Особенности болотной криминалистики. Глава 2

Глава 2
О специфических развлечениях сильных мира сего

 

Поздний вечер. Дом Леля на улице Пропавшего Рассвета

 

Лельер Хинсар с завидным энтузиазмом и самоотдачей, достойными лучшего применения, изволил предаваться меланхолии.

Мастер расслабленно сидел в кресле и крутил в руке граненый бокал с янтарным напитком, на дне которого не терял надежды найти смысл. В идеале глубокий.

— Бабы… — страдальчески выдохнул блондин и почти залпом допил виски.

Казалось бы все было хорошо.

На работе гладко, начальство не колупает мозг, друзья верные и все понимающие.

Даже женщина теперь есть!

Но именно с последним пунктом и начались проблемы. Не далее чем несколько дней назад Лель заявил Миямиль, что теперь она принадлежит ему. Раньше на этом все и заканчивалось, девушки если и сопротивлялись обаятельному шуту, то чисто ради вида и спортивного интереса для. Но шут Лель, это шут Лель. Обаяние, наглость и харизма через край. И он имел очень мало общего со своим альтер-эго.

Но сейчас именно перед Мастером стояла задача по завоеванию вредной лепрегномки, которая вопреки тайным надеждам не поспешила, восторженно пискнув, сползти к его ногам. А тут у него было стойкое ощущение, что сомнительное “счастье” в виде Мастера Хина ушастой девочке из Охры и правда и даром не надо и за деньги не возьмет!

Ситуация была нова. И это Лелю совсем, вот ни капли не нравилось!

Проще говоря, перед главным дознавателем сектора Малахит во всей своей красе вставал вечный вопрос: как завоевать женщину? Хорошо бы быстро, просто и надолго. Ну, или пока надо.

Что может любить Миямиль Гаилат?

Девочка полугномка. Стало быть, камни. Девочка полулепреконка. Стало быть, вновь камни. Вопрос: какие? Насколько он помнил, у каждого жителя подгорного королевства были любимые материалы, работа с которыми удавалась проще всего. Какой камень у Миямиль?

Цветы?.. Уж слишком тривиально для того, чтобы дарить только их. Подойдут разве что в качестве дополнения.

Девочка любит красивое белье. Это, конечно, могло бы упростить задачу, если бы не смутное предчувствие — если подарить Мие чулки, то она удушит ими дарителя за пошлые намеки.

Неизвестно сколько времени Мастер Хин посвятил бы этой теме, если бы в кармане небрежно брошенного на кровать камзола не завибрировал служебный медальон. Отставив виски, Лель с интересом потянулся к одежде, ощущая как на дне души яркими искрами вспыхивает интерес. Судя по тональности вибрации, его беспокоил Хельжин Аспид. А главный аналитик департамента не стал бы беспокоить начальство по пустякам.

Сжав плоский кругляш в ладони, Хин прикрыл глаза, открывая сознание для потока чужих мыслей. Образы кружились, переплетались, суетно забегали вперед, но пониманию проблемы это не помешало. По губам Леля скользнула странная, ласково-задумчивая улыбка и он выпустил из рук средство связи. Медальон со стуком упал на пол и прокатился метра полтора, пока окончательно не замер на дорогом, наборном паркете.

Мастер встал, потянулся и, заложив руки за голову довольно протянул:

— У нас в городе появился маньяк. Прелесть-то какая!

Маньяков Лель любил. Нежно и трепетно. До такой степени, что сам уделял внимание их поимке и “перевоспитанию”. Правда объект после “нравственных нотаций” выносили из подвалов в большом черном мешке и сразу на кладбище, но Лель был уверен, что в следующей жизни они однозначно будут более хорошими людьми.

У Лельера, как у феникса, была нехорошая черта — судить остальных по себе. Ему смерть очень даже помогла! Как сдох — сразу стал образцовым гражданином! Второй раз умер — не прошло и полугода, как на доске почета в родном департаменте оказался. И не устрашения ради, а мотивации для!

Доехав до департамента за считанные минуты, Лель кивнул ребятам на проходной, которые вытянулись в струнку при виде нежданно-негаданно нагрянувшего начальства. Заметив аккуратно задвинутую под стол бутылку с неопознанным содержимым, Мастер мысленно поставил себе зарубочку, что надо послать к сторожам проверку. А то совсем распоясались, черти!

Но не сейчас… не сейчас. В данный момент путь блондина лежал в логово Хельжина Аспида. Немного поплутав по темным коридорам, блондин наконец-то дошел до кабинета своего аналитика и даже вежливо постучал.

Дверь скрипнула и отворилась, явив сумрачному миру довольного жизнью лепрекона.

— Потрясающе! — восхищенно выдал он. — Ты умеешь стучать! Чтоб мне без головы остаться!

— Дошутишься и останешься, — усмехнулся Лель и, не дожидаясь приглашения, зашел в комнату. — Ну, зачем ты меня вызвал? Надеюсь, что дело интересное и стоило того, что я тащился ночью в такую даль.

— Это уже тебе решать, — пожал плечами Аспид, прошел к своему рабочему столу и, подхватив с него папку, бросил ее вышестоящему коллеге. Лель ловко поймал документ, повертел в руках, наслаждаясь тяжестью тайны в руках, и занял кресло для посетителей. По-прежнему не заглядывая внутрь, он кивнул главному аналитику:

— Рассказывай.

— Ты будешь в восторге, — мрачно ухмыльнулся Аспид. — Наш дорогой убийца — мужик с выдумкой и фантазией, а ты любишь такими делами заниматься. Ну а еще… он просил твоего внимания!

— В смысле? — озадаченно вскинул бровь Мастер, ощущая как под сердце медленно входит острие дурного предчувствия.

— Слишком все нарочито, Лель, — задумчиво перебрал пальцами по столу Хельжин Аспид. — Я бы даже сказал, что демонстративно. Визуализируй голограмму с места убийства.

Феникс открепил от папки кроваво-красную пластину и, нажав на несколько символов, бросил ее на пол. Через пару секунд воздух задрожал и начала проявляться призрачная картина. Лель порывисто подался вперед, жадно, с тревогой рассматривая распростертое на камнях иллюзорной мостовой тело.

Девушка до ужаса напоминала Миямиль.

Коричневое платье по колено, кружевной светлый передник и рыжие волосы, аккуратно заплетенные в две косы.

— Похожа, не так ли? — мрачно осведомился лепрекон. — Кто знает о твоем увлечении рыжеволосой девочкой?

— Я не скрывал, — по-прежнему не сводя взгляда с убитой, ответил бывший шут. — Но и не особо афишировал. Ты уверен, что это не совпадение?

— А ты веришь в подобные сходства? — иронично фыркнул аналитик.

— Не верю, но сейчас очень хочется. У тебя не найдется закурить?

Хельжин достал из первого ящика стола портсигар и перекинул непосредственному начальству.

Блондин нервным движением достал сигарету и, покрутив ее в пальцах, проговорил:

— Получается, он ворует девочек, а после одевает, причесывает… и убивает. Как он это сделал?

— Отравил, — повел плечами аналитик.

— Ты был прав, акция явно демонстративная. Что-то еще есть?

— Сегодня утром обнаружили пропажу одной из студенток Зеленой Академии. Родные нашли в комнате записку… можешь полюбопытствовать, она прикреплена на десятой странице дела.

Лель торопливо пролистал до нужного места и, прочитав запись, зашипел и выругался вслух:

— Вот же…

— Зачитай, — Хельжин тоже достал сигарету из портсигара и, щелкнув пальцами, подпалил кончик магическим огоньком.

— “Смерть идет по твоим следам.

Не сбежишь – хоть кричи, хоть плачь.

Сняв защиты, замки взломав,

Я приду за тобой. Твой Палач”.

— Ничего не напоминает? — иронически осведомился Аспид.

— Я еще не жалуюсь на память. Это переделка моих старых стихов.

— Так что, друг мой, я полагаю, что этого убийцу и ответы на вопросы нам стоит искать в твоем прошлом, — резюмировал Хельжин Аспид. — Ну, кого ты мог кровно обидеть?

— В тот период? — грустно усмехнулся Лель. — Хельжин, ты же читал отчеты. Я был не в себе, стало быть врагов, которые желали урыть меня с особой жестокостью, всегда было много. С годами сократилось их количество, но боюсь повысилось качество.

— В любом случае — вспоминай. Кстати, обе девушки были магами… стало быть тот, кто их украл, тоже с даром.

— Или увешан артефактами как елка игрушками на Изломе Года, — возразил Лельер. — Ты сам знаешь насколько далеко сейчас шагнула артефакторика.

— В любом случае нам нужно искать. Потому что в прошлый раз через три дня мы обнаружили только тело.

—  Найдите мне этого урода, Хельжин, — резко бросил Мастер, порывисто поднимаясь и недоуменно глянув на забытую сигарету, сжал ее в пальцах и одним броском отправил в урну. — И еще, пробейте, где он брал одежду для жертвы. Не верю, что она была в этом похищена.

— Да, родственники тоже сказали, что это чужие вещи, — кивнул лепрекон и проследил взглядом за удаляющимся собеседником, который и не подумал попрощаться.

Когда за Лелем с хлопком закрылась дверь и длинные уши лепрекона нервно передернулись от громкого звука.

— Вот же… феникс.

Лель медленно спускался по пустынным лестницам департамента и ощущал, как в глубине души ворочается ледяной осколок, царапая острыми гранями. Появилось огромное желание плюнуть на все и забрать Мию из Академии, а потом спрятать за семью замками пока не будет найден убийца.

А вернувшись домой, Мастер Хин нашел на своем рабочем столе листок бумаги с неровными, обугленными краями.

Осторожно подцепив его за край пинцетом, Лель поднес послание к свету, и громко выматерился уже совершенно не стесняясь в выражениях.

“Среди славы Древних Деревьев,

Пережив поцелуй туманов,

Помоги Синеглазой Царевне

Избежать ритуальных кинжалов!

 

P.S. Поиграем, Мастер Хин?”

Лель аккуратно положил листок обратно и устало опустился в кресло.

Почему-то в этот раз загадки совсем не радовали.

У всех есть дурное прошлое. У каждого отыщутся моменты, о которых он не желает вспоминать. Но у Мастера Пытки сектора Малахит их было даже чересчур много: подборка отвратительных минут, которые он очень долго мысленно перебирал практически ежедневно, откровенно наслаждаясь своим безумием и вседозволенностью.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля

Дорогие друзья, магазин находится на реконструкции! Идет добавление товара! Закрыть