Три дьявола для принцессы

Вместо подарков на свой день рождения я получила магический взрыв и интерес трех опасных мужчин. Один из них — странный блондин с кладбища, где я теперь живу, второй — подозрительный хвостатый брюнет, который меня преследует, а третий — вообще красноглазый следователь с отвратительным характером.
Казалось бы, мужчин много не бывает, вот только вокруг меня таинственно умирают люди, а из прошлого всплывают такие загадки, на которые, кажется, знают ответы лишь эти трое. При этом никто из них не торопится раскрыть мне все тайны, напротив, словно сильнее закручивая невидимую смертоносную спираль.
И я чувствую, что она вот-вот лопнет, открыв страшное лицо убийцы и явив правду, которую я вряд ли захочу узнать…

Купить книгу — тыц

Глава 1

— Деточка, я благотворительностью не занимаюсь! — рявкнула трактирщица. Затем фыркнула и хлопнула дверью прямо передо мной. Я отшатнулась и, потеряв равновесие, едва не слетела с лестницы.

Впрочем, вовремя прийти в вертикальное положение мне все равно не удалось. На следующий же шаг я оступилась и через мгновение оказалась почти по колено в слякоти.

— Вот же… гадость.

Гадость она и была. Мерзкая, черная, и пахла так, что помои в родном приюте в этот момент вспоминались почти с ностальгией.

И старушенция тоже была гадость! Да, у меня не хватало пары монет, но я же предложила помочь помыть посуду после постояльцев!

В общем, свободная жизнь не задалась от слова совсем.

Утром, сжимая мешок с двумя лямками, в котором болтались мои нехитрые сиротские пожитки, я думала, что впереди светлое будущее! В этом самом будущем я, озаренная лучами солнца, торжественно входила в Северные врата столицы, тотчас обзаводилась жильем. Чуть позже работой, и буквально через недельку мне под ноги подворачивался и смысл жизни.

А по факту все забуксовало сразу после проклятых Северных ворот.

Шел дождь, а меня не приняли уже пять постоялых дворов. Платы, которую я предлагала владельцам, совершенно не хватало, и приходилось искать жилье дальше.

Нет, конечно один противный трактирщик, многозначительно подмигивал и, намекал на то, чем именно я могу компенсировать недостаток финансов! В момент, когда мне поступило уже третье подобное предложение, на этот раз от низенького ушлого старикашки, в ответ очень захотелось плюнуть прямо в его подмигивающий глаз, чтобы флирт у мужика навечно перешел в нервный тик.

Как жаль, что мой второй магический плекс не позволял никого проклясть! Я могла только лечить, и то… так себе, если честно.

Поэтому, получив очередной отказ, я развернулась и, натянув капюшон посильнее, вышла обратно на дорогу.

— Ничего-ничего… — бубнила я, пытаясь успокоиться. После падения в отборную столичную грязюку с головы слетел капюшон, лента на прическе распустилась, и пряди рассыпались по уже насквозь промокшему плащу. Потемнев, светлые волосы, что обычно лишь слегка отливали голубизной, превратились в лазурно-голубые. — Бедность — не порок, — продолжала бормотать я, а может, это и вовсе просто стучали мои зубы, начавшие от холода сыпать неуместными поговорками. У меня-то уже говорить и сил не было. — Порок — это гордыня, как у василисков, наглость, как у асуров. А бедность — нет. Бедность — не порок.

С этими мыслями я спокойно продолжила путь. Прятаться от нещадно льющихся с неба прохладных струй не было никакого смысла — эдак только время потеряю и рискую к ночи вовсе остаться без жилья. А так, может быть, кто-то шибко жалостливый решится приютить меня — несчастную.

Шмыгнув носом, я поняла, что еще немного — и окончательно рухну в бездну отчаяния. Как бы я ни бодрилась, как бы ни старалась себя поддерживать, но когда на улице сумерки, а ты совсем одна в целом городе да и в целом мире, а кроме того — продрогла до костей…

В общем, при таких исходных условиях оставаться оптимистами могут только совсем чокнутые или наставники по личностному росту. Что в принципе одно и то же.

Так я и тащилась по мрачным улицам Унтара, который с каждой минутой становился все более негостеприимным. То тут, то там зажигались фонари, будто намекая, что добропорядочным девушкам уже давно пора сидеть в теплом доме, протянув ножки к огню.

Но у меня-то дома не было!

При мыслях о комфорте стало в два раза больше себя жалко.

Именно в этот момент путь мне преградила нога. И не обычная нога, а в сапоге. При этом в возмутительно белом сапоге, несмотря на ужасную грязищу и крайне отвратительный район!

Сразу же вспомнилось, как в этот миг выгляжу я сама. От моего невольного негодования несчастный ботинок не спасала даже его черная подошва.

Взгляд поднялся вверх, мимоходом заставляя меня удивляться странным светло-серым штанам, по которым причудливо расползался геометрический орнамент, и черной куртке с серебристой птицей на плече. И так мой взгляд скользил все выше и выше до тех пор, пока не добрался до лица человека, который столь нагло преградил мне дорогу. И там же он и застыл, не в силах оценить его необычную внешность, несколько скрытую глубоким капюшоном. Была видна лишь ослепительная улыбка алых губ, светлая кожа и длинные белые волосы, влажные концы которых высовывались из-под защиты куртки.

— Здравствуйте, девушка! — настолько радостно и лучезарно поздоровался этот тип, что я разом поняла — маньяк!

Только маньяки могут так счастливо улыбаться мокрым, потрепанным девушкам в темной подворотне.

Еще и глаза его ярко-зеленые сверкнули из тьмы капюшона.

— И вам добрый вечер.

Вежливость — наше все! Особенно в грязном углу незнакомого переулка в чужом городе.

— Вы, наверное, жилье ищете? — вкрадчиво поинтересовался тип.

— Эм… да.

Ну как есть маньяк. Нормальный человек грязной оборванке жилье не предложит, а я сейчас ни на что другое и не похожа.

— У меня есть что вам предложить!

“Да быть не может…” — мелькнуло в голове нервное.
Маньяк так улыбался… прям радостно-радостно… И вообще смотрел на меня, словно я безмерно любимая родственница, которую несчастный мужик уже десять лет искал по всему свету.

— А может не надо? — переспросила я, уже готовясь отшатнуться назад и драпать так, чтобы только пятки сверкали.

— Судя по тому, что вы тут бродите совсем одна… — мягко проворковал он с очередной людоедской улыбочкой. — Очень даже надо, милая девушка. Очень даже!

Прям нестерпимо захотелось закричать: “Не трогайте меня, дяденька” и, перепрыгнув соседний забор, скрыться в закате. 

— Не надо, — признаться, я все-таки попятилась, потому что призрачно-зеленые глаза незнакомца снова сверкнули из-под капюшона куртки.

Судя по тому, что людоедский оскал маньяка вдруг слегка притух, превратившись почти в нормальную, я бы даже сказала — грустную улыбку, незнакомец осознал, что я не его клиент. 

Мне даже стало немного стыдно. Вдруг человек как лучше хотел, а я?..

Собственно, на извинения у меня все равно бы бесстрашия не хватило, так что я уже собралась развернуться и уйти прочь. Однако незнакомец вдруг сунул мне в руку визитку, и сказал:

— Если что — двери моего постоялого дома всегда открыты для вас, милая девушка. И уверяю вас, там очень недорого.

— А я уверена, — уныло вздохнула я, принимая визитку, — что у вас в любом случае не настолько недорого, чтобы мне хватило.

Правда была такова, что мне не хватит денег ни на один постоялый двор или трактир со съемными комнатами. Реальная ценовая политика столицы оказалась для меня неприятным сюрпризом.

Видимо, пора искать место на какой-нибудь конюшне или в ночлежке для бездомных… Но стоило представить условия, в которых придется жить… блох, грязные тюфяки или кучи соломы вместо постели, пьяных храпящих соседей и кроватных клещей… Собственно, это даже было не самое страшное, что грозило бы мне в ночлежке. А вот воры, преступники и насильники, которым тоже некуда идти, и с которыми мне придется делить дешевое жилье, чтобы не остаться на улице…

Я с отвращением передернула плечами, снова взглянув на моего маньяка.

Ухоженные белые волосы, дорогие белые сапоги, на которых не видно даже мельчайших потертостей (да как так-то?!.), черная куртка, блестящая полированной кожей и серебряными вставками, еще эта брошь в виде птицы у него на плече. Минутку, или это череп с крыльями?..

— Милая девушка, сколько бы у вас не было денег — вам хватит! — мягко проговорил в этот момент незнакомец, поклонился, приставив пальцы к капюшону, словно это была шляпа, и отправился прочь по дороге.

Я простояла несколько секунд, зачем-то глядя ему вслед, изучая широкую спину, прямой, уверенный шаг, рассматривая, как капли дождя стекают по гладкой до блеска куртке… Ровно до тех пор, пока он не замер как вкопанный, словно почувствовав мой взгляд.

В тот же миг я подскочила как ужаленная и помчалась прочь, скрываясь за поворотом. 

Из закоулка я выскочила как пробка из бутылки игристого. Не то чтобы я много знала про вино, но однажды мать-настоятельница попросила принести из погреба медовой сливовицы для праздника, а она… как-то слишком лихо и неправильно забродила. Тогда пробкой мне едва не выбило любопытный глаз и успешно снесло люстру в парадном зале.

Что мне за эти подвиги было, лучше даже не вспоминать… месяц из самых черных работ в обители не вылезала!

В общем, убегая от блондинистого маньяка, я пришла в себя только метров через сто после того, как врезалась в позднего прохожего. Удачно так впечаталась: прямо в дорогую металлическую фибулу под самым его горлом! Тьфу, теперь на щеке, наверняка, красный след в форме проклятой застежки.

Потирая ушибленное место, я невольно оценила кожу отличного качества на плаще прохожего, наскоро извинилась и удрала от греха подальше, даже не думая разглядывать его физиономию и ждать, пока он обругает меня за невнимательность.

Следующая остановка пришлась под первый попавшийся фонарь, где я с трудом перевела дух и, опустив взгляд на руки, заметила, что до сих пор сжимаю в побелевших от напряжения пальцах визитку блондинистого маньяка. На черном куске бумаги серебром змеились выведенные буквы:

“Доходный дом шелье Синтара Наэрна.
Третий округ, Луч Рассвета, строение 33”

Стало быть в третьем округе, местечке для богачей, и проживает пижон в белом… Интересно, а что он тогда забыл здесь, на окраине четвертого, где ютятся в основном маргинальные элементы? Ну или вот такие как я, у кого денег нет. И почему вынужден искать клиентов для своего дома вот этим, мягко говоря, оригинальным образом?

Стоило вспомнить пронизывающий ядовито-зеленый взгляд из-под капюшона, как мороз по пробирал коже. В общем, точно с этим типом что-то неладно, потому идти в его доходный дом нельзя. Как представлю, что пришлось бы жить с ним рядом, так становится дурно!

— Девушка! — окликнули меня из-за спины.

Я подпрыгнула на месте и развернулась настолько стремительно, что мне позавидовали бы и мохноногие тушканчики. А они, между прочем, очень шустрые!

Позвавший меня мужчина как раз вышел под свет фонаря, который располагался неподалеку, и я с удивлением узнала… плащ! Да, тот самый роскошный плащ, в который я уткнулась носом минутой ранее. А скорее даже не его, а фибулу, которая его скрепляла.

Вспоминая случившееся, я невольно потерла щеку, и в этот момент как раз заметила нечто ужасное. Кое-что прям воистину кошмарное!

Хвост!

Мужик тем временем невозмутимо помахал мне этим своим даром природы, видимо в попытке привлечь внимание и проявить дружелюбие. Однако, он явно просчитался.

Судя по краткому курсу “О расах”, что мне доводилось читать в бытность монастырской воспитанницей, асуры просто так этой своей конечностью не машут. Это или очень хороший, или очень плохой признак! Но однозначно можно сказать лишь, что владельцу хвоста от вас что-то надо.

В общем я развернулась и рванула куда подальше. Прямо со всех ног!
Странный прохожий больше не пытаться меня звать, однако, судя по звуку, принял совсем уж неприятное решение — догнать! Притом бежал он стремительно и почти неслышно. В какой-то момент я оглянулась, а он всего в трех метрах! 

Пискнув от ужаса, припустила еще быстрее.

Стоит ли говорить, что догонялки закончились победой хвостатого?
Мы как раз вылетели на одну из оживленных улиц Третьего округа, асур ухватил меня за талию и аккуратно впечатал в белоснежную стену ближайшего дома.

Я невольно повернула голову, подозревая, что мои злоключения на сегодняшний день еще не закончились, и стена побелена всего пару часов назад.

Судя по запаху краски, так оно и было.

Я едва не взвыла от досады, но сконцентрироваться на своей беде не вышло. Взгляд упал на бледное, мокрое лицо преследователя. На кончике длинного, чуть крючковатого носа повисла капля, и это наверное было бы забавно… если бы весь облик этого мужчины не казался далеким от смешного.

Незнакомец был похож на ворона. И носом и окрасом.

— Ну и что это было? — саркастично осведомился у меня он, с явным таким наездом.

— Что именно? — слегка растерянно переспросила я.

— Поздняя пробежка, которую я совсем не заказывал, юная леди. Я из-за вас шляпу едва не потерял.

Освободив одну руку, он нахлобучил на голову широкополую шляпу.

— То есть вы гнались за мной два квартала, и теперь еще претензии предъявляете?!

Да, я не поверила своим ушам и существованию такой наглости в природе! 

— Я хотел задать парочку вопросов, — пожал плечами он.

— А вам никто не говорил, что если дама удирает со всех ног, то существует вероятность, что она не хочет с вами общаться?!

Наглый тип задумался. Настолько демонстративно, что явно издевательски.

— Наверное проблема в том, что я никогда не сталкивался с девушками, которые от меня убегают? — уголок его губ подозрительно дернулся.

Я с сомнением посмотрела на незнакомца. Ну красивый, конечно, как и все нелюди. Настолько возмутительно красивый, что можно было бы подумать, будто всех нелюдей, и его в том числе, выводили методом селекции, оттачивая до совершенства внешний вид. 

На самом деле даже в монастыре, я помню, девчонки сохли по старому мастеру-садовнику, который был на четверть ифритом. А на простых мужчин, которые проводили у нас те или иные работы или даже обучали — почти не обращали внимания.

Может, все дело в том, что человеческий мозг сам собой воспринимал как красоту совершенно иной набор генов? В любом случае, стоило взглянуть в чуть раскосые глаза моего преследователя, как мне стало сильно не по себе и захотелось глупо улыбаться.

Асур есть асур, да? За одну улыбку можно продать маму, родину и уйти за ним босиком по раскаленным камням. Какое счастье, что я сирота, за родину мне денег не предлагают, а к раскаленным камням я питаю искреннее отвращение.

Потому я лишь независимо вздернула нос и холодно сказала:

— Может вы меня уже отпустите? Раз мы сошлись на том, что для успеха мероприятия к девушкам надо подходить днем и не со спины.

— Намекаете, что знакомство стоит начать как-то иначе? — изогнул смоляную бровь хвостатый.

— Именно! — я вдохновленно кивнула. — Например, если у вас есть вопросы, то мы можем встретиться завтра часиков в двенадцать дня, на этом самом месте… что скажете?

Вот-вот, скажи “да”! И я конечно же не приду, потому что не дура!

Мужчина запрокинул голову и расхохотался.

— Малышка, а ты любопытная. Настолько незамутненно меня еще надурить не пытались. У меня есть другое предложение. Еще не настолько поздно, поэтому подыщем ресторанчик, где я задам все вопросы, а ты… поешь.

За еду меня еще не покупали. Дивно!

— Конечно! — улыбнулась я в ответ, и улыбнулась как можно более искренно. — Идемте немедленно!

Судя по подозрительному прищуру, с искренностью я малость перестаралась.

Новый знакомый осторожно меня отпустил и явно был готов в любой момент ловить попытавшуюся сбежать жертву.

Но я похлопала ресницами, убрала в кармашек визитку маньяка номер раз, про которого в силу обстоятельств уже и не вспоминала, и кивнула маньяку номер два.

— Ведите!

И мы пошли.

Сбежать я собиралась, но не прямо сейчас, а примерно через полминуты, когда доберемся до середины площади, которая к счастью была довольно людной даже в это позднее время. Вот сейчас мы дойдем до той шумной компании молодых людей, и деру!

Что я и сделала. И почти сразу, с разбегу влетела в объятиях асура, который в этот раз спеленал меня обеими руками и хвостом, что обвил колени, видимо, на всякий случай.

— Попалась, — широко улыбнулся он, и я даже на секунду замерла, так как улыбка преобразила и так красивую внешность в нечто настолько обаятельное, что мои колени ослабли, и, если бы не хвост, сползла бы на мостовую! 

Легендарная магия обольщения асуров? Вот… нехороший!

Подумать еще о чем-то я не успела, так как за нашими спинами прогремел ужасающий взрыв.

Асур стремительно развернулся, закрывая меня своей спиной, и поморщился, несколько раз дернулся, словно его что-то ударило в спину.

Мне стало дурно.

Крики ввинчивались в уши, и я вздрагивала, невольно прижимаясь еще ближе к проклятому незнакомцу, который вдруг стал мне невероятно дорог. Наверно — древний инстинкт поиска защиты у более сильного. Не иначе.

Когда все чуть затихло, асур нахмурился и пробормотал:

— Удар высшего плекса…

— Что?

— Высшего плекса, — повторил он, словно не сказал ничего особенного.

— С чего ты взял? — переспросила, мгновенно приходя в себя от таких самоуверенных изречений.

Невозможно сходу, не используя специальных приборов, определить уровень магии!

— Я чувствую плексы, — все так же растерянно пробормотал асур, крутанув на руке странный браслет с шестью камнями, в котором прямо светилось несколько кристаллов.

Больше ничего асур сказать не успел, потому что стражи порядка явились настолько быстро, что это даже шокировало. В ближайшие пару минут они оцепили площадь, а после без лишних разговоров не особо вежливо предложили асуру пройти с ними в портал.

Все это время я изумленно стояла рядом и не знала, что предпринять.

— Почему? — спокойно спросил асур, когда ему указали на клубящееся окно третьего плекса, которое, судя по всему, должно было перенести его в ближайший участок. — Каковы основания для задержания?

— Погибли люди, стало быть был использован плекс Смерти, — нестройно пробубнил лейтенант. — Вы — один из немногих, кто им владеет, стало быть автоматически становитесь подозреваемым. Пройдемте с нами, иначе мы будем вынуждены проявить силу… к чему бы это ни привело в дальнейшем, — мужчина вытянулся в струну и с достоинством добавил: — Да, я знаю кто вы…

— “Стало быть?” — хитро прищурился хвостатый, намекая на некоторую словесную неуклюжесть вояки.

— Что, простите?..

— Ничего-ничего, — хмыкнул асур. — Служба — есть служба, — многозначительно закончил он и сам протянул руки вперед, подозрительно улыбаясь. — Давайте следовать регламенту от начала и до конца. 

— Вы не сопротивляетесь, поэтому можно обойтись без оков, — неловко продолжил лейтенант с кивком головы, словно сам не уверен в том, что говорит. — До выяснения, стало быть.

Асур ушел вместе с ним, даже не оглянувшись.

Меня и остальных на площади не задерживали тоже. Лишь предписали завтра в полдень явиться в участок для дачи показаний. А чтобы не было искушения проигнорировать это любезное приглашение, на ауру нацепили особую метку, которую должны были снять как раз в участке после выяснения всех обстоятельств. В целом с одной стороны неприятно… кому понравится, что за тобой следят? А с другой стороны, с точки зрения органов правосудия все понятно. Вдруг среди присутствующих окажется кто-то важный для дальнейшего следствия, а он не явится! 

Немного потоптавшись на месте, я присела на лавочку, и задумалась. Уже окончательно стемнело, тусклые фонари едва рассеивали мглу… а идти мне было по-прежнему некуда.

Пальцы сами нащупали острый уголок визитки, лежащей в кармане.

“Доходный дом шелье Синтара Наэрна.
Третий округ, Луч Рассвета, строение 33”

А я как раз уже в третьем округе… идти по идее недалеко, да и выбора у меня, видимо, уже и нет. В конце-концов доходный дом — это доходный дом. Ничего страшного, незаконного или неприличного там нет.

Как же я ошибалась!

Глава 2

Идти пришлось долго, хотя мне честно казалось, что весь Третий округ можно за час вдоль и поперек обойти. Это бедняков у нас в городе десятки тысяч, и им всем нужно где-то жить. А богатым так много места не требуется, их, как водится, не столь большое количество.

По крайней мере я так думала. На деле оказалось, что гулять в этом округе можно долго и со вкусом. С восхищением рассматривать диковинные улочки, чистые мостовые, фонтаны, статуи и цветочные поляны. К сожалению, время уверенно двигалось к полуночи, я чертовски промокла и замерзла, и мне было абсолютно не до окружающих красот. Более того, ухоженные дорожки и бульвары меня раздражали! Дорожные плиты, даже в темноте сверкающие чистотой, заставляли вспоминать о том, что сама я вся в грязи и свежей краске, а величественные статуи и вовсе казалось тихонько посмеивались над моим жалким видом.

В общем, мне было не до местных красот. Особенно, когда я поняла, что адрес, указанный на черной карточке маньяка номер один, это очень непростой адрес! Чем ближе я подходила к кварталу Луч Рассвета, тем меньше домов оставалось в округе. Становилось все мрачнее и мрачнее, воздух словно потяжелел, и даже ночные птицы перестали бросать в темноту свои унылые одинокие крики.

Когда я подошла к высокому кованому забору с острыми пиками на вершинах прутьев, на меня опустилась гробовая тишина. Гробовая — в прямом смысле, потому что адрес, указанный на карточке блондина, был адресом частного городского кладбища.

— Это шутка такая? — пробунила я в пустоту, толкая скрипучую дверь калитки и ступая на унылую территорию могильника.

К счастью, мне никто не ответил. Я прошла глубже, петляя между высоких и не очень надгробных камней, огибая богатые склепы и памятники, которые, как правило, богатенькие жители города заказывали себе еще при жизни. На красивых блестящих плитах виднелись какие-то добрые слова, где-то стихи, а где-то вообще совершеннейший бред. Вот, например, под одной статуей мужчины с мечом и на коне значилось: “Сердцем — воитель, душой — победитель, руками — королевской библиотеки смотритель”. И сразу все ясно, правда?

Я фыркнула с легким презрением и отвернулась, идя дальше. Статуя воина напоследок взглянула на меня с укоризной и скрылась во тьме.

Впереди посреди всего этого пугающего посмертного великолепия высился небольшой трехэтажный дом, напоминающий особняк мрачного, но очень богатого гения. Дом неправильной, ассиметричной формы пестрел узкими окнами, как попало натыканными по всему его периметру. Острые треугольные крыши устремлялись ввысь, словно мечтали проткнуть небо, а с черепичной кровли вниз свисали темные лианы какого-то растения. При этом, как правило, дома, подобным образом заросшие хмелем или диким виноградом, выглядят очень уютно! Словно пушащиеся листвой жилища лесных фей или сказочных гномов. Здесь же странное растение облепило фасад так, будто хотело сожрать дом, но тот не давался. И создавалось впечатление, что если я войду в это неведомое жилище, что растение съест и меня.

Подойдя ближе я с затаенной надеждой сравнила номера строений на карточке и на углу дома-убийцы. 

Нет, ошибки не было. Номер “33” был и там, и там. Похоже, белобрысый тип с пугающими зелеными глазами жил именно здесь. А его доходный дом, если это чудовище вообще можно было так назвать, располагался посреди кладбища.

Шелье Синтар Наэрн сдавал дом на кладбище!!! Мыслимое ли дело?! Теперь понятно, почему это не упоминалось на визитке. Уже представляю, какую рекламную кампанию можно было бы сделать такому месту: “Внимание-внимание! Лучшие апартаменты во всем Унтаре! Новейшие технологии строительства, уникальный дизайн и близость к природе! Свежий лесной воздух и частная территория в несколько гектаров для утренних променадов полностью в вашем распоряжении! Кроме того для всех постояльцев доходного дома шелье Наэрна скидка десять процентов на одно могило-место”.

Блеск.

Я передернула плечами: стоило представить себя внутри этого деревянного монстра, как почудилось, что по спине ползают пауки, в волосах запутались сколопендры, а из-под мокрого плаща выползают скользкие беленькие червячки. В общем, мысленно скинув с себя всю эту дрянь, я смело шагнула на крыльцо этого, с позволения сказать, дома. На гладкой черной двери висела медная ручка с молотком для стука. Молоток был сделан очень в стиле всего дома: в форме торчащей прямо из двери человеческой кисти.

Я нехотя схватилась за нее и несколько раз ударила, испытывая странное чувство, будто держу за руку самого шелье Наэрна. Еще неожиданней стало, когда, опередив последний удар о боек, дверь распахнулась, словно за ней все это время стоял сам хозяин дома и ждал меня.

— Уютной ночи, милая девушка, — раздался мягкий вкрадчивый голос, который я уже не могла бы перепутать ни с чьим иным.

Да, это был все тот же беловолосый маньяк номер один. Только на этот раз без капюшона и, признаться, я потеряла дар речи.

— Ну, что же вы стоите там, на крыльце? Проходите скорее!

Он любезно отошел в сторону, протянув руку вглубь дома, будто приглашает дорогого гостя.

Я, коротко обернулась, чтобы удостовериться, нет ли за моей спиной другого “дорогого гостя” или какой-нибудь действительно “милой девушки”. Меня-то прямо сейчас милой было не назвать даже с натяжкой. Мокрая, уставшая, злая и напуганная после всего случившегося.

О произошедшем страшном преступлении я старалась не думать, иначе голова грозила лопнуть, а крыша уехать окончательно. А у меня и так-то с ней не все в порядке, скажем откровенно. Подтекает то здесь, то там, но разговор сейчас не об этом.

Наверняка я выглядела ужасно. Стоило шагнуть в коридор страшного, но, как ни странно, совершенно чистого и светлого изнутри дома, как на пол с меня стали стекать грязные разводы да еще и остатки краски с той стены, к которой меня прижал проклятый асур.

Асур… Чтоб его ветеринары лечили, хвостатого! Откуда все это сегодня свалилось на мою голову?…

— Вы наверняка устали, милая девушка, — вырвал меня из размышлений блондин, и я снова вынуждена была взглянуть в его странное лицо и затягивающие зеленые глаза.

Признаться, на свету он выглядел вовсе не так страшно, как в темноте. У него было узкое лицо, светлая кожа и правильные черты. Я бы даже сказала, что он был красив, если бы не странные раскосые глаза, от которых по спине пробегали мурашки, и шрам через всю левую щеку.

Впрочем, когда мужчина повернулся ко мне спиной, маня меня в сторону какого-то светлого и призывно пахнущего помещения, он и вовсе начал казаться совершенно обыкновенным. Особенно, когда мой взгляд упал на его ноги, затянутые в черные кожаные штаны с ремнями и обутые в… белые тапочки! Не просто белые — чистейшей белизны!

Я едва не прыснула со смеху, делая вид, что кашляю. Мой маньяк номер один только что потерял половину своей мрачной жуткости.

— У меня есть булочки, хотите булочки? — резко повернулся он, когда оказалось, что мы пришли не куда-нибудь, а в просторную кухню.

И тут я поняла, что половина жуткости все-таки осталась.

От неожиданности я отшатнулась назад и спиной врезалась в деревянную колонну, поддерживающую высокий сводчатый потолок громадной кухни, которую и не заподозрить в таком с виду небольшом доме. Мужчина же подошел ко мне настолько близко, что я со всей ясностью смогла разглядеть его необычное лицо, шрам на щеке и горящие призрачной зеленью глаза, на которые падали белые, как лепестки могильных лилий, волосы.

При этом он совершенно не давил на меня, не прижимал и вообще никак не касался. Но был настолько близко, что дыхание перехватывало.

И невозможно было понять, то ли он это случайно, то ли нарочно… От этого кровь в висках стучала еще быстрее.

— Шелье Наэрн?.. — хрипло выдавила я, не понимая, как себя вести в компании этого товарища. То ли признать его безобидным чудаком, проживающим на кладбище, то ли вернуться к версии про маньяка.

Очень хотелось взять последний вариант.

— Милая девушка, зовите меня Синтар, пожалуйста, — промурлыкал он, и его алые губы растянулись от уха до уха. — Булочек?..

Он резко поднял вверх обе руки, заставив меня в очередной раз дернуться от неожиданности. Однако в каждой ладони у него оказалось по аппетитной улитке с кремом, и… мое сердце мгновенно растаяло!

Ну, чудак — так чудак!

Мало ли какие у человека странности? Подумаешь!

Я дернулась вперед, чтобы выхватить у хозяина булку, и лишь в последний момент остановила себя: культурно улыбнулась и медленно, но уверенно забрала предложенное, невнятно поблагодарив.

Возможно, так сразу набрасываться на угощение нехорошо, некрасиво и вообще не принято, но капризничать могут те, кто хоть что-то кушал за прошедший день! 

С наслаждением запуская зубы в мягкую, аппетитную сдобу, я вообще практически забыла о присутствии рядом кого-то, кроме меня и булочек.

Пресветлый крем и благостный изюмчик! Вкусно-то как!!!

Кажется, от удовольствия я зажмурилась, переставая соображать, где вообще нахожусь и что делаю. Я уже не замечала, что подо мной огромная лужа натекла с плаща, и вода перемешалась с разводами краски. 

— Потрясающе, — раздалось над самым ухом слегка мурлыкающее и очень довольное.

Я подпрыгнула от неожиданности, едва не выронила на пол самое ценное, что у меня сейчас было. Остатки булочек, естественно.

Меня все так же колотило от холода, но уже гораздо меньше — от голода, а еще я вспомнила, где и с кем нахожусь, отчаянно краснея.

Лицо Синтара вдруг оказалось гораздо ближе, чем прежде. Белые волосы упали на лицо, бросая тени на светлую кожу и странный шрам, заставляя колдовские зеленые глаза будто призрачно светиться.

— Ч-ч-что, что потрясающе?.. — выдохнула я, глядя на своего “чудака” так, как кролик глядит на удава.

От неожиданности вопрос сорвался у меня с губ вместе с крошками от булочек, уверенно обсыпая моего благодетеля едой.

А покраснела с головы до ног. Такого позора, кажется, со мной не случалось никогда в жизни.

Синтар же с усмешкой фыркнул и отстранился, а я тут же почувствовала, как полегчало. 

— Вам нужно согреться, милая девушка… как вас, кстати, зовут? — проговорил он своим мягким, обволакивающим голосом.

— Прошу прощения, что не представилась, — пробубнила я, краснея от своей некультурности. Чудак — чудаком, а нормы приличия еще никто не отменял. Наставницы в монастыре со стыда бы сгорели. — Меня зовут Матильда Лиар. Я бывшая воспитанница монастыря Пресветлого Кристиана и Благостной Изольды.

— Воспитанница монастыря… — протянул мужчина, а голос его будто нарочно замедлился, утекая сквозь пальцы, как мед: — Восхитительно…

Последнее слово прозвучало так, словно ему только что подарили фунт пастилы.

Мурашки пробежали по спине, несмотря на то, что Синтар вроде бы ничего особенного не сказал. 

— Матильда, — мягко произнес он и снова улыбнулся так располагающе, что я потихоньку начинала думать, что крыша у меня давно уехала в неизвестном направлении. 

Вот только что странный блондин казался опасным и пугающим со своим плотоядным придыханием, а вот снова передо мной милый шелье, который накормил меня, кажется, лучшими булочками в моей жизни. 

— Буду звать тебя Лёдушка… Ледышечка, — промурлыкал он, растянув губы от уха до уха. Что самое интересное, вслед за губами начали улыбаться и его пугающие зеленые глаза. Теперь даже шрам через всю щеку смотрелся не так жутко. — К тому же, ты и холодная, как ледышечка. Пойди согрейся. Твоя комната прямо по коридору третья по счету.

С этими словами он поднял вверх широкую ладонь, вниз с которой свисал ключ, выглядящий как маленькая белая косточка.

— Восхитительно, — пробубнила я, глядя на этот шедевр чьей-то фантазии. Хотя, почему “чьей-то”, очень даже понятно — чьей.

Я подняла взгляд на своего нового квартиродателя, который улыбался так счастливо, словно только что показал мне нечто неповторимое.

— Я так рад, что тебе понравилось, Ледышечка, — воскликнул он, и мне показалось, что он вот-вот хлопнет в ладоши. Но он только сложил вместе руки, сцепив пальцы, на каждом из которых сверкало по перстню.

У меня даже дыхание перехватило от такой красоты. Крупные драгоценные камни разных цветов должны были стоить просто бешеных денег. Это он так на надгробных плитах разбогател или на кладбищенском доходном доме???

Ужасно захотелось спросить, нет ли тут, на погосте, какой-нибудь должности для бедной сиротки вроде меня? Если тут так хорошо платят, готова работать среди трупов хоть до пенсии.

Однако через мгновение за шиворот вновь будто кто-то просыпал ведро снега: мне почудилось, что внутри одного алого, как кровь, камня в перстне шелье Наэрна клубилось что-то черное.

Впрочем, почти сразу же наваждение исчезло.

— Ну, я тогда пойду… — проговорила я, крепко держась за остатки булочек, словно мужчина собирался у меня их отобрать.

Чушь конечно… но оставлять их на кухне не возникло ни единой мысли.

— Заходи потом выпить чаю, — ласково предложил Синтар, склонив голову, отчего его серебристо-белые волосы красивым водопадом упали на левую сторону лица, скрывая шрам.

И этот мужчина вдруг показался мне удивительно привлекательным какой-то мрачной, темной красотой, от которой холодели руки и покалывало кончики пальцев…

Я встряхнула головой, с трудом понимая, что вообще происходит. Затем кивнула блондину и быстро скрылась в коридоре, уже через пару мгновений закрывая за собой на ключ-косточку дверь новой комнаты.

Я наконец-то осталась одна. И все, на что меня хватило этим поздним вечером — это скинуть с себя мокрую и грязную одежду, доесть булочки и с головой зарыться под теплым одеялом, чтобы мгновенно уснуть.

Спалось мне… а собственно как может спаться на кладбище? Присутствовал весь комплекс впечатлений, какие только можно представить себе от этого соседства!

Но любая ночь рано или поздно заканчивается. В обители вставали рано, а привычка — великая вещь. Меня разбудило солнце, чьи лучи беспрепятственно заливали комнату.

Я потянулась, ощущая себя на удивление бодрой, энергично встала, умылась и устроилась у окна, расчесывая волосы. К слову сказать, штор тут не было, и взгляд сам падал на холодное голое стекло, за которым раскинулось последнее пристанище мертвых.

Дом располагался на небольшой возвышенности, потому обзор открывался отличный. На улице расстилалась самая что ни на есть пасторальная картина. 

Поддавшись порыву, я распахнула створку, которая упиралась в раму всеми силами рассохшегося дерева. В комнату тотчас залетел шальной ветерок, прошелся по коже ласковым поглаживанием, бросил в лицо запахи свежей зелени, влажной земли и тонкие ароматы цветов. 

При свете дня кладбище перестало казаться зловещим, и сейчас я бы действительно с удовольствием прогулялась по ровным аллеям, да извивающимся тропинкам, что петляли между склепов. Ближайший располагался буквально в нескольких десятков метров и выглядел уютнее некуда! Светлый камень, богатая лепнина, роскошные тяжелые двери. Я бы там жила, чесслово! Удобства провести и пожалуйста.

Почему люди вообще так обстоятельно подходят к тому, где они будут лежать после смерти? Какая тебе разница, если разобраться?

Мне всегда казалось, что лучшее, что может случиться с телом — сожжение. Так хотя бы не будет долгих десятилетий разложения в саркофаге. Официальные религиозные конфессии в основном пропагандировали другое, но я их мнения не придерживалась, несмотря на то, что выросла в приюте при монастыре.

В общем мысли у меня были самые что ни на есть загробные! Но стоит ли этому удивляться, ввиду моего нового места обитания?

Ладно, новый день, новые возможности! Стоит подумать над тем, куда устроиться на работу. О, еще нужно выполнить свой гражданский долг и прийти в отделение стражи, как мне вчера и велели.

Сказано — сделано. Через десять минут я осторожно спускалась по лестнице, с беспокойством озираясь по сторонам, так как столкнуться с хозяином дома вовсе не было пределом моих мечтаний. Но пронесло!

Выйдя за территорию кладбища и минуя несколько домов, я остановилась, не зная куда идти дальше. Как найти нужный адрес? Вчера мне никто не сказал…

Пока я плавала в раздумьях, носа коснулся дразнящий аромат свежей выпечки, и живот жалобно заурчал, намекая, что в нем уже давненько ничего не бывало.

Запах исходил от прилавка за которым стояла худенькая, улыбчивая девушка. Заметив мой взгляд, она махнула рукой, и крикнула:

— Молоко и свежая булочка! Всего за медяк!

Ноги сами понесли меня к ней, а руки вытащили монеты. Но, надо заметить, что молоко действительно оказалось великолепным. С насыщенным вкусом, его явно не разбавляли водой, а на булочки не жалели корицы.

Хотя мне неожиданно подумалось, что у Синтара они были вкуснее… Интересно, где он их покупал?..

— Кстати, откуда коровы в столице? — интереса ради спросила я, когда половина булки перекочевала в живот и я снова смогла думать о чем-то еще.

— О нет, мы за стенами живем, — заливисто рассмеялась девчонка и живо заинтересовалась: — Может литр домой возьмете? 

— С радостью, но я сейчас только оттуда. Разве что ты оставишь немного до моего возвращения. Кстати, не подскажешь, где тут участок стражи находится?

Общительную молочницу звали Наила, и она оказалась просто кладезем информации! За те несколько минут, что мы болтали, я узнала не только местоположение точки назначения, но и получила несколько ценных рекомендаций по поводу мест, где можно поискать работу. И предостережения о тех, куда соваться нельзя ни в коем случае!

Тепло распрощавшись с девушкой, я вернулась на ближайший Луч, прошла по нему до следующего и буквально через десять минут оказалась у четырехэтажного здания, сложенного из графитово-серого камня, в глубине которого мелькали серебристые искорки. Это означало, что кирпичики были укреплены магически еще до того, как из них сложили дом. Такая махина одним своим видом внушала трепет!

Поправив все еще грязный после вчерашних приключений плащ, я внезапно ощутила себя ужасно маленькой и незначительной… эх.

Ладно!

Я решительно поставила ногу на первую ступеньку широкого крыльца, когда за спиной раздался шум, а после меня отпихнули в сторону, со словами:

— Прочь, замарашка!

Врезавшись в каменного грифона, который стоял возле ступенек, я возмущенно обернулась.

Оказывается, пока я рассматривала департамент, к его главному входу успела подкатить какая-то важная шишка. Никто другой в антрацитово-черной карете, запряженной вороным же лошадьми, разъезжать не будет.

Отпихнул меня спешащий к экипажу полный господин в коричневом костюме, камзол которого не сходился на пузе. Человечек очевидно волновался, так как постоянно вытирал пот с красного лица, а глазки его нервно бегали.

Дверь кареты распахнулась. Сначала оттуда показалась рука с тростью. Наконечник так сильно впился в мостовую, что высек искры из камней. Следом за тростью на ступеньку опустилась нога в начищенном до блеска ботинке, а после вышел и весь важный господин.

Он выпрямился во весь свой немалый рост, перехватил трость поудобнее и повернулся к толстяку, проговорив:

— Доброе утро… шелье Тарш?

Породистое лицо выражало легкую брезгливость.

И вообще он был весь такой, такой… далекий, вот! Словно считал, что он небожитель и снизошел до простых смертных.

Нельзя же быть таким рыжим и таким снобом!

Нет, тут конечно от оттенков все зависит. Есть рыжие — словно обласканные солнцем, что выжгло волосы и многократно расцеловала их в лица.

А есть… такие вот. Волосы кровавые, лишь немного уходят в медный оттенок, словно светило пыталось-пыталось заставить пряди выгореть, но не преуспело.

Да и вообще… глядя на лицо этого мужика, можно осознать что доброта и в целом эмпатия тоже обречены на провал еще до начала взаимодействия.

Настолько концентрированный негатив поперек утонченной морды, что так и тянет сплюнуть едкую горечь, что появилась во рту.

— Да, господин, да! — едва ли не кланялся пузан. — Рад вас приветствовать! Все уже подготовлено, данные получены и отчеты лежат на столе в вашем новом кабинете.

Точно важная шишка. Которая почему-то вскочила на моем пути и теперь ее не обойти и не объехать. Может он наконец-то уберется в здание, чтобы я могла спокойно пройти к дежурному и отметиться?

В этот момент шелье Тарш решил продемонстрировать приехавшему начальству свое рвение, и почему-то опять на мне:

— Ты все еще здесь?!

Я одернула подол платья и с достоинством ответила:

— Да, я все еще здесь, потому что меня вчера попросили прийти.

Красноволосый, который в этот момент как раз шел к крыльцу, остановился настолько резко, словно врезался в невидимую преграду. После медленно развернулся ровно на девяносто градусов, словно угол поворота измерял, и вперился в меня пристальным взглядом темных глаз.

— Вчера?

— Да… — проклиная свою гражданскую сознательность, я пояснила. — Вчера на площади в Третьем округе было происшествие, и меня обязали сегодня явиться в участок для расспросов.

— Допроса, — жестко глядя на меня, сказал красноволосый.

После нескольких напряженных мгновений я посмотрела на его лицо и поняла, что глаза у этого нелюдя (а он явно был нелюдем) тоже очень необычные. Багрово-красные, как переспевшая вишня.

Тем временем шелье Тарш просто таки расцвел:

— Так вы свидетель? Отлично! Видите, лорд Фаррис, расследование идет полным ходом.

— Я вижу, что, в данный момент, вашей заслуги в этом нет, шелье Тарш, — отчеканил мужчина, на каблуках разворачиваясь к собеседнику. — А вы пытаетесь присвоить себе заслуги его величества случая. Опрометчиво.

Более ничего не говоря, он поднялся по ступеням, и уже в дверях, слегка повернул голову и бросил уже мне:

— За мной. Я лично вас допрошу.

— Но стоит ли? — снова залебезил толстяк. — У нас есть прекрасные следователи, а тут, право слово, совсем уж мелкая сошка. Случайная прохожая.

— В мой кабинет, я сказал.

Он вымолвил это ровным, спокойным тоном, но все равно стало очень жутко.

Богиня, почему же все так не просто в этой столице?! И новые знакомые — один другого краше!

В общем, через несколько минут я уже стояла в просторном кабинете напротив шикарного стола из полированного малахита, за который многозначительно уселся этот красноволосый лорд Как-его-там-я-не-запомнила. А мне, похоже, предстояла та еще беседа…

Купить книгу — тыц

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Хочешь книгу с моим автографом?

У тебя есть возможность заказать свою любимую книгу, которую я подпишу лично для тебя! Или для человека, которого ты укажешь - это будет очень необычный и классный подарок.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля