Особенности болотной криминалистики. Глава 4

Глава 4

О безвыходных положениях и целеустремленных мужчинах.

 

Когда мгла вокруг рассеялась и я вновь ощутила под собой твердый пол, то сначала отпрыгнула от Мастера как можно дальше, а уже потом огляделась. Судя по роскошной гостинной, мы находились в каком-то городском доме, притом если мне не изменяет память, то я здесь уже бывала…

— Мастер Хин!

— Да-а-а?

Он смотрел на меня с таким искренним интересом, что я даже подавилась возмущенной тирадой и ограничилась лишь эмоциональным:

— Вы меня к себе домой притащили!

— Да, — спокойно подтвердил Хин и даже уселся в кресло, широким жестом предлагая мне занять соседнее. — Правда предусмотрительно?

Садиться не хотелось. Хотелось топать ногами, разбить во-о-от ту очевидно дорогущую статуэтку на каминной полке, и в заключение надеть на блондинистую голову главного палача Малахита картину с красочным пейзажем. Я прекрасно осознавала всю неадекватность и несбыточность подобных желаний, но реально, ОЧЕНЬ хотелось.

— В чем предусмотрительно?

— Ты чрезвычайно переживала за свой моральный облик перед лицом общественности и я позаботился о его непогрешимости. Так что располагайтесь, Миямиль Гаилат… будем вести светскую беседу.

Пришлось располагаться. Присела, расправила складки на коричневой юбке, с тоской посмотрела на передник, вспомнив про фамильные скалку и сковородку, но решила, что второй раз за рукоприкладство меня не простят.

— Мастер Хин… мы же будем беседовать про мои функции Разделяющей?

— Нет, — с совершенно довольным выражением лица, ответил Хин, тем самым зверски переломав крылышки надежде выбраться из этой передряги без потерь. — Ты прекрасно знаешь, что это лишь предлог.

— Но вы же сказали тогда…

— Лишь для того, чтобы немного тебя успокоить. Я хочу, чтобы ты была рядом, и наверное будет излишним уточнение о том, что я всегда получаю желаемое.

Козел. Самоуверенный, наглый и высокопоставленный.

Я решительно посмотрела в спокойные синие глаза и заявила.

— Ну а я вас не хочу. Что будем делать, уважаемый Мастер? Или вы, как и любой властьимущий, станете идти к своей цели по трупам? В нашем случае по трупам моей чести, желаний и чувства собственного достоинства! — я заводилась все больше с каждой фразой, кипя от гнева, возмущения и… отчаяния. Потому что да, я не сомневалась в том, что этот мужчина получает то, что хочет, невзирая на любые протесты. —  Сколько раз я должна сказать о том, что вы мне не нравитесь для того, чтобы быть услышанной?!

Когда я закончила свою речь, прервавшись на высокой ноте и не в силах даже выдохнуть, от сжавшей грудь паники, в комнате повисла тяжелая, почти материальная тишина. Она сжимала мне виски, просачивалась внутрь вместе с тягучим воздухом и перекрывала кислород.

Смотреть ему в глаза было страшно. Очень страшно, потому что они ни капли не изменились, лишь на губах появилась странная, незнакомая мне усмешка.

— Знаешь, Мия… а мне еще никто настолько смело не заявлял о своем отвращении.

На моем бедном сердце словно обрезали все нити, которыми оно держалось за ребра и оно рухнуло вниз, чтобы пару раз трепыхнуться и затихнуть.

Ему было трудно врать. Вот так вот откровенно и глядя в глаза, независимо вздернув подбородок и не дрогнув ни одной мышцей лица.

А я лгала. Мастер Хин был странным, необычным, иногда пугающим, но уж точно не отвратительным. Но я молчала, по-прежнему не сводя взгляда с на удивление яркой синей радужки его глаз.

Мужчины не любят откровенного пренебрежение своей персоной, потому есть надежда, что он меня выгонит. Про второй вариант развития событий, я старалась не думать, веря, что главный дознаватель Малахита все же живет по законам чести.

— Мда… — он задумчиво перебрал длинными пальцами по деревянному подлокотнику кресла. — Надо признать, ты меня поставила в тупик. Без понятия, что с тобой делать.

— Простить и отпустить? — рискнула предложить самый замечательный вариант я.

— Нет, это уже меня не устраивает. — покачал головой Мастер и, пружинисто поднявшись, направился ко мне.

Вжавшись в спинку кресла, я с ужасом наблюдала за его приближением, но дознаватель не торопился на меня набрасываться и творить всякие ужасти. Он целенаправленно и обстоятельно действовал на нервы! Обошел кресло кругом, заставляя меня нервно передергивать ушами, и наконец, остановившись за креслом, облокотился на его спинку и, нависнув сверху, осторожно коснулся кончика длинного уха.

Напротив нас висело огромное, от пола до потолка зеркало, и я пялилась в него остановившимся от шока взглядом. Мастер тоже смотрел в зазеркалье, поймав мой взор и не отпуская. А наглые, самоуверенные лапищи поглаживали судорожно прижавшийся к голове лопушок, начиная от острого кончика и заканчивая чувствительной мочкой.

Я сидела, как мышь перед удавом, зачарованная его взглядом и прикосновениями, и не могла разобраться, что сейчас творится у меня в душе.

Мне уже не было щекотно от прикосновений к ушам, мне становилось жарко… и стыдно. Стыд удушливой волной поднимался из живота, заливая краской щеки и сбивая дыхание.

— Видишь ли, моя маленькая рыжая слабость… — тихо проговорил Хин, опускаясь чуть шероховатыми подушечками пальцев вниз по шее. — Так, на отвратительных мужчин не реагируют. Правда, настолько ярые протесты твоего разума меня несколько напрягают. Никогда не сталкивался с отказами, малышка, ведь раньше любое “нет” я сносил просто своим упрямством и настойчивостью, но с тобой… что-то подсказывает, что номер не пройдет. А еще, мне почему-то хочется, чтобы это было ТВОЕ решение, Миямиль. Чтобы ты захотела быть со мной и сделала этот шаг полностью отдавая себе отчет в том, кто я такой и чего от меня можно ждать.

Глядя в синие глаза главного палача сектора Малахит, я полностью отдавала себе отчет в том, что это самый опасный человек как минимум в Изумрудном городе, а потому искренне и от всей души хотела свалить от него куда подальше!

— Я понимаю, кто вы…

— И?

— Честно, Мастер Хин, при всем моем уважении к вам, как к педагогу и профессионалу — в личной жизни вы счастье крайне сомнительное!
Я уже говорила, что иногда крайне не к месту высказываю свое честное мнение?

Окончательно смешавшись, я вскинула руку бесцеремонно убирая прохладную ладонь от уха и с трудом удерживаясь от того, чтобы не сбежать из этого дома с воплями. Не знаю, чем бы закончилась наша в высшей степени оригинальная встреча, если бы в этот момент воздух в двух метрах от меня не засветился, а после из водоворота искорок с шипением выкатилась маленькая… ящерица. Ящерица катилась не просто так, а придерживая всеми лапами какую-то бумажку, которая словно  жила собственной жизнью и куда-то рвалась.

— Хозяин, эта пакость зачарована! — эмоционально прошипел новоприбывший и… вспыхнул синим пламенем.

— Саламандра! — изумленно охнула я, в восхищении глядя на древнее чудо.

— Саламандр, прошу заметить. Но с этим мы чуть позже разберемся… помогите мне уже с этой запиской сладить!

Своенравный листок на этот раз все же сумел вырваться из недостаточно цепких лапок и рванул к нам, но до Мастера добраться не смог и осел у меня на коленях.

Я прищурилась, невольно вчитываясь в строки. Первым заметила резкую, отрывистую фразу, написанную злым, угловатым почерком в конце листа “Поиграем, Мастер Хин?”. Словно в противовес подписи, четверостишие выше было старательно, почти каллиграфически выведено:

 

Среди славы Древних Деревьев,

Пережив поцелуй туманов,

Помоги Синеглазой Царевне

Избежать…

 

Дочитать я не успела, так как листок стремительно забрал Мастер Хин, злобно смял и спросил у саламандра:

— Джар, что это все значит?

Ящер запрыгнул на подлокотник кресла, от чего я шарахнулась в противоположную его сторону, одновременно с жадностью рассматривая невероятное существо. Существо же обернулось хвостом и досадливо махнув лапой, проговорило:

— А Стихии ведают, Лель… — саламандр покосился на меня и спросил. — Мы при барышне обсуждать деловые вопросы станем?

Не успел Мастер как-то отреагировать, как я пробкой вылетела из кресла и рванула в сторону больших, двустворчатых дверей, радостно выпалив:

— Я уже ухожу!

— Мия…

— Не буду мешать! До свиданья, Мастер Хин… — и воспользовавшись тем, что кошмарик Малахита занят непонятными записками и саламандрами, я быстро сбежала по лестнице в холл, рассчитывая, что Великий и Ужасный не будет гнаться за мной через свой дом.

И была права!

Но лишь на улице, вдохнув полной грудью холодный воздух и ощутив, как холодок начинает покалывать тело сквозь тонкую блузку, я осознала, что верхнюю одежду забыла в гардеробе Зеленой Академии…

Но не успела я как следует расстроиться на эту тему, как перед моим носом завихрился портал, а спустя секунду из клубов Тьмы, вышел Мастер Хин. Очень злой и недовольный Мастер Хин…

Не сказав ни слова он набросил мне на плечи темно-зеленую шаль и, развернувшись, ушел обратно в пространственные вихри.

А мне так стыдно стало… и уже не из-за того, что он меня трогал и к чему-то принуждал, а потому, что я совершенно иррационально себя ощутила неблагодарным маленьким поросенком, к которому и так и эдак, а он ерундой страдает…
Я потрясла головой, стараясь избавиться от вредных мыслей и решительно зашагала вниз по улице.

А еще у меня почему-то никак не шли из головы те стихи, что я нечаянно прочитала.

Что это? Почему Мастеру предлагали игру и какой именно “Синеглазой Царевне” надо помочь? И самое главное, а где это “среди славы Древних Деревьев”?

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Дорогие друзья, магазин находится на реконструкции! Идет добавление товара! Закрыть