и опаснее. А может, вообще невесть во что превращусь, и чешуя сверху.

Я скептически оглядела волосатую доченьку и переспросила:

— Чешуя?

— Ну а чем стихии не шутят? — хмыкнула она и мечтательно протянула: — И еще крылышки… мне летать хочется! Диар рассказывал, что это невероятное ощущение чистого счастья…

А я вот заметила, что у Лады с языка рыжий отравитель всё никак не сходит.

— А когда у тебя намечается… окукливание?

— Как дотравим меня до нужной кондиции!

— Чууудесно.

— Я знала, что ты меня поймешь, — схватила меня за ладонь всеми лапчонками хондрия и прижала её к себе.

И что на такое можно сказать?! Разумеется, только….

— Лада, я всегда на твоей стороне.

— Я не сомневалась, — серьезно ответила она и перевела разговор на другую тему: — Когда у вас встреча с фейри и посольская миссия?

— С фейри — завтра, — пожала плечами в ответ. — Там всё и узнаю.

— Понятно, — хондрия приподнялась и плавно соскользнула на пол. — Ири, я, наверное, пойду. Спать хочется.

— Ты говорила, что сонливость — один из первых признаков… — вспомнила я.

— Ну да, — согласилась Ладушка и подмигнула. — Потому я и не вижу повода себе не потакать.

 

Когда Лада убежала, я осталась одна и, скинув обувь на бежевый коврик, с ногами забралась в кресло.

Свободного времени не так уж и много… а подумать нужно.

Время затишья закончилось, и начинается очень активный и практически боевой период… Скоро этот волшебный город перестанет быть спокойным убежищем. Ведь Сотник кинет клич, и в Анли-Гиссар вернутся рядовые хейлары.

Что тогда будет?..

Да, этот народ выходит в мир. Но перед всеми нами встает не только проблема… легализации, так сказать. Нельзя забывать о том, кто смог подчинить хейларов. Найти город, разбудить десятников и рядовых, при этом перекинув контроль на себя.

А потом… потом появились новые ‘недохейлары’. Которых он себе клепает, как на конвейере, и делает из них цепных псов! Совершенно без мозгов, но зато с зубами и контролируемые.

И бесчинства продолжаются.

Будет очень сложно.

Но мы справимся. Потому что мы хотим жить, и жить в мире.

Потерла занывшие виски и с усталым вздохом сползла на пол, чтобы сесть, скрестив ножки в позу для медитации.

Нужно и позаниматься, в конце концов, а то у меня сегодня еще занятие с Алишином. А он всегда та-ак на меня смотрит, когда что-то не получается…

Не позволяет себе никаких унижающих достоинств высказываний, но во взгляде при этом просто аршинными буквами ‘Создатель, вот за что мне ЭТО?!’

За что, за что… за то! За спасение мною их командира!

Так что я улыбнулась и закрыла глаза, уплывая в ночное небо своего разума.

Почему-то мне проще всего было представить именно его, или бескрайний космос, который я впервые увидела в обсерватории Огненной долины. Невероятно яркое и прекрасное бесконечное пространство.

Алишин прав. Возможности разума тоже безграничны. Главное — снести те границы, которые мы построили себе сами.

Так что несколько часов до ужина я пролетала в своем собственном ‘космосе’, крутя с разных сторон те связки, которые показывал наставник, и тренируясь в контроле над силой.

Уже в самом конце, когда почувствовала, что утомилась не только физически, как в реале, но и морально, то просто ушла на ту грань между сном и медитацией, когда организм восстанавливается, но ты при этом не теряешь контроля над ситуацией вокруг. Удобно!

Спустя некоторое время я поднялась, сделала короткую разминку, так как тело изрядно затекло, и отправилась в ванную. Поплескала в лицо водой и, окончательно взбодрившись, отправилась кушать.

Когда пришла в столовую, поняла, что явилась одной из последних. Не было только Арвиля. За спиной раздались торопливые шаги, и в помещении тотчас оказался и сам Сотник.

— Добрый вечер, — подарил всем присутствующим сияющую улыбку хейлар.

В ответ мы едва ли не хором пожелали ему того же. Кроме нас тут были и другие десятники, в том числе и словно заледеневшая Лей. От той солнечной и игривой девочки, что я видела в воспоминаниях города, не осталось и следа. Холодная, невозмутимая и молчаливая. А еще, с тех пор, как вернулась в город, она очень много времени проводила в портретной галерее, напротив портрета погибшего любимого.

Спустя несколько минут все уже сидели за столом и поглощали очередное творение нашего повара-отравителя. Лично я — с опаской.

Опаска усилилась вдвойне, когда Алишин, сидящий справа от меня, задумчиво поковырял мясо в тарелке и спросил:

— Диар, если мне не изменяет память, ты не далее, как вчера, жаловался на то, что мясо подходит к концу. Стало быть, такое изобилие сегодня вызывает вопросы.

— А мы с Ладой вечером выходили из города и поймали в естественных пещерах парочку каких-то тварюшек, — охотно объяснил рыжий хейлар, с аппетитом ужиная.- Оказались на удивление нежненькими.

— А, понятно, — как-то отстраненно отозвался светловолосый хейлар. — А я-то думаю, что вкус такой специфический.

— Безопасно, не переживай, — с энтузиазмом откликнулся повар. — Я уже проверил!

— На Ладушке?! — не сдержалась я.

— Ну и на себе, — спокойно ответил Диар.

Х-х-хейлары!!!

Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 4

Спустя несколько минут тишину нарушила Кри:

— Диар… он такой странный.

— Разве? — нахмурилась я, так как с зеленоглазым рыжиком, что обычно хозяйничал на кухне, контактировала не очень много, хотя он воспринимал меня хорошо. Впрочем, тут все десятники к нам относились нормально, невзирая на то, что мы с Крионой чистокровные драконицы. — А мне он показался как раз самым нормальным.

Тут нервно захихикала наша целительница душ.

— Да если бы, — всплеснула руками Дарья. — Если бы! Он просто наиболее эмоциональный из них всех, потому у тебя и создалось такое впечатление. А на самом деле Диар у нас очень интересный юноша.

— И чем же? — иронично фыркнула Криона. Я, в принципе, разделяла ее сомнения.

Дело в том, что этот рыжий парнишка выглядел сущим подростком. Но от согласия с суждением Кри меня удерживало лишь осознание, что он, во-первых, хейлар, а, во-вторых, десятник.

— Отравитель он, — беспечно отозвалась переселенка. — Почти гениальный алхимик, который нежно любит всякие яды, а особенно изобретать новые и тестировать. Недавно сокрушался, что живности в городе почти нет, да и материал в лаборатории, считай, отсутствует. Вот от скуки и занялся готовкой.

Не знаю, как остальные, а у меня почему-то резко пропал аппетит!

— Как это отравитель? Но зачем он тогда… на кухне хозяйничает?

— Говорит, что принцип работы схож, — пожала плечами Дашка и прыснула, глядя на нас. — Девочки, у вас та-а-а-кие лица!

— Какие новости, такие и лица, — нервно передернулась рыжая драконица и осторожно уточнила: — Даш, а он там экспериментами… не слишком увлекается?

— Не волнуйся, — потрепала ее по плечу наша кудрявая оптимистка. — Он сначала всё на Ладе тестирует, а потом нам подает!

— Что-о-о-о?! — тут уже возмутилась я. — Он Ладку травит?!

— Твою паучонку отравишь, — хмыкнула целительница и успокаивающим тоном закончила: — Ира, хондрию уморить крайне проблематично, а твоя еще и неизвестный науке гибрид.

— Кстати, про неизвестность науке, — вновь насторожилась я. — А этот гениальный рыжий мне ‘дочурку’ не препарирует?

— Я уже беседовала с ним на эту тему, — беспечно отмахнулась Дарья. — Сказал, что генетика и биология — не его профиль. То есть, интересно, конечно же, но полезнее она ему в живом виде. Как на разные вещества реагирует, к примеру…

— Так чем он ее кормит?!

— Тем же, чем и нас, не переживай ты так! Ну и она сама если чего себе поймает на обед на внешних уровнях города. Ее Алишин недавно на охоту с собой брал, учил выслеживать добычу и кидаться.

Я попыталась себе всё это представить. Фантазия спасовала.

— Ирка, прекрати так переживать, — взъерошила мне волосы Криона. — Ничего с твоим недоразумением не случится.

— Ладушка — не недоразумение, — обиженно взглянула на подругу.

— Да меня вообще удивляет твое к ней отношение! Примерно так же, как и отношение к ней же хейларов.

Я невесело усмехнулась и, перекинув увесистую корзинку в другую руку, проговорила:

— Тут-то как раз всё понятно. Вспомни, кто наши хвостатые. Тоже ведь… искусственное творение. Так что с Лиладой у них больше общего, чем на первый взгляд может показаться.

Кстати, про это. Если учесть, что у нас на горизонте вновь появился Лаллин… то нужно быть осторожной, и по-возможности не показывать этому фейри мою хондрию.

Ведь, в отличие от Диара, этот мужчина как раз генетик. Гениальный генетик, тот, кто создал хейларов. И я очень не хочу, чтобы его заинтересовала моя паучонка.

Хотя бы потому, что если он ее захочет, то получит. Как это ни прискорбно осознавать.

Встряхнула головой, понимая, что предаваться упадническим мыслям — последнее дело. Тем более что пока для опасений нет никаких предпосылок.

— Ну, что… — повернулась к девочкам. — На верхние ложи и балкончики пойдем, да?

— Давай, — согласилась Дашка и мечтательно зажмурилась. — Оттуда потрясающий вид на Анли-Гиссар.

— Вернее, центральную его часть, — добавила Криона. — Всё же насколько необычный город…

— Просто Арвиль использовал все особенности внутреннего рельефа гор и пустоты, — вдохновенно начала я. — Тут очень многое просто искусно вписано в природные пещеры, а часть, наоборот, искусственного происхождения. Невероятно, что такое великолепное творение смогли создать за неполную сотню лет, да еще и такими малыми силами!

— Ирка, стоп! — со смехом подняла ладони рыжая. — Дифирамбы твоему Сотнику мы слушать уже порядком устали. Он, конечно, гениальный архитектор, но поумерь пыл! — Она подмигнула и подколола: — У некоторых, вообще-то, муж есть!

— Ну тебя, — обиженно глянула я на драконицу. — Просто я, в отличие от некоторых, на оружии и боевом мастерстве десятников зацикленных, в первую очередь уделяю внимание эстетической красоте этого места!

— И его хозяина!

— Кри, — нехорошо сощурилась я. — Да, Арвиль интересный мужчина, и да, он мне дорог. Но физической тяги, слава богам, нет. И я безумно этому рада, потому что в противном случае всё было бы очень-очень плохо. Я и так очень сильно к нему привязана, даже без телесной стороны отношений.

— Призналась.

— А что скрывать? — пожала плечами, запустила пальцы в волосы, несильно их дернув у корней, и с наигранным спокойствием попросила: -Вот только не надо мне сейчас по десятому разу говорить, что Вейла я не люблю, ладно?

— Ну, я и не планировала, — пробормотала огненная, которая немного растерялась от такого эмоционального ответа. — Ир, успокойся.

Я лишь кивнула и ускорила шаг, сжимая ладонь на плетеной дужке корзины. И силы на благое дело, и промолчу. Везде польза!

Вот что делать, если все, кому не лень, так и пытаются сунуть нос в наши с мужем дела?! Кем бы я была, если бы меняла мужчин только потому, что в отношениях с одним вдруг возникли сложности?

В итоге до верхних площадок мы добирались практически в гнетущей тишине. Я несколько жалела о своей излишней эмоциональности… но и правда устала! Это моё дело, моя семья, и моя жизнь!

Когда мы, наконец, оказались наверху, я поставила на пол корзинку и подошла к краю полукруглого балкона без перил. Упасть не боялась. Во-первых, я дракон, а падать тут можно настолько долго, что всяко успею раскрыть крылья. Сотни метров…

Ну и, во-вторых, силовой барьер никто не отменял.

Протянула руку и залюбовалась радужным сиянием, расплывшимся вокруг ладони, когда она коснулась чего-то невидимого. Красиво…

Всё красиво. Пространство впереди, сотни метров до следующей стены из натурального камня. Такого серого и неприметного, что поневоле начинаешь понимать — он тут лишь что-то оттеняет. Бабочек и светлячков, которые, светясь, кружили под потолком вокруг больших овальных ‘солнышек’, искрящихся разными оттенками желтого и оранжевого. Колонии мотыльков-жад.

Чрезвычайно полезные существа, которые освещали этот огромный ‘взлетный’ полигон-арену. Питались они подземным мхом, который рос как раз на их ульях, поглощая внешний панцирь этих домов. Такой вот симбиоз в диковинном подземном мире моего Спящего.

Воспоминания о нем повлекли за собой и детали встречи с фейри. Я полезла в карман и нащупала тот мешочек, что передал Тайлин для переселенки.Вытащила его и шагнула к девушкам, которые уже расстелили покрывало на камнях и сейчас раскладывали припасы выданные Диаром.

— Дашка, тут тебе подарочек предали.

— Да? — вскинулась улыбчивая девушка. — А кто?

— Тайлин Литое Золото, — миг помедлив, сказала я и протянула ей то, что отдал фейри.

С лица девушки сбежала улыбка, но она, тем не менее, забрала мешочек, впрочем, не торопясь развязывать тесемки.

— И что там?

— Как я поняла, какой-то амулет, — отозвалась, присаживаясь на краешек покрывала и хищно оглядывая то, на что расщедрился рыжий отравитель.

А он нас побаловал! Правда, в свете новых фактов об этом ‘парнишке’, я как-то начинаю настороженно относиться к его подаркам.

— Свойства? — Дашка была необычайно краткой и задумчивой. И, похоже, не хуже меня понимала, что простой подарок от Князя фейри…это что-то из области сказок. В теории — да, а вот на практике — смешно.

— Не знаю, — я оглядела наш импровизированный стол и потянулась к бутербродам с ветчиной.

— Как это, не знаешь? — озадачилась переселенка.

— Так это, — немного невнятно ответила я, запуская зубки в эту вкуснятинку. Мы, конечно, не были на голодном пайке, но всё равно рацион был несколько органичен. А сейчас Диар расщедрился не на шутку!

И бутербродики, причем разнообразные, и копченая курочка, и много-много фруктов!

Короче, пытать рыжего хейлара я передумала.

Сначала допросим, а потом подумаем, как поступить!

А вообще… я в первый раз его увидела еще в портретной галерее десятников и, помнится, удивилась тому, каким Шеридан его изобразил. И он, и правда, оказался именно таким, и даже служба на неизвестного злодея, и всё то, что Диар творил по его приказу — не изменило его.

Хотя… что он творил из того, что не приходилось делать ранее? Перед внутренним взором вспыхнула картинка из воспоминаний Ара о том, как хвостатых ‘воспитывали’, и меня поневоле пробрала нервная дрожь.

Фух… даже думать про это не буду. Потому что это непостижимо. Вот никак мне их не понять, потому что там слишком тяжелый груз за плечами, они совершенно иные. Даже для меня.

Как Дашка справляется — ума не приложу. Хотя, судя по ее речам, она и не справляется.

И, получается, нужно поговорить с Арвилем на эту тему. Хотя, с чего я взяла, что он ответит мне, если оставил ‘с носом’ саму целительницу, которую это всё непосредственно касается?

— Ирьяяяянааа?!

— Ой, извините, я задумалась, — виновато улыбнулась подругам и потянулась к бутылке с водой и кружке. Вода была местная, из подземных минеральных источников.

— Я спрашивала тебя о том, что ты сама в этой цацке разглядеть можешь? — терпеливо повторила Даша, повертев в руках уже извлеченное из мешочка украшение.

— Насмешила, — фыркнула я, снисходительно глянув на девушку. — Даш, я как маг — ноль без палочки, да и с Алишином мы пока только-только начали заниматься. Если кому и показывать это, то ему. Хотя бы потому, что даже если бы я и была более подкованной во всём этом, то всё равно ничего бы не поняла. Потому что на кулончике — плетение Князя фейри. Мага старой выучки. Он использует то, что забылось еще до моего рождения.

Дашка тоскливо вздохнула и неожиданно призналась:

— Просто… не знаю, почему, но Алишину мне это показывать не хочется.

— Да? — вскинула рыжую бровь Криона и неожиданно серьезно предположила: — А мне кажется знаешь.

— Знаю, — легко созналась переселенка и, досадливо скривившись, закончила, — Сама понимаю идиотизм мотивов… но опасения есть.

— Может, всё же изложишь свои соображения? — устала от загадок принцесса Огненной Долины драконов.

— Алишин — хейлар, — поведала очевидное наша кудрявая. — Притом десятник… И сильный маг. А вам напомнить, чем занимался Тайлин Литое Золото в проекте хейларов? И что он сделал с одним из последних созданных детей этого народа?

— Ты ведешь к тому, что Алишин попробует достать Тай через эту занятную штучку?

— Верно. И мне кажется, сейчас убивать этого фейри в высшей степени недальновидно, — подтянула коленки к груди Дарья и положила на них подбородок.

Я внутренне поморщилась от такой циничной формулировки, но тут же согласилась с ее резонностью. Да и Дарью понять можно. Если учесть, что с ней собирался сделать этот фейри… Участь игрушки дивного лорда незавидна. Хотя бы потому, что он рано или поздно устанет и уйдет… А девушке потом будет невыносимо мучительно учиться жить без него. Фейри… заполняют жизнь, занимают мысли, не оставляют места даже для тебя самой.

— А с чего ты взяла, что Алишин вообще это станет делать? — недоуменно округлила глазки Кри. — Он же не идиот…

— Он не идиот, — медленно кивнула наша целительница и полушепотом закончила: — Криона, представь, что в твоих руках находится возможность отомстить врагу. Тому, кто пытал и мучил, тому, чей брат создал эту проклятую расу… Обрекая их на то, что хейлары прошли. Так что десятник, разумеется, всё понимает, но вполне может и…. поддаться искушению. Он люто ненавидит дивный народ. Как и драконов. Я слышала разговор Арвиля и десятников сразу после того, как он их призвал. Так вот… Алишин выступал за то, что теперь, когда план Сотника удался, они могут убить совершенно бесполезную Ирьяну, а принцессу Огненных послать домой по частям, если драконы не подчинятся их условиям. Диар был настроен более гуманно. Ирку предлагалось безболезненно отравить и отослать муженьку в хрустальном саркофаге. Он посчитал, что это будет элегантнее выглядеть.

Не знаю, как у Крионы, а у меня отвисла челюсть. Я торопливо потянулась к бокалу с водой, желая запить эти ‘потрясающие’ новости об истинном отношении к нам хозяев зачарованного города. Подавилась питьем и сильно закашлялась, а потому Криона пару раз хлопнула меня по спине. Кстати, она выглядела удивительно спокойной и невозмутимой.

— Ожидаемо. Не могли они нас сразу воспринять так, как показали. Что, впрочем, лишь ещё одно очко в пользу хвостатых. Они прекрасно держат себя в руках.

— Тогда остается Арвиль, — сказала я, отламывая ножку курочки и с подозрением оглядывая мясо. Как-то после рассказа Дашки подношение рыжего отравителя-кулинара дегустировать хотелось, но вызывало некоторые опасения.

— Арвиль — это, разумеется, вариант. Но мне неудобно отрывать его от дел. Сотник и так хорошо, если пару часов в сутки спит, что, надо признать, меня беспокоит, — нахмурилась светловолосая целительница. — Выглядеть лучше он не стал. А еще он тренируется почти до изнеможения.

Я поморщилась, понимая, что Дашка знает про хейларов и их хозяина больше, чем мы с Крионой вместе взятые.

Хотя… она больше всего с ними и общается.

— Так, девочки! — решительно разрезала яблоко Кри. — Мне кажется, что мы опять загрузились, да не по делу. Вернее, не по нашему делу. И еще, мне кажется, что мы сюда шли отдыхать, расслабляться и делиться ХОРОШИМИ новостями. Но как-то всё идет не по плану!

— Согласна, — хором сказали мы с Дашей и, переглянувшись, рассмеялись.

— Ну вот, уже веселее, — одобрительно кивнула рыжая и, отломив от курочки крылышко, глянула на него с таким же подозрением, что и я не так давно. — Ну… с богом!

Отважная дева-воительница откусила кусочек и спустя миг восторженно закатила глазки.

— Вкуснятина!

Мы с Дашкой решили не отставать и последовали заразительному примеру нашей пламенной драконицы.

Спустя десяток минут обстановка разрядилась, и под каменными сводами зазвучал искренний и заливистый смех.

А ещё через десяток минут мы даже пожалели, что из питья у нас только вода и морс. Первой мысль о необходимости алкоголя для девичника выразила Криона.

— Что-то мы как маленькие, — глубокомысленно изрекла огненная, наклоняя кувшинчик и рассматривая оставшийся на дне сок. — Сейчас бы винца…

Я в выпивке была не специалистом. От слова совсем. Мне она, если честно, на вкус не нравилась, кроме некоторых сортов, которые были терпимые.

В состоянии легкого опьянения я была всего разок, и не сказать, что мне это особо понравилось. Потом. Во время-то было очень даже весело!

Дашка почесала кончик носа и сказала:

— Вообще, Кри права.

— И что вы предлагаете? — сдалась я. — Если у Диара алкоголь и есть, то он нам его точно не отдаст.

— Не отдаст, — уныло согласилась рыжая. — Если он даже мне умудрился выдать ‘Я не позволю травить молодой организм!’, то что он скажет вам? А я старшая, между прочим!

— И даже совершеннолетняя, — хихикнула я и задумалась. — У меня, кстати, тоже скоро второе совершеннолетие.

— По идее, это повод…

— Ну да, — переглянулись мы.

Разговор о том, как мы планировали отметить сей праздник, прервался весьма своеобразным образом.

Откуда-то из-под потолка раздался смешок, и мы удивленно заозирались. Камень в десятке метров от нас пошел рябью, и занятный изгиб, который я ранее принимала за особенности архитектуры, превратился в черного хейлара с фиолетовыми глазами.

— Арвиль, ну ты и….! — первая не выдержала я и высказалась, впрочем, почти сразу замолкнув, так как не нашла цензурных выражений. — Бессовестный ты, вот.

— Я тут спал, вообще-то, — махнул длинным чешуйчатым хвостом с кисточкой зверь.

— Тут?! — воскликнула Дашка. — Но почему?

Хейлар тенью скользнул вперед, с едва слышным скрежетом когтей, которыми цеплялся за неровности свода. Когда достиг нашего балкончика, изящно стек на пол. Грация и экономная элегантность движений лично меня заставила мимолетно позавидовать. Арвиль же развалился по другую сторону покрывала и положил морду на сложенные лапы.

— Потому что тут один из энергетических источников города. Силы быстрее восстанавливаются.

Тут уже я не выдержала.

— Ар, если я не ошибаюсь, то уровнем выше есть вполне нормальная каменная плита, на которую можно лечь и не изображать из себя летучего мыша гигантских масштабов.

Фиолетовые глаза лукаво прищурились и он немного расправил крылья, осведомившись:

— И чем я для этой роли плох? Черный, летучий и под потолком висеть умею.

— Морда без пятачка, — буркнула Дашка, и потянулась к яблоку. Вонзила в него зубки и, прожевав откушенное, закончила: — Господин Сотник, а можно без уверток и лапши на наши ушки?

— Можно, — покладисто согласился черный зверь. — Но скучно.

— Вредина, — улыбнулась я и подползла поближе, запустив руки в шелковистую гриву. — Чудо-юдо доисторическое.

— Какой есть.

Мою руку пощекотала кисточка хвоста и я, хихикнув, ухватилась за неё, намотав на пальцы.

Потом кинула случайный взгляд на подруг, и мне стало как-то не по себе. Уж очень они… понимающе, что ли, смотрели. Примерно так же, как недавно, когда мы говорили про меня и Ара.

И меня одновременно посетило два совершенно полярных желания. Отодвинуться, и сделать вид, что ничего не было, и вообще, «всем показалось».

И другое… Почему я должна отказываться от того, к кому привязана?! У меня нет НИКОГО ближе него! Просто нет! Мать, отец, брат… никто не вспомнил про меня за месяцы замужества! Вейл…Это отдельный разговор. И я уверена, что у нас всё будет хорошо.

Арвиль же — мой друг, и близкое по духу создание. Он знает меня больше, чем эти девушки, ведь время, что мы провели вместе, было очень продуктивным.

Да и моральная привязка…

А потому, пусть все идут… куда не хотят.

Если сам Спящий станет удерживать дистанцию, и обоснует это, а не как в прошлый раз, то это будет другой разговор, разумеется.

Но он сейчас поступает прямо противоположным образом.

Я только крепче сцепила пальцы на шерсти хейлара, с вызовом глядя на Дарью и Криону. Подружки, словно поняв, почему я так себя повела, лишь улыбнулись, и Даша с наигранной бодростью вернулась к разговору.

— Так почему ты тут спал?

— Совмещал приятное с полезным, — хейлар потянулся к корзинке с фруктами и выудил оттуда ещё одно яблоко. Критически покрутил плод в лапе и закинул в пасть. — Энергия тут есть, ну и потренировался заодно. А то в первый раз после сна такой эксперимент закончился падением вниз. Сдаю…

— Ну, а что ты хотел? — пожала плечами я и, поддавшись заразительному примеру, тоже порылась в корзиночке и выудила грушу.

— А я, как и любой максималист, хотел, чтобы тело осталось без изменений, а в идеале — стало сильнее, — хмыкнул Сотник. — Кстати, сильнее я, и правда, стал. Так что, Ирка, если захочешь увеличить магический потенциал — впадай в спячку на пару тысячелетий! Проверено!

— Язва, — покачала я головой и занялась грушей, которая оказалась очень сочной и вкусной. — Кстати, какие у нас планы? И когда встреча с… братцами-фейри?

— С какими ещё братцами?! — едва ли не хором спросили Дашка и Криона.

— У Тайлин есть младший брат, — спокойно ответил Арвиль. – Ученый — генетик. Который некогда и создал нас.

— И какие у вас с ним, в таком случае, могут быть дела? — заинтересовалась рыжая драконица.

— Исключительно политические, — невесело хмыкнул крылатый ящер. — К сожалению, поклонник Дарьи прав. Никто не сможет легализовать творение так, как его создатель. А если это к тому же древний фейри…

— Разве одним Тай нельзя было обойтись? — нахмурилась переселенка. — Да и… зная твое отношение к дивным, я удивлена.

— Отношение — это отношение, — кивнул Арвиль. — А необходимость — это необходимость.

— Тебе виднее, — тут же отступилась наша целительница.

Хвостатый повернулся ко мне и задумчиво пробормотал:

— А вот тебя готовить, и правда, надо. Если Тайлин так настаивает на том, чтобы ты была в составе посольства.

— Он видит во мне потенциал!

— Я тоже вижу. Но это не отменяет того, что тебе рано пока соваться в такие сферы. И не нужно мне приводить в пример своего папеньку, Ирка! Могу напомнить, в каком возрасте началась его дипломатическая карьера.

— Но мама… — начала было я.

— А вот твоя мама начала хоть как-то соваться в дела мужа только после того, как первого ребенка родила, и второе образование получила, — отрезал Арвиль, и уже мягче посмотрел на меня. – Но, как я уже сказал, выбора у нас особого нет. И в чём-то Тайлин прав. Брать моих неадекватов — последнее дело. А в их самообладании я, к сожалению, не совсем уверен.

— А я стану молчать и не высовываться, чего нельзя сказать о десятниках, которые привыкли к свободе и равноправию, пока ты спал? — вкрадчиво осведомилась я, стараясь не улыбаться слишком уж иронично.

Несколько столкновений у Сотника с подчиненными уже точно было.

— А почему Ирку, а не меня? — подала голос Кри. — Я воительница и принцесса огненной долины.

Я опять взяла на себя смелость ответить за Ара.

— А тебя им жалко!

— Что?! — поперхнулась куриной грудкой пламенная наша. — В смысле?!

— В прямом, — охотно продолжила я, не обращая внимания, как по коленке с нажимом проехался черный коготь, недвусмысленно рекомендуя мне придержать язычок. — Именно потому, что ты очень полезная принцесса. А я вот полезная весьма умеренно. А стало быть, если что-то пойдет не так, то выгодная карта в твоем лице останется в Анли-Гиссаре.

— Какая же ты самокритичная, — спустя несколько секунд фыркнул Арвиль и, приподняв морду, внимательно на меня посмотрел. — Ири, ты утрируешь.

— Может быть, — легко признала такую вероятность я, и тут же коварно предположила: — Но ведь всё равно я права, верно?

Хейлар расслабленно растянулся на камне и прищурился, его гибкий хвост сначала едва заметно бил по полу, а потом вскинулся и, помахав кисточкой у меня перед носом,

Тут можно вставить какую-нибудь фразу Арвиля из разряда «а давайте поболтаем ни о чём и просто подружим», относящуюся к пикнику.

Арвиль сказал:

— Девочка моя, если ты всё понимаешь, то зачем столько гнева? И в конце концов, если я не ошибаюсь, то кто-то желал великих свершений и движения вперед. Так почему же сейчас, когда дают этот шанс, ты чем-то недовольна?

— А кто сказал, что я недовольна? — вскинула бровь, с весельем глядя на зверя. — Я всем довольна, Арвиль, но, разумеется, моей эгоистичной натуре не нравится, что её приравняли к разменной монете. С другой стороны, я понимаю, что в таком случае остальные участники нашего маленького посольства являются тем же.

— Женская логика, — немного озадаченно пробормотал Спящий и, шевельнув хвостом, положил его обратно на покрывало.

— Я просто нервничаю, — честно призналась в ответ, очаровательно улыбнувшись. — И гнев тебе померещился. Это была просто логическая цепочка, с в чём-то не очень приятными для меня выводами.

— Сложная ты.

Кончик хвоста перед моим носом совершил очередной пируэт, и я, резко подавшись вперед, схватила его за кисточку и сильно дернула вниз, сразу же перехватывая её и второй рукой.

Хвост дернулся, но я держала крепко!

— Отдай, — наконец, снизошел до просьбы Сотник.

— Не-а, — довольно объявила я, ещё больше запутываясь пальчиками в шелковистых волосках. — Тебе за все фокусы хвост уже давно стоит бантиком завязать!

— Ирьяна, немедленно верни! — возмутился Арвиль, сверкнув фиолетовым взглядом. — Это же не погремушка!

— Как знать, как знать, — промурлыкала я, расправляя черную шерсть. — Девочки, а у вас расчески случаем нет?

— Случаем есть! — радостно объявила откуда-то справа Дашка. – Но, чур, я первая!

— Девочки… — с опаской протянул хейлар, переводя взгляд с меня на подруг, и не оставляя попыток высвободить стратегически важную часть тела.

Если учесть, что он в звериной ипостаси, и если бы по-настоящему хотел — давно бы вырвался, то вывод напрашивался вполне очевидный.

Арвиль Тейнмир шалить изволили!

И это было замечательно, так как в игривом настроении я его еще не видела. А еще, я была отчасти рада, что он именно в крылато-чешуйчатом обличии. Во всех нас есть звериная суть, но в истинном виде она имеет куда больше власти. А что любят зверушки? Почесун и игрушки!

Мы с девочками переглянулись и напрыгнули на большого ящера, благо сейчас он был крупнее всех нас вместе взятых в квадрате.

Угадала я правильно. Судя по тому, как млел черный хейлар от того, что ему расчесывали гриву и поглаживали по особо чувствительным местечкам, где чешуя тоньше — ему всё явно нравилось.

Я и Криона ориентировались на ‘слабые’ места драконов. Арвиль тут мало чем от нас отличался.

Дашка с удовольствием орудовала расческой и, кидая на блаженно жмурящегося зверя веселые взгляды, потихоньку плела путанные косички.

Судя по таким же хитрым взглядам хвостатого, он всё прекрасно чувствовал и позволял целительнице развлекаться.

Остаток вечера прошел просто восхитительно. Когда устали ‘пытать’ Ара,  развалились под его теплым боком и, подтянув ближе корзиночку с остатками еды, заморили проснувшегося было во время активных игр ‘червячка’.

Подлянка случилась в самом конце.

Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 3

Рука об руку мы шли не долго. Только до одного из главных коридоров, в котором Ар быстро обнял меня, чмокнул в лоб и сказал:

— Ириш, у меня дела.

— Иди, конечно, — вздохнула я, понимая, что расставаться мне со Спящим не хочется.

Грустно посмотрела ему вослед, понимая, что проблемы еще далеко не решены.

Эгоистка я всё же. Злостная причем. Мне бы самой общение с этим хейларом ограничить, понимая, как он ко мне относится. Но я этого не делаю… Наоборот, вызываю его на разговоры.

Всё же, мужа очень не хватает. И мне, и… Арвилю. Одно дело знать в теории, что девушка занята, а другое видеть ее с законным супругом.

Нужно поговорить с Арвилем о том, что я хочу выйти из Анли-Гиссара и встретиться с Вейлом. Может, в этот раз разрешит? А то в прошлые придумывалась сто и еще одна причина, почему ‘нельзя’.

И опасно, и в город могут проникнуть, и вообще… А тут кроме вооруженных до зубов хейларов есть еще и беззащитные мы.

А я, конечно, не козырь, но и не шестерка в нашей колоде.

Козыри — Криона и Дарья.

Первая — политический, а у второй может получиться вытащить подчиненных Ара из той психологической бездны, где они всю жизнь бродят.

Правда вот большой вопрос, как это сделать, если хвостатые считают такое состояние нормой?

М-да, не завидую я целительнице. Тем более, что опыта у нее — почти ноль, да и образования никакого пока. Действует только на интуиции.

Джокер же Лаллин.

Как бы Сотник ни пытался это отрицать.

Ну и Тайлин. Правда, он, скорее, туз.

Я улыбнулась своим мыслям и специфике ‘расклада’. Да, что-то от круговорота событий у тебя совсем ум за разум стал заходить, Ирьяна.

Медленно пошла вперед, машинально отмечая красоту узорчатых плит под ногами. Серый гранит с выжженным по нему узором, который сплетался диковинной лозой, стремился вперед, все дальше и дальше, захватывая даже нижнюю часть стен, которые примерно на одну треть тоже были светлыми. Ближе к середине они становились голубыми, а сводчатые потолки вообще казались полночно-синим авантюриновым небом с мягко мерцающими искрами далеких звезд. В Анли-Гиссаре очень многое было отделано именно авантюрином разных цветов. Наверное, Арвиль любит этот камень.

Ну или объяснение вообще просто — Анли-Гиссар строили в месте, где большие залежи авантюрина.

Вечно я всё романтизирую.

Тихо рассмеялась и, поддавшись детскому порыву, продолжила идти по коридору уже зигзагами’, так как ступала только по черной полоске ‘лозы’.

Мой учитель, Алишин, рассказывал, что этот красивый узорчик — не простой. Когда город находится в режиме защиты, невинный рисунок превращается в одно из оборонительных средств. Становится достаточно материальным и самостоятельным для того, чтобы убивать.

Он рассказывал, что тогда… когда за хейларами пришли драконы и фейри с куратором, их было несколько сотен. До главного зала добрались несколько десятков.

Остальные остались лежать в коридорах города. Города, который построил Арвиль. Как же они все-таки похожи — Сотник и Анли-Гиссар.

Красивый город, и мне до трепета в груди хочется находиться тут. Потому что, пока я здесь, меня не покидает ощущения чуда, и того, что всё будет непременно хорошо. И не менее интересно.

Волшебный город. И его совершенно волшебный на всю голову хозяин.

И его подчиненные такие же.

Весело живем!

Сейчас я шла по направлению к тренировочному залу. И мне предстояло два часа мучений с Алишином!

Вот именно в залах этот гад отрывается так, что я оттуда практически уползаю. Зато практические занятия у нас просто восхитительные и, можно сказать, эксклюзивные! Мало кому  выпадает такое. Но про это позже.

А сейчас…

— Добрый день, наставник, — поприветствовала приближающегося с другого конца коридора хейлара.

Он лишь кивнул, и мы прошли в тренировочный зал.

— Сегодня у нас левитация и повтор тех азов исцеления, которые ты уже изучила.

— Понятно!

— Отлично. Ну, что… — внимательно посмотрел на меня Алишин и, прикрыв глаза, медленно воспарил над полом. — Повторяй.

Повторила. Почувствовала, как тело охватывает ощущение невесомости, и радостно улыбнулась, открывая глаза. Наткнулась на скептический взгляд светловолосого хвостатого, а он невозмутимо произнес:

— Три, два, один. Шмяк!

Я непонимающе округлила глаза, а потом… потом случился ‘шмяк’.

— А-а-ай! — взвыла, хватаясь за вспыхнувшую болью лодыжку.

— Потеря концентрации на такой высоте отрицательно сказывается на физическом здоровье, — невозмутимо констатировал Алишин, плавно опускаясь на камень пола и, заложив руки за спину, обошел меня по кругу. — В чём и когда ты допустила ошибку?

— Рано обрадовалась, — процедила я, пытаясь отрешиться от боли и отключить болевые импульсы, чтобы спокойно исцелить ногу.

— Верно, — спокойно кивнул Алишин. – Ирьяна, праздновать победу надо, стоя обеими ногами на земле, а не витая в поднебесье.

— Понимаю, — покорно кивнула я и зашипела, потому что вместо того, чтобы убрать боль, я её усилила. Раза в два.

— Что такое? — устало вздохнул преподаватель и присел на корточки рядом со мной. — Боль убираем? Это верно, это правильно. Но что же ты не на те рецепторы воздействуешь? И почему тут? Детка, все процессы начинаются в мозге. Там и блокируй.

— Я не настолько уверена в себе. Заблокирую ещё что-то иное… Да и ты сам говорил, что такая практика уместна только при собственном излечении. Но если надо лечить кого постороннего, то воздействие местное, на саму пострадавшую область.

— В твоих словах есть резон, — вынужден был признать мужчина и начал спокойно инструктировать, как мне сейчас действовать: — Вот, смотри: пережимаем вот этот нерв, а теперь не даем развиться отеку и воспалению. Ускоряем регенерацию и слегка ослабим блокаду на болевых рецепторах. Оп! И почти всё готово. Теперь даже никакого вмешательства не нужно, всё само ослабнет и рассосется.

Я пошевелила ногой и озвучила свои ощущения:

— Не болит.

— И не будет, — порадовал меня Алишин, а потом взлетел, чтобы на миг зависнуть… и рухнуть вниз! Челюсть моя тоже рухнула , видать, следуя заразительному примеру наставника.

— Ал, с тобой всё хорошо?

— Разумеется, нет, — с отстраненным удивлением взглянул на меня хейлар, нервно передернув хвостом. После чего мужчина наклонился вперед и закатал штанину, продемонстрировав покрасневшую и начавшую опухать лодыжку. Пошевелил ею, скривился, и требовательно взглянул на меня. — А теперь повторяй всё, что я только что делал. У тебя на это полторы минуты!

— П-п-почему полторы?! — заикаясь спросила я, лихорадочно стараясь вспомнить, что и как он делал с моей ногой.

— Потому что после этого я сам исцелюсь, — с некоторой надменностью во взгляде ответил блондин. — И придется снова падать. Мне же это неприятно…

У-у-у!!! Я когда-то считала, что драконы и фейри — это эксцентричные создания? Что это невыносимые создания? Да. Я была права! Но я ещё тогда не знала, что такое помесь драконов и фейри! Теперь знаю.

Так же знаю, что итоговый результат не перестает меня поражать.

— Ирьяна, я бы очень просил вас поторопиться, — безукоризненно вежливо выдернул меня из размышлений хейлар. — Хотя… я был не прав.

— В чём? — как-то очень обреченно спросила я.

— У вас не менее четырех минут, — радостно сообщил светловолосый ненормальный. — Кажется, в кости трещина!

— Чууудесно! — ‘порадовалась’ я вместе с потерпевшим. — Только вы ещё не показывали, как сращивать костные ткани!

— И правда, — хищно оглядел меня он и ‘щедро’ предложил’: — Руку или ногу?

— Вашу шею! — рявкнула я, на всякий случай отскочив. — Или череп. Может, как-то повлияет.

— Несомненно повлияет, — серьезно кивнул Ал. — Вы же знаете, что повреждения такого характера…

— Стоп, — подняла ладони я и присела возле пострадавшей части тела хвостатого тренера с оригинальным подходом. — Принцип почти тот же, что и при заживлении мышечной массы?

— Немного иной вектор силы должен быть, — с любопытством уставился на меня мужчина. — Рискнете попытаться?

— Да, — решилась я и сосредоточилась на магическом воздействии.

— Только я просил бы помнить о дозированности энергии, так как при слишком большом количестве могут появиться костные наросты, которые можно будет удалить только хирургически путем. А из врачей у нас только Диар, да и тот, скорее, по ампутации.

У меня не отыскалось слов. Даже нецензурных.

В итоге всё завершилось благополучно. Алишин ушел на своих двоих, сказав, что он сегодня мною доволен.

Я же удалилась держась за стеночку и с трясущимися коленками, испытывая очень большую потребность в успокоительном.

Но всё было еще не так плохо, а потому я избрала другой антидепрессант.

Сон.

Создатель, ну какие же они… И даже циничными не назовешь! Это их реалии… у них другая жизнь, другие ценности. А я гостья в их доме, и это Я должна молчать, если меня коробит, и подстраиваться под хозяев.

Что и делаю. Честно пытаюсь делать.

 

На следующий день у меня в расписании позитивно значилось: «Встреча с подругами. Одна шт». Это крайне меня радовало и даже немного облагораживало окружающую действительность. Так что к Дашке я отправилась сразу после встречи с фейри и Арвилем, на которой обсуждались какие-то дела и проблемы, а я слушала и пыталась вникнуть. Голова несколько побаливала от перенапряжения, а потому я решила прогуляться кружным путем. Как известно, «Ноги в движении – мозг в покое». Да и прекрасный Анли-Гиссар действует успокаивающе, несмотря на свою потустороннюю прелесть.

Так что сейчас я шла по направлению к тому помещению, что выдали Дарье под ‘рабочий кабинет’.

Для этого нужно было спуститься с четвертого, внешнего, уровня, где я сейчас находилась, на второй.

На втором были все личные комнаты и помещения общего значения. На третьем — тренировочные залы, приемные, оружейные, портретные галереи и так далее. Короче, всё то, что общего пользования. Вот совсем-совсем общего.

Правда, про портреты, мозаики и прочую живопись мне вспоминать не хотелось. Слишком уж… пробирало холодом от воспоминаний о том, что кроется за черно-белыми изображениями хейларов. И то, что они всё еще очень опасны и… полны ненависти.

Это чувство не покинуло несчастную расу даже после смерти.

Наконец, я вышла на одну из площадок и сбежала вниз по сверкающей алебастрово-агатовой лестнице. Первые ступени и перила были настолько черными, что казались невидимыми в окружающем полумраке. Но я смело сделала шаг вперед, ощущая под ногой опору и мимолетно радуясь тому, что она есть. Раз, два, три… и потом начинаются белоснежные ступени.

Из-за такого архитектурного приема складывалось ощущение, что белоснежная сверкающая лестница без опор и перил просто висит над пропастью.

Я поскорее миновала это чудо, стараясь не рыться в памяти в поисках того, что же делает эта красавица для защиты города.

Вот же, параноики хвостатые! У них тут всё, вот совершенно всё, не просто так.

Но вот, наконец, и точка назначения. Второй уровень не был таким пугающе прекрасным, как другие, потому что был жилым. Я как раз проходила мимо просторного коридора, отделанного обычным светло-персиковым мрамором.

Путь на первый уровень, в сердце затерянного города. Меня туда не пускали, так же как и остальных девочек. Как объяснял Арвиль, там совсем-совсем не интересно, и вообще, мы там уже были. Зал воспоминаний, энергетические источники, питающие Анли-Гиссар, и центр управления системами защиты.

Короче, врал Спящий. Интересно там.

Но не пускают.

Впрочем, лично мне пока объектов для изучения хватало и помимо первого уровня.

 

В конце коридора показалась дверь обители нашего штатного целителя душ и, подойдя, я сунула нос в полуоткрытую дверь. Получила возможность увидеть унылую девушку и сидящего напротив нее Алишина. Судя по всему, они по-прежнему разбирали ситуацию ‘дама в беде’.

— И всё же, я не понимаю рентабельности транспортирования бесполезного раненного, да еще и не имеющего к нам никакого отношения. И не понимаю, почему гендерный признак дает какие-то преимущества…

Дашка запустила пальцы в пушистые волосы и мрачно сказала:

— Алишин, вы меня в гроб вгоните.

— Нет, — спокойно отозвался десятник и, в ответ на вопросительный взгляд целительницы, спокойно пояснил. — Хочу отметить, что ввиду того, где мы находимся, хоронить в деревянных ящиках — недальновидно. Совсем скоро они придут в негодность. Так что, если вы в ближайшем будущем планируете отойти в мир иной, то советовал бы выбрать саркофаг. Тем более, у нас есть запасы… выберете, какой понравится!

Судя по взгляду Дашки, ей очень хотелось или самой головой обо что-нибудь побиться, или хейлара приложить.

— Вам плохо? — с неподдельной заботой спросил хвостатый у застонавшей девушки.

— Нет, — угрюмо ответила она, вновь поднимая на него глаза. Я не выдержала и хихикнула, от чего оба повернулись к двери.

— Добрый день, — кивнула я и демонстративно постучала. — Можно?

— Нужно, — радостно кивнула Дашка, которая, судя по всему, была просто счастлива меня видеть.

— Здравствуйте, льета Ирьяна, — Алишин поднялся и едва заметно склонился в легком поклоне. —  Надеюсь, вы помните, что у нас сегодня вечером занятия?

— Помню, — кивнула я и повернулась к переселенке: — Даш, я не помешала?

— Нет, что ты. — девушка торопливо закрыла все книжки и тетрадки на столе. — Мы уже почти закончили.

— Разве? — вскинул светлую бровь хейлар и посмотрел на часы на стене. — Обычно вы меня муча… лечите около полутора часов, сейчас же прошло гораздо меньше.

— Я с вами беседую, а не лечу, — нахмурилась девушка и поправила пушистую прядку, упавшую на глаза.

— Разумеется, — кивнул хвостатый и поднялся со словами: — Я могу идти?

— Да.

— Спасибо, — без улыбки поблагодарил ее Алишин, и четко, по-военному, развернувшись, вышел из комнаты, после чего Дашка позволила себе со стуком уронить голову на стол и горестно простонать: — Ирка, какие же они…

Видать, дальнейших цензурных слов для характеристики ситуации у целительницы не обнаружилось.

— Ирка, ну ты слышала?! Это я их мучаю?! Это еще кто кого мучает!

— Их тоже можно понять, — успокаивающе произнесла я, опускаясь в освобожденное Алишином кресло. — Они так привыкли, и не ведают иного. Для них такое поведение — нормально. Скажу больше: не только для них.

— Я понимаю, — взмахнула руками человечка и немного торопливо договорила: — Я не понимаю иного. Почему Арвиль всё это на меня повесил?! Ну не может он не понимать, что толку от этой затеи никакой нет! Вреда бы еще не было… Ирка, они иные! Да все вы тут иные! Драконы, хейлары, фейри… что могу сделать я, обычный человек?!

— Ему виднее, — пожала плечами. — Ар не стал бы делать того, в чем не уверен. А, стало быть, в тебе он уверен.

— У них же психика иная, — потерла виски Дарья и постучала пальцем по одному из томиков, лежащих на столе. — Я тут изучала психологию фейри и драконов, ведь из них же в основном состряпали наших хвостатых красавчиков. Так вот, то, что я ранее считала серьезным отклонением, для тех же фейри лишь легкая эксцентричность! Легкая!

— Не паникуй для начала.

— Пытаюсь.

— Вот и молодец, — я протянула руку и сжала холодные пальцы собеседницы. — Даш, ищи позитив. Если ты считала, что эта ситуация совсем плохая, а в свете новых сведений оказывается, что всё не так уж и отвратительно — это хорошо.

— Не совсем так, — покачала головой наша несчастная. — Там направления все разные, и явления. Но с десятниками работать ‘весело’ дальше некуда. И… я себя такой бесполезной ощущаю.

— Глупости, — решительно встряхнула я головой. — Всё будет хорошо. И я, конечно, того же Алишина знаю не долго, но, по-моему, в первые дни он был совсем-совсем замороженным, а сейчас уже лучше.

— Дело не в этом. Ирка, как можно уже зрелым существам привить нормы морали, этики и законы общества? Особенно если учесть, что в хейларов вкладывалось совершенно иное. Прямо противоположное. Всё, что я могу сделать – это помочь им усвоить азы, подобно правилам выживания в новых условиях. Они будут этого придерживаться, пока помнят, и пока считают нужным.

— Это уже достижение, — тихо сказала я.

Она лишь кивнула, рассеянно скользя пальцем по корешку книги.

— Пойдем за Крионой? — предложила я, спустя некоторое время. — У нас не так много времени, а встретиться не можем уже который день. Всегда кто-то занят.

Переселенка со вздохом поднялась, и мы отправились на поиски нашей огненной.

Рыжая тренировалась в зале с парой десятников. Вернее, честно пыталась это делать, так как мужики по большей части позволяли себя бить, а ее если и роняли, то очень аккуратно, а если по чему и попадали — то по мягкому.

Стоит ли говорить, что драконица едва ли не дымилась от злости?

Наконец Криона остановилась, и пара десятников тотчас замерла неподалеку, внимательно наблюдая за ней.

Девушка бросила на пол длинный шест и рявкнула:

— Какого ледяного у нас опять балет?! Я хочу драться! Жестко!

— Льета Криона, — откашлялся один мужчина и поправил немного сползшие очки. — Если мы будем драться жестко, то еще некоторое время вам активный отдых не грозит…

Кри обиженно на них взглянула и нервно сцепила руки:

— Ну как я могу хоть чему-то научиться, если вы со мной как с хрустальной вазочкой обращаетесь?! И тренировать не хотите!

— Потому что сейчас нет на это времени, — мягко сказал хейлар, а в следующий миг амулеты на груди у десятников засветились, и они, с поклоном, быстро вышли из тренировочного зала. Вызов Сотника.

— Гады генномодифицированные, — убедившись, что двери плотно закрыты, и ее не услышат, начала ругаться рыжая. — Сволочи хвостатые…

— Ну и зачем тебе так надо жестко? — хмыкнула Дашка, опираясь о дверцу.

— Потому что я воин! — тряхнула огненными локонами Кри и, подобрав шест, отнесла его на стойку. — Воин, а не кисейная барышня! Девочки, вы хоть видели, как хейлары между собой сражаются?

Мы с Дарьей дружно помотали головой.

Как-то не пришлось, да и интересы у нас в другой плоскости находятся.

— Они невероятно искусны! — глазки Крионы восхищенно загорелись. — Потрясающие! Даже Дориану не сравниться с ними! И я хочу, очень хочу хоть немного приблизиться к их уровню.

— Чтобы при встрече начистить ледяному женишку физиономию?

— И это тоже, — мрачно кивнула Кри и махнула рукой. — Но главное в другом! Главное — самосовершенствование! А они… не позволяют, — и снова это по-детски обиженное: — Гады хвостатые…

— Ладно тебе, — хмыкнула я и приобняла подружку за плечи. – Пойдемте лучше ограбим кухню и выберемся на один из верхних балкончиков, как и планировали.

Девушки переглянулись, и Дашка озвучила общую мысль.

— Всё бы ничего, но как ты планируешь уволочь часть запасов у Диара?

— Просто попросим! — подмигнула я.

Совсем скоро мы спустились по одной из дальних лесенок и оказались перед дверью, за которой слышался грохот кастрюль и немузыкальное пение. Я постучала и, отворив створку, сунула голову в образовавшуюся щель.

— Здравствуй, Диар.

Невысокий рыжеволосый парнишка с яркими, шальными, зеленющими глазами приветственно махнул мне хвостом и позвал:

— Привет, Ирьяна. Заходи, в дверях стоять — последнее дело.

— Я не одна, — прошла на нашу импровизированную кухню и кивнула на девочек.

— Добрый день, дамы, — помахал он рыжей кисточкой им тоже, так как руки у нашего повара были заняты. Он сейчас вдохновенно крошил морковку.

— Здравствуй, — нестройным хором откликнулись подружки.

— А где Ладушка? — покрутила я головой, потому что знала, что моя ‘дочка’, с момента появления тут этого парня, прочно к нему ‘прицепилась’, впрочем, хейлар и не возражал.

Сама я никого не высмотрела, но Ладка пришла на помощь — с потолка раздалось веселое стрекотание:

— Я тут, Ирьяна.

Запрокинула голову и улыбнулась посверкивающей на меня фасеточными глазками хондрии. Потом вытянула вперед руки, и на них тут же свалилась упитанная тушка.

— Ого, как тебя Диар откормил, — приятно удивилась я, обнимая паучушку.

Дашка с Крионой по-прежнему стояли в стороне, глядя на нас со сдержанным недоумением.

Ладушку в Анли-Гиссаре не боялись, но и не сказать, чтобы особо привечали. Разве что Диар и Алишин с удовольствием с ней общались и даже брали с собой на прогулки.

Ну и я старалась, как могла, разнообразить наше существование. Правда, в последнее время моя паучонка очень много спала, и ее было не дозваться. Сама Лилада туманно объясняла это какими-то ‘новыми этапами и ступеньками развития’.

— Ты за корзиночкой, которую просила приготовить? — вскинул медную бровь невероятно юно выглядящий десятник.

Который до абсурда мирно смотрелся на кухне, в фартуке и за готовкой.

— Ага.

— Понятненько, — пробормотал хейлар и, отложив нож, стремительным, почти невидимым глазу движением метнулся на другую сторону кухни, а потом к нам, и протянул плетеную корзинку. — Забирай. Всё, как договаривались.

— Спасибо! — радостно улыбнулась я, ссаживая хондрию на пол и забирая ношу у парнишки. — Ты лучший!

— Я знаю, — шкодливо подмигнул он зеленым глазом. — Но всё равно приятно.

И он опять вернулся к столу, бросив не оборачиваясь:

— К ужину не опаздывайте! Дарья, вас это особенно касается.

— А то что? — рассмеялась девушка, отбросив с глаз завиток волос.

— А то как в прошлый раз — найду тебя и принесу лично. И как маленькую покормлю с ложечки, — невозмутимо ответил парень и встряхнул головой, отбрасывая длинноватые медные пряди. — И пусть тебе будет стыдно. Зато о здоровье начнешь думать. Хоть со своих подружек пример бери! Они еще ни разу не опаздывали!

Вообще, готовил он потрясающе, потому и не опаздывали.

Ну, это я за себя.

— Поняла, — фыркнула переселенка и вышла за дверь с бормотанием: — Вот наседка рыжая.

— Я всё слышу! — не промолчал Диар.

Кри не сдержала улыбки и вышла вслед за человечкой, а я присела на корточки возле Лады и спросила:

— Ты с нами не хочешь?

— Неа, — зевнула та. — Я спать пойду.

— Опять?!

— И что? — недовольно сверкнула багровыми глазками ‘дочурка’. — Мне хочется!

— Ладно-ладно, — пошла на попятный я и, подавшись вперед, ласково погладила ее по шелковистой спинке. — Тогда я убежала.

Попрощавшись с десятником и хондрией, я выскочила в коридор к подругам.

— Ну, что… пошли?

И мы двинулись к лестнице на третий уровень, подсознательно выбирая коридоры служебного пользования, потому что потусторонне прекрасные залы сейчас почему-то видеть не хотелось. Они были невероятными, но чуждыми.

Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 2

— И не только, — раздался красивый тягучий голос, и одновременно я почувствовала едва заметные колебания пространства. Повернулась и поприветствовала улыбкой златовласого фейри, одарив любопытным взглядом худого брюнета за его спиной, пытаясь понять, где я раньше могла видеть этого новенького. По логике — нигде. Потому что он тоже был дивным, а таких знакомых у меня крайне мало.

— Здравствуйте, кстати, — вспомнил о вежливости князь и кивнул на своего спутника. – Я, кстати, не с пустыми руками, а с подарочком. Просто я тут подумал… кто сможет легализировать хейларов лучше их создателя? Сотник, вы уже в курсе, но вам, льета Ирьяна, позвольте представить — князь Лаллин Черное Золото.

Я потрясенно уставилась на него, потом на второго… и вспомнила. Это он увел половину воинов тогда, в памяти города! Это его называли…

— Куррратор! — рявкнул Арвиль, и по его телу прошла дрожь, показывающая, что мужчина в шаге от оборота.

— Ну я же говорил, что это была плохая идея, — лениво протянул брюнет. — Он меня сейчас попытается убить.

— А вы сомневались, князь Лаллин? — прошипел хвостатый, медленно покрываясь мелкими черными чешуйками.

— Я-то нет… – всё так же лениво протянул фейри, с интересом разглядывая хейлара, а потом мотнул головой в сторону Тайлин. — А вот мой братец питал какие-то совершенно необоснованные иллюзии на сей счет. Кстати, хочу отметить, что ваши манеры со временем не меняются, Арвиль Тейнмир. Хоть какое-то постоянство в этом мире… хотя, о чём это я? Вы ведь благополучно проспали последние несколько тысяч лет.

Спящий лишь глухо зарычал, а в следующий миг его глаза полыхнули сиренево-белой вспышкой, и Лаллин Черное Золото взвыл и схватился за виски.

— За тысячелетия сила имеет сссвойство расти, — свистящим шепотом сказал Ар. Он с таким наслаждением наблюдал, как фейри всё ниже склоняется к земле, что мне стало жутко. — Зря вы явились позлорадствовать, куратор, зря…

Я только в панике оглядывалась, понимая, что сделать вот совсем ничего не могу… да и не хочу, если честно. Этот фейри их сотворил! Это тот, кто виноват во всех бедах несчастного народа!

И я видела… видела его в воспоминаниях Анли-Гиссара. Лаллина извиняло бы только незнание, но он прекрасно понимал, что его творение получилось не просто разумным, но и чувствующим. И потому ему нет прощения!

А потому, я сейчас и пальцем не пошевелю, чтобы сбить концентрацию Арвиля и помешать выжечь мозг Князя Черное Золото.

Заслужил…

Но и я, и хозяин затерянного в веках города как-то совсем забыли о еще одном действующем лице, которое до этого просто стояло, скрестив руки на груди, и с неодобрением в янтарном взгляде наблюдало за происходящим.

Тайлин Литое Золото.

А он просто отлепился от скалы, сделал шаг к Спящему и тихо сказал:

— Отпусти его.

— Твое существование и так на волоске, фейри, — не оглядываясь, бросил хейлар. — Не сокращай длину пряжи своей жизни.

Но, тем не менее, глаза на него он скосил, и легко пошевелил пальцами, воздвигая между собой и дивным каскад щитов. От ментальных до физических. Опасается.

— Молодой дурак, — покачал головой Тайлин и материализовал в ладони длинный кнут. Глухо-черный, как росчерк изначального мрака… это оружие казалось неестественным в руке светлокожего и златовласого дивного. Но, вспоминая истинный вид этого фейри… понимала, что да. Всё правильно. Всё естественно.

Плеть взметнулась и, без сопротивления пролетев через щиты хейлара, стеганула того наискось, задевая открытую кожу, стаскивая вниз с мостика в объятия горной речки.

Ар вынырнул почти сразу.

— Ты покойник!

— А ты дурак! — не остался в долгу дивный. — Если бы ты не был кретином, то понял бы, что Лал не сопротивляется, и на нем даже щитов нет! Если бы брат с тобой дрался, то за десять секунд размазал бы тебя ровным слоем по этому симпатичному ущелью!

Раздался сильный кашель со стороны уже полулежащего на земле брюнета и хриплое:

— Ты меня переоцениваешь, Тай. Не меньше двадцати секунд! Всё же этот хвостатый ненормальный — мое лучшее творение.

Из воды на камень выскочил уже не Ар, а громадный чешуйчатый зверь, с волнистой черной гривой и кисточкой на хвосте.

— Ррррр, — многозначительно выдал он, скребанув когтями по граниту.

Я полюбовалась на высеченные искры, потом на глубокие борозды в камне, и нервно сглотнула.

— Цыпа-цыпа-цыпа, — нервно заржал темный фейри, медленно поднимаясь. — Какая ты нервная.

— Прекратите! — одернул их светловолосый дивный. — Лал, хватит провоцировать, ты прекрасно знаешь причины поведения Сотника. А вы, Арвиль Тейнмир, наконец отыщите свой хваленый самоконтроль и извольте им воспользоваться.

— Всё же психологическую подготовку нужно было провести, — осуждающе покосилась я на Тайлин.

Он только с раздражением на меня глянул и скривился:

— Я наивно считал, что эти господа хоть немного соответствуют своему почтенному возрасту, — тут он посмотрел на брата, который сейчас прокашливался неподалеку и рявкнул: — Или хотя бы на одного из них повлияли прожитые годы!

— Я долго спал, — язвительно отозвался Лаллин и, держась за висок, медленно встал, а потом, посмотрев на уже немного успокоившегося чешуйчатого зверя, менторским, хоть и немного хриплым тоном сказал. — Тебе никто не говорил, что нельзя играться с добычей? Если собираешься убивать, , то делай это сразу! Если же не в силах противиться искушению помучить жертву, то откладывай месть на более подходящее время, хвостатый.

Я только покачала головой, пребывая в легком шоке от такой ‘подачи материала’. Этот дивный совершенно спокойно называл себя жертвой, и наставлял врага, как повернее себя прикончить, особенно если планируешь получить удовольствие от страданий.

Эти фейри – просто психи!

Когда Арвиль обернулся и коротко бросил ему одну ответную фразу, я получила возможность убедиться в том, что и хейлары недалеко ушли. Хотя, о чем это я… кровь фейри в них есть, и немало!

— Куратор, а вас не тревожит то, что я приму столь ценный совет к сведению и воспользуюсь им? — Спящий подался вперед и так радостно, предвкушающее улыбнулся, что мне даже не по себе стало. — Ведь вы на моей территории!

— Ну, это ты утрируешь, — окончательно поднялся темный фейри. — Я рядом. И разница, поверь, есть.

— Но, если я правильно понял ваши намерения, в город вы намерены войти, — несмотря на показную уверенность и властно скрещенные на груди руки, хвост Арвиля нервно подрагивал, и мужчина тотчас обернул его вокруг ноги и спрятал кисточку за голенище сапога.

Фейри только рассмеялся и прищурил темные, как восточный бархат, глаза.

— Что бы ни говорил мой старший родственничек, идиотом я не являюсь. И не войду в Анли-Гиссар… так вот сразу. Только после приглашения.

— Разочарование-то какое, — вполне искренне ответил Ар и покосился на меня. — Но всё же поговорить… не важно, на каком языке, нам стоит в другом месте.

Ну да… язык бывает разный. Язык магии и стали иногда выразительнее любого другого.

— Вас смущает юная драконица? — вскинул смоляную бровь Лал и послал мне улыбку. — Это зря. Она одна из фигур на нашей игровой доске и, как совершенно верно говорила девочка не так давно… грех этим не распорядиться, особенно если она так удобно расположена.

— Я бы предпочел обсудить ‘каркас’ будущих действий без Ирьяны.

Я привычно сдержала раздражение, не позволяя ему прорваться и даже мелькнуть в глубине глаз. Лишь поджала губы и опустила взгляд, понимая, что настолько хорошо собой точно не владею.

Мужчины… одинаковые! Все одинаковые!

Правильно я Арвиля послала… другую ‘любовь’ искать! Ничем он от Вейла не отличается, но в отличие от мужа, который если и не перевоспитался, но хоть что-то усвоил, Ару просветление пока не грозит.

— Одна из твоих ошибок, — вмешался доселе молчащий Тайлин, — В том, что у тебя слишком мало приближенных, чудовищно мало. И поэтому тех, кто есть, нужно развивать и использовать.

Лестно, конечно…

Я опустила взгляд, не позволяя остальным заметить свое недовольство. Никаких мысленных комментариев я не ждала, хотя бы потому, что не предполагала о наличии такой возможности. Как оказалось, зря.

Я удивленно вздрогнула, когда почувствовала легкое ментальное касание.

Хм, судя по золотисто-янтарным тонам, в которые окрашен ‘вызов’ это Тайлин.

Я осторожно приоткрыла верхнюю часть сознания, не зная, чего ожидать от остроухого.

«Ну что поделаешь, это наиболее удобная терминология, девочка», — едва заметно улыбнулся Тайлин.

«Я и не возражаю. Даже благодарна за вмешательство и подтверждение моих же слов».

Тем временем Лаллин подошел к нам ближе и, ни капли не заботясь о сохранности своего глухо-черного балахона, сел на тот самый импровизированный мостик через широкий ручей. Потом оглянулся на нас, задрав голову и, подарив очередную широкую улыбку, приглашающее развел руками:

— Присаживайтесь, господа союзники, за наш ‘круглый стол’ мирных переговоров!

И это тысячелетний фейри? А где величественность, где мудрость, где, в конце-то концов, красота?!

В отличие от своего брата, Лал не отличался таким совершенством лица и фигуры. Худой он был, а в своей мантии так вообще похож на нахохлившуюся ворону, с его немного птичьими чертами, и впечатление это дополнительно усугублял хищный разрез глаз цвета черного агата.

Но в воспоминаниях города он был иным…

Высокий, тонкий и гибкий, как плеть, одетый в цвета ночного неба, которые, казалось, собрали с небосвода, чтобы сшить одежду. И в его украшениях был только жемчуг, а кожа матово светилась под блеском люстр Анли-Гиссара.

Тогда он, и правда, был великолепным дивным лордом, от вида которого замирали в восхищении.

Что же с вами случилось, Лаллин Черное Золото? От чего настолько явное пренебрежение самым важным для фейри — собой?

Чрезвычайно интересно.

Пока я думала, и сама села неподалеку от предмета своего нынешнего интереса, только на другой стороне ‘мостика’.

На моей же стороне, но дальше, опустился Арвиль, а Тайлин занял место неподалеку от братца.

Молчим. Изучаем друг друга. Вернее, они друг друга — я-то интереса не представляю. Разве что князь Черное Золото часто возвращается ко мне взглядом, от чего становится откровенно не по себе.

Мелькнула предательская мыслишка, что если бы он видел во мне женщину, то я ощущала бы себя спокойнее. Это ‘зло’ уже знакомое, и не такое пугающее.

А вот как на разменную монету на меня глядели впервые.

И не сказать, чтобы это ощущение мне нравилось.

— Зачем вы тут? — вдруг спросила я, и даже вздрогнула под перекрестьем сразу трех взглядов. Решив, что если сейчас не закончу мысль, то потом уже не решусь её озвучить, продолжила: — Мне интересна даже официальная версия, реальной, само-собой, ждать было бы глупо.

В его глазах я прочитала веселое ‘А не такая уж и дура!’, но вот ответил фейри, разумеется, совершенно иное.

— Что вы, милая девушка, мои намерения прямы и прозрачны.

Ну да. И вообще, вы блондин, и крылья белые наверняка где-то спрятали, просто это у нас всех тут оптический обман.

Разумеется, вслух я этого говорить не стала. А хотелось!

— Ну, как скажете, — решила я не ‘упираться рогом’, тем более что переиграть этого фейри мне не светит. Вот никогда. Разные весовые категории. Разный жизненный опыт.

— Вообще-то, всё предельно просто, — устало прикрыл глаза Лаллин. — У нас одна цель, господа. Найти того, кто начал смуту в Изначальном мире. Ту сволочь, которая стащила материалы моего проекта и попыталась запустить его вновь!

— Твоего проекта? — свистящим шепотом спросил Спящий. — Так ты нас именуешь… куррратор?!

— Я назвал вас ‘хейлары’, — спокойно ответил темный фейри, не дрогнув лицом. — И тебе прекрасно это известно. Возьми себя в руки, Сотник. Ты меня разочаровываешь.

— Интересно, а как бы ты себя повел на моем месте? — успокоился Ар и теперь лишь наблюдал за фейри.

Мы с Тайлин молчали и не вмешивались, понимая, что поговорить им стоит… хоть и времени на это практически нет. Но хоть немного. Хоть капельку прояснить что-то нужно обязательно. Князь из рода Литого Золота лишь устало переводил взгляд с брата на хейлара, и весь его вид при этом выражал крайнюю степень состояния ‘задолбали’.

Лаллин же думал. Не отводил агатовых глаз от лица Ара и думал.

Когда тишина стала почти звенящей, тонкие бледные губы дрогнули в улыбке, и он тихо сказал:

— Я бы отрубил всех, кто тут сейчас есть, и ме-е-едленно и с удовольствием убивал того, кого так ненавижу. Наслаждаясь каждым криком… каждым стоном… каждым хрипом.

— Тогда оцени мое самообладание, — подался вперед Арвиль. — Хотя всё, чего я сейчас желаю, так это ‘нежно’ сжать в ладонях твой позвоночник… предварительно пропоров когтями шею.

Я передернулась и возмущенно вскинулась:

— А может, хватит уже, и в игрушку ‘кто круче угрожает’ вы потом поиграете?! — перевела дыхание и продолжила. — Господа, я, возможно, в силу своего женского разума не совсем понимаю целей нашей встречи… но, кажется, это совсем не то, чем вы сейчас занимаетесь!

Последовало молчание, во время которого Арвиль закрыл глаза и, судя по ритму дыхания, пытался успокоиться, Тайлин с нескрываемым интересом пялился вниз на воды речушки и блики солнца, затерявшиеся в кристальной воде, а Лаллин едва заметно мне улыбался.

А я ощущала себя не самой умной особой на сборище совершенно непонятных личностей. Которые либо гении, и я не понимаю их в виду собственной ограниченности. Или они полные идиоты, и, соответственно, не доходит до меня уже по обратной причине. И так как древних фейри и хейлара я в категорию ‘дураки’ отнести не могла, выводы напрашивались неутешительные.

— Ирьяна, это они так общий язык найти пытаются, — вздохнул Тай, с иронией покосившись на меня. — Но не вовремя, тут ты права.

«Ири?» — снова послышалось у меня в голове

‘Да?’

‘Ири, сейчас лучше не вмешиваться, — он замялся, словно подбирая слова и продолжил: — Просто, что Лаллин, что Арвиль – оба впервые в такой ситуации, и не знают, как себя вести. Лала тяготит то, что именно его проект тогда выбрали в роли ‘спасителя родов Золота’. А проект оказался… «с брачком». Он сотворил не просто кукол для защиты, а разумную и чувствующую расу. Обреченную расу. Сотник же пытается не поддаться эмоциям и не убить того, кого так безгранично ненавидел всю свою жизнь. К тому же не забывай про психологический возраст твоего хвостатого друга’.

‘Ну да, — мысленно улыбнулась я. — Подросток, по сути. Но я думала, что у нас не очень много времени, и стоит обсудить то, что планировали’.

‘Да не смогут они, — бесконечно утомленно откликнулся мужчина. — Не смогут. Им нужно сейчас сделать хоть какие-то выводы. Нужно, чтобы появилось желание сначала поговорить, а не сразу и с удовольствием нарезать друг друга на ленточки’.

Я только пожала плечами, не найдясь, что еще сказать.

Видать, пока мы мысленно общались со старшим фейри, его младший родственник и хейлар пришли к какому-то консенсусу.

— Думаю, ты понимаешь, что независимость Анли-Гиссара сохранить не удастся, — спросил Лаллин, скосив черные глаза на свое хвостатое творение.

— Прекрасно понимаю, — кивнул темноволосой головой Ар, и его хвост нервно дрогнул, выдавая волнение владельца. — К сожалению, нам никто этого не позволит. Слишком уж необычно явление из ниоткуда представителей новой расы. Особенно если учесть то, что сейчас творится в мире.

— Да, ваши кустарные копии, которые жрут, кого не попадя, по Империи и союзным государствам — фактор чрезвычайно раздражающий, — запустил руку в светлые волосы Тай. — Потому я и договорился с Императрицей и ее Хранителями о встрече на нейтральной территории. По четверо сопровождающих с каждой стороны, и место выбираешь ты.

— А почему именно человеческая Империя? — полюбопытствовала я. — Нет, я понимаю, что к драконам ты не пойдешь, но у вас под боком ещё Подгорное королевство…

-Дроу — оседлые фейри, забыла, что ли? — лениво протянул златовласый дивный бард, который сейчас совсем не походил на беспечного музыканта. — К ним на поклон хозяин Анли-Гиссара не пойдет.

— Дело не в этом, — покачал головой Сотник. — А в том, что Империя сильнее. И еще, дроу… слишком близко. Они будут упорно лезть в город, какие бы договоры мы ни заключили. С людьми, скорее всего, будет проще.

— Я бы на это не рассчитывала, — тихо рассмеялась, вспоминая, как ругался отец после очередного дипломатического приема. — Там тоже товарищи крайне зубастые проживают. Да и Империя — человеческая только потому, что по статистике там людей примерно пятьдесят процентов населения. В остальном — всякой твари по паре, от переселенцев и до дроу с драконами. Так что…

— Нет, Ири… именно Империя. И тому есть причины, — улыбнулся мне Арвиль и сменил позу. От чего я украдкой вздохнула с облегчением. Теперь он не такой напряженный. А значит, не в секунде от броска. Да и руку убрал с лодыжки, и это хорошо. Потому что, насколько я знаю, отравленные иглы у него именно в той кожаной полоске на шве штанов.

Значит, нападать сейчас он не будет, и можно не пребывать в готовности на всякий случай сигануть, куда подальше, чтобы случайно не попасть под раздачу.

Судя по смешинкам, на миг мелькнувшим в фиолетовых глазах, он прекрасно понял причины моей некоторой расслабленности.

— Кого возьмешь с собой? — лениво спросил Лаллин. – Хочу уточнить, что мы с братом автоматически прилагаемся, так сказать. То есть с твоей стороны еще двое. Кто?

— Десятники, — медленно ответил Спящий, а потом кинул на меня косой взгляд, словно о чем-то задумался.

— Верно, — проследил за его взором темный фейри. — Лучше бы ее. Девочка полезная, да и в дальнейшем пригодится. И судя по предоставленным данным, у нее очень хорошая генетика, что тоже немаловажно.

— Ирьяна останется в городе.

Я поймала серьезный взгляд друга и покачала головой со словами:

— У тебя слишком мало ресурсов, чтобы их не использовать.

— Ты не ресурс, — отрезал хейлар. — Ты — это ты.

— Она — драконица, дочка посла Огненной долины в Империи, — хмыкнул Лаллин и жестко продолжил. — Арвиль, девочку придется взять. Нас очень мало, а задача слишком велика. Сколько вас сейчас в городе? Полтора десятка? Меньше?

Ар повернулся к Тайлин и утвердительно произнес:

— Ты сказал, чтобы я не бросал клич рядовым.

— Разумеется. И прекрати воспринимать нас как врагов, Лаллин хочет помочь, а стало быть скрывать от него что-либо — глупо.

— Тайлин, я ему не верю. Я не верю озвученному им мотиву. Твои действия принимаются только из-за прошлого… Того, что мой народ обязан тебе иллюзией свободы, а город — своим существованием.

Мда, такими темпами мы ни до чего не договоримся. Да и… если я правильно помню азы психологии, в такой ситуации всё, что нужно — это время, чтобы всё немного утряслось, улеглось.

— А у меня предложение, — потерла я виски, почти что ощущая, как от обилия информации пухнет голова. Как от новостей, так и ожидаемых кардинальных перемен. Сходила поговорить с приятелем и выяснить отношения, называется.  — Перед тем, как идти к Императрице, встретиться всем еще раз, тоже на нейтральной территории, и еще раз всё обговорить. Потому что сейчас все слишком эмоционально взвинчены.

— Ирка права, — поднялся Спящий и, дождавшись пока оба фейри последуют его примеру, склонил голову в уважительном поклоне.

Мужчины переглянулись и ответили ему тем же.

Я была готова похлопать в ладошки и выдать всем по пряничку за примерное поведение и здравость мышления!

— Хорошо, — кивнул Тайлин и взглянул на Арвиля. — У тебя есть амулет, с помощью которого со мной можно связаться. Я не тороплю и временных рамок не ставлю, но, мне кажется, ты сам понимаешь, насколько мы ограничены в этом ресурсе.

— Понимаю, — прищурился Спящий и его губы тронула едва заметная улыбка. — Князь, я не стану медлить.

— Вот и замечательно, — Лаллин вновь скривился и потер виски, с недовольством глядя на хейлара, а потом и на всех остальных. — Если сегодняшняя встреча закончена, то я удаляюсь. Сотник, было… познавательно вновь с вами встретится. Льета Ирьяна, буду рад увидеться вновь. Брат… ты знаешь, где меня искать.

Он поклонился и, отступив назад, растворился в черно-золотом мареве.

Я задумчиво смотрела, как тает этот энергетический цветной ‘снег’, под который так и тянуло подставить ладонь. Но несложно угадать, что нежную кожу он ужалит. Энергия… кусается.

Я усмехнулась, поймав себя на последней мысли.

Но… впереди нас ждет что-то очень необычное. И где-то глубоко внутри я ощущаю трепет от осознания: совсем скоро у меня появится дело! Нет, не так… ДЕЛО. Большое и важное. Значимое. Такой шанс выпадает крайне редко, так что у меня есть лишь он. Если я справлюсь, то я докажу всем, и в первую очередь самой себе, что чего-то стою.

Наверное, Дашу и Криону посещают такие же мысли. У нас появился шанс. Тот, который один на миллион. А наш — так вообще из области сказок и грез. Потому что хейлары и их господин — творение одного гениального ученого.

Лаллин Черное Золото.

Мне по-прежнему интересно, куда делся тот великолепный лорд, которого я видела в своей прогулке по воспоминаниям Анли-Гиссара.

Пока я думала о младшем фейри, его старший брат закончил беседовать с Сотником и, подойдя ко мне, поклонился , завладел моей ладонью и запечатлел на тыльной стороне легкий поцелуй.

— Ирьяна, у меня к вам небольшая просьба.

— Слушаю,- осторожно ответила я, даже не думая следовать правилам этикета и говорить что-то вроде ‘разумеется’ или ‘всё, что в моих силах’. С фейри вообще нужно за языком следить… хотя бы потому, что если им это сказать, то тебе, ‘разумеется’, придется выполнить то, что пообещала и при этом ‘приложить все силы’.

По розоватым губам дивного красавца скользнула понимающая улыбка и отстранившись он продолжил.

— Я хочу, чтобы вы передали Дарье один небольшой подарок.

Я едва не расхохоталась ему в лицо.

Вот это наглость!

— Тайлин, при всем моем к вам уважении, я вынуждена вам отказать, — покачала головой и, заметив, что он нахмурился и в желтых глазах мелькнули нехорошие искры, я посчитала нужным обосновать свое решение. — Простите, но передавать смертной подарки от дивного лорда… Я слишком хорошо отношусь к Дарье для такой откровенной подставы.

— Эта вещь не содержит ничего, что может повлиять на волю девушки, — улыбнулся фейри, но в глазах тепла не прибавилось.

— Хорошо, — ответила такой же улыбкой я и вкрадчиво спросила: — А на чувства девушки?

— Слово дать? — недовольно передернулся дивный, надменно глядя на меня.

— Не помешало бы, — спокойно кивнула я, внутренне ежась под пронзительным янтарным взглядом.

— Ирьяна, — вздохнул Тайлин и достал из одного из кармашков бархатный мешочек нежно голубого цвета. Ослабил тесемки, и на ладонь фейри выпало какое-то странное украшение, похожее на полумесяц с крючочком-зацепом на конце. — Это всего лишь ‘связной’.

— Необычный, — покачала головой я, и не думая вот так сразу верить лорду.

— Девушка, неужели вы думаете, что знаете всё, что возможно?! Хотя, может, я не в курсе, и ваша специализация — достижения дивного народа в сфере магии и технологии?

— Разумеется, нет, — спокойно ответила я на эту откровенную издевку. – Но, как я уже сказала, эта переселенка — моя подруга. Да и вообще… Тайлин. Вот будь вы на моем месте, неужели безропотно взяли бы эту симпатичную цацку и отнесли близкому вам человеку, зная, что, возможно, это может ему навредить?!

— Понял, — потер переносицу Тай. — Варианты?

— Как вы сами предложили — дайте слово.

— Весело, — тихо рассмеялся фейри и покачал головой. — По такой ерунде я клянусь впервые. Обычно этого требовали вопросы поглобальнее.

— Нуууу… — развела я руками и замолчала, предлагая дивному додумать самому.

— Хор-р-р-ошо, — коротко рыкнул мужчина и раздраженно запустил пальцы в золотые волосы. — Я, Тайлин Литое Золото, клянусь, что мой подарок Дарье не несет в себе никаких скрытых свойств кроме уже озвученных.

Слово дал. Нет не так… СЛОВО.

— Хорошо, — не сводя с мужчины взгляда, кивнула я и протянула ладонь.

Тайлин напоследок скользнул по гладкому сине-фиолетовому камню пальцем и положил амулет обратно в мешочек, который передал мне.

Я сжала ткань и почувствовала, как в ладони что-то чуть заметно хрустнуло.

— Бумага, — ответил на мой вопросительный взгляд фейри. — Это записка, а точнее инструкция.

— Ладно, — сжала пальцы на бархате и посмотрела на Арвиля.

— Иди к стене, — кивнул на то место, откуда мы появились, Спящий.

Я смерила взглядом его и фейри, и сочла нужным подчиниться.

Развернулась, обогнула застывших друг напротив друга мужчин, решительно спрыгнула с грубо обтесанного природой валуна, который заменял тут мост, и обвела взглядом склон, мысленно намечая ‘ступеньки’, по которым можно добраться.

Всё же, когда мы спускались, меня ловил спутник, и задача была изрядно упрощена. Сейчас же я могла рассчитывать только на себя.

Но ничего, я же драконица, то есть существо ловкое и сильное. Потому уже через десяток секунд я сидела на краю нагретого косыми солнечными лучами маленького обрывчика и наблюдала за по-прежнему неподвижными мужчинами.

Они о чем-то тихо говорили, но понять, о чем, было совершенно невозможно, потому что лица обоих были на редкость бесстрастны.

Но… Арвиль казался расслабленным. А значит, ‘ведущий’ в этой беседе он, так как если бы дело обстояло иначе, он выглядел бы по-другому.

Не знаю, когда я научилась его читать, но это присутствовало. Хотя, может, это просто остатки той связи, которая и сейчас не до конца порвана? Всё может быть.

Ар, всё же ты хвостатый дурак. Если нам с тобой в ближайшее время не светит сбежать друг от друга, то проблемой стоит заняться вплотную.

Конечно, как вариант есть Криона, но если бы Сотник ей нравился, то она дала бы это понять, ведь Кри — девушка без комплексов. И знает, что я от Вейла никуда.

Но она никак не демонстрирует свое расположение, а значит — отпадает. Огненные хоть и раскованы в интимном плане, но не до такой степени, чтобы спать с теми, кто не нравится.

Вынырнув из размышлений о том, в какую сторону лучше направить интерес Ара, я вновь сосредоточила внимание на беседующих.

Ну да.. судя по тому, какое напоказ-отстраненное выражение поселилось на лике фейри, слышал он что-то не особо для себя приятное.

Наконец, мужчины закончили общаться, и дивный растворился в мерцающем воздухе, а Арвиль с улыбкой повернулся ко мне.

— Ну, что… пошли обратно?

— Пошли, — я так же с ответной улыбкой поболтала ногами, глядя на него сверху вниз. — О чем разговаривали?

— О том, что некие очаровательные переселенки находятся не только под моей защитой, но и под опекой десятников, — хмыкнул Ар, проказливо сверкнув глазами из-под черной челки. — И что если ее обидят, некоторым красавцам будет кое-что оторвано. И даже не один раз.

— Бедный Тайлин, — расхохоталась я. — И что он?

— Он поведал, что намерения у него самые серьезные, а также рассказал, куда я могу идти со своими угрозами, — Арвиль в считанные секунды оказался на моем уступе и сел рядом. Тоже свесив ноги вниз.

Так мы и сидели. Долгие минуты, которые казались безвременьем… А солнце садилось, забирая с собой оранжево-красные лучи, которые еще недавно согревали скалы. Тьма сгущалась, драпируя собой сначала трещины в породе, а потом, словно осмелев, выбиралась на ровные поверхности, которые еще недавно ощущали на себе ласку небесного светила, а сейчас принадлежали его противоположности. Мраку.

— Вот и наступает новый этап.

Я вздрогнула от негромкого голоса Ара и повернулась к мужчине, который, откинувшись спиной на горную породу, наблюдал за бегом речки, которая всё больше темнела и теперь дна было невозможно рассмотреть. Лишь редкие серебристые блики на темной воде напоминали о том, каким сверкающим потоком она неслась с вершин совсем недавно.

— О чем ты?

— Да обо всём, наверное, — миг помедлив, откликнулся Арвиль. – Мы, и правда, выходим из тени, которая всегда была нам домом. Но… мы всегда были оружием в чужих руках. А сейчас хотим перехватить контроль, стало быть, нужно менять тактику.

— Верно, — медленно кивнула я и нахмурилась от пришедшей в голову мысли, которую я не замедлила озвучить: — Ар, а что мы можем предложить Изначальной Империи? Ведь, как понимаю, в город ты их пускать если и будешь, то лишь с самым нижним уровнем доступа. Да и свой народ отдавать под руку Императрице… чревато.

— Нам есть, что им предложить, — уголки губ мужчины дрогнули в улыбке. – И, поверь, им сейчас это нужнее, чем все мифические и не очень богатства Анли-Гиссара.

— Хорошо, — вздохнула я, когда поняла, что прямо сейчас он всё выкладывать не будет. И приняла его право на умолчание. — А какие сейчас планы?

— Нужно заняться внешними рубежами города, — со вздохом потер виски Арвиль. — Я почти закончил, но… надо добить.

— А у меня занятия с Алишином, а потом посиделки с девочками…

— Предупреди Дарью, что фейри никогда не делают ничего просто так, — озвучил очевидное Спящий.

— Боюсь, что это не поможет, — поморщилась я. – Ты же сам понимаешь, что тут всё будет зависеть только от целительницы.

— Понимаю, — ухмыльнулся господин затерянного города. — Именно поэтому я частично открою дорогу конкуренту Тайлин.

— Пустишь этого дроу в город?! — охнула я, удивленно уставившись на хейлара. — Ар, ты что?! Ты хоть знаешь, кто такой Тринвир дель Мередит?!

— Знаю, — тихо рассмеялся мужчина, весело глядя на меня, и, притянув к себе, потрепал по волосам. — И в сам город я его, наверное, пускать  не буду.

— М-да, не представляю, как ты выкрутишься, — передернула плечами я. — Тайлин еще этот… ну вот не верю, что он такой гладкий из-за Дарьи, или даже вины.

— И правильно, — спокойно кивнул Арвиль. — Мне кажется, тут отгадка проста. Им обоим просто интересно. А ты сама знаешь, насколько гибельная для дивных скука. Потому они и уцепились за эту задачу. Она очень сложная, почти непосильно… но в этом ее прелесть.

— Фейри, — с какой-то долей отвращения произнесла я.

— Ага, — в том же тоне сказал Ар.

Мы переглянулись и рассмеялись.

Я нащупала ладонь мужчины, крепко сжала и тихо призналась:

— Я так рада, что всё решилось. И что вновь легко.

Он не отвечал почти минуту, за которую меня успело покинуть то легкое и звенящее состояние безоблачного счастья, пока наконец не сказал:

— И я рад. Что тебе хорошо.

Я эгоистично промолчала, позволяя ему героически принести эту ‘жертву’, и наигранно бодро предложила:

— Ну, пошли?

— Пойдем, — он поднялся и сильным рывком поднял  меня, почти сразу обвив хвостом талию, от чего я нервно дернулась, и, грустно улыбнувшись, невесомо поцеловал в лоб. — Я правда рад, девочка.

Отвела взгляд, понимая что… как-то всё очень извращенно получается.

Олли ухаживал за мной из-за уязвленного самолюбия и проснувшегося желания, Вейла привлекало то, какая я… маленькая и веселая. Я избавляла его от скуки.

Арвилю не повезло больше всех.

Он сам себя ко мне привязал.

А если задуматься, то было ли, к чему тут прикипать? К девочке, которая даже второго совершеннолетия не миновала?

Жалко мужиков даже.

Спящий отпустил меня и положил светящиеся ладони на скалу, по которой мигом зазмеилась витиеватая роспись-арка, в центре которой маревом дрожал камень, тек, менял цвет.

Привычно закрыла глаза и шагнула сквозь это чудо обратно в зачарованный город.

Следом за мной последовал его господин.

Счастливый брак по драконьи 3. Найти себя

Глава 1

Александра Черчень

Счастливый брак по-драконьи 3. Найти себя

Глава 1

Я стояла на балкончике, опоясывающем тренировочный зал, и с интересом наблюдала за схваткой разворачивающейся внизу.

Сражались Арвиль и Криона. Ну, как, сражались… Ар просто тенью скользил по залу, уворачиваясь от нападок драконицы, и время от времени огревая ее деревянным шестом по какой-нибудь нежной части тела.

Кри лишь злобно щурилась и с новой силой кидалась на ухмыляющегося хейлара. Когда ей в очередной раз попало по мягкому месту, девушка яростно взревела:

— Хватит танцами заниматься! Имей смелость сражаться, как мужчина!

— Криона, как мужчина я сражаюсь только с мужчинами или врагами, — рассмеялся Сотник, отступая в сторону. — С женщинами же, а тем более с союзницами — исключительно на горизонтальной плоскости. Ну или… танцами вот занимаюсь.

Я только фыркнула, с иронией глядя на закипевшую от гнева огненную.

Но Арвиль-то! Девственник несчастный!

Но Криона этого не знает… и мужчина бессовестно дразнит легковозбудимую драконицу.

Даже жаль ее, она столько сил положила, чтобы уговорить Сотника на спарринг, а в итоге тот устроил показуху.

Хорошо хоть десятников не позвал. Если учесть, что как минимум двум из них Кри уже успела начистить как чешуйчатые, так и не очень морды, они несомненно порадовались бы сейчас реваншу предводителя.

Оставшихся в живых десятников Спящий призвал почти сразу, как проснулся. Присяга Сотнику оказалась важнее, чем те узы, которыми сковал их неведомый колдун с помощью Шеридана. Его Ар так и не смог притянуть к себе, хоть и не терял надежды, раз за разом повторяя попытки. Не верил, что его друг и кровный брат мог так поступить без очень веских причин.

И Спящий очень хотел знать, каких именно.

С момента пробуждения господина Анли-Гиссара прошло почти полторы недели. И за это время город снова ожил, заискрился светом и красками, осветился огнями… у него забилось сердце, появилось дыхание.

С продуктами, к сожалению, было не особенно весело, в наличии имелось только то, что приносили десятники из большого мира.

Потому перед воскресшим городом и его детьми все ярче вставала проблема, ‘Как быть дальше?’

Собственно, именно поэтому Арвиль пока не бросал Общий Зов. Мы попросту были не готовы к такому количеству ртов и мозгов набекрень.

Последнее, впрочем, было исключительно Дашиной проблемой.

Особенно мне запомнилась сцена первого знакомства целительницы с хейларами.

Здоровенные такие, мрачные хвостатые мужики, и обмирающая от страха человечка. Ну и радостный Арвиль:

— Даша, это ваш материал для работы. Материал, это ваша Даша и врач. Прошу не обижать. Очень прошу, всем понятно?

— Любимая болонка повелителя? — задал непонятный вопрос один из хейларов.

— Нет, — серьезно ответил Арвиль. — Просто Целитель Душ.

Собственно, после этого представления отношение к переселенке изменилось почти сразу.

Но Дарья всё равно боялась.

В первую очередь — не справиться.

Потому что, хоть остальные и не были такой темной бездной, как их командир, но всё равно… представляли собой тот еще букет психологических заболеваний.

Дашка мрачно шутила, что по ним можно несколько диссертаций защитить и навек прославиться изучением оригинальных отклонений.

Так что пока мы по-прежнему сидели под землей, и лишь подготавливали плацдарм для дальнейших действий.

А еще Спящий почему-то всячески меня избегал.

По сути, мы встречались только за приемами пищи, и то в большинстве случаев это сводилось к тому, что он заходил в столовую, уткнувшись в какой-нибудь документ или схему, сгребал на поднос еду и уходил!

Нет, я всё понимаю! Что город старый, очень долго стоял без хозяев, что многие системы сбоят, в том числе и оборонительные, но… да он едва ли не сквозь землю проваливался, стоило меня заметить!

Но так же не может продолжаться до бесконечности? И я не хочу терять друга. А значит, нужно объясниться и решить, как быть дальше.

Поэтому сегодня я решила отловить хвостатого и припереть его к стенке.

Мне было болезненно плохо от него отвыкать.

Оказывается, за то время, что мы были ‘рядом’, я очень привязалась к его присутствию, общению с ним, его иронии и взглядам на жизнь.

Мне его не хватало.

Да, Арвиль позаботился о том, чтобы я не скучала, и нашел мне дело. И даже того, кто это дело контролировал.

Сотник приставил ко мне одного из десятников для обучения ментальной магии. Но даже учителя мне подсунул при этом весьма оригинальным методом! Встаю я утром, и первое, что вижу, это невозмутимого десятника над постелью! Да я от страха завизжала и с постели свалилась!!!

Им оказался Алишин… Как раз тот самый идеальный солдат, без сомнений и колебаний.

Я усмехнулась, вспоминая Дашкин ‘диагноз’:

‘Все они тут с отборными и селекционными тараканами, которые никакой отравой не выводятся!’

Хихикнула, вспомнив, как целительница орала на весь кабинет после сеанса с одним из десятников. В ответ на вопрос, что делать с уставшей дамой в походе, он ей выдал: ‘добить’.

Кажется, как раз Алишин и отличился.

Всё же, хейлары — это, и правда, букет психологических отклонений.

Как сказала переселенка, Арвиль в этом плане просто немногим более адаптирован общением со мной… тем, что подстраивался.

Поэтому уже после пары встреч с хозяином волшебного города как ‘целитель — пациент’, Дашка просто задумчиво предложила выпить… сока. Виноградного. Приличной выдержки.

А  после сказала, что если она вытащит это нечто, то может повесить на себя орден. Самостоятельно.

Арвиль… Арвиль.

Прикусила губу и нахмурилась, когда размышления вновь улетели в сторону Сотника.

Он же говорил, что сам будет со мной заниматься! Но слова не сдержал, и даже о смене решения поставил в известность не лично, а через десятника!

Да, я понимаю, что веду себя, как ребенок, которому игрушку пообещали, а не дали. Я понимаю его мотивы, но справиться с обидой всё равно не могу.

Вот с такими мыслями я крадучись спустилась по одной из боковых лестниц и застыла в нише около дверей тренировочного зала. Спустя минуту они с грохотом распахнулись, и на пороге появилась злая Криона, которая почти сразу умчала в неизвестном направлении по одному из мерцающих потусторонним светом коридоров.

М-да… какая-то она совсем нервная стала. Почти до психов нервная.

По любому пустяку срывается. Половине десятников морды попыталась набить… Они такие удивленные были, что даже ей это позволили. Нет, Кри хороший боец. Я бы даже сказала, что очень хороший.  Но хейлары — это генномодифицированный гибрид драконов и фейри. Они двигаются невероятно быстро, они очень сильные, ловкие и верткие. И в той, и в другой ипостаси.

Потому, прости меня, подружка… но молодой огненной, которая не так давно миновала второе совершеннолетие, не выстоять против идеальных солдат.

Которые мирной жизни просто не знали, которых учили только убивать.

Кстати, это было заметно. То, что им неудобно с ней драться. Хейлары привыкли именно убивать, а не сражаться. Я… помню. Видела в воспоминаниях города, как это бывает.

Пока я блуждала в печальных мыслях, одна из створок снова распахнулась, и на пороге нарисовался хвостатый предатель. Меня не заметил.

Алишин всё же великолепный учитель!

Да, Спящий был явно погружен в себя и что-то обдумывал, потому и не видел стоящую в трех шагах, укутанную заклинаниями меня! Ай да я!

Арвиль аккуратно закрыл за собой дверь и двинулся вперед по коридору. Я покинула нишу и, когда мужчина поравнялся со мной, коснулась ладонью его плеча.

И сразу начались неприятные сюрпризы.

Мне тут же вывернули локоть, притискивая к стене, а у горла я ощутила холод стали, а потом боль и горячую струйку, поползшую вниз по шее, за ворот туники.

— Ирка!!! Да какого же… — дальше следовала непереводимая игра слов явно неприличного характера.

Меня вытащили из закутка, осмотрели ранку, не прекращая высказывать честное мнение о блондинистых идиотках.

Блондинистые идиотки это мнение, в общем-то, разделяли и поэтому пристыжено молчали.

Нет, ну вот где мозги были?! К КОМУ я, дурында, полезла?!

— Я ж тебя убить мог, — устало сказал хейлар, пристально глядя на меня. — Не подходи ко мне со спины, глупая. Ирка, если меня касается то, что не пахнет, и не ощутимо в ментальном плане, то срабатывают рефлексы! Угадай, какие?!

— Поняла, — отвела взгляд, нервно теребя светлые пряди волос, завязанные в низкий хвост.

Дура, ну как есть дура.

— Пойдем, — обнял меня за плечи Спящий, прижимая к себе. — Надо поговорить. Давно уже.

Вот… мужчина, а?!

‘Надо поговорить’, — сказал он, увлекая за собой девушку, которая уже полторы недели пытается отловить этого поганца!

Даже удовольствия высказать свое честное мнение лишил!

Хотя это еще успеется. А пока… пока надо оторваться от тепла его тела, которое почему-то такое невыносимо родное, что не хочется отстраняться, и пойти туда, куда Ар соизволит сводить.

Сказать это, особенно мысленно, было просто.

Но очень сложно сделать, тем более что господин Анли-Гиссара и сам медлил, по-прежнему прижимая меня к себе, легонько поглаживая по спине и прижимаясь щекой к волосам.

— Ты последняя сволочь, — тихо сказала я.

— Знаю, — грустно согласился Арвиль, второй рукой начиная перебирать мои волосы. — Но это смотря с какой стороны…

— Вот сейчас и расскажешь, — мрачно проговорила я и со вздохом высвободилась из его рук, напоминая себе, что я некоторых пока не простила! — Тезисами изложишь и сопроводишь это всё логической цепочкой, по которой ты пришел к своим замечательным выводам.

Он только внимательно взглянул на меня фиолетовыми глазами и молча протянул руку, в которую я не колеблясь вложила свою ладонь.

Потом был недолгий путь, сначала по главным коридорам, а потом по тайным ходам.

— Зачем тут-то? — спросила, пробираясь по узкому ходу вслед за хейларом.

— Потому что по главным путям долго идти, — не оборачиваясь, бросил Арвиль. — А время — материал хоть и тягучий, но крайне дефицитный.

Сначала я услышала шум падающей воды, а потом увидела впереди свет. Солнечный свет… не то искристое потустороннее сияние магии Анли-Гиссара, а настоящие солнечный свет! Мягкий, янтарный и невыносимо притягательный!

Я так скучала по солнышку всё это время…

Больше — только по мужу. Мысли о Ринвейле отозвались привычной тупой болью в сердце, но я усилием воли задвинула это подальше.

Не время… про Вейла потом.

Сейчас надо разобраться в отношениях с другим близким и дорогим мне мужчиной.

Когда мы вышли,  я сначала зажмурилась от резанувших по привыкшим к полумраку глазам лучей, а потом застыла… Потому что вокруг шумел водопад, рассеивая по лицу мельчайшие брызги, потому что вокруг витал аромат солнца, зелени и воды… потому что некоторые снова меня обнимали, тихо говоря на ухо:

— Аккуратно, тут край очень близко.

Арвиль, Арвиль…Как сложно всё у нас с тобой.

Ты мне очень нужен и важен, я ни с кем не чувствовала себя так хорошо и спокойно, как с тобой. Ты как… продолжение меня.

А без частицы себя очень плохо.

Не знаю, откуда появился такой эффект, но сейчас, когда Арвиль после стольких дней отчуждения снова был рядом, я трепетала от счастья.

Постепенно глаза привыкали и, прищурившись, я смогла рассмотреть то место, куда меня привел хейлар.

Ущелье!

Такое… дикое! Первобытное, без следов вмешательства каменщиков: даже переправой через маленькую, но очень бурную, речку тут был кусок гранита, навек застывший пологим мостом.

После великолепия Анли-Гиссара этот уголок дикой природы был для меня очень… мил. Да, мил сердцу. До сладкой боли, практически.

Не идеальный, в чем-то грубый, но свой.

Арвиль спрыгнул на нижний уступ и, развернувшись, поймал меня и аккуратно поставил рядом. Взял за руку, переплетая пальцы, и мягко потянул за собой, на гранитный мостик. Там стянул с себя камзол,  кинул его на камень, жестом предложив мне сесть, а затем опустился рядом.

Мы молчали. Я смотрела то на мужчину, то на поток воды, несущийся куда-то во тьму ущелья. На Арвиля смотреть было интереснее… и грустнее.

Тому было несколько причин.

Хейлар выглядел очень уставшим. Под глазами залегли темные круги. Он был бледный и… какой-то очень зрелый. От того мальчишки, которого я однажды видела в сновидении с Вейлом, остались разве что такие же яркие аметистовые глаза и встрепанные черные волосы.

И мне стало стыдно, что я отвлекаю его по такой ерунде, как уязвленное самолюбие. Его бы не на разговоры тащить, а в постель, отсыпаться.

А еще… еще мне было с ним до боли хорошо.

Вот так сидеть, держа за руку и положив голову на плечо. Просто хорошо, просто тепло и спокойно.

— Какой же ты еще ребенок, — грустно сказал Арвиль, невесомо погладив меня по волосам. — Мы с твоим мужем законченные извращенцы!

— Эээээ? — опешила я.

— Это я про то, что ты такое мелкое создание, а желания в твой адрес самые взрослые, — хмыкнул Спящий.

— Мы же уже обсуждали это. И, кажется, пришли к консенсусу. – Я отвела взгляд, нервно потеребив манжет рубашки. – Ар, я не хочу тебя терять. А сейчас… ты отдаляешься, у меня тоже появляются дела и заботы. Но если мы оба не будем пытаться, сохранить дружбу, то попросту разбежимся по разным углам, и…и всё.

— Ирьяна, — снисходительно хмыкнул господин Анли-Гиссара. — К сожалению, так легко и просто это не решается. И всему есть причины.

— Я знаю, — я вскинулась, глядя на брюнета, который с прерывистым вздохом запустил пятерню в неровно обрезанные волосы и несильно дернул.

Я попыталась собрать свои разрозненные мысли и объяснять:

— Арвиль, ты вспомни, сколько всего произошло. Мы прошли через всю Изначальную Империю, а потом и через твой смертельный аттракцион по имени Анли-Гиссар! Я тебя разбудила… и неужели на этом всё и закончится? Почему ты меня избегаешь, я понимаю. Но ты мог бы сам мне сказать, по какой причине хочешь ограничить общение. Ты ведь прекрасно знаешь, насколько мне нелегко сейчас… без тебя! А ты просто оборвал все нити!

— Не знаю, с чего начать, — неожиданно признался Ар, мягко поглаживая мою ладонь большим пальцем.

— И всё же попробуй.

— Да, я бегаю из-за влюбленности. Я стараюсь держаться как можно дальше от тебя, потому что считаю это благоразумным. Со дня на день появится твой супруг, и я должен быть к этому готов. Чтобы не было срывов, — спокойно признался Спящий, щуря яркие фиалковые глаза. — И в этом свете ты считаешь мой поступок неверным?

— Я считаю твой поступок необдуманным, — честно ответила я и вздрогнула от того, как едва заметно поменялось лицо хейлара. – Ты принял решение за нас двоих, не поставив меня в известность. Стало быть, я невольно рушу твои планы.

— Я не был готов к разговору, — потер висок брюнет, устало улыбаясь. — Ирьяна, это узы. Те самые узы, которые появились за время нашего путешествия. И сейчас они рвутся, потому нам и плохо.

— Ну и что делать? – беспомощно развела руками я. — Ты же сам понимаешь, почему тебя ко мне тянет. Ар, это элементарная физиология, плюс привязанность.

— ‘Почему’ — это уже дело десятое, — отмахнулся Арвиль. — Проблема есть, и это факт.

Спящий снова притянул меня к себе, касаясь губами виска, потом немного отстранился и горько рассмеялся.

— Вот я идиот, а? Сам же понимаю, что дистанция сейчас главное, но удержаться не могу.

— Не идиот, — потерлась головой о его плечо, понимая, что тоже совершаю редкостную глупость. – Это и называется привязанность, Арвиль. Мне кажется, если бы ты меня любил, то не смог бы удержаться от искушения видеть.

— Малышка, что ты знаешь о любви? — открыто рассмеялся мужчина. — Больше меня ты осведомлена исключительно в постельном плане. Морально же ты такая, как и я. И своего мужа ты не любишь. По вышеуказанным тобой же причинам. Ты его бросила, дорогая моя.

— Дорогой мой, — в том же тоне откликнулась я. — Отношения с Вейлом тебя не касаются. Мои чувства к нему, их сила и природа — тоже не твое дело! Я сама разберусь.

— Еще одно подтверждение, — пожал плечами Спящий, с деланным равнодушием глядя перед собой. — Милая, а тебе не кажется показательным, что всего лишь после полутора недель разлуки со мной ты мучаешься, и стараешься поговорить и всё выяснить. Напомнить, как давно ты своего рыжего дракона не видела?

— А кто спорит? — улыбнулась я, наклоняясь и набирая в пригоршню ледяной воды из горной речки. – Но, Ар, кем бы я была, если бы по мужикам стала скакать? А потому нет. Я выбрала Ринвейла, я к нему неравнодушна… а любовь — это слишком сложное и многокомпонентное чувство, в котором главное — это обоюдное желание сохранить это чувство. У нас с мужем такое желание есть, — посмотрела на Арвиля и всё же решилась сказать мысль до конца. Чтобы уже не было ошибок, обид и недомолвок.

— И, кстати, да, мне без тебя плохо. Но ты родной. И я верю, я знаю, что эту болезнь ты перерастешь. А если говорить совсем откровенно, то она у тебя наверняка лишь до выхода в мир. Стоит тебе познакомиться с другими девушками, и… всё. Ты увлечешься кем-то иным.

— Твоя трепетная вера в лучшее меня всегда восхищала, — немного издевательски ответил Спящий.

— Не ерничай, — с легким осуждением посмотрела на хвостатого. – Кстати, вспомни: пока мы ‘соседствовали’, я не только с мужем пообщаться успела, но и с одним настойчивым светловолосым драконом, — хихикнула я и подмигнула хейлару. – Ревности я за тобой не заметила. Стало быть, ты меня, несомненно, воспринимаешь как женщину, но не как СВОЮ женщину. А значит, мы вполне сможем мирно сосуществовать и дальше, как только ты найдешь себе ‘подругу по горизонтали’, — развела ручками и радостно закончила. — Всё просто!

— Как же у тебя всё легко и просто! — зло ударил ладонью по камню моста Арвиль. — Всё кристально понятно и ясно! Многомудрая и разумная моя, еще второго совершеннолетия не миновавшая! Да на человеческий пересчет тебе и восемнадцати лет еще нет!

— А вот и есть, — надулась я в ответ. — Мне почти двадцать, если на человеческие года. — немного подумала и решила не лгать так уж явно: – Ну, может, без годика…

— О, да!

— А сам-то!

Я улыбнулась. Н-да, какая-то совсем детская перебранка у нас началась. Но, к счастью, она несколько разрядила атмосферу, а значит можно было вернуться к нашей проблеме.

— Ты пока очень однобоко развит, Ар. Ты- идеальный воин, вожак, возможно даже политик. Во всяком случае, судя по тому, что я видела, изворотливости тебе не занимать. Но вот в личных отношениях ты полный и окончательный ноль. Тебе ведомо только отческое отношение к своим подчиненным и ненависть к врагам. Поэтому я для тебя и особенная. Я первая, кого нельзя было отнести ни в ту, ни в другую категорию. Вот ты и растерялся… и влюбился немного. Даша и Криона такие же, но связи у вас нет…

Он только вздохнул и нервно сцепил длинные пальцы. И мне невольно подумалось о том, сколько ещё прекрасных вещей могли бы создать эти руки архитектора. Ведь он гений. Он создал Анли-Гиссар. И я молюсь, чтобы когда-нибудь Арвиль Тейнмир смог переложить свое бремя ответственности за хейларов на кого-то другого, и хотя бы попробовать немного пожить для себя.

Получится или нет — это уже дело десятое, но попробовать надо обязательно.

— Ты очень красиво говоришь, — медленно начал Спящий. — Но что делать с текущей ситуацией, льета Ирьяна?

— Поговорить, — спокойно ответила я. — И мы должны были это сделать уже давно. А в остальном… — я тихо рассмеялась и положила ладонь на его руку, ободряюще сжав ее через ткань рубашки. — Ар, тебе не кажется, что сейчас у нас дел — лет на пятьдесят вперед, и это с условием почти полного отсутствия сна и времени ‘на покушать’? Сам скоро обо всем забудешь! Это сейчас мы сидим в городе, набираемся сил и думаем, в какую сторону двигаться. А потом… закружит водоворот событий, и времени на лишнее не останется. Всё нормализуется.

— Ну да, — едва заметно улыбнулся брюнет и, чуть прищурив аметистовые глаза, посмотрел на солнце. — Скоро у нас первый визит вежливости к главе соседнего государства. А потом ещё  много интересного… но в первую очередь надо найти ту сволочь, которая ‘дергает за ниточки’.

— И всё бы ничего, если бы марионетками не были хейлары, — вздохнула, заканчивая его фразу, я. — И если бы в этих чужих руках они не разжигали костер межрасовой войны. А к кому ты пойдешь? И зачем? И примут ли нас?

Я, конечно, мужчину немного сбила с толку обилием вопросов, но он улыбнулся, притягивая меня ближе к себе, и сказал:

— Встреча с ее величеством Александрой вир Толлиман, императрицей Изначальной империи. Только, малыш, а откуда это ‘примет нас’? При всем уважении… ты остаешься в Анли-Гиссаре.

— Ты помнишь, кто мой отец? — вскинула бровь я, стараясь смирить вспышку негодования от его ответа. Я должна быть собранной, сдержанной и достойной. — Арвиль, мой отец — дипломат весьма высокого полета. И он не раз брал меня на официальные приемы, когда мы с ним путешествовали. Да, на совещаниях я, разумеется, не присутствовала, но… знания не теряются, да и кровь не водица.

— Ирьяна, ты юная драконочка, — потрепал меня по волосам хейлар. — Даже не совершеннолетняя… брать тебя на переговоры такого уровня — это не самый умный ход.

— Хорошо, — ослепительно улыбнулась я. — Дорогой, неужели ты думаешь, что о том, КУДА я сбежала, не известно? И о той схватке у Огненного озера, когда тройка девушек открыла портал в неизвестность. Неизвестность, которая сейчас обрела имя и хозяина. Ты, и правда, рассчитываешь, что тебя не спросят, где сейчас принцесса Огненной долины и я? Я жена цай Тирлина, и я дочь своего отца.

— Ну и? — мрачно спросил Спящий.

— И ты нас просто отпустишь, и платочком помашешь, что ли? — скептически фыркнула я, с иронией глядя на него.

— А разве вы хотите уходить? — вскинул черную бровь мужчина. – Криона, кажется, отдаст всё, чтобы тут остаться навечно.

— Ты не уходи от ответа. Если мы сейчас скажем, что хотим вернуться… ты ведь нас не отпустишь, верно, дорогой мой?

Он пристально глядел на меня, прищурив темно-фиолетовые глаза и едва заметно скривив губы.

— Говори, говори, Ира. Мне интересно послушать твои домыслы.

— Скорее уж выводы, — я передернула плечами, скидывая его руку и отстраняясь, садясь так, чтобы быть напротив, видеть его лицо. — Мы заложники. Ты нас никуда не отпустишь, пока не добьешься того, чего хочешь. Мы, все три, очень удобные. Ну, может быть кроме меня, пожалуй, я как раз… не особенно тебе нужна. А вот Даша и Кри…

— Какая ты временами всё же сообразительная, — издевательски-восхищенно протянул господин Анли-Гиссара.

— Криона — принцесса, но кроме этого она невеста наследника Ледяного Предела, и… избранница принца Подгорного Королевства, — продолжила я.

— А с чего ты взяла, что у Себастиана к ней какие-то серьезные чувства? Что хотел, он от нее уже получил.

— Может и так, — согласно кивнула я. — Но вернуть захочет. Потому что ОН ей не нужен. По той же причине и Дориан перевернет весь мир, и пойдет на многие уступки, чтобы получить рыжую обратно. Она его бросила. Унизила в глазах света. С Дарьей тоже всё просто… претенденты на ее внимание тоже сделают много чего, чтобы получить допуск в город, если она сама не будет выходить.

— Если ты всё понимала, то зачем тащила девчонок в мои коварные сети? — дернул уголком рта в каком-то подобии улыбки Арвиль.

— Потому что твои ‘сети’ лучше, чем их реальность, — рассмеялась я в ответ. — И потому что они сами этого желали. Криона была готова умереть, чтобы только не возвращаться к жениху. Дроу для нее был не более чем увлечением, ну и способом получить то, что нам нужно. Совместила приятное с полезным. Дарья же… она мечтала быть полезной, лечить. И сейчас занимается любимым делом. Ты нашел, чем купить девочек.

— А ты? — прищурился Спящий.

— А я тоже хочу быть полезной, — поболтав ногами, сказала я и неожиданно призналась: — А еще хочу учиться. Думаю, что как всё немного успокоится, поступлю в художественную академию в Изначальной империи. Она слывет одной из лучших в мире.

— Почему не в Долинах драконов? И ты уверена, что твой супруг тебе это позволит? Мне кажется, дорогая Ири, что о его наличии ты уже малость запамятовала. Как и о том, что права на тебя у Ринвейла исключительные. В том числе и на запрет. Ты уверена, что после всех этих приключений твой супруг благословит тебя на дальнейшие, а не запрет вновь дома?

Я замерла, прикусив губу. Если честно, то о таком варианте я даже не думала. Мне казалось, что Вейл всё понял, и что мы постараемся прийти к консенсусу и как-то всё решить.

К сожалению, с того последнего раза во сне мы с ним не виделись.

Но до этого… он же всё понял!

Посмотрела на Арвиля, напряженно наблюдающего за мной, и ответила:

— Я в него верю. И я его люблю.

— Сама бы себе верила, — посоветовал Ар. — Не любишь. И прекрасно это понимаешь.

— Знаешь, что? — Я вскочила и зло уставилась на мужчину. — Мне это надоело! Я сто раз говорила, что останусь с мужем. Любовь — это работа, драгоценный! Напряженная. Это поиск компромиссов, уступки друг другу… и верность! Думаешь, если я останусь с тобой, то будет иначе? Да произойдет всё то же самое! Первое время, разумеется, не будет никаких сложностей, а потом ты точно также как, и мой муж, задвинешь меня в сторонку! Да уже пытаешься! — я всплеснула руками и передразнила: — «Там тебе не место, ты маленькая, ты ничего не знаешь»!

Арвиль поднялся одним плавным, текучим движением и шагнул ко мне, заключая в объятия, поглаживая по голове, и что-то успокаивающе шепча на ухо:

— Ну что ты так разошлась… всё хорошо.

— Значит, так,- я решительно высвободилась из его рук, потому что мне почему-то очень хотелось в них остаться и обнять его в ответ. И чтобы как-то увести себя в сторону от этих вредных желаний, решила пообщаться на одну занятную темку. Мысленно прикинула списочек и начала перечислять. — Политик из тебя всё же отвратительный, надо отметить. Смотри: общественность знает, что ты умыкнул нас, и не разыграть эти карты ты не имеешь права, Арвиль. Ты ДОЛЖЕН получить выгоду из этой ситуации! Обязан, иначе это сделают другие. И прятать нас нельзя. И еще… тебе нужен дипломат. Ты, разумеется, отличный предводитель, но… переговоры — не твоя стезя. Так же как и ‘игры’.

— Меня таким сделали! — рявкнул хейлар, сверкнув глазами. — Ты забыла, что ли?! Да, разумеется, я в первую очередь воин и командир!

— А десятники? — склонила голову я. — Там есть кто-то подходящий?

— Есть, — взъерошил волосы немного успокоившийся Спящий. — Но мертвый он, вот в чем досада. Лизард.

Я поежилась, вспоминая призрачного хейлара, который едва не убил нас во время путешествия по Анли-Гиссару.

— Не подойдет, — покачала головой. — Он ненавидит всё живое, кроме своего народа.

— Самоконтроль у него на нужном уровне, — возразил хозяин города. — Если воскресить, то подойдет. Он сильный… в том числе и ментально.

— А как быть с воскрешением? – озадачилась я, ибо ранее вообще полагала сие невозможным.

— Если всё удастся, то я знаю, кто может привести специалиста, который нам поможет, — пояснил Сотник, запрокидывая голову к небу и рассеянно проводя пальцами по вороту рубашки. – Тем более что все нужные материалы и установки у нас есть. Нужен всего лишь проводник для души и тот, кто умеет пользоваться древними технологиями.

Ну, ничего себе, «всего лишь»!

— Ладно, тебе виднее, — не стала высказывать вслух сомнения, тем более что были и более важные темы, которые необходимо обговорить, наконец, отвлекшись от личных разборок. — Как тебе удалось договориться об аудиенции у императрицы? К ней ведь так просто не подберешься, и я не думаю, что вы, такие красивые-хвостатые, просто нарисовались во дворце и потребовали назначить время.

— Верно, — поморщился Ар. — Помог Тайлин.

— Оба-на, — изумилась я. — Вы с ним общаетесь?!

Ответить Спящий не успел. Это сделали за него.