Мидьяр. Семь оттенков осени

Мидьяр. Семь оттенков осени. Часть 2

Книга закрыта для бесплатного чтения
Для чтения романа надо оплатить его в магазине. Если вы уже покупали эту книгу, возможно вы не авторизованы. Войдите на сайт под своей учетной записью и попробуйте открыть книгу еще раз.

Перейти в магазин   Войти на сайт
Мидьяр. Семь оттенков осени

Мидьяр. Семь оттенков осени. Часть 1

Утро началось весьма и весьма нерадостно. С похмелья. Голова нещадно раскалывалась, мысли путались, а картинка никак не хотела становиться четкой.

   Я девушка непьющая, но вчера заходила подруга и мы немного «засиделись». Сначала справляли встречу, а потом были поминки по моей свободной жизни. Через два месяца свадьба.

   Села на кровати и схватилась за больную головушку. Не сильно помогло, но хоть четкости добавилось. А пить-то как хочется… Что же мы вчера делали?

   От моих телодвижений простыня соскользнула с плеч и я, мигом проснувшись, квадратными глазами уставилась на грудь. Нет, белье на мне было, правда, видела его впервые в жизни, и оставалось только удивляться, как я вообще могла в подобное обрядиться. И главное, когда? Такого в моем гардеробе отродясь не водилось! Я была в невесомой, короткой, черной, кружевной сорочке, которая больше подчеркивала, чем скрывала. И без нижнего белья. Совсем.

   Рядом кто-то недовольно заворчал и, сильной рукой ухватив меня за талию, опрокинул обратно на постель. Причем, еще и притянул так, что теперь я упиралась носом в грудь лежащего на боку мужчины. На секундочку замерев, пыталась заставить размягченные алкоголем мозги соображать. Также этому процессу весьма мешало незнакомое и полуобнаженное тело перед взором и будоражащий горьковатый аромат миндаля с еле заметной ноткой корицы. Мой жених был еще в отлучке по делам его ведомства, да и запах говорил, что это явно не он. Поднимать глаза выше на лицо соседа по кровати желания не было никакого. Так что я просто лежала мышкой и пыталась наскрести в себе мужества взглянуть своей «правде» в глаза. А в голове нарастала паника и требовался срочно ответ на вопрос: «Ччччто вчера былоооо?!?». Находясь в состоянии близком к истерике, прикусила губу, чтоб как-то прийти в себя. Боль немного отрезвила, но долго так продолжаться не могло.

   — Доброе утро Мирра, — руки мужчины пришли в движение и одна ладонь соскользнула с талии на животик и нежно его погладила, вторая легко пробежалась по изгибу спины и запуталась в моих волосах. У меня перехватило дыхание и по телу прошла легкая дрожь.

   Я рванулась из чужих рук и за долю секунды оказалась на другом краю довольно большой кровати. Но стоило рассмотреть сидящего напротив меня и довольно жмурящегося синеглазого мужчину, как я отшатнулась и, окончательно запутавшись в простыне, свалилась на пол.

   Быстренько встав на коленки с намерением отползти отсюда подальше и с максимальной скоростью, опять запуталась и растянулась на животе. На пол, рядом со мной, упала золотисто-рыжая косичка и, скосив глаза на золотоволосого музыканта, я от избытка чувств стукнулось лбом об пол и простонала:

   — Ну, за что мне это… Вот почему именно ты?! А Мидьяр?! Как ты вообще тут оказался?

   — Может, потому, что ты меня сюда и притащила? Притом, надо признать, была весьма и весьма настойчива, — волшебник задумчиво потер кончик носа и выдал, — такой Смотрительнице Императорской Библиотеки я просто не посмел отказать!

   У Смотрительницы медленно проходила растерянность, заменяясь привычным желанием съездить по морде одному шуту. Прищурив глаза, попыталась встать, но, как только поднялась на четвереньки, Ярр легонько толкнул меня в бок и мое, слабое с утра, тельце послушно свалилось на спинку. Возмущенно фыркнула, но тут он плавно стек с постели на пол рядом и, склонившись к уху, мурлыкнул:

   — Ну, что ты так разнервничалась? Не волнуйся, я приличный мужчина.

   В душе поднялась робкая надежда.

   — Это значит, что ничего не было?

   — Это значит, что теперь я просто обязан на тебе жениться! — ласково произнес этот самоубийца.

   — Что? — вскрикнула я. — Ты последнего ума лишился? Я по голове тебя вчера ударить умудрилась? Какая женитьба?!

   — Наша, — невозмутимо ответил бард, заправляя мне за ухо прядку волос. Если учитывать общий шухер на голове, то занятие бесполезное. Но, судя по довольному взгляду, как у дорвавшегося до сметаны кота, приносящее мужчине странное удовлетворение.

   Я брыкнулась, пытаясь выбраться из-под навалившегося на меня волшебника. Кроме абсурдности его слов, очень беспокоили моя элегантная раздетость и вопрос одежды Мидьяра. Потому, что ноги у него точно были без штанов. Ручаться могла только за наличие простыни. Но она… мда, спокойствия не добавляет. Насмешливо вздернув темно-золотую бровь, мужчина посмотрел на меня.

   — Нет, ты точно больной!

   — С тобой заболеешь, — согласно качнул головой он. — Уже почти два года за тобой следом хожу. И все не угодишь. Если не появляюсь долго, ты меня едва ли не со скалкой встречаешь. Стоит в любви признаться, как получаю пощечину и «Не смей мне такое петь», — передразнил музыкант. — Вот и решил, что достаточно времени тебе давал на «подумать». Поздно, милая!

   Промолчав на высказанную тираду Ярра, я все же умудрилась встать и с «грацией императрицы» двинулась по направлению к ванной. Нужно вспомнить, что было вчера. Ведь того, что этот болтун сейчас наговорил, просто не может быть!

   Вода немного освежила в голову, приводя мысли в порядок. Расплывчатые воспоминания вечера медленно начали обретать четкость и я со стоном включила ледяную воду, чтоб окончательно взбодриться.

   — Как? Ну, как она могла меня подбить на это, а? — удар кулаком о стену облегчения не принес. — А еще подруга!

   Объяснение всему оказалось до банальности простым.

   Если начинать с самого начала, то картина примерно такая.

   Вечером, как только вернулась с работы, меня навестила подруга. Лорена всегда была готова на любую авантюру и сегодня явно хотела втянуть туда еще и меня. Подружка вручила бутылочку прекрасного вина и небольшую коробочку в белой подарочной упаковке, перетянутую голубой лентой. При этом хитро подмигнув и сообщив, что это все к свадьбе.

   Так… Пили дома. Сначала за здравие, потом за упокой. Вернее, за мою грядущую семейную жизнь. Заодно и отметили встречу. Как-никак Лорена в последнее время была далеко отсюда и только сейчас вернулась. Затем, подругу вновь потянуло на поиски приключений, а я должна была выступать в качестве «тормоза». «Ты можешь трезво мыслить в любой ситуации», — выдала она, затаскивая меня в первый кабак. Но там, через минут десять и двух рюмок, Лорена заявила, что ей скучно и не хватает музыки.

   На улице уже зажглись фонари и все приличные барышни давно уже были в своих постелях, но только не мы.

   Мы были еще не пьяные, но уже веселые, когда вошли в таверну, где обитала основная бардовская компания столицы. Благодаря одной знакомой и некому синеглазому поганцу, я теперь была там если не своей, то меня там довольно неплохо знали. Настолько неплохо, что впустили в том состоянии, в котором мы были. Я ведь у нас спокойная, адекватная и неконфликтная, да.

   Заказав пирожные и эля, устроились за одним из столиков. Перед публикой пел весьма талантливый бард, но вот грустная песня о любви сейчас сыграла злую шутку. Вспомнила о Мидьяре и предстоящем замужестве во благо семьи. На глаза навернулись слезы и захотелось окончательно напиться.

   Вино, эль, снова вино… Всегда знала, что пить вредно. Расплакалась в «жилетку» подруги о несчастной любви и злополучном браке. Некстати вспомнилась последняя встреча с моей самой сильной головной болью в течение последних двух лет.

   — Вот ты представь, — немного сумбурно пыталась втолковать подруге всю сложность моих «отношений» с одним из самых лучших бардов столицы и магом Иллюзий из переселенческого Департамента. — Он поет и тааак на меня смотрит. У меня сердце рвется и слезы наворачиваются. А я ему пощечину! Но он никогда не предлагал ничего, только соблазнить пытался, всегда несерьезный, девушек менял как… Музыкант блин, — всхлипнула я и, схватив бокальчик, отпила.

   — А может и стоит соблазниться? — заплетающимся языком подруга начала объяснять мне жизненный принцип. — Ты же еще не замужем! Так урви хоть одну ночку с тем, кто тебе на самом деле нравится!

   В голове мысли кружились со скоростью ослика, нагруженного поклажей и взбирающегося в гору. Ночку? С Мидьяром? Перед глазами встало лицо с шальной улыбкой, копной косичек цвета красного золота и синими глазами. Как бы я ни пыталась уверить себя, что он мне безразличен, да и я ему как трофей нужна, но эти глаза опровергали все доводы разума. И сейчас я смогла признаться себе, что если и проводить с кем-то ночку, то именно с ним.

   В мысли ворвался до боли знакомый голос, а повернув голову к сцене, увидела и предмет моих раздумий. Как всегда, мужчина выглядел великолепно и сегодня даже без всяких экстремальных вывертов вроде одежды дикой расцветки и покроя. Более того, одет он был скорее строго. С работы, что ли? Судя по официальности наряда, как минимум с какой-то важной встречи. Ему идет синее… Как раз под цвет глаз. И золотистые косички на таком фоне просто шикарно смотрятся. Почувствовав тычок в бок, я перевела слегка затуманенный взгляд на подругу.

   — Это он? — получив согласный кивок, Лорена округлила глаза и возмущенным шепотом продолжила. — И ты еще думаешь? Такой интересный парень!

   — Ага, — вяло ответила я. — Интересный. И бабник, каких свет не видывал. Музыкант, маг, красивый, уверенный.

   — Тем более! — воскликнула подружка. К нам начали оборачиваться, я на нее шикнула и девушка снова понизила голос. — Он соблазнится и забудет. Никаких обязательств! А у тебя останется память на всю замужнюю жизнь.

   Я задумалась. Бросила взгляд на устраивающегося на высоком стуле Мидьяра, на широкие плечи, обтянутые синим бархатом камзола, золотые косички, скользящие по ткани, длинные стройные ноги. По телу прокалилась легкая дрожь, стоило представить, что смогу запустить пальцы в эти волосы, прикоснуться к сильным плечам, широкой груди.

   Была, не была! Если сейчас этого не сделаю, то не сделаю уже никогда. Под удивленным взглядом подруги, «прямой» походкой направилась к мужчине, что сейчас занимал все мои мысли.

   Когда бард увидел меня, у него удивленно расширились глаза. Судя по всему, встретить меня сегодня тут он явно не ожидал. Но Ярр отвел взгляд и поудобнее перехватил инструмент. По залу полетел негромкий перебор струн, освещение стало приглушенным, а мужчина опустил голову и запел.

  

   Я умею смотреть на тебя бесконечно —

   Как на древнюю медь и бегущую воду.

   Я вдыхаю твой запах, когда больше нечем

   Дышать. И уже ненавижу свободу.

  

   Я могу каменеть, останавливать вечность,

   Приникая губами к ознобу мурашек.

   Я могу обгонять своё время по встречной,

   Чтоб увидеть тебя хоть минутою раньше.

  

   Вскинув голову, золотоволосый бард нашел меня глазами, поймал мой взгляд в плен своих синих озер и продолжил. Голос постепенно набирал силу, заставляя струны души трепетать созвучно с гитарой, синие глаза не отпускали из своего плена, я могла сколько угодно убегать и плакать потом. Но когда он пел и смотрел на меня, я не помнила ни о женихе, ни о долге перед семьей, ни о том, сколько женщин было у этого мужчины и что я всего лишь очередная непокорная кукла. Бархат голоса ласкал меня, окутывая, нашептывая, заставляя вспыхивать ответным огнем.

  

   Я не помню других. Я уже не играю

   В эти полутона отражённого света.

   Я почти научился любить, не сгорая,

   Но ещё не умею любить безответно.

  

   Голос набирал силу, врывался в душу, выворачивал наизнанку заставляя прочувствовать все то, что хотел сказать музыкант. Кожа покрывалась мурашками, и тело начинала бить легкая дрожь. Таких бардов больше не было. Тех, кто с головой окунают в свои эмоции, заставляют пройти по всем граням, достают из самых тайных, самых дальних закоулков души то, что мы прячем даже от себя.

  

   Я смотрю на тебя, я цепляюсь по-птичьи

   За последнее солнце, согретое взглядом.

   Я могу описать твою жизнь постранично —

   С того места, где мы появляемся рядом.

  

   Александр Щербина «Я умею смотреть на тебя бесконечно»

  

   Всегда я пыталась вырваться из его плена, но сегодня… Сегодня…

   Как и всегда, он смотрел на меня, как и всегда, он пел о любви, как и всегда, эта песня предназначалась мне. Но на этот раз я медленно подошла и остановилась напротив, давая возможность закончить мелодию. Когда я начала подходить, его брови поползли вверх. Увидев на моем лице улыбку, его голос чуть не сорвался, но он сдержался и выровнял его. Когда я остановилась напротив, сфальшивил дважды.

   Песня закончилась. Мидьяр спустился со сцены. Я решительно подошла к нему, занесла руку, при этом он немного отшатнулся, ожидая очередную пощечину с моей стороны, но я всего лишь прижала руку к его затылку и прильнула губами к его губам. Глаза цвета полночного неба расширились до невозможности, а потом уже он прижимал меня к себе, жадно целуя.

   Как я ни гнала все эти годы мысли о нем, иногда эти подлые товарищи пробирались в голову и подсознание выдавало разные шуточки в виде снов с довольно хм… личным содержанием, после которых мне не хотелось попадаться на глаза волшебнику как минимум пару недель.

   Но реальность оказалась поразительнее всяких грез. Я провалилась в сладкий дурман, и через него с трудом пробивался восторженный свист посетителей таверны, свет ламп и посторонний шум. Сейчас меня волновали только твердые, настойчивые губы, сильные руки, прижимающие к худощавому телу музыканта. Худощавое? Мускулы-то ощущаются. Пробежавшись руками по плечам и груди Ярра, я запуталась пальцами в его волосах. Ласково гладила затылок и шею, перебирала пальчиками прохладные косички.

   А вот дальше ничего не помню! Неужели Ярр не соврал?

   За всеми воспоминаниями, я вышла из душа и глянула на себя в зеркало. Глаза расширились от увиденного, в горле застыл крик ярости. Этот гад меня пометил! От шеи и вниз по спине змеилась татуировка. Ярко-красный дракон, с извивающимся кольцами телом, издевательски подмигивал синим глазом. Сволочь, гад, поганец рыжий! Да я тебя убью!!!

   Судя по обрывочной информации в голове, такие рисунки получают только жены народа Мидьяра и только после свадьбы. Как он посмел?! Ведь такое можно сотворить только после первой брачной ночи! А я глубоко сомневаюсь, что между нами вообще что-то было.

   Гнев застилал глаза, но я смогла его немного притушить. Привела себя в более менее подобающий вид. Расчесала волосы и уложила. Жаль, что кроме халата здесь ничего больше не было. Сейчас у меня было огромное желание спрятать свое тело от пяток и по самую шею от этого… который воспользовался нетрезвым состоянием девушки!

   Еще раз посмотрела на себя в зеркало, глубоко вздохнула, настраиваясь на самый сложный разговор в моей жизни, и вышла в комнату.

   Мужчина, в одних штанах, стоял у распахнутого окна и наблюдал за занимающимся рассветом. Совсем скоро лучи солнца рассеют сумрак стылого утра и начнется новый день. Новая жизнь. Первые робкие лучики нашего светила запутались в волосах Мидьяра, заставляя их еле заметно искриться красноватыми отблесками.

   Услышав мои тихие шаги, мужчина повернулся. Я скрестила руки на груди и нервно переминалась с ноги на ногу, не зная, что сказать. Тем более, этот гад и не подумал до конца одеться. И вид его обнаженного торса сбивал с мысли и заставлял возвращаться к прошедшей ночи. Что же было после того, как я его поцеловала? Судя по слишком довольной физиономии Ярра, новости меня не порадуют. Ну… не могла же я, в самом деле?! Или могла?

   Мужчина забрался на широкий подоконник и царственно взмахнул рукой.

   — Спрашивай.

   — О чем? — настороженно осведомилась я.

   — Полагаю, о том, как я оказался в твоей постели и что именно было между нами этой ночью, — расплылся в до противности радостной улыбке этот поганец. — Без понятия сколько ты помнишь, но в любом случае… Это было любопытно.

   — Что любопытно? — прошипела я и медленно двинулась к волшебнику.- То, что воспользовался моим невменяемым состоянием?

   — Да не скажи, милая, — несогласно фыркнул музыкант. — На мой взгляд, ты прекрасно знала, чего хочешь и сознательно к этому шла.

   Тут он неуловимо быстрым движением соскользнул с подоконника и метнулся ко мне. Я отшатнулась назад, но позади была только дверь в ванную. Прижавшись к дереву, ошеломленно смотрела на внезапно оказавшегося так близко мужчину. Ярр стоял практически вплотную ко мне, но не касался. Только его дыхание еле заметно согревало мой висок. Эта странная близость отдавалась во всем теле легкой дрожью. Я всегда сталась держать с ним дистанцию. Именно поэтому. Он единственный, кто мог за неполную минуту отправить мою хваленую выдержку в бездну. Мидьяр поднял руку и я испуганно расширенными глазами следила за его движениями, но когда его пальцы приблизились к моей щеке и ласково ее погладили, малодушно зажмурила глаза. Раздался тихий смех и, немного склонившись, мужчина тихо шепнул мне на ушко:

   — Девочка моя, неужели ты думаешь, что я теперь так просто позволю тебе сбежать? Надо признать, что притворялась ты замечательно. Все это время я не предпринимал никаких радикальных действий, — тут меня легонько куснули за ушко, заставив вздрогнуть. — Потому, что считал, что ты ко мне ничего не чувствуешь. Я даже опешил вчера от того, КАК ты меня поцеловала.

   — Ээээээ. Это не я, — согласна, отмазка глупая. Судя по иронично вздернутой брови мужчины, он разделял мое мнение. — Это алкоголь. Я была пьяна! Как ты вообще мог?!

   — Драгоценная, я мужчина. На которого начинает вешаться женщина, к которой он больше года неравнодушен настолько, что ему не нужны другие. И ты, правда, думаешь, что я смог бы устоять?

   Глядя в его синие глаза, в голове промелькнула фраза подруги: «Он «соблазнит» и забудет. Никаких обязательств!». Да уж! Забудет он! Тем более, если сейчас он искренен со мной и говорит правду. Но выяснить оставшиеся «пробелы» ночи все равно необходимо. Даже более того. Жизненно важно!

   Слегка оттолкнув его ладонью, перебралась в другой конец комнаты. Так мне намного удобнее с ним общаться. Не отвлекает ничто… почти. Заодно, не знаю зачем, подобрала все разбросанные вещи, выбрала из них свои. Когда остались в руках только вещи Ярра, глянула на молчавшего все это время мужчину. Довольная улыбка на его лице вывела меня из себя. Швырнула ему вещи, попав точно в грудь.

   — Выйди вон. Я сейчас переодеваться буду. Мне на работе нужно быть через два часа, — замолчала, ожидая реакции, но потом немного мягче добавила. — Я спущусь на кухню минут через десять, там и поговорим.

   Ярр оглядел свою одежду и, подцепив пальцем, выудил из нее мой бюстгальтер.

   — Это премиальные? — с ехидцей в голосе спросил, а у меня сдали нервы. Выносить его довольную рожу дольше я не могла. С рычанием швырнула в него то, что попалось под руку, и бросилась выручать лифчик. А под руку попалась чернильница со стола, возле которого я и заняла оборону. Но эта сволочь с хохотом увернулся и быстро вымелся за дверь. Только косички и мелькнули! Даже ухватить не успела!

   Дверь захлопнулась прямо перед моим носом и смеющийся голос произнес:

   — Милая, мне уже нравится начало нашей семейной жизни!

   Я, от избытка чувств, пнула дверь босой ногой и, естественно, тут же согнулась, зашипев от боли.

   — Мирра, что случилось? — взволнованный Ярр быстро заглянул обратно. Окинув взглядом всю композицию, сокрушенно покачал головой. — И зачем так беситься? Сама себе и вредишь.

   Этот сочувствующий тон стал последней каплей. Толкнув мужчину обратно за дверь, теперь уже я захлопнула ее. И только тогда смогла глубоко вздохнуть, сесть на пол, облокотившись спиной о пяти сантиметровую преграду, отделяющую меня от единственного мужчины, который за минуту способен «сломать» мое самообладание.

   Кажется, завтрак задержится. Мне сейчас, как минимум десять минут потребуется, чтоб прийти в себя.

   Сидеть просто так не было уже ни смысла, ни времени. Тем более что удаляющиеся шаги за дверью практически восстановили мое душевное равновесие.

   Но найти в себе силы подняться и начать собираться было сложно. Как только Ярр вышел, из меня как воздух выпустили. Я сидела на полу, прислонясь к двери, и скользила безразличным взглядом по комнате, которую так любовно обставляла. Когда у меня появилась возможность жить отдельно, я сама продумывала интерьеры и проектировала сад. Всегда любила натуральные материалы. Вот и тут не отступила от правила. Стены были обшиты деревянными панелями, которые мягко переливались светлым янтарем в лучах солнца. Люстра и змеящиеся по одной стене виноградные лозы были выкованы по моему эскизу знакомым кузнецом. Небольшой камин, облицованный известняком, и пушистый ковер.

   Сегодня, вопреки обыкновению, эта картина не прибавила мне спокойствия и радости.

   Но долго так сидеть было нельзя. У меня на кухне голодный мужик, с которым я провела эту ночь, и было бы неплохо выяснить ее подробности. В то, что я изменила своему жениху, верить не хотелось. Создатель, где вчера была моя голова?!

   Встала и прошла к шкафу с одеждой. Пора собираться.

   На сегодняшний день я выбрала брючный костюм кофейного цвета. Что-то мне подсказывало, придется сегодня убегать и быстро, а юбка ну никак не подходила для этого. Поверх костюма одела униформу серого цвета, напоминавшую строгий халат, скрывающий фигуру от пяток до самой шеи. Что весьма замечательно, при наличии «печати собственника» на теле.

   Удобные туфельки на низком каблучке дополнили образ Смотрительницы Императорской Библиотеки. Вроде и готова, но вот выходить из своего «убежища» желания нет.

   Быстрый взгляд в зеркало, где отразилось строгое лицо с убранными волосами в пучок на затылке и аккуратными очками на носу. Глубокий вздох, открываю дверь и делаю один шаг навстречу тому, кто сможет прояснить события этой ночи. Но весь мой деловой настрой сбился одним лишь запахом свежесваренного какао с корицей и поджаренных тостов. Я так долго одевалась, что Ярр успел похозяйничать на моей кухне?

   Спустившись по лестнице на первый этаж, застала Мидьяра, крутящегося возле плиты. Он тихонько напевал себе что-то под нос и не заметил меня. Оперлась о дверной косяк и стала наблюдать. Как-то нереально смотрелось все это. «Рыжее солнце» на моей кухне, где и солнца-то никогда не было. Окна выходили на теневую сторону.

   Кухня тоже обставлялась с любовью. Готовить я умела и любила, потому постаралась сделать все для своего удобства и комфорта. Хоть она и маленькая, но все было под рукой. Несколько подвесных шкафчиков и тумб для посуды и запаса продуктов из цельного дерева, холодильный шкаф, плита и раковина для мытья посуды. Еще стол в уголке, накрытый желтой скатертью, и три стула возле него. Не густо, но мне этого было предостаточно.

   На столе уже дымились две чашки какао и стояла тарелочка с тостами. Мужчина, похоже, уже заканчивал с готовкой.

   — И как это понимать? — от неожиданности он вздрогнул. Я же прошла в помещение и села за стол. Аромат какао манил и я не отказала себе в удовольствии пригубить этот горячий напиток.

   Мужчина повернулся ко мне и неожиданно серьезно ответил:

   — Как заботу о дорогом мне человеке, — потом слегка наклонил голову, заставив золотые косички скользнуть по гладкому шелку синей рубашки. — Ведь для тебя это давно не секрет.

   — Я собираюсь замуж, — тихо произнесла, глядя прямо в невозможно-синие глаза. — И это не только мое желание — это необходимость.

   — Я знаю, — качнуло золотистой головой мое рыжее солнце. — Но так просто не отпущу. Не теперь. Не после того, что между нами было. Я не отдам свою женщину!

   — Да что было?! — начала я вновь заводиться. Рядом с ним о спокойствии я могла только мечтать. — Что?!? Что тебе дало право метить меня?!?

   Чашка со звоном была поставлена на блюдце, а я выжидательно посмотрела на Ярра. Вместо того чтоб начать рассказ, этот гад, не говоря ни слова, сел рядом и приобнял меня за плечи.

   — А ты не догадываешься? — шепнул мне на ухо и по телу вновь побежали мурашки.

   — Будь любезен, просвети, — как можно более холодно ответила и скинула его руку. Кто бы знал, чего мне стоило сейчас держать себя в руках и не съездить по физиономии этого змея!

   — Хорошо, — наконец-то он сдался под моим напором, немного отодвинулся и пригубил из своей чашки какао. — С какого момента ты хотела бы узнать?

   — Я хочу знать все, что вчера произошло. Заодно и сравню свои воспоминания с твоими. И если ты мне хоть каплю соврешь… — от угрозы, выданной полушепотом, запершило в горле и я сделала глоток из чашки.

   — Будь по-твоему, — кивнул он мне в знак согласия, от чего его косички пришли в движение, отвлекая мое и так рассеянное внимание. — Вчерашний вечер я, в виде небольшого исключения, проводил в таверне со своими друзьями… Вечер был как вечер, ничем он особо от других вечеров не отличался, пока я не увидел тебя. Конечно, я удивился, не ожидая встречи с тобой, но мало ли зачем ты была там?

   Я начинала медленно закипать. Вот за это я его терпеть не могла! Что он начинает хохмить и прикалываться на грани издевательства даже в такой ситуации!

   — Тут меня отвлекли мои приятели и, если учитывать весь прошлый опыт нашего с тобой «милого общения» в неформальной обстановке, я решил не подходить. Тем более что ты была с подругой и в тот конкретный момент, судя по всему, жаловалась ей на жизнь. Но потом меня попросили спеть. Хозяин заведения мой хороший знакомый и потому отказываться я не стал.

   — Ближе к делу! — спокойствие и только спокойствие!

   — Уже совсем близко, не волнуйся, — расплылся в пакостной улыбке этот… — Когда я в середине песни, наконец, настроился на нужный лад, то поднял голову. Ты медленно, немного неровной походкой, подходила к сцене. Заметив обращенную мне улыбку, немного растерялся. Но когда ты встала около сцены и просто стала смотреть, я даже сфальшивил от неожиданности, не зная, что от тебя еще ожидать. Как только допел, спустился к тебе. Ты всем своим видом показывала, что ждешь именно меня, не отводя карих глаз.

   Желание стукнуть мерзавца медленно, но верно перерастало в настойчивую потребность. Ярр или не замечал моих сжатых кулаков и суженных глаз, или не хотел этого видеть. Его разноцветное величество изволили развлекаться!

   — Честно, думал, что заслужу очередную пощечину, но каково было мое удивление, когда твоя рука опустилась мне на затылок и притянула меня для поцелуя. Все еще не веря, что это происходит со мной, я прижал тебя к себе, отвечая на твой страстный, требовательный, полный желания поцелуй.

   Этот подлец закатил синие глазки к потолку, показывая всю сладостность испытанного им момента.

   — Руки твои пробежались по телу, вызывая бурю ощущений, а ласковый голос шепнул на ушко: «продолжим у меня дома». Ты не спрашивала при этом, ты требовала! Честно, я не хотел пользоваться ситуацией, понимая, что сейчас ты пьяна. Но доставить тебя домой было просто необходимо. Вдруг, если я бы отказал тебе, ты пошла бы искать другого? Этого я позволить никак не мог, поэтому переместил нас телепортом. Только услышав крик из зала «про подарок мой не забудь! Примени его сегодня!», когда я начал перемещение, ты оторвалась от моих губ. Что за подарок, я даже и не догадывался. Прибыв домой, ты схватила коробочку со стола и юркнула в ванну со словами «я скоро! Раздевайся!». Что мне оставалось делать? Конечно, мог и одетым остаться, но опять же «но»! Расстраивать женщину в таком состоянии просто не было сил. Хотя, штаны я оставил, как и шансы тебе одуматься! — тут мужчина как настоящий актер выдержал драматическую паузу.

   Я сидела в полном недоумении, пытаясь хоть немного уложить информацию. Пока она перекликалась с моими данными, но то, как Ярр все это излагал! Не обращая внимания на мой убийственный взгляд, рыжий змей продолжал:

   — Ты появилась через пять минут. Одетая в коротенький, прозрачный пеньюар и с распущенными волосами ты была… мечтой. Я, естественно, впал в ступор, чем ты ловко воспользовалась, стянув с меня остатки вещей. А дальше… ты была настойчива и нежна. Я пытался сопротивляться, переубедить тебя, вразумить, говоря, что завтра ты будешь казнить себя и проклинать, но ты и слушать не хотела. И я сдался. Сдался под напором твоих нежных рук, чувственных губ, просящего взгляда! Ты была осторожна и старалась не причинить мне боли! Спасибо, милая.

   Ах, ты!!! Еще и издевается! Мне требовалось немало сил и самообладания, чтоб держать себя в руках и показывать холодно-отстраненным видом спокойствие.

   — После всего, ты заснула, крепко сжимая мои косички и не отпуская меня от себя ни на шаг, — мужчина замолчал, отпил из своей чашки какао, скосил на меня синие глаза и насмешливо осведомился. — Устроит Вас такое описание вечера? — закончил он рассказ.

   Я все это время не перебивала, лишь ела тосты в нервном напряжении и умудрилась их все съесть. По-прежнему хотелось чем-нибудь занять руки, чтобы тот же час не придушить этого ненормального!

   Правду он мне сейчас рассказал или нет, не могу определить с точностью до ста процентов, но вот мои воспоминания с его словами совпадали.

   — Я тебе не верю! Где доказательства? Твоих слов не достаточно! Это все не оправдывает поставленного тобой «клейма».

   — Доказательства? Ты не веришь мне на слово? — спокойно проговорил Ярр. — После того, чем мы вчера с тобой занимались, должны остаться следы. Можешь собрать их все и провести экспертизу, на признания личностей, кому это все принадлежит.

   Кинувшись из-за стола в спальню, подлетела к кровати, широко улыбнулась, сорвала простыню и побежала обратно на кухню. Простынь была идеально чистая, ни единого пятнышка. Даже после занятий «этим» с моим будущим мужем, все равно что-то да оставалось.

   — Вот! Видишь! Ничего нет! — потрясая простыней, прямо с порога начала наступление на царственно спокойного мужчину, попивающего какао.

   Ярр только скосил на меня синие глаза и положил на блюдечко кусочек кекса, который достал из недр моего кухонного шкафчика. Как у себя дома, ей-богу!

   — Или я не дорассказал, или ты недослушала, — оглядел скульптурную композицию «Я и простыня» и невозмутимо продолжил. — Сразу мы до кровати не добрались. Ты была необычайно настойчива и потому уронила меня на ковер.

   У меня аж простыня из рук выпала и глаза на лоб полезли!

   — Я? Тебя уронила? — оглядев высокого, жилистого, хоть и несколько худощавого мужчину, я позволила себе не поверить. — Не может быть!

   — Ну почему? — пожал плечами Ярр. — Вполне может. И так как ты была сверху, то доказательства стоит искать на мне, — мужчина выразительно опустил глаза вниз. — Будешь приступать?

   Поперхнувшись невысказанным ругательством в адрес некоторых, хрипловатым голосом произнесла:

   — Воздержусь!

   Подняла простынь с пола, развернулась и молча вышла из кухни. Нужно успокоиться. Внутри сейчас землетрясение баллов в десять. Еще немного и вулкан гнева проснется, а этого допускать никак нельзя. Тем более, в присутствии некоторых.

   Закинула простынь в прачечную, чтоб избавиться от запаха «постороннего мужчины», и уселась на холодный каменный пол, пытаясь привести себя в состояние стабильности. Вот как такое могло произойти? Как? А главное, что мне сейчас делать? Как я будущему мужу в глаза посмотрю? Меня готовили к замужеству уже лет семь. С восемнадцати, если быть точной. Хоть это и брак по расчету семьи, но я не собиралась изменять будущему мужу с распутным музыкантом за пару месяцев до свадьбы! Тем более что и с его стороны измен за все это время не было.

   Я родилась в довольно слабой ветви Серебряного Клана. Семейство не бедствовало, но и роскошной нашу жизнь было не назвать. Незадолго до моего совершеннолетия, отец ввязался в довольно рискованную махинацию, которая, как это ни странно, выгорела. Спустя несколько лет, папе и его деловому партнеру пришло в голову укрепить их общее дело династическим браком. На мою «удачу», у Белого Лорда был старший сын — Альери, который, в принципе, не возражал против такого положения вещей. Белые всегда находили выгоду во всем и зачастую ставили ее превыше всего.

   Я, надо признать, тоже была не против, тем более что знала «жениха» достаточно хорошо и отношение к нему было располагающим. Наша помолвка состоялась, едва мне стукнуло восемнадцать лет, но Альери поставил условие, что не женится до того, как мне не исполнится двадцать пять. Помог поступить в Высшую Академию и вообще способствовал максимальной самостоятельности. По его словам, если он и женится, то на спокойной, отгулявшейся девушке, которая станет не только женой, но и другом. За это время мы настолько сблизились, что через два года после помолвки возникло влечение, из-за чего мы стали любовниками. И только два года назад наши с ним теплые отношения немного охладились. Он часто стал надолго уезжать по делам своей службы, а я встретила «синеглазую любовь». Мы все так и проводили совместно ночи в его редкие приезды, уже чаще как по привычке, а не для удовольствия. Но все равно, свадьба была для нас делом давно решенным. Я старалась как можно реже встречаться с тем, к кому меня тянуло с невероятной силой, а Альери — как можно больше проводить времени со мной. И вот теперь КАК я ему покажусь с «клеймом» на теле? Что он обо мне подумает? Что скажут наши семьи?

   — Милая, уже без четверти восемь! Ты на работу сегодня идешь? — вывел меня из состояния задумчивости голос одного синеглазого возмутителя спокойствия.

   Как же мне от него избавиться раз и навсегда? Пусть он что хочет рассказывает, но я почему-то уверена, что между нами ничего не было. Просто не могло быть! А, следовательно, нужно искать способ удалить с себя «печать».

   Встала и уверенно прошла к Ярру. Он дожидался меня у двери на улицу, всем видом показывая, что и сам опаздывает.

   — Тебя на работу закинуть порталом? — убедившись, что со мной все в порядке, предложил он. А почему, собственно, нет? В конце концов, это из-за него я опаздываю.

   — Хорошо, но только в первый и последний раз, — ответила я, со всевозможной холодностью в голосе. — Даже если и было что-то этой ночью, это ничего не меняет. Я выйду замуж за Альери.

   Ответом мне была одна высоко поднятая бровь мужчины, ироничный взгляд из под густых, золотистых ресниц и легкий намек на улыбку.

   Волшебник с напускной легкостью и изяществом открыл окно телепорта. Позер. Я же знаю, насколько это трудоемкий и сложный процесс. И какая предельная концентрация внимания для этого нужна. И какие знания. Самой мне никогда не овладеть этим искусством.

   Тихонько фыркнула, показывая Яру, что на меня не произвело его представление и капли впечатления.

   — Портал продержится ровно пять минут, моя леди, — галантно поклонился искусник, открывая дверь на улицу под моим пристальным взглядом. — До вечера, милая.

   Уже в закрытую дверь попала брошенная вслед этому гаду одна из моих туфель, которые стояли на полочке в прихожей. «До вечера!?» «Милая!?» Не будет ему ни того, ни другого! Как же он меня раздражает и выводит из себя!

   Из-за двери раздался громкий смех рыжего поганца. Подавила желание запустить в дверь еще одну туфельку. Спокойствие и только спокойствие! Вдох-выдох. Успокоилась, настроилась на рабочий лад и вошла в «окно».

   Вышла я в телепортационной комнате Императорской Библиотеки. Как и в любых учреждениях государственного значения, в другое место открыть телепорт было невозможно. Поприветствовала полусонных после ночного дежурства магов и быстрым шагом, по пути раскланиваясь со служащими, пошла в свой рабочий кабинет.

   Прикрыла дверь, опустилась в кресло и на несколько секунд прикрыла глаза. Надо настроиться на рабочий день. Личная жизнь — личной жизнью, но от работы это отвлекать не должно. Данный тезис был моим кредо по жизни, и сейчас я не собиралась от него отступать.

   Я заняла пост Смотрительницы два года назад, после того, как год отслужила помощницей предыдущего Смотрителя. Должность у нас весьма специфичная. Вернее, ее особенности. Я не только начальница над остальными библиотекарями. Императорская Библиотека весьма и весьма обширна, а я могла быстро отыскать любую книгу в пределах одного помещения. Как маг, я довольно слаба. Но благодаря этому дару и протекции жениха, моя карьера сложилась как нельзя лучше.

   Жених… Альери. Он столько для меня сделал. А я его предала. Если Ярр, конечно, не соврал. Но даже если у нас с рыжим поганцем ничего не было, есть одна проблема. Эта сволочь меня отметила. А реакцию Ала на «печать собственника» представить нетрудно…

   Мидьяр… Мы познакомились два года назад. Как начальник одного из отделов переселенческого Департамента он подходил под ту категорию людей, с кем я обязана работать лично.

   Я тогда только вступила на свою должность и была очень загружена как повседневными обязанностями, так и бумажной волокитой. Плюс ко всему, у нас было крупное поступление книг, и разбирать их было желательно именно мне. Как раз для того, чтобы потом быстро найти. Так что к концу дня я уже была изрядно взвинченная и недовольная. Потому, на появление в дверях главного зала Императорской Библиотеки некой весьма оригинальной личности отреагировала несколько нервно.

   Всегда придерживалась мнения, что твой внешний вид должен соответствовать твоему статусу и месту, куда ты идешь. Потому, когда дверь со стуком распахнулась, и на пороге появилось невообразимое «нечто» с криком «Не ждал, Люцианчик!», была малость шокирована.

   Молодой мужчина не был смущен, застав в кабинете не моего бывшего начальника, а меня, лишь откинул за спину гриву огненно-рыжих волос, в которых мелькали тонкие косички, поправил ворот ярко-малиновой рубашки, вальяжно прошел к моему креслу и нагло в него уселся!

   Я непонимающе наблюдала эту картину, все еще не в силах уложить в голове подобное хамство. Невероятный субъект тем временем скучающе поворошил лежащие на столе бумаги, чем привел ранее идеальные стопочки в полный беспорядок, полистал книгу учета и, наконец, переведя на меня взгляд, небрежно бросил:

   — Что стоишь? Люциана позови, — и вернулся к изучению книги. Немного оттолкнулся от стола и отъехал на кресле к стене. Чуть подтянул светло-зеленые штаны и закинул ногу на ногу. Снова поднял на меня глаза, оказавшиеся темно-синего цвета, и добавил. — Все еще здесь?

   Я сделала несколько глубоких вдохов. Спокойствие и только спокойствие! Я, в конце концов, яркая представительница Серебряного клана, которые славятся своими сдержанностью и уравновешенностью. Не дело, чтобы какой-то клоун двумя фразами вызывал во мне злость. Максимум, здоровое недоумение и недовольство. Максимум, я сказала!

   — Уважаемый, — сделала паузу и презрительную рожицу, дабы до этого типа дошло, что не такой он уж и «уважаемый». Судя по иронично вздернутой брови, с соображалкой у него было все в порядке. — Как я понимаю, вы имеете в виду предыдущего Смотрителя Императорской Библиотеки.

   — Что значит, предыдущего? — серьезно спросил мужчина.

   — То и значит, — сухо ответила я. — В данный момент Смотрительницей являюсь я. И вы сидите именно в моем кресле и нагло влезли в мои бумаги. Не знаю, насколько свободно вы чувствовали себя в обществе Наставника, но такого поведения я не потерплю. Извольте себя вести достойно.

   Мужчина медленно поднялся и поклонился.

   — Приношу свои извинения, леди…

   — Леди Миррайна из Серебряного клана. Серая ветвь, — еле заметно склонила голову в ответ.

   — Ну конечно, — задумчиво произнес мужчина. — Я по делу, леди. Мне нужны несколько книг из Закрытого Фонда.

   — Вы имеете полномочия? — недоверчиво осведомилась я, поправив сползшие на нас очки.

   — Имею. Сверьтесь со списком, — спокойно ответил рыжий.- Мидьяр Ле-Кинаро. Начальник отдела Иллюзий Департамента по работе с переселенцами.

   — Непременно, — сухо ответила я. К сожалению, такая личность отыскалась. Я сверилась с особыми и довольно яркими приметами, слепком ауры и неохотно признала его право. — Все в порядке. Что именно вам надо?

   Мне передали сложенный вшестеро листик. Я брезгливо оглядела потрепанную бумажку, развернула и ознакомилась с содержимым. Вернее, честно попыталась это сделать.

   — Извините, а на каком это языке?

   — На общем, — невозмутимо ответил волшебник.

   Мда…? Если первые два названия еще поддавались расшифровке, то следующие три… Почерк был просто кошмарный. Даже хуже, чем у Люциана, а ведь я и правда думала, что после каракулей Наставника мне ничего уже не страшно.

   — Прошу прощения, но не могли бы вы расшифровать значение трех нижних строчек? — вежливо попросила я. — Вынуждена признать свое бессилие.

   Мужчина взял листик и задумчиво наморщил лоб. Потом зачитал. Да? И правда, это? Никогда бы не подумала…

   — Хорошо. Прошу следовать за мной.

   Через минут тридцать я вздохнула с облегчением, когда за «странным типом» закрылась дверь, и он удалился из Библиотеки.

  

   Из воспоминаний о первой встрече с Мидьяром вывел стук в дверь. На пороге стоял мой секретарь, что говорило о начале рабочего дня.

   — Леди, Вы просили напомнить, что с сегодняшнего числа назначена инвентаризация, — провозгласил он эту новость и вышел с моего позволения.

   Что ж. Работа в тишине и спокойствии книжного хранилища как нельзя кстати. Инвентаризация продлится ровно неделю, и если я денек потрачу на поиск информации об обычаях народа Ярра, чтоб узнать, как можно избавиться от «печати», этого никто и не заметит. Впервые в жизни я решила воспользоваться своим служебным положением в личных целях.

   Хранилище встретило меня полутьмой, тишиной и особенными запахами: древности, кожи и горной свежести. Последнее было побочным эффектом заклинания, призванного защищать ценные фолианты от разрушительного действия времени. Я зажгла несколько светильников, находящихся в секции, где находилась информация о переселенцах, и приступила к выборке книг, в которых, по моим данным, могло находиться что-то полезное.

   Так, так, так. Нам нужна информация по связке миров сиура. А точнее, мир Ленейр.

   История народа Ленейри, обычаи, обряды, мифология, сословия, особенности имен и фамилий… на столе уже образовалась довольно внушительная кипа книг, а я все пыталась найти еще и еще. Ведь информации никогда много не бывает.

   Когда же я, наконец, села за прочтение, первой мне под руку попала книга с обрядами Ленейри. По оглавлению нашла «брачные» и ушла с головой в поток нового. А уже через десять минут чтения пыталась вникнуть в то, что с трудом укладывалось в голове.

   «Численность женщин Ленейри намного меньше, чем мужчин. В связи с этим, на одну даму могут претендовать не более пяти женихов, оставляя на ней каждый свою «печать», выполненную зеленым цветом, в виде растительного орнамента».

   Трижды прочитав данную фразу и сверив с тем, что я знала, пришла к выводу, что мои познания были в корне неверны. К тому же, теперь стала ясна позиция Ярра по отношению к моему жениху. «Раз не замужем, значит, свободна». Но вот цветовое решение «печати» и ее вид…

   «Когда невеста из всех претендентов выбирает единственного, на ее теле остается лишь одна татуировка, меняющая форму из цветочного орнамента в тотемное животное рода жениха. Цвет так же меняется с зеленого на желтый. Невеста подтверждает свой выбор жениха специальным обрядом. После завершения брачного ритуала, на телах обоих супругов возникают одинаковые «печати» оранжевого цвета, которые чернеют со смертью одного из них».

   Пробежав по странице глазами еще раз, а затем снова, нигде так и не увидела упоминание о красном цвете «печати», да и выбор я свой сделала уже давно и он не в пользу Ярра, и никакого обряда я уж тем более не совершала, так почему же татуировка не исчезает?

   Приоткрыла небольшой кусочек шеи и посмотрела на себя в зеркало. Так и есть. Дракон сидел там и никуда исчезать не собирался.

   — Я выбираю Альери, — сделала еще одну попытку избавиться от второго женишка. Выражение хитрой красной морды почему-то показалось мне злорадным. Ничего не произошло. Со злостью топнула ногой, поправила воротник и пошла искать еще информацию.

   К концу дня голова опухла от впихнутых в нее знаний. Теперь я могла разбираться в иерархии Ленейри, в значениях их имен и фамилий, но в брачных обрядах я не продвинулась ни на миллиметр, лишь узнав, что «печать» является магической. Кстати, имя Мидьяр означало «Рожденный Осенью», а вот фамилия… Приставка Ле говорила о том, что Яр занимает немалую позицию в иерархии своего народа, практически следующую после их короля, который, по нынешним меркам, является лишь символом власти. На самом же деле, в их мире правит Совет, состоящих из таких же представителей «высоких» сословий, что и Ярр. Сама же фамилия Кинаро была одной из старейших, означавшая «Любимец Искусств». С этим я была согласна на все сто. Вот только никак не могла понять. Если Ярр в своем мире так высоко стоит, то зачем он решил оттуда уйти?

   Мысли в голове кружили как рой пчел. От их жужжания стало невыносимо и захотелось выйти на свежий воздух, когда я получила послание от секретаря о том, что в Библиотеку пожаловал один из тех, кого обязана обслуживать лично. Немного вздрогнула, но услышав, что это не Мидьяр, успокоилась.

   В кабинете меня дожидался Хранитель Тьмы. Высокий, одетый в черный плащ и с черной маской на лице, скрывающей его полностью. Вообще, все Хранители внушали если не страх, то что-то неприятное, призванное или подчиняться, или уважать, но вот этот Хранитель внушал подсознательный ужас в первую очередь. Тем более, «развеселый» видок не особо располагал к непринужденному общению. Я его как-то встретила ночью в темном коридоре. Едва не померла на месте. Темный плащ, неслышные шаги, горящие тусклым зеленым светом глаза. Просто бррррр. Ему бы косу в руки — будет полное сходство с одним из воплощений Смерти.

   — Добрый день, — решила начать первой разговор.

   — Скорее, уже вечер, — раздался из-под маски голос, который не был окрашен и толикой интонации.

   Вечер? Неужели я столько времени провела за книгами, выискивая информацию?

   — Что привело Вас в Библиотеку? Чем я могу помочь? — перешла сразу к делу, зная, что Хранители не особо разговорчивы.

   — Поиск информации привел. Проводите меня в секцию с книгами по переселенцам.

   Удивилась такой просьбе, но не смела возразить.

   Хранитель весь путь молчал, да и я не пыталась заговорить первой. Когда мы оказались на месте, он взял одну из книг, что я оставила на столе, и хмыкнул, что выглядело довольно жутко.

   — И кого же заинтересовала столь старинная информация о народе Ленейри? — одна за другой книги вскользь просматривались и пролистывались.

   — У нас сейчас инвентаризация, — попыталась оправдаться, но этот номер не прошел. Хранитель вновь хмыкнул и покачал головой. Да какая ему разница-то?

   — За время, после написания этих книг, на Ленейре многое изменилось. У вас устаревшие данные. Если так сильно интересует этот необычный народ, лучше обратитесь к Хранителю Грез. Он из этого мира.

   Вот уж спасибо… К любому из Хранителей нужно на прием записываться чуть ли не за месяц, у меня же столько времени просто нет. Хотя… Может, у этого поинтересоваться? В конце-то концов, если татуировка на мне имеет под собой магическое происхождение, то помочь ее удалить сможет любой сильный маг.

   Пока Хранитель так и листал разложенные книги и не вспомнил, зачем он пришел, я набралась смелости и решительно произнесла:

   — Уважаемый, Вы не смогли бы мне помочь в одном очень деликатном вопросе? — Хранитель как будто только и ждал этих слов. Книги осторожно были возвращены на стол, а мужчина, я все-таки надеюсь, что он мужского пола, сел на стул, своим видом показывая, что он весь во внимании. Похоже, это «Да!».

   Мне было проще показать, чем объяснять суть проблемы, которую хотела бы решить с его помощью, поэтому я встала напротив него, чтоб ему было хорошо видно, и начала медленно расстегивать пуговицы ворота.

   — Леди Миррайна! — в голосе Хранителя послышалась паника или мне показалось?

   — Минуточку. Сейчас. Что-то пуговица немного застряла, — мое внимание полностью сконцентрировалось на маленькой проблемке. И кто же придумал такое облачение для служащего? Не удивительно, что я не заметила, как он подошел.

   — Не надо, не стоит, — Хранитель дотронулся до моих рук, останавливая. Я что-то не поняла? Чего не надо?

   Похоже, все это было написано на моем лице, так как мужчина продолжил.

   — Я догадываюсь, что проблема, приведшая вас ко мне за помощью не рядовая, но зачем же делать это… Я с вас платы не возьму. Правда-правда, — руки его оказались теплыми и, даже, обычными. Я представляла их как-то иначе. Это и сбило меня с пути осмысления сказанного Хранителем.

   — Тогда как же вы поймете суть проблемы? — ведь если я не покажу ему «печать», то, как он поймет, сможет или нет, меня от нее избавить? И что он там сказал про оплату?

   — Может, как-то иначе? Мы, конечно, в частном порядке не бесплатно работаем, но за свой труд берем исключительно в денежном эквиваленте.

   Вот теперь до меня полностью дошел двусмысленный подтекст моего поведения. Он что, решил, что я буду с ним расплачиваться ТАК? Щеки залил яркий румянец, они начали гореть от смущения. Подняла глаза на лицо Хранителя. Ему везет, он в маске.

   — Вы меня не так поняли, — отхожу на шаг и снова начинаю расстегивать пуговицы. — Мне надо вам показать…

   — Леди, но может, не стоит? — нет, он решительно не хочет меня понимать.

   Наконец, последняя пуговица поддалась, и я оголяю шею, где по моим данным находится мордочка дракона.

   Хранитель застыл напротив меня и не подавал признаков жизни. Даже звука не произнес. Если б ни маска на его лице, то я посчитала бы, что он просто зажмурился.

   — Уважаемый, вы не могли бы избавить меня от соседства вот с этим… — скорее всего, мои слова вернули ему чувства, так как он «оттаял». Сразу послышалось его холодно-презрительное «Хм», и мужчина подошел ближе, пытаясь рассмотреть печать.

   — Сильный маг ее вам поставил. Но, боюсь, что не смогу вам ничем помочь. Не мой профиль. Это по части Хранителя Грез. Тем более, если не ошибаюсь, то это работа его соотечественника. Не рискну влезать в ритуальную магию, тем более тут оно вплетено не только на физическом уровне, — волшебник осторожно коснулся дракончика. — Очень сложное плетение. Мне не найти у него даже кончика, чтоб его распутать. Да и надо ли вам это, леди? Тот, кто это ставил, очень вами дорожит. Это ведь не просто печать…

   Я разочаровано вздохнула и стала застегивать пуговицы.

   — Вы не понимаете. У меня есть жених, за которого я должна выйти замуж. Но из-за этой… — я машинально коснулась шеи, — ошибки, теперь это проблематично.

   — Это вы не понимаете, леди, — вздохнул Хранитель. — Печать настолько вплелась в узор вашей ауры не только из-за чувств того, кто ее ставил. ВЫ ее приняли. Если бы сердце было занято, то мирорин не прижился бы. Я не знаю, какое место в вашей душе отведено будущему супругу, но и создатель этого, — Тьма задумчиво скользнул взглядом по моей шее, — не оставил вас равнодушной.

   Я молчала. Ответить было нечего. Еще раз поправила воротник, идеально сидящую мантию, отошла к окну.

   — Не мне объяснять вам, что такое долг, — тихо произнесла. Потом встряхнула головой, одела любезную улыбку. — Я благодарю вас за информацию. И надеюсь, что наш разговор останется сугубо конфиденциальным.

   — Разумеется, леди Миррайна, — склонил голову Хранитель. — Если есть желание, то я могу организовать встречу с Хранителем Грез.

   Почему бы и нет? Если этот загадочный волшебник сможет помочь… В моем положении не отказываются от вариантов. Скоро приезжает Альери. К тому времени я должна избавиться от печати. Любой ценой.

   — Буду признательна, — склонила голову.

   — И маленький совет, — в голосе тьмы проскользнула улыбка. — Не предлагайте ему тот же способ оплаты, про который я подумал. Он может не найти в себе сил отказаться.

   — Я вам ничего не предлагала! — щеки вспыхнули, и я с трудом подавила детское желание гневно топнуть ногой. — Это у вас мысли не в ту сторону. Я всего лишь хотела показать этого… как вы его назвали?

   — Миронин, — напомнил Хранитель.

   — Именно, — согласилась я.

   Хранитель отошел на несколько шагов и склонился в грациозном поклоне.

   — Вынужден откланяться. Дела, сами понимаете, — Хранитель небрежным пассом открыл портал, клубящийся первозданной тьмой. — Я поговорю с Искусником. Как сможет, он уделит вам время.

   Не дожидаясь моего ответа, Тьма скрылся в портале. Только Хранителям подвластно открывать порталы где угодно, даже и в охраняемых местах, как это.

   Вот и поговорили… Ничего не прояснила, а вопросов только добавилось. И зачем он приходил? Ведь так ничего и не посмотрел… Со мной поговорил и ушел. Любопытно…

   Кинула взгляд на часы. Шесть. Заканчиваю я, обычно, около семи… Если учесть утреннее обещание Мидьяра, то не помешает свалить из Библиотеки пораньше. В связи с чем, быстрым шагом направилась на выход. Нерешительно покосилась в сторону коридора, ведущего к черному ходу, но решительно встряхнула головой и вышла через парадный. Не сбегаю, в конце концов! Еще не хватало, чтобы я, Смотрительница, удирала от этого наглого типа как последняя школьница! Так что это не побег, а тактическое отступление! Оно самое!

   Вышла на улицу и сощурилась. Вечернее солнце обожгло глаза, привыкшие за день к полутьме Библиотеки. Немного поморгала, привыкая к освещению и медленно пошла вниз по улице. Надо решить, чем заняться этим вечером. Домой идти не хотелось. Там, безусловно, есть дела, но заниматься уборкой или зарываться в бумаги не было желания.

   Вдруг на меня налетел маленький чернявый вихрик и с радостным смехом попытался удушить в объятиях.

   Ровена. Веселая, яркая девочка. По совместительству, Управляющая Императорского сада. Доброе, открытое существо. Очень любит танцевать и людей. И ей невозможно не ответить взаимностью. Так что тихо рассмеялась и обняла ее в ответ.

   — И я тоже по тебе соскучилась, Ро.

   — Как я рада, что тебя встретила! — девушка отпустила меня, отступила на пару шагов, осмотрела и недовольно сморщила носик. — Опять ты в этом отвратительно-официальном наряде!

   — Ну, вообще-то с работы.

   — Все равно! Скучно!

   — Это дресс-код, милая, — улыбнулась я. — Да и ты на работе и при дворе не в ромийских одеждах бегаешь.

   Я выразительно указала на цветастое платье собеседницы. Она расплылась в счастливой улыбке и, покрутившись, воскликнула:

   — Зато красиво! И ярко! — девушка возбужденно притопывала ножкой и вообще, казалось, что ее переполняет энергия. — Мирра! Я дико хочу танцевать! Аж ноги ноют! Пошли скорее!

   Меня схватили за руку и потащили дальше за собой.

   — Но куда? — спросила у девушки, которая уже почти срывалась на бег от нетерпения.

   — Ярр мне устроил очередную выволочку за танцы в общественных местах и договорился в нескольких тавернах и открытых площадках о моих выступлениях. Как захочу, то могу прийти куда-нибудь и потанцевать.

   Мидьяр взял Ровену под свою опеку несколько лет назад, когда на танцовщицу напали несколько бандитов после выступления в парке. Малышка Ро была переселенкой. Фейри из другого мира. Нимфа. Уж не знаю, почему она не ушла к своим собратьям в нашем, но факт есть факт. Потом Ярр девушку пристроил к императорскому двору. Нелюдей в Изначальном мире было мало. Только дроу, фейри и драконы по сути… Но они жили весьма и весьма обособленно и каждый был экзотикой. А если учитывать особенности Ровены, то она без проблем получила должность садовницы, которую теперь красиво именуют «Ландшафтный дизайнер».

   Пока размышляла, Ро, успела дотащить меня до трактира. Того самого, где мы вчера пили. Я увидела знакомую вывеску и машинально остановилась, чем вынудила и Ро приостановить движение.

   — Что такое? — недоумевающе спросила брюнетка.

   — Я туда не пойду, — решительно кивнула на трактир.

   — Чем тебя «Триэль» сегодня не устраивает? — осведомилась Ровена.

   — Вчера там уже была, — туманно отозвалась.

   — Так это вчера… — Ро так многозначительно это произнесла и вновь потянула внутрь, даже не пытаясь узнать мое мнение. — А сегодня я тут танцевать буду. Разве ты не хочешь меня поддержать?

   Как можно отказать этому милейшему созданию? Я и сдалась.

   Фейри усадила меня за один из самых дальних столиков, как и просила, и унеслась готовиться к выступлению. Сейчас выступал новичок-менестрель, а после него и очередь Ро наступит. Я же пила один из лучших подаваемых здесь элей. Раньше трактир так и назывался «Три эля» из-за трех подаваемых тут сортов этого напитка, но со временем название сократили, а ассортимент расширили.

   С каждой минутой ожидания танца, напряжение во мне нарастало. Казалось, что вот-вот случится что-то, словно стихийное бедствие. Хорошо, что в зале был притушен свет и моих метаний никто не мог заметить.

   Но вот песня закончилась, полился задорный мотив и зажегся яркий свет, а вместе с этим и Ро закружилась по залу в своем разноцветном наряде, как бабочка, порхая от столика к столику. Бубенцы в ее браслетах радостно звенели, создавая атмосферу веселья и счастья, и приковывали к девушке все взгляды посетителей. А она улыбалась всем и каждому, наслаждаясь этим танцем, эмоциями, музыкой.

   Девушка описала очередной круг по залу. Взглядом я следила за ее передвижением, но застыла на одном из столиков в центре, как только заприметила там знакомую до боли фигуру. Мидьяр. Кулаки сжаты, рубаха на груди распахнута, а ведь на улице уже давно не лето, и весь он был натянут как струна. Он был зол. Но при этом, ни на кого не смотрел, будто злость его была на что-то или кого-то… Что-то мне подсказывает, что причиной такого состояния, могла быть моя скромная персона. Весь вечер у меня было лишь одно желание, не попасться на глаза этому мужчине и как назло судьба вновь свела нас и опять же в том самом месте, где и в прошлый раз.

   Захотелось залезть с головой под стол и медленно пробираться к выходу, но рассудив, что я все-таки взрослая женщина и мне не пристало такое поведение, осталась сидеть на своем месте, надеясь, что он не заметит. Зря…

   Волшебник обвел взглядом весь зал, следя за очередным кругом танца Ро, и увидел меня. Сразу же на его лице изменилась гримаса с обозленной, на предвкушающую, появилась хищная улыбка, блеск в глазах. Ярр отсалютовал мне бокалом с вином, показывая, что я не осталась незамеченной. Встряхнул головой и, приподняв дугой одну бровь, прямиком прошествовал ко мне, а я как завороженная следила за каждым его шагом, слыша их настолько громко, что они заглушали все звуки вокруг.

   — Добрый вечер, милая. Решила меня не дожидаться на работе, а встретить тут? — он вольготно расположился напротив и заказал себе выпивки. — Неужели не соскучилась? Даже доброго вечера пожелать мне не хочешь? А я так скучал без тебя, что едва дождался окончания рабочего дня.

   Сделал опечаленное лицо и замолчал, ожидая ответа. Что-то мне сделалось как-то не по себе. Взглядом начала искать Ро, но не найдя ее в зале, решила встать, чтоб просто уйти. Ярр молниеносно оказался рядом и прижал меня всем телом к себе.

   — Хорошее решение. Продолжить этот вечер так же, как и вчера, — вдыхая запах моих волос, прошептал мне на ухо. Одна из его рыжих косичек скользнула по моему лицу, словно шелковое прикосновение.

   — С какой это стати? — оттолкнула волшебника. Он немного отодвинулся, но так меня и не отпустил — Я с утра ясно тебе дала понять, что ты меня не интересуешь!

   — А дракончик на твоем плече говорит совсем об обратном! — и когда только успел расстегнуть воротник? А главное, зачем? Удостовериться, что его печать все еще на месте? Значит, все же существует способ от нее избавиться!

   — Это ничего не значит! — дернулась я. — Хватит так себя вести. Мы привлекаем внимание.

   — Дорогая, я пока даю тебе шансы расторгнуть помолвку самой, — тихо проговорил Ярр. — Не заставляй меня сожалеть о том, что не позволил слухам о твоем вчерашнем поведении уйти за пределы этого заведения. Как ты думаешь, какова будет реакция Ала, если он узнает?

   — Ты бессовестная скотина, — преувеличенно спокойно начала я. — И не стыдно?

   — Ты мне нужна, — тихо ответил Ярр и склонился ближе, пройдясь по щеке теплым дыханием. — И я тебе тоже.

   — Я что-то пропустила? — за спиной раздался удивленный голосок Ровены.

   — Да, в общем-то, ничего интересного, — отозвался Мидьяр, все так и не отпуская меня. — Просто небольшие разногласия между женихом и невестой.

   — Кем-кем? — и так большие глаза Ро раскрылись максимально широко, и она ухватилась за мою руку, при этом бубенчики на ее браслетах мелодично позвякивали, хотя для меня они звонили как колокол, который говорит о наступившей беде.

   — Я тебе уже не раз говорила, но еще повторю. Мы с тобой вместе никогда не будем, — понизила голос и зашипела на «жениха» и попыталась вырваться из его рук. А потом вспомнила про стихи на одном из листочков, что некогда нашла в Хранилище и прекратила трепыхаться. В голове появилась поистине бредовая и абсурдная идея. Но именно из-за этого она могла и сработать. — Есть слова, как раз подходящие к этой ситуации:

  

   Нарисуй мне песню из семи цветов.

   Подари мне чудо из веселых нот.

   Я тебе поверю, лишь исполни ты

   Мое пожеланье и мои мечты.

  

   Пусть по небу мчатся птицы-васильки,

   Им летят навстречу неба лепестки.

   Как исполнишь все мои девичьи мечты,

   Стану я твоею, будем вместе «МЫ».

  

   — Вот когда все это исполнится, считай, что я соглашусь выйти за тебя, но времени на все про все у тебя три месяца! — что я несу? Зачем? Ведь не собиралась за него ни при каких обстоятельствах. Хотя, исполнить все, о чем в стихах говорилось, никому не под силу, а, значит, можно считать, что от этого претендента на мою руку я отвадила, хотя сердце он все же уже украл.

   Вопреки всем моим ожиданиям, Ярр, наоборот, не расстроился, а обрадовался. На его лице появилась шальная улыбка, глаза заблестели. Мужчина вновь притянул меня к себе и зашептал на ухо:

   — Ну, родная, теперь ты точно моя! И дракончик прижился, — от его слов по телу прошествовали мурашки. А кто сказал, что буду его терпеливо ждать?

   — От соседства с этой странной зверушкой я избавлюсь, уж поверь! — вновь вырвалась, взяла все так и молчавшую все это время Ро за руку и потащила к выходу.

   Вслед нам донесся смех Ярра. Ему весело? Посмотрим, как он будет смеяться, когда Искусник снимет с меня печать.

   Вылетела из таверны. Прохладный ветерок немного остудил горящие щеки и проветрил голову.

   Что же я натворила? Бросила взгляд на молча идущую рядом Ро, и вздохнула. Еще и с подругой объясняться придется. А ведь и правда, придется…

   Долго молчания Ровена и правда не выдержала. Тем более, мы почти подошли к моему дому и были все шансы избежать допроса.

   — Прошу извинить за возможно излишнее любопытство, но ты не поделишься подробностями этой замечательной новости? — осторожно начала девушка. — То, что Ярр на тебя как кот на сливки смотрит, допустим, не новость, но когда ты успела согласиться за него выйти? Терпеть не могла же…

   Мда… Не получилось.

   — И сейчас мало что изменилось, — вздохнула я. — Ро, будь другом не спрашивай о том, чего и я пока не знаю.

   — Хорошо, — качнула кудрявой головой девушка. — Но ты справишься? Если Мидьяр поставил себе цель, он добивается ее всеми путями. А настолько увлеченным женщиной я никогда его не видела.

   — Я справлюсь, Ро, — выдохнула, пытаясь хоть себя в этом убедить. — У него было так много женщин, что как-нибудь заставлю этого ветреного поганца смириться с тем, что один раз его все же довольно результативно продинамили.

   — Мирра, ты не понимаешь, — остановилась брюнетка и серьезно посмотрела в глаза. — Ярр никогда не трогал девушек связанных обязательствами. Ни-ког-да! Если такой принципиальный мужчина как Мидьяр настолько целенаправленно отбивает чужую невесту, то на это есть очень серьезные причины. Он не просто увлечен. Он даже не влюблен. Он любит тебя.

   — Хватит мне душу рвать! — выкрикнула в лицо опешившей девушке. — Прекрати!

   Не попрощавшись, бросилась к своей калитке и быстро забежала в дом. Захлопнула дверь и обессиленно сползла вниз.

   Любит, не любит… Люблю или не люблю… Есть долг! Есть обязательства! Есть мужчина, который много для меня сделал и которого я безмерно уважаю.

   Сделала над собой усилие и поднялась с пола. На полном автомате поужинала и приняла душ. Выключила свет и забралась в холодную постель. Свернулась удобным калачиком, чтобы как можно скорее согреться.

   Мидьяр… Как меня угораздило-то? Ведь терпеть его сначала не могла. И, надо признать, было за что.

   После первой встречи он еще несколько раз заходил в Библиотеку, но вел себя нейтрально и потому, если и вызывал во мне какие-то эмоции, то только легкое недовольство его внешним видом. Изменять своему стилю в угоду официальности, волшебник отнюдь не собирался. Но следующая же встреча в неформальной обстановке положила конец тому хрупкому перемирию и политике невмешательства.

   Я знала, что он музыкант, но богемной стороной жизни столицы никогда не интересовалась и вообще была весьма далека от искусства. Потому, не имела понятия, кто именно является наставником Ровены, с которым она уже больше полугода рвалась меня познакомить. Необходимости во встрече не видела, о чем неоднократно ей говорила, но фейри настаивала, аргументируя это своим непонятным чутьем и уверениями, что так нужно.

   Своего она все же добилась. Как и сегодня, брюнетке очень хотелось танцевать, и со мной она не особо церемонилась. Просто залетела ко мне в воскресный вечер, вытащила из удобного кресла, куда я укопалась вместе с интересной книжечкой, перерыла гардероб, выбросила мои любимые очки и утащила за собой.

   Все же «Триэль» поистине роковое место! Потому как та памятная встреча произошла именно там!

   Ровена влетела в просторный зал и немногочисленные на тот момент посетители встретили появление танцовщицы овациями. Девушку тут знали и, если учесть, как она танцует, такое проявление эмоций неудивительно.

   Я, незаметно улыбаясь и искоса поглядывая на счастливую фейри, которая уже пританцовывая от нетерпения, прошла к сцене, возле которой стоял столик для специальных посетителей. В данный момент он был занят. Не стала заострять внимание на личностях за ним сидящих и направилась к барной стойке. Поприветствовала крутящегося там Быстрого Жана улыбкой и заказала эль. У меня не так часто появляется возможность расслабиться, и было бы глупо не использовать ее по максимуму.

   Потягивая напиток, с легким удивлением наблюдала, как Ро повисла на каком-то высоком худощавом мужчине, а тот рассмеялся, обнял девушку в ответ и немного покружил. Я не знала, что у нее есть молодой человек. Впрочем, если судить по тому, с какой братской заботой он заправлял девушке за ушко кудрявую прядку черных волос и целовал в лоб, можно сделать вывод о платонической природе их отношений. Во всяком случае, с его стороны. Из-за полутьмы зала не могла рассмотреть мужчину, лишь заметила высокий рост, атлетическое телосложение и какую-то странную прическу. Судя по тому, что он через несколько минут рассмеялся, взял гитару и направился к сцене, Ро упрашивала его ей аккомпанировать.

   На зал опустилась еще более густая тьма, и только кусочек сцены с сидящим на высоком стуле музыкантом и замершая в центре Ро были освещены бледными лучами. Гитарист взял первый аккорд и, одновременно с этим, Ровена резко вскинула руки вверх.

   Музыкант наращивал темп мелодии, а Ро танцевала в облаке своих ярких юбок, ареоле пушистых волос. Чувствовалось, что эта пара сработанная и вместе выступают далеко не первый раз. С трудом отвела взгляд от завораживающей ритмом своих движений Ровены и посмотрела на барда. В неясном свете были видны только очертания фигуры, копна рыжеватых волос, да бегающие по грифу гитары чуткие изящные пальцы. Присмотревшись к прическе странного субъекта, с удивлением разглядела в гриве волос мужчины косички.

   Насторожиться стоило еще тогда, когда увидела прическу мужчины, но не соотнесла этого барда с одной экстравагантной личностью. А зря…

   Пока думала и разглядывала Ро и непонятного типа, танец закончился. Свет стал более ярким. Ро трижды хлопнула в ладоши и что-то крикнула в сторону сцены. Раздался низкий смех гитариста и что-то про «девчонку неугомонную». Полилась веселая задорная музыка.

   Тут-то мне и признать загадочного рыжего музыканта… Но, опять не судьба. Все же очки нужны, без них и правда, плохо вижу.

   Ро кружилась по залу, вытаскивая то одного, то другого посетителя, немного танцевала с ними, потом отпускала или составляла пару и шла дальше.

   Потягивая эль, я с восхищением наблюдала за прекрасной нимфой. Как всегда, в танце она и правда была восхитительна… Тонкие руки, тяжелая грива кудрявых темных волос, сверкающие глаза, смуглая кожа с мелкими бисеринками пота, яркие юбки, то ореолом окружающие танцовщицу, то обвивающиеся вокруг стройных ног при резком развороте.

   Как раз допивала свою кружечку и уже подумывала о том, чтобы идти домой, когда ко мне скользящим шагом двинулась фейри. Стремительно схватила за запястье и неожиданно сильно для такой хрупкой девушки дернула на себя. Оказавшись в центре площадки, неуверенно оглянулась в поисках путей отступления. Но тут Ро жарко выдохнула на ухо:

   — Если сбежишь, то посчитаю, что струсила, — черные глаза хитро блеснули и подруга добавила. — И не я одна, кстати. Ну что, Смотрительница? Сдаешься?

   Улыбнулась провокаторше, весело тряхнула головой, выпрямилась, немного приподняла длинные юбки, чтобы не мешались, и сделала шаг ей навстречу.

   Танцевать я не особо умела, но любила, хоть и нечасто позволяла себе удовольствие расслабиться и не думать о том, как это выглядит и что человеку занимающему должность Смотрителя так себя вести не подобает. В конце концов, «Триэль» это закрытое место. Кого попало сюда не пускают, да и люди приходят отдохнуть. И, как правило, весьма неболтливые люди. Одно то, что Ровена при ее статусе тут свободно танцует, уже о многом говорит.

   Мелодия немного изменилась, став более динамичной и страстной. Бросила беглый взгляд на музыканта на сцене и благодарно ему улыбнулась. Все же, танцевать под музыку Мастера это всегда восхитительно.

   Дальнейшие полчаса слились в одном ярком круговороте. Я больше не обращала внимания ни на что, кроме завораживающих переливов гитары, мягкого полумрака зала, да периодически мелькающей рядом Ро. Сменив несколько партнеров, уже хотела пойти и отдышаться, но внезапно почувствовала на талии сильные ладони, которые прижали к горячему телу стоящего за спиной мужчины.

   Меня окутал аромат миндаля и корицы. Низкий голос шепнул:

   — Потанцуй со мной, — теплое дыхание прошлось по коже, и мужчина продолжил. — Ты чаруешь, лавелин.

   — Прошу меня извинить, но нет, — попыталась мягко вывернуться из рук мужчины, но вопреки ожиданиям меня не отпустили, а только теснее прижали к себе.

   Слегка удивленная настойчивостью кавалера, попыталась высвободиться уже более решительно.

   — Почему же? — тихо мурлыкнул мужчина в ответ.

   Я, наконец, смогла к нему развернуться, но из-за того, что оказалась лицом к сцене и была ослеплена исходящей от нее иллюминацией, не сразу признала, кто именно напрашивается в мои кавалеры. Когда глаза немного привыкли к свету, смогла разглядеть, что на помосте рыжего барда уже не было, и это вполне понятно, так как данная наглая личность сейчас прижимала меня к себе, и отпускать не намеривалась. Музыканта опознала по странной прическе. Косички в длинной гриве волос в неярком свете искрились янтарем и медью.

   — Устала, — на этот раз мужчина отпустил и я, любезно кивнув на прощание, направилась к барной стойке. Надо отловить Ро, попрощаться и уже идти домой.

   В ближайшие дни приезжает Альери. При мысли о женихе по губам скользнула мечтательная улыбка. Я соскучилась за три месяца разлуки и хотела увидеть Ала.

   Пока пробиралась к барной стойке полумрак окончательно растаял и зажглись многочисленные лампы. Быстрый Жан и тут соригинальничал. Множество небольших тусклых лампочек, без какой либо системы закрепленных в потолке, на стенах и даже вмонтированных в пол освещали все помещение «Триэля», создавая атмосферу в зависимости от музыки и настроения хозяина.

   Тут на меня налетела Ро и радостно произнесла:

   — Мирра, ты была великолепна! Как я все же рада, что тебя сегодня вытащила! — девушка немного развернула меня и продолжила. — Я давно хотела представить тебе моего наставника. Познакомься! Мидьяр Ле-Кинаро.

   Я медленно подняла глаза. Впрочем, на память никогда не жаловалась и двух представителей ленейри с одним именем в Лимане быть не могло. Но могу же я надеяться?

   Оглядела высокую фигуру перед собой, задержалась взглядом на синей рубашке и медных косичках, потом все же решилась заглянуть в глаза моего визави.

   Мда… Надеялась я зря.

   Небезызвестный противный тип, который так сильно подпортил мне настроение в первый день работы на посту Смотрительницы, постоянно оскорбляющий мое чувство прекрасного и наставник Ровены, талантливый бард и, что скрывать, очаровательный мужчина, это одно и тоже лицо. Причем, в данный момент, весьма довольное и потому, лично мне, противное.

   Интересно, он меня узнал?

   Я сегодня без очков, униформы и с распущенными волосами, так что общий вид кардинально отличается от рабочего. Так что шансы есть…

   — Здравствуйте, Мирра, — синева взгляда искрилась насмешкой, по тонким губам скользнула улыбка, и мужчина еле заметно поклонился. — Приятно познакомиться. Примите комплимент. Вы великолепно,.. — глаза Ярра опустились на уровень моего декольте, изучили открывающиеся виды и с видимым удовольствием мужчина закончил. — Выглядите.

   Чуть заметно прищурилась и удержала готовую сорваться с языка жесткую отповедь. В конце концов, часто пересекаться с ним как с бардом не планирую, а в роли начальника отдела иллюзий ведет он себя вполне корректно.

   — Тоже приятно с вами познакомиться, — слегка кивнула головой и окинула музыканта прохладным взглядом. Повернулась к Ро и уже хотела попрощаться, но девушка скрылась в толпе со словами:

   — Вот и замечательно! Тогда общайтесь, а я скоро подойду, — озадаченно оглядела то место где только что находилась подружка.

   Общайтесь, говоришь? Скосила глаза на барда. Это недоразумение сегодня было в какой-то ярко-синей, лоскутной рубашке и, в виде исключения, наверное, в темных штанах. До сих пор с содроганием вспоминаю то дикое сочетание малинового и зеленого, что было на нем в нашу первую встречу. Шут!

   Одарила музыканта неприязненным взглядом и отвернулась к барной стойке. Жестом подозвала бармена и попросила бокал сока. Если честно, понадеялась, что у него хватит сообразительности и такта не навязывать себя даме. Понадеялась я зря…

   — Вы так старательно меня игнорируете, — почувствовала легкое прикосновение и неприязненно дернула плечом, стряхивая с него наглую конечность.

   — Если вы это заметили, то почему продолжаете навязываться? — повернулась к рыжеволосому и спокойно продолжила. — Уважаемый… Мидьяр, верно ведь? Я с первого момента дала вам понять, что не нуждаюсь в компании на сегодняшний вечер. Так почему вы настаиваете на своем обществе?

   — Я — мужчина, — недоуменно вскинула брови. Бард заметил мое удивление, усмехнулся и пояснил. — Вы меня заинтересовали. И плохой бы из меня был представитель сильного пола, если бы я не попытался с вами познакомиться. Что же до вашей реакции, — тут он передернул плечами. — Половина девушек так себя поначалу ведет, леди. И если бы я ориентировался на первую реакцию, то большую половину ночей проводил бы в холодной постели.

   Поджала губы. Каков наглец!

   — Как вижу, самоуверенность прогрессирует. Впрочем, как и хамство, — тут мне принесли сок и я, наконец, получила возможность хоть отчасти спрятаться от пронизывающего взгляда синих глаз за бокалом и получить нужную мне сейчас паузу. Сделал глоток, посмаковала вкус и неторопливо продолжила. — Но могу вам сразу сказать. Я редкий гость в заведениях подобных «Триэлю» и еще менее меня интересует близкое знакомство с местными «звездами».

   — Огорчительно, — абсолютно серьезно произнес мужчина. Прямо глядя на меня. — Тогда прошу простить за недостойное поведение.

   — А меня, за излишнюю прямоту, — с достоинством склонила голову в ответ.

   — Как вы познакомились с моей ученицей? — внезапно сменил тему мужчина. Вкинула брови, но ответила.

   Слово за слово и мы несколько разговорились. Оказывается, когда Мидьяр не пытается очаровать и не ведет себя напоказ нагло, то с ним не просто «можно» общаться, а это еще и интересно!

   Манера общения у него была поистине потрясающая! Спокойная, размеренная и, что особенно радовало мою педантичную душу, грамотная речь, без жаргона и сленга, сдобренная изрядной порцией иронии. Диапазон его знаний тоже был весьма широк и подавал он информацию вовсе не скучно, а увлекательно и запоминающееся.

   Короче, спустя неполный час я уже осознала, что в нем находят женщины и, можно сказать, поняла, почему он так себя повел. Сей джентльмен не привык к отказам в принципе. Когда показавшаяся ему интересной девушка начала так себя вести, подумал, что я капризничаю и набиваю себе цену. И повел себя соответствующим образом. Как позже признал сам мужчина, он несколько опешил от того, как его резко отшили, и повел себя несколько глупо. Потом проникновенно посмотрел в глаза и попросил прощения. А я… А я взяла и извинила!

   Когда к нам подошла Ро, мы уже непринужденно болтали и того напряжения, что присутствовало на первых парах не было и помине. В голову даже закралась поистине крамольная мысль, что он не так уж и плох.

   — Ярр, тебя ждет Таль, — девушка поднырнула под руку музыканта и на секунду прижалась щекой к его груди. Тот ласково провел по волосам фейри и ответил:

   — Хорошо, малышка, — повернулся ко мне, галантно поклонился и продолжил. — Прошу меня извинить, Мирра.

   — Конечно, — улыбнулась в ответ.

   — Было приятно пообщаться.

   — Не поверите, но мне тоже, — рассмеялась я. — Кстати Мидьяр…

   — Да? — мужчина отстранил Ро и вопросительно посмотрел на меня.

   — Что такое «лавелин»?

   Мужчина озорно усмехнулся и произнес:

   — В переводе с языка моей родины, желанная, — полюбовался на мое бесконечно удивленное лицо и добавил. — И я не отказываюсь от своих слов, леди Миррайна.

   И исчез в толпе посетителей.

   Вот же!!! А я только подумала что он нормальный!

   Миррайна…? Но меня представляли как Мирру. Неужели он…

   Оглядев выражение моего лица, Ро весело рассмеялась.

   — Смотри не пропади, подруга!

   — В смысле? — перевела взгляд на фейри.

   — В прямом, — неожиданно серьезно проговорила она. — Ярр явно увлекся, но проблема в том, что он непостоянный. Очень непостоянный.

   — Не волнуйся, Ро, — спокойно ответила, поставила бокал на стойку и жестом попросила налить еще. — У меня есть Альери и я не из тех легкомысленных пустышек.

   — Альери — это дааа. Альери — это аргумент, — мечтательно закатила глаза подружка. — Все же каакой мужчина! Скоро приедет, да?

   — Ага, — улыбнулась я.

   — Это хорошо, что у тебя есть жених. Уж не знаю почему, но тех, кто несвободен, Ярр не трогает принципиально.

   — Он интересный человек и собеседник, но как мужчина мне не понравился, — поморщилась я. — Слишком наглый, самоуверенный. Надеюсь, перед уходом он все же пошутил и ничего такого в виду не имел. Не хотелось бы разочаровываться снова.

   — Надейся! — «обнадежила» меня Ро.

   Я поморщилась в ответ и внезапно наткнулась взглядом на то, как к Ярру подбегает какая-то девица и виснет у него на шее. Мужчина не удерживает равновесия и опускается на стул. Она садится к нему на колени и опять вцепляется в рыжего. Тот досадливо морщится и ссаживает ее на соседний стул. Впрочем, не дает времени обидеться, целует в ушко и обнимает за плечи. С другой стороны подсаживается вторая мадамка, которую Мидьяр тоже не обделяет вниманием. Потом ловит мой осуждающий взгляд и расплывается в отвратительно-радостной улыбке.

   Отсалютовала ему бокалом, мысленно пожелала побольше сил этой ночью и отвернулась.

   Вот же, бабник!!!

   С усилием вынырнув из воспоминаний двухлетней давности, я перевернулась на другой бок и вздохнула.

   Тогда я поняла, что он не только наглый поганец, но и интересный человек, и почти гениальный музыкант. Сколько у него граней?

   В тот вечер я уходила настроенная по отношению к Ярру уже более благодушно, чем раньше. Жаль, что не знала, что продлится это недолго.